Экономическая география

Особенности развития и размещения газовой промышленности России


МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РФ
              РОСТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ



                  Институт национальной и мировой экономики



                   Кафедра экономики и природопользования



                        К У Р С О В А Я   Р А Б О Т А


                                  На тему:

     " Особенности развития и размещения газовой промышленности России".



                                Выполнил:        студентка      2      курса

                                         Гр.122
                                         Минакова В.В.

                            Проверил:    к.э.н. Житников В.Г.



                            Ростов-на-Дону, 1998


                                 Содержание.

Введение.   3

1     Российская газовая промышленность -  полвека развития.  5

2     Размещение газовой промышленности.     15

3     Проблемы регулирования газовой промышленности России и мировой опыт.
20

4     Проблемы и перспективы развития.  32

Заключение. 39

Приложение. 42

Список использованной литературы. 44

                                  Введение.

      Промышленная  политика  государства  гиперсфокусирована  на   отраслях
топливно-энергетического  комплекса,  поскольку  они   выдерживают   жесткую
конкуренцию на  мировом  рынке  и  являются  одним  из  основных  источников
формирования доходов федерального бюджета.
      С начала 1997 г. происходит структурная перестройка  газовой  отрасли.
Цели этой перестройки: создание конкурирующих региональных  газовых  рынков,
увеличение  финансовой  выручки  за  отпускаемый  газ,  сокращение  издержек
производства, ориентация на собственные источники  финансирования,  а  также
улучшение расчетов с бюджетами всех уровней.
      Природный газ - ценнейший вид экологически чистого  топлива,  тепловой
коэффициент которого  составляет  1,22.  Добыча  природного  газа  обходится
значительно  дешевле  добычи  нефти  и  угля.  Применение  природного   газа
способствует повышению  эффективности  общественного  производства.  Газовая
промышленность обеспечивает производство синтетических материалов  ценным  и
экономически выгодным сырьем, свыше 90%  азотных  удобрений  в  странах  СНГ
получают  на  базе  использования   природного   газа.   Газ   необходим   в
электроэнергетике,  металлургической,  цементной,  стекольной,  сахарной   и
других отраслях промышленности. В России с  использованием  природного  газа
производится  93%  чугуна,  59%  мартеновской  стали,  49%  проката   черных
металлов,  100%  огнеупоров,   89%   листового   стекла   и   45%   сборного
железобетона.  Удельный  вес  природного  газа   в   потреблении   топливно-
энергетических ресурсов электростанциями дости гает 61 %.
      Широкое  применение  он  нашел  в  коммунально-бытовом  хозяйстве,   в
последние годы газ  стал  использоваться  в  автомобильном  транспорте,  что
снижает выбросы оксидов углерода, азота и других вредных веществ  на  65-90%
по сравнению с автомобилями, работающими на  бензине.  Газом  обеспечиваются
свыше  2  тыс.  городов,  3,5  тыс.  поселков  городского  типа,  более  190
тыс.сельских населенных  пунктов.  Доля  газа  в  топливном  балансе  России
составляет  50%.  В  начале  развития  газовой  промышленности   разведанные
ресурсы природного газа оказались сконцентрированными на  Северном  Кавказе,
Украине и в  Поволжье.  В  настоящее  время  они  сосредоточены  в  Западной
Сибири, государствах Средней Азии и в Казахстане.
      На долю стран СНГ приходится  около  50%  мировых  запасов  природного
газа,  которые  оцениваются  в  200  трлн.м2  Разведанные  ресурсы   топлива
составляют 50 трлн.м2 или 1/4 потенциальных запасов,  из  них  на  Сибирь  и
Дальний Восток - 75-80%, на страны  Средней  Азии  и  Казахстан  -  10%,  на
европейскую часть СНГ 10-15%. Общие  запасы  газа  в  России  достигают  160
трлн.м2.
      Ориентация на развитие нефтегазового комплекса и энергосистемы РФ  как
на  «локомотив»  экономики  привела  к  тому,  что  под  чрезмерным  прессом
оказались доходы (фактически - инвестиционные возможности) предприятий  этих
комплексов.  В  настоящее   время,    разрабатываются   программы   развития
промышленности, в т.ч. и газовой, в условиях кризиса. В этой  связи,  особый
интерес представляет  вопрос  развития,  размещения  газовой  промышленности
России, проблемы и возможности решения их с учетом мирового опыта.
          1  Российская газовая промышленность -  полвека развития.

      В 1996 г. газовой промышленности России исполнилось 50 лет.  Сейчас, в
условиях кризиса, отрасль демонстрирует  гибкость  и  умение  находить  зоны
стабильности  и  ниши  роста.  Какие  же  факторы  сделали  возможным  такое
положение, какова роль газовой промышленности в экономике страны и шире -  в
мировом хозяйстве сегодня и в перспективе?
      Газовая промышленность не  является  чисто  монопродуктовой  отраслью.
Наряду с поставками по магистральным трубопроводам природного газа (метан  с
небольшими добавками высших углеводородов)  производятся  нефть,  конденсат,
сера, сжиженные газы, машиностроительная и сельскохозяйственная продукция  и
т.п. Однако основу отрасли,  обеспечивающую  ее  конкурентные  преимущества,
составляет Единая система газоснабжения (ЕСГ), которая объединяет  добычу  и
транспорт  природного  газа  в   единую   технологическую,   техническую   и
экономическую  систему  в  рамках  России,   связанную   с   газоснабжающими
системами центральноазиатских и закавказских республик СНГ  и  имеющую  свое
продолжение в системах поставки российского газа в  три  европейские  страны
СНГ и двадцать других государств Европы.[1]
      За  последние  полвека  система  газоснабжения  прошла  несколько  фаз
развития.   В   бывшем   СССР    она    представляла    собой    общесоюзный
народнохозяйственный  комплекс.  Поскольку  и   после   распада   СССР   это
накладывает   заметный   отпечаток   на   функционирование    ЕСГ    России,
целесообразно рассмотреть основные этапы ее становления.
      Первый этап, охватывающий 40-е - начало 60-х годов, связан с освоением
отдельных     групп     саратовских,     краснодарских,      ставропольских,
восточноукраинских  (район  Шебелинки),  западноукраинских  (район   Дашавы-
Львова)  и  ряда  других  газовых  месторождений,  а  также  попутного  газа
нефтяных месторождений (районы  Поволжья  и  Закавказья).  Это  относительно
небольшие по объему  и  расположенные  недалеко  от  возможных  потребителей
источники газа.  В  каждом  случае  проектировался  и  сооружался  отдельный
газопровод  (группа  газопроводов),  связывающий  с  потребителями  газа   -
газопроводы   Саратов-Москва,    Дашава-Минск,    Дашава-Киев-Брянск-Москва,
Северный Кавказ-Центр (начиная с газопровода Ставрополь- Москва), Шебелинка-
Курск-Смоленск-Брянск,   Шебелинка-Полтава-Киев,   Шебелинка-Днепропетровск-
Одесса и пр.
      Эти газопроводы диаметром до 820 мм (впоследствии - 1020 мм),  годовой
производительностью до 5-8 млрд.  куб.  м,  протяженностью  до  700-1000  км
функционировали, как правило, независимо друг  от  друга.  Такому  состоянию
системы  газоснабжения  соответствовали   планирование,   проектирование   и
управление отдельными газопроводами. Уровень добычи  и  потребления  газа  к
1960 г. достиг 45 млрд. куб.  м,  что  составляло  около  8%  общего  объема
добычи и потребления топлива в стране.
      На втором этапе, в 60-е годы, стали  вводиться  в  разработку  крупные
газоносные районы - прежде всего резко  увеличилось  использование  ресурсов
Средней Азии, затем Республики Коми. Однако из-за  значительной  удаленности
этих источников от основной части потенциальных потребителей,  расположенных
на Урале,  в  центральном  и  западных  районах  Европейской  части  страны,
потребовалось  сооружение  первых  сверхдальних  газопроводов   Бухара-Урал,
Средняя Азия-Центр, Вуктыл-Торжок. В них уже использовались  трубы  большего
диаметра (1020-1220 мм) и соответственно большей  производительности  (10-15
млрд. куб. м в год, а в газопроводе Средняя Азия-Центр - до 25 млрд. куб.  м
в   год).   Для   обеспечения   надежности   функционирования   газопроводов
потребовалось  строительство  многониточных  систем,  а   возросшие   объемы
передачи  газа  создали   для   этого   объективные   предпосылки.   Главным
последствием усложнения схемы газопроводов стало взаимопересечение систем  в
районе Москвы  и  на  Украине.  Таким  образом,  появилась  возможность  для
взаимодействия газопроводных систем и перераспределения потоков по  ним,  то
есть для формирования  Единой  системы  газоснабжения  страны.  Концентрация
мощностей  как  в  добыче,  так  и  при   транспортировке   газа,   прогресс
строительной   индустрии,   насущные   потребности    народного    хозяйства
способствовали ускорению развития  газовой  промышленности  -  среднегодовая
добыча газа в 60-е годы возросла с 45 млрд. до 200 млрд. куб. м, а его  доля
в топливном балансе страны - до 18-19%.[2]
      К началу 70-х годов открытия геологов показали, что в Западной Сибири,
прежде всего в Надым-Пур-Тазовском районе, сосредоточены  уникальные  запасы
газа. Были также существенно увеличены разведанные  запасы  газа  в  Средней
Азии и в районе Оренбурга, что создало надежную базу для резкого  увеличения
объемов   его   использования   в   народном   хозяйстве.   Наступил    этап
форсированного   развития   газовой   промышленности   и   Единой    системы
газоснабжения,  характеризующийся  следующими  важными  чертами:   созданием
дальних и сверхдальних  магистральных  газопроводов,  поскольку  вводимые  в
разработку месторождения находились, как правило, на значительном (до  2500-
3000  км)  расстоянии  от  основных   районов   потребления;   переходом   к
индустриальной  технологии  и   организации   строительства,   использованию
наиболее прогрессивных технических решений - применению труб диаметром  1420
мм на рабочее давление 7,5 МПа  и  единичной  производительностью  свыше  30
млрд.  куб.  м  в  год;   резким   усложнением   структуры   ЕСГ;   наличием
многочисленных  связей  различных   газотранспортных   систем;   расширением
возможностей маневрирования потоками газа.  К  концу  80-х  годов  ЕСГ  СССР
приобрела  современный  облик,  став  крупнейшей   в   мире   газоснабжающей
системой, обеспечивая свыше 40% потребности  СССР  в  топливе,  значительную
долю   потребления   топлива   в   странах   Восточной   Европы   и   многих
западноевропейских государствах.[3]
      Во второй половине 80-х годов Единая система газоснабжения  подошла  к
новому зрелому этапу своего развития.  Масштабы  газоснабжения  и  роль  ЕСГ
оказались  настолько  важными,  что  от  эффективного   и   устойчивого   ее
функционирования   стала   зависеть   нормальная   работа   многих   крупных
потребителей, целых отраслей и регионов.  Плановая  экономика  ориентировала
газовую  промышленность  на  предельно  высокие  темпы  валового  роста   по
принципу  "любыми  средствами".  Но  одновременно  с   позиций   потребителя
главными становились  качественные  показатели  газоснабжения  -  надежность
поставок, реакция на изменения условий работы,  компенсация  "возмущений"  в
ТЭК  страны  и  за   ее   пределами.   Это   вело   к   усложнению   режимов
функционирования   и   повышению   роли   регулирования   и   резервирования
газоснабжения.
      Зрелость системы проявилась и в том, что в  результате  перехода  ряда
месторождений и целых газодобывающих районов в  стадию  падающей  добычи  на
фоне  бурного  роста   новых   районов   и   строительства   новых   крупных
газотранспортных магистралей возникла  потребность  в  изменении  функций  и
роли  существующих  мощностей.   Реализация   этого   потенциала   с   целью
минимизации суммарных  затрат  повышала  значение  системного  моделирования
развития и реконструкции ЕСГ,  которое,  для  того  чтобы  быть  эффективным
методом принятия решений, должно комплексно учитывать все  основные  факторы
ее работы.
      Важным  средством  обеспечения  новых  функций  ЕСГ  стала  подсистема
регулирования  и  резервирования  газоснабжения,  опирающаяся   на   крупные
хранилища природного газа. Развитие этой подсистемы, берущее начало  с  60-х
годов, длительное время отставало от темпов роста  газоснабжения.  Так,  для
нормальной  работы  в  сезонном  разрезе  при  круглогодичном  газоснабжении
необходимы запасы в объеме 10-11% годового потребления (с учетом  экспорта).
Реально были достигнуты уровни 0,5% в 1965 г., 2-в 1970 г., 3,1-в  1975  г.,
4,6  -в  1980  г.,  5,3%  -  в  1985  г.  В  подобных  условиях  компенсация
неравномерности во многом обеспечивалась за счет больших  объемов  буферного
регулирования на электростанциях. Однако в 80-е годы резкое увеличение  доли
газа в  топливопотреблении  электростанций  и  быстрое  сокращение  ресурсов
мазута снизили возможности  буферного  регулирования.  В  те  же  годы  были
приняты меры по ускорению развития  системы  подземных  хранилищ  газа,  что
позволило довести объем хранения до  10,6%  годового  потребления,  то  есть
впервые выйти на уровень сезонных запасов.
      В конце 80-х годов кризисные явления  в  экономике  затронули  газовую
промышленность.  Это  было  связано  с  нехваткой  инвестиций  (в  то  время
централизованных), первыми признаками нестабильности  спроса,  проявившимися
в резком снижении его темпов. Тем не менее большая  инерционность  процессов
и накопленный ранее потенциал развития способствовали процветанию отрасли  в
период 1985-1990 гг.[4]
      Суммарные инвестиции в газовую промышленности достигали в середине 80-
х годов 10-11 млрд. руб. в год, а основные  фонды  были  оценены  на  начало
1991 г. лишь в  65  млрд.  руб.  Правда,  прямой  пересчет  этих  величин  в
современные значения или в долларовый эквивалент весьма  затруднителен  хотя
бы потому, что весомая  часть  инвестиций  осуществлялась  за  счет  импорта
прежде всего труб большого диаметра, а их учет внутри  страны  проводился  с
применением  искусственных  переводных  коэффициентов,  индивидуальных   для
различных групп товаров и оборудования. Так, для труб диаметром 1420  мм  на
рабочее давление 7,5 МПа, составлявших основной типоразмер на  сооружавшихся
во  второй  половине  70-х  и  в  80-е  годы  сверхмощных   и   сверхдальних
магистральных газопроводах, импортные трубы условно приравнивались по  своей
стоимости к трубам Харцызского трубного завода (Донецкая область,  Украина).
Цены последних были определены в 260 руб. за 1 т в 1984  г.  и  350  руб.  в
1991 г. при том, что цена импортируемых труб на мировом рынке  колебалась  в
диапазоне 500-700 долл. за 1 т. Следовательно, имела место явная  недооценка
объема инвестиций и тем самым стоимости фондов.
      Можно говорить о величине не  менее  100  млрд.  долл.  Действительно,
только 17 магистральных газопроводов из Западной Сибири  в  центр  России  и
другие страны протяженностью в среднем не менее 2500  км  каждый  (с  учетом
сложности  их  прокладки  в  северных  условиях)  стоят  70-80  млрд.  долл.
Амортизация  этих  фондов  ненамного  снижает  общие   значения,   поскольку
инвестиции преимущественно были осуществлены всего 6-12 лет назад.
      Таким образом, на интенсивное развитие ЕСГ были направлены огромные по
любым   оценкам   средства.   По-видимому,   программа   создания    системы
газоснабжения  стала  наиболее  капиталоемкой  из   всех   реализованных   в
гражданском секторе экономики. Здесь надо отметить, что в  принципе  газовая
промышленность вполне приспособлена к "государственному" режиму,  в  котором
она  находилась  в  период  интенсивного  роста,  вследствие   относительной
простоты   технологических   процессов,   потребности   в    масштабных    и
концентрированных капиталовложениях и необходимости гарантий рисков  (в  том
числе политических), связанных с  этими  вложениями.  Конечно,  неизбежны  и
отрицательные моменты функционирования отрасли под  эгидой  государства,  но
они носят более тонкий характер.
      Итак, к началу 90-х годов газотранспортная система ЕСГ была в основном
завершена. В пределах России она позволяла транспортировать свыше 600  млрд.
куб. м природного газа в год, являясь  крупнейшей  такого  рода  системой  в
мире.[5]
      Другой главный компонент  ЕСГ  -  ресурсы  природного  газа,  служащие
сырьевой базой газоснабжения. Сейчас разведанные запасы превышают  49  трлн.
куб. м, а потенциальные ресурсы - 200 трлн.  куб.  м.  При  этом  свыше  85%
запасов приходится на Западную Сибирь.  В  то  же  время  слабо  исследованы
перспективные районы Восточной Сибири  и  Дальнего  Востока,  шельфы  морей.
Открываются также значительные  и  пока  трудно  поддающиеся  количественной
оценке перспективы, связанные с  нетрадиционными  источниками  газа,  в  том
числе плотными коллекторами и газогидратными залежами.
      В  начале  90-х  годов  наиболее  важным  было  то,  что  добыча  газа
базировалась  на   разработке   уникальных   Уренгойского,   Ямбургского   и
Медвежьего месторождений, из которых только последнее приблизилось к  стадии
падающей добычи. Это обеспечивало необходимый запас прочности для системы  в
целом.[6]
      В   1990-1991   гг.,   в    период    резкой    политико-экономической
нестабильности,  был  практически  приостановлен  процесс  развития  ЕСГ   и
начался серьезный кризис в газовой промышленности, выразившийся в:
      -  неопределенности  организационных   форм   существования   отрасли,
"суверенизации" частей ЕСГ, находившихся  на  территории  отдельных  союзных
республик;
      - прекращении централизованного инвестирования,  составлявшего  основу
финансирования отрасли, а затем вследствие высокой инфляции-в  обесценивании
имевшихся в отрасли внутренних средств;
      - разрыве связей с поставщиками оборудования из стран СНГ,  неплатежах
за поставляемый  внутри  и  вне  России  газ,  неурегулированности  вопросов
транзита и т.д.
      В создавшейся ситуации несомненным достижением  является  консолидация
основного ядра  газовой  промышленности  России  в  составе  РАО  "Газпром".
Важной предпосылкой этого стало  наличие  целостной  структуры  ЕСГ  России,
что, с одной стороны, было обусловлено системным подходом к планированию  ее
развития,  а  с  другой  -  объективно  присущим  данной  системе   фактором
единства.
      Основное отличие газоснабжения от нефтеснабжения  заключается  в  том,
что  транспортируемый  природный  газ  -   продукт,   вполне   готовый   для
использования и как сырье, и как топливо, причем  доводимое  без  каких-либо
изменений   до   самых   мелких,   исчисляемых   миллионами    потребителей.
Транспортируемая же нефть требует переработки,  то  есть  предназначена  для
ограниченного числа крупных специализированных  предприятий.  Природный  газ
разных   месторождений   -   значительно   более   однородный    по    своим
характеристикам продукт, чем нефть:  при  условии  доведения  до  стандартов
транспортировки он  легко  смешивается  в  газоснабжающей  системе  и  далее
поступает в "обезличенной" форме.
      Стоимость  транспортировки  нефти  и  газа  также   неодинакова.   При
расстоянии 1600 км в расчете на 1 млн. БТЕ в среднем она составляет 2  долл.
для сухопутных и 1 долл. для морских газопроводов по  сравнению  с  примерно
0,3 долл. для нефтепроводов и 0,1 долл. для  танкеров  (Британская  тепловая
единица - неметрическая единица, равная 1055,06 Дж. и применяемая  в  США  и
Великобритании). Учитывая, что средняя дальность транспортировки газа в  ЕСГ
России превышает 2500 км, это с экономической точки  зрения  затрудняет  его
доставку потребителям вне существующей ЕСГ.



                    2  Размещение газовой промышленности.
      Таким образом, обобщая  вышесказанное, можно выделить основные  районы
размещения газовой промышленности.
      В Западно-Сибирском  районе  основными  газовыми  промыслами  являются
Уренгойский и Ямбургский, которые дают  ежегодно  по  200  млрд.м2  топлива,
Березовский, Вынгапуровский и  другие.  Добыча  природного  газа  ведется  в
сложных природно-климатических условиях севера Тюменской области, где  слабо
развита производственная инфраструктура, в том  числе  отсутствуют  дорожная
сеть, строительная база и т.д.[7]
      К четырем магистралям Сибирь-Центр, действовавшим к 1980 г, введены  в
эксплуатацию шесть газопроводов диаметром 1420 мм: Уренгой-Москва,  Уренгой-
Грязовец (Вологодская обл.), Уренгой-Елец (Липецкая обл.),  Уренгой-Петровск
(Саратовская обл.), Уренгой-Новопсков  (Луганская  обл.)  и  Уренгой-Помары-
Ужгород. От Ямбургского месторождения в конце  80-х  годов  построено  шесть
новых мощных газопроводов  в  центральные  районы  европейской  части  и  до
западной границы СНГ: Ямбург-Москва,  Ямбург-Елец,  Ямбург-западная  граница
("Прогресс") и другие.[8]
      Западносибирский газ поступает  на  предприятия  промышленных  центров
Урала по газопроводам Игрим-Серов-Нижний Тагил, Медвежье-Надым-Пунга-Пермь.
      Второй по значению район газовой промышленности в России -  Уральский.
На   его   территории   разрабатывается    Оренбургское    газо-конденсатное
месторождение, содержащее помимо метана смесь  ароматических  углеводородов,
сероводород и  гелий.  Преимуществом  этого  месторождения  по  сравнению  с
западносибирскими и среднеазиатскими является размещение его  вблизи  важных
промышленных  центров  России  и  стран   СНГ.   Однако   наличие   попутных
компонентов в газе требует предварительной его очистки  и  ихугилизации.  На
этом месторождении построен  крупный  Оренбургский  газохимический  комплекс
мощностью 45 млрд.м2 газа в  год.  Он  производит  газ,  серу,  конденсат  и
другие  вещества.   А   в   1978   г.   завершено   строительство   крупного
международного газопровода Оренбург-западная граница  СНГ,  по  которому  на
экспорт ежегодно поступало 16 млрд.м2 газа. Кроме того, в  Уральском  районе
природный  попутный  газ  добывается  на  месторождениях   Башкортостана   и
Пермской области. В 1996 г. регион добыл 33 млрд.м2[9]
      Крупным  районом   развития   газодобывающей   промышленности   России
становится Республика Коми и северо-восточная часть  Архангельской  области,
где  формируется  Тимано-Печорский  ТПК.   Природный   газ   добывается   на
Вуктыльском, Войвожском, Василковском, Джебольском и других  месторождениях.
"Голубое" топливо поступает потребителям  по  газопроводу  "Сияние  Севера":
Ухта-Тверь-Торжок-Ивацевичи(Беларусь). Добыча  природного  газа  в  Северном
экономическом районе уменьшилась с 18 млрд.м2 в 1985 г. до 4 млрд.м2 в  1996
г., то есть в 4,5 раза.
      В ближайшие годы акционерным обществом  "Росшельф"  начнется  освоение
одного из крупнейших в мире Штокмановского газоконденсатного  месторождения,
находящегося на  шельфе  России  в  Баренцевом  море.  Геологические  запасы
месторождения оцениваются в 3 трлн.м2 и оно  потребует  инвестиций  в  10-12
млрд. долларов.
      В  1980  г.   в   Поволжье   открыто   Астраханское   газоконденсатное
месторождение. В настоящее время  на  его  основе  формируется  Астраханский
промышленный узел по добыче и переработке газа  и  конденсата,  а  также  по
производству серы. Добыча на месторождении увеличилась до 4 млрд.м2  в  1996
г.[10]
      К  новым  перспективным  районам  в  Российской  Федерации   относятся
месторождения  в  Восточной  Сибири  (функционирует   газопровод   Мессаяха-
Норильск),  в  Саха-Якутии  (Таас-Тумус-Якутск)  и  на  острове  Сахалин.  К
освоению ресурсов природного  газа  в  Саха-Якутии  и  на  Сахалине  большую
заинтересованность проявляют фирмы Японии, Южной Кореи и других  государств.
Предполагается  привлечь  капиталы  фирм   Южной   Кореи   для   совместного
строительства газопровода Республика Саха-Южная Корея. [11]
      Ресурсы топлива  в  старых  районах  газодобывающей  промышленности  в
результате многолетней эксплуатации в значительной  степени  истощены  и  не
могут удовлетворять потребности народного хозяйства их за  счет  собственной
добычи. Это относится к таким  районам,  как  Северный  Кавказ  и  Поволжье,
Украина и Азербайджанская Республика. Удельный вес этих  регионов  в  добыче
природного  газа   стран   СНГ   очень   сильно   сократился.   На   Украине
сформировалась сложная система газопроводов: от  Шебелинки  на  Харьков,  на
Полтаву-Киев, на Днепропетровск-Одессу-Кишинев, от Дашавы на Киев, на Минск-
Вильнюс-Ригу. Природный газ  в  республику  поступает  из  Западной  Сибири,
Урала  и  Средней  Азии.  На  Северном  Кавказе  сформировалась  система  из
следующих  газопроводов:  Ставрополь-Москва,  Краснодарский  край-Ростов-на-
Дону-Серпухов-Санкт-Петербург,  Ростов-на-Дону-Таганрог-Донецк,  Ставрополь-
Владикавказ-Тбилиси и др.
      В   Азербайджанской   Республике   газ   добывается   на   Карадагском
месторождении  (ежегодная  добыча  10  млрд.мЗ;   он   транспортируется   по
газопроводу Карадаг-Тбилиси-Ереван.
      Вторым крупным районом  газовой  промышленности  являются  государства
Средней Азии и Казахстан. Вначале здесь добычей природного  газа  выделялась
Республика  Узбекистан  (Бухаро-Газлинская  провинция),  а  затем  лидерство
перешло к Республике Туркменистан.  В  Туркменистане  разрабатываются  такие
крупные  месторождения,  как  Шатлыкское,   Майское,   Ачакское,   Наипское,
Шахпахтынское, в Узбекистане - Джаркакское, Мубарекское, Газлинское и др.  В
Казахстане (его доля в  добыче  газа  в  СНГ  составляет  0,9%)  ускоренными
темпами  разрабатывается  Карачаганакское  газоконденсатное   месторождение.
Добыча природного газа  в  странах  Средней  Азии  и  Казахстане  ведется  в
пустынных и полупустынных районах, где наблюдается дефицит  водных  ресурсов
и  невысокий  уровень  вспомогательных  производств.   Среднеазиатский   газ
поступает потребителям по мощным многониточным  газопроводам  Средняя  Азия-
Центр и  Средняя  Азия-Урал,  а  также  газопроводу  Бухара-Ташкент-Чимкент-
Бишкек-Алма-Ата.
      В настоящее время правительство Республики Туркменистан  для  развития
нефтегазового  комплекса  стремится  привлечь   капиталы   фирм   государств
Ближнего и  Среднего  Востока.  Предполагается  построить  газопровод  через
территорию Ирана и Турции в страны Западной Европы.
      Кроме природного газа  страны  СНГ  богаты  попутным  нефтяным  газом,
который  территориально  связан  с  месторождениями  нефти.   Попутный   газ
отличается от природного наличием в нем наряду с метаном  этана,  пропана  и
бутана, являющихся ценным сырьем для промышленности  органического  синтеза.
Попутный газ перерабатывают на газобензиновых (ГБЗ)  и  газоперерабатывающих
заводах  на  отдельные  фракции,  которые  затем   поступают   потребителям.
Основная часть ГБЗ сосредоточена на территории европейской части  в  районах
добычи нефти (Альметьевск, Отрадное, Туймазы, Шкапово Грозный),  на  Украине
и  в  Закавказье.  Новые   газобензиновые   заводы   построены   в   главной
нефтегазовой базе  России  -  Западной  Сибири  (Нижневартовск,  Правдинск).
Начато  строительство  завода  в  Новом  Уренгое,  планируется  построить  в
Архангельске. Добыча попутного газа  составляет  около  50  млрд.м2  в  год.
Однако большое количество этого ценного и дешевого углеводородного сырья  не
используется в народном хозяйстве,  так  как  выбрасывается  в  атмосферу  и
сжигается в факелах.
      Газовый  конденсат  перерабатывается  на  Оренбургском,   Мубарекском,
Чарджевском и Астраханском газохимических комплексах.
      Одним  из  резервов  получения  газообразного  топлива  для  некоторых
районов служит  газификация  угля  и  сланцев.  Подземная  газификация  угля
осуществляется в Донбассе  (Лисичанск),  Кузбассе  (Киселевск),  Подмосковье
(Тула) и на Ангренском месторождении в Узбекистане.  Ежегодное  производство
искусственного газа достигает 20 млрд. м2.
   3  Проблемы регулирования газовой промышленности России и мировой опыт.
      Процесс приобретения газовой промышленностью своего нового  статуса  в
меняющейся экономике  России  еще  не  завершен.  Отрасли  удалось  избежать
разрушения своего ядра, более того, фактически только в  новых  условиях  ее
подлинная роль в народном хозяйстве, долгое время  затенявшаяся  первенством
нефтяной промышленности, оказалась в центре общественного внимания.  Тем  не
менее  до  сих  пор  остро  ощущается  неурегулированность  многих  вопросов
функционирования отрасли и РАО "Газпром".  В  основном  все  концентрируется
вокруг проблемы перехода к цивилизованному регулированию  работы  отрасли  и
возможных мерах по ее либерализации.
      Следует отметить,  что  газовая  промышленность  как  объект  рыночной
экономики - весьма специфическая отрасль, для  которой  стандартные  подходы
малоприемлемы. В развитых странах Запада, в том числе  в  тех,  где  газовая
промышленность прошла длительный путь  развития,  современное  понимание  ее
статуса или сложилось в  последние  10-15  лет,  или  и  в  настоящее  время
является предметом острой дискуссии.[12]
      Проблемы  либерализации   газовой   отрасли   объективно   связаны   с
необходимостью привлечения крупных финансовых  средств  для  создания  новых
газотранспортных  систем,  гарантией  возврата  которых   обычно   выступает
наличие значительных подтвержденных запасов газа,  предназначенных  для  его
подачи по этим системам, и предварительных договоренностей  с  потребителями
на поставки газа по ним. Однако для достижения таких  договоренностей  нужно
подтверждение реальности сооружения системы в требуемые сроки и  возможности
обеспечения  надежных  поставок  газа.  Все  это   легче   сделать   крупным
интегрированным   компаниям,   зачастую   опирающимся   на   государственную
поддержку, чем потенциальному консорциуму мелких коммерческих образований.
      Регулирование отрасли будет  происходить  параллельно  с  развитием  и
унификацией  методов  регулирования   газовой   промышленности   в   странах
Европы.[13] Именно европейский вариант станет  решающим.  Североамериканский
опыт, на который обычно ссылаются, играет гораздо  меньшую  роль,  поскольку
отсутствует  практическое  взаимодействие  с  инфраструктурой  этого  рынка:
российский газ экспортируется в основном на европейский  рынок,  конкуренция
и деловое сотрудничество осуществляются с его представителями и по  принятым
на нем правилам.
      Надо отметить, что в настоящее  время  в  Европе  нет  унифицированной
модели организации и функционирования газовой промышленности. Газовые  рынки
европейских стран за редким исключением  не  либерализованы.  В  большинстве
случаев государство  в  той  или  иной  степени  контролирует  отечественную
газодобывающую  отрасль  (если  таковая  имеется),  а  также   магистральный
транспорт газа.
      В Нидерландах и Норвегии, являющихся  крупнейшими  экспортерами  газа,
государство  осуществляет  строгий  контроль  за  добычей   и   коммерческим
использованием национальных ресурсов природного газа.[14]
      В Норвегии производители газа должны заключать соглашения о совместной
деятельности, в  соответствии  с  которыми  переговоры  об  условиях  продаж
добываемого газа ведутся специальным органом - Комитетом по  переговорам  по
газу (КПГ), где представлены три основные  норвежские  газовые  компании.  В
случае, если Комитет не может  придти  к  общему  мнению,  он  обращается  в
правительство за окончательным решением. При  создании  КПГ  предполагалось,
что он будет выступать как единый экспортер норвежского  газа  и  тем  самым
даст возможность снизить степень давления  консорциума  крупных  европейских
покупателей газа.
      В Нидерландах  централизованные  закупки  и  перепродажа  всего  газа,
подпадающего  под  юрисдикцию  страны,  осуществляется  компанией  "Газюни",
наполовину   принадлежащей   государству.   Добыча   газа   также   подлежит
законодательному регулированию и утверждению правительством.
      Практически  везде,  кроме  Великобритании,  отсутствует  или   крайне
затруднен доступ третьих сторон в газотранспортную систему. При этом в  ряде
стран, например, в Германии, предоставляются достаточно широкие  возможности
для сооружения независимых газопроводов. Но вместе с тем в той  же  Германии
применяется    специфическая    система    регионализации    рынков    газа,
препятствующая  непосредственной  конкуренции   поставщиков   за   конечного
потребителя.[15]
      Европейская комиссия  неоднократно  пыталась  продвинуться  в  решении
вопроса об определении единых  правил  организации  рынка  газа  в  странах-
членах ЕС и переходе от  национальных  моделей  к  функционированию  единого
газового  рынка.  Так,  в  1994  г.  введена   в   действие   директива   об
углеводородном сырье, устанавливающая,  что  системы  лицензирования  должны
основываться на открытых торгах, быть гласными и носить  недискриминационный
характер. В 1990-1991 гг. была  принята  директива  о  создании  внутреннего
энергетического рынка, не затрагивавшая  суверенных  прав  стран-членов  ЕС.
Однако проект директивы о либерализации рынка газа,  опубликованный  в  1992
г. и предполагавший разделение функций добычи  и  транспортировки,  а  также
разрешение доступа третьих сторон, вызвал серьезные споры и не был в  полной
мере  реализован.  В  конце  1996  г.  Генеральный  секретариат  Совета   ЕС
подготовил  так  называемое  президентское   компромиссное   предложение   о
принципах работы газовой  промышленности,  которое  стало  объектом  жесткой
дискуссии и пока окончательно не принято. Разногласия возникают  в  основном
из-за опасения, что нововведения не приведут  к  равноправию  поставщиков  и
потребителей  в  различных  странах  ЕС.  Это  понятно,  поскольку   позиции
привилегированных  национальных  участников  газового  рынка  в  европейских
странах хорошо защищены,  и  главную  угрозу  влиятельные  газовые  компании
видят в международной конкуренции и открытии рынка.[16]
      Интенсивные реформы в газовой промышленности США в 80-е годы  были  во
многом вызваны падением спроса на газ. Последнее произошло по  ряду  причин.
Главная из них - господство  традиционного,  очень  жесткого  по  форме,  но
малоориентированного  на  экономические  стимулы  и   развитие   конкуренции
регулирования,  включающего  контроль  цен  как  в  добыче  газа,  так  и  у
потребителей. Параллельно была создана система  долгосрочных  контрактов  по
принципу "бери или плати". Подобная  система  могла  существовать  только  в
условиях достаточно стабильных или растущих цен на альтернативные  топливно-
энергетические ресурсы. Когда же в начале 80-х годов  цены  на  нефть  стали
снижаться, отсутствие гибкости в методах регулирования и  ценообразования  в
газовой промышленности США сделало ее неконкурентоспособной,  предопределило
сокращение спроса на газ и трудности с выполнением долгосрочных  контрактов.
Вскоре аналогичная ситуация возникла и в газовой промышленности Канады.
      Сейчас сложились два подхода к  решению  указанных  проблем.  Согласно
одному из них, вполне достаточна внешняя конкуренция газовой  промышленности
с поставщиками других топливно-энергетических ресурсов. Для выражения  такой
конкуренции  во  многих  случаях,  в   том   числе   в   импортно-экспортных
контрактах, стали  применять  формулы  для  цены  газа  как  производной  от
"корзины цен"  иных  ресурсов  (мазута,  угля,  возможно,  электроэнергии  и
т.п.). Эти изменения условий  контрактов  получили  широкое  распространение
после нефтяных кризисов. Причем  введение  компонент  цены  угля  и  ядерной
энергии,   учитывая   высокую   долю   постоянной   составляющей   расходов,
рассматривается   в   качестве    необходимого    в    газовых    контрактах
стабилизирующего фактора. Другой подход наряду с гибкой реакцией на  внешнюю
конкуренцию  предусматривает  также  внутренние  преобразования  в   газовой
промышленности для создания в ней стимулов повышения эффективности.[17]
      В  целом  в  Северной  Америке  кризисные  явления  конца  70-х  годов
способствовали  реализации  второго  подхода.  В  1984   г.   в   США   были
одновременно  отменены  условия  оплаты  минимальных  объемов   поставок   в
долгосрочных контрактах (что облегчило  положение  трубопроводных  компаний,
бывших в то время и продавцами газа) и введены требования открытого  доступа
поставщиков  к  сетям  трубопроводного  транспорта  (при  этом  транспортные
компании, принявшие принцип открытого доступа, должны  были  обменять  часть
своих контрактов по поставкам газа на  контракты  на  его  транспортировку).
Затем логика преобразований постепенно привела  к  необходимости  разделения
видов деятельности и предоставляемых услуг, к сформированию уже в начале 90-
х годов полностью конкурентного  рынка.  Таким  образом,  развитие  рыночных
отношений в газовой промышленности США и  их  глубина  в  значительной  мере
определялись  остротой  возникших   проблем   и   наличием   соответствующих
предпосылок - большого количества субъектов  рынка  (производителей  газа  и
газотранспортных компаний), длительным  периодом  предшествующего  развития,
приведшего   к   созданию   широкой   и   даже    чрезмерно    разветвленной
газотранспортной сети и  других  мощностей  (хранения,  переработки  газа  и
т.п.).
      В Канаде в тех же условиях начала 80-х  годов  были  приняты  меры  по
либерализации  ценообразования  и  разрешению  доступа  третьих   сторон   к
магистральным   трубопроводам   при   сохранении   фактически   монопольного
положения на трансконтинентальные перевозки компании "Трансканада".
      В Европе к периоду ценовых кризисов газовая промышленность  не  успела
пройти столь длительный путь развития и  находилась  на  этапе  становления.
Решения принимались преимущественно на межгосударственном уровне,  поскольку
зачастую определяющим фактором был импорт газа, в том  числе  из  Советского
Союза с его плановой экономикой. Это  облегчало  решение  проблемы  покрытия
рисков, но одновременно усиливало  государственное  влияние.  Неудивительно,
что вполне естественным  стало  появление  так  называемых  "уполномоченных"
компаний,  то  есть  по  сути   государственных   или   ориентированных   на
государство фирм, занимавшихся импортом газа, формированием  газового  рынка
и имевших монопольные или близкие к этому статусу  права  в  соответствующих
странах. Кроме того,  функционирование  ограниченных  национальными  рамками
рынков   газа   и   других   энергоносителей    со    своим    специфическим
законодательством препятствовало расширению конкуренции.
      В  России  к  настоящему  времени  создание  основной   инфраструктуры
магистрального транспорта  газа  для  снабжения  внутренних  потребителей  в
целом завершено. Конечно,  в  результате  начавшегося  с  1990  г.  снижения
объемов газопотребления, неясности с темпами и  сроками  восстановления  его
уровня,  особенно  учитывая  растущее   стремление   к   сохранению   только
платежеспособного спроса, возникла определенная пауза  в  развитии  отрасли.
Однако это отнюдь не исключает необходимости  сооружения  специализированных
газопроводов  для  газоснабжения  новых  регионов  (на  Северо-Западе,   юге
Западной  Сибири  и   ряде   других),   а   также   газификации   мелких   и
рассредоточенных потребителей,  в  том  числе  сельских.  Тем  не  менее  на
внутреннем  рынке  в  ближайшей  перспективе   вряд   ли   снова   возникнет
потребность в предельно высоких  темпах  роста  объемов  поставок  газа  (не
говоря уже о его дефицитности), что создает благоприятный фон для  повышения
качества газоснабжения. Причем возможная  неустойчивость  внутреннего  рынка
не окажет решающего воздействия на инвестиционные решения.  В  то  же  время
крупные инвестиции требуются для завоевания новых  позиций  для  российского
газа на устойчиво растущем европейском рынке.
      На  внутреннем  рынке  долгосрочные   контракты   па   поставку   газа
практически  отсутствуют.  Это  снимает   ряд   проблем,   возникавших   при
либерализации газового рынка в других странах, и  облегчает  введение  новых
форм регулирования. Сейчас регулирование  в  газовой  промышленности  России
носит  достаточно  фрагментарный   характер.   В   течение   1993-1995   гг.
действовала   формула,   ценообразования,   предусматривающая    ежемесячную
коррекцию цен на газ у промышленных потребителей  в  соответствии  с  темпом
роста цен на промышленную продукцию за предшествующий месяц.  Цена  не  была
дифференцирована ни в региональном,  ни  в  сезонном  разрезах.  Номинальная
цена на газ для промышленных потребителей достигла 60 долл. за 1  тыс.  куб.
м, что близко к официально установленной экспортной цене для Украины  (из-за
отсутствия региональной дифференциации, которая началась  только  в  прошлом
году, такая вполне "европейская" цена действует и на  Урале,  и  в  Западной
Сибири). В Северной Америке оптовая цена на газ в среднем не превышает  этот
уровень.[18]
      Надо отметить, что оптовые цены на газ, составлявшие с 1982 г. 26 руб.
за 1 тыс. куб. м, ас 1991 г. -52 руб., поднялись сейчас до 300 тыс. руб.  за
1 тыс. куб. м, то есть по сравнению с периодом до  1991  г.  темп  их  роста
обгонял инфляцию, а относительно 1991 г. находится на уровне несколько  ниже
нее. [19]По-видимому,  для  нынешних  трудностей  с  неплатежами  критически
важным оказался не столько общий уровень роста цен, сколько то, что цены  на
газ и другие энергоносители в долларовом эквиваленте приблизились к  мировым
(европейским) ценам. При калькуляции  продукции  на  экспорт  (что  зачастую
наиболее  привлекательно  для  предприятий  при  ограниченности  внутреннего
рынка), а также при конкуренции с  импортируемыми  товарами  это  становится
определяющим фактором.
      Газовое законодательство как таковое в России практически отсутствует.
Основу  законодательной  базы  составляют  закон  РФ  о  недрах,   закон   о
естественных  монополиях  и  ряд   правительственных   положений   и   актов
(Временное  положение  о  доступе  производителей  газа  в  газотранспортную
систему, Правила поставки газа потребителям  и  др.).  Основываясь  на  этих
документах, нынешнюю ситуацию,  рациональные  пути  развития  отрасли  можно
охарактеризовать следующим образом.
      Объективно   необходима   высокая    степень    целостности    газовой
промышленности России. Это обусловливается как решающей ролью  транспортного
фактора (а транспорт опирается на уже  созданную  крупнейшую  инфраструктуру
сетевого типа), так и высокой, не  имеющей  мировых  аналогов  концентрацией
ресурсов (в настоящее время подавляющая часть  добываемого  газа  приходится
на три крупнейших месторождения, расположенных вблизи друг  от  друга  и  на
расстоянии 2-5 тыс. км от потребителей).[20]
      Добыча  газа,  как  и  других  ресурсов,  по  закону  РФ   о   недрах,
осуществляется в соответствии  с  лицензиями  на  их  разработку  и  добычу,
выдаваемыми  на  конкурсной  основе.   Лицензии   на   уже   находящиеся   в
эксплуатации месторождения были переданы "Газпрому". Он же получил  лицензии
на основные намечаемые к разработке месторождения Западной Сибири. На  часть
месторождений среднего масштаба и извлечение газа  из  более  глубоких,  чем
сеноманские залежи горизонтов,  лицензии  выданы  не  входящим  в  "Газпром"
структурам, то есть первые шаги к  демонополизации  добычи  природного  газа
уже  предприняты.  Одновременно  в  ЕСГ  поступает  попутный  газ   нефтяных
месторождений,  также  являющийся  для   системы   газоснабжения   продуктом
сторонних  поставщиков.  Транспорт  газа  по   ЕСГ   признан   и   считается
естественной монополией, что фактически  означает  неделимость  существующей
газотранспортной системы.
      Указ президента РФ о  создании  РАО  "Газпром"  содержит  положение  о
доступе  производителей  газа   на   территории   Российской   Федерации   к
транспортировке  доли  газа,   пропорциональной   уровню   их   добычи,   по
газотранспортной   системе   ЕСГ.   Некоторые   процедуры   такого   доступа
регламентированы Временным положением. Однако на практике осуществляется  не
транспорт стороннего газа, а  его  покупка  газотранспортными  предприятиями
Газпрома для последующей перекачки в составе общего потока газа. В  принципе
оба  варианта  -   и   покупка   газа   у   производителей,   и   транзитная
транспортировка стороннего  газа  -  могут  рассматриваться  как  допустимые
формы взаимодействия монопольного  собственника  сети  и  других  участников
рынка, но условия монополиста и прежде всего ценовые должны стать  открытыми
и привлекательными для пользователей.
      Целесообразно  создать  такую  регулирующую   систему,   при   которой
"Газпрому" будет выгодно расширение немонопольного сектора в  газоснабжении.
Последнее  может  быть  связано  с  разработкой  все  большей  части   новых
месторождений  не  входящими  в  него  структурами  (хотя,  возможно,  и   с
финансовым и другими видами  участия  последнего  и  ассоциированных  с  ним
организаций) и поступлением этого газа через транспортную сеть ЕСГ на  рынок
конечного   потребления,   ценовые   и   прочие   условия   которого   могут
формироваться на более конкурентной основе,  чем  в  секторе  поставок  газа
самим "Газпромом".[21]
      Важно  разработать  и  ввести  в  действие   экономические   механизмы
стимулирования резервирования газоснабжения,  в  первую  очередь  подземного
хранения  газа.  Формально  надежное  газоснабжение  потребителей   является
обязанностью  Газпрома.  И  надо  отметить,  что  при  всех   трансформациях
последнего периода это  требование  практически  не  нарушалось.  Увеличения
количества отказов и аварий в системе газоснабжения не наблюдалось.
      Вообще качество газоснабжения обеспечивается применяемыми - в  системе
несколькими   способами   резервирования:   от   объектного   резервирования
(резервные агрегаты на компрессорных станциях, резервные мощности  в  добыче
и на транспорте) до многониточной и закольцованной структуры  газоснабжающей
сети и объектов хранения газа, прежде  всего  подземных  газохранилищ.  Роль
последних многофункциональна: они позволяют сочетать  высокую  внутригодовую
загрузку базовых магистральных газопроводов с переменным во времени  уровнем
потребления  газа  отдельными  потребителями,  покрывать  при  необходимости
экстремальные потребности  (связанные  с  резкими  похолоданиями  и  другими
причинами, лежащими  как  внутри  системы  газоснабжения,  так  и  вне  ее),
обеспечивать резервные поставки газа при технических отказах  и  авариях  на
объектах газоснабжения.[22]
      К сожалению, несмотря на такую бесспорно  высокую  ценность  подземных
хранилищ газа,  очень  мало  сделано  для  стимулирования  их  развития.  Их
функции   носят   описательный   характер,   не   подкреплены    конкретными
диверсифицированными    контрактными    соглашениями    с     потребителями,
нуждающимися в соответствующем качестве услуг по газоснабжению.
      Важно отметить, что при транспортировке по ЕСГ как  собственного  газа
Газпрома, так и газа сторонних производителей обеспечение  надежности  обоих
видов поставок по крайней мере  в  течение  достаточно  длительного  периода
будет осуществляться оператором сети. Экономические условия выполнения  этих
функций, а также правила справедливого поведения оператора  по  отношению  к
поставкам  своего  и  стороннего  газа  в   случае   возникновения   отказов
оборудования или аварийных ситуаций еще предстоит разработать.[23]
                     4  Проблемы и перспективы развития.
      Единая  система  газоснабжения   создавалась   в   условиях   плановой
экономики, когда критерием  успешной  работы  было  выполнение  директив  по
наращиванию валовых  объемов  добычи  газа,  а  также  напряженных  плановых
заданий по его  поставкам.  Все  это  настраивало  на  интенсивное  развитие
системы и высокую надежность ее функционирования. Причем возможности  выбора
поставщиков действительно эффективного и надежного  оборудования,  наилучших
подрядчиков и т.п. были,  как  правило,  ограничены.  Зато  капиталовложения
выделялись  централизованно  и  на  определенных  этапах  в  соответствии  с
обоснованными потребностями. В подобных  условиях  приходилось  прибегать  к
избыточному с чисто экономических позиций резервированию, включая  установку
громоздкого парка резервных газоперекачивающих агрегатов,  к  форсированному
вводу мощностей на новых объектах и  т.д.  Сейчас  наиболее  актуальным  для
отрасли  стал  поиск   решений,   оптимальных   с   учетом   ее   финансовой
самостоятельности и наличия открытого рынка оборудования и услуг.[24]
      В настоящее время многие прогнозы предполагают значительное увеличение
емкости европейского  рынка  газа  и  соответственно  возможностей  поставки
российского газа. В этой связи вполне уместной считается  увязка  перспектив
развития  ТЭК  России  и  европейского  рынка   энергоресурсов.   При   этом
описываются оптимистический и вероятный сценарии.  Оптимистический  сценарий
предусматривает рост цен на российские энергоносители,  объемов  потребления
российских энергоресурсов и инвестиций в российский ТЭК  (поскольку  большее
число проектов становится  экономически  эффективным),  что  в  совокупности
позволит использовать его как "мотор" для выхода из  кризиса  и  перехода  в
стадию поступательного развития экономики".
      Здесь необходим более  дифференцированный  и  взвешенный  подход.  Что
касается нефти, то цены на  нее  формируются  на  основе  довольно  сложного
баланса интересов и сил, включающего и механизмы квотирования  добычи.  Цены
оптовых закупок  газа  в  экспортно-импортных  взаимоотношениях  традиционно
строятся на ценовых формулах, учитывающих цену "корзины"  энергоресурсов,  в
том числе мазута (как производной от цены нефти) и угля.
      Представляется, что цена угля на мировом рынке может  быть  достаточно
стабильной ввиду наличия доступных больших запасов  качественного  угля.  По
мнению многих экспертов,  имеются  также  значительные  резервы  поддержания
стабильных цен и на нефть. В этих условиях ожидания всеобщего роста  цен  на
российские энергоносители могут не  оправдаться.  В  отраслях  с  длительным
инвестиционным циклом, прежде  всего  в  газовой  промышленности,  опасность
такого рода просчетов очень велика.
      В то же время ситуация с природным газом гораздо благоприятнее, чем по
ТЭК в целом. Причины этого -  крупные  преимущества  природного  газа  перед
другими видами топлива в  экологическом  отношении,  возможность  достижения
при его использовании более высоких технологических  показателей  (например,
кпд на электростанциях) и в целом особая  технологичность  природного  газа,
который, как уже отмечалось, при транспортировке представляет собой  готовый
к использованию продукт.
      Сейчас появились предпосылки изменения сложившегося  ценового  баланса
различных видов топлива и энергии. Электростанции, одни  из  самых  крупных,
но традиционно наименее эффективных ввиду  взаимозаменяемости  разных  видов
топлив контрагентов газовой  промышленности  при  использовании  современных
парогазовых технологий, становятся его наиболее эффективными  потребителями.
Поскольку в других сферах применение газа также  дает  значительный  эффект,
то явно назревают изменения ценовой формулы в сторону  увеличения  его  цены
для поставщиков, что, однако, не приведет к  снижению  спроса,  но  позволит
стимулировать реализацию новых проектов  и  тем  самым  обеспечит  "гладкий"
переход к использованию во все большем объеме потенциальных  потребительских
преимуществ природного газа. На наш взгляд, адекватная реакция  на  рыночные
сигналы со стороны оптовых покупателей газа будет облегчена  при  расширении
их   коммерческой   ориентации   и   либерализации    европейской    газовой
промышленности.
      Сложившаяся  в  России  тенденция  к  снижению  спроса  на  газ   дает
возможность за счет использования уже имеющейся транспортной  инфраструктуры
обеспечить  развитие  первоочередных  экспортных  проектов  путем  достройки
концевых участков трасс, ведущих из центра страны  к  ее  границам.  Тем  не
менее по мере восстановления внутреннего рынка и дальнейшего роста  экспорта
потребуется ввод новых, прежде всего экспортоориентированных газопроводов.
      Основные объемы добычи газа приходятся ныне  на  уникальные  по  своим
масштабам  месторождения  Западной  Сибири,  инвестиции   в   которые   были
осуществлены ранее. Но сейчас уже возникает, а в ближайшие годы  значительно
увеличится потребность во вводе новых мощностей как для компенсации  падения
добычи газа на этих месторождениях, так и для  обеспечения  прироста  добычи
под новые  контракты.  Здесь  возможны  варианты:  либо  ускоренный  ввод  в
разработку новых месторождений (Ямал  и  Штокман),  либо  более  интенсивное
использование имеющихся и перспективных  ресурсов  в  Надым-Пур-Тазовском  и
прилегающих к нему районах. По-видимому, конкретные решения  будут  зависеть
от многих факторов, в том числе от темпа нарастания потребности  в  освоении
новых ресурсов, от возможностей привлечения инвестиций для такого  освоения,
от масштабов и результатов геологоразведочных работ в традиционных  и  новых
районах, от местных и экологических факторов и т.п.
      Наиболее существенно то, что в  среднесрочной  перспективе  предельные
затраты на реализацию экспортных проектов станут включать издержки  по  всей
цепи газоснабжения. При этом практически при любом из  вариантов  конкретных
решений в добыче повысится уровень затрат, которые можно условно  оценить  в
15-25 долл. за 1 тыс. куб. м.
      Для  окупаемости  строительства  магистральных   транспортных   систем
протяженностью 4-4,5 тысяч и  более  километров  (в  том  числе  частично  в
северных условиях,  а  частично  в  европейских  странах  -и  то,  и  другое
является  фактором   удорожания)   до   основных   экспортных   потребителей
транспортная  компонента  составит  не  менее  60  долл.  за  1   тыс.куб.м.
Конкретные оценки в немалой мере будут зависеть от уровней налогов,  условий
финансирования и сопряженных затрат (например, на обеспечение  надежности  и
резервирования поставок).[25]
      Таким образом, проекты поставки газа на наиболее обещающие  рынки  при
нынешних экспортных ценах будут на пределе окупаемости и  даже  могут  стать
убыточными. В данном случае при расширяющемся европейском рынке  и  растущей
потребности в российском газе, но без изменения  ценового  паритета  газовая
промышленность  может  превратиться  из  высокодоходной  отрасли,   вносящей
большой вклад в бюджет страны, в систему,  в  основном  работающую  саму  на
себя.[26]
      Явно недостаточно  с  экономических  и  правовых  позиций  проработаны
вопросы транзита газа. Между тем, например,  в  1992  г.  54%  международных
поставок газа по  трубопроводам  осуществлялось  с  использованием  транзита
через третьи страны. Несмотря  на  то  что  транзит  получил  столь  широкое
распространение,  практически  отсутствуют  его   международные   юридически
обязательные правила. Можно лишь отметить соглашение ВТО о транзите, но  оно
не затрагивает страны, не присоединившиеся к  этой  организации.  Договор  о
Европейской  энергетической  хартии   включает   только   обязательство   не
препятствовать транзиту в случае внутригосударственных конфликтов.
      В  России  также  ощущается  необходимость  развития   специфического,
ориентированного на газовую промышленность законодательства.  Проект  закона
о  нефти  и  газе  до  сих  пор  не  принят.  Правда,  он   был   достаточно
противоречив, поскольку в него пытались включить не только  общие  для  этих
отраслей вопросы (типа лицензирования), но и  частные,  по  которым  имеются
значительные различия (прежде всего это относится к транспорту  и  поставкам
продукции потребителю). В настоящее время  с  учетом  происшедших  изменений
(введение  закона  РФ  о  естественных  монополиях,   создание   Федеральной
энергетической комиссии, а также ставшей все более  понятной  обществу  роли
ЕСГ в народном хозяйстве страны) представляется своевременными разработка  и
принятие специального закона о газоснабжении или о ЕСГ.
      По-видимому, в среднесрочной перспективе доля газа в энергетике Европы
будет ограничиваться прежде всего соображениями  безопасности.  Экономика  и
экология однозначно указывают  на  газ,  но  серьезную  опасность  европейцы
усматривают в энергетической зависимости от недостаточно  прогнозируемого  и
слабо регулируемого гиганта на Востоке. Надо сказать,  что  на  этом  весьма
успешно спекулирует ядерное лобби. Снять подобные опасения  можно  в  первую
очередь за счет установления ясных правил игры  и  более  широких  связей  и
переплетения интересов участников рынка на Западе и Востоке.[27]
      Отметим,    наконец,    важную    роль    системного     моделирования
функционирования  и  развития  газоснабжения,  вытекающую   из   объективной
сложности системы и выполняемых  ею  задач.  На  протяжении  последних  трех
десятилетий, фактически с начала создания ЕСГ, совершенствовались  методы  и
средства такого моделирования. Со второй половины 80-х годов они  оформились
в целостную  систему  анализа  и  принятия  решений  по  развитию  ЕСГ.  Для
нынешней рыночной ситуации, несмотря на усиление  фактора  неопределенности,
тем не менее характерна большая ясность критериев в отличие  от  номинальных
показателей плановой экономики.[28]
      Даже в советских условиях применение методов системного  моделирования
при  конкретном  анализе  направлений  развития   ЕСГ   давало   возможность
существенной  экономии  инвестиционных   ресурсов   и   повышения   качества
принимаемых  решений.  Тем  большие  перспективы  открываются  перед   этими
методами в нынешней ситуации.
                                 Заключение.
      Газовая промышленность является одной из основных  отраслей  топливной
промышленности,  которая  охватывает  добычу  природного  газа,  переработку
природного и попутного газа, подземную газификацию угля. Она  принадлежит  к
молодым отраслям индустрии, быстро и  динамично  развивающимся  в  последние
десятилетия.
      Ресурсами  природного  газа  особо  выделяется  Западная  Сибирь,  где
разведаны такие уникальные месторождения, какУренгойское (запасы  6  трлн.м2
открыто в 1966г.), Ямбургское (4.5 трлн.м2 1969г.),  Медвежье  (1,5  трлн.м2
1967г.), Заполярное, Тазовское, Вынгапуровское и другие. Они расположены  на
севере Тюменской области в пределах зоны тундры, где  природно-климатические
условия  особенно  суровы,  и   образуют   Пур-Тазовскую   и   Надым-Пурскую
газоносные провинции. На Ямале открыты Бованенковское, являющееся  вторым  в
мире по ресурсам и Харасавайское месторождения.
      На территории России ресурсы природного газа  разведаны  в  Баренцево-
Печорской провинции (Вуктыльское,  Войвожское  и  другие  местрождения),  на
Урале   (Оренбургское   газоконденсатное),    в    Поволжье    (Астраханское
газоконденсатное  и  другие),  на  Дальнем  Востоке   (Саха-Якутия,   остров
Сахалин)  и  Северном  Кавказе   (Краснодарский   и   Ставропольский   края,
Ростовская область).
      Велики запасы природного газа  в  странах  Средней  Азии  (Шатлыкское,
Майское, Ачакское в Туркменистане, Газлинское, Мубарекское  в  Узбекистане),
в Казахстане (Карачаганакское). На Украине открыты  Шебелинское,  Дашавское,
Рудковское  и  другие  месторождения  природного  газа,  в  Азербайджане   -
Карадагское месторождение.
      В настоящее время в странах СНГ разведано большое количество  газовых,
газоконденсатных,  газонефтяных   и   нефтегазоконденсатных   месторождений.
Вторая особенность состоит в том, что  ресурсы  природного  газа  отличаются
высокой   территориальной   концентрацией.   Только   пять    месторождений:
Уренгойское,   Ямбургское,   Медвежье,   Заполярное   и    Оренбургское    -
сосредотачивают около половины всех промышленных запасов стран СНГ.
      Эксплуатация чисто  газовых  месторождений  началась  в  годы  Великой
Отечественной  войны,  когда   были   построены   газопроводы   от   местных
месторождений до Саратова (от Елшанки) и Самары (из Похвистнево).  В  1947г.
построен крупный газопровод Саратов - Москва, протяженностью  800  км,  а  в
1948г. Дашава - Киев - Брянск - Москва. В 1965г.  в  стране  добывалось  128
млрд.м2 против 3,2 млрд.м2 в 1940г., то есть в 40 раз больше, в том числе  в
России  -  1/2  и  на  Украине  1/3.  В  середине  50-х  годов  густая  сеть
газопроводов  сформировалась  на  Северном  Кавказе,  где   были   построены
газопроводы Ставрополь -Москва, Краснодарский край -Серпухов -  Ленинград  и
другие. Выросло значение газовой промышленности Узбекистана,  откуда  прошли
газовые магистрали Средняя Азия - Центр, Средняя  Азия  -Урал  и  другие.  В
1970г. добыча природного газа возросла до 198 млрд. м2.
      Газовая промышленность СНГ имеет некоторые  отличительные  особенности
развития  по  сравнению   с   другими   отраслями   топливно-энергетического
комплекса.   Во-первых,   добыча   природного   газа   отличается    высокой
концентрацией   и   ориентируется   на   регионы   с    наиболее    крупными
месторождениями, имеющими выгодные условия эксплуатации. Во-вторых,  газовой
промышленности характерны быстрые темпы развития. Абсолютный прирост  добычи
природного газа за 1976-1980 гг. составил 146 млрд.м2 1981-1985  гг.  -  208
млрд.мЗ, 1986-1990 гг. - 172 млрд.мЗ В 80-е годы СССР вышел на первое  место
в  мире,  обогнав  США.  В-третьих,  добыча   природного   газа   отличается
динамичностью размещения производства, что обусловлено  быстрым  расширением
границ  выявленных  ресурсов  природного   газа,   а   также   относительной
доступностью и дешевизной вовлечения их в эксплуатацию. За небольшой  период
главные районы по  добыче  природного  газа  переместились  из  Поволжья  на
Украину и Северный Кавказ. Дальнейшие территориальные  сдвиги  в  60-е  годы
были вызваны освоением месторождений Средней Азии, Урала и Севера. В 70-е  -
80-е годы  развернулась  массовая  разработка  ресурсов  природного  газа  в
Западно-Сибирском  регионе.  Как  показывают  данные  таблицы  1.3.,  добыча
природного газа в России с 1970 г. по 1990 г. увеличилась в  восемь  раз,  в
Туркменистане -почти в девять раз, а на Украине уменьшилась в  2,2  раза.  В
90-е  годы  добыча  газа  сократилась  во  всех  странах   Содружества,   за
исключением Узбекистана, где она возросла на 16%.
      В  размещении  газовой  промышленности  произошел  заметный  сдвиг   в
восточные районы. Главной базой России и  стран  СНГ  по  добыче  природного
газа стала Западная Сибирь, которая дает в настоящее время свыше  60%  всего
газа. В 1990 г. в Российской Федерации  добывалось  78,6%,  в  Туркменистане
-10,8%, Узбекистане - 5%, на  Украине  -  3,5%  всего  природного  газа.  На
морских месторождениях добывается 12-13 млрд.мЗ или около 1,5% газа в СНГ.



                                 Приложение.

                      Список использованной литературы.
1.    Алексеев    А.В.    Дожить    подъема:    ситуация    в     российской
   промышленности//ЭКО,№5,1998.
2. Гребцова В.Е. Экономическая и  социальная  география  России.  Ростов-на-
   Дону: Феникс,1997.
3.  Гурвич  Е.  Экологические  последствия  субсидирования   энергетического
   сектора// Вопросы экономики,№6,1998
4. Житников В.Г.  Размещение  производительных  сил  и  экономика  регионов.
   Ростов-нв-Дону, 1996.
5. Конкурентоспособность российской промышленности// ЭКО, №5,1997.
6. Крупнейшие компаниии: итоги года//Эксперт,№38,1998.
7. Куранов Г., Волков В. Российская экономика  (январь-май1998г)//экономист,
   №8,1998,стр.8,9
8. Курьеров В. Г. Общие тенденции //ЭКО, №10,1997,3-11.
9. Макроэкономические  и  финансовые  предпосылки  решения  экономических  и
   социальных проблем // Вопросы экономики, №6,98.
10. Промышленность в 1 квартале  1997г.  (по  материалам  Госкомстата  РФ)//
   Экономист, №6,1998.
11. Сенчагов В.К. Финансовые горизонты //ЭКО,№2,1998
12.  Фейгин  В.  Газовая  промышленость  России:  состояние  и   перспективы
   //Вопросы экономики, №1,1998.
13. Хрущев А.Т. Георрафия промышленности. М.: Дело, 1992.
14. Экономика России в 1996 г.// ЭКО, №5,97.
15. Экономическая география /под ред Данилова А.Д. (доп.,  перераб.)  -  М.:
   Дело, 1990.


-----------------------
[1]  Фейгин  В.  Газовая  промышленость  России:  состояние  и   перспективы
//Вопросы экономики, 1,1998.

[2] Гребцова В.Е. Экономическая и социальная  география  России.  Ростов-на-
Дону: Феникс,1997.



[3]  Фейгин  В.  Газовая  промышленость  России:  состояние  и   перспективы
//Вопросы экономики, 1,1998.

[4] Макроэкономические и  финансовые  предпосылки  решения  экономических  и
социальных проблем // Вопросы экономики, №6,98.
[5]    Алексеев    А.В.    Дожить    подъема:    ситуация    в    российской
промышленности//ЭКО,5,1998.
[6]  Фейгин  В.  Газовая  промышленость  России:  состояние  и   перспективы
//Вопросы экономики, 1,1998.


[7] Житников В.Г. Размещение  производительных  сил  и  экономика  регионов.
Ростов-нв-Дону, 1996.
[8] Гребцова В.Е. Экономическая и социальная  география  России.  Ростов-на-
Дону: Феникс,1997.
[9] Гребцова В.Е. Экономическая и социальная  география  России.  Ростов-на-
Дону: Феникс,1997.

[10] Хрущев А.Т. Георрафия промышленности. М.: Дело, 1992.
[11] Житников В.Г. Размещение производительных  сил  и  экономика  регионов.
Ростов-нв-Дону, 1996.


[12]   Алексеев    А.В.    Дожить    подъема:    ситуация    в    российской
промышленности//ЭКО,5,1998.


[13] Сенчагов В.К. Финансовые горизонты //ЭКО,2,1998

[14] Курьеров В. Г. Общие тенденции //ЭКО, №10,1997,3-11.

[15] Сенчагов В.К. Финансовые горизонты //ЭКО,2,1998

[16]   Алексеев    А.В.    Дожить    подъема:    ситуация    в    российской
промышленности//ЭКО,5,1998.



[17] Сенчагов В.К. Финансовые горизонты //ЭКО,2,1998

[18]  Фейгин  В.  Газовая  промышленость  России:  состояние  и  перспективы
//Вопросы экономики, 1,1998.
[19] Курьеров В. Г. Общие тенденции //ЭКО, №10,1997,3-11.

[20] Макроэкономические и финансовые  предпосылки  решения  экономических  и
социальных проблем // Вопросы экономики, №6,98.


[21]   Алексеев    А.В.    Дожить    подъема:    ситуация    в    российской
промышленности//ЭКО,5,1998.

[22] Крупнейшие компаниии: итоги года//Эксперт,№38,1998.
[23]  Фейгин  В.  Газовая  промышленость  России:  состояние  и  перспективы
//Вопросы экономики, 1,1998.

[24] Макроэкономические и финансовые  предпосылки  решения  экономических  и
социальных проблем // Вопросы экономики, №6,98.


[25] Макроэкономические и финансовые  предпосылки  решения  экономических  и
социальных проблем // Вопросы экономики, №6,98.
[26] Конкурентоспособность российской промышленности// ЭКО, №5,1997.



[27] Конкурентоспособность российской промышленности// ЭКО, №5,1997.

[28]  Фейгин  В.  Газовая  промышленость  России:  состояние  и  перспективы
//Вопросы экономики, 1,1998.




смотреть на рефераты похожие на "Особенности развития и размещения газовой промышленности России"