Экономическая теория

Кризис российской экономики и пути его преодоления



|Муниципальный институт управления                                  |
|Специальность «Государственное и муниципальное управление»         |
|Кафедра теории и истории управления.                               |



|Курсовая работа                                                    |
|по экономической теории                                            |
|на тему:                                                           |
|Кризис российской экономики                                        |
|и пути его преодоления.                                            |
|                                                                   |



|Выполнила                         |Научный руководитель:           |
|студентка 2 курса                 |                                |
|факультета ГМУ                    |                                |
|группы 123                        |                                |
|заочного отделения                |                                |
|Доронина Е.В.                     |                                |



|                                                                   |
|                                                                   |
|                                                                   |



                                   Самара
                                    2001
                                    План


|   |Введение                                                         |3  |
|1.|Классификация экономических кризисов                             |4  |
|1.1.|структурный кризис                                           |4  |
|1.2.|трансформационный спад                                       |5  |
|2.|Особенности проявления трансформационного спада в экономике      |10 |
|  |России                                                           |   |
|2.1.|Промышленный кризис                                          |10 |
|2.2.|Финансовый кризис                                            |14 |
|  |2.2.1|причины кризиса                                         |16 |
|  |.    |                                                        |   |
|  |2.2.2|кризис 17 августа                                       |18 |
|  |.    |                                                        |   |
|3. |Выход из экономического кризиса                                  |22 |
|   |3.1. Макроэкономические уроки прошлого                           |22 |
|   |3.2. «Программа Грефа»                                           |22 |
|   |Заключение                                                       |25 |
|   |Список использованной литературы                                 |28 |

                                  Введение
   Переход  от  плановой  системы  к  социально-ориентированной   смешанной
экономике  не  является  чисто  экономическим  явлением.   Он   предполагает
создание новой  политической  системы,  нового  социального  порядка,  новых
социальных  институтов.  Это  тем  более  важно   учесть,   поскольку   цели
общественного развития определяются вне собственно экономической  системы  и
обусловлены целым рядом социальных факторов.
   Смена моделей общественного развития  всегда  сопровождается  не  только
сменой  политических  и  властных  структур,  но   и   сменой   формирования
социальных групп населения в целом различающихся, например,  уровнем  дохода
и богатства, политической ориентации, социальным  положением  в  обществе  и
пр.
   Опыт  современного  развития  показывает,  что  успешные   экономические
преобразования в  обществе  не  могут  быть  осуществлены  без  активного  и
последовательного вмешательства государства. Успех преобразований во  многом
зависит от объективной оценки как  собственного  прошлого,  так  и  мирового
опыта.
   При переходе к рыночным отношениям, при жестких бюджетных  ограничениях,
без  опеки  государства,  после  открытия  экономики  большая  часть  старых
производственных структур пришла  в  упадок,  приведя  к  общему  сокращению
производства.
   Два последних года в российской экономике наблюдался экономический рост,
причем  на  достаточно  высоком  уровне.  За  первое  полугодие  2000   года
российский ВВП вырос на 7,5%, промышленное производство увеличилось на  10%,
инвестиции на 17%, значительно возрос экспорт – на  48%[1]  и  т.д.  Наличие
позитивных тенденций очевидно.
   Следуя опыту многих стран, правительство с полным осознанием сложившейся
ситуации  и  ответственностью   приступило   к   разработке   и   выполнению
общегосударственных, отраслевых и региональных комплексных  программ  выхода
из кризиса. Сложившаяся ситуация сама  по  себе  обязывала  правительство  и
нижестоящие инстанции более  тесно  и  последовательно  координировать  свои
действия по защите интересов национального бизнеса. Без этого не могло  быть
возрождения и развития экономического потенциала нашего государства.
    Целью данной курсовой работы является изучение и анализ кризиса
российской экономики и путей его преодоления, для чего будут
последовательно рассмотрены следующие задачи: классификация экономических
кризисов, особенности проявления трансформационного спада в экономике
России и проанализированы возможные пути выхода из экономического кризиса.
1. КЛАССИФИКАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ КРИЗИСОВ

      1. Структурный кризис
    Изменения в структуре  экономики,  отражающие  объективные  потребности
развития   производительных    сил    при    господстве    капиталистической
собственности,  могут  пробить  себе   дорогу   лишь   через   многообразные
потрясения  капиталистического  хозяйства.  Они  могут  быть   вызваны   как
кризисами относительного перепроизводства, так  и  кризисами  относительного
недопроизводства.
    История капитализма свидетельствует,  что  кроме  циклических  кризисов
общего перепроизводства для него  характерны  так  же  структурные  кризисы,
которые порождаются глубокими диспропорциями между развитием отдельных  сфер
и отраслей производства. Структурные кризисы, как правило, носят  длительный
характер и не укладываются в рамки одного воспроизводственного цикла.
    Структурный кризис относительного  перепроизводства  поражает  отрасли,
спрос на продукцию которых  растет  медленнее,  чем  экономика  в  целом,  а
подчас  и  абсолютно  сокращается.  Выявляя   относительное   перенакопление
основного капитала и поэтому его обесценение, это кризисы, с одной  стороны,
выявляют  отлив  капитала  из  данной  отрасли,   с   другой   –   вынуждают
капиталистов  искать  пути   снижения   издержек   производства,   идти   на
технические нововведения и тем самым обновлять капитал на новой  технической
основе. Такого рода кризисы в настоящее время  охватили,  например,  отрасли
черной и цветной  металлургии,  которые  столкнулись  с  конкуренцией  новых
конструкционных  материалов  и  сокращением  спроса  на  свою  продукцию   в
результате  перехода  к  ресурсосберегающим   малоотходным   и   безотходным
технологиям.
    Примером структурных кризисов относительного недопроизводства  являются
энергетический и сырьевой кризисы, поразившие капиталистический мир  в  70-е
годы.   Их   возникновение   связано,   с   одной   стороны,   с    глубокой
диспропорциональностью мирового развития на  протяжении  50  -  60-х  годов,
когда низкие  цены  на  нефть  и  сырье,  навязанные  молодым  развивающимся
странам монополиями,  привели  к  относительной  нехватке  этих  товаров.  С
другой стороны, в этих кризисах в концентрированном виде  обнаружился  сдвиг
в  экономических  и  политических  отношениях  между  империалистическими  и
освободившимися странами после  крушения  колониальной  системы.  Борьба  за
ограничение  всевластия  монополий,  установление  суверенитета  над  своими
природными  ресурсами  позволяли   молодым   государствам   добиться   более
справедливых цен на сырье и  увеличения  доходов  от  экспорта.  Однако  эти
возможности  не  были  реализованы   в   полной   мере.   Империалистические
государства и монополии сумели  в  80-е  годы  за  счет  применения  дешевых
заменителей и перехода на ресурсосберегающие  технологии  добиться  снижения
цен на нефть и в целом  на  сырьевые  товары.  Тенденция  падения  цен  пока
сохраняется.
    Сегодня нельзя сбрасывать со счетов возможность подчинения всей системы
ресурсопользования узкокорыстным интересам  крупнейших  сырьевых  монополий,
сосредоточивших под своим контролем  большую  часть  месторождений  полезных
ископаемых  в  капиталистических  странах.  Сочетание  мощи  промышленных  и
банковских  монополий  с  сырьевыми  значительно  усиливает  диспропорции  в
структуре  мирового  капиталистического   хозяйства,   которые   приобретают
длительный характер.
    Структурные кризисы сами по себе не носят циклического  характера;  они
обеспечивают  временное   преодоление   противоречий,   накапливающихся   за
длительный период времени в системе капиталистического разделения  труда  (в
том числе международного). Однако,  переплетаясь  с  циклическими  кризисами
(как это было в 1974-1975 гг.  и  в  1980-1982  гг.),  они  резко  усиливают
размах   и   продолжительность   кризисных   потрясений    капиталистической
экономики.
    Современный государственно-монополистический капитализм не относится  к
пассивно-кризисным явлениям в  экономике.  В  целях  преодоления  негативных
тенденций правящие круги  капиталистических  стран  продолжают  поиск  новых
путей  и  методов   государственно-монополистического   регулирования.   Они
включают в себя и разработку крупных национальных  программ  решения  острых
структурных проблем,  и  процессы  дальнейшей  экономической  интеграции,  и
попытки координировать  хозяйственную  политику  главных  держав.  Как  и  в
прошлом, государственно-монополистический капитализм стремится в этих  целях
использовать достижения научно-технического прогресса

      2. Трансформационный спад
    Во  всех  без  исключения  постсоциалистических   странах   наблюдается
глубокий экономический спад.  В  каждом  случае  он  протекает  практически
одинаково, несмотря на то, что имеются серьезные различия, как в  начальных
этапах преобразований, так и в специфических особенностях указанных  стран.
Спад  производства   в   Польше,   являющейся   самым   типичным   примером
использования "шоковой терапии", аналогичен  спаду  в  Венгрии,  в  которой
темпы преобразований сравнительно невысоки. Резкое сокращение  производства
отмечается и в странах с высоким уровнем внешней задолженности, и там,  где
она была относительно низкой. Выпуск продукции снижался  и  в  том  случае,
когда в период, предшествовавший известным политическим изменениям конца 80-
х годов, реформы вообще не проводились, и тогда, когда они осуществлялись в
течение длительного времени.
    Поскольку рассматриваемый феномен значительно  отличается  от  случаев,
описываемых в теориях экономических колебаний, ему дано особое  название  -
трансформационный спад.
    Не вызывало сомнений, что  переходный  период  окажется  нелегким,  но,
насколько мне  известно,  никто  не  предсказывал  такого  глубокого  спада
производства. Экономисты не смогли прийти к единому мнению по поводу причин
данного явления. Некоторые выдвигают на первый план какую-то  одну  причину
(например, распад СЭВа).  Мне  подобный  подход  не  кажется  убедительным.
Данный сложный феномен можно объяснить  только  на  основе  анализа  целого
комплекса причин.

    Общие факторы, способствующие спаду

    Когда наступает спад в развитой капиталистической стране, это отнюдь не
означает, что он затрагивает  все  компании  и  отрасли.  Даже  когда  спад
достигает  своей  самой  нижней  точки,  в  экономике  существуют    вполне
процветающие предприятия.  В   период  трансформационного  спада  указанный
феномен - совсем не исключение, такая двойственность является одной из  его
характерных черт. Сокращение производства и  его  расширение,  коммерческие
неудачи и успехи, создание и закрытие компаний происходят в одно  и  то  же
время.
    Используя часто цитируемое сейчас выражение Й.Шумпетера, можно сказать,
что  идет  процесс  бурного  "созидательного  разрушения".  Но  спад  можно
рассматривать и с макроэкономической точки зрения, поскольку взаимодействие
двух упомянутых процессов дает в целом негативный  результат:  производство
сокращается  быстрее,  чем  расширяется.  Из  данного  положения   вытекает
необходимость изучения не только причин, которые вызывают абсолютный  спад,
но  и  всех  факторов,  способствующих  экономическому  росту   или   спаду
производства.
    Каждый цикл при капитализме имеет свои  особенности.  Абстрагируясь  от
них,  я  тем  не  менее  попытаюсь  провести  сравнение  между   конкретным
трансформационным  спадом  и  идеальным  типичным  спадом,  который   можно
наблюдать в условиях развитой капиталистической экономики.

    От рынка продавца - к рынку покупателя

    При  нормальном  состоянии  капиталистической  экономики,  которое   мы
принимаем в качестве базы для сравнения, денежное равновесие на макроуровне
проявляется в виде долгосрочной тенденции: макропредложение и макроспрос  в
целом  сбалансированы  при  реально  складывающемся  уровне  цен.  Обычными
сопутствующими  элементами  являются:  безработица,   сравниваемая   с   ее
естественным  уровнем;   наличие   избыточных   мощностей   как   следствие
несовершенной  конкуренции,  господствующей  на  большей  части  рынков,  и
постоянный процесс появления и исчезновения рыночных субъектов. При  данном
типе экономики баланс между производителем/продавцом и покупателем смещен в
пользу последнего. Это рынок покупателя, на  котором  продавцы  конкурируют
между собой, чтобы  получить  возможность  продать  свой  товар.  Описанная
ситуация  -  огромное  достижение   капитализма,   поскольку   способствует
адаптации производителей к спросу, более уважительному отношению со стороны
продавцов к потребителям, улучшению качества товаров  и  услуг,  разработке
новых видов изделий.
    При  нормальном  состоянии  социалистической  экономики  макроспрос   и
макропредложение при  существующем  уровне  цен  не  сбалансированы.  Этому
сопутствуют нехватка рабочих рук, дефицит многих товаров и услуг, очереди и
вынужденное потребление товаров-субститутов. В таких экономических условиях
баланс между  производителем/продавцом  и  покупателем  сдвинут  в  сторону
первого, в результате чего возникает рынок продавца, на котором  покупатели
конкурируют между собой за право приобретения товаров.
    Даже при  самом  глубоком  циклическом  спаде,  происходящем  в  зрелой
капиталистической экономике, рынок не становится полностью дефицитным.  По-
прежнему преобладает рынок покупателя,  и  в  худшем  случае  баланс  между
покупателями и продавцами несколько сдвигается в пользу последних. В нижней
точке спада наблюдаются рост безработицы и недоиспользование ресурсов,  что
еще больше усиливает конкуренцию.
    Трансформационный спад сопровождается глубокими и уникальными  в  своем
роде изменениями. Экономика начинает  превращаться  из  ориентированной  на
всевластие  продавца  в  рынок  покупателя,  она  движется  от  ограничений
предложения к ограничениям спроса.  Этот  процесс  в  определенной  степени
может контролироваться проведением целенаправленной экономической  политики
(кредитно-денежной,  налоговой,  а  также  ценовой).  Но  на  его   течение
оказывает  воздействие  ряд  не  поддающихся  сознательному   регулированию
обстоятельств.   Существует   сложная   взаимозависимость   между    спадом
производства и переходом к  рыночному  режиму  функционирования  экономики,
поэтому нельзя утверждать, что один процесс порождает другой.
    Из сказанного можно сделать ряд выводов применительно к рассматриваемой
нами теме. Спад нельзя объяснить только недостаточным спросом. В  настоящее
время  мы  сталкиваемся  с  наполовину  кейнсианской  ситуацией,  исправить
которую классическими методами, разработанными Кейнсом, невозможно. Но в то
же время именно потому, что ситуация  уже  наполовину  кейнсианская,  спрос
играет  весьма  заметную  роль  в  определении  масштабов  производства.  В
условиях постсоциалистического трансформационного спада центральные  органы
власти  не  применяли  методы  ограничения  предложения,  как  в  случае  с
инвестициями и производством в социалистической экономике. Хотя современный
спад не вызван исключительно факторами со стороны спроса,  последний  вышел
на первое место среди других причин спада.
    С учетом замедления темпов роста производства, наблюдавшегося в течение
нескольких лет до осуществления кардинальных изменений в странах  Восточной
Европы, переход от избыточного  предложения  к  избыточному  спросу  и  как
следствие необходимость ограничения последнего и его абсолютного сокращения
приводят также и к уменьшению предложения; возникает замкнутый  круг,  спад
еще больше усиливается. Когда постсоциалистическая  экономика  превращается
из  рынка  продавца  в  рынок  покупателя,  она  продвигается  дальше,  чем
требуется, вместо того, чтобы достичь идеального состояния равновесия.

    Уверенность и доверие

    Для  выхода   из   экономического   кризиса   необходимы   определенные
политические   и   социально-психологические   условия.    В    современной
макроэкономике важную роль приобретает изучение ожиданий людей. Чем  больше
количество экономических агентов, ожидающих высоких  темпов  инфляции,  тем
сильнее обостряется  проблема  безработицы,  и  наоборот.  Применительно  к
нашему случаю, можно сказать, что одновременный прогресс и с  точки  зрения
экономического роста, и с  позиций  достижения  равновесия  на  макроуровне
может  быть  достигнут  только  при  наличии  Правительственной  программы,
пользующейся доверием в обществе.
    Кейнс и другие экономисты подчеркивали, что оптимизм  -  уверенность  в
том,  что  экономика  вновь  оживится,  -  необходимое   условие   усиления
склонности к инвестированию. Этому служит  также  и  чувство  стабильности,
вызванное устойчивостью законодательной базы и государственного устройства.

    Роль государства

    В теории существуют два выхода из  спада:  вперед  или  назад.  "Назад"
означает возврат к старой структуре экономики с дотациями,  субсидированным
неэффективным    экспортом,    искусственной   поддержкой   государственных
предприятий-банкротов и сохранением избыточных рабочих мест,  а  значит,  и
низкой  производительностью  труда,   протекционистскими    мерами   защиты
отечественных производителей от  внешней  конкуренции,  то  есть  отказ  от
дальнейших преобразований. Такую программу  с  экономической  точки  зрения
можно реализовать посредством комбинированных  методов  "гиперкейнсианской"
кредитно-денежной и  налоговой  политики,  ведущей  к  инфляции  спроса,  и
бюрократического государственного вмешательства в экономику.
    "Вперед"  -  это  попытка  преодолеть  серьезнейшие   трудности   путем
ликвидации убыточных  производств  и  концентрации  усилий  на  обеспечении
развития частного сектора, создания новых высокоэффективных  рабочих  мест,
проведения структурной перестройки и повышения доходов от экспорта.
    Сторонников  второй  позиции  можно   подразделить   на   две   группы.
Относящихся к  первой  группе  объединяет  вера  в  действенность  рыночных
механизмов и частной инициативы. Нужно лишь подождать, пока внутренние силы
экономики вытащат ее из кризиса. Эти силы настолько мощны, что в  состоянии
преодолеть   даже   некомпетентность   государственных   органов.    Должна
признаться, что в течение длительного времени я сама  склонялась  к  данной
точке зрения.
    Сегодня я ощущаю необходимость внести определенные  коррективы  в  свою
позицию. Я сделала для себя вывод, что принцип «пусть все идет, как идет» в
данной ситуации себя не  оправдывает:  необходимо  также  активное  участие
государства в экономической жизни. Повышение его роли, на мой взгляд, может
быть обусловлено, во-первых, тем, что государство должно делать то, чем оно
обязано  заниматься  в  современной  рыночной   экономике   даже   согласно
либеральной концепции: разрабатывать законы и обеспечивать  их  выполнение;
проводить   налоговую   и   кредитно-денежную   политику;    контролировать
определенные области  экономики  (например,  финансовую  сферу  или  сектор
естественных монополий). Государство обязано  выполнять  все  перечисленные
функции так, чтобы с  наибольшим  эффектом  решать  текущие   задачи.   Во-
вторых,  в  период постсоциалистического переходного  развития  государству
следует инициировать образование  и  активно  поддерживать  развитие  новых
институтов рыночной экономики,  создание  новых  организаций  и  ликвидацию
старых, трансформацию отношений собственности.
    Таким образом, я не разделяю позиции тех, кто считает, что  государству
не нужно участвовать в  экономической  жизни.  В  четко  очерченных  рамках
государство должно выполнить свое предназначение. Если спад, сопровождающий
процесс трансформации, продлится слишком долго, правительство  также  будет
нести  за  это  ответственность,  как  и  в  случае,  если   будет   упущен
благоприятный шанс для вывода экономики из кризиса.
    2. ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ ТРАНСФОРМАЦИОННОГО СПАДА В ЭКОНОМИКЕ РОССИИ

      1. Промышленный кризис
    Реальная  экономика  представляет   собой   органическое   переплетение
различного рода хозяйственных  единиц.  Общая  динамика  и  результативность
экономических преобразований во  многом  зависят  от  характера  и  скорости
трансформационных преобразований на микроуровне экономики.
    В централизованно управляемой экономике  вся  деятельность  предприятий
находилась   под    жестким    контролем    государства.    С    устранением
централизованного управления экономикой ситуация резко изменилась.
    Отсутствие  подготовительных  мероприятий  в  виде  коммерциализации  и
реструктуризации предприятий и шоковый характер проведения  рыночных  реформ
поставили  предприятия   в   чрезвычайно   сложное   положение.   Устранение
централизованного   планирования   с   одномоментной   ликвидацией   системы
регулирования  ресурсных,   товарных   и   финансовых   потоков,   обвальная
либерализация цен, сокращение бюджетного финансирования  создали  совершенно
особые  экономические  условия   хозяйствования.   Процесс   индивидуального
воспроизводства  оказался  в  тисках  таких   факторов,   как   галопирующая
инфляция, стремительный рост цен на производственные ресурсы, резкое  сжатие
спроса, чрезвычайное удорожание кредитных ресурсов. Это привело к  нарушению
процесса индивидуального воспроизводства на  всех  его  стадиях,  начиная  с
подготовки  производства  и  кончая  реализацией  продукции.   Все   это   и
определило  особенности  осуществления  индивидуального  воспроизводства   в
переходной экономике.
    Преодоление складывающейся ситуации возможно  только  путем  применения
соответствующей    макроэкономической    политики,    в    рамках    которой
инвестиционной должна отводиться ведущая роль.
    Основные  задачи  инвестиционной  политики  государства   в   отношении
микроуровня экономики сводится к обеспечению таких условий  воспроизводства,
которые, во-первых,  способствуют  сохранению  поизводственно-экономического
потенциала предприятий, а во-вторых,  создают  импульсы  для  его  развития.
Решение  этой  задачи   возможно   только   при   условии   самой   обширной
реформаторской  деятельности,   важнейшими   мероприятиями   которой   будут
преобразование собственности и  изменение  хозяйственного  законодательства,
ценовая, налоговая и кредитная политика.  И  все  же,  при  характерном  для
переходной  экономики  остром  дефиците  инвестиционных  ресурсов,   главной
функцией государства в инвестиционной сфере  было  определение  приоритетных
направлений использования имеющихся  ресурсов  и  концентрация  их  на  этих
направлениях,  что  соответствует  требованиям  рационального  использования
ограниченных    ресурсов    как    конституирующего    принципа    рыночного
хозяйствования.
    Резкое  сокращение  платежеспособного  спроса  привело   к   сокращению
финансовой  базы   предприятий,   как   из-за   падения   объемов   денежных
поступлений, так и  их  инфляционного  обесценения  в  результате  удлинения
сроков реализации.  Активизировать  эластичность  спроса  не  имея  развитой
сбытовой сети предприятия не могли.  А  их  попытки  увеличить  эластичность
своего предложения не могли быть реализованы из-за  отсталости  оборудования
и отсутствия финансовых средств для его обновления. Поскольку  динамика  цен
на  производственные  ресурсы  опережала  рост  цен  на  готовую  продукцию,
трудности сбыта  привели  к  быстрому  росту  кредиторской  задолженности  и
снижение финансовой устойчивости предприятий.
    Главное, однако, заключалось в том, что в результате применения шоковых
методов реформирования экономики  предприятия  лишились  значительной  части
собственных средств. Высокие темпы инфляции  1992  –  1993  гг.  практически
полностью обесценили оборотные фонды предприятий  и  лишили  их  собственных
оборотных   средств.   Это   проявилось   в   высоком   уровне   дебиторской
задолженности,   хроническом   недостатке   производственных    запасов    и
нарастающем дефиците высоко ликвидных средств (денежные остатки на  счетах).
Острейший  дефицит  оборотных  средств  вынудил  предприятия  прибегнуть   к
использованию    амортизационных     средств,     подрывая     тем     самым
воспроизводственную базу предприятия. В  то  же  время,  замедление  оборота
средств   предприятия   в   результате   усложнения   процесса    реализации
сопровождалось  потерей   части   капитальной   стоимости   недоамортизации.
Предприятия  оказались  лишенными  возможности   возмещения   авансированной
стоимости.  С   другой   стороны,   вялый   спрос   лишил   их   возможности
компенсировать постоянно растущие издержки за счет повышения цен. Это  могло
быть сделано только за счет доходной части. В результате –  резкое  снижение
рентабельности производства, а следовательно, сокращение доходов  и  сужение
возможностей накопления. В итоге воспроизводственные  источники  предприятия
оказались подорванными.
    Финансовое положение предприятий – не только результат  их  работы,  но
очень часто и следствие принимаемых  государством  решений.  В  значительной
степени ухудшение финансового положения предприятий  связано  с  чрезвычайно
тяжелым  налоговым  бременем.  Стремление  к  сокрытию  доходов   становится
характернейшей чертой хозяйственной  деятельности  подавляющего  большинства
предприятий.  Это  ведет  к  массовым  злоупотреблениям   и,   конечно,   не
способствует становлению рыночных методов и  рационализации  хозяйствования.
Ухудшение  финансового  положения  предприятий  также  привело  к  массовому
распространению   такого   явления,   как   неплатежи,   охватывающие    всю
хозяйственную систему.
    Разрушительные последствия неплатежей для экономики  очевидны.  Это   -
несобранные    налоги,    недофинансирование    бюджетной    сферы,     рост
государственного    долга.    Последствия    их    для     предприятий     и
предпринимательства еще более пагубны. Взаимные неплатежи делают  неизбежным
взаимозачеты, и  дебиторская  задолженность  становится  как  бы  финансовым
инструментом  расчетов  между   предприятиями.   Возникает   самостоятельный
финансовый  поток,  роль  денег  в  котором  играют  товары  и  услуги.  Это
означает, что,  во-первых,  в  экономике  возникают  предприятия,  способные
диктовать  условия  другим   предприятиям   исключительно   в   силу   своей
продуктовой специализации. Устанавливая  монопольно  высокие  цены,  они  не
только извлекают  сверхприбыль,  но  и  генерируют  инфляцию  издержек.  Во-
вторых,  возникновение  устойчивой  «экономической  ренты»  от   продуктовой
специализации  ориентирует  предприятия  на  перестройку  в  соответствующем
направлении. Вместо перехода к производству специализированной наукоемкой  и
высокотехнологичной   продукции,   они    вынуждены    ориентироваться    на
производство  простейшей,  но   зато   широкопрофильной   продукции   общего
назначения, что ведет к росту удельного веса низкотехнологичных,  материало-
и трудоемких производств, а в конечном счете  примитивизации  экономики.  В-
третьих,  стремление  к  увеличению   ликвидности   производимой   продукции
оборачивается  сокращением  ее  номенклатуры,  а   следовательно,   сужением
потенциального   объема   спроса,   препятствуя   оживлению    экономической
активности.
    Отсутствие собственных  и  недоступность  кредитных  средств  поставили
российские предприятия в чрезвычайно тяжелые условия.  Сталкиваясь  с  одной
стороны с настоятельной необходимостью в структурной  перестройке,  развитии
производственного аппарата и обновления продукции, предприятия, с  другой  -
полностью лишены средств для осуществления этих преобразований. Более  того,
многие  из  них  оказались  перед  реальной  угрозой   технико-экономической
деградации  производства,   т.к.   не   обеспечивают   из-за   непрерывности
кругооборота фондов даже простого воспроизводства.
    Следовательно,  проблема  заключается  не  в  том.  Кризисные   явления
охватили все  стадии  и  фазы  индивидуального  воспроизводства.  Поэтому  с
полной  уверенностью  можно  говорить  о  воспроизводственном   кризисе   на
микроуровне экономики. Учитывая зависимый характер индивидуального  процесса
воспроизводства по отношению  к  общественному,  можно  сделать  вывод,  что
решение его проблем требовало радикальных корректировок  в  хозяйственной  и
инвестиционной политике государства.
    Мы  сегодня  являемся  свидетелями  процесса   восстановления   выпуска
промышленной продукции в России, масштабы и устойчивость  которого  были  по
началу  в  значительной  степени  недооценены.  Тем  не  менее,  сохраняется
серьезная  озабоченность  по  поводу  долгосрочных  перспектив   роста.   На
протяжении 90-х гг. размер чистых инвестиций равнялся  нулю  или  даже  имел
отрицательное  значение.  В  то  же  время   для   российских   промышленных
предприятий  были  характерны  получившие  широкое  распространение   мягкие
бюджетные ограничения в виде скрытого субсидирования  налоговых  платежей  и
платы  за  энергоносители,  реализуемого  посредством  системы   неплатежей.
Согласно данным исследования Всемирного банка, его  масштабы  в  докризисный
период составляли 7-10% ВВП в год. Лишь  за  счет  платы  за  энергоносители
такие субсидии оценивались примерно на уровне 4% ВВП в год.[2]
    Несмотря на то,  что  после  кризиса  августа  1998  г.  субсидированию
налоговых  платежей  был  положен  конец,  субсидии  в  виде  неплатежей  за
энергоносители даже  возросли  под  влиянием  роста  мировых  цен  и  слабой
привязки внутренних  цен  к  уровню  инфляции  внутри  страны.  Принимая  во
внимание искажение цен, можно сказать, что «энергетические субсидии»  скорее
всего,  существенно  превышают  те  4%  ВВП,  которые,   согласно   оценкам,
потребители экономят лишь ха счет неплатежей.[3]
    При осторожной оценке нынешнего процесса  восстановления  промышленного
производства его можно  рассматривать  как  следствие  повышения  изначально
весьма низкого уровня использования  производственных  мощностей.  В  то  же
время рост инвестиций, скорее всего,  объясняется  проведением  модернизации
производственных мощностей, которые не использовались в  течение  нескольких
лет.
    Безусловно, существует ряд внушающих оптимизм признаков. Восстановление
деловой активности показывает, что российские менеджеры, как и их коллеги  в
других странах, правильно реагируют  на  стимулы  и  предпочитают  расширять
производство  вместо  того,  чтобы  уводить   активы   предприятий.   Однако
устойчивый рост будет обеспечен лишь тогда,  когда  на  предприятиях  станет
соблюдаться  жесткая  финансовая   дисциплина,   а   инвестиционный   климат
улучшится  в  достаточной  степени  для   привлечения   прямых   иностранных
инвестиций в объемах,  соответствующих  масштабам  российской  экономики,  с
одновременным прекращением бегства капитала.
    Я полагаю, что из опыта прошлых лет первоочередным приоритетом является
ужесточение бюджетных ограничений  путем  полной  ликвидации  неплатежей  за
энергоносители и задолженности по налогам,  а  впоследствии  и  установления
обратных тарифов за энергоносители исходя из уровня долгосрочных  предельных
издержек. При  этом,  естественно,  перед  руководителями  регионов  встанет
задача смягчения возможных социальных последствий таких шагов.

    2.2.Финансовый кризис

   Вопреки распространенному мнению  финансовый  кризис,  разразившийся  17
августа 1998 г., практически никак не связан с  рыночными  реформами,  если,
конечно, не считать, что подобные явления вообще бывают  только  в  рыночной
экономике. Однако оппоненты думают иначе, их логика примерно такова:
именно либерализация цен вкупе с открытием российской  экономики  обусловила
глубокий спад производства, вытеснение отечественных товаров  с  внутреннего
рынка, а отсюда - сокращение доходов и налоговой базы, бюджетный кризис;
из-за  проведения  монетаристской  политики  экономика  испытывает  нехватку
денег, процветают неплатежи, денежные суррогаты, бартер, вследствие чего  не
платятся налоги и усугубляется бюджетный  кризис.  Нет  доходов,  приходится
брать взаймы. Не будь этого, не пришлось бы строить "пирамиду" ГКО, не  было
бы и финансового кризиса. По сути  главный  "грех"  монетаристской  политики
многим видится в том, что правительство отказалось от  эмиссии  как  способа
покрытия бюджетного дефицита и перешло к  его  финансированию  через  займы,
которые, как  ожидалось,  заставят  нас  быть  более  дисциплинированными  и
ответственными. Займы нас и погубили;
"грабительская  приватизация  по  Чубайсу"  обманула   ожидания   населения.
Образовался слой сверхбогатых, олигархи  стали  влиять  на  власть  в  своих
корыстных интересах. Самое главное - не появились эффективные  собственники.
Богатство государства растаскивается по частным  карманам,  ресурсы  утекают
за рубеж, экономика уходит в тень. И это опять приводит к неуплате  налогов,
бюджетному дефициту,  "пирамиде"  заимствований,  то  есть  к  тому,  что  и
вызвало нынешний кризис.
   Напомню,   что   именно   либерализация,   приватизация   и   финансовая
стабилизация составляли  содержание  первого  этапа  реформ.  И  приведенные
соображения оппонентов кажутся на  первый  взгляд  убедительными.  Если  они
верны,  то  действительно  нынешний  кризис  -  следствие  реформ   или   их
неправильного курса. Однако это не так.
   Либерализация.  Спад  производства,   обусловленный,   как   утверждают,
либерализацией  цен  и  открытием  экономики  (кстати,   они   -   абсолютно
необходимые составляющие перехода к рынку), был  вызван  на  самом  деле  не
ими, а прежде всего деформациями плановой коммунистической  экономики.  Если
бы расходы были приведены в соответствие с доходами, либерализация никак  не
повлияла бы на нынешний кризис. Вред  либерализации  усматривается  также  в
том, что государство самоустранилось от регулирования экономики. А  как  оно
должно ее поддерживать: давать субсидии, списывать долги? Все эти  годы  под
давлением  многочисленных  лоббистов  государство  оказывало  именно   такую
поддержку  предприятиям,  правда,  в  убывающем   масштабе,   причем   сверх
возможностей. А вот его роль в исполнении  законов,  обеспечении  дисциплины
контрактов,  наказании  несостоятельных  должников,  в  том,  что  в  первую
очередь требуется  от  государства  в  свободной  рыночной  экономике,  была
действительно незначительной.
   Монетаризм. В России уровень монетизации оказался  ниже,  чем  в  других
странах, в том числе с переходной экономикой, потому что процесс  финансовой
стабилизации при очень высокой исходной инфляции растянулся фактически на  6
лет.  И  при  этом   предприятия,   приносящие   отрицательную   добавленную
стоимость, почти не отбраковывались. Действует простой механизм:  ослабление
денежной политики  -  рост  инфляции  -  снижение  уровня  монетизации.  Для
противодействия инфляции денежную политику  ужесточают,  а  затем  вновь  ее
ослабляют  ради  поддержания  производства   и   бюджета,   и   далее   цикл
повторяется. В каждом цикле уровень монетизации снижается.  Только  в  1996-
1997  гг.  после  введения  жесткого  регулирования  валютного  курса  стали
повышаться реальный спрос на деньги, уровень монетизации и  объем  кредитных
вложений в реальную сферу. Финансовый кризис с ноября 1997  г.  сорвал  этот
процесс.  Иными  словами,  ограничение  денежной  массы  в  соответствии   с
реальным спросом на деньги снижает инфляцию и тем самым создает  предпосылки
для  повышения  уровня  монетизации,   насыщения   экономики   деньгами   до
нормальных размеров.
   Печатанием  пустых  денег  этого  добиться   нельзя,   результат   будет
противоположный. Затягивание  финансовой  стабилизации,  стремление  властей
избежать жесткого дисциплинирующего воздействия на предприятия и  граждан  -
вот подлинная причина плохого сбора налогов и низкого  реального  спроса  на
рубли, а не реформы вообще и монетаристская политика в частности.
   Приватизация.  Программа  приватизации  А.  Чубайса  лишь  приостановила
растаскивание, ввела процесс в какие-то разумные, законные  рамки,  ослабила
действие  таких  дестабилизирующих  факторов  нашей   хозяйственной   жизни,
вызывающих недоверие ее  участников  друг  к  другу  и  к  государству,  как
неопределенность прав  собственности,  слабая  их  защищенность,  отсутствие
развитой инфраструктуры поддержки собственности и сбалансирования частных  и
общественных интересов, претензии власть предержащих, особенно  в  регионах,
контролировать  имущество  и  финансовые  потоки.  Немало  было  ошибок,  их
влияние ощущается.
   Надо признать, что значительная часть работы по приватизации  позади,  а
сама приватизация сделала рыночные преобразования необратимыми.
   Что касается углубления социальной дифференциации, то роль  приватизации
здесь невелика.  Главные  же  факторы  -  отрицательная  ставка  банковского
процента, льготные кредиты ЦБР в 1992-1994  гг.,  "прокручивание"  бюджетных
денег через уполномоченные банки, а так  же  льготы,  квоты  и  лицензии  во
внешней торговле на фоне разрыва между  внутренними  и  мировыми  ценами  на
продукты российского экспорта.

   2.2.1.Причины кризиса

    При анализе причин  нынешнего  кризиса  важно  понять,  что  он  явился
результатом  не  чьей-то  злой  воли  или   некомпетентности,   а   стечения
обстоятельств, многие из которых складывались против нас. В  России  реформы
неизбежно должны были идти трудно  и  сопровождаться  усилением  социального
недовольства. Рассмотрим логическую цепь событий, приведших к кризису.
    1. "Черный вторник" в  октябре  1994  г.  -  и  решение  отказаться  от
эмиссионного кредитования бюджетного дефицита. Необходимо было  после  этого
резкого поворота в бюджетной политике обеспечить  улучшение  сбора  налогов,
сокращение  государственных  расходов  и  дефицита   бюджета   и   уже   для
сокращенного  дефицита  -  переход  на  его  финансирование  за   счет   так
называемых неинфляционных источников, то есть внешних и внутренних займов.
    2. Раскручивание рынка ГКО плюс широкое использование КО  (казначейских
обязательств), КНО (казначейских налоговых освобождений), гарантий  и  затем
поручительств Минфина по кредитам коммерческих банков  на  покрытие  текущих
бюджетных расходов. Пик применения  этих  денежных  суррогатов  пришелся  на
конец 1995 г. и 1996 г.[4]  Две  трети  налоговых  поступлений  в  бюджет  в
апреле 1996 г. было представлено этими бумажками. Опасность  "пирамиды"  ГКО
к августу  1996  г.  стала  очевидной.  Но  о  последствиях  в  целом  стали
задумываться  только  осенью  1996  г.  Погашение  инфляции   не   за   счет
сбалансированного бюджета,  а  в  результате  роста  государственного  долга
привело к отложенной инфляции. То,  что  произошло  в  августе  1998  г.,  -
первый ее взрыв.
    3. Начало 1997 г. - либерализация рынка ГКО, расширение допуска на него
нерезидентов и как следствие – устремление "Горячих деньги" в Россию.
    4. Март 1997 г. - обновление состава правительства РФ, приход в него А.
Чубайса и Б.  Немцова,  что  позволило  говорить  о  правительстве  "молодых
реформаторов."  Увы,  краткосрочный  успех  в  сокращении  задолженности  по
зарплате и пенсиям, достигнутый как условие дальнейшей поддержки  президента
РФ, только затянул  долговую  "петлю",  заставив  отложить  решение  главных
задач по предотвращению кризиса.
    5. Июль 1997 г. - аукцион по  "Связьинвесту"  и  начало  информационной
"войны" олигархов "по полной программе" против  А.  Чубайса  и  Б.  Немцова.
Итог - потеря  доверия  к  реформаторам,  к  их  порядочности  и  готовности
служить обществу.
    6.  Осень  1997  г.  Полный  отказ  левой  Думы  от  сотрудничества   с
правительством  "молодых  реформаторов",  в  том  числе  с   учетом   итогов
информационной  "войны".  Стало  ясно,  что  надежда   наскоком   преодолеть
сопротивление парламента по Налоговому и Бюджетному кодексам,  по  земельной
реформе, по социальным льготам несостоятельна.
    7. Ноябрь 1997 г. До России докатываются  первые  отзвуки  "азиатского"
кризиса. Миссия МВФ отказывается  одобрить  очередной  транш  займа  на  том
основании,  что  до  сих  пор  не  учитывались  растущие   долги   бюджетных
организаций за газ, энергию, тепло, а исполнение бюджета оценивалось  только
по фактическим ассигнованиям без учета роста его долгов. Задержка  транша  -
еще один толчок к потере доверия правительству.
    И, тем не менее, наш  кризис  можно  понять  лишь  как  часть  мирового
финансового кризиса. Весна 1997 г. - крах банковской системы в Чехии,  осень
1997 г. - в Малайзии и Таиланде, начало 1998 г. -  удары  кризиса  настигают
Южную Корею, Японию и  Индонезию,  летом  -  Россию,  в  начале  1999  г.  -
Бразилию. Во всех этих странах картина кризиса одинаковая:
    4. резкое обесценение национальной валюты;
    5. банковский кризис;
    6. падение капитализации фондового рынка;
    7. отрицательное сальдо платежного баланса;
    8. спад производства.
    Характерно,  что  удары  кризиса  обрушились  на  развивающиеся   рынки
(emerging  markets),  на  страны,  структура  экономики   которых   страдает
существенными ограничениями свободы конкуренции в  пользу  привилегированных
агентов  на  основе  связи  власти   с   крупным   капиталом,   где   велико
вмешательство государства в экономику в интересах определенных  групп.  Итог
- резкое сокращение потоков капиталов на эти рынки, кризис  доверия.  Кризис
на сырьевых рынках, например, нефтяном, что особенно болезненно для  России,
также связан с общим кризисом, поскольку  наряду  с  экономией  ресурсов  на
основе новых технологий последний привел к существенному падению  спроса  на
этих рынках.
    8. 12 мая 1998 г. Начинается обвал на финансовых рынках.
    Переговоры с МВФ идут трудно. Фонд поначалу настаивает  на  том,  чтобы
жесткие  меры,  предпринимаемые  для  преодоления  кризиса,  были  как  знак
национального согласия  одобрены  парламентом.  Однако  последний  отвергает
почти все законопроекты правительства РФ, особенно налоговые. Настало  время
принимать  крайние  меры,  поскольку  было  ясно,  что   дальше   удерживать
сложившуюся ситуацию бессмысленно. Кризис переходил в открытую фазу.  В  его
основе лежит  проводившаяся  с  1994  г.  нерешительная  и  безответственная
бюджетная   политика.   Доходы   бюджета   во   все   большей   степени   не
соответствовали   обязательствам   государства,    а    разрыв    заполнялся
заимствованиями.
    Если бы не было осложнений  на  мировых  рынках  и  доходность  ГКО  не
повышалась более 20%[5], то сохранялась бы теоретическая возможность за  2-3
года радикально изменить ситуацию, сводя бюджет  с  первичным  профицитом  и
гася  задолженность  при  минимуме   новых   займов.   Такого   рода   планы
разрабатывались с осени 1997 г. Но было уже поздно.

             2.2.2.Кризис 17 августа

   Меры,  принятые  правительством  С.  Кириенко,   при   всех   отягчающих
последствиях избавили страну от иллюзий, поставили ее tin почву  реальности,
оказавшейся намного менее благоприятной, чем нам казалось.

   Краткосрочные последствия


   Воздействие  этих  мер  на  экономику,  серьезно   усиленное   отставкой
правительства  С.Кириенко  23  августа,  было  крайне  тяжелым.  Решение   о
расширении  валютного  "коридора",  практически   приведшее   к   крупнейшей
девальвации  рубля,  и  затянувшаяся  почти  на  месяц  неопределенность  на
валютном  рынке  имели   самые   существенные   краткосрочные   последствия:
расстройство системы платежей и расчетов; остановка потоков импорта;  скачок
цен на 45%[6] за первые полтора месяца; ажиотаж  на  потребительском  рынке,
опустошивший полки магазинов и напомнивший недавнее печальное прошлое.
   И все же надо признать, что это  решение  было  неизбежным,  но  намного
запоздавшим. Конечно,  будь  это  решение  принято  раньше,  его  негативные
последствия тоже сказались бы раньше. Но  они,  видимо,  были  бы  не  столь
ощутимыми и по крайней мере  не  совместились  бы  с  дефолтом.  Дефолт  или
одностороннее решение о  реструктуризации  внутреннего  долга  (по  ГКО-ОФЗ)
особенно серьезно по  своим  среднесрочным  последствиям.  Последние  недели
перед кризисом Минфин РФ утратил возможность рефинансировать долги  за  счет
новых заимствований. Примерно два месяца  практически  все  денежные  доходы
бюджета уходили на незапланированное погашение ГКО - от 3 млрд. до  6  млрд.
руб. каждую неделю. При этом почти приостановилось финансирование  бюджетной
сферы, армии и т.д. Камчатка сейчас на точке замерзания, потому  что  в  тот
период не было денег на завоз топлива. Дефолт  стал  фактом,  тянуть  с  его
признанием означало лишь усугубление проблемы.  Альтернатива  -  монетизации
долга, то есть печатание денег, притом в  крупных  масштабах.  На  это  идти
было нельзя.
   Самое  печальное,  что  все  ожидавшиеся  позитивные  моменты   дефолта,
например, возобновление бюджетных ассигнований хотя бы на  заработную  плату
бюджетникам,   военнослужащим   или   сокращение   предстоящих   выплат   по
обслуживанию долга в 1999 г., были сведены  на  нет.  Возобновить  в  полном
объеме плановые ассигнования оказалось невозможным, так  как  кризис  вызвал
резкое падение сбора налогов, практически  эквивалентное  месячным  расходам
на эти цели. Сокращение предстоящих выплат по ГКО-ОФЗ  в  значительной  мере
оказалось "съеденным" в переговорах, которые затем все равно пришлось  вести
с инвесторами по реструктуризации долга.
   Мораторий на выплату долгов нерезидентам в течение 90  дней  также  ныне
осуждается. На мой взгляд, он  был  наименее  негативным,  а  скорее,  самым
разумным из решений 17 августа. Впрочем, это стало очевидно после того,  как
срок моратория истек: все же было время для того,  чтобы  попытаться  спасти
ситуацию,  найти  деньги,  договориться  с  кредиторами.  Другое  дело,  что
возможности эти были использованы лишь в незначительной мере.
   Так или  иначе,  но  в  течение  примерно  1,5-2  месяцев  краткосрочные
последствия кризиса были  отчасти  преодолены.  Сказалось  влияние  рыночных
сил, а также достаточно эффективных действий Центробанка  по  восстановлению
платежей и стабилизации валютного рынка. Деятельность  нового  правительства
РФ тоже можно было бы оценить удовлетворительно: оно, несмотря  на  риторику
об усилении роли государства, почти  ничего  не  делало  такого,  что  могло
сразу дать отрицательный эффект.

   Угрозы в среднесрочной перспективе

   С чисто экономической точки зрения  решения  17  августа  имели  большей
частью краткосрочные последствия, хотя, конечно, скачок цен и  потеря  денег
в  проблемных  банках  будут   еще   долго   ощущаться   и   населением,   и
предприятиями. Тем не менее это замечание имеет смысл,  так  как  те  угрозы
российской экономике, с которыми  она  будет  сталкиваться  в  среднесрочной
перспективе, обусловлены отнюдь не столько обострившимся  кризисом,  сколько
более глубокими и длительными причинами.  Из  среднесрочных  угроз  наиболее
значимыми  оказались  инфляция,  кризис  банковской  системы  и  дефолт   по
внешнему долгу.
   Первый взрыв инфляции, обусловленный падением курса рубля и  ростом  цен
на импортные товары, был остановлен, поскольку ограниченными  были  масштабы
эмиссии. Если бы  ее  удалось  избежать,  то  финансовый  кризис  мог  стать
эпизодом с печальными, но ограниченными  последствиями.  Уже  через  полгода
-год страна вернулась бы к ситуации лета  1997  г.  и  могла  бы  продолжить
поступательное движение.
   Что касается банковского кризиса, то распространено мнение, что  он  был
обусловлен дефолтом по  ГКО:  в  них  была  вложена  большая  часть  активов
крупных банков и дефолт привел  к  резкому  их  обесценению,  что  наряду  с
паникой среди вкладчиков и подкосило наши банки.
   На самом деле, когда начался финансовый кризис, банки не имели серьезной
основы, поскольку от бюджета их постепенно отдаляли, а реальная  сфера  была
в глубоком кризисе: она не давала  банкам  кредитных  ресурсов  и  не  могла
привлечь  кредиты  из-за  низкой  платежеспособности.  Банки,  кредитовавшие
предприятия, либо устанавливали над  ними  контроль,  либо  терпели  убытки.
Изменить  положение  могли  только  основательная  реформа   предприятий   и
окончательная финансовая стабилизация. А на это требовалось много времени  и
усилий, в том числе со стороны  самих  банков,  по  формированию  клиентуры.
Экспансия ГКО если и нанесла банкам ущерб прежде всего тем, что  минимум  на
два года позволила им не заниматься активно работой с  реальным  сектором  и
собственным оздоровлением. Однако болезненная реструктуризация банков,  даже
установление за ними  более  тщательного  надзора  встречали  сопротивление.
Некоторые банки вообще считались неприкасаемыми за "заслуги" перед  властью.
Таким образом, банковский кризис был неизбежен, события 17 августа дали  ему
толчок.
   Последствия приостановки платежей  по  внешним  долгам  (это  уже  точно
банкротство страны) очень серьезны, хотя есть специалисты,  полагающие,  что
нам снова, в третий раз (1992 и 1998 гг.),  пойдут  на  уступки.  Для  того,
чтобы кредиторы помогли своими инвестициями поднять экономику нашей  страны,
переговоры  о  реструктуризации  долга  должны  были  опираться  на   четкую
позицию. Нужно было  разработать  программу,  убедительную  для  кредиторов,
обеспечивающую продолжение реформ и подъем  экономики,  причем  поддержанную
всеми ветвями власти российского государства.
    Несмотря на вышеизложенные отрицательные последствия кризиса,  он  явно
оказал и  существенное оздоравливающее воздействие на экономику:
    9. была обусловлена необходимость реструктуризации банковской  системы,
       сжатие рынка  государственных  бумаг  заставит  банки  обратиться  к
       реальной сфере;
   10. была снята опасность чрезмерного политического влияния  олигархов  в
       значительной мере вследствие ослабления их позиций;
   11. коммерческий сектор был вынужден сократить свои расходы, что  лишило
       его  чрезмерного   превосходства   по   доходам   по   сравнению   с
       производством. Распределение  населения  по  доходам  теперь  только
       начинает становиться более справедливым и равномерным;
   12.  девальвация  рубля,  нанеся  удар  по  банкам,  импортопотребляющим
       отраслям  и  населению,  открыла   возможности   для   ряда   других
       отечественных отраслей.
   В последнем пункте речь идет не о нефти и газе, а об  аграрном  секторе,
фармацевтике, бытовой технике, отчасти легкой  промышленности,  базирующихся
на отечественном сырье. Здесь имеются ввиду вообще  все  отрасли,  способные
производить  конкурентоспособную  продукцию  для  внутреннего  рынка  и   на
экспорт, не привлекавшие прежде западных  кредитов  и  располагающие  внутри
страны базой сырья, материалов, компонентов, получили преимущества  примерно
на 2-3 года, которые они непременно должны реализовать.
   Разумеется, финансовый кризис августа 1998 г.  нанес  удар  по  начавшей
было подниматься экономике страны. Наглядно это можно  увидеть  в  следующей
таблице 1:

Таблица 1. Основные экономические показатели России в 1996 – 2000 гг. [7]
                                     гг.
   |ВВП |Промышленная продукция |Индекс цен производителей пром. продукции
  |Валовая продукция (с/х) |Инвестиции в основной капитал |Ввод в действие
 жилых домов |Розничный товарооборот |Экспорт |Импорт | |1996 |96,6 |96 |126
|95 |82 |84 |99,6 |109 |101 | |1997 |97,5 |98 |135 |96  |78  |80  |103  |108
|115 | |1998 |92,7 |93 |166 |84 |69 |75 |99,7 |91 |96 | |1999  |95,9  |100,3
|277 |87 |72 |78 |92 |92 |66 | |2000 |… |109 |365 |91 |85 |73 |100 |…  |…  |
|Как видно из этой таблицы, показатели 1996 г. и особенно  1997  г.  намного
превышают показатели 1998 г., когда  и  произошел  пресловутый  кризис.  Это
касается  всех  указанных  в  таблице  данных  за  исключением   разве   что
розничного товарооборота.  Но,  во-первых,  различие  между  соответствующим
товарооборотом 1996 г.  по  сравнению  с  1998  г.  очень  маленькое  (всего
порядка 0,1), а во- вторых, потребители, несмотря на финансовый  кризис,  не
могли отказаться от приобретения товаров, особенно первой необходимости.
   Если обратить внимание на данные по 1999-2000 гг., то  подъем  экономики
во всех направлениях очевиден.
   Теперь, когда опасные последствия финансового кризиса во многом сошли на
нет, важным направлением является реформа финансовой системы и прежде  всего
банков.  Именно  здесь  в  настоящее  время  находится  одно   из   основных
препятствий  на  пути  трансформации  сбережений  в  инвестиции.  Отсутствие
согласованных   действий   между   Правительством   и   Центральным   банком
относительно  принципов  реформирования  банковской  системы,  повышения  ее
надежности  в  значительной  степени  усложняет   сегодняшний   политический
процесс. Однако при всей сложности этого  вопроса  он,  на  мой  взгляд,  на
должен решаться путем  ослабления  независимости  ЦБ  РФ  и  подчинения  его
исполнительной власти. Это было  бы  неправильно  как  из  общетеоретических
соображений (независимость ЦБ РФ  является  одним  из  важнейших  завоеваний
первого посткоммунистического десятилетия как фактор  стабильности  денежной
системы), так и с точки  зрения  практических  аргументов.  На  самом  деле,
главным источником нестабильности финансовой системы служит не только  и  не
столько  ее  правовая  база  или  организационная  структура  (при  всей  их
важности), сколько низкий  уровень  доверия  экономических  агентов  друг  к
другу – вкладчиков к банкам, а банков к заемщикам.  Отсюда  ситуация,  когда
частные вкладчики предпочитают Сбербанк другим банкам,  а  банки  –  хранить
средства на счетах  в  Центробанке  при  отрицательной  реальной  процентной
ставке  или  в  государственных  бумагах  с  очень  низкой  доходностью   по
сравнению с коммерческим кредитом.
   Устойчивость политического и экономического курса  является  на  сегодня
ключевой предпосылкой  для  улучшения  функционирования  финансовых  рынков,
сильно  пострадавших  после  финансового  кризиса  августа  1998  г.   Хотя,
разумеется, необходимы и серьезные действия властей по улучшению ситуации  в
сфере финансов.  Особенно  в  таких  направлениях,  как  укрупнение  банков,
повышение их  надежности,  демонополизация  рынка  кредитных  услуг  (прежде
всего конечных), привлечение на рынок иностранных банков.
3. ВЫХОД ИЗ ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА


   Целью существовавшей после августа 1998   среднесрочной  программы  была
остановка  кризиса,  устранение  его  причин,  возобновление  экономического
роста.  Для  этого,  прежде  всего,  необходимо  было  преодолеть  бюджетный
кризис, упорядочить  сбор  налогов,  сократить  государственные  расходы.  В
последнем  направлении  речь  идет  о  снижении   не   только   фактического
финансирования, но и обязательств государства, сохранение  которых  приводит
к увеличению долгов бюджета. Необходимы были также и  реформы  в  социальной
сфере. В их числе:  военная,  жилищно-коммунальная,  пенсионная,  реформы  в
системе  социальной  защиты  (переход  к   пособиям   по   нуждаемости),   в
образовании и здравоохранении. Страна также нуждалась в перестройке  системы
межбюджетных  отношений  и  в  бескомпромиссной  борьбе   с   преступностью,
переводе в легальное русло большей части теневой экономики.

   3.1. Макроэкономические уроки прошлого

   Несмотря на скоординированные усилия, нацеленные на достижение  перелома
в  налогово-бюджетной  сфере  и  устранение  характерных  для   докризисного
периода несоответствий между  налогово-бюджетной  политикой  и  политикой  в
области обменного курса рубля, Россия остается весьма уязвимой  перед  лицом
экономических  потрясений,  особенно  изменений  цен  на  нефть  и   газ   и
замедления темпов экономического роста.
   Обратимся к макроэкономическим урокам прошлого:
Как показали события послекризисного периода, устойчивый  макроэкономический
рост требует разумного макроэкономического управления.
Сочетание жесткой денежно-кредитной и  слабой  налогово-бюджетной  политики,
фиксированного обменного курса и  чрезмерных  государственных  заимствований
неизбежно ведет к макроэкономическому кризису, что и произошло в 1998 г.
Необходимо безотлагательно укрепить  российские  государственные  финансовые
учреждения,  в  том  числе  налоговую  службу,   федеральное   казначейство,
бюджетную систему и систему управления государственным долгом.
     Однако наиболее важным уроком  является  то,  что  невозможно  добиться
макроэкономической  стабилизации  без  глубоких  структурных,  социальных  и
институциональных реформ.

     3.2. «Программа Грефа»

    Теперь, когда правительство справилось в какой-то мере с  последствиями
кризиса августа 1998 года, оно перешло к осуществлению программы  одного  из
ведущих специалистов  в  области  современной  экономики   с  учетом  уроков
последнего кризиса.
    «Программа Грефа»[8] была разработана в основном в первой половине 2000
года. Принципиальной особенностью этого документа  является  политическая  и
идеологическая последовательность – впервые после  программы  1992  года.  В
основу экономической политики здесь положено формирование  институциональных
условий,  стимулирующих   предпринимательскую   активность   как   фундамент
устойчивого экономического роста. Одобрение базовых подходов  Стратегической
программы В.В. Путиным в апреле 2000 года означало  принципиальный  выбор  в
пользу предлагаемой данным документом экономико-политической модели.  Полный
текст программы не получил тогда официального оформления, однако  она  стала
базой для подготовки более технологических документов – программы мер на  18
месяцев, на 2002  -  2004  гг.  и  проектов  разрабатываемых  правительством
нормативных актов.
    В  центре  внимания   Стратегической   программы   находится   комплекс
институциональных  и   структурных   реформ,   включая   политические,   при
поддержании общей макроэкономической стабильности (прежде  всего  адекватной
бюджетной и денежно-кредитной политики).
    Важнейшими компонентами институциональных реформ, которые  должны  быть
осуществлены  в  России  в  соответствии  с  «программой  Грефа»,   являются
следующие.
   1. Налоговая реформа и сокращение налогового бремени.
   2. Реформирование бюджетной системы. Речь идет не о формальном сокращении
      бюджетных  расходов,  а  о  проведении  глубоких  структурных   реформ
      бюджетного сектора.
   3. Дерегулирование хозяйственной  деятельности  или,  что  то  же  самое,
      повышение  эффективности  государственного   регулирования.   Снижение
      барьеров  для  входа   на   рынок,   упрощение   систем   регистрации,
      лицензирования и контроля над частнопредпринимательской деятельностью,
      упрощение реализации инвестиционных проектов.
   4. Обеспечение гарантий частной собственности, включая интеллектуальную.
   5. Снижение и унификация таможенных тарифов.
   6. Развитие финансового рынка и финансовых институтов.  Особой  проблемой
      является укрепление надежности и эффективности банковской системы.
   7.  Реформа   естественных   монополий,   предполагающая   повышение   их
      инвестиционной привлекательности через  разделение  на  монопольный  и
      конкурентный секторы.
   8. Реформирование системы социальной поддержки в направлении концентрации
      ресурсов на помощи малоимущим.
   9. Реформирование пенсионной системы в направлении развития накопительных
      принципов.
    Главная особенность Стратегической программы состоит в отсутствии в ней
отраслевых приоритетов, что является  важнейшей  характеристикой  документа,
нацеленного на решение  задач  постиндустриальной  эпохи.  Фактически  здесь
признается два обстоятельства. Во-первых, пока не пришло  время  говорить  о
сравнительных преимуществах российской  экономики  в  отраслевом  разрезе  –
только  практика  покажет,  в  каких  секторах  страна   может   на   равных
конкурировать с наиболее  передовыми  мировыми  производителями.  Во-вторых,
наиболее перспективными и конкурентоспособными могут оказаться  не  отрасли,
а конкретные предприятия. Последнее вообще характерно  для  стран,  решающих
задачи догоняющего развития.
    Наконец, Стратегическая программа предполагает решение ряда
принципиальных задач, выходящих за рамки собственно социально-экономической
политики. Здесь особенно актуальными являются административная и судебная
реформы. От них зависит достижение практически всех экономических целей,
поскольку предпринимательская активность будет «скована» в условиях
коррупции государственного аппарата и несправедливости судебных решений.
    Таким образом, «программа Грефа» уже вступила в действие и
корректироваться будет уже по ходу осуществления задуманных реформ.
Остается надеяться, что на этот раз очередная программа все-таки даст
положительные результаты и страна будет дальше подниматься после
обрушившегося на нее кризиса. Во всяком случае, многие современные
экономисты разделяют ключевые положения описанных выше мер по достижению
стабилизации в экономическом положении нашей страны.
                                 Заключение

   За последние годы в России имели место и финансовые катастрофы, и острые
внутриполитические конфликты. Но в итоге слабые ростки рыночной экономики
все-таки выстояли и, на мой взгляд, имеют сейчас условия для развития.
После финансовой катастрофы августа 1998 г. были опасения краха реформ,
неизбежной реставрации мобилизационных методов организации экономики.
Однако этот кризис дал толчок становлению конкурентного рыночного
хозяйства, низвергнув многие финансовые структуры, паразитирующие на
«особых связях» с государством.
   Действительно, вначале позитивные тенденции в современной российской
экономике были вызваны, как ни парадоксально, финансовым кризисом 1998 г. и
резкой девальвацией рубля, что предопределило активизацию производства
внутри страны. В течение последнего времени благоприятная экономическая
ситуация поддерживалась во многом благодаря резкому подъему цен на нефть, а
также росту цен на некоторые другие товары нашего традиционного экспорта.
Так, положительное сальдо торгового баланса по итогам первого полугодия
2000 г. превысило 28 млрд. долларов[9].
   Главным итогом 90-х годов является создание основ денежного строя и его
сохранение. За прошедшее десятилетие также удалось создать основы рыночной
экономики, сформировать ее основополагающие институты. Впервые с середины
20-х гг. российский рубль стал конвертируемой валютой.
   Признавая всю неоднозначность последствий приватизации, следует
отметить, что благодаря ей в России сформировался принципиально иной
экономический и политический климат. Частная собственность вновь стала
легитимной и при ответственной политике властей может дать стране мощный
импульс экономического и социального прогресса.
   В российской экономике, несмотря на сильный затяжной спад (в течение
десяти лет), наметились контуры структурных изменений постиндустриального
типа. За этот период доля услуг в валовом внутреннем продукте увеличилась с
менее чем одной трети до половины. Например, с конца 1999 г. прирост числа
абонентов сотовой связи составил порядка 100 тыс. в месяц. Количество
телевизионных станций за тот же период выросло  почти в 3 раза, а
количество легковых автомобилей – в 2 раза[10].
   Среди позитивных экономических тенденций можно особо отметить расширение
внутреннего спроса и рост объема производства, ориентированного на
внутренний рынок. Российские предприятия явно стали лучше реагировать на
рыночные сигналы, в частности на увеличение спроса. В легкой промышленности
производство увеличилось на 34%, в полиграфической – на 25, 7%, в
медицинской – на 18%[11].
   Примерно в 1,8 раз (по сравнению с 1 июля 1999 г.) выросли
золотовалютные резервы Центрального банка, что позволило обеспечить
стабилизацию курса рубля. Они достигли 25 млрд. долларов, что является
наивысшим показателем за всю историю постсоветской России.
   Наметились положительные тенденции в показателях уровня жизни населения,
хотя докризисный (до августа 1998 г.) уровень еще не достигнут.
   Правда, некоторые экономисты слишком превышают результативность реформ и
находятся, на мой взгляд, в состоянии своего рода эйфории. Так, например,
С.В. Степашин считает, что, «несмотря ни на что, после августа 1998 г. нам
удалось в исторически короткие сроки совершить демонтаж прежней политико-
экономической системы, причем при обеспечении преемственности реформ и
постепенной консолидации политической элиты страны». Такое не всегда
объективное отношение к ближайшему прошлому у правительства может ослабить
его бдительность, однако, сейчас политика правительства должна быть как
никогда целенаправленной, чтобы избежать риска ликвидации положительных
результатов последних лет.
   Нельзя не учитывать, что с апреля – мая 2000 г. появились признаки
замедления экономического роста и инфляционных процессов. Резервы
увеличения производства, вызванные девальвацией рубля и развитием
импортозамещения, близки к исчерпанию.
   Сохраняется высокая зависимость национальной экономики от мировых цен на
сырьевые товары российского экспорта, прежде всего от цен на нефть.
Серьезной проблемой здесь является как слишком низкий, так и слишком
высокий уровень этих цен. Отрицательное воздействие этих цен (ниже 10 долл.
за баррель) на положение страны и Правительства достаточно очевидны. Однако
не менее проблематичны и экстремально высокие цены, что было в полной мере
продемонстрировано в 2000 г., особенно во втором полугодии. Можно выделить
три негативных последствия складывающейся ситуации.
   Во-первых, создается избыточное давление на курс рубля в сторону его
повышения. Для экономического роста предпочтительно сохранять низкий курс
национальной валюты или, по крайней мере, сдерживать рост реального
валютного курса.
   Во-вторых, приток иностранной валюты в условиях вялого роста инвестиций
становится фактором ускорения инфляции, поскольку денежные власти,
сдерживая рост реального курса, вынуждены покупать валюту и эмитировать
рубли. Причем в специфических российских условиях, когда сохраняется
«августовский синдром», ограничено применение инструментов стерилизации
денежной массы : напуганные крахом ГКО политики не решаются активно пойти
на восстановление рынка государственных ценных бумаг. В результате ЦБ РФ
приходится балансировать между инфляцией и ростом валютного курса, вызывая
нарекания у всех основных общественно-политических сил.
   Наконец, в-третьих, высокие цены на нефть создают серьезные трудности
для бюджетной политики Правительства, делая его жизнь в чем-то даже более
сложной, чем при низких ценах. Дополнительные доходы бюджета провоцируют
активность лоббистских группировок. Проблемы есть во всех секторах, и все
требуют денег, даже те, кто за последние годы уже отвык от претензий к
бюджету. Осенью прошлого года подобное давление приобрело огромные
масштабы. В результате вновь возрастает опасность повторения пути СССР 70-х
и России середины 90-х годов.
   Серьезным тормозом для поддержания позитивных импульсов в экономике
является недостаточная степень развития финансовой инфраструктуры в стране,
слабость банковской системы, ее низкая капитализация.
   Маломощная банковская система не в состоянии адекватно поддерживать тот
подъем, который наметился в реальном секторе экономики, а тем более
удовлетворить спрос на инвестиционные ресурсы со стороны предприятий,
которые стремятся использовать благопроиятную экономическую конъюнктуру для
обновления основного капитала и повышения своей конкурентоспособности.
Поэтому недостатки национальной банковской системы, слабость финансовой
инфраструктуры представляют серьезный тормоз для дальнейшего развития
российской экономики.
   Таким образом, проанализировав такие  задачи  работы,  как  рассмотрение
понятий структурного кризиса и трансформационного  спада,  а  затем,  изучив
особенности  трансформационного  спада  в  экономике  России  (в  частности,
промышленный кризис и  финансовый  кризис  17  августа)  и  пути  выхода  из
сложившегося  кризиса,  можно   сделать   вывод,   что   сейчас   на   плечи
правительства   России   ложится   очень   трудная    задача    и    большая
ответственность:  не  только  не  дать  обрушиться  на  нашу  страну  новому
кризису, но и обеспечить оптимальные условия для «выздоровления»  российской
экономики.
   Главным направлением дальнейшего реформирования, как  я  считаю,  должно
стать четкое разделение  функций  бизнеса  и  государства,  с  одновременным
укреплением государства и повышением эффективности его  действий.  У  России
сейчас, на мой взгляд, достаточно сил, решимости и веры в себя, чтобы  стать
процветающей страной и занять достойное место в мировом сообществе.
Список используемой литературы:

   1. Абалкин Л. Страна располагает условиями для вывода экономики на  путь
      устойчивого роста. // Экономист. 1996 №1.
   2. Бойко С. А. Возможности выхода из кризиса // Экономист. 1998 №10.
   3. Гранвилл Б. Проблемы стабилизации денежного обращения  в  России.  //
      Вопросы экономики. 1999 №1.
   4. Илларионов А.Н. Значимые закономерности экономического  развития.  //
      Вестник финансовой академии. 2001 №1(17).
   5. Корнаи Я. Трансформационный спад. // Вопросы экономики. 1994 №3.
   6. Курс экономической теории. Под ред. Сидорович А. С. М., 1997.
   7. Линн И. Новое руководство, новые  возможности.  //Вопросы  экономики.
      2000 №11.
   8. Мау В. Экономическая политика России: в начале новой фазы.  //Вопросы
      экономики. 2001 №3.
   9. Основные экономические  показатели  стран  СНГ  в  1996-2000  гг.  По
      материалам Статкомитета СНГ. // Вопросы статистики. 2001 №4.
  10. Смирнов С.  Поддержка  российского  предпринимательства.  //  Вопросы
      экономики. 1999 №2.
  11. Смирнов С. Промышленная политика: проблемы и перспективы. //  Вопросы
      экономики. 2000 №9.
  12. Смирнов С. Система опережающих индикаторов. //Вопросы экономики. 2001
      №3.
  13. Степашин С.В. Переходный  период  в  России:  прблемы,  достижения  и
      перспективы. // Вестник финансовой академии. 2001 №1(17).
  14. Экономика. Под ред. Булатова А.С. М.,1997.


-----------------------
[1] Илларионов А.Н. Значимые закономерности экономического развития. //
Вестник финансовой академии. 2001 №1(17). С.16.
[2] Линн И. Новое руководство, новые возможности. // Вопросы экономики.
2000 №11. С.8.
[3] Там же. С.8.
[4] Гранвилл Б. Проблемы стабилизации денежного обращения в России. //
Вопросы экономики. 1999 №1. С.40.
[5] Гранвилл Б. Проблемы стабилизации денежного обращения в России. //
Вопросы экономики. 1999 №1. С.45.
[6] Мау В. Экономическая политика России: в начале новой фазы. // Вопросы
экономики. 2001 №3. С.8.
[7] Основные экономические показатели стран СНГ в 1996 – 2000 гг. По
материалам Статкомитета СНГ. // Вопросы статистики. 2001 №4. С.64.
[8] Мау В. Экономическая политика России: в начале новой фазы. // Вопросы
экономики. 2001 №3. С.12.
[9] Степашин С.В. переходный период в России: проблемы, достижения и
перспективы. // Вестник финансовой академии. 2001. №1(17). С.27.
[10] Там же. С.28.
[11] Илларионов А.Н. Значимые закономерности экономического развития. //
Вестник финансовой академии. 2001 №1(17). С.21.



смотреть на рефераты похожие на "Кризис российской экономики и пути его преодоления"