Государство и право

Политико-правовые учения Н.М. Коркунова


                Министерство образования Российской Федерации
              Сибирский институт права, экономики и управления



                                   ДОКЛАД


           по дисциплине «История политических и правовых учений»

                На тему: «Политико-правовые учения Коркунова»



                                            Выполнила:
                                            студентка III курса
                                            юридического факультета
                                            2-й группы
                                            Ильина М.В.

                                            Проверила:
                                            _______________________



                                Иркутск, 2003

      Н. М.  Коркунов  (1853—1904)  —  видный  представитель  позитивистской
теории государства и права. Его основная работа — «Лекции  по  общей  теории
права» (1886 г.).
      Коркунов  предпринял  попытку  отойти  от   ортодоксальных   положений
формально-догматической юриспруденции и формалистического понятия права.  Он
выступает  против   превращения   юриспруденции   в   раболепную   «служанку
законодательства»,  против  отождествления  права  с  законом   —   основной
тенденции юридического позитивизма XIX  в.  «Если  бы  право  и  закон  были
тождественны, то было бы непонятно существование юридических теорий».  «Если
бы норма делалась юридической только в силу облечения  ее  в  форму  закона,
единственно  возможная  юридическая  теория  была,  бы  теория   составления
законов».
      Философско-методологическую   основу   теории   Коркунова   составляют
позитивизм, субъективный идеализм  и  индивидуализм  смягченного  вида.  Он
выступает против крайностей механического  индивидуализма  XVII—XVIII  вв.,
который. сводил общество к  механической  сумме  индивидов,  и  этатистских
теорий Гегеля и других авторов,  с  точки  зрения  Коркунова,  растворявших
личность  в  обществе  и  государстве.  Коркунов  выдвинул  так  называемую
психическую теорию, или теорию «субъективного реализма»,  согласно  которой
общество есть «объективный  общественный  порядок»,  «психическое  единение
людей». В то же время личность представляет собой  «особое  самостоятельное
начало»,  которое  не  растворяется   в   обществе,   а   сохраняет   «свою
самостоятельность, свои особые цели, не сливающиеся с  общественными  и  не
подчиняющиеся им».
      Содержанием   социальной   жизни    Коркунов    считал    совокупность
разнообразных сталкивающихся между собой личных  и  групповых  интересов  в
политической, экономической, религиозной и иных областях.  Отсюда,  полагал
он, вытекает необходимость права, задача которого заключается в том,  чтобы
обеспечивать должный общественный  порядок  в  сталкивающихся  между  собой
интересах. С этой точки зрения  право  есть  «разграничение  интересов».  С
одной стороны,  данное  понятие  было  направлено  против  формалистической
теории юридического  позитивизма,  сводившего  право  в  конечном  счете  к
волеизъявлению политической власти, «приказу суверена»  (Остин  и  др.).  С
другой  —  Коркунов  стремился  преодолеть  крайности  концепции   Иеринга,
отождествлявшего  право  с  интересом  («право  как  юридически  защищенный
интерес»).
      В соответствии с дуализмом индивидуального и коллективного, право,  по
Коркунову, тоже имеет два взаимосвязанных, но относительно  самостоятельных,
не  сводимых  друг  к  другу  аспекта:  объективный  (юридическая  норма)  и
субъективный (юридическое отношение, субъективное право и обязанность).
      Нельзя, утверждал он, признавать право чем-то односторонне поглощающим
личность:  «основой  всего  права  в   конце   концов   является   все-таки
индивидуальное сознание». Право выражает «не объективно  данное  подчинение
личности обществу, а субъективное представление самой  личности  о  должном
порядке общественных отношений». В то же время право, считал  Коркунов,  не
является односторонним продуктом  личной  сознательной  воли.  Как  должный
порядок общественных отношений оно воспроизводится  объективно,  независимо
от индивидуального сознания и произвола отдельного человека.
       Эта теория  объективно  вела  к  попытке  примирить  индивидуализм  и
этатизм.
       Государство, согласно  учению  Коркунова,  есть  «общественный  союз,
обладающий  самостоятельной  властью  принуждения»,  и  возникает  оно   как
средство проведения в жизнь права. Исходя  из  этого,  проблему  соотношения
государства и права, «самоограничения» государства он  стремился  решить  не
формальным  образом,  а  путем  возведения  и   государства,   и   права   к
«психическому  единению  людей»,  «коллективному  сознанию»,   к   средствам
разграничения интересов.
       Коркунов резко критиковал господствовавшее тогда в государствоведении
понятие  государства  как  волевого  субъекта  власти  —   «самостоятельной
личности». Государство в качестве политического союза, утверждал  Коркунов,
есть не лицо, не субъект, а отношение (с юридической стороны — «юридическое
отношение»).  Поэтому  он  отвергал  традиционное  понятие  государственной
власти как воли государства-личности и с  позиций  субъективного  идеализма
пытался  дать  психологическую  трактовку  государства  и   государственной
власти. Основу последней следует искать в субъективном сознании, в  психике
индивида, вне связи с волей властвующего. Властвование, рассуждал Коркунов,
предполагает сознание не с активной стороны, не со стороны властвующего,  а
со стороны подвластного. Более  того,  для  властвования  требуется  только
сознание зависимости, а не реальность ее. «Власть есть сила,  обусловленная
не волею  властвующего,  а  сознанием  зависимости  подвластного».  Поэтому
Коркунов  считал,  что   нет   надобности   наделять   государство   волей,
олицетворять его. «Государственная власть есть не чья-либо  воля,  а  сила,
вытекающая  из  сознания  гражданами  их   зависимости   от   государства».
Основываясь на субъективном  идеализме  и  психологизме,  Коркунов  отрицал
объективный характер государства.
      Принимая во внимание  эволюцию  России  во  второй  половине  XIX  в.,
Коркунов  с  позиций  монархически  настроенной  буржуазии  предлагал  путь
фактического  ограничения  абсолютизма  правом.  Отсюда   проистекала   его
известная формула так называемой правомерной,  но  самодержавной  монархии:
«Государь сосредоточивает  в  своих  руках  всю  полноту  верховной  власти
безраздельно, но осуществляет ее  правомерно»,  т.  е.  строго  подчиняется
законам, принятым в особом, в  отличие  от  исполнительных  актов,  порядке
(обязательное предварительное обсуждение в Государственном  совете,  особый
порядок подписания, взаимосвязь с прежним законодательством и др.). Строгое
разграничение закона и подчиненных нормативных актов,  а  также  разделение
судебной    и    исполнительной    властей,    право     суда     проверять
«конституционность»,  «юридическую  силу»  указов  и  законов,  на   взгляд
Коркунова, приведут к тому, что различие между абсолютной и конституционной
монархией   будет   не   качественное,   а   количественное.   В   условиях
антилиберальных контрреформ 80—90-х годов XIX в. это  была  робкая  попытка
предотвратить революцию.
      Своей психологической трактовкой государства и права  Коркунов  оказал
весьма существенное воздействие на психологические теории  Л.  Петражицкого,
Ж.  Гурвича  и  др.  Концепция  «психологического  единения»   предвосхитила
концепцию  «коллективного  сознания»  Э.  Дюркгейма.  Теория  «разграничения
интересов» – заметная веха  на  пути  эволюции  юриспруденции  интересов  от
Иеринга к последующим ее модификациям («согласование интересов» Р. Паунда  и
др.). Теория политической  власти  Коркунова,  отрицавшего  за  государством
качество волевого субъекта  власти,  созвучна  соответствующей  доктрине  Л.
Дюги  и  субъективно-идеалистическим  попыткам  обосновать  государство  как
политическое отношение.
      Н. М. Коркунов в своем  социально-психологическом  истолковании  вании
 права и  государственной  власти  исходил  прежде  наработанных  Муромцевым
 характеристик права как правопорядка, а также из учения Иеринга о праве как
 защищенном интересе (Муромцев также многим обязан Иерингу, лекции  которого
 он прослушал во время стажировки в  Германии).  Общество,  писал  Коркунов,
 есть  объективный  общественный  порядок  («психическое  единение  людей»).
 Содержание   общественной   жизни   составляет    многообразие    различных
 сталкивающихся  личных   и    общественных   интересов   в    политической,
 экономической,   религиозной   областях.   Чтобы   обеспечить   возможность
 совместного сосуществования и  осуществления  интересов,  каждому  субъекту
 правовых отношений должна быть отграничена известная  сфера.  Эту  сферу  и
 отграничивает право, которое, собственно, есть «разграничение интересов»  и
 вместе с  тем  инструмент  обеспечения  определенного  порядка  в  процессе
 возникновения и урегулирования конфликта интересов (Лекции по общей  теории
 права. 1886). Право охраняет не всякий интерес, а  только  отдельно  взятый
 интерес в его отношении к другому интересу. Оно разграничивает, охраняет  и
 в этом смысле обеспечивает должный порядок общественных отношений.
      Коркунов   был   авторитетным   в   университетских   научных   кругах
разработчиком  социологического  и  философского  (теоретического)   приемов
изучения права в противоположность доминирующей формалистической  ориентации
догматической юриспруденции. Основа права —  в  индивидуальном  сознании,  в
котором  Коркунов   различает   субъективный   к   одновременно   социально-
психологический аспекты.  Однако  в  своем  внешнем  проявлении  в  качестве
регулятора и обеспечителя должного и упорядоченного общественного  отношения
право действует и воспроизводится объективно (вне индивидуального  и  иного-
произвола). «Общая теория права» ставит задачей извлечь общие  начала  права
из накопленного специальными юридическими науками  эмпирического  материала.
В этом смысле она становится близкой к философии  права.  Философия,  считал
Коркунов, не есть метафизическое знание, как во времена Канта и Гегеля,  она
ныне существует как обобщенное знание  других  Дисциплин.  Между  философией
права и философией нет какого-либо  разграничения  (Лекции  по  энциклопедии
права. 1880). Аналогичным образом в  духе  социологического  и  юридического
эмпиризма трактовался Коркуновым и предмет  всеобщей  истории  права  —  как
сравнительная история законодательств.
      Основной труд Коркунова «Лекции по  общей  теории  права»  выдержал  9
изданий (последнее — 1909 г.), в 1903 г. был  перейден  на  французский,  а
затем и. на английский язык. Западноевропейские юристы  ссылались  на  труд
Коркунова как на законченное, наиболее полное и вместе с  тем  оригинальное
изложение позитивной теории права. В течение ряда лет «Лекции»  были  самым
ходовым учебником в российских университетах.
      Н.М.  Коркунов   описывает   государственную   власть   как   феномен,
определяемый  не  волей  властвующего  субъекта,  а  сознанием  зависимости
подвластного. «Государственная  власть  и  есть  надо  всем  господствующая
единая воля, проявляющаяся в деятельности органов  власти.  Государственная
власть есть сила,  основанная  на  создании  людьми  своей  зависимости  от
государства. Поэтому носителем  государственной  власти  являются  не  одни
органы власти, а все государство как одно целое. Органы  же  власти  только
распорядители, диспозитарии этой силы. Единство государства не  в  единстве
воли этих органов, а в единстве той силы, которой все они распоряжаются».1
      По мнению  Коркунова,  изучаемые  им  феномены  власти  находятся,  по
крайней мере, в двоякой зависимости от психологических факторов. Во-первых,
тот факт,  что  личность  является  составным  элементом  сразу  нескольких
общественных групп, защищает ее от поглощения некоей тотальной идеей.  Дело
в том, пишет Коркунов, что общество являясь  техническим  единением  людей,
допускает в силу  этого  принадлежность  человека  одновременно  ко  многим
разнообразным обсуждениям. Личность поэтому, хотя и есть продукт  общества,
но не одного кого-нибудь, а совместно многих обществ.  Влиянию  каждого  из
этих обществ личность противопоставляет свою  зависимость  от  ряда  других
обществ,  и  в  этой  одновременной  зависимости  она  находит   противовес
исключительному влиянию на нее каждого из них в отдельности.
      Такой  социально-психологический   плюрализм   обеспечивает   личности
известную автономию,  но  она,  в  силу  парадоксальных  причин,  стремится
вписаться в систему отношения властвования, ориентируясь  прежде  всего  на
отношения подчинения.
      Во-вторых, что более важно, картина  властеотношений  интерпретируется
Коркуновым применительно не к источнику власти, а к  ее  объекту.  И  здесь
власть как реально существующий факт, разлагается на ряд часто  психических
элементов, а именно переживаний, подвластных субъекту. Власть, с этой точки
зрения, не  предполагает  непременно  направленной  на  властвование  воли.
Коркунов подчеркивает, что для отношений властвования не  требуется,  чтобы
сознание  зависимости  основывалось  на  реальных:  для  возникновения   их
необходимо только сознание зависимости, а не реальность ее.
      «Властвование над ними государства и  ограничение  этого  властвования
имеет одно и  то  же  общее  основание  –  в  нашем  сознании,  в  сознании
зависимости  от  государства  и   в   сознании   целого   ряда   интересов,
противопоставляемых  интересам  власти  и  требующих  определенного  с  ним
разграничения».  Неделимость  власти  всегда  побуждает   ее   носителя   к
злоупотреблению ей, и,  по  Коркунову,  власть  стремится  захватить  сферу
настолько широкую, насколько это возможно.
1 Коркунов Н.М. Указ и закон – СПб., 1894. – С. 193.



смотреть на рефераты похожие на "Политико-правовые учения Н.М. Коркунова "