Юриспруденция

Прецедентное право Англии


                        I. ПРЕЦЕДЕНТНОЕ ПРАВО АНГЛИИ

    Прецедентное право Англии занимает центральное место в  правовой  семье
«общего права». В Англии находятся  истоки  данной  правовой  семьи.  Однако
последняя  стала  формироваться  тогда,  когда  прецедентное  право   Англии
достигло определенной степени развития.
    Исторически   сложилось   так,   что   на    определенной    территории
Великобритании, а именно в  Англии  и  Уэльсе,  единое  (общее)  право  было
сформировано   судебными   решениями.   Как   раз   для   Англии   применимо
использование терминов «общее» и «прецедентное право» как синонимов.  Анализ
английского  прецедентного  права  позволяет  показать,  как  была  заложена
основа одной из правовых семей.
    В развитии  прецедентного  права  в  Англии  можно  выделить  несколько
этапов.  Они  определяются  качественными  изменениями,   происходившими   в
прецедентом праве в процессе его становления.  Предлагаемая  периодизация  в
достаточной степени условна.
    Можно выделить  три  крупных  этапа  развития  прецедентного  права[1].
Первый  –  формирование  общего  права  судебными  решениями.   Его   нижняя
временная граница достаточно размыта (хотя в  некоторых  случаях  называется
точная дата – 1066 г., начало норманнского  завоевания)2  Верхняя  временная
граница определяется XIV в., когда начался первый  крупный  «кризис»  общего
права. Второй этап, связанный с перестройкой общего  права,  продолжался  до
середины XIX в. С середины XIX в.  по  настоящее  время  прецедентное  право
находится  на  третьем  этапе  развития.  Для  него   характерно   изменение
положения прецедентов как источников права в результате расцвета  статутного
права.
    Первый   этап   - зарождение    общего    права  —  представляет  собой
особый  интерес.  Его  анализ  дает  возможность     установить,       какие
обстоятельства привели к тому,  что  именно  суды  стали  формировать  общее
право в Англии.
    Хотя общее право в стране стало  формироваться  в  период  норманнского
завоевания, необходимо отметить, что ряд  факторов  общественного  развития,
способствовавших этому процессу, сложился еще в англосаксонском  периоде.  В
то время в Англии действовало множество местных обычаев. Впоследствии к  ним
обращались королевские судьи для разрешения споров.  Именно  они,  претерпев
определенные   изменения,   трансформировались   в новую систему.
    Ученые отмечают, что уже на том этапе в обществе наблюдалась склонность
к решению споров заключением мировой. Формировалось  общественное  отношение
к суду как к органу, помогающему достигнуть компромисс.
    После норманнского завоевания  начался  процесс  централизации  страны,
который  имел  ряд  особенностей.  Вильгельм  Завоеватель  смог   выработать
наиболее оптимальную тактику в управлении  столь  сложным  обществом,  каким
представлялась Англия в тот период. Он не во всем  мечом  насаждал  порядки,
достаточно лояльно относясь к культуре завоеванной страны, созданной до  его
прихода. Он стремился  во  многом  воспринять  сложившееся  право.  Норманны
знали римское и каноническое право, тем не менее, изучали англосаксонское  и
руководствовались им в своей практике.
    По мнению английского ученого  П.  Стайна,  английское  право  является
разновидностью  германского,  в   котором   образовались   два   течения   —
англосаксонское и норманнское. Норманнские короли преуспели  в  установлении
централизованного правления по всей стране  и  смогли  удержать  феодалов  в
зависимости, придав английскому праву некоторые  черты,  отличающие  его  от
других форм германского права.
    В создании единого права ведущую роль сыграли королевские судьи. В  тот
период в Англии действовало несколько видов судов.  В  случае  возникновения
спора лицо могло обратиться в местный суд,  в  котором  применялось  обычное
право; в церковный суд, в котором споры  решались  на  основе  канонического
права; в городской суд,  применявший  купеческое  право;  в  суд  барона;  и
королевский суд. Английское право изначально  развивалось  судами:  прообраз
парламента возник на 100 лет позже после основании королевских судов.
    Три королевских суда (суд  казначейства,  первоначально  осуществлявший
административную функцию, а  позже  рассматривающий  главным  образом  споры
финансового  характера;  суд  общих   тяжб,   созданный   для   рассмотрения
преимущественно  гражданских  дел,  и  которых  не  затрагивались   интересы
Короны;  суд   королевской   скамьи,   рассматривавший   дела,   в   которых
затрагивались интересы Короны), действовали по всей стране.
    Они уже не переезжали, следуя за  королем  и  попутно  разрешая  споры.
Судьи данных судов жили и Лондоне, в одном из его районов,  откуда  выезжали
для  судебных  разбирательств.  Поскольку  в  каждой  местности,  куда   они
приезжали,  действовали  свои  местные  обычаи,  то  судьи   стремились   их
учитывать. Этому способствовал  применяемый  в  королевских  судах  институт
присяжных. Присяжные, как правило, были местными жителями и в  своей  оценке
дела исходили из известных им обычаев.
    До XIV в. обычай преобладал над всеми остальными источниками  права.  В
суде  общих  тяжб  обвиняемый  мог  заявить,  что  общее  право  к  нему  не
применяется, потому что дело основывается на обычае  какой-либо  йоркширской
деревни. Только к концу XIV в. общее  право  стало  вытеснять  обычаи.  Хотя
даже  в  норманнский   период   стороны   могли   представлять   свидетелей,
подтверждавших  действие  того  или  иного  обычая  до  1060  г.,   т.е.   в
англосаксонский период.
    Поскольку судьи передвигались по струне, заседая  в  различных  местах,
они  постепенно  знакомились  с  многочисленными  обычаями.  Возвращаясь   в
Лондон, судьи, хорошо знавшие друг друга  и  имевшие  возможность  общаться,
поскольку  проживали  в  одном   районе,   обсуждали   рассмотренные   дела,
сравнивали,  какие  решения  выносились   по   сходным   делам.   Совместные
обсуждения  практики  способствовали  выработке  общей  позиции   судей   по
аналогичным делам.
    Для развития судебной практики и укрепления ее    роли    важно    было
то,    что     уже     в   то   время   в   королевских    судах   заседали,
профессиональные юристы (судьи и адвокаты, так называемые  доктора  права  -
seargants-at-law). Их общая  позиция  была  выражением     профессионального
мнения. Общее право изначально формировалось как «право юристов». Э.  Дженкс
отмечает, что нельзя точно определить, как произошло общее право.  «Каким-то
путем,  который   не  может   быть   точно   определен,  королевские  судьи,
встречавшиеся между  своими разъездами в  Лондоне  для  рассмотрения  дел  в
централизованных королевских судах... и Вестминстере, пришли к соглашению  о
необходимости слить различные местные обычаи в  общее    или  единое  право,
которое могло бы  применяться  по всей стране».
    Практикующие юристы  создали  к  XIV  в.  профессиональные  корпорации,
установив определенные требования к  вступающим  в  них  членам.  Корпорации
способствовали не только поддержанию  высокого  профессионального  уровня  и
росту   престижности   юридической   деятельности,   но    и    формированию
преемственности в подходе к праву, защите и развитию  единого  национального
права, поскольку являлись своего рода университетом общего права.
Создавая право, суды стремились  следовать  своим  предшествующим  решениям.
Брактон отмечал, что еще в XIII в. английские судьи, в отличие  от  римских,
обращались к предшествующим решениям. Однако  в  средневековом  общем  праве
понятия  прецедента  еще  не  существовало.  Для  того  чтобы  судьи   имели
возможность анализировать сложившуюся практику, им в помощь с 1282 г.  стали
выпускаться  ежегодники.  В  ежегодниках  судебные  решения  излагались   на
норманно-французском языке. Такие  ежегодники  были  прообразом  современных
судебных отчетов.
    Развитие  общего  права  судебными  решениями  определило   своеобразие
правовой  системы  и  ее  отличие  от   континентальных   правовых   систем,
основывающихся на римском праве.
    Римское право не оказало существенного влияния на английское,  несмотря
на то что  крыло  Римской  империи  коснулось  и  Британии.  Однако  римская
культура не  оставила  существенных  следов.  Причина  этого  заключалась  в
уровне экономического и политического развития Англии.
      На первом этапе для английского права характерно  явное  доминирование
процессуального нрава над  материальным.  Это  обусловливалось  зависимостью
создаваемого  судебной   практикой   материального   права   от   юрисдикции
королевских  судов.  Изначально   юрисдикция   последних   не   была   точно
определена.  Она   устанавливалась   в   течение   длительного   времени   и
определялась системой предписаний. Для того чтобы обратиться в  суд  Короны,
требовалось получить предписание (writ)  соответствующим  должностным  лицам
(шерифам)   принять   дело   к    рассмотрению.    Каждому    правонарушению
соответствовал определенный вид предписаний.  Система  предписаний  получила
развитие еще в англосаксонский период. К X  в.  их  было  17  видов  (каждое
предписание имело  название,  указывающее  на  его  функцию  -  о  долге,  о
нарушении  владения).  Соответственно   виду   предписания   устанавливалась
система исков (forms of action).
      В средние века наибольшую конкуренцию общему  праву  составляло  право
справедливости,  развивавшееся  в  судах  канцлера.  Петиции   о   получении
предписания  продолжали  поступать  королю,  но  они  стали  передаваться  в
канцлерское  отделение.  Поскольку  канцлер  являлся  «выразителем  совести»
короля,  он  видел  свою  задачу  в  осуществлении  правосудия  именно   «по
совести». При рассмотрении дел канцлер исходил из  положений  общего  права,
но не считал себя связанным ими. По мнению канцлера Ноттингема, общее  право
было послушным слугой,  но  плохим  хозяином.  Канцлеры  легко  отходили  от
решений судов общего права, если, по их мнению, они  противоречили  праву  и
разуму.  Свои  решения  они  выводили  не  только   на   основе   логических
построений, но и руководствуясь политическими задачами,  поскольку  являлись
членами кабинета и занимались политической деятельностью.
      Право    справедливости     возникло на  основе толкования    (глоссе)
    общего     права,     и     некоторые   английские   ученые     отрицают
самостоятельный характер права  справедливости, отмечают его  фрагментальный
 характер. Тем не менее,  право  справедливости    разработало    институты,
ранее   неизвестные   английскому   праву. К  примеру,  право  доверительной
собственности, которое стало применяться в  самых  разнообразных  ситуациях.
Введение данного института  явилось  правовым  обоснованием  права  замужней
женщины раздельно пользоваться имуществом  с  супругом    (по  общему  праву
личная   собственность     жены     переходила      к      мужу).      Право
справедливости пересмотрело вопрос о   закладных,  в  том  числе  обеспечило
право выкупа по закладным (дело  Harris   v.  Harris,   1681  г.),  хотя  по
общему праву права залогодержателя  не  были  ограничены.  Получило   защиту
движимое  имущество,  обеспечивалась передача имущества при  договоре купли-
продажи.   Лицо    могло   также   потребовать  от   суда  канцлера   выдать
запретительный  приказ (injunction)   с  требованием  прекратить  незаконные
действия.
    Окончательное  формирование  прецедентного  права  и   его   дальнейшая
модификация происходили с середины XIX и. по настоящее время.
    Именно XIX век является временем полного признания принципа прецедента.
По мнению Т. В. Апаровой, «история английского прецедента в середине XIX  в.
таким образом, логически завершилась периодом его наивысшей  авторитетности.
Принцип обязательности  судебных  прецедентов  достигнет  уровня  абсолютной
связанности судей решениями  (притворами)  своих  предшественников  в  целях
аутентичного применения права4.
    Установлению принципа прецедента, несомненно,  способствовала  судебная
реформа  1873—1875гг.  и  все  последующие  реформы  судебной   системы.   В
результате реформ была создана развитая судебная система  судов,  определены
высшие суды, чьи  решения  развивают  прецедентное  право.  Централизованная
система  судов  способствовала  созданию  условий  для   действия   принципа
прецедента, укреплению  обязанности  нижестоящих  судов  следовать  решениям
вышестоящих. Попытки отдельных судов нарушить этот принцип не имели  успеха.
Особенно  активные  попытки  занять  независимое   положение   в   судейском
нормотворческом процессе предпринимал Апелляционный суд. Его  борьба  против
решений палаты лордов привела к тому, что в некоторых случаях  Апелляционный
суд  не  следовал  прецедентам,  установленным  высшей  судебной  инстанцией
страны. Однако все подобные попытки были пресечены самой палатой лордов.
    Судебная  реформа  XIX  в.  в   значительной   степени   способствовала
разрешению конфликта между общим правом и правом справедливости,  которое  к
тому времени перестало быть  гибким  и  уже  не  создавало  новые  принципы.
Канцлерские суды были слиты с судами общего права. Как  отмечает  английский
юрист Р. Уолкер, законы  о  судоустройстве  сделали  больше,  чем  соединили
осуществление общего права и права справедливости: они сплавили сами  нормы.
Однако полного  слияния  не  произошло:  во-первых,  фактически  были  слиты
только процессуальные нормы; во-вторых,  институты,  развитые  исключительно
правом справедливости  (право  доверительной  собственности),  по  настоящее
время рассматриваются канцлерским отделением Высокого суда. К примеру, в  XX
в. оно достаточно успешно защищает право собственности.
    В  некоторых  областях  современного  английского  права  нормы   права
справедливости противоречат нормам прецедентного права. Проблемы  возникают,
несмотря на то, что Закон о  судоустройстве  1873  г.  установил:  в  случае
коллизии  прецедентного  права  и  права  справедливости   последнее   имеет
приоритет. Взаимодействие права справедливости и прецедентного  права  можно
показать на примере института заблуждения в договорном праве.
    Соединение понятия заблуждения, выработанного общим правом, с правовыми
средствами защиты, выработанными правом справедливости  (отказ  в  вынесении
приказа об исполнении в натуре,  внесение  поправок  в  письменный  договор,
расторжение договора), вызывает много вопросов. По  общему  праву  в  случае
заблуждения  в  отношении  заключенного  договора  он  может  быть   признан
недействительным с момента  заключения.  По  праву  справедливости  в  таком
случае договор признается только  оспоримым.  В  зависимости  от  толкования
существуют  два  пути  решения:  во-первых,  по  принципу  приоритета  права
справедливости  во  всех  случаях  заблуждения  признавать   договоры   лишь
оспоримыми; во-вторых, средства защиты, выработанные правом  справедливости,
применять лишь к договорам, признанным действительными по  общему  праву.  В
действующем  праве  применяются  оба  варианта,  что  не   решает   проблемы
сосуществования общего права и права справедливости.
    Положение прецедентного права в  современной  правовой  системе  Англии
определяется  статутным  правом.   Расширяется   круг   отношений,   который
регулируется законодательством. Некоторые нормы  прецедентного  права  также
включаются  в  статуты.  Статуты  существенно  потеснили  прецеденты  в  тех
областях права, которые подверглись наибольшим изменениям.  Крупная  реформа
уголовного права привела к тому, что многие составы  уголовных  преступлений
получили законодательное закрепление.
    В гражданском праве многие вопросы решаются и на основе прецедентов,  и
на основе статутов. Договор может быть  признан  незаконным  как  на  основе
прецедентного права, так и на  основе  статутного.  Развитие  любой  области
английского  права  строится  на  сложном   взаимодействии   прецедентов   и
статутов.



                    II. СУДЕБНАЯ СИСТЕМА АНГЛИИ И УЭЛЬСА
    В соответствии  с  так  называемой  иерархической  структурой  судебной
системы, в Англии существует два вида  судов:  высшие  и  низшие,  хотя  они
обслуживаются судьями трех категорий.
    В систему высших судов  Англии  и  Уэльса  не  включаются  по  принятой
классификации палата лордов и судебный комитет тайного  совета,  в  силу  их
исключительного  положения  по  отношению   к   судам   всего   Соединенного
Королевства. После вступления Великобритании в состав Европейских  сообществ
в английской литературе появилась  новая  классификация:  первым  в  системе
судов  называется  Европейский  суд   в   Люксембурге.   Английские   юристы
оправдывают эту классификацию тем, что, начиная с прецедента 1974  г.  (дело
Van Dayn v. Home Office) установилась практика  отсылки  в  Европейский  суд
для получения его мнения, дел, содержащих международный элемент.
    В  систему  низших  судов  Англии  и  Уэльса  входят  суды  графств   и
Магистратские суды.

                      1. Европейский суд справедливости
    Строго  говоря,  это  не  английский  суд.  Он  не  входит  в   систему
национальных  английских  судов.  Поэтому  его  лучше  рассматривать   среди
"иных", а не основных судов. В то же время  Европейский  суд  справедливости
обладает определенными  полномочиями,  признаваемыми  не  только  на  уровне
Европейского  Союза,  но  и  в   пределах   юрисдикции   английских   судов.
Объясняется это тем, что на этот судебный орган возложено решение  вопросов,
связанных в основном с толкованием и применением  права  Европейского  Союза
для последующего использования его решений в практике национальных судов.
    От  английских  судов  Европейский  суд  справедливости   отличает,   в
частности,  то,  что  он  действует   на   основе   принципов   и   процедур
континентального  права.  Следовательно,  Европейский   суд   справедливости
представляет собой  скорее  орган  инквизиционного,  нежели  состязательного
правосудия. Это  означает,  что  Европейский  суд  справедливости  принимает
активное участие в установлении истины по делу, ведет судебное  следствие  и
сам определяет, какие меры  должны  быть  приняты  по  делу.  Напомним,  что
английский суд строится на основе состязательного правосудия, и это  значит,
что  суд  предоставляет  сторонам,  участвующим  в  деле,  самим   приводить
доказательства и юридические доводы. Английский суд в  полном  смысле  слова
разрешает спор между сторонами.
    Европейский суд справедливости — это в основном апелляционный  суд.  Он
размещается в Люксембурге. В  составе  суда  должны  быть  представлены  все
страны, входящие в Европейский Союз.  В  его  деятельности  также  принимают
участие  специальные  должностные   лица   —   главные   адвокаты,   которые
назначаются странами-участницами, но являются независимыми  от  правительств
и парламентов этих стран. Решения Европейского суда по  вопросам  толкования
положений  правовых  актов  Европейского  Союза  являются  окончательными  и
обладают высшей силой даже по отношению к решениям  Палаты  лордов.  Решения
этого суда имеют большое значение для сферы бизнеса и деловой активности,  а
также для решения вопроса о правах отдельных лиц и граждан.
К юрисдикции Европейского суда справедливости  относится  решение  следующих
вопросов:
•     разрешение   споров   между   государствами-участниками   или    между
Еврокомиссией  и  государством   —   участником   Евросоюза   по   вопросам,
предусмотренным Договором о создании Евросоюза;
•   определение соответствия действий или  бездействия  руководящих  органов
Евросоюза — Европейского Совета, Еврокомиссии, Европарламента  —  положениям
Договора. Возбуждать судопроизводство в Европейском суде  справедливости  по
этим
вопросам  имеют  право  как  страны-участницы,  так  и  руководящие   органы
Евросоюза;
•    рассмотрение апелляционных жалоб от частных  лиц  (например,  в  случае
наложения  штрафа  Еврокомиссией  за  нарушение  требований  правовых   норм
Евросоюза);
•    толкование  права  Евросоюза  по  запросам  национальных  судов.  Такая
необходимость возникает,  когда  национальный  суд  должен  применить  норму
европейского  права.  Однако  Европейский  суд  справедливости   дает   лишь
толкование норм европейского права, а решение дела по существу  остается  за
национальным судом;
•    подготовка ответов на запросы Европейского Совета или  Ев-рокомиссии  о
соответствии  вносимых   ими   предложений   положениям   и   нормам   права
Европейского Союза.
    Особенностью Европейского суда справедливости  служит  то,  что  в  нем
представлены главные адвокаты.  Формально  статус  главного  адвоката  равен
статусу судьи Европейского суда. Однако юридически они не  обладают  властью
принимать решения суда.
    В соответствии с регламентом Европейский суд справедливости заседает  в
составе семи судей  и  одного  главного  адвоката,  который  может  задавать
вопросы участникам заседания, а позднее даже представлять свое  мнение  суду
в письменном виде. В этом документе может  быть  изложена  позиция  главного
адвоката по данному делу, определена правовая база и внесены  предложения  в
части будущего решения суда. Однако это мнение не является обязательным  для
судей. Публикация особого мнения судьи не  допускается.  Исполнение  решений
Европейского  суда   справедливости   возлагается   на   национальные   суды
государств, входящих в Европейский Союз.
    Суд   первой   инстанции    организован     при     Европейском    суде
"^справедливости, но действует он  как  самостоятельный  суд.  Решения  Суда
первой инстанции могут быть обжалованы в Европейский суд справедливости  как
в суд апелляционной инстанции, но  только  в  той  части,  которая  касается
положений права.  В  нем  рассматриваются  по  существу  иски  по  делам  об
ограничении  свободной  конкуренции,  об  антидемпинговой  политике   и   по
трудовым спорам служащих Европейского союза.
    Предназначение Суда первой инстанции  –  ускорить  рассмотрение  дел  в
Европейском суде справедливости и позволить  последнему  сосредоточиться  на
делах,  связанных  с  необходимостью  толкования  положений  и  норм   права
Европейского Союза.

                              2. Палата Лордов
    Термин "Палата лордов" употребляется для сокращенного  обозначения  тех
членов нижней палаты английского Парламента, в  компетенцию  которых  входит
рассмотрение жалоб на решения  и  приговоры  судов.  Полное  название  этого
органа — Судебный комитет Палаты лордов.
    Таким образом,  Палата  лордов  —  это  высшая  апелляционная  судебная
инстанция английской национальной судебной системы (а по  гражданским  делам
и   шотландской   национальной   системы1.    Юрисдикция    Палаты    лордов
распространяется на судебные системы Шотландии и Северной Ирландии.
    Палата лордов состоит из 13 лордов-судей. Из них двое  —  представители
шотландского корпуса судей, один представляет Северную Ирландию. Все  лорды-
судьи назначаются из числа наиболее выдающихся судей Апелляционного суда.  В
состав Палаты лордов входят по должности также  действующий  лорд-канцлер  и
лорд-канцлер в отставке.
    Заседания Судебного комитета Палаты лордов проходят  в  Вестминстерском
дворце в  составе  как  минимум  трех  судей.  Однако  более  распространена
практика, когда  заседания  проходят  в  составе  пяти  судей.  Заседания  и
обсуждение вопросов в присутствии барристеров проходят в простой форме,  без
элементов публичности их выступлений. Это значит, что  судьи  Палаты  лордов
заседают без париков и мантий за столом, своей формой напоминающим подкову.
    В Палату лордов попадают жалобы, как по уголовным, так и по гражданским
делам, рассмотренным в Апелляционном суде, а  в  некоторых  случаях  (о  них
будет  сказано  далее)  —  и  из  Высокого  суда.  Основная   масса   жалоб,
поступающих в Палату лордов, — по гражданским делам.
    Так, в 1995 г.  в  Палате  лордов  было  рассмотрено  67  апелляций  по
гражданским делам (в том числе 10 — на решения шотландских судов и  1  —  на
решение суда Северной Ирландии) и  всего  7  жалоб  по  уголовным  делам  (4
жалобы  поступили  после  рассмотрения  в  отделении  по   уголовным   делам
Апелляционного суда, а 3 — из отделения Суда Короны).
    В связи с вступлением Великобритании в Европейский Союз  Палата  лордов
выступает в качестве высшей судебной инстанции по  всем  гражданским  делам,
рассмотриваемым на основании норм английского и шотландского  права.  Однако
в отношении уголовных дел юрисдикция Палаты лордов  распространяется  только
на  те  уголовные  дела,  которые  были  рассмотрены   на   основании   норм
английского уголовного права.
    В отличие от судей всех  других  судов  лорды-судьи  Палаты  лордов  не
выносят решений по делам. Они выступают с речами, обосновывают  свое  мнение
по тому или иному  вопросу  права  и  принимают  участие  в  голосовании  об
удовлетворении жалобы или о ее отклонении.
    Палата лордов  является  преимущественно  апелляционной  инстанцией.  В
качестве суда первой инстанции она выступает лишь в исключительных  случаях.
До недавнего времени такая возможность предусматривалась для случаев,  когда
в Палате лордов могли рассматриваться  дела  в  отношении  "равных",  т.  е.
членов Палаты лордов. Однако  "суд  равных"  был  упразднен  в  1948  г.,  а
судебная процедура импичмента для английской  политической  системы  сегодня
представляется архаизмом. Единственной категорией  дел,  по  которым  Палата
лордов сегодня может выступать в качестве суда  первой  инстанции,  остаются
дела, связанные с  решением  вопроса  о  парламентской  или  дипломатической
неприкосновенности, и возможные иски по поводу института пэрства.
    Как и в любой апелляционной инстанции,  для  принятия  решения  Палатой
лордов требуется большинство голосов. Если голоса "за" и "против",  поданные
членами  Судебного  комитета  Палаты  лордов,  распределятся  одинаково,  то
жалоба считается отклоненной. Обычно этого  не  случается,  так  как  Палата
лордов заседает при нечетном количестве  судей.  Однако  на  практике  такая
ситуация все же  может  возникнуть,  например,  в  случае  внезапной  смерти
одного из членов комитета. Именно это произошло в 1972 г. в деле Kennedy  v.
Sprat, когда скоропостижно скончался лорд Апджон.
    Особые мнения судей, оставшихся при голосовании  в  меньшинстве,  также
подлежат публикации и доводятся до сведения общественности.
    Юрисдикция Палаты лордов  определяется  тем,  что  это  преимущественно
апелляционная инстанция для гражданских и  уголовных  дел,  и  в  ней  могут
рассматриваться следующие жалобы:
    на решения Апелляционного суда (с разрешения  Апелляционного  суда  или
Апелляционного комитета членов Палаты лордов);
    на решения Высокого суда (с разрешения Палаты  лордов  и  лишь  по  тем
делам,  в  которых  обнаруживается  необходимость  высказаться  по  вопросам
действующего права);
    на решения Судебной палаты Шотландии;
    на решения Апелляционного суда Северной Ирландии.
    До 1969 г. все дела, рассмотренные Высоким судом по первой инстанции  и
направленные  на  апелляционное   рассмотрение,   подлежали   предварительно
обязательному направлению в  Апелляционный  суд,  а  затем  уже  попадали  в
Палату лордов. В таком случае возникала опасность того,  что  Палата  лордов
будет  попросту  дублировать  Апелляционный  суд.  Для   исправления   этого
положения в 1969 г. была  введена  особая  процедура,  благодаря  которой  в
определенных  случаях  апелляционная  жалоба  на   решение   Высокого   суда
направлялась напрямую (через голову Апелляционного суда)  в  Палату  лордов.
Отсюда (видимо, по аналогии с известным детским развлечением) эта  процедура
получила неофициальное название "процедура-чехарда".  Сокращенная  процедура
обжалования допускалась при соблюдении следующих обязательных условий:
1.  Судья, рассматривавший  дело,  удостоверяет,  что  оно  было  связано  с
решением правового вопроса, выходящего за рамки одного дела, например,  если
вынесение решения связано с необходимостью толкования закона.
2.    Все  стороны,  участвовавшие  в  деле,  согласны  с   таким   порядком
обжалования.
3.   Палата лордов также должна  выразить  согласие  на  прямое  направление
жалобы.
    Однако на практике  такая  процедура  обжалования  применяется  лишь  в
исключительных и достаточно редких случаях.
    Наличие Палаты лордов и действующего Апелляционного суда —  это  скорее
дань старой традиции, которую сегодня вряд ли можно  обосновать  какими-либо
убедительными аргументами практического свойства.
    Наконец, следует отметить, что Палата лордов  не  включается  в  состав
Верховного суда, хотя и является высшей апелляционной инстанцией  английской
правовой системы. Это, конечно, противоречит требованиям логики, зато  очень
хорошо  согласуется  с  традициями  английского  права.  В  частности,   это
объясняется тем, что при учреждении Верховного  суда  в  1873  г.  Парламент
имел в виду отменить Палату лордов (как судебный орган), но потом в 1876  г.
передумал,  и  Палата  лордов  сохранилась  в  неприкосновенности,  хотя  ее
функции и компетенция, как мы видели, не остались без изменений.
    Палата лордов существует на протяжении многих веков как высший судебный
орган английского Парламента.  По  существу,  Парламент  представляет  собой
старейший суд английского общего права. Лишь в конце XV в. судебные  функции
Парламента начинает выполнять исключительно его Палата лордов.
    До середины XIX в.  любой  пэр  независимо  от  того,  имелась  у  него
юридическая  квалификация  или  нет,  мог  принимать  участие  в  заседаниях
судебного органа  —  Палаты  лордов.  Все  члены  высшей  палаты  Парламента
обладали правом голоса при рассмотрении апелляционных жалоб на  приговоры  и
решения  нижестоящих  судов.  Дело  дошло  до  того,  что  в  1834  г.  было
зафиксировано решение Палаты лордов,  принятое  вообще  без  участия  судей.
Однако впоследствии этот "перекос" был поправлен, и в 1883 г. попытка  пэра,
не принадлежавшего к судейскому сословию, принять участие в  голосовании  по
апелляционной жалобе в Палате лордов была попросту проигнорирована  лордами-
судьями. Его голос не был засчитан. Сегодня эта  практика  приобрела  статус
конституционной конвенции. Однако законы, которые хоть  как-то  ограничивали
бы  права  членов  Парламента  участвовать  в  заседаниях   Палаты   лордов,
отсутствуют.
    В XX в. Палата лордов неоднократно подвергалась критике из-за  излишней
консервативности ее решений. Лордам-судьям ставится в вину их  предвзятость,
а также склонность принимать решения, безопасные для  себя  и  выгодные  для
истеблишмента и политической элиты. По ряду дел Палата лордов  обвинялась  в
антипрофсоюзной ангажированности.
    Не менее остро ее решения критиковались  и  ввиду  явной  неспособности
этого судебного органа внести  свой  вклад  в  развитие  реформы  уголовного
права.  Действительно,  дела,  ежегодно  рассматриваемые   Палатой   лордов,
малочисленны ввиду серьезных процессуальных ограничений. По мнению  наиболее
авторитетных ученых-правоведов Англии — профессоров Смита  и  Вильямса,  это
заставляет  задуматься  о  необходимости  на  национальном  уровне  обсудить
вопрос о том, стоит ли сохранять вторую  высшую  апелляционную  инстанцию  в
стран?
    Вместе с тем в печати отмечаются  серьезные  заслуги  Палаты  лордов  в
области права и судебной практики. В  частности,  Палата  лордов  продолжает
выполнять важные функции по исправлению  ошибок,  допускаемых  Апелляционным
судом. Достаточно  сказать,  что  только  в  1995  г.  Палатой  лордов  было
отменено около 39% решений Апелляционного суда по гражданским  делам  и  25%
по уголовным делам (от общего числа жалоб на  решения  Апелляционного  суда,
рассмотренных Палатой лордов). В отдельные годы эти показатели еще выше.
    Достаточно существенным  является  вклад  Палаты  лордов  в  английскую
юриспруденцию и в развитие материального права. Так, значительными вехами  в
развитии современного английского  права  остаются  прецеденты:  Rylands  v.
Fletcher (1868); Dnoghue v. Stevenson [1932]; Medley  Byrn  &  Co.  Ltd.  v.
Heller & Partners Ltd. 1  1  964];  British  Railways  Board  v.  Harrington
[1972]; Christie v.  Leachinsky  [1947];  McLoughlin  v.  0'  Brian  [1982];
Gillick v. West Norfolk and Wisbec Area Health  Authority  [1985];  R  v.  R
(rape:  merital  exemption)  [1991];  Derbyshire  County  Council  v.  Times
Newspapers Ltd. [1993] и др.

                     3. Судебный комитет Тайного совета
    Был образован в 1833 основании Закона о судебном комитете. По  существу
Тайный  совет  представляет  собой  реликтовое  образование,  доставшееся  в
наследство еще от колониальных времен. Во времена  существования  Британской
империи Тайный  совет  размещался  в  Лондоне  и  выполнял  функции  высшего
апелляционного  суда  по  отношению  к  судам  в   британских   колониях   и
доминионах.
    Сегодня Судебный комитет  Тайного  совета  рассматривает  апелляции  на
решения  судебных  властей  в  еще  оставшихся  колониях  и  в  тех   бывших
британских  территориях,  которые   предпочли   сохранить   старый   порядок
апелляции. К их числу относятся Сингапур, Новая Зеландия, Ямайка,  Барбадос,
Тринидад и Тобаго, Шри-Ланка и  др.  (всего  насчитывается  25  территорий).
Другие  страны,  входящие  в  Содружество1,  полагают,  что  такой   порядок
несовместим с их суверенитетом.  Например,  Канада  и  Индия  отказались  от
следования этому порядку еще в 1949 г., а Австралия — в 1986 г.
    Судебный комитет Тайного совета такой же орган, как и Судебный  комитет
Палаты лордов.  Его  полномочия  также  связаны  с  рассмотрением  жалоб  на
решения и  приговоры  судов.  Сюда  же  поступают  жалобы  на  решения  суда
англиканской церкви. В составе Судебного комитета  Тайного  совета  заседают
те же судьи, что и в Палате лордов. К ним время  от  времени  присоединяются
наиболее выдающиеся представители судебного корпуса тех  стран  Содружества,
которые принимают юрисдикцию Тайного совета.

                              4. Верховный суд
    Апелляционный суд и Высокий суд  уже  с  1873  г.  рассматриваются  как
подразделения, образующие Верховный суд Англии и Уэльса. В 1971  г.  Законом
о судах вводится еще  одно  подразделение  Верховного  суда  —  Суд  Короны,
который приходит на смену  судам  ассизов1  и  так  называемым  судам  малых
сессий2. В отличие от ассизов и судов малых сессий Суд Короны —  это  единый
суд. Его отделения (помещения) находятся на местах, но уже  не  относятся  к
разряду местных судов. Судебное присутствие  Суда  Короны  Большого  Лондона
известно как Центральный уголовный суд, или Олд Бейли.
    Верховный суд  в  Англии  возник  в  рамках  реформы,  направленной  на
ликвидацию дуализма  судов  общего  права  и  права  справедливости.  Другой
задачей  этого  решения  было  прекращение  функционирования  многочисленных
органов  разрешения   споров   с   крайне   запутанной   и   переплетающейся
компетенцией. Это закрепил Закон о Верховном суде (The Supreme Court Act)  1
925 г. В  настоящее  время  деятельность  Верховного  суда  регламентируется
Законом о Верховном суде 1981 г. Этот Закон в отличие от Закона 1925  г.  не
называется консолидированным, что в сущности  ничего  не  меняет.  Законы  о
Верховном   суде   продолжают   оставаться    примером    консолидированного
законодательства с той лишь  разницей,  что  теперь  они  не  ограничиваются
вопросами   судоустройства,   а   регламентируют   процессуальные    стороны
отправления правосудия.
    Положение  Суда  Короны  в  иерархии  английских  судов   соответствует
положению Высокого суда. Поэтому, начиная с 1971 г.  Верховный  суд  состоит
фактически из трех судебных органов: Апелляционного суда,  Высокого  суда  и
Суда Короны. Рассмотрим их подробнее.

                            а) Апелляционный суд
    Это второе и нижестоящее по сравнению с  Палатой  лордов  апелляционное
звено  судебной  системы  Англии.  Апелляционный  суд   представляет   собой
основное судебное учреждение, где можно обжаловать решения всех  нижестоящих
судов. Апелляционный суд состоит из 28 судей. Они, пожалуй,  в  еще  большей
степени, чем их коллеги из  Палаты  лордов,  влияют  на  формирование  права
Англии. Все заседания  Апелляционного  суда  проходят  в  помещениях  здания
Королевского дворца правосудия, расположенного в Лондоне на Стрэнде.
    В  1966  г.  Апелляционный  суд  организационно  был  разделен  на  два
самостоятельных отделения:  по  гражданским  делам  и  по  уголовным  делам.
Апелляционный суд  по  гражданским  делам  возглавляет  Главный  лорд-судья.
Название должности  председателя  Апелляционного  суда  по  уголовным  делам
несет следы глубокой старины — хранитель судебного архива.
    По традиции, которую трудно объяснить исходя лишь из  здравого  смысла,
руководители  отделений  Апелляционного  суда  не  являются  членами  Палаты
лордов. Ежегодно в Апелляционном суде по гражданским  делам  рассматривается
примерно 1700  дел,  поступающих  из  Высокого  суда,  судов  графств  и  из
специализированных судов. В Апелляционном суде по уголовным  делам  ежегодно
рассматривается порядка 7 тыс. дел. Для сравнения:  Палата  лордов  ежегодно
рассматривает не более 100 дел.
В отделение по гражданским делам поступают жалобы на решения судов  графств,
Высокого суда, антимонопольного суда, а также дела из трибунала по  трудовым
спорам и из многочисленных других трибуналов.
    В  отделении  по  уголовным  делам  подлежат  рассмотрению  жалобы   на
приговоры и иные решения тех судов, которые действуют под  юрисдикцией  Суда
Короны.  Апелляционный   суд   может   поддержать   или   отменить   решение
нижестоящего суда.
    В отдельных случаях процесс в отделении по уголовным делам  может  быть
инициирован  министром  внутренних  дел  или  Генеральным  атторнеем   (член
правительства, выступающий от имени Короны в судебных  делах).  Процедуры  и
решения, принимаемые судьями, заседающими в отделении  по  уголовным  делам,
мало, чем отличаются оттого,  что  происходит  в  отделении  по  гражданским
делам. Однако стоит отметить, что в отделении по уголовным делам  в  отличие
от отделения по  гражданским  делам  принимается  единое  решение  и  особые
мнения судей не подлежат огласке.
    Апелляционный суд заседает в составе трех судей, реже — двух судей,  но
может быть также пять и более судей. Среди них есть  судьи,  имеющие  звание
лордов. Процедура  рассмотрения  дел  в  Апелляционном  суде  не  связана  с
разбирательством дела по  существу,  с  исследованием  доказательств  или  с
вызовом в судебное заседание и заслушиванием свидетелей, экспертов.
    В отделении по уголовным делам рассматриваются апелляции  на  приговоры
Суда Короны как по вопросам права, так и в части назначенного наказания.  До
недавнего времени Апелляционный  суд  мог  лишь  снижать  назначенное  судом
первой  инстанции  наказание.  Законом  о  правосудии  по  уголовным   делам
(Criminal Justice Act) 1988 г. Апелляционному суду было предоставлено  право
в некоторых ситуациях пересматривать приговор первой  судебной  инстанции  в
сторону увеличения наказания.
    Апелляционный  суд  также  может  изменить  сумму  причитающейся  истцу
компенсации или возмещения вреда. Если в ходе рассмотрения  материалов  дела
выяснится наличие новых доказательств,  не  ставших  предметом  рассмотрения
суда первой инстанции, то Апелляционный суд может направить  дело  на  новое
рассмотрение.
    Решения Апелляционного суда принимаются на основании ознакомления судей
с представленными сторонами документами. Кроме того, судьи  могут  выслушать
пояснения адвокатов, а если сочтут  необходимым  —  и  других  лиц.  Решения
Апелляционного суда принимаются большинством голосов.

                               б) Высокий суд
    В организационном плане Высокий суд —  это  механическое  соединение  в
одном учреждении трех разных судов, или подразделений,  —  Суда  королевской
скамьи, Канцлерского отделения Высокого суда и Отделения  Высокого  суда  по
семейным делам. У каждого подразделения Высокого  суда  своя  компетенция  и
свои функции,  но  иногда  они  могут  совпадать.  В  основном  Высокий  суд
занимается делами по спорам о наследстве, при разводах и морскими делами.
    Причины столь разнородной предметной компетенции Высокого суда  следует
искать в истории, а точнее, в параллелизме английских судов, восходящем  еще
к XII в. Однако юрисдикция Высокого суда  подразделяется  только  между  его
отделениями, но не между судьями.  Судьи  Высокого  суда  не  разделяются  в
зависимости от того отделения, в котором они фактически работают. Они  судьи
не своего отделения, а Высокого суда как такового.
    Высокий суд был  организован  в  соответствии  с  Законами  о  судебной
реформе 1873—1875 гг. Вплоть до 1971 г. судьи Высокого суда располагались  в
Лондоне  в  здании  Королевского  дворца  правосудия  на  Стрэнде.  Согласно
традиции, судьи Высокого  суда  практиковали  проведение  выездных  судебных
заседаний на  местах.  Это  были  "выездные"  суды.  В  результате  судебной
реформы Генриха II за выездными судами закрепилось новое  название  —  "суды
ассизов". Именно суды ассизов формировали и  развивали  в  течение  столетий
общее  право  Англии.  Закон  о  судах  1971  г.  ликвидировал  ассизы,   но
определил, что заседания Высокого  суда  также  могут  проходить  в  45  его
отделениях по всей территории Англии и Уэльса. Конкретные города, в  которых
размещаются судебные присутствия Высокого суда, определяются решением  лорд-
канцлера.
    Высокий суд может выступать и как суд первой, и как  суд  апелляционной
инстанций. Если дело рассматривается на заседании Высокого  суда  впервые  и
по существу, т. е. в первой инстанции, то судья  ведет  процесс  единолично.
Если  же  речь  идет  о  разбирательстве  апелляционной  жалобы  на  решение
магистратского суда или Суда Короны, вынесенное  ими  в  части  гражданского
иска в уголовном деле, то дело рассматривают два или  более  судей  Высокого
суда. Как  уже  было  отмечено,  в  организационном  отношении  Высокий  суд
состоит из трех отделений, т. е. фактически из трех самостоятельных судов.


                           Суд королевской скамьи

    Суд королевской скамьи — самое крупное отделение Высокого суда.  В  его
составе 63 судьи. Центральное здание этого суда  расположено  в  Лондоне  на
Стрэнде, а присутствия имеются в 27  провинциальных  городах.  В  дополнение
заседания отделения королевской  скамьи  Высокого  суда  могут  проходить  в
более многочисленных судах графств. В структуру отделения  Суда  королевской
скамьи входят также некоторые другие специальные  судебные  подразделения  —
Суд по морским делам1, Коммерческий суд2.
    Суд королевской скамьи по сравнению с другими отделениями Высокого суда
имеет самую широкую юрисдикцию.  Он  выступает  как  суд  и  по  гражданским
делам,  и  по  уголовным  делам,  и  как  суд  первой   инстанции,   и   как
апелляционная  инстанция.   В   первой   инстанции   здесь,   как   правило,
рассматриваются наиболее сложные и запутанные гражданские дела в  юрисдикции
общего права.
    Основная масса дел, попадающих в  Суд  королевской  скамьи,  связана  с
разрешением споров по контрактам, а также  с  теми  ситуациями,  когда  речь
идет о больших суммах денег. Например, это могут  быть  иски  из  причинения
вреда (tort) вследствие несчастных случаев на  производстве,  на  транспорте
или соответствующие гражданские споры  с  участием  выдающихся  личностей  и
известных людей.
    Кроме того, Суд королевской скамьи наделен еще одной важной функцией  —
судебного надзора. На  основании  этих  полномочий  Суд  королевской  скамьи
осуществляет надзор за решениями других судов,  за  действиями  и  решениями
должностных  лиц  и  органов  управления.  Так   обеспечивается   достаточно
эффективный механизм реализации одной  из  наиболее  важных  конституционных
гарантий личных прав граждан — судебного обжалования и защиты.
Процессуальными средствами осуществления судебного надзора  выступают  такие
инструменты английского общего права, как приказ хабеас корпус (the writ  of
habeas corpus) и прерогативные приказы.
      Приказ  хабеас  корпус  —  это  приказ  Высокого  суда  о  немедленном
освобождении того, кто незаконно был взят под стражу, помещен в  медицинское
учреждение или лишен свободы в иной форме. Приказ хабеас  корпус  как  форма
процессуального реагирования на нарушение конституционных прав была  введена
английским Парламентом в 1679 г. В те времена приказ  суда  об  освобождении
из-под стражи начинался латинским выражением  habeas  corpus.  В  буквальном
переводе это значило "Ты должен доставить тело".  В  этой  форме  английский
суд   предписывал   лицу,   которое   осуществляло   задержание,   доставить
задержанного в суд в  указанное  время  для  разбирательства  по  вопросу  о
законности задержания.
    Прерогативный  приказ  —  это  обязательное  распоряжение  в  отношении
нижестоящего суда, трибунала  или  другого  органа  (например,  в  отношении
местных   органов   власти),   которые   допустили   несправедливость    при
осуществлении   своих   полномочий.   Всего   предусматривается   три   вида
прерогативных приказов (ордеров)1.
    Судебный приказ мандамус (mandamus) — это требование, обращенное к суду
или иному органу, в соответствии с которым  последний  должен  выполнить  те
обязанности, которые определяются положениями  общего  права.  Приказ  может
быть адресован как судьям, так и другим лицам.
    Судебное запрещение  —  это  обязательное  для  нижестоящего  суда  или
судебного  трибунала  распоряжение  отделения  Высокого  суда,   запрещающее
совершение  определенных  действий.  Судебное   запрещение   принимается   в
ситуации, когда есть основания полагать, что тот или иной суд  или  судебный
трибунал выйдет за пределы своей  юрисдикции.  В  настоящее  время  судебное
запрещение может быть выдано в отношении не только судебных  решений,  но  и
частных лиц и организаций.
    Ордер сертиорари — это приказ Высокого суда  об  истребовании  дела  из
нижестоящего суда, судебного трибунала, из  соответствующего  органа  власти
либо от должностного лица. Название приказа представляет  собой  сокращенную
форму латинского выражения  certiorari  volumus  —  "мы  желаем,  чтобы  нам
сообщили".
    Юрисдикция Суда  королевской  скамьи  Высокого  суда  дополнена  правом
рассматривать дела и  по  второй  инстанции,  т.  е.  выступать  в  качестве
апелляционного суда. Помимо решений нижестоящих судов здесь могут в  порядке
особой судебной процедуры2 рассматриваться  жалобы  на  решения  и  действия
органов  исполнительной  власти  и  их  должностных  лиц,  включая   местный
уровень, если, по мнению истца, эти действия и решения превышают  полномочия
властей или связаны с  нарушением  прав  и  законных  интересов,  охраняемых
конституцией страны.
    Невыполнение сертиорари влечет ответственность за неуважение суда.


                     Канцлерское отделение высокого суда

      Это суд, в компетенцию которого входит разрешение дел на  основе  норм
права  справедливости.  В  рамках  Канцлерского  отделения   Высокого   суда
действует несколько специальных судов. К их числу  относится  Суд  по  делам
корпораций. Он рассматривает дела о ликвидации корпораций и другие  вопросы,
связанные с деятельностью корпораций и компаний. Другой  специальный  суд  в
составе Канцлерского отделения — Патентный суд.
      Всего в Канцлерском отделении  Высокого  суда  17  судей.  Они  заняты
рассмотрением   дел,   связанных   с   налогами,   ипотекой,   банкротством,
завещаниями и управлением поместьями  в  соответствии  с  волей  их  усопших
владельцев, акционерным правом,  спорами  по  трастам  (право  доверительной
собственности) и залоговым обязательствам,  а  также  с  некоторыми  другими
спорами, возникающими в области финансов (например,  по  налогообложению)  и
собственности.
      Возглавляет отделение лорд-канцлер. Дела, подпадающие  под  юрисдикцию
Канцлерского отделения Высокого суда, связаны с колоссальными суммами  денег
или могут затрагивать национальные финансовые интересы. По  отдельным  делам
юрисдикция  Канцлерского  отделения  Высокого   суда   может   совпадать   с
юрисдикцией Суда королевской скамьи.



                  Отделение Высокого суда по семейным делам

      Отделение учреждено  в  1970  г.  В  его  составе  около  20  судей  и
председатель суда. В этом отделении рассматриваются дела об усыновлении  или
удочерении, бракоразводные процессы и дела по вопросам опеки, а также  споры
между  родителями  о  судьбе  детей  и  разделе  имущества   между   бывшими
супругами.  Судьи   отделения   традиционно   отличаются   консервативностью
взглядов  на  институты  брака  и  родительских  обязанностей.   Компетенция
отделения совпадает с  компетенцией  по  семейным  делам,  которой  обладают
магистратские суды и суды графств. Единственное различие состоит в том,  что
юрисдикция магистратских судов не распространяется на дела о разводах.
      Каждое отделение Высокого суда возглавляет председатель. Он  руководит
работой  нижестоящих  по  должности  судей  данного  отделения.  Все   судьи
Высокого суда  назначаются  королевой  по  рекомендации  лорд-канцлера.  Это
должен быть барристер со стажем работы не менее 10 лет.  В  какое  отделение
Высокого суда будет назначен  тот  или  иной  барристер  в  качестве  судьи,
зависит   от   того,   в   каком   направлении    правовой    практики    он
специализировался. Общее число судей Высокого  суда  определено  специальным
решением Короны, которое названо Приказ в Совете, и не  может  превышать  85
человек.
      Судьи Высокого  суда  рассматривают  дела  единолично  или  в  составе
коллегии из 2—3 судей (при  рассмотрении  дел  в  апелляционной  инстанции).
Участие присяжных заседателей допускается по  таким  делам,  как  диффамация
(опубликование в печати сведений,  позорящих  кого-то),  незаконное  лишение
свободы и мошенничество.
    Как видим,  данная  схема  организации  судебной  власти  в  Англии  не
предполагает  последовательного  подразделения  или  специализации  судов  в
зависимости от характера дел, которые они рассматривают,  —  уголовные  дела
или гражданские споры. Отсутствует  также  жесткое  подразделение  судов  на
суды первой и апелляционной инстанций. Это  хорошо  видно  на  примере  Суда
королевской скамьи Высокого суда. В этом судебном присутствии слушаются  как
уголовные, так и гражданские дела. В сфере гражданской юрисдикции  Отделение
королевской скамьи одновременно может выступать и как суд первой  инстанции,
и как апелляционная инстанция, пересматривающая апелляции на  решения  судов
графств. Большинство же дел рассматривается на уровне  нижестоящих  судов  —
магистратскими судами и судами графств.


                                в) Суд Короны

    Английский Суд Короны рассматривает уголовные дела. В современном  виде
он был создан в 1971 г. Законом о судах. Как было отмечено,  номинально  Суд
Короны лишь одна из составных структурных частей, входящих в Верховный  суд,
и представляет собой достаточно  разветвленную  судебную  структуру.  В  его
составе 93 судебных присутствия практически во всех крупных  городах  Англии
и Уэльса, а также Центральный уголовный суд — знаменитый  на  весь  мир  Олд
Бейли,  известный  по  названию  улицы  в  Лондоне,  на  которой  находится.
Считается, однако, что все его 93 присутствия выступают как единый  судебный
орган. И действительно: Суд Короны  —  это  один  суд,  и  его  судьи  могут
заседать практически по всей Англии и в Уэльсе.
    Суд Короны — это такое звено английской судебной системы, в  котором  в
первой инстанции  рассматриваются  наиболее  серьезные  уголовные  дела.  Не
исключается,  что  в  необходимых  случаях  юрисдикция  Суда  Короны   может
распространяться и на рассмотрение дел в порядке апелляционной инстанции.  В
то же время в общем потоке уголовных  дел,  ежегодно  проходящих  по  первой
инстанции  в  английских  судах,   дела,   рассматриваемые   Судом   Короны,
составляют  всего  2—3%.  Несмотря   на   это,   именно   с   Судом   Короны
отождествляется собственно английский уголовный суд. Мы  не  ошибемся,  если
скажем, что Суд Короны — это "витрина" английского уголовного правосудия.
    В зависимости от характера преступления  и  его  серьезности  уголовное
дело  в  Суде  Короны  может  рассматриваться  судьями  Высокого  суда  (как
правило, это убийства), либо окружными судьями, либо  рикордером  —  судьей,
назначаемым из числа барристеров или солиситоров и  исполняющим  обязанности
судьи в судах графств до 20 дней в году.
    Особенности судоустройства Англии таковы, что заседание в Суде  Короны,
если уголовное дело в нем рассматривается по существу,  осуществляется  лишь
с участием присяжных. Однако Суд  Короны  —  это  необязательно  только  суд
присяжных.  Ведь  в  случае  признания  обвиняемым  своей  вины  на   стадии
предварительного следствия в присяжных необходимости  не  возникает,  и  Суд
Короны вполне обходится без них. Правом на суд присяжных реально  пользуются
лишь около 30% обвиняемых по делам, подлежащим рассмотрению в  Суде  Короны.
В остальных  случаях  судье  остается  лишь  назначить  наказание,  учитывая
материалы дела и признание вины обвиняемым и подсудимым.
    Таким образом, Суд Короны может выступать одновременно и как суд первой
инстанции, и как апелляционный суд. В его  компетенцию  входит  рассмотрение
уголовных дел о наиболее серьезных преступлениях, по которым  обвиняемый  не
признает себя виновным до суда.  Это  такие  преступления,  как  убийство  с
отягчающими обстоятельствами,  изнасилование,  поджог,  вооруженный  разбой,
мошенничество, крупная кража, и некоторые  другие.  Не  исключается,  что  в
Суде Короны может оказаться дело, которое не связано с совершением  опасного
или тяжкого  преступления,  скажем,  такое,  как  мелкая  кража.  Для  этого
достаточно, чтобы обвиняемый настаивал на этом сам.
    Неоднократно предпринимались попытки убедить Парламент в том, что  было
бы разумным оградить  Суд  Короны  от  необходимости  рассматривать  дела  о
преступлениях, не представляющих большой общественной  опасности.  За  такое
решение выступал
даже председатель Суда королевской скамьи и другие,  не  менее  авторитетные
судьи. Однако все попытки пересмотреть такой порядок ни к чему  не  привели,
так как Парламент признает, что любой должен  иметь  право  на  рассмотрение
его  дела  судом  присяжных,  если,  конечно,   речь   идет   о   совершении
определенных видов
преступлений.
      Суд Короны может выступать и как апелляционная инстанция. В нем  могут
рассматриваться апелляционные жалобы на  приговоры  магистратских  судов,  а
также на решения магистратов  о  предании  суду  и  заключении  под  стражу.
Однако этим компетенция Суда Короны не исчерпывается. Здесь могут  оказаться
некоторые гражданские дела. Правда, это довольно немногочисленная группа.  В
частности, предметом рассмотрения в Суде  Короны  могут  оказаться  вопросы,
связанные с жалобами на решения магистратских судов, принятые ими  по  делам
о букмекерстве, об азартных играх и  по  разрешительной  системе.  Пересмотр
дел  в  апелляционной  инстанции   осуществляется   всегда   без   присяжных
заседателей, а  в  состав  суда  кроме  судьи  входят  от  двух  до  четырех
магистратов, которые,  как  мы  уже  знаем,  не  являются  профессиональными
юристами.

                               5. Суды графств
    Это территориальные суды, которые были созданы в Англии в 1846 г. Всего
их насчитывается около  270.  Введение  судов  графств  явилось  ответом  на
недостатки системы гражданского судопроизводства,  сложившейся  в  Англии  к
середине XIX в.  Исключительная  дороговизна,  значительные  неудобства  для
сторон и излишняя централизация делали правосудие  практически  недосягаемым
для  большинства  населения  страны.  Благодаря   введению   судов   графств
современная система судопроизводства по  гражданским  делам  стала  дешевле,
правосудие  приблизилось  к  населению.  Территориальный  суд  стал   вполне
доступным  и  массовым  средством  разрешения  конфликтов  и  споров.  Таким
образом, суды графств следует рассматривать как некую альтернативу  Высокому
суду.
    Суды графств обладают  лишь  гражданско-правовой  юрисдикцией  и  могут
рассматривать    практически    любые    гражданско-правовые    споры     на
подведомственной им территории. Территориальная  организация  судов  графств
обеспечивает их доступность для населения всех достаточно крупных городов  и
населенных пунктов Англии.
    Деятельность судов графств регламентируется  законом  о  судах  графств
1984 г. С 1981 г. к компетенции судов графств относятся следующие  категории
дел:
        .  Споры,  возникающие  из  контрактов  и  по   обязательствам   из
          причинения вреда, в которых сумма ущерба не превышает 5  тыс.  ф.
          ст.;
        .  Споры  о  недвижимости,  которая  приносит  до  1  тыс.  ф.  ст.
          ежегодного дохода, подлежащего налогооблажению;
        .  По  делам,  отнесенным   к   праву   справедливости   (например,
          доверительная собственность, залог, исполнение в  натуре),  когда
          сумма иска не превышает 30 тыс. ф. ст.;
        . Споры о судьбе земельных участков стоимостью до 30 тыс. ф. ст.;
        .  О  вознаграждении  за  спасание  на  море  имущества,  стоимость
          которого не превышает 15 тыс. ф. ст.;
        . Споры,  связанные  с  взысканием  любых  иных  сумм  денег,  если
          соглашение, заключенное сторонами, предусматривает передачу спора
          в случае его возникновения в суд  графства  и  заключение  такого
          соглашения не противоречит действующему праву;
        . Семейные споры;
        . Споры по завещаниям о недвижимости,  если  стоимость  наследуемой
          земли не превышает 30 тыс. ф. ст.;
        . Различные дела, возникающие на основе статутного права, например,
          в соответствии с положениями  Закона  о  потребительском  кредите
          1974 г. – без ограничений;
        . Дела о банкротствах и ликвидаций компаний,  а  также  по  морским
          делам;
        . Дела о дискриминации на расовой почве;
        . Дела, касающиеся незначительных сумм исковых претензий.
      Кроме того, в судах графств подлежат рассмотрению дела о контрактах  и
по обязательствам их применения вреда с суммой  ущерба  25  тыс.  ф.  ст.  и
более должны рассматриваться, как правило, в Высоком суде. Однако,  учитывая
денежные аспекты дела, или задетые публичные интересы,  его  сложность  либо
необходимость принятия скорого решения, дело с иском на сумму до 25 тыс.  ф.
ст. может быть принято к рассмотрению и в Высоком суде.

                     6. Магистратские, или мировые суды
      Современный магистратский суд  возник  в  Англии  в  XIV  в.  В  своем
развитии это орган судебной власти претерпел много изменений. Так, в  XV  в.
для рассмотрения наиболее тяжких преступлений мировые  судьи  графств  стали
собираться на свои сессии четыре раза в год. В результате  образуется  такой
вид мирового судейства,  как  суд  «четвертных  сессий».  Дела,  которые  не
подлежали  рассмотрению  на  суде   «четвертных   сессий»,   рассматривались
мировыми судьями  в  порядке  суммарного  производства.  Эти  суды  получили
название «суды малых сессий».
      Деятельность современного магистратского суда регламентируется Законом
о магистратских судах 1980 г. Магистратские суды – это суды  низшего  звена.
Они наиболее демократичны,  являются  самыми  массовыми  судебными  органами
судебной   системы   Англии.   Данные   официальной   судебной    статистики
свидетельствуют: ежегодно в магистратских судах рассматривается 95-98%  всех
судебных  дел,  регистрируемых  в  стране.  Всего  же  в  Англии  и   Уэльсе
насчитывается более 30 тыс. судей-магистратов. Они заседают в более чем  400
отделениях магистратского суда.
    Следует отметить, что магистратские суды —  это  лишь  другое  название
мировых судов, действующих в правовых системах Европы.
Юрисдикция  магистратского  суда  достаточно  обширна.  В   соответствии   с
подведомственностью рассматриваемых дел магистратский суд  обладает  двойной
юрисдикцией, т. е. может осуществлять правосудие, как по  уголовным,  так  и
по гражданским делам.
    Уголовно-правовая юрисдикция магистратского суда. Как правило, основная
масса дел, поступающих в магистратские суды, — это  наиболее  простые  дела,
отнесенные к их компетенции.  В  большинстве  случаев  это  административные
правонарушения и мелкие  уголовные  преступления,  в  основном  связанные  с
нарушением правил дорожного движения.
    В компетенцию магистратского суда входит решение следующих вопросов:
•   разрешение дел суммарного производства, т.  е.  уголовных  дел  по  всем
малозначительным   правонарушениям;   судебное   разбирательство   по    ним
проводится без участия присяжных заседателей;
•   производство по преданию суду и рассмотрению вопросов об аресте в  связи
с совершением преступлений, расследование которых проводится  не  в  порядке
суммарного производства, а  судебное  разбирательство  должно  быть  в  Суде
Короны с участием присяжных заседателей;
•   дела о преступлениях, судебное разбирательство  по  которым  допускается
как в порядке полной судебной процедуры (т. е. с присяжными заседателями)  в
Суде Короны, так и в порядке суммарного производства, т. е. без присяжных  в
магистратском суде.
    Максимальный срок наказания, которое может  быть  назначено  приговором
магистратского суда по уголовному делу  суммарного  производства,  не  может
превышать шести месяцев лишения свободы и (или) может быть назначен штраф  в
размере до 5 тыс.  ф.  ст.  Магистраты  также  могут  по  своему  усмотрению
определить, что осужденный обязан выплатить потерпевшему ком-
    Гражданско-правовая юрисдикция  магистратского  суда.  Как  правило,  к
ведению магистратов отнесено рассмотрение различного рода  дел  по  вопросам
лицензирования,  налогообложения  и  сборов;  дела  о  взыскании  долгов  по
подоходному  налогу,  по  страхованию  и  коммунальным  услугам,   а   также
разрешение споров, вытекающих из семейного  права  (усыновление,  алиментные
обязательства, статус супругов, проживающих  раздельно,  опека  малолетних).
Возможно рассмотрение дел  об  ответственности  за  мелкие  административные
правонарушения.
    Особая   разновидность   магистратского   суда   —   суд    по    делам
несовершеннолетних. Он рассматривает дела  о  правонарушениях  подростков  в
возрасте до 17 лет.  В  составе  такого  суда  должно  быть  в  обязательном
порядке не менее трех  судей,  включая  одну  судью-женщину.  В  отличие  от
"взрослых" судов открытые процессы в этом суде не допускаются. Суд по  делам
несовершеннолетних ограничен в применении суровых наказаний, но имеет  право
назначить меры, не связанные с  лишением  свободы  и  уголовным  наказанием,
например передача под надзор местных органов власти,  родителей,  назначение
испытательного срока.
    Итак,   магистраты   —   это   наиболее   наделенная   правами   группа
непрофессионалов от юстиции. Они пользуются особым статусом и  полномочиями.
Корни  этого  явления  следует  искать  в  истории  магистратуры  в  Европе.
Магистратский суд восходит к тем временам, когда судейская скамья  полностью
состояла из представителей местной аристократии. Поэтому  магистратский  суд
— это суд без присяжных заседателей.

                7. Иные суды или суды специальной юрисдикции.
    Апелляционный  трибунал  по  трудовым   спорам.   Его   компетенция   и
полномочия, а также функции и процедуры определяются специальными  Правилами
Апелляционного трибунала  по  трудовым  спорам  1980  г.  Образование  этого
судебного органа в дополнение к уже существующим  судебным  инстанциям  было
вызвано резким увеличением в последние десятилетия  числа  трудовых  споров,
особенно  по  вопросам,  касающимся  незаконных  увольнений   с   работы   и
дискриминации  рабочих  и  служащих.  Для  рассмотрения   этих   дел   стали
создаваться специальные органы, не входящие в систему  английских  судов,  —
трибуналы (сначала появились промышленные трибуналы). Следует отметить,  что
трибуналы представляют собой органы административной юстиции.  Подробнее  мы
их рассматриваем далее. Здесь же подчеркнем, что  профессиональные  судьи  в
деятельности трибуналов лишь задействованы, но играют,  можно  сказать,  "не
на своем поле".
    Коронерские суды. Строго говоря, это также не суд, а  особый  орган,  в
функции которого  входит  проведение  официальной  предварительной  проверки
соответствующих обстоятельств. Поэтому Коронерские суды  создаются  по  мере
необходимости. Коронеры в отличие от  судей  назначаются  из  числа  опытных
барристеров,  солиситоров  или  врачей,  имеющих   5-летний   стаж   работы.
Деятельность коронеров  регламентируется  специальным  Законом  о  коронерах
(Coroners Act) 1988 г.
    В обязанности коронера входит проведение официальной проверки фактов  в
случае наступления не противоправной, но и не естественной смерти  человека.
В  частности,  такая  проверка  обязательно  должна  проводиться  при   всех
несчастных  случаях  со  смертельным  исходом,  а  также   при   обнаружении
признаков  насильственной,  внезапной,   подозрительной   или   необъяснимой
("загадочной") смерти, при наступлении смерти  осужденного,  находящегося  в
тюрьме, или  задержанного  либо  взятого  под  стражу  в  помещении  полиции
(например, это все случаи самоубийств задержанных и арестованных).
    Коронер, расследуя такого рода  случаи,  обязан  установить  причину  и
обстоятельства  смерти.  Для  этого  он  имеет  право  назначать   патолого-
анатомическую экспертизу трупа, расследовать обстоятельства и  факт  смерти,
проводить  эксгумацию  трупа,  если   захоронение   находится   в   пределах
обслуживаемой им территории.
    Кроме  того,  коронер  проводит  специальное  расследование  в   случае
поступления заявления об  обнаружении  клада.  Кладом  считаются  спрятанные
серебряные или золотые монеты  или  посуда,  а  также  золото  и  серебро  в
слитках, владелец которых неизвестен. Если указанные  предметы  не  содержат
определенного количества серебра или золота,  то  они  кладом  не  являются.
Номинально  в  соответствии  с  правом  Англии  все  клады,  обнаруженные  в
пределах  ее  территории,  принадлежат  Короне.  Задача  Коронерского   суда
состоит в том, чтобы определить, является данная находка кладом или нет.
    Суд по делам о запрещенном торговом  обороте.  Этот  специализированный
судебный орган был организован в 1956 г. для рассмотрения дел  о  нарушениях
антимонопольного законодательства в сфере  торговли.  В  составе  суда  пять
судей  Высокого  суда.  Принимать  решения   им   помогают   10   специально
назначенных лорд-канцлером заседателей (laymen) из  числа  квалифицированных
и опытных специалистов, хорошо разбирающихся в  делах  бизнеса,  торговли  и
общественного управления. Дела рассматриваются  в  составе  одного  судьи  и
двух заседателей. Если же речь идет только о юридических  вопросах,  то  все
дело рассматривается судьей единолично.
      Суд по делам о запрещенной торговой  практике  —  это  самостоятельный
суд, а не часть Высокого суда. Он обладает тем же статусом,  что  и  Высокий
суд. Поэтому апелляции на его решения,
так же как и на решения Высокого суда, подлежат направлению в  Апелляционный
суд./
      Военные суды. Название этих судебных органов говорит само за себя. Эти
суды  предназначены  для  разрешения  дел  о  правонарушениях,   совершаемых
военнослужащими  и  посягающих  на  установленные  правовые  нормы   несения
военной  службы.  К  подсудности  военных  судов  отнесены  такие   воинские
преступления, как неповиновение, мятеж или  дезертирство.  Дела  о  наиболее
серьезных и тяжких  преступлениях,  совершаемых  военнослужащими  (например,
убийство или причинение смерти по неосторожности), подлежат рассмотрению  на
общих основаниях и в судах общей юрисдикции.

                            8. Судебные трибуналы
    Трибуналы   в   Англии   являются   органами   административной,    или
дисциплинарной  (внутренней),  юстиции.  Это  специальные  судебные  органы,
которые в отличие от судов вводятся статутами Парламента,  а  также  другими
актами  делегированного  законодательства  для   разрешения   споров   между
органами правительства  и  частными  лицами  или  между  частными  лицами  в
соответствии с менее строгими  процедурами  и  правилами,  чем  те,  которые
применяются в судах.
    Англии практика  судебных  трибуналов  получает  распространение  после
окончания Второй мировой войны. Трибуналы  возникают  вследствие  проведения
политики  национализации  крупных   отраслей   промышленности   и   принятия
английским  Парламентом  огромного  числа  законодательных  актов   и   иных
нормативных документов в  социальной  сфере.  С  одной  стороны,  применение
положений и норм нового социального законодательства породило большое  число
споров и  конфликтов,  с  которыми  королевские  суды  просто  не  могли  бы
справится. С другой стороны, развитие трибуналов совпадает с усилением  роли
делегированного  законодательства  как  одного  из  источников  современного
права Англии.
    Назначение трибуналов состоит в том,  чтобы  дополнять  за  счет  своей
специализации   общие   суды.   Трибуналы   должны   быть    профессионально
компетентными  по  узкой  группе  вопросов  деловой  активности  и  бизнеса.
Поэтому персонал трибуналов отличается достаточно  высокой  профессиональной
подготовкой.
    Споры, отнесенные к ведению трибуналов, разрешаются  в  соответствии  с
особой процедурой  и  по  правилам,  обеспечивающим  быстроту,  неформальный
подход и относительно невысокую стоимость процесса. Кроме того, такие  споры
отличаются большим разнообразием по  характеру  и  природе,  поэтому  трудно
организовать  их  рассмотрение,  используя  обычную  судебную  процедуру.  В
состав трибунала в отличие от судов входят адвокаты, судьи и  специалисты  в
той или иной области профессиональной деятельности.
    Английское законодательство предусматривает трибуналы нескольких видов.
    Административные трибуналы  учреждаются  для  замены  судов  по  делам,
возникающим в довольно узких сферах профессиональной деятельности.  Зачастую
административные трибуналы наделены властью принимать те же  самые  решения,
что и суды, но по более узкой категории дел. К  административным  трибуналам
относятся промышленные трибуналы, трибуналы по делам  об  аренде,  по  делам
социального страхования, по делам  землевладения,  по  спорам  о  социальном
страховании и др.
    Административные    трибуналы    называют    органами,     "политически
ориентированными". При этом имеется в виду,  что  такие  трибуналы  призваны
проводить в жизнь ту или иную политическую линию и установки  правительства.
Поэтому  их  решения  бывают  в   гораздо   большей   степени   продиктованы
соображениями политической целесообразности,  чем  правовыми  принципами.  В
настоящее время количество административных трибуналов в стране превышает  2
тыс.
    Внутренние трибуналы. По сути это дисциплинарные  суды.  В  отличие  от
административных трибуналов они рассматривают споры, не выходящие  за  рамки
внутренних правил и локальных норм тех  или  иных  организаций,  коллективов
или объединений.
    Условно внутренние трибуналы можно подразделить на две группы. В первую
группу входят трибуналы, которые учреждаются  тем  или  иным  статутом.  Они
призваны  регулировать   спорные   вопросы,   возникающие   в   деятельности
определенных профессиональных групп или организаций. Например,  это  Комитет
профессиональной этики Центрального медицинского совета  (введен  Законом  о
медицине 1938 г.), Дисциплинарный  трибунал  по  делам  солиситоров  (введен
Законом  о  солиситорах  1974  г.).  Решения  трибуналов,  введенных   актом
Парламента, подлежат обжалованию в обычном порядке, т. е. в суде.
    Ко  второй  группе  относятся   трибуналы,   которые   организуются   в
соответствии с соглашением. Так, если то  или  иное  лицо  вступает  в  ряды
соответствующей  организации   (например,   вступает   в   ряды   профсоюза,
становится членом клуба или членом-пайщиком того  или  иного  общества),  то
оно может  добровольно  согласиться  подчиняться  решениям  того  трибунала,
который  будет  создан  организацией  для  надзора  за  соблюдением  правил,
устанавливаемых организацией, и поведением всех ее членов. Обжаловать в  суд
их решения невозможно, хотя Высокий суд может признать, что  решение  такого
трибунала принято в нарушение соглашения и потому считается незаконным.

                              9. Третейский суд
      В жизни  часто  случается,  что  стороны,  занятые  в  сфере  какой-то
совместной деятельности, по разным причинам  предпочитают  не  обращаться  в
суд, а передают свои споры для разбирательства в так  называемый  третейский
суд, или арбитраж. Арбитражное рассмотрение  споров  в  Англии  относится  к
альтернативным внесудебным процедурам.
      Арбитр (третейский судья)  назначается  из  числа  тех,  кто  обладает
специальными профессиональными познаниями и опытом в той  сфере,  в  которой
возникает спор, т. е. в определенной сфере бизнеса или коммерции.
      Основным отличием внесудебного, арбитражного порядка является то,  что
споры в таком случае рассматриваются непублично, что  называется,  буквально
при закрытых дверях, т. е. как личное  дело,  которое  других  не  касается.
Кроме того, соглашение передать дело на разрешение третейского суда в  праве
Англии  рассматривается  как  обыкновенный  контракт  со  всеми  вытекающими
отсюда последствиями. Так, если стороны договорились в контракте, что  споры
между ними подлежат передаче  третейскому  суду,  а  потом  одна  из  сторон
обратится в суд, то это будет рассматриваться как  нарушение  контракта.  На
этом основании суд может отказать в рассмотрении спора,  во  всяком  случае,
до тех пор, пока не состоится третейский суд.
      Если же положения, предусматриваемые контрактом,  будут  противоречить
нормам  действующего  права,  то  они   считаются   юридически   ничтожными.
Например, стороны могут сделать оговорку в контракте  о  том,  что  судебное
разбирательство возможно лишь  после  предварительного  рассмотрения  спора,
возникшего между сторонами, в арбитражном порядке. В  английском  праве  это
известно как оговорка Скотта и Авери (Scott v.  Avery  clause  (1856)).  Эта
оговорка противоречит действующему праву в  том  смысле,  что  рассматривает
предварительное  обращение  к  арбитражному  порядку  разрешения   спора   в
качестве обязательного  условия  судебной  процедуры,  что  явно  незаконно.
Поэтому  даже  в  том  случае,  если  стороны  действительно   предусмотрели
оговорку Скотта и Авери, прямое обращение в суд не исключается.
      В то же  время  Закон  о  третейском  разбирательстве  потребительских
споров 1988 г. предусматривает, что в спорах  до  1  тыс.  ф.  ст.  оговорка
Скотта   и   Авери   действует,   если   на   предварительном    арбитражном
разбирательстве настаивает потребитель.  Иными  словами,  потребитель  может
выбирать между третейским судом и судебной процедурой в суде графства.  Если
же претензии  потребителя-истца  превышают  сумму  1  тыс.  ф.  ст.,  то  по
постановлению суда вопрос может быть рассмотрен  третейским  судом,  но  при
условии, что это не наносит вреда интересам потребителя.
      Арбитражное разбирательство бывает двух  видов:  один  —  арбитраж  по
качеству, другой — арбитраж технический и смешанный.
      Арбитраж по определению качества товаров и услуг встречается  наиболее
часто.  Он  связан  с  определением  качества  предоставленных   потребителю
товаров и услуг. По таким делам не требуется, чтобы  арбитр,  выступающий  в
роли   эксперта,   имел   какую-то   особую   профессиональную   юридическую
подготовку.  Как  правило,  такие  дела  касаются  качества  продукции   или
соблюдения стандартов торговых  процедур,  а  не  прав  и  обязанностей  или
интерпретации правовых норм. Эксперт в силу своей профессии и  рода  занятий
обладает необходимыми  знаниями.  Ему  не  требуется  выслушивать  показания
свидетелей, чтобы прийти к решению. Это и принимается во внимание  сторонами
в первую очередь.
      Арбитраж по нормативным актам (т. е. арбитраж  технический)  связан  с
интерпретацией  положений  нормативных  документов,   определяющих   условия
торговли товарами или предоставления услуг потребителям. В таких случаях  на
роль арбитра больше  подходит  профессиональный  адвокат  —  барристер.  Как
показывает практика,  именно  такие  решения  третейского  суда  чаще  всего
становятся предметом критики в суде при обжаловании, так как  судьи  считают
себя более сведущими в делах толкования законов и правовых  норм.  Однако  в
последнее время возможности судебного обжалования решений  третейского  суда
оказались в значительной мере ограничены.
      Смешанный арбитраж имеет место в  тех  случаях,  когда  необходимо  не
только разобраться в качестве товаров или услуг, но и связать  их  оценку  с
толкованием той или иной нормы, содержащейся в контракте или в праве.  Здесь
правильный выбор арбитра является  решающим,  так  как  он  должен  сочетать
необходимый профессиональный опыт и знания с юридической подготовкой.



              III. ОСОБЕННОСТИ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ АНГЛИИ И УЭЛЬСА
      Английская судебная система характеризуется некоторыми  особенностями,
которые позволяют выделить ее из других национальных  судебных  систем.  Эти
особенности и основном сводятся к двум важнейшим характеристикам.
      Первая из них просто не может не броситься в глаза тем,  кто  начинает
знакомиться с правовой системой Англии. Она состоит фактически в  отсутствии
единой судебной системы, конечно, в европейском  понимании.  Суды  Англии  —
это скорее несколько судебных систем, чем единая система.
      Вторая особенность системы английских судов касается  функционирования
этих  органов  и  их  юрисдикции.  Она  состоит  в  том,   что   подавляющее
большинство гражданских дел рассматривается не в судах, а главным образом  в
досудебных, альтернативных процедурах и учреждениях, в том числе с  участием
судей.
      Отсутствие  единой  централизованной   судебной   системы   в   Англии
объясняется в первую очередь тем, что,  подобно  многим  другим  учреждениям
английского права,  ее  развитие  с  большим  трудом  подчиняется  логике  и
выстраиванию, исходя из абстрактных кабинетных схем.
      Исторически английская судебная система есть не что иное, как  продукт
эволюционного развития судебных учреждений в стране в течение более чем  900
лет.  Порой  развитие  судебной  системы  принимало  непредсказуемые  формы,
зависело от привходящих обстоятельств и до  сих  пор  несет  на  себе  следы
неоднократных попыток английского Парламента привести ее в  порядок  и  хоть
как-то согласовать с изменяющимися потребностями общества. Развитие  шло  во
многом, если можно так  выразиться,  хаотично  и  спонтанно,  под  давлением
конкретных  обстоятельств,  но  не  сверху  вниз,  а  снизу   вверх,   через
преимущественное развитие низших ее структурных образований  и  компонентов.
Однако при    всех    обстоятельствах  правящие  круги  стирались  сохранить
преемственность английского суда, его традиции и принципы.
      Нередко  отдельные  составные  части   английской   судебной   системы
подвергались реорганизации в силу необходимости,  сами  по  себе  и,  прежде
всего, но практическим соображениям. Это позволяло  найти  решения,  которые
отвечали запросам времени и тех, кто вынужден был прибегать к услугам  суда.
Неудивительно поэтому, что за долгие  столетия  своего  развития  английские
суды утратили исходное организационное единство и целостность.
      Разные суды Англии находятся в разном  структурном  и  организационном
положении.  Над  ними  нет,  да  и,  по  сути,  никогда   не   было   единою
административного центра,  который  трал  бы  роль  своеобразного  судебного
начальства,  от  которого  исходили  бы  единые  указания   и   импульсы   к
преобразованиям судов и деятельности судей. Считается, что английские  судьи
признают единственного господина — право.  Вполне  понятно,  что  при  таком
понимании (надо  скачать,  оно  соответствует  фактическому  положению  дел)
говорить   о   каких-то   единых   мерках,   о   единстве   или   логической
последовательности компонентов  всей  судебной  системы  Англии  как  единой
системы было бы, но крайней мере, большим допущением.
      Между  тем   было   бы   также   некоторым   преувеличением   отрицать
существование английских судов, взятых в  их  совокупности,  и  как  некоего
системного образования. На самом деле все суды и судьи  Англии,  в  конечном
счете, каким-то странным образом, но все  же  оказываются  связанными  между
собой.
      Характер и проявление этой связи правильнее было бы понимать как  дань
уходящей в далекое прошлое исторической традиции. Эта  традиция  к  тому  же
обладает  стойким  иммунитетом  к  пересмотру  вековых   канонов   судейской
профессии.  Во  всяком   случае,   построение   судебной   системы   Англии,
оказывается, очень сложно осмыслить лишь с  позиций  современности  и  голых
требований практической целесообразности, а тем более исходя из  соображений
абстрактной логики судебною дела  и  из  задач  так  называемой  оптимизации
всего судебною  процесса.  Эта  традиция  становится  более  понятной,  если
принять, но внимание реальный процесс  становления  и  особенности  развития
судебной системы и если рассматривать ее не как некий промежуточный  лап,  а
как  закономерный  результат,  несущий  на   себе   отпечаток   особенностей
функционирования судов в Англии на всем протяжении их истории.
      Что касается  второй  особенности  английской  судебной  системы,  где
рассматривался подавляющее большинство гражданских дел, то  все  внесудебные
формы получили распространение, в стране начиная еще с XII в. К числу  таких
альтернативных форм следует отнести процедуры рассмотрении дел  в  к  паз  и
судах. Как известно, приставка квази означает "ненастоящий".  Квазисудами  в
Англии называют органы и учреждения, которые к королевским  судам  относятся
только по  названию.  В  основном  это  трибуналы  и  третейские  суды.  Они
наделены  лишь  некоторыми  судебными  функциями,  в  частности  в   области
разрешения споров между сторонами - участницами гражданских  правоотношений.
Но в полном смысле слова такие учреждения судами, конечно, не являются.
      Помимо  квазисудебных  процедур,  представляющих   собой   специальные
внесудебные формы выяснения отношений между сторонами в  гражданско-правовом
споре, правовая система Англии предусматривает  ряд  иных  возможностей,  не
связанных с  квазисудами,  —  это  так  называемые  процедуры  примирения  и
посредничества. Внепроцессуальность делает эти процедуры  более  простыми  в
реализации, а главное — они позволяют решить дело быстрее и дешевле,  чем  в
судебном разбирательстве.
      Между  тем  эти   впепроцессуальные   формы   оказываются   достаточно
эффективными лишь при условии, что  сами  стороны  желают  достичь  быстрого
решения своего спора и стремятся найти для этого  взаимоприемлемые  решения.
Однако достигаемые в рамках примирения и  посредничества  решения  не  имеют
юридически обязательной силы, и в этом их недостаток.
      Долгое время распределение дел о гражданских  спорах  между  судами  и
квазисудами не было предметом сколько-нибудь серьезного анализа  официальных
структур, ответственных за  проведение  политики  в  области  организации  и
функционирования судебной системы. Поэтому вопрос о  том,  почему  процедура
судебного рассмотрения гражданских дел оказывается  менее  предпочтительной,
обсуждался преимущественно в академической среде и в литературе.
      По  существу  этот  вопрос  мало  заботил  представителей  официальной
английской юстиции.   В  последнее  время  общественное  мнение  все  больше
сходится  на  том,  что  основная  причина  здесь  кроется   отнюдь   не   и
приверженной  и  традициям  и  старине.  Скорее   всего,   это   объясняется
определенными  недостатками  их   организации   работы   самих   судов   как
компетентных  органон  гражданской  юрисдикции.  Да  и   нормативно-правовое
регулирование гражданского процесса в судах причинно далеко не  совершенным.
К этому надо добавить постоянно растущую  дороговизну  адвокатских  услуг  и
высокую стоимость судебных процедур.
      Все это  приводит  к  тому,  что  внесудебное  разрешение  гражданско-
правовых споров продолжает оставаться более предпочтительным для  населения.
Практически оно остается  вне  конкуренции  в  сравнении  с  государственным
правосудием так же,  как  и  семьсот  лет  назад.  Официальные  круги  такое
положение нисколько не смущает. Не случайно, поэтому  лорд-канцлер  в  своих
публичных   обращениях    продолжает    активно    поощрять    использование
альтернативных (внесудебных) форм разрешения гражданско-правовых споров.
      Суды,  рассматривающие  гражданские  и   утоленные   дела,   несколько
различаются, т. с. это разные суды.  Например,  Суд  Короны  занимается,  за
некоторыми исключениями,  уголовными  делами.  Магистратские  суды  также  в
основном сосредоточены на уголовных  делах,  но  они  осуществляют  довольно
важные  функции  и  в  сфере   гражданско-правовой   юрисдикции,   например,
занимаются  рассмотрением  гражданских  дел  по  вопросам  лицензирования  и
семейного права. К компетенции судов графств  отнесено  рассмотрение  только
гражданских споров.



                      Список использованной литературы:


   1. Страшун Б.А. «Конституционное право зарубежных стран» т.з. М.:  Изд-во
      БЕК, 1998 г.
   2. Богдановская И.Ю. «Прецедентное право», М.: Наярна, 1993 г.
   3. Апарова Т.В. «Суды и судебный процесс Великобритании», М.:  МПЭ,  1996
      г.
   4. Романов А.К. «Правовая система Англии», М.: Изд-во «Дело» 2000 г.
   5. Бромхед П. «Эволюция британской конституции» М.: ЮЯ, 1978 г.
   6. Давид Р. «Основные правовые системы современности», М., 1987 г.
   7. Апарова Т.В. «Основные  тенденции  английского  прецедентного  права»,
      учен. зап. ВЮЗИ. 1968. Вып. 17.
-----------------------
[1]  Р.Давид  выделяет  4  этапа  в  истории   английского   права:   период
норманнского завоевания (до 1066 г); второй период (от 1066  до  1485  г)  –
становления общего права; третий период (с 1485 до 1832 г) – период  подъема
общего права; четвертый период – с 1832 г. до настоящего времени  (Давид  Р.
Основные правовые системы современности. М., 1987)
2 Среди английских юристов-историков не существует едином» мнения по поводу
того, к какому времени следует относить начало возникновения английского
права.

4 Апарова Т.В. Основные тенденции английского  прецедентного  права  //Учен.
Зап. ВЮЗИ. 1968. Вып. 17, ч.3.
1 Со вступлением Великобритании в Европейский Союз  значение  Палаты  лордов
как высшего судебного  органа  подверглось  некоторому  изменению,  так  как
теперь имеется возможность обращения в Европейский суд справедливости.

1 Это добровольный межправительственный союз 47  независимых  государств,  в
который помимо Соединенного Королевства входит  большинство  бывших  колоний
Британской империи.

1 Ассизы относились к местным судам. По существу это были выездные суды с
присяжными заседателями, т.е. специальные выездные суды.
2 Суды малых сессий относились также к местным судам, рассматривали
отдельные категории дел по схеме суммарного (упрощенного) судопроизводства
без допуска публики и без присяжных заседателей.
1 В компетенцию Суда по морским делам входит разрешение споров о  возмещении
имущественного ущерба, в том числе в случае смерти или телесных  повреждений
на море, например вследствие морских катастроф и аварий, а также по  чартеру
при утрате морских грузов и споры о  принадлежности  морского  судна  или  о
собственности на него. В этом же суде рассматриваются  споры  о  компенсации
за спасение морского судна.

2 Отделения Коммерческого суда находятся в Лондоне, Ливерпуле и  Манчестере.
В этом суде рассматриваются торговые, а также страховые споры.  Процедура  в
суде отличается большей простотой по сравнению с процедурой  разбирательства
дела в Суде королевской скамьи Высокого суда.

1 Приказ injunction не относится к числу прерогативных приказов,  о  которых
идет речь в настоящем разделе. Право на выдачу  такого  приказа  принадлежит
другому отделению Высокого суда — Канцлерскому. С 1981 г. Высокий суд  может
выдавать приказ injunction в отношении не только частных лиц, но и  действий
правительственных органов.

2 Имеются в  виду  полномочия  суда  в  порядке  так  называемого  судебного
надзора (judicial review).




смотреть на рефераты похожие на "Прецедентное право Англии"