Иностранные языки

Способы перевода просторечия, использованного в романе А. Силлитоу Ключ от двери, на русский язык

                                  ВВЕДЕНИЕ

      Целью данной работы является выявление и  описание  способов  передачи
на русский язык  английского  просторечия  в  самом  широком  диапазоне,  от
применения   ненормативной   лексики   до   употребления   фонетических    и
грамматических неправильностей.
      Выявление и анализ приемов использованных  переводчиком  при  переводе
просторечия способствует моделированию и установлению принципов  перевода  в
целом, и является  вкладом  в  развитие  научной  дисциплины  под  названием
теория перевода.
      Объект, на основе  материала  которого  построена  вся  работа  –  это
произведение  английского  писателя  Алана  Силлитоу  «Ключ  от  двери».   В
произведении «Ключ  от  двери»  А.  Силлитоу  широко  использовал  богатство
английского  общенародного  языка.  А.  Силлитоу   щедро   вводит   в   свое
произведение слова и обороты  обыденной  народной  речи.  Однако,  используя
английское просторечие,  А.  Силлитоу  не  злоупотребляет  его  применением.
Обороты и словосочетания, имеющие  просторечный  оттенок,  в  свою  очередь,
входят в общенародный английский язык, становясь его достоянием  и  сливаясь
с ним. Художник  слова,  А.  Силлитоу,  заставляет  язык  служить  различным
целям, меняет его характер и интонацию, в зависимости  от  того,  что  хочет
выразить   и   показать.   Каждый   персонаж    произведения    знаменателен
использованием  особого  пласта  лексики  английского  языка,  употреблением
присущих  именно  его  речи   грамматических   конструкций.   Так   в   речи
малообразованных  и  неграмотных  персонажей  преобладают   такие   элементы
просторечия,  как  фонетические  и  грамматические  неправильности.  Причина
мастерского  использования  А.  Силлитоу  просторечия  кроется  в  том,  что
писатель, выходец из рабочего класса, знаком с данным элементом  английского
языка  не  понаслышке.  Обладание   тонким   восприятием   английской   речи
способствовало  созданию  особого  речевого  колорита  в  произведениях   А.
Силлитоу.
      Предметом моей работы является научная дисциплина под названием теория
перевода. Еще не было периода, когда  бы с такой силой и живостью  отличался
интерес к переводу и к разнообразным теоретическим  проблемам,  связанным  с
ним.  В  частности,  вопрос,  рассматриваемый  в  данной  работе,   проблема
перевода английского просторечия на русский язык, занимает  особое  место  в
научной дисциплине теория  перевода,  по  причине  того,  что  эта  проблема
недостаточно разработана. Еще в недавнем  прошлом  просторечие  очень  часто
оставалось не воспроизведенным  в  художественном  тексте.  Однако,  ученые-
лингвисты и переводчики стали придавать  большое  значение  данному  аспекту
перевода, поэтому  за последние несколько  лет  в  переводах  художественной
прозы отчетливо наметился сдвиг в этом отношении.  Таким  образом,  одна  из
основных задач моей работы, имеющих непосредственное  отношение  к  предмету
теория перевода – это моделирование  и  установление  принципов  перевода  в
целом.
      Данная  работа,  как  уже  упоминалось  выше,  затрагивающая  проблемы
передачи на русский язык английского просторечия актуальна  и  своевременна.
Дело в том, что язык романов английских писателей  анализировался  почти  со
всех точек зрения, существует множество научных разработок по  данной  теме.
Однако, несмотря на такой повышенный  интерес  один  из  важнейших  аспектов
остался без должного внимания. Этот обойденный аспект –  отсутствие  научных
работ по вопросу употребления английского просторечия и  его  отражения  при
переводе  на  русский  язык.  Дело  в  том,  что  по  проблеме   просторечия
отсутствует специальное научное  исследование  –  монография  с  обобщающими
теоретическими положениями, относительно которых  до  настоящего  времени  в
языкознании нет  единства  взглядов.  Данный  факт  объясняется,  во-первых,
необычайной  сложностью   проблемы   английского   просторечия,   во-вторых,
укоренившимся в отечественной англистики взглядом  на  просторечие,  как  на
нечто отрицательное,  не  заслуживающее  научного  описания.  Именно  теория
«отклонения»  от  стандарта  исключала  комплексное   изучение   английского
просторечия.
      Данная работа имеет как теоретическое, так и практическое значение.  К
теоретическому значению можно отнести то  факт,  что  эта  работа  не  имеет
прецедента и будет еще одной вехой на  пути  исследования  приемов  перевода
английского  просторечия  во  всем  его  многообразии.  К  практическому  же
значению можно отнести тот факт, что все  наблюдения,  сравнения  и  анализы
проводились на примере конкретного произведения и все  выявленные  приемы  и
способы перевода английского просторечия можно   применить  и  при  переводе
другого произведения,  где  для  создания  особого  художественного  эффекта
использовались просторечные элементы.
      Метод,  используемый  при  выявлении  способов  передачи   английского
просторечия на русский язык –  это  переводческий  сопоставительный  анализ.
Данный метод подразумевает сравнение и  сопоставление  единицы  перевода,  в
нашем случае просторечия, исходного языка с той же единицей  на  переводящем
языке. Используя выше указанный метод, мы сравниваем английское  просторечие
с  его  русским  переводом,  пытаемся  провести  аналогию,  выяснить  какими
средствами передается на русском языке английское просторечие,  а  в  случае
если оно не отражается вообще установить причины данного  факта.  С  помощью
переводческого  сопоставительного  анализа  выявляются  способы   и   приемы
передачи   английского   просторечия   на   русский   язык,    более    того
устанавливаются и моделируются принципы перевода в целом.


                                   ГЛАВА 1
                       Просторечия и их классификация
      Просторечия   –   слова,   выражения,   формы    словообразования    и
словоизменения, черты произношения, отклоняющиеся от  литературной  нормы  и
имеющие оттенок стилистической сниженности.
      Под английским лексическим просторечием  понимается  сложная  лексико-
семантическая  категория  –  определенный  фрагмент  национального   состава
языка, т.е. известным образом упорядоченное и  обладающее  общей  структурой
иерархическое     целое,     представляющее      совокупность      социально
детерминированных  лексических  систем  (жаргоны,  арго)   и   стилистически
сниженных   лексических   пластов   («низкие»   коллоквиализмы,   сленгизмы,
вульгаризмы),   которые   характеризуются   существенными    различиями    и
расхождениями   в   основных   функциях    и    в    социолексикологическом,
прагматическом, функционально-семантическом и стилистическом аспектах.
      Таким образом, при стратном членении языка стилистически маркированные
просторечные образования, как и другие нестандартные слова, можно отнести  к
определенному экспрессивному уровню общения – сниженному стилю.
      При традиционном подходе к рассмотрению  языковых  форм  вне  пределов
литературного стандарта вся английская нестандартная лексика  подразделяется
на  «низкие»  коллоквиализмы,   общие   сленгизмы,   специальные   сленгизмы
(жаргонизмы, кентизмы) и вульгаризмы.
      С другой стороны, помимо вышеуказанных лексических пластов  выделяются
формы  существования  просторечия,  у  которых   находят   статус   языковых
микросистем, входящих в  макросистемы,  скажем;  социальные  диалекты,  арго
(кент), профессиональные и корпоративные жаргоны,  городские  полу  диалекты
типа  «кокни»  и  «снауз»,  «  внелитературное  просторечие»,  под   которым
понимают фонетически, грамматически  и  лексически  «неправильную»  с  точки
зрения литературного  стандарта  речь  необразованных  или  малообразованных
людей.
                         Сленгизмы и коллоквиализмы
      К стилистически маркированным образованьям  в  литературном  языке  мы
относим тот фрагмент  лексики,  который  в  традиционной  англо-американской
терминологии  определяются  как   сленгизмы   общего   сленга   и   «низкие»
коллоквиализма – два фиксируемых в словарях лексических  пласта  с  размытой
границей между ними.
      Оба пласта отличаются от нейтральной лексики  литературного  стандарта
этико-стилистической сниженностью разного качества:  от  шутливо-иронической
непринужденной экспрессии обиходного общения до уничижительной экспрессии  и
резкости отрицательной эмоциональной  оценки  сугубо  фамильярного  общения.
Сближает их с лексикой литературного стандарта, прежде  всего  то,  что  они
также  общеприняты  и  общепонятны  в  пределах   определенного   временного
отрезка, в границах определенной коммуникативной общности. Противостоят  они
литературному стандарту как особые средства сниженной речи, характерные  для
разговорно-бытового  стиля  литературного  языка  и  для  других   обиходно-
разговорных форм национального языка.
      Слова, входящие в данную группу,  качественно  отличаются  от  бранных
или непристойных слов и не  воспринимаются  как  вульгарные  образования,  а
придают речи колорит фамильярности, хотя, конечно, существуют и  пограничные
случаи.
      Выделяя лексику экспрессивного английского  просторечия,  мы  имеем  в
виду,   прежде    всего    ее    особенности    функционально-стилистической
вариативности  в  границах   литературного   языка.   Данная   вариативность
качественно   отличается   от   социально-   функциональной    вариативности
арготизмов  и  жаргонизмов,  поскольку  основными  признаками  экспрессивной
лексики    выступают    общеупотребительность    и     этико-стиллистическая
сниженность. Согласно своему коммуникативному статусу,  языковой  природе  и
конкретным социальным ситуациям общения, лексика экспрессивного  просторечия
обычно  функционирует  в   обиходно-разговорной   и   фамильярно-разговорной
разновидностях речи.
                                 Вульгаризмы
      В сферах внелитературной речи и литературного  языка  особняком  стоят
вульгаризмы –  лексический  слой  с  непристойной  экспрессией.  Вульгаризмы
можно рассматривать, как и элементы экспрессивного  просторечия,  под  углом
их  этико-стилистической  сниженности,  хотя  эта  сниженность   качественно
отлична  от  других  нестандартных  слов.   Среди   вульгаризмов   различают
неприличные и непристойные формы. Таким  образом,  можно  сделать  следующее
уточнение  нашего  понимания  сущности  вульгаризмов:  все   оскорбительные,
бранные слова  и  грубые  проклятия  мы  относим  к  неприличным  формам:  к
непристойным формам – нецензурные слова и выражения.
       Вульгаризмы-табу   обычно   получают   в   речи   синонимы-эвфемизмы.
Общеизвестные    бытовые   эвфимизмы   как   заместители   вульгаризмов-табу
постепенно получают вульгарную коннотацию, т.е. деградирует.
      По семантической  структуре  бытовые  эвфемизмы  и  псевдоэвфемические
выражения представляют собой употребление  слов  и  выражений  в  переносном
смысле на основе сходства, аналогии, в результате ассоциации по местности  и
имеют своей целью прикрытие нескромных мыслей, намерений и явлений жизни.
      При семантическом опустошение вульгаризмы-табу функционируют только  в
просторечии  и  не  связаны  с  литературным  стандартом  из-за   отсутствия
стилистически нейтральных синонимов-эвфимизмов.
      Непристойную  коннотацию  имеют  многие  богохульства  и  проклятия  с
упоминанием  религиозных  терминов.  Богохульные   проклятия   функционально
близки междометиям и  выступают  как  своеобразные  стилистически  сниженные
усилительные  формы  для   выражения   определенных   эмоций,   чаще   всего
отрицательных, под влиянием каких-то стимулирующих раздражителей.  Некоторые
богохульства   иногда   отклоняются   от   исходной   фонетической   модели,
превращаясь в структурно отмеченные образования.
                            Арго (кент) и жаргоны
      Лексико-семантически и этимологически арготизмы,  и  жаргонизмы  тесно
связаны с элементами экспрессивного просторечия.
      Отметим, что в национальном языке арготизмы и жаргонизмы, отражающие в
какой-то  мере  социальное  варьирование  словарного  состава,   также   как
«низкие»  коллоквиализмы,   сленгизмы   и   вульгаризмы,   противопоставлены
элементам   литературного   стандарта.   Стилистически   сниженная   лексика
противостоит социально-детерминированной. Однако границы их  размыты,  и  на
стыке образуется  просторечный  интержаргон  –  основной  источник  и  склад
различных жаргонных и арготических элементов. На  английском  материале  при
стратификационной  классификации  социально-дифференцированного   языка   мы
выделяем:
   1.  профессиональные  жаргоны  2.  корпоративные  жаргоны  3.  кент(арго)
      деклассированных
      В  корпоративные  жаргоны  включают  так  называемые  условные  языки,
поскольку корпоративные жаргоны ведут свою родословную  от  жаргонов  нищих,
бродячих торговцев и преступников, для которых  уже  тогда  была  характерна
диглоссия.
                  Профессиональные и корпоративные жаргоны
      Профессиональные   жаргоны   –   это   специальная   языковая   среда,
ограниченная  рамками   какой-нибудь   профессии   и   расположенная   между
терминологической  лексикой  и  общелитературным  просторечием.  Исходя   из
этого  положения,  профессиональное  просторечие   противостоит,   с   одной
стороны,  терминологической   речи,   а   с   другой   –   общелитературному
просторечию. Не вызывает возражений определение  общественной  релевантности
профессиональных жаргонизмов как  слов  и  выражений  оценочного  характера,
передающих  отношение  данного  коллектива  к   предмету   труда   и   быта,
выступающих стилистически сниженными дублетами  терминов,  профессионализмов
и слов литературного языка. Знание терминов и их  синоннимов-жаргонизмов  мы
рассмотриваем как профессиональную диглоссию.
      Профессиональные жаргонизмы, подобно  кентизмам,  могут  сделать  речь
непонятной для стороннего наблюдателя. Хотя в  отличие  от  кентизмов  здесь
нет ни специального кодирования, ни  засекреченной  лексики  и  фразеологии.
Если жаргонизмы настолько частотны, что затрудняют восприятие  речи  вообще,
превращая ее тарабарщину для непосвященных –  это  чистый  жаргон,  если  же
непосвященные  понимают  эту  речь  и  воспринимают  жаргонизмы  как   нечто
эмоционально-экспрессивное, предметно-логическое  значение,  которого  легко
угадывается, то здесь – отдельные вкрапления-жаргонизмы в ткань  литературно
правильной речи, которую можно определить как жаргонизированную  фамильярно-
обиходную речь.
      Профессиональные жаргоны имеют общее с корпоративными то, что и  те  и
другие  –  результат  своего  рода  общественной  забавы,   языковой   игры,
подчиненной принципам эмоциональной экспрессивности.
      Если существование того или иного профессионального жаргона зависит, в
первую  очередь,  от  социальной  значимости  той  или  иной  профессии,  ее
изоляции, различной в зависимости от множества  объективных  и  субъективных
причин,  начиная  с  секретности/общедоступности  и   кончая   особенностями
психологического склада мышления  людей,  занятых  в  данной  профессии,  то
существование  корпоративного  жаргона  обычно  кратковременное  и   целиком
зависит от капризов моды.
      Корпоративные жаргоны  - по преимуществу  жаргоны  молодежные,  именно
они служат основной базой для общего интержаргонного слоя лексики.  Носители
профессиональных жаргонов обладают профессиональной диглоссией, отличной  от
диглоссии арготирующих.
                                 Арго (кент)
      Вся история специальных языков  (арго,  кента)  неразрывно  связана  с
историей  антисоциальных  групп,  противопоставленных  легальному  обществу.
Основная функция такого «  языка»  -  функция  конспиративной  коммуникации.
Первоначальной  причиной  создания  арго  была  необходимость  в   условном,
понятном только для определенной обособленной группы « языка».
      Кент заимствует весь грамматический инструментарий и функционирует  по
законам грамматики общенародного языка. Кентизмы – существительные,  глаголы
и прилагательные обычно выступали как вкрапления на общем  фоне  фамильярно-
разговорной речи.
      Возникновение и распространение  английского  кента  было  обусловлено
определенными социальными причинами, которые создали,  в  какой-то  степени,
изолированные  от   легального   общества   различные   социальные   группы,
подвергавшиеся  гонениям,  и   имеющие   враждебные   доминантной   культуре
субкультуру.  Очевидно,  что  эти  антиобщественные  группы  обладали  рядом
стимулов способствующих созданию и развитию кента:
   1. Социальная защита  –  желание  объединиться  и  противопоставить  себя
      «легальному» обществу 2 Необходимость что-то скрывать  от  посторонних
      3.  Стимул  наименьшего  речевого  усилия  –  стремление  к  краткости
      выражений  и  упрощению  лексико-фразеологической  системы  языка  как
      проявление определенного типа языкового мышления. 4.  Желание  придать
      речи эмоциональную окраску.


                                   ГЛАВА 2


          Способы перевода английского просторечия на русский язык

      В  романе  Алена  Силлитоу  «Ключ  от  двери»  просторечные   элементы
использованы в самом широком диапазоне от грамматических неправильностей  до
сленгизмов,  вульгаризмов  и  жаргонизмов.  Именно  на   материале   данного
произведения  мы  проследим  способы   перевода   вышеуказанных   английских
просторечных элементов на русский  язык,  а  в  случае  если  какой-либо  из
подвидов английского просторечия не получил адекватного перевода на  русский
язык постараемся объяснить причины данного явления.
      В первом же абзаце произведения мы встречаемся со сленгизмом  back-to-
backs.
Thinking he needed fresh air from  the  bug-eaten  back-to-backs  of  Albion
Yard, Vera had put on their coats and led him up Wilford Road…(p.18)
Рассудив, что ребенку  не  мешает  подышать  свежим  воздухом  после  тесных
клоповников  Элбион-ярда,  Вера  одела  сына  и  повела  его   по   Уилфорд-
роуд…(стр.5)
      Сленгизм back-to-backs  обозначает  маленькие  домишки  в  трущобах  и
рабочих поселках, расположенные тесными рядами, почти  соприкасаясь  задними
стенами.  В  данном  случае  перевод  сленгизма  back-to-  backs  в  русском
переводе словом клоповник вполне  адекватен,  так  как  это  слово  отражает
сущность сленгизма back-to-backs.
      Далее в переводе по каким-то причинам упущен целый абзац,  изобилующий
употреблением  вульгаризмов  таких  как:  bloody  rotter,  bleeding  Christ,
bleeding man и т.д (p.27).
      Вульгаризм bloody, а  также  его  варианты  bleeding,  bleddy,  blood-
strained является чисто усилительным элементом для придания  оскорбительного
колорита эмоционально окрашенной речи персонажей. Что касается  богохульства
bleeding  Christ,  то  тонкая  градация  английских  богохульств  обычно  не
учитывается в русском переводе, где в основном  все  сводится  к  выражениям
«черт побери»  или  «черт  с  ним/ней».  Отсутствие  эквивалентной  передачи
вульгаризмов-богохульств  в   переводе   объясняется   не   разработанностью
проблемы вульгаризмов и  отсутствием  специальных  лингвистических  работ  в
этой области.
Dole-day came quickly, and Seaton, who didn’t want his family to  be  beried
under a ton of rubble, paid six bob down on an equally decrept, but not  yet
condemned house on Mount street. (p.23)
Тут как раз подоспел день выдачи пособия по безработице, и Ситон, не  желая,
чтобы его семья оказалась погребенной под грудой кирпичей  и  гнилых  балок,
выложил шесть шиллингов и перебрался  в  другой,  такой  же  ветхий,  но  не
предназначенный для сноса дом на Маунт - стрит. (стр.8)
      В данном  примере  английский  сленгизм  bob  переведен  стилистически
нейтральным  словом  шиллинг.   Однако,   использовав   метод   компенсации,
переводчик придал разговорный оттенок высказыванию,  переведя  стилистически
нейтральное  слово  paid  словом,   выложил,   имеющим   в   русском   языке
стилистически сниженный оттенок.
Well, take it. Got it? Don’t drop it, you silly bogger. (p.23)
Ну, бери. Дане урони ты поганец. (стр.9)
      Коллоквиализм bogger  –  пугало,  имеющий  также  фонетически  вариант
boggart в сочетании  со  словом  silly  вполне  удачно  в  данном  контексте
переведен как поганец.
I’ll gi you a game of draughts when we get there Harold, - came  Abb’s  next
sally. You’re gonna lose it, then,- Seaton boasted. (p.24)
Эй, Хэролд, как доберемся, сыграем с тобой в шашки,  -  послышался  шутливый
голос Эбба. -И продуешься, - отозвался Ситон хвастливо (стр.16)
      Как правило, грамматические неправильности типа I’ll give you a game и
you’re  gonna  lose  it,  характерные  для  речи  малограмотных  персонажей,
представляют  наибольшую  трудность  при  переводе.  В   виду   особенностей
русского языка эквивалент  английского  грамматического  просторечия  в  нем
отсутствует.  Грамматическое  просторечие  при  переводе  либо  остается  не
отраженным,  либо,  используя   метод   компенсации,   переводчик   пытается
стилистически сниженной лексикой предать просторечный оттенок  высказывания.
Так в выше приведенных примерах первый элемент I’ll gi you a game  переведен
стилистически нейтрально, в то  время  как  при  переводе  второго  элемента
you’re gonna lose it, использовав  метод  компенсации,  переводчик  подобрал
стилистически сниженное слово продуешься.
What’s ‘opital – he asked her one day. (p.25)
 Что такое клиника? – спросил он ее однажды. (стр.11)
…but I’ll tek yer soon. (p.25)
Но я тебя поведу туда скоро. (стр.11)
      В  этих   примерах   характерное   для   английского   грамматического
просторечия упущение некоторых звуков и искажение слов  в  русском  переводе
никак  не  отражено,  следовательно,   просторечный   оттенок   высказываний
утрачен.
When dad cried out he’d  get  a  pasting  if  he  didn’t  stop  that  bleddy
lark…saying that he could bloody well walk if that going  to  be  his  game.
(p.29)
Отец  захрипел  и  крикнул,  что,  если  Брайн,  сукин  сын,   будет   такое
выделывать, пусть шагает на своих двоих. (стр.14)
Stop asking bleddy questions, will yer? (p.29)
Ты долго будешь приставать со своими дурацкими вопросами? (стр.16)
      Вульгаризм   bloody   (bleddy)   зачастую   используется   лишь    как
интенсификатор, для придания речи особой грубости и непристойности. И  может
переводиться в зависимости от контекста как дурацкий, сукин сын,  а  в  ниже
следующих примерах как безмозглый и переделка.
…she’d come to marry a bloody fool who got himself sent to jail – and was  a
rotter to her in the bargain (p.31)
…как это угораздило ее выйти замуж за безмозглого дурня,  который  ухитрился
угодить в тюрьму, да и с ней обращается по-свински. (стр.17)
She could hardly believe it had happened like it had, and that  she  was  in
such a fine bleddy mess…(p.31)
Ей просто не верилось, что все так вот случилось и что она  попала  в  такую
переделку. (стр.17)
      Далее в  русском  переводе  по  каким-то  причинам  отсутствуют  целых
тридцать три страницы, в которых  также  широко  использованы  все  элементы
просторечия. Вульгаризмы: bloody  time,  God  bugger,  bloody  stop,  bloody
well, bleddy row; грамматические неправильности: where yer’bin?, I  must  do
summat, I wok for me feyther, ‘polsterin, it ain’t  a  sight.  Стилистически
сниженная лексика: you cheeky young bitch, no, but I  like  to  fucking-well
come home to a bleeding meal. (p.31-63)
      В виду того, что русский перевод отсутствует и не  с  чем  сравнивать,
попробую предположить, что, как и в других аналогичных  случаях,  вульгаризм
bloody и его фонетические варианты используются, как интенсификаторы и  были
бы переведены в зависимости от контекста стилистически  сниженной  лексикой,
в то время как грамматические неправильности, скорее всего в  переводе  были
бы  утрачены,  а  стилистически  сниженная  лексика  была  бы  передана   ее
эквивалентом на русском языке.
I’ll show you there’s no bloody need to be frightened at a bit o’  lighting.
(p.69)
Погоди, я покажу  тебе,  что  нечего  хвост  поджимать  от  какой-топаршивой
молнии, черт бы ее побрал. (стр.21)
      В данных отрывках явно видно, что перевод более экспрессивен и насыщен
просторечными элементами, чем английский оригинал. В оригинале  присутствует
лишь вульгаризм bloody need и грамматическая неправильность o’  (of),  в  то
время как  в  переводе  использованы,  имеющие  просторечный  оттенок  слова
погоди и паршивый, фразеологизм поджать  хвост,  а  также  вульгаризм,  черт
побери.
      В выше приведенном примере переводчик использовал  метод  компенсации,
широко употребив просторечные элементы для  изображения  персонажа  Мертона,
чья речь грамматически неправильна  и  имеет  явно  выраженный  просторечный
оттенок. Однако, эти неправильности и просторечные нюансы не всегда  находят
отражение  при   переводе,   вынуждая   переводчика   прибегать   к   методу
компенсации,  переводя   стилистически   нейтральные   слова   в   оригинале
стилистически  сниженными  словами  при  переводе,  таким  образом  как   бы
компенсируя те просторечные элементы, которых были утрачены при переводе.
You see (p.69)
Вот вам, нате! (стр.21)
      В этих примерах нейтральное  слово  see,  также  в  целях  компенсации
переведено разговорным вариантом слова взять – нате.
Would you like to live here, young bogger (p.71)
Небось, рад бы жить здесь, поганец, а? (стр.23)
Go on you young bogger, you’ll be tellin’ me as  rhubarb’s  not  sour  next.
(p.74)
Ты мне еще поганец, скажешь, что ревень не кислый. (стр.25)
      Стилистически  сниженное  слово  bogger  часто  встречающееся  в  речи
Мертона,  почти  всегда  переводиться  как  поганец,  что  вполне  адекватно
передает на русский язык его смысл.
We’ll go back ‘ome then. ‘E’ll cum when ‘e’s  ‘ungry. (p.78)
Ну, стало быть, пошли домой. Прибежит, как жрать захочет. (стр.27)
      Данный пример, один из тех редких случаев,  когда  цель  использования
фонетический    неправильностей    –    изображение    малограмотности     и
необразованности персонажа не была утрачена при  переводе.  Однако,  в  виду
особенностей русского языка, будучи  не  в  состоянии  передать  сниженность
речи  Мертона  фонетическими  неправильностями,  переводчик  вполне   удачно
использует характерные именно для  просторечного  языка  слова  и  выражения
стало быть, жрать, ну.
Where’s it comin’ from mate? – Brian asked (p.79)
Откуда это, приятель? – спросил Брайн. (стр.29)
Prospect Street, young ‘un, - the driver answered. (p.79)
Это все с Проспект-стрит, паренек, - ответил шофер. (стр.29)
What’s up kid? – Agger called from the top of the bank. (p.79)
Что это с тобой, малый, а? – крикнул ему Эгер, трудившийся  на  самом  верху
свалки. (стр.29)
      В выше приведенных примерах английские коллоквиализмы mate,  ‘un,  kid
были переведены их эквивалентами на русском языке приятель, паренек, малый.
I’m fed up – Brian said gloomily (p.79)
Осточертело все, - сказал Брайн мрачно. (стр.29)
      Выражение to  be  fed  up  имеющее  несколько  грубоватый  разговорный
оттенок  удачно  передано  словом  осточертело,  относящимся   к   тому   же
лексическому пласту.
Men were scraping systematically at the  rammel,  through  expecting  little
from  those  poverty-stricken,  condemned,   fallen-down   rabbit-holes   on
Prospect Street. (p.79)
Люди упорно, ничего не пропуская, ворошили хлам, хотя  мало  чего  ждали  от
нищих, обреченных и разрушенных крысиных нор Проспект-стрит. (стр.29)
      Сленгизм rammel, имеющий значение мусор переведен на русский язык  как
хлам, что вполне отражает его смысл.
The daft fucker, - Agger said loudly. What does you tek  me  for?  He  wants
chasing off the bleddy premises. (p.80)
Вот сукин сын, полоумный, - сказал Эгер  громко.  За  кого  меня  принимает?
Гнать такого со свалки в шею. (стр.30)
      Несомненно, что английский вульгаризм  daft  fucker  несколько  грубее
выражения сукин сын, в то время как словосочетание  bleddy  premises  вообще
переведено стилистически нейтрально  как  свалка.  Однако,  используя  метод
компенсации,  переводчик   употребил   в   этом   предложении   просторечный
фразеологический оборот гнать в шею.
How much do you want for that lot? A tanner. (p.82)
Сколько ты хочешь за все? Шесть пенсов. (стр.31)
      Сленгизм  tanner  означающий монета  в  шесть  пенсов,  был  переведен
дословно, без какого-либо намека на его стилистическую сниженность.
Who gen yer the chocolate? Never known anybody to  gi’  me  owt,  ‘ave  yer?
(p.84)
Кто тебе шоколад дал? Ты слыхал, чтобы мне когда, что давали, а? (стр.34)
      Фонетические  неправильности  оригинала  почти  не  были  учтены   при
переводе, за исключением употребления коллоквиализма слыхать.
Where did you get the dough from then? (p.84)
А где деньги достал? (стр.34)
      Сленгизм  dough  –  деньги,  был  переведен  нейтрально,   без   учета
принадлежности данного сленгизма к сниженному стилю речи.
Pinched it, if you want to know.  I  pinched  this  as  well,  from  Doddo’s
pocket, - he added boastfully, drawing out a whole  cigarette.  He’ll  think
our Dave done it, and paste ‘im. And it’ll  serve  ‘im  right,  because  our
Dave batted my tab last night, for nowt. (p.85)
Стащил, только и всего. Я и это стащил, вытянул у  Доддо  из  кармана  целую
сигарету, он подумает, что это Дэйв у него  спер  и  задаст  ему  трепку.  И
поделом Дэйву: он вчера мне уши надрал – просто так, ни за что ни  про  что.
(стр.34)
      В данных примерах перевод такой же экспрессивный и эмоциональный,  как
и  оригинал.  Английские  колллоквиализмы  переведены  их  эквивалентами   в
русском языке: pinch как спереть, paste просторечным  фразеологизмом  задать
трепку, а batted my tab как задать трепку. И видимо в целях  компенсации  за
не воспроизведенные грамматические и фонетические неправильности  переводчик
употребил еще один просторечный фразеологизм ни за что ни про что.
 So don’t say aword to a livin’ soul.  Not  that  I  think  you  bleddy-well
would. (p.85)
Только ты никому ни слова, слышишь? Да это я так, я знаю, ты языком  трепать
не станешь. (стр.34)
He’s a bleddy thief, and if yo’ get caught thievin’ wi’ ‘im yer’ll get  sent
on a board ship. (p.85)
Он ворюга.  А  если  тебя  сцапают  как  ворюгу,  то  пошлют  на  корабль  в
кочегарку. (стр.35)
      Как и в других подобных случаях, вульгаризм bleddy  употребляется  для
придания близь стоящему слову грубость и экспрессивность. Так сочетание  you
bleddy-well   would    переведено    довольно    произвольно    просторечным
фразеологизмом  трепать  языком,  а  сочетание  bleddy-thief   стилистически
сниженным  словом  ворюга.  Видимо  в  целях  компенсации  за  неучтенные  в
переводе  грамматические   и   фонетические   неправильности   стилистически
нейтральное словосочетание get  caught  переведено  стилистически  сниженным
словом сцапать.
He got marvelous grub. (p.86)
Жратву там давали – во. (стр.35)
We’ll go in then later on, about five o’clock when the  men’s  knocked  off.
(p.86)
Давай попозже сходим туда, часов в пять, когда все смоются. (стр.35)
      Английские коллоквиализмы grub и knock off переведены  соответствующим
пластом сниженной лексики русского языка.
We’ll get sent off if a bloke comes in: there’s nowt worth pinching  anyway,
so what’s the bleeding odds. (p.89)
Нас выгонят, если кто вдруг зайдет. Да и что тут возьмешь, какого  черта  мы
сюда забрались. (стр.38)
      Перевод более мягкий, чем  оригинал,  коллоквиализм   bloke  (паренек)
переведен словом  кто,   pinching  (стянуть,  спереть)  как  взять,  и  лишь
вульгаризм bleeding odds получил адекватный перевод.
You can’t; it stinks like boggery. (p.90)
Нельзя, воняет как дерьмо. (стр.38)
Use your loaf. (p.90)
Поработай-ка башкой. (стр.38)
Bollocks, - he shouted to Bert making his way on all  fours  over  tin  cans
and ashes towards him. (p.90)
Трепло ты! -  крикнул  он  Берту,  на  четвереньках  пробираясь  к  нему  по
жестянкам и золе. (стр.39)
You rotten sod. (p.91)
Ах, ты стервец поганый! (стр.39)
      В данных примерах, сленгизмы boggery,  loaf,  bollocks,  sod  переданы
соответствующим пластом сниженной  лексики  русского  языка  дерьмо,  башка,
трепло  и  стервец.  Как  уже  упоминалось  выше,  перевод   сленгизмов   не
представляет  особой  сложности,  и  обычно  предаются   на   русский   язык
экспрессивно-грубоватыми коллоквиализмами.
I’m daft. I’m batchy. Nicked it and carried it  right  across  the  bleeding
tips. For nowt. For bleeding nowt. (p.92)
Идиот я, дурак полоумный. Спер, протащил через всю свалку  попусту.  Попусту
тащил, сволочь эдакая. (стр.41)
      Выше  приведенные  отрывки,  как  оригинал,  так  и  перевод  насыщены
разнообразными  просторечными  элементами:  коллоквиализмы   daft   (идиот),
batchy  (дурак полоумный); вульгаризмы: bleeding tips  и  bleeding  nowt,  а
также фонетические неправильности for  nowt,  переведена  довольно  свободно
как сволочь эдакая.
There ain’t no God. God is a bastard, -  his  father  had  often  roared  in
response to his mother’s taunt that God would pay him out as well. (p.92)
Бога нет, бог – это брехня, орал отец, когда  мать  выводила  его  из  себя,
грозя, что бог его за все накажет. (стр.41)
God-all-bleedin’-mighty, I’m fed up. (p.93)
Ну и осточертело же мне все- все бы к чертовой матери. (стр.41)
      Как уже упоминалось выше, тонкая градация английских богохульств,  как
правило, тускнеет при переводе, где  все  обычно  сводится  к  выражениям  –
осточертело, черт с ней/ним или вообще упускаются  при  переводе,  заменяясь
каким либо стилистически сниженным словом, не имеющим никакого  отношения  к
понятию Бога, как, например, в первом примере богохульство God is a  bastard
переведено всего лишь как брехня.
He’ll goo off ‘is nut, ‘aving to use old  ‘uns  that  break  easy,  and  not
getting such good stuff to sell. (p.93)
Просто  спятит,  ведь  теперь  ему  придется  ковырять  на  свалке   старыми
скребками, которые то и дело ломаются, да и не  наскребешь  ничего  путного.
(стр.41)
      Сущность сленгизма to be  nut  полностью  отражена  в  слове  спятить,
очевидно,  что  в  качестве  компенсации  за  не   отраженные   в   переводе
фонетические неправильности, стилистически нейтральное  словосочетание  good
stuff to sell переведено просторечным фразеологизмом ничего путного.
      Следующий  отрывок  также  является   ярким   примером   использования
переводчиком метода компенсации. Предложение,  отвечающее  всем  требованиям
литературного английского языка, переведено более чем экспрессивно.
And then he went and lost it. I’m sorry for Agger though. (p.93)
Потерял паскуда. Мне жалко Эггера. (стр.41)
But they eat bran and taters wi’-their-jackets-on. (p.94)
Так ведь им дают отруби и картошку с шелухой. (стр.42)
      Сленгизм taters переведен стилистически нейтральным  словом  картошка.
Следовательно, при  переводе  был  утерян  стилистически  сниженный  оттенок
высказывания.
They’d eat owt. They’d eat yo’, yer cheeky young bogger if I served  yer  up
in their trough. (p.94)
Э, они сожрут все что захочешь. И тебя  тоже,  надоедливый  ты  щенок,  если
подам тебя им  в корыте. (стр.43)
Aren’t them Italians rotters? (p.94)
Вот ведь стервецы эти итальянцы. (стр.43)
      В  данных  примерах,  как  впрочем,  и  в   других   с   употреблением
коллоквиализмов,  их перевод не составил особого  труда.  В  переводе  также
как и в оригинале явно  прослеживается  просторечный  оттенок  высказываний,
свойственный для речи малограмотных персонажей.
Doddoe was a’ bad lot’, - Merton swore, a foul-mouthed drunken bully  beyond
the railings of reason or help or pity. (p.106)
Доддо – непутевый, - бранился Мертон,- сквернослов,  пьянчуга,  обормот,  ни
вразумить, не пожалеть такого, ни помочь ему уже нельзя. (стр.51)
      Английская стилистически  сниженная  лексика  отражена  в  переводе  с
помощью соответствующего пласта русской лексики.
I can do a bunk back to my ‘ut in the wood, and the coppers wain’t  be  able
to find me. (p.109)
Я всегда смогу удрать к себе, никакие фараоны  меня  не  догонят,  если  дом
построить самой глубине леса. (стр.51)
      Английский коллоквиализм coppers  переведен  на  русский  язык  словом
фараон, относящимся к воровскому жаргону.
What about fags and bullets for your gun? (p.109)
А как же сигареты и пули для ружья? (стр.51)
      При переводе сленгизма fags переводчик не учел  его  принадлежность  к
стилистически   сниженному   пласту   лексики,   передав   данный   сленгизм
стилистически нейтральным словом сигареты.
I’m not frightened o’ thunder like yo. It wouldn’t bother me a bit. (p.110)
Я не то что ты, я грозы не боюсь. Мне на нее наплевать. (стр.52)
I don’t want to wok in a factory, do you Bert? Not me. (p.110)
Я не хочу работать на фабрике. А ты, Берт? Черта с два. (стр.52)
      Единственный элемент просторечия, используемый в данных примерах – это
фонетические неправильности. Учитывая то, что этот элемент почти  невозможно
передать на русском  языке,  переводчик  употребил  стилистически  сниженную
лексику, для придания высказываниям экспрессивно просторечного оттенка.
Why do people leave such smashing grub on  their  plates?  That  batter  was
marv’lous. I never knew you could get snap for nowt like that. (p.144)
И как это оставляют на тарелках такую жратву?  Корочки  что  надо.  Я  и  не
знал, что можно достать столько жратвы так вот, задарма. (стр.54)
      В переводе коллоквиализмы grub и  snap  переданы  словом  жратва,  что
полностью  отражает  их  смысл  и  принадлежность  к  тому  же  стилю  речи.
Фонетическая неправильность не потеряла при переводе свою  принадлежность  к
стилистически сниженному пласту лексики, будучи  переведенной,  экспрессивно
окрашенным выражением – задарма.
I’ll never waste my dough on booze when I grow up – he said. (p.115)
Никогда не буду мотать деньги на  пьянку,  когда  вырасту,  -  сказал  Берт.
(стр.55)
      Хотя сленгизм dough  и переведен стилистически нейтрально как  деньги,
его стилистическая сниженность не  была  утрачена  в  сочетании  с  глаголом
мотать. Коллоквиализм booze вполне удачно переведен как пьянка.
Mr. Jones was a get, a four-eyed twopenn’orth o’ coppers, a  sludge  bumping
bastard who thumped Brian six times across the shoulder with a  hard  knotty
fist because he didn’t open a book quickly enough. (p.117)
Мистер Джонс – сукин сын,  паскуда,  паршивый  четырехглазый  шпик,  грязная
сволочь –  отдубасил  Брайна  костлявым  кулаком  за  то,  что  недостаточно
проворно открыл книгу. (стр.58)
      Данный  отрывок  изобилует  стилистически  сниженной   лексикой,   как
оригинал, так и перевод. Однако, приглядевшись получше не  трудно  заметить,
что ругательства в переводе не аналогичны  бранным  словам,  используемым  в
оригинале.  Так,  например,  выражение  sludge-bumping  bastard  ,   основой
которого является сленгизм sludge – пиво, вульгарное  обозначение  человека,
любящего пиво, переводящийся как “пивной насос”. В то время как  в  переводе
выражение  sludge-bumping  bastard  передано  как   грязная   сволочь,   что
абсолютно не соответствует оригиналу.
A parting bat on the tab for good measure left him more or  less  in  peace.
(p.117)
На прощание двинув Брайна по уху для ровного счета, он оставил его  до  поры
до времени в покое.(стр.58)
      Просторечный фразеологизм  to give  good  measure  означает  отпускать
товар с походом, воздавать с лихвой, что никак не отражено в переводе,  хотя
в целом перевод достаточно экспрессивный и выразительный.  Выше  приведенный
отрывок можно перевести и по-другому.
      Завершив с лихвой меру наказания  прощальным  ударом  в  ухо,  учитель
оставил его на время в покое.
Grey eyes set hard on a pair of gets like Mr.  Jones,  the  same  puffed  up
bastards after a poor old man that were after Brian –  and  all  because  he
wanted some money back he’d lent them.
Серые глаза Шейлока так  и  впились  в  компанию  стервецов,  вроде  мистера
Джонса: пузатые сволочи напали на бедного старика, как  мистер  Джонс  напал
на Брайна, и все только потому, что  он  захотел  получить  обратно  деньги,
которые им одалживал. (стр.58)
      В переводе бранные слова не вполне соответствуют оригиналу. Однако,  в
данном отрывке не столь важен смысл ругательств,  сколько  тот  экспрессивно
эмоциональный оттенок, который они придают высказыванию.
Jew was it? - holding the world’s scorn from him, standing  there  with  his
knife and scales – as though he’d just stepped out of the  Bible  like  that
other bloke going to carve up his son because God told him to –  while  some
posh whore in the court talked about rain and mercy. (p.118)
Еврей кажется. И плевать он хотел на всех тех ,кто его презирает,  стоит  со
своими весами и ножом будто только что вышел из библии, похож на того  типа,
который хотел зарезать своего сына потому, что бог ему так велел, а  в  суде
какая –то  расфуфыренная  шлюха  стоит  и  болтает  что-то  там  о  дожде  и
милости.(стр.59)
      Стилистически нейтральное выражение holding the world’s scorn from him
переведено  довольно  экспрессивно,   стилистически   сниженным   выражением
плевать он хотел. Два последующих просторечных элемента bloke (тип)  и  posh
whore (расфуфыренная  шлюха)  в  переводе  так  же  выразительны,  как  и  в
оригинале.
Only Shylock had defied these  cock-sucking  prosecutors,  these  getts  and
claprags. (p.118)
 Только Шейлок плевал на своих  поганых  преследователей,  этих  сволочей  и
стервецов. (стр.59)
      Несомненно, бранные слова в английском оригинале намного вульгарнее  и
грубее перевода. Явно, что выражение поганые преследователи не передают  всю
непристойность словосочетания cock- sucking prosecutors.
He got  thinner  and  thinner  through  summer  and  winter  so  that  soon,
everybody hoped, he would kick the busket in some horrible way. (p.118)
С каждым годом он худел и худел, и все надеялись,  что  очень  скоро  старик
окочурится от какой - нибудь ужасной болезни. (стр.59)
      Смысл просторечного фразеологизма kick the  bucket  полностью  отражен
стилистически сниженным глаголом окочуриться.
Will he stop and hit me? I’ll bet he does. I bet  a  bloody  quid  he  does.
There, what did I tell you? The bastard. That’s a  quid  somebody  owes  me.
(p.119)
Остановится он около меня, ударит или нет? Спорю, что да.  На  целый  доллар
спорю, дьявол его возьми. Ну вот, что я вам говорил? Сволочь.  Значит,  кто-
то должен мне доллар. (стр.60)
      Вульгаризмы  bastard  и  bloody  переведены  соответствующим   пластом
лексики русского языка, в то время как  сленгизм  quid  –  фунт  стерлингов,
утратил при переводе свою стилистическую сниженность,  будучи  переведенным,
стилистически нейтральным словом доллар.
You’re a bloody slowcoach, - Merton scoffed. I  never  heard  such  a  word.
What’s ‘artill? I don’t know I’m boggered if  I  do,  do  any  of  you  lot.
(p.120)
Вот дурень, бестолочь, - выругался Мертон. Сроду  такого  слова  не  слыхал.
Что же это за штука – артил, а? Черт меня побери, если я  знаю.  А  вы?  Ну,
кто-нибудь. (стр.61)
      В  целом   перевод   полностью   отражает   смысл   и   стилистическую
принадлежность высказывания. Английские ругательства  переданы  их  русскими
эквивалентами. Однако,  предложение  I  never  heard  such  a  word,  будучи
стилистически нейтральным, было переведено  с  использованием  просторечного
выражения сроду не слыхал.
Brian was indignant: I’ll finish it if yer’ll shurrup an’ let me. (p.120)
Я дочитаю, только заткнись, не мешай мне.(стр.61)
      Вульгаризм shurrup, переведен стилистически сниженным словом заткнись,
относящимся к тому же стилю речи.
It’s as bad as ever, - Merton pronounced, puzzled. (p.121)
Опять не слава богу, - проговорил Мертон, озадаченный. (стр.61)
      Предложение английского оригинала грамматически верно и  стилистически
нейтрально,  в  то  время   как   в   переводе   использовано   просторечное
словосочетание  опять  не   слава   богу.   Переводчик   использовал   метод
компенсации, переведя некоторые моменты вполне правильной  английской  речи,
преднамеренно словами и словосочетаниями разговорного стиля.
What were you fighting for, you lout? - Mr. Jones shouted  again,  into  the
ear he had just hit. (p.124)
Почему ты дрался, дубина? – снова завопил  мистер  Джонс  прямо  в  ухо,  по
которому только что ударил. (стр.66)
Nothing? – bawled. Nothing what, you jackanapes. (p.124)
Просто так? – бесновался мистер  Джонс.  Как  это  “  просто  так”,  дерзкий
щенок. (стр.66)
You don’t fight for nothing, you idiot, he yelled, hitting the  nearest  boy
furiously across the back and shoulders. (p.124)
Просто так не дерутся, ты кретин! – орал он изо всех сил,  ударяя  по  спине
того, кто стоял ближе остальных. (стр.66)
Come on, fight me, whack, whack, fight me, you nincompoop. (p.124)
Ну, начинай! Вжик, вжик, вжик. Дерись, ты, оболтус. (стр.66)
      Английские  коллоквиализмы  не  утратили   своей   экспрессивности   в
переводе, так  как  были  переданы  соответствующей  ненормативной  лексикой
русского языка.
He’s barmy, Brian thought. He’ll go into a fit one of these days and  wain’t
be able to come out of it. (p.124)
Он псих, - думал Брайн. – Когда нибудь хлопнется в припадке, да  и  сдохнет.
(стр.66)
      Сленгизм barmy вполне удачно  переведен  как  псих,  хотя  возможен  и
вариант  спятил,  в  то  время  как  второе  предложение,  принадлежащие   к
правильному английскому языку, в переводе приобрело стилистически  сниженный
просторечный оттенок, благодаря употреблению  таких  ненормативных  глаголов
как хлопнется и сдохнет. Данный пример еще один  вариант  применения  метода
компенсации.
Idiot! Nincompoop! Fool!, - Mr. Jones bellowed with each resounding  bat  of
his hand. (p. 128)
Идиот! Оболтус! Тупица!  –  рычал  мистер  Джонс  вместе  с  каждой  хвучной
оплеухой. (стр.69)
      Английские коллоквиализмы переданы соответственно как  идиот  (idiot),
оболтус (nincompoop) и тупица (fool), что  вполне  отражает  их  сущность  и
стилистическую принадлежность.
This is the limit. Oh, me goodness! –  Mr.  Jones  wailed  in  mock-despair.
(p.128)
Нет, дальше, кажется, уж некуда! Боже  правый!  –  завопил  мистер  Джонс  в
притворном отчаянии. (стр.70)
      Вульгаризм  my  goodness  передан  выражением  Боже  правый.  Как  уже
упоминалось выше проблема перевода богохульств  и  вульгаризмов  практически
не разработана.
Daft bastards, - he said under his breath. It’s nowt to laugh at. (p.129)
Чего тут смешного? - прошипел он сквозь зубы. Сволочи проклятые. (стр.70)
      Перевод  стилистически  сниженного  словосочетания  daft  bastards  не
совсем  передает  всю  грубость  и  не  нормативность   данного   выражения,
оригинал, несомненно, звучит несколько грубее.
I wish old Jones die though, that’s all I know. Why don’t he die? Why  don’t
the old swine die? He must be sixty if he’s a day. But  he’ll  never  retire
because he likes hitting kids too much. (p.129)
Поскорей бы старый Джонс окочурился.  Почему  он  не  подыхает,  почему  эта
старая свинья не подыхает? Ему уж, наверное, шестьдесят, если не  больше.  В
отставку он ни за что не выйдет, слишком любит колошматить ребят. (стр.71)
      В данном примере, наоборот, в  отличие  от  выше  указанного,  перевод
более  экспрессивный  и  эмоциональный,  в  то   время   как   в   оригинале
просторечные  элементы   практически   отсутствуют.   Очевидно,   переводчик
использовал  стилистически  сниженные  глаголы   окочурится,   подохнуть   и
колошматить  в  целях  компенсации  за  переведенное   литературным   языком
английское  просторечие  в  других  отрывках  и  некоторые  моменты   вполне
правильной английской речи, преднамеренно передает на русский  язык  словами
и словосочетаниями разговорного стиля.
You’re lookin’ black again, aren’t yer? What’s up, ain’t you  got  no  fags?
(p.133)
Опять зверем смотришь. Что еще? Сигарет, что ли, нету? (стр.71)
      Сленгизм fag переведен стилистически нейтрально как  сигарета,  однако
для воспроизведения просторечного колорита  переводчик  употребил  следующие
выражения,   принадлежащие   к   разговорному   стилю:   смотреть    зверем,
вопросительную частицу что ли и разговорный вариант слова нет – нету.
Them skinny boggers wun’t lent owt. (p.133)
 Жмоты проклятые, ничего из них не вытянешь. (стр.71)
Did you get it? There was too many. It’s a bogger, i’n’t it. (p.133)
Дали тебе работу? Нас там слишком много. Сволочная жизнь. (стр.72)
      В данных примерах ненормативный коллоквиализм bogger используется  как
интенсификатор, и в первом случае переведен словом проклятый,  а  во  втором
сволочной.
You all ought to get together, - she said, and give ‘em what  for.  Mob  the
bleeders. (p.133)
Надо бы вам всем держаться вместе  и  показать  им  как  следует.  На  куски
разорвать всех этих прохвостов. (стр.72)
Look at what ‘appened to them  poor  boggers  from  Wales:  got  the  bleddy
hosepipes turned on ‘em. (p.133)
Помнишь, что сделали с теми беднягами из Уэльса? Облили из  пожарной  кишки.
(стр.72)
      В выше приведенных  примерах  интересен  перевод  вульгаризма  bleddy,
придающий  высказыванию  наибольшую   экспрессивность   и   ненормативность.
Перевод bleddy словом прохвост хотя и приемлем,  но  не  оптимальный,  тогда
как перевод того же вульгаризма как бедняги несомненно весьма мягкий.
It wouldn’t surprise me. Nowt surprises yo, numskull. (p.134)
Не удивился бы. Тебя не чем не удивишь, дубина. (стр.72)
But I don’t like it when you’re rotten to me. (p.134)
Только я терпеть не могу когда ты мне хамишь. (стр.73)
You’re a piss-ant, - she smiled.: that’s what you are. (p.134)
Сукин ты сын, вот ты кто, - улыбнулась она. (стр.73)
      Ненормативная английская лексика  переведена  соответствующим  пластом
стилистически сниженной лексики русского языка:  numskull  (дубина),  to  be
rotten (хамить) и a piss-ant (сукин сын). Перевод хотя не некоторых  случаях
достаточно вольный, но вполне передает разговорный оттенок высказываний.
Fifteen bob. I sowd it at Jacky Blower’s on Alfreton Road. (p.134)
Пятнадцать шиллингов. Я его загнал у Дженни Блоуера. (стр.73)
      Сленгизм  bob  переведен  стилистически  нейтрально  как  шиллинг.   А
фонетическую    неправильность    sowd    (sold)    переводчик    попробовал
компенсировать ненормативным глаголом загнать.
Hey up, my owd Brian! How are yer, my lad? (p.135)
Эй, Брайн! Ну, как живешь, сынок? (стр.74)
Put me down, our dad, - Brian Screamed, frightened and laughing at the  same
time. (p.135)
Пусти меня, пусти пап! – кричал Брайн и радуясь и труся. (стр.74)
      Английские коллоквиализмы lad  и  dad  переведены  соответственно  как
сынок и пап, словами, явно принадлежащими к разговорному стилю речи.
The devil will come for you one of these days, my lad, if you  don’t  do  as
you’re towd, - Vera put it. (p.136)
Смотри, будешь неслухом, не станешь делать того, что тебе  говорят,  сцапают
тебя черти, - вставила Вера. (стр.75)
      Русский перевод  несколько  выразительнее  оригинала,  где  элементами
просторечия являются коллоквиализм lad  и фонетическая неправильность  towd,
в то время как в переводе акцент сделан на  просторечные  выражения  сцапают
тебя черти и неслух.
Tek that, yer little bleeder. (p.136)
На, получай поганец. (стр.75)
      В небольшом предложение присутствуют сразу два просторечные  элемента:
фонетические неправильности tek , yer  и вульгаризм интенсификатор  bleeder,
переведенный стилистически сниженным словом поганец. В целях компенсации  за
фонетические  неправильности,   переводчик   употребил   словосочетание   на
получай, имеющее явно выраженный просторечный оттенок.
D’ye ‘ear? Let”s ‘ave less noise or I’ll come up and bet yer tabs. (p.136)
Эй, вы там! Слышите?  Прекратить  шум,  не  то  сейчас  приду,  надеру  уши.
(стр.75)
So let’s jump into bed, or dad’ll come up and posh us. (p.137)
Скорее на кровать, а не то папа придет, всех нас отделает. (стр.76)
      Как и в других подобных случаях, фонетические неправильности оригинала
остались  не  воспроизведенными.  Словосочетание  bet  yer   tabs,   основой
которого является сленгизм tab (ухо), переведено разговорным  фразеологизмом
надрать  уши.   Ненормативный   глагол   posh,   переведен   своим   русским
эквивалентом отделать
Brian narrated how three men with machine-guns sat in  a  cellar  that  they
used as a den, drinking whisky, planning how they would rob a bank. (p.137)
Брайн принялся рассказывать про то, как трок бандитов с пулеметами засели  в
подвале, в своем притоне, пили  виски  и  строили  планы  ограбления  банка.
(стр.76)
Look out o’ the window and you’ll see we’re surrounded with  fifty  coppers.
It looks as if we’re done for. (p.138)
Выгляни в окно, и ты увидишь,  что  мы  окружены.  Там  пятьдесят  фараонов.
Похоже, что мы влипли. (стр.76)
      В данных примерах мы встречаемся с воровским жаргоном  den  (воровской
притон)  и  коллоквиализмом  coppers,  который  переведен  на  русский  язык
воровским жаргоном фараоны.
I can’t tell you, - Brian said; not yet knowing. (p.138)
А я почем знаю? – ответил Брайн, сам еще не читавший продолжение. (стр.78)
      Вполне правильное  английское  предложение  получило  непосредственный
просторечный  оттенок  в  переводе,  благодаря   употреблению   разговорного
варианта слова откуда – почем.
…and bringing an irate man in shirtsleeves shaking  a  fish  into  an  empty
street threatening to have the shadows “sommonsned”. (p.151)
Разгневанный хозяин в рубашке, без  пиджака,  высовывался  из  окна,  грозил
кулаком, суля призракам “спустить с них шкуру”. (стр.78)
      Фонетическая неправильность sommonsned вместо  summoned,  передана  на
русский язык просторечным фразеологизмом спустить шкуру.
When Seaton did a paper-hanging job he was able to take  Fred  and  Margaret
to the flickerdrome as well.(p.151)
Когда однажды Ситону подвернулась работа, оклейка стен, Брайн смог  взять  с
собой в кино и Маргарет с Фредом. (стр.79)
      Сленгизм flickerdrome (кинотеатр) был переведен нейтрально  как  кино,
следовательно, просторечный оттенок оригинала при переводе был утерян.
Margaret tut-tutted, as she had heard her mother do  many  times:  “I’n’t’e’
mardy-arse?”. (p.152)
Маргарет пощелкала языком так, как это часто делала  мать.  –  Вот  поганец.
(стр.80)
      Фонетические неправильности оригинала переданы стилистически сниженным
словом поганец.
I’d like to chuck that as well, butI’d get a pasting if I went ‘ome  without
it. (p.154)
Я бы и эту спихнул прямо в воду, только, если я вернусь домой без  нее,  мне
зададут порку. (стр.82)
      Сленгизм   pasting   (бить,   колотить)   переведен    соответствующим
просторечным словосочетанием задать порку.
He looked over again: “It wain’t ‘alf splash”. (p.155)
Он опять взглянул  на  воду.  -  Даже  не  слышно  будет,  как  бултыхнется.
(стр.83)
      ‘alf= half ; коллоквиализм not half означает – очень, ужасно.  Однако,
в переводе этот смысл не отражен,  стилистическую  сниженность  высказыванию
придает ненормативный глагол  бултыхнуться.  Если  же  принять  во  внимание
смысл  коллоквиализма,  то  данное  предложение  можно  перевести  следующим
образом: -  Вот здорово бултыхнется!
Once you get cramp you’re a gonner. (p.155)
А если схватили судороги, тебе крышка. (стр.83)
      Сленгизм gonner=goner   имеет  смысл  конченый  человек,  поэтому  его
перевод как крышка, имеющий тот же смысл вполне адекватный.
You never know. Not all coppers can swim. (p.155)
Не все фараоны умеют плавать. (стр.83)
Coppers don’t drown though, - Brian said with conviction. (p.155)
Нет, фараоны не тонут, - сказал Брайн убеждено. (стр.83)
And when a copper coms along in the morning it’ll  look  like  a  man  who’s
chucked ‘issen in. (p.155)
А когда утром придет фараон, он подумает, что это  не  чучело,  а  настоящий
человек – бросился и утопился. (стр.83)
      Во всех примерах коллоквиализм copper (полицейский) переведен с учетом
его стилистической  сниженности   словом  фараон,  принадлежащим  в  русском
языке к воровскому жаргону.
Coppers is bastards. I was down town last week  and  opened  a  door  for  a
bloke. A copper cum up and batted my tab. (p.156)
Фараоны – они сволочи.  Я  на  прошлой  недели  открыл  одному  типу  дверцу
автомобиля, помог. И тут же откуда не возьмись  фараон  и  надрал  мне  уши.
(стр.84)
      Отрывок   изобилует    ненормативной    лексикой    и    фонетическими
неправильностями. Особенности перевода коллоквиализма copper  были  подробно
рассмотрены выше, что же касается остальных  коллоквиализмов,  то  они  были
переданы эквивалентной им лексикой на русском  языке:  bastard  (сволочь)  и
bloke (тип).  Фонетические  неправильности,  в  виду  особенностей  русского
языка,  остались  не  воспроизведенными,  однако   и   без   учета   данного
просторечного  элемента  перевод  получился   достаточно   экспрессивный   и
выразительный.
He said I’d get sent to Borstal if I didn’t clear off. (p.156)
Сказал, что отправит в исправительный дом, если я не смоюсь. (стр.84)
He bashes mam sometimes though, but I  don’t  know  what  for,  because  she
don’t vote Conservative. (p.156)
Отец, правда, и маму часто дубасит, только не знаю,  за  что,  она  ведь  за
консерваторов не голосует. (стр.84)
It’ll mek a big splash though,-  he  managed  to  say  at  last,  and  Bert,
relaxed and disarmed, knew that it would. (p.156)
А зато как шлепнется-то здорово, вот грохнется а? – еле выговорил он  сквозь
смех, и Берт, обезоруженный такими доводами  согласился:  шлепнется,  должно
быть, в самом деле здорово. (стр.85)
“If ever you vote conservative, dad said, I’ll smash yer brain out. (p.156)
Отец мне сказал: если когда вздумаешь голосовать за консерваторов,  шкуру  с
тебя спущу. (стр.84)
      Ненормативные английские  глаголы  переданы  стилистически  сниженными
глаголами русского языка  соответственно  как:  clear  off  (смыться),  bash
(дубасить),  splash  (шлепнуться)  а  словосочетание  smash  yer  brain  out
фразеологизмом спустить  шкуру.  В  данных  примерах  перевод  нисколько  не
уступает оригиналу.
You’re bloody-well silly about books, his father said, a definite threat  in
his voice. (p.173)
Совсем рехнулся со своими книжками,  -  проговорил  отец,  и  в  голосе  его
звучала явная угроза. (стр.173)
You read till you’re bloody-well daft. (p.174)
Дочитаешься до того, что в конце концов, спятишь. (стр.89)
I’ve a good mind to throw it on the bleddy fire. (p.174)
Подожди, вот зашвырну я ее в огонь, твою книжку, черт бы ее драл! (стр.89)
      Вульгаризм bloody и его фонетические  варианты,  как  и  в  предыдущих
примерах, выступает в качестве интенсификатора  близь стоящего слова  и  как
правило самостоятельного перевода не имеет.
And you’re a sly little swine to ‘ave money in the ‘ouse all that time  when
I’ve often bin wi’out a shillin’ ter buy some snap. (p.174)
И какой хитрый поросенок: у меня дома сколько раз гроша не было, не  на  что
жратвы купить, а он держал денежки в кармане. (стр.89)
      Фонетические  неправильности  переводчик  компенсировал  употреблением
разговорной русской лексики: жратва,  денежки.  В  целом  переводчик  достиг
своей цели, так как ему удалось  передать  разговорно-ненормативный  оттенок
высказывания.
What do you mean? Why? Because you’ve already got one, ugly mug. (p.178)
Это еще почему? Потому что ты и  без  противогаза  страшилище,  вот  почему.
(стр.94)
He’d better not make me laugh, the rotter. (p.179)
Уж не смешил бы меня, гад. (стр.95)
      Стилистически   сниженная   английская   лексика   переведена   своими
эквивалентами на русском языке, выполнив свою основную  функцию  –  придание
речи экспрессивности.
When is the old bastard going? Brian wondered (p.179)
И когда он только уйдет, гад, - подумал Брайн. (стр.95)
If there’s a war I hope that old bastard’s the  first  to  cop  it,  with  a
great big bomb (the biggest bomb in the world if it can  be  managed)  right
on to his spiteful white loaf. (p.179)
Если в самом деле скоро война, хорошо бы  старый  подлюга  оказался  первым,
кого она прихлопнет здоровенной бомбой,  да  притом  самой  огромной,  какая
только бывает, чтобы бухнула прямо на его злющую седую башку. (стр.95)
He knows we’re all waiting to get to the  playground  for  our  milk,  Brian
said to himself, but he’s keeping us in  out  of  spite,  the  sly  bastard.
(p.181)
Ведь знает, что мы ждем перемены, чтобы идти  пить  молоко  –  говорил  себе
Брайн, - но нарочно, со злости держит нас, хитрый гад. (стр.98)
      Английский  вульгаризм bastard, как правило, переводится стилистически
сниженными  словами,  и  почти  никогда  своим  прямым  значением.  В  наших
примерах  вульгаризм  bastard  передан  как  гад  и  подлюга,  что   придает
высказываниям, как это и было задумано автором,  стилистическую  сниженность
и ненормативность.
He knows bleddy-well we do. (p.180)
Гад будто сам не знает. (стр.96)
“No”, - Seaton answered, in splendid  gruff  prophecy,  “nor  in  any  other
bloody time, either”. (p.182)
-Да- ответил Ситон ворчливо и изрек блестящее пророчество. – Ни в  наше,  ни
в какое другое, черт бы их всех подрал. (стр.99)
       Ненормативность вульгаризма  bleddy передана в первом примере  словом
гад, а во втором фразеологизмом, носящим явный  экспрессивный  оттенок  черт
бы их подрал.
May be he is very old, he thought, remembering  his  father’s  reference  to
him of “that owd bogger”. (p.184)
Может, ему уже очень много лет, подумал Брайн, вспомнив, что отец  за  глаза
называл Мертона старым стервецом. (стр.101)
See it? That fat bogger can ‘ardly move. (p.184)
Видишь? Жирная стерва еле двигается. (стр.101)
      Ненормативное слово bogger переведено  соответственно  как  стервец  и
стерва.
There yer goo agen, - he  exclaimed,  worrying  yersen  to  death  over  the
bleddy pig. Anybody would think I was a bleddy murderer. The soddin’  ta-tas
we’ve over this. (p.187)
Вот опять старая  история!  –  воскликнул  Мертон.  Можно  подумать,  что  я
злодей, убийца. Столько аханья из-за такой ерунды. (стр.105)
      В оригинале присутствуют почти все просторечные элементы, в  то  время
как переводу просторечный оттенок придает лишь использование  коллоквиализма
аханье (ta-tas). Игнорирование фонетический неправильностей при переводе  не
удивительно, тогда как упущение влияния вульгаризма bleddy  не  обычно.  Как
правило, передача  данного  вульгаризма  не  составляет  особых  трудностей,
влияя  на  близь  стоящее  слово  и   придавая   ему   особую   грубость   и
экспрессивность.
Having subbed a pound from the gaffer,  he  was  able  to  push  money  into
Brian’s hand. (p.188)
Ему удалось вырвать у десятника плату вперед, целый фунт, и он сунул  деньги
в руку Брайна. (стр.106)
      Стилистическая    сниженность    сленгизма    having    subbed    была
проигнорирована при переводе. Передав данный сленгизм  литературным  языком,
переводчику не удалось просторечный колорит высказывания.
Her hands were clumsy and without confidence: patches and rips  to  be  sewn
were swiftly bodged, and in spite of wash day and  family  meals  there  was
still time to worry, often over lesser  things  of  the  house  that  didn’t
really matter. (p.189)
Руки у нее были неловкие и неуклюжие. Дыры и  прорехи,  требовавшие  заплат,
она кое-как стягивала ниткой. Хотя нужно  было  и  постирать  и  приготовить
еду, все-таки оставалось  время  для  тревог,  часто  по  самому  ничтожному
поводу. (стр.107)
      Bodged   =   botched;   to   botch   делать   что-либо   как   попало,
недобросовестно; форма с озвонченным согласным воспроизводится под  влиянием
сленгизмов bodgie, bodger – бесполезный, бестолковый.  Как  и  в  предыдущем
примере сленгизм был переведен правильным  литературным  языком,  без  учета
его ненормативности и сниженности.
If yer do, - Brian said, I’ll bash yer. (p.190)
Посмейся только, я тебе всыплю, - сказал Брайн. (стр.109)
Pack it up, - the old man said. (p.190)
Будет вам -  сказал отец. (стр.109)
      Ненормативные английские глаголы переданы аналогичным пластом  лексики
на русском языке: bash (всыпать) и словосочетание pack it up как будет вам.
“Look”, Margaret sang out, “ ‘e’s goin’ ter cry!” (p.191)
Гляди-ка, сейчас заревет! – протянула Маргарет. (стр.109)
I’ll mek yo’ cry if yer don’t shurrup,- he exclaimed. (191)
Сейчас ты у меня сама будешь реветь, если не заткнешься. (стр.109)
Now stop arguin’ or you’ll get sent ter bed out o’  the  way.  You’re  allus
on, the pair o’ yer. (p.191)
Хватит, не то обоих отправлю спать, с глаз долой! Вечно вы  двое  грызетесь.
(стр.109)
      Как и в предыдущем примере, переводчик  решил  употребить  в  переводе
ненормативные глаголы.  Но  на  этот  раз  стилистически  сниженные  глаголы
призваны    компенсировать    множество    фонетических     неправильностей,
встречающихся в оригинале.
Jones ‘as snuffed it, - he said. He’s stone  dead  and  kicked  the  bucket.
Honest-to-God and cut my throat if I tell a lie. (p.193)
Джонс  окочурился,  -  сказал  Брайн.  –  Сдох,  честное-пречестное   слово,
провалиться мне если я вру. (стр.112)
      В оригинале мы встречаемся с ненормативными вариантами слова  умереть;
это  сленгизм   snuff    переведенный   как   окочуриться   и   просторечный
фразеологизм  kick  the  bucket  переданный  как  сдохнуть.   Оба   варианта
полностью отражают смысл и стилистическую принадлежность оригинала.
He looked around. “ Will  yer  now?  You’re  a  bleddy  sharp  ‘un,  an’  no
mistake. (p.194)
Он огляделся. – Вот как! А ты, я вижу, малый не промах,  свое  не  упустишь.
(стр.113)
      Вульгаризм bleddy опять употреблен как интенсификатор и в сочетании со
словом sharp переведен просторечным фразеологизмом малый не промах.
Belt up,- Brian called back enjoying the gray fury of the storm. (p.202)
Заткнись,  отозвался  Брайн  которому  нравилась  мрачная   ярость   шторма.
(стр.122)
   Вульгаризм  belt   up   переведен   соответствующим   ему   ненормативным
   эквивалентом, как заткнись.
His long Bible-backed face wagged over the pint Brian had  treated  him  to.
(p.204)
Длинное как у библейского  пророка,  лицо  солдата  склонилось  над  кружкой
пива, которым его угостил Брайн. (стр.123)
   Сленгизм Bible backed переводиться как сутулый, и ничего общего неимеет с
библейскими  пророками,  которые  упоминаются  в  переводе.   Следовательно,
предложенный   переводчиком   вариант   перевода    не    совсем    отражает
действительность. Я предлагаю следующий вариант  перевода  данного  отрывка:
“Длинное обрюзгшее лицо солдата склонилось над  кружкой  пива,  которым  его
угостил Брайн.”
He remembered a  conversation  with  a  melancholic  Welsh  regular  at  the
transit camp: “ the grub’s rotten out there, man.” (p.202)
Брайн вспомнил свой разговор перед отправкой с меланхоличным  сверхсрочником
 из Уэльса: “Там, друг, жратва паршивая”. (стр.123)
   What a mug! I’ve got the same mad starers as the  old  man,  except  that
   mine are blue and I look a bit cross-eyed on this. (p.205)
   Ну и рожа! А гляделки такие же сумасшедшие, как у моего старика, только у
   меня голубые, а на этой карточке вроде бы еще и косят малость. (стр.124)
      Стилистически сниженная английская  лексика  передана  соответствующим
   лексическим пластом на русском языке: mug (рожа), grub (жратва), stareres
   (гляделки). В данных отрывках перевод  по  стилистической  сниженности  и
   экспрессивности совсем не уступает оригиналу.
   A good tan and hair like pig bristles. Christ, I’d better  put  it  away.
   (p.205)
   Загар хороший, но волосы торчат, как поросячья щетина.  Ладно,  ну  ее  к
   черту, эту карточку. (стр.124)
   But Brian knew it wasn’t the right way to tackle Hasford, who  responded:
   “Christ, I’d never get that fed up”. (p.206)
   Но Брайн  знал, что не так нужно спорить с  Хэнсфордом,  который  тут  же
   ответил: “А вот мне бы там никогда не надоело”. (стр.126)
      Как уже упоминалось  выше,  перевод  богохульств  представляет  особую
   сложность, в виду не разработанности данной  проблематики.  Как  правило,
   английские богохульства либо переводятся стандартно как черт с  ним,  что
   мы наблюдаем в первом примере, либо вообще игнорируются,  как  во  втором
   примере.
   Hansford lifted his lip of incredulity still further: “Come off  it,  you
   bloody liar.” (p.200)
   Недоверчиво искривленная верхняя губа Хэнфорда скривилась  еще  больше  :
   “Кончай трепаться, брехун паршивый“. (стр.125)
   I suppose you got more than you bargained for when they sent you  out  to
   this bloody pigsty. (p.207)
   Выходит, ты получил даже больше, чем просил, когда тебя отправили в  этот
   поганый свинарник. (стр.126)
      Под влиянием вульгаризма bloody,  слово  liar  переведено  как  брехун
   паршивый,  а  pigsty,  как  поганый  свинарник,  что  отражает   суть   и
   стилистическую принадлежность оригинала.
   You think I’m loony? – trying to hide irritation behind his grin, but not
   succeeding. (p.207)
   Ты что, думаешь, я спятил? - он безуспешно пытался  скрыть  под  усмешкой
   свое раздражение. (стр.127)
   You must have a warped mind, - Hansford threw back. (p.207)
   У тебя просто мозги набекрень, - бросил ему Хэнсфорд. (стр.127)
      Стилистически сниженные выражения  loony  и  to  have  a  warped  mind
   переведены соответственно, как спятить и мозги набекрень. Как и оригинал,
   перевод имеет ярко  выраженный  стилистически  сиженный  и  экспрессивный
   оттенок.
   As long as my mind’s warped the way I want it to be, Kirkby said, I don’t
   give a fuck. (p.207)
   Ну и пусть набекрень, раз я так хочу, - сказал Керкби. (стр.127)
      Выражение to give a fuck, несомненно, намного грубее  и  ненормативнее
   выражения наплевать. Вероятно,  из-за  этических  соображений  переводчик
   смягчил ненормативность оригинала.
   Brian knew he was browned off and dead to wide after his afternoon grind.
   (p.209)
   Брайн отлично знал, что он сейчас не в духе и ему на все наплевать  после
   дневного дежурства. (стр.129)
      Сущность слэнгизма he was browned off and dead to the wide в  переводе
   отражена верно, как он сейчас не в духе и ему на все  наплевать.  Следует
   отметить, что и стилистическая сниженность оригинала при переводе не была
   утеряна. Однако возможен и другой вариант перевода данного слэнгизма  как
   ему все осточертело и он был совершенно измотан, dead to  the  wide=broke
   to the wide (слэнг) – совершенно измотан, разбит.
   He felt good being at work, and paused from filling in the log to open  a
   tin of cigarettes and have a smoke. (p.210)
   Он был рад, что смена началась и, отложив на  время  журнал,  который  он
   начал заполнять, достал непочатую пачку сигарет и закурил. (стр.130)
   He spun the phone handle to get the met office – once, twice, three times
   – but the wire was dead. (p.210)
   Брайн покрутил ручку полевого телефона, чтобы связаться с  метеостанцией;
   покрутил раз, два, три раза, но телефон молчал. (стр.130)
      В данных примерах, мы встречаемся со свойственными разговорному  языку
   сокращениями: the log от the  log-book  –  журнал  радиосводок,  the  met
   office  от  the  meteological  office  –  служба  погоды.   Однако   этот
   разговорный нюанс оригинала при переводе был утерян.
   I don’t mind being out off, but this is clink. (p.211)
   Я не против, чтоб меня одного оставили, но тут как на “губе”. (стр.132)
      Сленгизм clink – военная тюрьма передана словом “губа”,  принадлежащим
   к разряду военных жаргонизмов.
   If I catch you joining up I’ll punch your bleddy ‘ead in. (p.211)
   Если я узнаю, что ты в армию завербовался, башку тебе оторву. (стр.132)
   Dave and Colin got out on it all through the war. They  beat  the  bleddy
   redcaps. (p.212)
   Дэйв и Колин сумели отвертеться, всю войну  ухитрялись.  Они  перехитрили
   всех солдафонов. (стр.133)
   After all them years on the dole I swore I’d  never  faqyt  fo  ‘em,  the
   bleddy bastards. (p.212)
   Одно могу сказать;  после всех лет безработицы и житья на  пособие  я  за
   этих сволочей воевать бы не стал. (стр.133)
      Вульгаризм bleddy и в  этих  примерах  выполняет  привычную  для  себя
   функцию интенсификатора, придающего экспрессивность рядом стоящим словам.
   Так  под  его  влиянием  слово  head  передано  как  башка,  redcaps  как
   солдафоны, а  в  двойне  ненормативное  выражение  bleddy  bastards  было
   переведено относительно мягко как сволочи.
   They was boggers, our Dave and Colin was. (p.212)
   Ох, и пройдохи они оба, наши Дэйв и Колин. (стр.133)
   The crafty bogger didn’t go by the road for fear  the  coppers  ‘ud  stop
   ‘im. (p.212)
   Хитрый, стервец был – не поехал по  дороге,  боялся,  что  его  полисмены
   схватят. (стр.133)
   The poor bogger nearly froze to death. (p.212)
   Он там чуть не замерз до смерти, бедняга. (стр.134)
      Все эти отрывки объединяет употребление ненормативного  слова  bogger,
   перевод которого не составил особого труда и был  осуществлен  с  помощью
   соответствующего пласта  стилистически сниженной лексики русского  языка:
   пройдохи, стервец, бедняга.
   Baker had left the accumulators run too low and there wasn’t enough light
   left to see a shadow by. (p.213)
   Бейкер не позвонил вовремя в часть, чтобы зарядили аккумуляторы, так  что
   теперь в рубке ни черта не видно. (стр.134)
      Оригинал грамматически правильный и стилистически  нейтральный,  в  то
   время как  в  переводе  употреблено  ненормативное  выражение  ни  черта.
   Переводчик   использовал   метод   компенсации,   преднамеренно   передав
   правильную английскую речь стилистически сниженным вариантом в переводе.
   But Christ, I’ll be glad to reach that runaway where I can’t get  bitten,
   and get back to camp. (p.215)
   О, черт, скорее бы добраться до взлетной дорожки,  а  там  уж  до  лагеря
   рукой подать. (стр.137)
   “God”, he exclaimed. “Let it stay”. (p.217)
   Ах, чтоб тебя! – воскликнул  он.  –  Ну,  черт  с  ней,  пусть  остается.
   (стр.139)
      Английские богохульства переведены однотипно,  словом  черт.  Как  уже
   неоднократно упоминалось выше, тонкая градация английских богохульств при
   переводе теряется.
   You daft sod, up to your neck in that rheumatic water. (p.215)
   Ну как, обормот, болтаешься по  самую  шею  в  ледяной  воде:  Недолго  и
   ревматизм схватить. (стр.137)
   The loony bastard. (p.214)
   Идиот паршивый! (стр.136)
   “Balls”, Baker shouted, in with a splash. (p.216)
   А, дьявольщина! – крикнул Бейкер, прыгая в воду. (стр.138)
   Imagine gettin’ a pension for rheumatics and a scorched arse. (p.217)
   Подумать только – получить  пенсию  за  ревматизм  и  обоженную  задницу.
   (стр.139)
   Shouted at like a ragbag all the time for not wearing a uniform. (p.217)
   И орут на тебя, как на собаку за то,  что  ты  форму  носить  не  хочешь.
   (стр.139)
      Стилистически  сниженная  английская  лексика  передана  эквивалентным
   слоем русской лексики.  В  целом,  цель  переводчика  была  достигнута  и
   стилистическая сниженность и ненормативность  оригинала  полностью  нашла
   свое отражение в переводе.
   You’re pulling my leg, she laughed. But  you  don’t  know  what  I  mean.
   (p.229)
   Напрасно ты мне головы морочишь, - сказала она, улыбаясь. Только ты  меня
   не понял. (стр.152)
      Просторечный фразеологизм to pull one’s leg  передан  аналогичным  ему
   разговорным словосочетанием морочить голову.
   There’ll be such a bloody bust-up one day. (p.229)
   Увидишь, какая тут в один прекрасный  день  кровавая  заваруха  начнется.
   (стр.152)
      Bust-up  –  искажение  от  burst-up  переведенное   вполне   правильно
   коллоквиализмом заваруха. Искажения и всевозможные  неправильности  автор
   использует   преднамеренно   для   наиболее   колоритной   характеристики
   малограмотных персонажей, как правило, данный нюанс их  речи  на  русский
   язык переводится коллоквиализмами.
   Kids had free milk and hot dinner every day – they had to mek  sure  we’d
   be fit for the war and to fight communists, the sly bastards. (p.230)
   Детям бесплатно давали молоко  и  горячий  обед  каждый  день  –  хитрые,
   собаки, заботились, чтобы мы выросли и  потом  могли  против  коммунистов
   драться. (стр.153)
      В  оригинале  присутствуют  два  просторечных  элемента:  фонетическая
   неправильность mek,  которая  как  всегда  не  отражена  при  переводе  и
   вульгаризм bastard, который довольно мягко  переведен  как  собака,  что,
   конечно же, не отражает всей ненормативности данного вульгаризма.
   I’m a no-good loon, and that’s why you love me, i’n’t it? (p.230)
   Я чокнутый, поэтому ты меня и любишь, правда? (стр.154)
   The dirty young bogger, - he’d have said. (p.231)
   Ах, ты поганец сопливый, - сказал бы он. (стр.155)
      Английские коллоквиализмы переведены соответствующим  пластом  русской
   лексики: loon (чокнутый) и dirty bogger (поганец сопливый).
   I suppose the young’uns ‘ull ‘ev  ter  do  it  then,  -  Ted  Bosely  the
   mechanic said. (p.234)
   Выходит, этим мальцам все убирать придется, - сказал механик Тед  Боузли.
   (стр.158)
      Данный пример, один из тех редких случаев,  когда  цель  использования
   фонетических неправильностей не утеряна. Разговорный оттенок высказыванию
    придает употребление коллоквиализма малец.
   I’ve shoveled a good bit from the front, Parker said, taking  out  pocket
   mirror: “Christ, I look like a bleeding collier.” (p.234)
   Я спереди все выгреб, - сказал Паркер, доставая  карманное  зеркальце.  –
   Ох, и чумазый же я, как углекоп. (стр.158)
      В оригинале встречаются два вульгаризма Christ и bleeding, в то  время
   как в переводе всего лишь один коллоквиализм чумазый, да и  то  не  очень
   экспрессивный и выразительный.
   The impression was of a coffin with lid on tight but minus head and foot,
   and having to work in the dark set him  thinking  of  coalmines  and  pit
   ponies, and the fact that he would go crackers if he didn’t get  out  and
   prove he wasn’t buried a thousand feet underground. (p.235)
   Он очутился  в  гробу,  крышка  которого  была  плотно  закрыта,  зато  в
   изголовье и в ногах доски как бы выломаны; темнота напомнила ему угольные
   шахты и он подумал о том, что он будет похоронен здесь, на глубине тысячи
   футов, если не сумеет выбраться. (стр.159)
      Между  переводом  и  оригиналом  имеются  некоторые  не   малозначимые
   расхождения: так  в  оригинале  употреблен  сленгизм  to  go  crackers  –
   спятить, тогда, как в переводе смысл сленгизма  искажен,  и  передан  как
   быть похороненным, не говоря уже о том,  что  стилистическая  сниженность
   оригинала в переводе не отражена.
   If I had to do this to escape from prison I wouldn’t give a bogger, would
   get crackin’ and work my balls off, be out in no time,  but  as  for  the
   slave-driving penny-pinching poxetten gets of this flyblown factory. I’ll
   do as I like (p.235)
   Вот, если бы мне нужно было из тюрьмы удрать, я бы и глазом  не  моргнул,
   раз-два и вылез бы, но тут, когда дело  касается  потрохов  этой  вонючей
   фабрики, где за гроши вкалываешь всю ночь, не зачем стараться. (стр.159)
      Как оригинал, так и перевод изобилует ненормативной лексикой,  значит,
   цель переводчика достигнута, хотя возможен и более выразительный  вариант
   перевода: Я не стал бы валять дурака, поторопился бы вовсю,  не  стал  бы
   прохлаждаться и вылез бы в один момент, но ради этой дрянной фабрики, где
   за гроши душу вытряхивают, и палец о палец не ударю –  как  хочу,  так  и
   работаю.
   Don’t stay in too long at a time or you might conk-out on us. (p.235)
   Только слишком долго там не  сиди,  а  то  еще  загнешься  чего  доброго.
   (стр.160)
      Сленгизм you might conk-out on us переводится как загнешься ты на нашу
   шею, однако, и вариант, предложенный переводчиком вполне приемлемый.
   …on a scale that even they couldn’t comprehend,  brute  force  triumphing
   this time on the right side and smashing inch by inch towards the  belly-
   button of Berlin. (p.237)
   …хотя они сами еще не  сознавали  этого,  знаменовавшее  торжество  силы,
   выступавшей теперь на стороне правого дела и продвигавшейся шаг за  шагом
   к Берлину, к центру их страны. (стр.161)
      В оригинале использован сленгизм  belly-button  –  пуп,  переданный  в
   переводе стилистически нейтральным словом центр.
   But one or two of the old sweats said he was doing well to  keep  out  of
   it, and good luck to him. (p.239)
   Но кое-кто из старых рабочих говорил, что он  правильно  делает,  держась
   подальше от всего этого. (стр.163)
      Сленгизм old sweats –  старые  вояки,  как  и  в  предыдущем  примере,
   переведен стилистически нейтрально  без  учета  его  ненормативности  как
   старые рабочие.
   And before the war, when men were scrabbling for work, those  at  Robin’s
   were careful not to give offence to the gaffers and get pitched on to the
   dole, even though it would have meant a mere few bob a week less, with no
   work or arse-kissing or  danger  of  getting  sacked  into  the  bargain.
   (p.241)
   А перед войной, когда люди готовы были горло  друг  другу  перегрызть  за
   работу, все только боялись, как бы не обидеть мастеров да не вылететь вон
   – живи тогда на пособие, хотя вся разница-то  была  бы  в  том,  что  они
   получили бы на несколько пенсов в неделю меньше да не надрывались бы,  не
   лизали бы никому задницу от страха, что их уволят. (стр.165)
      Хотя в оригинале имеется несколько просторечных элементов, но по своей
   экспрессивности и ненормативности  особого внимания заслуживает выражение
   arse-kissing,  которое  при  переводе  не  утеряло  своей  стилистической
   сниженности.
   If Bill’s shirked though, he’ll get no more map reading out  o’  me,  the
   jump-up card. (p.247)
   Ну,  если  Бил  увильнул,  не  будет  ему  больше  никаких   занятий   по
   картографии. (стр.172)
      В оригинале используется армейский жаргонизм the jump-up card, имеющий
   значение дезертир, “сачок”. К сожалению, в переводе по каким-то причинам,
   данный жаргонизм вообще упущен.
   I’d go off my loaf if it was like this every day. (p.249)
   Да если каждый день так будет, скоро спятишь. (стр.173)
      Сленгизм go off one’s loaf можно перевести  как  я  свихнусь,  хотя  и
   вариант переводчика в смысловом и стилистическом плане вполне адекватный.
   Why don’t you take your sweat, you barmy bleeder. (p.249)
   Что ты не передохнешь, болван. (стр.174)
   Well if it ain’t owd Brian! We’ve finished the bleeding  thing  at  last.
   (p.249)
   Черт меня подери, если это не старина Брайн! Наконец-то  мы  покончили  с
   этой дрянью. (стр.174)
      В первом примере в оригинале присутствует сленгизм barmy (спятивший) и
   вульгаризм интенсификатор bleeder, учитывая  все  вышеуказанное,  перевод
   вдвойне ненормативного выражения словом болван, несомненно, очень мягкий.
   Во втором примере, наоборот,  перевод более выразительный, видимо в целях
   компенсации  за   первый  случай,  фонетические  неправильности  переданы
   ненормативным просторечным фразеологизмом  черт меня подери, а  выражение
   the bleeding thing как дрянь.
   I’ll be away for three bloody weeks, - he shouted. (p.253)
   Меня целых две недели не будет! – крикнул он. (стр.178)
   Maybe she’s right; them fourteen-hour stretches are driving me round  the
   double bend and halfway up the fucking zigzags, though on the other  hand
   it’s nothing at all when you come to think on it. (p.254)
   Может, она и права:  эти четырнадцатичасовые  смены  кого  угодно  в  три
   погибели согнут, хотя, если подумать, вроде бы ничего  в  них  особенного
   трудного нет. (стр.179)
      В английском оригинале употреблены  следующие  вульгаризмы:  bloody  и
   fucking, как правило, перевод данных просторечных элементов не составляет
   особого труда. Однако в переводе, присутствие данных  вульгаризмов  никак
   не отражено, что, несомненно, негативно сказывается на его качестве,  так
   как цель употребления вульгаризмов  –  придание  речи  экспрессивности  и
   выразительности, была утеряна.
   Don’t bleeding well put yoursen out, will yer? If you don’t  want  me  to
   come, say so. (p. 254)
   На кой черт стану я мешать другим. Если не хочешь, чтоб я к  тебе  ходил,
   так и скажи. (стр.179)
      На это раз  вульгаризм  bleeding  переведен  более  чем  экспрессивно,
   просторечным выражением на кой черт.
   According to his story he had been a madman on the dirt-track in England,
   splitting the silence of Surrey back-lanes on Sunday afternoons  with  an
   equally daredevil girl riding pillion and screaming into his ear for  him
   to do a ton.(p.255)
   Если верить его рассказам,  он  как  угорелый  носился  на  мотоцикле  по
   дорогам Англии, возмущая тишину воскресного Сэрри с такой  же  отчаянной,
   как он сам, девчонкой, визжавшей ему в ухо, чтобы он жал на всю  железку.
   (стр.181)
      Сленгизм dirt-track – дорожка, посыпанная шлаком и  утрамбованная  для
   мотогонок, переведен стилистически нейтрально как  дорога,  и  видимо,  в
   целях  компенсации  переводчик   использовал   в   том   же   предложении
   коллоквиализм  железка  (мотоцикл),  хотя  в   оригинале   данное   слово
   отсутствует.
   I’m browned off with sending Morse night after night. (p.254)
   Осточертела эта морзянка, каждую ночь все одно и тоже. (стр.180)
      Сленгизм  to  be  browned   off   имеет   смысл   смертельно   устать,
   следовательно, учитывая стилистическую сниженность сленгизма перевод  его
   как осточертело вполне подходящий.
   …took a thousand-group message from some whoring  slob  at  Singapore  at
   four this morning. (p.254)
   В четыре утра пришлось принять длиннущую радиограмму от какого-то бабника
   из Сингапура. (стр.180)
      Вульгаризм whoring slob переведен  с  помощью  коллоквиализма  бабник,
   хотя  и  несколько  мягко,  но  по  помимо  этого  переводчик   употребил
   разговорный вариант слова длинный – длиннющий.
   For Christ’s sake stop your row, - came a shout  from  a  nearby  billet.
   (p.256)
   Ради Бога, хватит вам орать, - донеслось из ближней казармы. (стр.181)
   Вульгаризм for Christ’s  sake  передан  как  Бога  ради,  что  конечно  в
   смысловом плане верно.
   “Belt up”, Baker railed, “ and get some overseas time in. You  pink-kneed
   ponce”. (p.256)
   Заткнись!  –  крикнул  Бейкер.  –  Радуйся  заокеанской   жизни,   птенец
   желторотый. (стр.181)
   Bugger off! – the voice called back, a little wearier for not having  the
   blazing sun overhead, or such a  well-developed   string  of  hackles  as
   Baker. (p.256)
   Шел бы ты на… - отозвался голос из казармы менее злобно, потому что  того
   солдата не палило жаркое солнце, да и навешано  на  нем,  наверное,  тоже
   было полегче, чем на Бейкере. (стр.181)
      Употребленные в оригинале вульгаризмы belt up и bugger off  переведены
   соответственно как заткнись и шел бы ты  на…,  в  то  время  как  перевод
   выражения  pink-kneed  ponce   как   птенец   желторотый   абсолютно   не
   соответствует действительности, если учесть, что ключевое  слово  данного
   выражения ponce переводиться как сутенер или  гомосексуалист.  Видимо  из
   этических соображений переводчик употребил более мягкое и привычное слуху
   выражения – птенец желторотый.
   Should he address him as Tosh, or not. (p.257)
   Нужно ли это дурацкое обращение по уставу, когда говоришь с ним, или нет?
   (стр.183)
      Выражение Tosh, принадлежит к лондонскому кокни, и  употребляется  при
   обращении к лицу, имени которого не знают. Переводчик придал высказыванию
   разговорный оттенок, употребив коллоквиализм дурацкий.
   You might have a heart attack in five minutes and be crippled for life. I
   was weaned on loot. (p.258)
   А то через пять минут у тебя может сердечный приступ  начаться,  и  тогда
   калекой на всю жизнь останешься. Меня уж тут выучили (стр.184)
      Основой выражения I was weaned on loot является  шотландский  сленгизм
   loot – получка, следовательно, данное выражение можно перевести как: Я уж
   научился,  как  распоряжаться  денежками.   Предложенный   альтернативный
   перевод, по-моему мнению имеет более явный разговорный оттенок.
   Canada, but I’ve been in Limey-land eight years, so I reckon I’m the same
   as you now. (p.258)
   Из Канады, но у вас, у лимонадников восемь лет прожил,  так  что  теперь,
   наверное, стал такой же, как вы. (стр.184)
      Американский сленгизм Limey-land означает Англия, limey –  англичанин.
   Стилистическую сниженность высказывания,  переводчик  передал  с  помощью
   жаргонизма лимонадник.
   Let’s drink to it. Anybody who won’t is dead from the neck up.(p.259)
   Выпьем за все это. Кто откажется, тот просто болван. (стр.186)
      Еще одно сленговое выражение dead from the neck up или dead above  the
   ears означает, глуп как пробка. В  принципе  слово  болван  имеет  ту  же
   смысловую нагрузку, что и вышеуказанное сленговое выражение.
   He’s dead, the dead bastard, the brainless old bleeder. (p.262)
   Да он просто глуп – дохлая скотина, старый, безмозглый дурак. (стр.189)
   I’ve got fair pay, grub, clothes and a bed to sleep in. (p.262)
   Платят мне прилично, дают жратву, одежду и койку.(стр.189)
      Ненормативная  английская  лексика  передана  соответствующим  пластом
   лексики русского языка: dead  bastard  (дохлая  скотина),  brainless  old
   bleeder (старый, безмозглый дурак), grub (жратва).
   He wasn’t known for a martinet, was easygoing, almost dead-cush in  fact,
   the more gentlemanly sort of officer who only  bothered  to  pick  up  “a
   crime” when he was bored by the dead days of his regular life. (p.268)
   Офицер  этот  вовсе  не  слыл  ревностным  поборником   дисциплины,   был
   сговорчивым и почти беспечным, то есть несколько больше джентльменом, чем
   другие офицеры, потому  что  придирался  ко  всяким  “нарушениям”  только
   тогда, когда нудная рутина службы приедалась ему самому. (стр.196)
      В оригинале использован сленгизм dead-cush – порядочный, справедливый,
   хотя в переводе данный сленгизм был передан как беспечный, что конечно не
   одно и тоже.
   He lit a fag and flicked the match on to a windowsill, catching sight  of
   his greased-up quiff that made him look, he laughed, as handsome  as  the
   day was long.(p.274)
   Он закурил сигарету и  швырнул  спичку  на  подоконник,  глянул  на  свое
   отражение и усмехнулся, отметив, что аккуратно зачесанные волосы ему  как
   нельзя более к лицу. (стр.201)
      В оригинале используются два коллоквиализма: fag  (сигарета)  и  quiff
   (зачес), к сожалению,  в  переводе  не  учитывалась  принадлежность  этих
   коллоквиализмов к сниженному слою лексики.
   I bet he got them medals mowing down fuzzy-wuzzies. (p.274)
   Готов поспорить, что он и медали свои  заработал,  подстригая  газончики.
   (стр.202)
      Сленгизм fuzzy-wuzzy – саудовский араб, намекает на то,  что  персонаж
   стриг газоны в тылу. Употребив разговорный уменьшительный  вариант  слова
   газончик, переводчик указал на его ненормативность.
   On most nights he made his way on two  sticks  to  the  John  Barleycorn,
   slung down three pints of mild and got his hand in before a game by going
   round the clock. (p.283)
   По вечерам он чаще всего ковылял на  костылях  в  пивную  “Джон  Ячменное
   Зерно”, где, проглотив три  пинты  легкого  пива,  ждал,  когда  до  него
   доходила очередь. (стр.211)
      Перевод, в  смысловом  плане  отличается  от  оригинала.  В  сленговом
   выражении to go round  the buoy, автор заменяет  buoy  на  clock,  однако
   смысл сохраняется – повторить порцию  съестного.  Следовательно,  перевод
   должен звучать следующим образом: Он …пропускал три пинты слабого пива  и
   набивал себе руку перед игрой, повторив еще разок эту порцию.
   Don’t be barmy, - Mullinder said. You don’t know you’re  born  until  you
   start work, Maureen Madcap. (p.283)
   Ты, что спятила? – спросил Маллиндер. Узнаешь, почем фунт лиха, когда  на
   работу пойдешь. Эй ты, сумасбродка. (стр.211)
   I don’t care if I pass or not. I’ll feel daft in an uniform and all that.
   (p.283)
   Да мне плевать, сдала или нет. Я буду себя по-дурацки чувствовать в  этой
   школьной форме. (стр.211)
      Как  оригинал,  так  и  перевод  изобилуют  употреблением  разговорной
   лексики. Как и в других подобных  случаях,  перевод  этого  просторечного
   элемента не составил особых трудностей, будучи переданным соответствующим
   пластом, стилистически сниженной русской лексики.
   Stop your effing griping, - Kirkby growled. You get on my wick. (p.318)
   Брось – проворчал Керкби. – На нервы действуешь. (стр.215)
      Используемое в оригинале сленговое выражение  to  get  on  one’s  wick
   означает  действовать  на  нервы,  следовательно,  вариант,  предложенный
   переводчиком вполне правильный и подходящий.
   Why the bloody hell did he have to wake us this morning. (p.318)
   И на черта ему понадобилось поднимать нас чуть свет. (стр.215)
   Why did you bleddy-well come if you didn’t want to. (p.318)
   И на кой хрен ты тогда поехал, если не хотел. (стр.215)
   “Listen”, Kirkby called back, “you’ll get this  bloody  bayonet  up  your
   bleeding philosophy if you don’t sodding-well belt up. (p.318)
   Послушай, ты – отозвался Керкби, - помолчи, а не то как ткну штыком прямо
   в твою вонючую философию. (стр.215)
      Все эти отрывки объединяет употребление вульгаризма boody, а также его
   фонетических вариантов. Специфика вульгаризма bloody  им его  влияние  на
   близь стоящие слова была неоднократно рассмотрена  выше.  В  первых  двух
   отрывках  вульгаризм  в  сочетании  с   близь  стоящим   словом   передан
   достаточно экспрессивно и эмоционально: на черта и на кой хрен. Третий же
   отрывок заслуживает особого внимания, в  одном  предложении  использовано
   сразу три вульгаризма boody, bleeding  и  belt  up,  хотя,  учитывая  все
   вышесказанное, перевод чересчур мягкий и не очень выразительный.
   You louse-bound bastard, - he screamed. (p.318)
   Эй, ты подонок! – заорал он. (стр.215)
   That bastard wants certifyin’, Kirkby said. (p.319)
   Надо бы проверить этого  мерзавца,  имеет  ли  он  право  машину  водить.
   (стр.216)
      Вульгаризм bastard передан с помощью ненормативной лексики: подонок  и
   мерзавец,  что  по   экспрессивности   и   выразительности   эквивалентно
   вышеуказанному вульгаризму.
   At last you’ll get summat out o’ this trip  then.  Balls,  Seaton,  -  he
   shouted back. (p.323)
   Хоть какое-то удовольствие получишь от этого  путешествия.  –  Не  трепли
   языком, Ситон!- крикнул Бейкер. (стр.221)
      Вульгаризм balls в данном контексте переводиться как заткнись, в то же
    время и переводчик, употребив просторечный фразеологизм - не трепись, не
   ошибся.
   “Fortunately for us”, Baker said,  “it  was  only  some  jungle  sparrow,
   otherwise Brian’s right: we’d really be in the shit. (p.325)
   К счастью, это всего-навсего какой-то здешний воробей, - сказал Бейкер. –
   А не то дрянь было бы дело. (стр.228)
   This pack’s giving me hell. (p.325)
   Весь этот хлам добрую тонну весит. (стр.223)
   Nobody questions bogger all. (p.325)
   Никто вообще ни черта не спрашивает. (стр.223)
      Ненормативная английская лексика shit, to give hell,  bogger  передана
   соответствующим  стилистически  сниженным  слоем  русской  лексики:  дело
   дрянь, хлам и не черта. Как уже упоминалось выше,  перевод  ненормативной
   английской лексики не составляет особого труда при переводе.
   Sixteen hundred yards a day  was  still  the  average.  You’d  starve  on
   piecework at sixpence a hundred. Even a bob wouldn’t be much cop. (p.327)
   Тысяча шестьсот ярдов – таков был их  средний  дневной  переход.  Да,  на
   такой сдельной работе, скажем по шесть пенсов за  сотню  ярдов,  можно  с
   голоду помереть. Даже по шиллингу за сотню, и то  много  не  заработаешь.
   (стр.225)
      Сленгизм cop имеет значение нечто дешевое, не  имеющее  ценности.  По-
   моему  мнению  перевод  не  очень  яркий  и  выразительный,  если  учесть
   присутствие двух сленгизмов cop и bob, поэтому можно предложить следующий
   вариант: В среднем  все  та  же  тысяча  шестьсот  ярдов  в  сутки.  Если
   перевести это на сдельную работу по шесть пенсов за сотню ярдов, то можно
   сдохнуть с голоду. Даже по шиллингу и то не разживешься.
   Eighty pounds is a mug’s game, tins of snap chafing my  back  to  boggery
   when all we needed is a loaf of biscuits and a few mashings  o’  tea  and
   sugar. (p.327)
   По восемьдесят фунтов на каждого, а эти жестянки  со  жратвой  всю  спину
   натерли, хотя всего-то нам и нужно немножко консервов и  чай  с  сахаром.
   (стр.225)
      Из трех стилистически сниженных  слов  mug,  boggery  и  snap,  только
   последнее было переведено с учетом его ненормативности как жратва, а  для
   передачи ненормативности слова mug, предложение  можно  начать  следующим
   образом: “Восемьдесят фунтов на рыло…”
   Like the Japs: a bundle o’ rice and off they went. (p.327)
   Как япошки: мешок рису – и пошел. (стр.225)
   A battery of mess-cans sizzled on the fire:  spam,  meat  and  veg,  tea,
   fruit pudding, cheese and biscuits. (p.328)
   Целая батарея жестянок  шипела  на  огне:  консервы,  мясные  и  овощные,
   фруктовый пудинг, рядом стоял чайник, лежали галеты и сыр. (стр.226)
      В первом отрывке присутствуют  сокращения,  свойственные  разговорному
   стилю  речи  Japs  от  Japanese,  что  с  учетом  его  принадлежности   к
   просторечным элементам удачно передан словом япошки.  Во  втором  отрывке
   опять присутствуют сокращения veg от vegetable  и  американский  сленгизм
   spam – консервы, ни тот не другой просторечный элемент не был переведен с
   учетом его стилистической сниженности.
     So Seaton went on being put through the mill, using a rare control  and
   saying         nothing because he  knew  himself  to  be  in  the  wrong.
   (p.339)
И она продолжала пилить Ситона, который  на  редкость  долго  сдерживался  и
молчал, чувствуя свою вину. (стр.240)
      Выражение – коллоквиализм to put smb. through the mill имеет  значение
ругать  кого-либо,  на  чем  свет  стоит,  следовательно,   передав   данный
коллоквиализм  словом  пилить,  переводчик  не  утратил  его  смысл,  однако
несколько проиграл в экспрессивности и выразительности.
Cycling the endless streets of Sneiton made him  happy,  a  spirit  retained
even when he passed the house by which he’d fought with the husband of  that
bag Edna, picked up in the Langham last autumn. (p.340)
Ему нравилось проезжать по бесконечным улицам  Снейтона  ,  и  настроение  у
него всегда поднималось даже когда  он  проезжал  мимо  того  дома,  где  он
дрался с мужем этой шлюхи Эдны, которую он  подцепил  в  “Лэнгхеме”  прошлой
осенью. (стр.241)
      Слово bag в данном контексте  является  сленгизмом  и  имеет  значение
баба, девка. Следовательно, вариант переводчика  даже  более  экспрессивный,
чем оригинал.
Ructions everywhere you went, though Brian hoped it  would  get  quieter  at
home after this morning’s bust-up. (p.342)
Шум и споры возникали везде и всюду, но Брайн  надеялся  все  же,  что  дома
после утренний вспышке станет потише. (стр.242)
       Bust-up  –  неправильность  от  burst-up,  переводиться  как   сцена,
скандал.  Автор  употребил  этот  просторечный  элемент  для  придания  речи
персонажа выразительности, что, к сожалению, при переводе не было учтено.
…but Merton was clean-shaven, a black smith mixture of both an  upright  man
in the prime of his old age who still knocked back his seven or eight  pints
of Shippoe’s every day, much to the disgust of Lidia – who thought  it  time
he packed it in a bit, though not daring, even now, to tell him so. (p.345)
…высокий прямой старик, все еще крепкий по прежнему выпивавший каждый  вечер
свои  семь или восемь пинт пива к  большому  неудовольствию  Лидии,  которая
считала, что уже пора кончать с этим, но даже  теперь  не  решалась  сказать
ему это прямо. (стр.246)
      Основой следующего отрывка who thought it time he packed it in  a  bit
является сленгизм to pack it in,  имеющий  значение  покончить  с  чем-либо.
Возможно, перевести этот отрывок и  следующим  образом:  “…которая  считала,
что пора бы ему и угомониться”, что  несколько  выразительнее,  чем  вариант
предложенный переводчиком.
The old man leads poor mother such  a  dance  as  well  that  I  can’t  help
thinking it’ll be a good job when he’s out the road. (p.345)
Старик, закатывает бедной маме концерты, невольно думаешь, когда он  наконец
помрет. (стр.246)
      Сленгизм to be out the road имеет значение отправиться  на  тот  свет.
Переводчик постарался передать стилистическую сниженность данного  сленгизма
употребив разговорный вариант слова умереть – помереть.
The young bogger used to say that, when was a kid. (p.347)
Этот молодой поганец так говорил обычно, когда был ребенком. (стр.249)
He was a bogger when he was a lad. (p.347)
Ох и поганец же он был, ох и стервец. (стр.249)
Pauline laughed: “Well, he’s still a bogger, if you ask me”. (p.347)
Что же, по-моему он и теперь такой же поганец. (стр.249)
      Все эти отрывки объединяет употребление ненормативного  слова  bogger,
которое  вполне  адекватно  и  с  учетом  его   стилистической   сниженности
переведено как поганец или стервец.
He was the penpusher of the gang, worked in an insurance  office  down  town
and somehow got hold of dirty stories that were given to him. (p.348)
Он был первый грамотей в их компании, работал в страховой конторе  и  каким-
то образом раздобыл непристойные рассказы. (стр.250)
      Сленгизм penpusher имеет значение журналист, писака, однако и  вариант
предложенный переводчиком выразительный и экспрессивный.
Round up a few penpushers as well,  -  Brian  put  in,  a  pinch  at  Frank.
(p.349)
И этаких писак заодно работать заставить, -  вставил  Брайн,  чтобы  уколоть
Френка. (стр.251)
      В данном примере, как и  в  предыдущем  сленгизм  penpusher  переведен
также с учетом его ненормативности уже словом писака, а не грамотей.
Shurrup, sharp-shit, Albert said as if forgetting she  was  his  sweetheart.
(p.349)
Заткнись, дура, - сказал  Альберт,  словно  забыв,  что  она  его  подружка.
(стр.251)
I’d get rid o’ blokes who sit at work all day typing dirty stories. (p.351)
Я бы перво-наперво отделался от тех субчиков, которые весь  день  на  работе
непристойные рассказики печатают. (стр.253)
      Стилистически сниженная английская лексика переведена эквивалентным ей
лексическим слоем на русском языке: shurrup (заткнись),  sharp-shit  (дура),
bloke (субчик).
But beer stunned that part of him and, victory or no victory,  he  was  kay-
lied. (p.353)
Хмель притупила мысли, и теперь он блаженно улыбался –  победа  так  победа.
(стр.255)
      Сленгизм to be kay-lied  означает  быть  вдребезги  пьяным.  Авторское
образование от to get kailed up и alcoholied (сленг)  –  опьянеть.  Возможно
также влияние спортивного термина kay,  kayo  –  нокаут,  поскольку  степень
опьянения была, по-видимому, значительной. Однако, по  неизвестным  причинам
данный сленгизм при переводе был вообще полностью проигнорирован.
He pulled her into the perspiring drink smelling mix-up of the  dance-floor,
giving into the honky-tonk jazz of the Boston Stumpers. (p.367)
Он вытащил ее на середину зала, где пахло потом и виски, и  они  завертелись
под рявканье джаза. (стр.271)
      Сленгизм honky-tonk –  дешевое  кабаре.  Хотя  в  переводе  кабаре  не
упоминается, но, использовав  коллоквиализм  рявкать  переводчик  тем  самым
указал на низкий уровень заведения.
Get weaving! – he shouted. Or you’ll be over the wall  for  fifty-six  days,
never mind on the bloody boat. (p.369)
Пошевеливайся! – крикнул сержант. – А то ты у меня на пятьдесят  шесть  дней
под замок сядешь, и плевать я хотел на твой корабль. (стр.274)
      В данном отрывке использовано два просторечных элемента,  сленгизм  to
be over the wall  –  попасть  на  гауптвахту  и  вульгаризм  bloody.  Первый
элемент передан без учета  его  ненормативности,  стилистически  нейтральным
словосочетанием  сесть  под  замок,  в  то  время  как  второй  просторечный
элемент, исполнив привычную для себя функцию  интенсификатора,  был  передан
словосочетанием - плевать хотел.
On his first leave from squarebashing  Brian  had  got  into  Nottingham  at
eight of an evening, having taken  most  of  the  day  to  travel  from  the
backend of Gloucestershire. (p.370)
Получив свой первый отпуск еще впору, когда его  муштровали  в  глухом  углу
Глостершира, Брайн почти весь день потратил, чтобы добраться до  Ноттингема,
и в город попал только под вечер. (стр.275)
      Сленгизм squarebashing –  военная  муштра,  к  сожалению,  в  переводе
передан без учета его ненормативности,  в  виду  отсутствия  его  сниженного
эквивалента в русском языке.



                                 Заключение

      Рассмотрев, с  точки  зрения  интересующей  нас  проблемы  -  передачи
английского просторечия на русский язык, произведение Алена  Силлитоу  "Ключ
от двери" я пришла к определенным выводам,  которые  постараюсь  изложить  в
данной главе.
      Как уже  неоднократно  упоминалось  выше  в  романе  "Ключ  от  двери"
английское  просторечие  используется   в   самом   широком   диапазоне.   В
произведение встречаются абсолютно все элементы английского  просторечия  от
стилистически сниженной лексики, включающих в себя  вульгаризмы,  сленгизмы,
коллоквиализмы,    жаргонизмы    до    фонетических     и     грамматических
неправильностей,  характерных  для  речи  малограмматных  и   необразованных
персонажей романа.
      Попробуем обобщить и суммировать все способы  и  приемы,  используемые
переводчиком при переводе английского просторечия на русский  язык.  Особого
внимания заслуживают те случаи, когда английское  просторечие,  в  силу  тех
или иных причин, не нашло адекватного  отражения  при  переводе  на  русский
язык  или  вообще  была  проигнорирована  его   стилистическая   сниженность
переводом ненормативной единицы литературным языком.
      Рассмотрим приемы и способы, используемые при передачи на русский язык
переводчиком   отдельно    каждого   элемента    английского    просторечия,
встречающегося в романе "Ключ от двери".
      Особого  внимания   заслуживает   элемент   английского   просторечия,
занимающее  самое  значительное  место  в  произведении  -  это   английские
сленгизмы и коллоквиализмы.
       Следует  заметить,  что  перевод  данного  элемента  просторечия   не
представлял особого труда.  Английские  сленгизмы  и  коллоквиализмы  обычно
передавались при переводе с помощью  эквивалентной  стилистически  сниженной
лексики русского языка. Важно отметить  тот  факт,  что  при  переводе  этой
просторечной единицы переводчику удалось передать все  оттенки  и  специфику
английских сленгизмов и коллоквиализмов, а подчас русский перевод  был  даже
более экспрессивный и эмоционально окрашенный, чем английский оригинал.  При
переводе  данной  категории  английского   просторечия   переводчик   широко
использовал просторечные средства русского языка,  как  лексические,  так  и
грамматические,  способные  отразить  в  переводе  окраску  просторечия,   в
частности суффиксы субъективной оценки.
      Если при передачи других  элементов  английского  просторечия  русский
вариант произведения проигрывал оригиналу, то удачный перевод  сленгизмов  и
коллоквиализмов  зачастую   компенсировал   подобные   недочеты   в   работе
переводчика.
      Одни  из  наиболее  часто  встречающихся  в  произведение  и  наиболее
знаменательных элементов английского  просторечия  -  это  грамматические  и
фонетические  неправильности.   Именно   при   переводе   грамматических   и
фонетических неправильностей у переводчика  возникало  больше  всего,  порой
неразрешимых затруднений.
        Под   фонетическими   неправильностями    понимается    неправильное
произношение, сокращения и искажения английских слов.
       Под   грамматическими   неправильностями   подразумевается   неверное
образование грамматических категорий английского языка.
       Оба  элемента  просторечия  характеризуют  речь  малообразованных   и
неграмотных персонажей.
      Грамматические и фонетические неправильности  -  специфические  реалии
присущие исключительно английскому языку. Принимая  во  внимание  отсутствие
подобных элементов просторечия в русском языке,  их  практически  невозможно
передать при переводе. Именно данная категория английского просторечия,  как
правило, практически не была отражена в русском  переводе  по  вышеуказанным
причинам.
      Однако,  используя  метод  компенсации  переводчик,  в  ряде  случаев,
пытался передать фонетические  и  грамматические  неправильности,  используя
стилистически  сниженную   лексику.   Еще   один   способ   компенсации   за
неотраженные   в   русском   переводе    грамматические    и    фонетические
неправильности  -  это  умышленный  перевод  правильной  английской  речи  с
использованием просторечных элементов.
      Следующая просторечная единица  встречающаяся  в  произведении  -  это
английская   вульгарная   лексика.   Особенно   знаменательно    в    романе
использование вульгарных восклицаний зачастую с упоминанием имени  бога  или
других  религиозных  терминов.  Перевод  данной  категории  вульгаризмов  не
составил  особого  труда,  все  они  были  переданы   почти   эквивалентными
восклицаниями  русского  языка,  надо  отдать  должное  удачно   подобранных
переводчиком.
        Трудность  для  перевода   представляли   специфические   английские
вульгарные конструкции. При  передачи  данных  конструкций,  переводчику  не
всегда удавалось сохранить  весь  их  колорит  и  экспрессивность.  Возможно
причина в отсутствии схожих конструкций в русском языке.
      Часто английские вульгаризмы передавались с помощью ненормативной  или
стилистически сниженной лексики русского языка. Однако встречался и  перевод
указанных  выше  вульгарных  английских  конструкций  литературным   русским
языком.  Зачастую  в  случаях  не  передачи  вульгарных  нюансов   оригинала
переводчик, пользуясь методом компенсации,  переводил правильную  английскую
речь стилистически сниженным вариантом на русском языке.
      Особого  внимания  заслуживает  жаргонная   лексика.   Ален   Силлитоу
мастерски использует жаргонизмы, нередко встречающиеся  в  речи  персонажей.
Однако важно заметить, что автор  не  злоупотребляет  использованием  данной
просторечной единицы, не превращая художественный  текст  в  непонятную  для
непосвященных тарабарщину.  Что же  касается  оценки  адекватности  перевода
жаргонной лексики на русский язык,  то  следует  отметить,  что  переводчик,
используя  определенные  приемы,  попыталась   передать   специфику   данной
просторечной единицы.
       Наиболее  часто  используемый  прием   -   это   перевод   английских
жаргонизмов стилистически сниженной лексикой русского языка. Однако  в  ряде
случаев переводчик даже попыталась  перевести  английский  армейский  жаргон
его русским эквивалентом.
      В случае, когда жаргонизм  отражал  специфические  английские  реалии,
переводчик использовал метод описания, с  помощью  которого  разъяснял  суть
того  или  иного  явления.  Хотя  в  ряде  случаев   переводчик    переводил
английский жаргон дословно, видимо не сумев найти его эквивалент  в  русской
жаргонной лексики, или по каким либо другим, неизвестным нам причинам.
      Проанализировав  перевод  произведения  во  всех  возможных  аспектах,
пришло время подвести итоги по оценки работы, выполненной переводчиком.
      В целом перевод произведения Алена  Силлитоу  "Ключ  от  двери"  можно
охарактеризовать  как  положительный,  уже  только  потому,  что   благодаря
усилиям переводчика  широкая  читательская  аудитория  получила  возможность
ознакомиться  с  еще  одним   социальным   романом   английского   писателя.
Справедливо высказывание, что "в мире  нет  ничего  совершенного".  В  любом
случае  даже  самый  мастерски  выполненный   перевод   всегда   проигрывает
оригиналу, т.к. не один переводчик не  в  силах  передать  всю  специфику  и
колорит языка подлинника.
      Отдавая  должное  переводчику,  следует  признать,  что  он  попытался
сделать все возможное для того, чтобы его перевод был максимально близок  со
всех  точек  зрения,  в  частности  художественной   и   стилистической,   к
оригиналу. Проблема в том удалось ли ему  это или нет.   Отвечая  на  данный
вопрос достаточно отметить, что произведение Алена Силлитоу "Ключ от  двери"
уже на протяжении четырех десятилетий издается  в  переводе  именно  данного
переводчика, и не было ни одной попытки  альтернативного  варианта  перевода
данного романа.



Список использованной литературы:
1.  Allan Sillitoe "Key to the door" Moscow 1969
2.  Аллен  Силлитоу "Ключ от двери" Москва 1964
3. Бараников А.И. “ Просторечие как особый социальный компонент языка”
Саратов 1974
4. Беляева Т. М. " Нестандартная лексика английского языка"

 Ленинград 1985

5. Беляева Т.М., Хомский В.А. “О варьировании норм в разговорной речи

   современного языка” Москва 1982
6.  Будин Л.С. “Словарная пометка slang и ее толкование в современной

     англистике” Москва 1968
7.  Виломан В. Г. “Функции и значение слов в сфере сленга” Фрунзе 1955
8.  Галперин И.Р. “О термине сленг” Москва 1956
9.  Клименко Е.И. "Чужая речь в английском романе" Москва 1968
10. Котова В.А. " К вопросу о просторечии в современном
     английском языке" Ташкент 1967
11. "Краткий англо-русский словарь сленга" Смоленск 1997
12. Миллер А.А. “К проблеме классификации нестандартной лексики
      современного английского языка” Алма-Ата 1971
13. Мюллер В.К. "Новый англо-русский словарь" Москва 1996
14. Скворцов Л.И. “Литературная норма и просторечие” Москва 1977
15. Соловьев Т. А. “К проблеме сленга” Иваново 1961
16. Ступин Л.П. “Проблема нормативности в истории английского языка”
     Ленинград 1979
17. Хомяков В.А. "Структурно-семантические и социально- стилистические
особенности английского экспрессивного просторечия” Вологда 1974


                                 Оглавление
Раздел                                               Страница


План                                                          0

Введение                                                 1-3
Глава 1                                                  4-9
Просторечия и их
классификация
Глава 2                                                 10-60
Способы перевода английского
просторечия на русский язык
Заключение                                        61-65
Список использованной                                        66
литературы                                                        Оглавление
                                         67


                            Статистические данные



Страниц                                                  67

Абзацев                                                     710
Строк                                             1 928
Слов                                                    15 110
Знаков                                                  90 454
Знаков и пробелов                                       105 334



смотреть на рефераты похожие на "Способы перевода просторечия, использованного в романе А. Силлитоу Ключ от двери, на русский язык "