Иностранные языки

Способы выражения сомнения в современном немецком языке



                      Выпускная квалификационная работа



           Способы выражения сомнения в современном немецком языке


                 (на материале немецкого и русского языков)



                                  Мурманск


                                    2003



Оглавление


Введение………………………………………………………………………....3
Глава 1. Сомнение как один из видов модальности………………………….5
          1.1Категория модальности и ее роль в предложении…………………5
           1.2 Сомнение как один из видов модальности…………………………14
Выводы к 1 главе……………………………………………………………….17
Глава 2 Способы выражения сомнения в немецком языке…………………...19
           2.1Перформативный способ выражения сомнения……………………..19
           2.2Модальные глаголы как способ выражения сомнения………………24
          2.2.1Модальный глагол konnen………………………………………...26
          2.2.2Модальный глагол mogen…………………………………………28
          2.2.3Модальный глагол sollen………………………………………….29
          2.2.4Модальный глагол wollen…………………………………………30
          2.3Модальные частицы как способ выражения сомнения  ……………..32
          2.4Модальные слова как способ выражения сомнения…………………36
           2.5Фразеологизмы  и   фразеологические   структуры   как   способ
  выражения сомнения…………………………………………………………..41
          2.6Вопросительные предложения  и  интонация  сомнения  как  способ
выражения сомнения…………………………………………………………..42

Выводы ко 2 главе…………………………………………………………...45

Заключение  …………………………………………………………………..47
Список использованной литературы  ……………………………………….48

Список использованных словарей………………………………………….50

Тексты, использованные для анализа……………………………………….51



ВВЕДЕНИЕ



             Объектом  исследования   данной  дипломной   работы   является
модальность сомнения в немецком языке, а предметом рассмотрения –   языковые
способы выражения  этой  категории.  Сомнение  является  одним  из  наиболее
часто  испытываемых  человеком  состояний  в  его   повседневной   жизни   и
естественно, оно должно выражаться с помощью языковых средств.  Способностью
 выражать значения сомнения обладают многие  лексические,  грамматические  и
фонетические единицы, и в разрозненном виде можно найти  указания на  них  в
различных  практических  пособиях  или   теоретических   исследованиях.   Но
системному  анализу  модальность  сомнения  до  сих  пор  не   подвергалась.
Отсутствие лингвистических  исследований  на  эту  тему  свидетельствует  об
актуальности выбора темы, а новизна работы заключается  в  том,  что  в  ней
впервые систематизируются все  языковые  средства,  служащие  для  выражения
сомнения, выявляются основные характеристики  феномена сомнения  как  одного
из  видов  субъективной  модальности  и  особенности   ее   вербализации   в
определенных ситуациях общения и типах речи.
     Целью  работы  явилось  изучение  способов  выражения   сомнения   (на
материале текстов современной художественной литературы)  и особенностей  их
реализации. Цель работы предопределила и ее конкретные задачи:
     -  ознакомление  с  теоретической  литературой,  посвященной  проблеме
модальности;
          -  определение сущности сомнения как одного  из  видов  категории
модальности;
          -  выявление всех  возможных  способов  объективации  сомнения  в
языке;
          -  выяснение условий  реализации  выявленных  способов  выражения
сомнения в  художественном тексте.
     Теоретической  базой  исследования   явились   доступные   нам   труды
отечественных и  зарубежных  лингвистов,  посвященных  теме  модальности,  а
также теме семантико-функционального поля.
     Материалом исследования  послужили тексты художественных  произведений
второй половины ХХ века.
     В качестве основных  методов  были  использованы  метод  компонентного
анализа, метод сплошной выборки, а также статистический метод.
     Цель  и  конкретные  задачи  исследования  обусловили  его  структуру:
работа состоит из введения, двух глав, заключения и  списков  использованных
источников.
     Работа прошла апробацию в форме  написания  курсовой  работы  по  теме
исследования и  доклада  на  научной  студенческой  конференции   факультета
иностранных языков.
     Практическая ценность работы может заключаться  в  том,  что  методику
исследования  возможно  применять  по  отношению  к  описанию  других  видов
субъективной   модальности   или   иных   семантико-функциональных    полей.
Результаты  и  материалы  работы  могут  использоваться   на   занятиях   по
практической  и  теоретической  грамматике  немецкого  языка,  стилистике  и
анализу текста, а также на практических занятиях по устной практике.



Глава  1.  Сомнение  как  один  из  видов  модальности

       Задачей   данной   главы   является    рассмотрение    теоретической
литературы,  посвященной  категории   модальности   и   проблемы   дефиниции
сомнения  как  одного  из  видов  модальности.

Категория  модальности  и  ее  роль  в  предложении

       «Модальность (от ср. лат. modalis - модальный; лат.  modus  –  мера,
способ) – функционально-семантическая  категория,  выражающая  разные   виды
 отношения  высказывания   к   действительности,   а   также   разные   виды
субъективной  квалификации  сообщаемого.   Модальность   является   языковой
универсалией,  она  принадлежит  к  числу  основных   категорий   языка,   в
разных  формах  обнаруживающихся  в   языках   разных   систем.   В   языках
европейской  системы  она  охватывает  всю   ткань   речи»[4,с.303].  Термин
«модальность» весьма  широкий   по   объему,   поскольку   он   используется
для   обозначения   различных   явлений,   неоднородных     по    смысловому
объему,   грамматическим   свойствам   и   по   степени   оформленности   на
разных  уровнях  языковой  структуры.  Вопрос  о  границах  этой   категории
 решается  разными  исследователями  по-разному.
      По  мнению  акад.   В.В.Виноградова,   любое   предложение,   отражая
действительность  «в  ее  практическом  общественном  осознании»,   выражает
  отнесенность   содержания   речи   к   действительности   и   поэтому    с
предложением,  с   разнообразием   его   типов   тесно   связана   категория
модальности.  «Каждое  предложение  включает  в   себя,   как   существенный
конструктивный  признак,  модальное  значение,  то  есть  содержит  в   себе
 указание  на  отношение  к  действительности.  Любое  целостное   выражение
 мысли,  чувства,   побуждения,   отражая   действительность   в   той   или
иной   форме   высказывания,   облекается   в   одну   из   существующих   в
данной  системе  языка  интонационных  схем  предложения  и  выражает   одно
  из   тех   синтаксических   значений,   которые   в   своей   совокупности
образуют  категорию  модальности»[8,с.41].
     Примерно  такое  же  определение   модальности   дано   в   Грамматике
русского  языка:  «Общее  грамматическое  значение  отнесенности   основного
   содержания    предложения     к     действительности     выражается     в
синтаксических  категориях  модальности,   а   также   времени   и   лица…».
Отношение   сообщения   к    действительности,    которое    содержится    в
предложении,  -  «это  и  есть,  прежде  всего,  модальное  отношение.   То,
 что  сообщается,  может  мыслиться  говорящим  как  реальное,  наличное   в
  прошлом   или   в   настоящем,   как   реализующееся   в   будущем,    как
желательное,  требуемое  от  кого-нибудь,  как   недействительное   и   т.п.
Формы  грамматического   выражения   разного   рода   отношений   содержания
речи   к   действительности    и    составляют    синтаксическое    существо
категории  модальности»[10,с.81].
        Во    „Введении     в     грамматику     современного     немецкого
языка”(“Einfьrung  in  die  Grammatik  der   deutschen   Gegenwartssprache“,
Lpz.,  1988)  дается  следующее  определение  модальности:  «Модальность   -
 это   функционально-семантическая   категория,   выражающаяся   с   помощью
иерархически   организованной   системы   морфологических,    синтаксически-
конструктивных,  интонационных  и   лексических   средств,   независимо   от
того,  согласуется  ли  с  действительностью    выраженное  в   высказывании
 содержание   сознания  говорящего или  нет»[36,с.88].
      В.Г.Адмони  в  своем  труде  «Введение   в   синтаксис   современного
немецкого   языка»   говорит   о   том,    что    предложение,    являющееся
выражением   любого   акта   мысли,   «не   только   отражает    объективную
действительность,   но   содержит   и   определенное   отношение   к    этим
отраженным  в  нем    объективным  связям»[1,с.163].
       И.Р.Гальперин   также    считает,    что    «отношение    говорящего
(пишущего)  к   действительности,   постулируемое   как   основной   признак
модальности,   в   той   или    иной    мере    характерно    для    всякого
высказывания»[9,с.113].  При  этом   автор   называет   модальность   «самой
сущностью  коммуникативного  процесса»,   так   как   отношение   говорящего
(пишущего)  к  действительности,  выражающееся   различными   средствами   -
формально       грамматическими,      лексическими,       фразеологическими,
синтаксическими,    интонационными,    композиционными,     стилистическими,
оказывается  категорией,  присущей  языку  в  действии,  то  есть  в  речи.
        Большинство    ученых,    например,    В.В.Виноградов,     Ш.Балли,
В.Г.Адмони,  Л.С.Ермолаева,  В.З.Панфилов,  Н.Б.Шведова  и  др.,   в   самой
категории   модальности   выделяют   ее   подкатегории,    имеющие    разные
названия,  но  в  принципе  –  одну   суть:  объективную   и   субъективную,
внешнюю  и  внутреннюю  модальности  и  т. п.
      Под   объективной   модальностью   (внешней),   которую   большинство
ученых  определяют   как  обязательный   признак   предложения,   понимается
выражение  отношения  содержания   высказывания   к   действительности,   не
зависящей  от  говорящего[18,с.15]. То  есть   к   объективному   модальному
значению      относят      значение      реальности      (нереальности     /
ирреальности)[18,с.164].  Главным   средством   оформления   модальности   в
этой    функции    является    категория    глагольного    наклонения.    На
синтаксическом     уровне     объективная      модальность      представлена
противопоставлением  форм    изъявительного  наклонения  формам   ирреальных
    наклонений     (побудительного     и     сослагательного).     Категория
изъявительного  наклонения  (индикатива)  заключает   в   себе   объективно-
модальные   значения   реальности,   то   есть   временной   определенности:
соотношение  форм  индикатива   («Das  Wetter  ist  schцn“-«Das  Wetter  war
schцn“ –„Das Wetter wird schцn sein.“)  содержание  сообщения   отнесено   к
одному  из   трех   временных   пластов   -   настоящему,   прошедшему   или
будущему.    Ирреальные   наклонения   (побудительное   и    сослагательное)
характеризуются   недостаточной   временной   определенностью   и    относят
сообщение   в   план   желаемого   или    необходимого,    возможного    или
неосуществимого  и  т.п. («Wдre  er  Lehrer!»  -  «Gib   mir   dein   Buch!»
-  «Wдre  das   Wetter   schцn!»   -   „Wдre   das   Wetter   damals   schцn
gewesen!“).      Объективная    модальность    органически     связана     с
категорией   времени    и    дифференцирована    по    признаку    временной
определенности / неопределенности[18,с.151].
      Вторая  же  подкатегория -  субъективной   модальности   (внутренней)
-  выражает  «отношение  говорящего   к   тому,   о   чем   говориться,   то
есть   к   содержанию   высказывания   (Чаще    всего    эта    подкатегория
рассматривается     как     необязательный,      факультативный      признак
предложения)»[18,с.154].  «Семантический  объем   субъективной   модальности
шире    семантического    объема    объективной    модальности;    значения,
составляющие     содержание     категории     субъективной      модальности,
неоднородны,  требуют  упорядочения;  многие  из  них   не   имеют   прямого
отношения  к   грамматике.   Смысловую   основу   субъективной   модальности
образуют  понятия  оценки  в  широком  смысле  слова,  включая   не   только
логическую  (интеллектуальную,   рациональную)   квалификацию   сообщаемого,
но  и  разные  виды   эмоциональной   (иррациональной)   реакции»[18,с.157].
Как   объясняет   Лингвистический    энциклопедический    словарь,    данная
модальная  подкатегория  реализуется  в   предложении   с   помощью:   1   -
специального    лексико-грамматического     класса     слов,     а     также
функционально    близких    к    ним    словосочетаний    и     предложений,
функционирующих  в  составе  высказывания  в  качестве  вводных  единиц;   2
  -   модальных    частиц,    например,    для    выражения    неуверенности
(«вроде»),   предположения   («разве   что»),   недостоверности   («якобы»),
удивления  («ну  и»)  и   др.;   3   -   междометий   («ах!»,   «ой-ой-ой!»,
«увы»   и   др.;    4    -    специальных    интонационных    средств    для
акцентирования  удивления,  сомнения,  уверенности,   недоверия,   протеста,
иронии   и   других   эмоционально-экспрессивных   оттенков    субъективного
отношения  к  сообщаемому;  5   -   порядка   слов,   например,   вынесением
главного  члена   предложения   в   начало   для   выражения  отрицательного
отношения,  иронического  отрицания («Станет  он  тебя   слушать!»,   «Хорош
друг!»);    6    -    специальных    конструкций    -     специализированной
структурной    схемой    предложения    или    схемой     построения     его
компонентов,  например  построениями  типа:  «Нет  чтобы  подождать!»   (для
 выражения  сожаления  по   поводу   чего-либо   неосуществившегося),   «Она
возьми   и   скажи»   (для   выражения    неподготовленности,    внезапности
действия)   и   др.    При   этом    средства    субъективной    модальности
способны  перекрывать  объективно-модальные  характеристики[5,с.181].
        В   Грамматике   современного    русского    литературного    языка
категория   модальности     представлена    также    в    двух    видах    -
объективно-модальное    значение    и    субъективно-модальное     значение.
Н.Ю.Шведова,  автор  этого  раздела,  также  считает,  что  модальность   не
 может   ограничиваться   лишь   указанием   на   отношение   говорящего   к
предмету  высказывания  с  точки   зрения   реальности  /  ирреальности.   В
значительной  мере  в  этой  категории   проявляется   субъективно-оценочное
отношение.  „Кроме  заложенного в  системе  форм   предложения   объективно-
модального   значения,   относящего   сообщения   в   план    реальности   /
ирреальности,    -    пишет    Н.Ю.Шведова,    -    каждое     высказывание,
построенное  на  основе  той  или  иной   отвлеченной   схемы   предложения,
обладает   субъективно-модальным   значением.   Если    объективно-модальное
значение  выражает  характер  отношения  сообщаемого   к   действительности,
то  субъективно-модальное   значение   выражает   отношение   говорящего   к
сообщаемому.   Это   значение   выражается    не    средствами    собственно
структурной  схемы  и  ее  форм  (хотя  в  некоторых  случаях  имеет   место
 объективизация  субъективно-модального   значения   в   самой   структурной
схеме    предложения),    а    дополнительными   грамматическими,   лексико-
грамматическими и  интонационными  средствами,  накладываемыми  на  ту   или
 иную  форму  предложения“[10,с.545].
      И.Р.Гальперин  же  не  согласен  с  мнением   Н.Ю.Шведовой   о   том,
что  каждое  высказывание  обладает   субъективно-модальным   значением.   В
качестве  примера  исследователь  приводит   следующее   предложение:   «Все
повествовательные  предложения  имеют  свои  структурные  схемы»,   которое,
 по  его  мнению,  не  обладает  субъективно-модальным  значением[9,с.46].
       Как   мы   видим,   в   данном   вопросе   (вопросе   о   разделении
категории   модальности   на   отдельные   подкатегории)   у   ученых    нет
единого  мнения.  Так,  например,   В.З.Панфилов   относит   к   объективной
модальности  значение  возможности,  действительности,  достоверности,   так
 как  эти   значения   являются   отражением   в   содержании   высказывания
объективных    связей    в    мире.    Отношение    же    высказывания     к
действительности  исследователь  трактует   как   субъективную   модальность
на    основании    того,    что    значение    реальности   /   ирреальности
устанавливается  самим  говорящим.  К   субъективным   модальным   значениям
относятся      также      значения      достоверности     /     вероятности,
неуверенности[26,с.68].
       Л.С.Ермолаева   разграничивает   три   различных   типа    модальных
отношений:  внутреннюю,   объективную   внешнюю   и   субъективную   внешнюю
модальности.   Под   внутренней   модальностью   она   понимает   «отношение
субъекта  (реже  объекта)  действия  к   совершаемому   им   действию   (для
объекта  -  отношение  к  действию,  которому  он  подвергается):  Er   will
 essen.  Die   Krankheit   will   kuriert   werden.“[18,с.68].      Основным
средством  выражения  внутренней  модальности   в   современных   германских
языках,  по  мнению  Л.С.Ермолаевой,   являются   модальные   глаголы.   Под
внешней  модальностью  предложения  понимается  «отношение  его   содержания
 к  действительности  в   плане   реальности  /  нереальности   (объективная
внешняя  модальность)  и  степень  уверенности   говорящего   в   сообщаемых
им  фактах   (субъективная   внешняя   модальность).»[18,с.73].   При   этом
основными   средствами   выражения   объективной   внешней   модальности   в
современных  германских  языках  исследовательница  считает  наклонения,   а
 основным   средством   выражения   субъективной   внешней   модальности   -
модальные  слова,  например,  vielleicht,  wahrscheinlich,  gewiЯ.
      Некоторые  лингвисты,  как,  например,   В.Г.Адмони,   интерпретируют
модальность  как  субъективно-объективную  категорию   на   том   основании,
что   в   любом   предложении,   частично   средствами   организации   всего
строя  предложения,  частично   специальными   показателями,   дополнительно
дается  определенная  оценка  самого   содержания   высказывания   с   точки
зрения  его  реальности,  и  „эта  оценка   всегда   активна,   она   всегда
утверждается…“[2,с.156].
      Еще   одним   до   конца   не   решенным   вопросом   в   лингвистике
является  вопрос  о  том,  рассматривать   ли   категорию   модальности   на
уровне     предложения-модели  или  же  на  уровне  текста.  Ц.Ю.Чхаидзе   в
своей  статье  „Соотношение  субъективного  и   объективного   в   категории
модальности“   высказывается   по   этому    поводу    следующим    образом:
„Отдельные  предложения,  взятые  вне  контекста,  представляют   собой   не
модели  событий,  имеющих  место  в   реальном   мире,   а   лишь   языковой
материал.   Это   всего   лишь   языковые   единицы   определенного   уровня
языковой  иерархии,  которые  не  отражают  никакой  внеязыковой   ситуации,
   являясь    лишь    языковыми    моделями    для     такого     отражения.
Соответственно,  эти  предложения  ни  к  чему   не   относятся   говорящим,
ибо  самого  говорящего  нет,  и   будут   моделировать   какое-то   событие
только  в  том  случаи,  если  говорящий  употребит  их,  то  есть   вставит
 в  речевой  контекст,  выражая   при   этом   свое   личное   отношение   к
отображаемому  факту.   Известно,   что   предложение,   не   включенное   в
контекст,  обладает  лишь   значением,   но   не   смыслом.   Соответственно
можно  говорить,  что  модальность  в  предложениях-моделях   -   это   лишь
определенные  языковые  единицы,  несущие  определенные  языковые   значения
 (реальность / нереальность,  уверенность / неуверенность  и  пр.),  но   не
 выражающие  ничего  от  личной  оценки   говорящего.   Модальность   же   в
высказываниях,  то  есть  в  предложениях,  включенных  в  контекст  -   это
 уже  модальность  совершенно  иного  рода,   это   уже   именно   отношение
говорящего   к   тому,   что   сообщается.   Это   уже   не   языковая,   но
текстовая  категория,   и   изучать   ее   возможно   только   в   контексте
связного  текста,  где  исследователь  имеет  дело  уже   не   с   языковыми
моделями,   каковыми    являются    изолированные    предложения,    но    с
реальными  сообщениями,  содержащими  личностную  оценку   говорящим   того,
что  отображается  в  тексте“[31,с.258].
      В  лингвистике  текста  модальность  рассматривается  как   одна   из
основных  текстовых   категорий.   В   зарубежной   лингвистике   одним   из
первых,  кто  предложил  относить  модальность  не  к  уровню   предложения,
  а   к   уровню    текста,    был    В.Дресслер,    который    рассматривал
модальность  как  одну  из   составных   черт   текста   -   коммуникативной
единицы  общения[16,с.45].
      В  советском  языкознании  достаточно  цельная   концепция   изучения
теории  текста  и   модальности   как   текстовой   категории   представлена
И.Р.Гальпериным.
       Как   правило   те   лингвисты,   которые    занимаются    изучением
модальности  в  тексте  (например,  И.Р.Гальперин),   предлагают   расширить
общее   понятие   модальности,   включая   в   ее   пределы    эмоционально-
оценочные   значения   как   ее   субъективный    аспект.    Такой    подход
восходит   к   психологическому   направлению    в    лингвистике    и,    в
частности,  к  концепции  Ш.Балли,  согласно  которой  автор   различает   в
предложении   „модус“   и    „диктум“.    „Диктум“    -    это    фактически
номинативный  аспект  предложения,  именование  события;   „модус“   -   то,
что  делает  предложение  высказыванием,  то   есть   отношение   говорящего
к   содержанию   высказывания,   его   индивидуальная   оценка    излагаемых
фактов[5,с.64].  Диктум   связан   с   синтаксическим   и    морфологическим
способом   формирования   предиката   предложения.   Его   роль   при   этом
заключена  в   выражении   отношения   говорящего   к   действительности   с
точки   зрения   реальности   или   нереальности   происходящего.   Наиболее
существенной   категорией   для   его   выражения    является    наклонение:
реальное    -    изъявительное,     нереальные     -     повелительное     и
сослагательное.   Под   модусом   Ш.Балли   понимает   субъективную   оценку
содержания   высказывания,   которая   может   включать   рациональную,   то
есть    интеллектуальную    оценку    говорящим    высказывания    в     его
соотношении  с   действительностью.   Эта   оценка   выражает   реакцию   не
чувства,    а    разума,    логики,    рассуждений     говорящего.     Кроме
рациональной  оценки   к   субъективным   относятся   также   эмоциональная,
эстетическая,  этическая,  количественная,  а   также   логическая   оценка.
Логическая  оценка  относится  к   сфере   так   называемой   эпистемической
модальности,  под  которой  подразумевается   оценка   знанаия  /  незнания,
полагания[5,с.323].  Сюда  входят:   план   достоверности  /  недостоверноти
сообщаемого,  вероятности / невероятности,  возможности /  невозможности   и
сомнения.   Таким   образом,   сомнение   можно   отнести   к   субъективной
(эпистемической)  модальности.  Подробно  сомнение   как   один   из   видов
модальности  мы  рассмотрим  в  следующем  параграфе.

     1.2 Сомнение  как  один  из  видов  модальности

     В   предыдущем   параграфе   мы   выяснили,    что    модальность    в
высказывании  может  быть  двух  видов:   объективной   и   субъективной   и
что  сомнение  как  один  из  видов  отношения   говорящего   к   содержанию
высказывания   относится   к   субъективной   модальности.  Задачей  данного
параграфа  является  рассмотрение  категории  сомнения   и   выявление   его
сущности.
      В  последние  десятилетия  лингвистами   интенсивно   разрабатывается
функциональная   модель   описания   языка,   согласно   которой    языковая
система  понимается  как  инструмент  мысли  и  коммуникации,  как   система
 средств,  служащая  какой-то   определенной   цели.   При   таком   подходе
основной  языковой  единицей  становится  функционально-семантическое   поле
 (ФСП),  базирующееся  на  общности  выполняемой  коммуникативной   функции.
 При  этом  акцент  лингвистического  анализа  смещается  с   формальных   и
релятивных    свойств    языковых    единиц     на     их     значение     и
функционирование  в  речи.
      ФСП  обладают   специфическими   характеристиками,   на   которые   в
разное    время    указывали    В.Г.Адмони,    Е.В.Гулыга,     Е.И.Шендельс,
А.В.Бондаренко,  Е.И.Беляева  и  другие.  По  мнению  этих   исследователей,
  основными   характеристиками   ФСП   являются    общность    семантической
функции  и  разноуровневость  средств  выражения.  Всякое  ФСП   имеет   так
называемый  интегрирующий  стержень,  «смысл»,  который  объединяет   вокруг
 себя  разноуровневые  языковые   элементы:   лексические,   грамматические,
синтактико-парадигматические,    интонационные     и,     пронизывая     их,
подчиняет  единой  коммуникативной  цели.
     Примером   такого   «смысла»   может   служить    сомнение.    Большой
толковый  словарь  дает  следующее   определение   сомнению:   «сомнение   -
неуверенность  в  истинности,  возможности  чего-либо,  отсутствие   твердой
 веры  в  кого-либо,  что-либо»[2,с.1234];   Философский   энциклопедический
словарь:   «сомнение    -    состояние    неуверенности,    нерешительности,
колебания   в   том,   что   следует   считать   истинным   или   правильным
(теоретическое,     нравственное,      религиозное      сомнение)»[8,с.561];
Логический  словарь-справочник:   «сомнение   -   состояние   неуверенности,
когда  требуется  решить  вопрос  об  истинности  или  ложности   того   или
иного  суждения   о   каком-либо   предмете,   явлении»[22,с.561];   Wahrig:
„Zweifel…-  Unsicherheit,  nicht  festes  Wissen,   nicht   fester   Glaube,
inneres  Schwanken“[11,с.1488];  Duden:  „Zweifel…-  Bedenken,   schwankende
 Unsicherheit,  ob  jmdm.,  jmds.  ДuЯerung   zu   glauben   ist,   ob   ein
Vorgehen,  eine  Handlung  richtig   und   gut   ist,   ob   etw.   Gelingen
kann   o.   Д.“[9,с.1245].   Сомнение    является    одним    из    наиболее
повсеместных,  часто  испытываемых  человеком  состояний  в  его   обыденной
  жизни  и  соответственно   оно   неизбежно  должно   объективироваться   в
языке.
     Сомнение  может   быть   описано   в   рамках   определенной   логико-
прагматической   модели,   которая   предполагает   «обязательное    наличие
субъекта,который  предицирует  качество  объекта  по  его   контрастирующему
признаку»(Юровицкая)

                                                             (
      S                               Obj
                                                                       (

     В  приведенной  схеме  субъект  является  носителем  сомнения,  вектор
  «рацио»   соответствует   вербальной   интерпретации   признака   объекта,
находящегося  в  бинарной   оппозиции:   да   ::   нет,   плюс   ::   минус.
«Функциональное    речевое    насыщение    этой    модели    в    конкретных
коммуникативных  актах  может  существовать  как  на   уровне   предложения,
так  и  на  уровне  текста.  В  любом  случае  всегда  очевиден  субъект   -
 носитель  сомнения;  рациональный  предикат  подразумевает  его   отношение
  к   степени   познанности   признака   объекта.   Сам   объект    сомнения
присутствует   в   функции   носителя   признака;    определение    признака
является  эмоционально  значимым  для  субъекта.
        В    качестве    примера    рассмотрим    следующее    предложение,
иллюстрирующее  действие  всех  компонентов  модели  сомнения:  “Das   Leben
 schien  ihm  langweilig  und   ermьdend   zu   sein.”  (“Жизнь   показалась
ему  скучной  и  утомительной”)  [H.G.Wells, " Die  Tьr   in   der   Wand"].
Субъектом  сомнения   в   данном   предложении   является   er   -   главный
герой   “Lionell   Walls”.   Ему    показалось,    но    он    не    уверен,
следовательно,  сомневается,  что  жизнь  стала  скучной   и   утомительной.
Его  сомнения  касаются  качества  жизни  -  качества  объекта.  Он   знает,
 что,  вероятно,  и  до  того,  и  в  момент  речи  жизнь  могла   бы   быть
 веселой  и  необременительной.  Эти  признаки  находятся  в   оппозиции   и
являются   эмоционально   значимыми   для   субъекта.   Предикат    scheinen
является     эксплицитным     средством      выражения      “эпистемической”
(представляющей  познание)  модальности.
      «Всякий   речевой   акт,   функционально   вписывающийся   в   данную
модель,    имеет    иллокутивную     силу     сомнения     независимо     от
эксплицитности  средств  выражения».[33,с.136].
       Все языковые  средства,  реализующие   данную  модель  (лексические,
грамматические,    фонетические),    будут    конституировать     семантико-
функциональное поле  сомнения,  описанию  которого  посвящена  вторая  глава
исследования.

     Выводы к 1 главе:   Категория   модальности   является   универсальной
категорией,   присущей   всем   языкам,   так   как   каждое    высказывание
содержит   в   себе,   по   меньшей   мере,   указание   на   отношение    к
действительности.  В  лингвистической   литературе   принято   рассматривать
категорию  модальности  как   двуахспектную   категорию,   так   как   любое
предложение   (не   только   высказывание,   включенное   в   контекст)   не
только  отражает  объективно   существующую   внеязыковую   реальность,   но
при   этом   содержит   субъективную    оценку    говорящим    отображаемого
события,  поэтому  принято  подразделять  модальность   на   объективную   и
субъективную,   где   первое   -   это   выражение   отношения    содержания
высказывания   к   действительности   с    точки    зрения    реальности   /
ирреальности,   а   второе   -    отношение    говорящего    к    содержанию
высказывания.  Исходя  из  этого  понимания   модальности  можно  считать  ,
что  сомнение  является  одним  из  видов  субъективной  модальности.      В
 нашей  работе  мы,  вслед   за   И.Р.Гальпериным,     будем   рассматривать
модальность   на   уровне   высказывания,   то    есть    в    предложениях,
включенных  в  контекст,  так  как  материал,  на  котором   мы   основываем
нашу   дипломную   работу,   представляет   собой   связные   художественные
тексты,  имеющие  определенные  концепции  и  установки   с   точки   зрения
их  авторов, а  также  действующих  персонажей,  реализующиеся  в  авторской
речи, прямой,несобственно-прямой и внутренних монологах.
     2. Сомнение относится к субъективной (эпистемической)  модальности   и
может быть выражено с помощью логико-прагматической модели:
                                        +

     S ------ ratio--------OBJ

                                                         -

     Все языковые средства, способные выступать в данной модели, составляют
семантико-функциональное поле сомнения.



Глава 2 Способы выражения сомнения в немецком языке


2.1Перфомативный способ выражения сомнения


     Сомнение в немецком языке может быть выражено непосредственно, то есть
с помощью перформативных глаголов, и  косвенно,  то  есть  с  помощью  любых
других средств.
     Перформатив (от лат. performo действую) - тип высказывания, в  котором
слиты воедино обозначение, кодирование некоторого действия и само  действие,
т. е. произнесение такого высказывания и  есть  действие.  К  перформативным
относятся, например, высказывания с глаголами «благодарить»,  «приказывать»,
«обещать» и т. п.; высказывания, эквивалентные действию, поступку.
     Перформативных глаголов в языке довольно много: клянусь, верю, умоляю,
сомневаюсь,   подчеркиваю,   настаиваю,   полагаю,   расцениваю,   назначаю,
намереваюсь, отрицаю, имею в виду
     Перформатив является прямым эксплицитным способом выражения интонации.
     Представляется  правомерным  обратиться,  прежде  всего,  к   наиболее
эксплицитной форме выражения сомнения  и  описать  соответствующее  лексико-
семантическое поле [30,с.40-41]. Ядром этого поля является в немецком  языке
существительное der  Zweifel.  Синонимический  ряд  представлен  в  немецко-
русском синонимическом словаре  следующими  единицами:  der  Zweifel  -  das
Bedenken - der Skrupel.
     Zweifel - сомнение, например:
     In ihr stiegen Zweifel an der Wahrheit seiner Behauptung auf. - У  неё
возникли сомнения в правильности его утверждения.
     Der Zweifel nagte an ihrem Herzen. - Её сердце  терзали  сомнения.  Er
sдte geьbt, durch ein paar hingeworfene  Worte,  MiЯtrauen  und  Zweifel  in
seiner Belegschaft, [ Seghers, „Die Toten“] - Несколькими как  бы  невзначай
брошенными словами он искусно сеял среди рабочих сомнения и недоверие.
     Kein Zweifel,er hatte Feinde.[Dietrich Schwanitz, «Der Zirkel» S.7].
     Kein Zweifel,die Winde  hatten  sie  gedreht.[Dietrich  Schwanitz,«Der
Zirkel» S.94].
     Aber Pfeiffer verfasste ein  Gegengutachten,das  die  Eigenstandigkeit
der Dissertation in Zweifel zog.[Dietrich Schwanitz,”Der Zirkel”S.296].
     Kein  Zweifel,  wenn  sein  Hirn  nicht  von   Alkoholnebeln   umwolkt
war,musste er zu geben,dass er sie anziehend fand.[1,S.40].
     Dann hast Du eines Tages Zweifel,  ob  ich  noch  dem  hohen  Standard
unserer Liebe entspreche.[1,S.439].
     Und es besteht ja wohl kein Zweifel, dass die kulturelle Belebung  des
Campus ganz nach oben auf die Prioritatenliste gehort.[1,S.186].
     Bedenken –синоним слову Zweifel, но выражает не столько  неуверенность
в истинности, правильности чего-либо, сколько некоторую  озабоченность  чем-
либо, опасение; например:
     GroЯe,  ernste  bedenken  haben  (hegen,  tragen)  -  иметь   большие,
серьёзные опасения; сильно, серьёзно сомневаться.
     Bedenken erregen (erwecken) - вызывать сомнения.
     Ich habe noch Bedenken, das zu tun. - У меня ещё есть сомнение, делать
ли это.
     Der Plan stцЯt auf manche Bedenken. - План вызывает некоторые сомнения
(опасения).
     Die Bedenken der Mutter waren nicht stichhaltig, [  Feuchtwanger  „Die
Fьchse“] - Опасения матери были неосновательны.
     Skrupel - сомнения морального порядка  (в  справедливости,  этичности,
собственных поступков и т.п.), угрызения совести; например:
     Ihn plagen (quдlen) Skrupel. - Его мучают угрызения совести.
     Ihm kamen dabei Skrupel. - У него возникли при этом сомнения.
     Harmsjцrg wuЯte, daЯ die Skrupel des  Bruders  mehr  als  affektiertes
Gerede waren... [ Feuchtwanger, „Lautensack“] - Гансйорг знал, что  сомнения
брата - нечто большее, чем жеманная болтовня.
     Dieser ewige Kindskopf mit dem rosigen Gesicht, dieser  Vetter  kannte
keine Skrupel [ Noll, „Werner Holt“]. -  Этот  розовощёкий  вечный  младенец
Феттер просто не знал, что такое угрызения совести.
     Смысл существительного der Zweifel несёт в себе определённую динамику,
в   частности   динамику   мыслительных   процессов,    поэтому    следующая
семантическая  группа   синонимов   представлена   глаголами   (zweifeln   -
bezweifeln - anzweifeln), ядром этой группы является глагол zweifeln.
     Zweifeln  - сомневаться, например:
     An der Richtigkeit seiner Worte zweifeln - сомневаться в  правильности
его слов.
     Am Gelingen des Planes zweifeln -  сомневаться  в  успехе  плана.  Ich
zweifle nicht an dir - я в тебе не сомневаюсь.
     Sie zweifelte nicht daran, daЯ ihr  das  gelingen  werde  [  Weiskopf,
„Lissy“]- Она не сомневалась в том, что ей это удастся.
     Ich zweifelte,manchmal,wofur ich sie halten sollte.[Max Frisch,  «Homo
faber» S.108].
     Rudi legte in die Frage so viel Unglaubigkeit und gab seiner Miene den
Ausdruck einer tiefen  Uberraschtheit,als  wurde  er  bis  dahin  bezweifelt
haben, dass ein Senator uberhaupt ein Organ  besass,mit  dem  er  nachdenken
konnte.[1,S.21].
     bezweifeln - синоним слову zweifeln, но не употребляется по  отношению
к лицам; часто употребляется в книжно-письменной речи; например:
     Die Wahrheit j -s Worten bezweifeln - сомневаться в правдивости  чьих-
то слов.
     Den Nutzen einer Sache bezweifeln - сомневаться в полезности дела.
     Es ist nicht zu bezweifeln - в этом нельзя сомневаться
     Aber je цfter er sie (die Geschichten) hцrte, desto  mehr  bezweifelte
er, daЯ alle auf Wahrheit beruhten [ Kellermann, „Totentanz“] - Но чем  чаще
он их (эти истории) слышал, тем больше он сомневался в их достоверности.
     anzweifeln - синоним слову bezweifeln, но подчёркивает  малую  степень
сомнения или осторожность в выражении сомнения; например:
     Die Glaubwьrgigkeit eines Zeugen anzweifeln  -  ставить  под  сомнение
правдивость показаний свидетеля.
     Die echtheit des Bildes, des  Dokuments  anzweifeln  -  сомневаться  в
подлинности картины, документа.
     Es wird angezweifelt, daЯ ... - выражается сомнение в том, что ...
     Hinter all ihrer Freundlichkeit spьrt  er  Unglauben,  MiЯtrauen.  Sie
zweifelt  seine  Begabung   an,   sein   ganzes   Wesen,   [   Feuchtwanger,
„Lautensack“]. - За всей её ласковостью и дружелюбием он чувствует  неверие,
настороженность. Его дар и он сам вызывают в ней сомнение.
     Представляется  целесообразным  привести  также  семантическую  группу
синонимов представленных прилагательными, ядром этой группы  будет  являться
прилагательное zweifelhaft - сомнительный (вызывающий подозрения).
     zweifelhaft - fragwьrdig - verdдchtig - dubios - suspekt.
     zweifelhaft - например:
     eine ziemlich zweifelhafte Person - это довольно сомнительная личность
     ein Mensch von zweifelhaftem Aussehen, Ruf  -  человек  довольно  таки
сомнительной внешности, репутации  Er  hat  neuerdings  recht  zweifelhaften
Umgang. - У него с недавних пор появилось довольно сомнительное знакомство.
     fragwьrdig - синоним слову zweifelhaft, но  подчёркивает  обманчивость
внешнего  впечатления  (безобидности,  порядочности  и  т.  п.)  того,   что
характеризуется как сомнительное; например:
     eine  fragwьrdige  Sache,  Hilfe  -  сомнительное  дело,  сомнительная
помощь.
     er traf sich mit fragwьrdigen Kumpanen - он встречался с сомнительными
личностями.
     Er verschwieg, daЯ er den Schulbesuch als unsinnig  empfand,  daЯ  ihm
Unterricht und hдusliche Aufgaben von Tag zu  Tag  fragwьrdiger  wurden,  so
fragwьrdig wie sein ganzes Leben [  Noll, „Werner Holt“].  -  Он  умалчивал,
что считал посещение школы бессмысленным,  что  уроки  в  школе  и  домашние
задания казались ему  день  ото  дня  всё  более  сомнительными,  такими  же
сомнительными, как вся его жизнь.
     verdдchtig - подозрительный; например:
     eine verdдchtige Person, Gestalt - подозрительная личность, фигура.
     die Sache kommt mir recht verdдchtig vor - дело мне  кажется  довольно
подозрительным.
     dubios - высокий стиль, синоним слову zweifelhaft, например:
     ein dubioses Unternehmen - сомнительное предприятие
     dubiose Nachrichten - сомнительные сообщения
     dubiose Gestalten tauchten auf- появились сомнительные фигуры
     er  beruft  sich  auf  eine  dubiose  Autoritдt  -  он  ссылается   на
сомнительный авторитет.
     suspekt - синоним слову verdдchtig; высокий стиль; например:
     er scheint mir suspekt - он мне кажется подозрительным.
     sein Vorhaben, der Bericht schien mir suspekt - его план казался  мне,
это сообщение казалось мне подозрительным.
     Итак,  все  слова  из  приведённых  выше  синонимических  рядов  могут
являться непосредственными средствами выражения сомнения в немецком языке.


     2.2 Модальные глаголы как способ выражения  сомнения



     «Модальные глаголы служат наряду, с наклонениями  ведущими  средствами
выражения модальности в немецком языке. Уже  по  своему  основному  значению
они существенно отличаются от других глаголов, передавая четко  ограниченную
группу значений, близких по значениям наклонений, хотя  и  не  тождественных
им. Как и наклонения, модальные глаголы выражают бесспорность,  возможность,
вероятность,  желание,  необходимость,  повеление,  сомнение  и   т.п.,   но
выражают их более дифференцированно. Все эти знания вместе  взятые  образуют
в немецком языке особую категорию - так называемую категорию модальности».
     «Категория модальности - система грамматических значений,  указывающих
на отношение содержание речи к действительности, а иногда на  волеизъявление
говорящего» [23,с. 6].
     «В.В. Виноградов дал развернутое учение о вводных модальных  словах  и
словосочетаниях в русском языке. В  немецком  языке  модальность  выражается
другой системой средств,  характерной  для  немецкого  языка,  его  строя  и
внутренних  законов  его  развития  наряду  с   широко-развитой   категорией
наклонения в  немецком  языке  существует  специфическая  система  модальных
глаголов, обычно употребляющихся в сочетаниях с инфинитивом.
     Модальные глаголы - это система в известной мере служебных (хотя и  не
вспомогательных)  глаголов,   обозначающих   различные   оттенки   модальных
значений.
     В своем основном лексическом значение модальные глаголы еще не  служат
способом передачи модальных отношений. Чтобы передать  модальность,  глаголы
должны утратить свое лексическое значение  и  подвергнуться  переосмыслению.
Но уже в их лексическом значении заложены возможности перехода  в  служебные
слова модальности. В немецком языке, так же как и в русском,  модальность  в
предложении  выражается  не  только  одним   лишь   наклонением,   а   целой
совокупностью средств».
     «Таким образом, в предложении модальность выражается целым  комплексом
средств, взаимно дополняющих друг друга. При этом всё же каждое из  средств,
употребляемых в предложении, не утрачивает до конца  своей  специфики.  Так,
например, модальные глаголы, в каких  бы  сочетаниях  с  другими  средствами
выражения  модальности  они  ни  выступали,  всегда  передают   возможность,
предположение,  приказ,  сомнение  и  т.п.   значительно   конкретнее,   чем
морфологические средства - наклонения. Наклонения в  силу  своей  обобщённой
абстрактной сущности не смогут также конкретно  выражать  различные  оттенки
модальности, как  модальные  глаголы  -элементы  словарного  состава  языка.
Обороты с модальными глаголами, употребляющимися как в индикативе, так  и  в
конъюнктиве, позволяют гораздо  более  точно  передавать  различные  оттенки
модальности, чем конъюнктив» [23,с. 7-8].
     Е. А. Крашенинникова в книге «Модальные глаголы  и  частицы»  выявила,
что модальные глаголы передают различные виды  предположения.  Они  выражают
предположение  более  конкретно  и  дифференцированно,  чем  конъюнктив.   С
помощью  модальных  глаголов  выражаются  тончайшие  оттенки  вероятности  и
сомнения. Автор считает, что все модальные  глаголы,  употребляемые  в  этой
функции, можно систематизировать следующим образом:
     Er muЯ hier gewesen sein. - Я думаю, что он  был  здесь.  Или:  Трудно
себе представить, что его здесь не было. Наверное,  он  был  здесь  (у  меня
есть доказательства, ряд объективных признаков.)
     Er mag hier gewesen sein. - Возможно,   (допустим) что он был здесь.
     Er durfte hier gewesen sein.- Я полагаю, что он был здесь  (я  в  этом
уверен, но вам своего мнения не навязываю).
     Er kann hier gewesen sein. Er konnte hier gewesen sein.- Вероятно,  он
был здесь. (Можно предположить, что он был здесь, но возможно, что его и  не
было).
     Er will hier gewesen sein. - Он говорит, что он был здесь (но я ему не
верю).
     Er soll hier gewesen sein.- Говорят, что он был здесь[14,S.131-132].
     Исследователь  И.  Буша  выделяет  модальные  глаголы   со   значением
предположения:
     «... dьrfen - Wahrscheinlichkeit (=wahrscheinlich)
     Sie dьrfen schon schlafen. = Sie schlafen wahrscheinlich schon,  mцgen
- einrдumende Vermutung (= wohl, schon, vermutlich)
     Sie mцgen sich von frьher kennen. = Sie kennen sich wohl  von  frьher,
kцnnen - UngewiЯheit (= vielleicht)
     Er kann noch auf dem    Sportplatz sein. = Er ist vielleicht  auf  dem
Sportplatz. [33,S.21].


     2.2.1 Модальный глагол kцnnen



     Модальный глагол kцnnen является одним из косвенных способов выражения
сомнения.
     Наряду  с  возможностью  и  пожеланием  глагол  kцnnen  в  современном
немецком языке употребляется в значении предположения.
     Это  значение  глагола  kцnnen  появилось  в  ранненово-верхненемецкий
период.  Оно  свидетельствует  не  только  об  обогащении  значений  глагола
kцnnen, но и о его грамматизации. Если в  значении  возможности,  просьбы  и
пожелания глагол kцnnen относится к сказуемому, то в значении  предположения
оно относится к содержанию всего предложения и тем самым  приобретает  новую
грамматическую  функцию.  В  русском  языке  аналогичную  функцию  выполняют
грамматизованные  вводные   слова:   «возможно»,   «вероятно»,   «думается»,
модальное словосочетание «может быть»    и т. д.
     В значении предположения глагол kцnnen употребляется как с инфинитивом
I,  так  и  с  инфинитивом  II,  а  также  в   устойчивом   выражении   kann
sein—возможно.
     Между глаголом kцnnen с инфинитивом I и с инфинитивом II существует не
модальное, а временное различие. Глагол  kцnnen  с  инфинитивом  I  выражает
предположение в настоящем времени:
     Er kann auch Schriftsteller sein.—Возможно, что он писатель (а,  может
быть, и нет).
     Er kann hier sein. — Возможно, что он здесь (а, может быть, и нет).
     Предположение  с  инфинитивом  I  совпадает  по   форме   с   основньм
употреблением глагола kцnnen в значении возможности. В этих случаях  в  роли
смыслоразличителя выступают контекст и ударение.
      Контекст указывает, как следует перевести глагол kцnnen в этой  форме
в разных случаях.
     Er kann hier sein— 1)  Он  может  быть  здесь  (возможность).  2)  Он,
вероятно, здесь (предположение).
     Er kann ein ausgezeichneter Geiger gewesen sein.—  Он  был,  вероятно,
прекрасным скрипачом.
     Er kann hier gewesen sein.—Возможно, что он был, здесь (но,  возможно,
что его и не было).
     Dann dachte er wieder: Es kann ja doch ein Spitzel gewesen sein.
     [A. Seghers,“ Das siebte Kreuz“] —Потом он опять  подумал:  ведь  это,
возможно, был шпик.
     „Er kann nichts gespьrt haben.“ [B.  Brecht,  „Die  Gewehre  von  Frau
Carrar“] —Может быть, он ничего не почувствовал.
     Модальные глаголы  kцnnen  в  значении  предположения  переводится  на
русский язык модальными словами и словосочетаниями: «возможно»,  «вероятно»,
«наверное»,  «верно»,  «очень  возможно»,  «может  быть»,  а   также,   хотя
значительно реже, глаголом «мочь» в разных формах [23,c. 28-30].


     2.2.2 Модальный глагол mцgen



     Модальный глагол  mцgen  также  может  выразить  значение  сомнения  и
является одним из косвенных способов выражения сомнения в немецком языке.

     Предположение или нерешительное высказывание могут также выражаться  с
помощью глагола mцgen с инфинитивом другого глагола. Например:
     Er mag krank sein.—Возможно, что он болен.
     Da mцgen Sie wieder recht haben. [W. Вгedel, „Die Sцhne“] -  Наверное,
вы опять правы.
     Глагол  mцgen  в  форме  индикатива,   как   правило,   сопровождается
утвердительной интонацией, подчеркивающей значение возможности:
     „Es mag sein, daЯ ich mich gelegentlich, so ausgedruckt  habe“,  sagte
er. [Th. Mann,“ Zauberberg“] —Возможно, что  я  случайно  так  выразился,  -
сказал он.
     В сочетании с инфинитивом другого глагола глагол mцgen иногда выражает
предположение с оттенком допущения:
     Ihr Talent mochte nicht  groЯ  genug  sein...  [Th.  Mann,“  Lotte  in
Weimar“] —-Возможно, что её талант был не так уж велик...
     Герман Пауль  называет  значения,  выражаемые  в  аналогичных  случаях
глаголом mцgen, термином «ungefдhre Schдtzungen». Он показывает, что  глагол
mцgen в этой функции может дополняться еще и частицами etwa и gegen.  Герман
Пауль приводит примеры:
     „Er mag etwa 40 Jahre alt sein; es  mochten  etwa  100  Leute  zugegen
sein;  es  mochte  gegen  3  Uhr  sein.“  (ему  могло  быть  около  40  лет;
присутствовали около 100 человек;  было  около  3-х  часов)  .»Предположение
носит здесь часто характер допущения» [3,S. 144-145].
     «Иногда, — пишет далее Г.  Пауль,  —  нерешительные  (приблизительные)
высказывания   могут   быть   выражены   в   форме   Konjunktiv    Prдterit:

     „das mцchte noch angehen“ и тогда  они  почти  уже  не  отличаются  от
выражения „das, ginge noch an“. (Это, пожалуй, сойдет.)
     Употребляясь с инфинитивом II, глагол  mцgen  выражает  предположение,
относящееся к прошлому:
     Er mag hier gewesen sein—Возможно, он был здесь.
     ...sie gebrauchte die Anredeform, die  noch  in  ihrer  Jugend  ьblich
gewesen sein mochte... [Th. Mann,“ Lotte in Weimar“] -  Она  употребляла  ту
форму обращения, которая, очевидно, была принята во времена ее молодости.
     In ihrer Jugend mochte sie reizvoller gewesen sein, als die Tochter es
heute noch war. [Th. Mann,“ Lotte  in  Weimar“]—Очевидно,  в  молодости  она
была более прелестна, чем её дочь сейчас [23,S. 53-54].


     2.2.3 Модальный глагол sollen



     Модальный  глагол  sollen  является  одним  из  наиболее   употребимых
косвенных способов выражения сомнения.
     В системе значений глагола sollen большое место занимает предположение
с оттенком сомнения или недоумения. В этом значении глагол sollen  выступает
в вопросительных  предложениях  с  отрицанием.  Здесь  глагол  sollen  имеет
значительную  степень  грамматизации.  На   русский   язык   эти   выражения
переводятся при  помощи  вопросительных  частиц  «ли»,  «неужели»,  «разве».
Например:
     „Sollten wir  wirklich  einen  Bedienten  nicht  erschwingen  kцnnen?“
fragte die  Konsulin  lдchelnd,  indem  sie  ihren  Gatten  mit  seitenwarts
geneigtem Kopfe  anblickte“[Th.Mann,“  Buddenbrooks“]—  Неужели  нам  не  по
средствам был бы один  лакей?  -  спросила  с  улыбкой  консулыпа,  наклонив
голову и бросив взгляд на мужа. (Неужели нам не по  средствам?  Я  думаю,  я
полагаю, что это не так.)
     Hardekopf war vollkommen ьberrascht. Sollte es mцglich sein?
     [W. Bredel,“ Verwandte  und  Bekannte“]  —  Хардекопф  был  совершенно
изумлен. Неужели это возможно? [23,S. 80-81].


     2.2.4 Модальный глагол wollen



     Модальный глагол wollen также является одним из употребимых  косвенных
способов выражения сомнения в немецком языке.
     От основного значения глагола wollen «хотеть», «желать» в  современном
немецком языке отпочковалось значение сомнения или ссылки  на  чужое  ложное
утверждение.  Это  сомнение  говорящего   выражается   глаголом   wollen   +
инфинитив.
     Первоначально глагол wollen +  инфинитив  указывал  лишь  на  то,  что
говорящий как бы снимает с себя ответственность за правдивость  передаваемых
слов. Таким образом, глагол wollen +  инфинитив  заменял  в  известной  мере
кавычки.
     Например:
     Die Frau will das nicht gewuЯt haben. - Женщина утверждает, что  якобы
она этого не знает (не знала).
     Er will dieses Haus nie gesehen haben. - Он утверждает, что  он  будто
бы никогда не видел этого дома.
     Sie will es ihrem Sohn geraten haben.  -  Она  утверждает,  что  якобы
посоветовала это своему сыну.
     Spдter wollte Frдulein Klappsch, die zum Zahlengerufen war,  doch  ein
Papier gasehen haben, das von allen  drei  unterschrieben  war.  [H.  Mann,“
Untertan“]  -  Но  потом  фрейлейн  Клаппш,  которую  позвали  для  расчета,
уверяла, что якобы видела какую-то бумагу, подписанную всеми тремя.
     Чаще всего глагол wollen в этом значении выступает с инфинитивом II.
     Diesmal ward Diederich durch Emmi gerettet, denn Emmi,  unterstьtztvon
Herrn von Brietzen, mit dem sie geraduzuauf vertrautem FuЯ zu stehen  sehen,
griff  gewandt  in  das   Pferdegesprдch   ein,   gebrauchte   fachmдnnische
Ausdrьcke, ja, schreckte nicht davor  zurьck,  von  Ritten  ins  Gelдnde  zu
phansieren, die sie auf dem Gut einer Tante unternommen haben wollte.  -  На
этот раз Дидериха спасла Эмми: поддерживаемая фон Бриценом, с  которым  она,
казалось, была на дружеской ноге, она ловко вмешалась в  разговор,  щеголяла
специальными выражениями и даже  с  увлечением  импровизировала  рассказы  о
поездках верхом, которые как будто бы совершала в имении у тетки.
     Die mьssen doch was gamerkt haben, die hier im Vorderhaus. Die  Wollen
nur nicht gemerkt haben. [H. Fallada,“ Jeder stirbt fьr sich allein“] -  Уж,
наверное, здесь, в переднем корпусе, кое-что  заметили.  Они  только  делают
вид, что якобы не заметили.
     Глагол  wollen  с  инфинитивом   II   выражает   подлежащее   сомнению
утверждение,  относящееся  к  прошлому.  Сомнение,  связанное  с   настоящим
временем, выражает глагол wollen с инфинитивом I.
     С помощью глагола wollen выражается наше сомнение в  том,  в  чем  нас
хотели бы убедить. В этом значении сильно  грамматизуется,  утрачивает  свое
основное значение. При этом, однако, глагол  wollen  не  перестает  выражать
модальность. В отличие от  других  случаев  употребления,  глагол  wollen  в
значении сомнения относится не  к  сказуемому,  а  ко  всему  предложению  в
целом.
     Особый характер имеет употребление формы wollen в 1-м лице + инфинитив
II. Здесь глагол wollen выполняет определенную стилистическую функцию:
     Ich will nichts gesehen haben. - Будем считать, что я ничего не видел.
(Я все видел, но я не хочу, чтобы кто-нибудь об этом знал.)
     Macht, was ihr wollt, ich will nichts gehцrt  haben.  -  Делайте,  что
хотите, я ничего не слыхала. ( будем  считать,  что  я  ничего  не  слыхала)
[23,S. 67-68].


           2.3 Модальные частицы как способ выражения сомнения



     Способ выражения сомнения с помощью модальных частиц является наиболее
употребимым в разговорной речи.
     Выражением эмоций и субъективного отношения к содержанию  высказывания
и к собеседнику служат и лексические средства,  в  частности,  особый  класс
слов - модальные частицы.
     Интерес современной лингвистики модальным частицам немецкого языка  не
случаен: ни один язык (кроме русского)  не  обладает  такой  богатой,  такой
разветвленной системой модальных частиц, как  немецкий.  Их  употребление  в
диалоге обязательно. Они передают тончайшие оттенки  смысла,  сообщают  речи
эмоциональную   окраску,   живость,   гибкость   и   неповторимый    колорит
естественного  общения  между  собеседниками.  Модальные  частицы   называют
словами-приправами (Wьrzwцrter) и характеризуют  их  функцию  в  разговорной
речи следующим образом: «Это, так  сказать,  мимика  говорящего,  переданная
средствами языка».
     Немецкая обиходно-разговорная речь  немыслима  без  модальных  частиц.
Чтобы убедиться в этом, достаточно взять любое  произведение  художественной
литературы, где автор  передает  диалогическую  речь,  например,  романы  А.
Зегерс, Д. Нолля, Э.М. Ремарка, Б. Келлермана, Г. Фаллады.  Почти  в  каждой
реплике  их  персонажи  употребляют  модальные  частицы,  что  с  абсолютной
точностью отражает действительную картину немецкой диалогической речи.
     Иностранцы, не употребляющие модальных частиц в своей речи,  сразу  же
выдают себя этой особенностью, если даже во всем остальном их немецкий  язык
безупречен. Разговорная речь без модальных частиц воспринимается  носителями
немецкого языка как сухая, нелюбезная, излишне категоричная.
     Модальные частицы можно встретить  и  в  языке  газеты,  и  в  научных
трудах, и в авторской  речи  художественного  произведения,  но  их  процент
здесь невелик.  Они  довольно  редки  в  монологической  речи  (например,  в
докладе), где говорящий хотя и обращается к публике,  но  обращается  как  к
слушателям, а не как к  собеседникам.  Необходительными  и  употребительными
модальные частицы являются во всех тех случаях, когда говорящий видит  перед
собой конкретного собеседника  и  заинтересован  в  живом,  непосредственном
общение с ним.
     Владение   немецкой   разговорной   речью   обязательно   предполагает
правильное  употребление  модальных  частиц.  Однако  методические  пособия,
грамматики и учебники немецкого языка уделяют мало  внимания  этому  важному
аспекту лексики. Дело в том,  что  модальные  частицы  сравнительно  недавно
стали объектом исследования - лишь во второй половине нашего столетия. А  до
тех пор  немецкие  стилисты  даже  предостерегали  от  употребления  в  речи
частиц, считая, что они только засоряют язык. Это  нашло  свое  отражение  в
тогдашней  терминологии:  частицы  именовались  Flickwцrter-«слова-заплаты»,
Flickwortег-«слова-заполнители».
     И  хотя  в  настоящее  время  отношение  к  модальным  частицам  резко
изменилось, но не все еще проблемы можно считать решенными, что  и  вызывает
необходимость ближе познакомиться с этим разделом лексики [29, c.3-4].
     Употребление частиц позволяет экономить языковые средства.  Анализируя
фактический материал, Н. А. Торопова пришла к выводу,  что  «каждая  частица
обладает своим значением, которое  содержательно  отражает  отношения  между
соотносимыми  однородными  понятиями»  [30,c.33].По  классификации   В.   В.
Виноградовой  модальные  частицы  в  зависимости  от  значения  и   роли   в
предложении можно подразделить на следующие группы:
     1)Модально-усилительные(doch,denn,schon,nun,(ein)mal).
     2)Модально-ограничительные(ja,bloss,nur)
     3)Модальные в собственном смысле слова(etwa)
     Самые распространенные,  которые  усиливают  модальность  предложения,
сохраняя при этом некоторые  оттенки  своих  лексических  значений-модально-
усилительные.
     По классификации В.М. Пророковой модальные частицы составляют одну  из
трёх групп частиц с лексическими функциями. Они относятся  не  к  отдельному
слову или словосочетанию, а ко всему   предложению в целом.
      В  предложении  они  играют  большую  коммуникативную  роль,  сообщая
высказыванию,  различные  оттенки  субъективной  модальности:  говорящий  не
только информирует своего собеседника о чём-то, но и  одновременно  выражает
своё отношение к сказанному и  к  собеседнику.  Модальные  частицы  помогают
понять цели и намерения  говорящего,  его  эмоциональную  оценку  содержания
высказывания.
                                             Его   ожидания,   которые    он
связывает со своим партнёром по коммуникации.
     Модальные    частицы    выявляют     прагматическую     направленность
высказывания. Модальная  частица  wohl  в  повествовательном  (как  правило,
восклицательном)  предложении  может  указывать  на  то,  что   высказывание
следует понимать как требование, побуждение.
     Wirst du auch dafьr Zeit haben?
     Ich fuhle mich nicht wohl, wenn  unrasiert,  nicht  wegen  der  Leute,
sondern meinetwegen.[2,S.27].
     „Ware wohl besser“ stimmte Daniel zu.[1,S.148].
     Da sollte dann wohl die Kommanikation stattfinden.[1,S.40].
     Er wolle doch wohl nicht schon gehen.[1,S.163].
     Частица auch указывает, что говорящий испытывает сомнения и,  опасения
и ждёт, что его собеседник их рассеет. Обычным ответом на  подобные  вопросы
являются уверения в том, что всё в порядке, что беспокоиться не о чем.  [29,
c.8-9].
     К модальным частицам, выражающим чистое  сомнение,  относятся  частицы
eigentlich, denn, doch.
     Eigentlich mussten sie schon fertig sein. [1,S.108].
     Was schrieb er hier eigentlich. [1,S.146].
     Eigentlich war er ja eine Familienkutsche und fur einen Single viel zu
gross. [1,S.151].
     Was haben Sie eigentlich studiert? [1,S.161].
     Nun,eigentlich  hatten   sie   an   die   Sanierung   aller   Fassaden
gedacht.[1,S.226].
     Ich  hatte  eigentlich  eine  ganz  riesige  Bitte,  aber  ich   weiss
nicht.[1,S.242].
     Der Arzt hat mir gesagt, sie hort vielleicht doch etwas.[1,S.166].
     Ich habe mich schon oft gefragt, was die Leute eigentlich meinen, wenn
sie von Erlebniss reden.[2,S.24].
     Eigentlich bewegte sich nur die  Sonne-Gelegentlich  ein  Frachter  am
Horizont.[2,S.71].
     Warum  es  mit  Joachim  nicht  gegangen  war,  sagte  sie  eigentlich
nicht.[2,S.139].
     Nun, das mussten sie eigentlich diejenigen fragen, die  den  Ausschuss
eingesetzt haben.[2,S.179].
     Und deshalb musste er sich aus  Rudinskis  grollenden  Anschuldigungen
muhsam zusammenreimen, worum es eigentlich ging.[1,S.135].
     Ein alter Mann klagt: „Mich braucht ja keiner  mehr.“  Er  weiЯ  nicht
mehr, wofьr er eigentlich noch auf der Welt ist.
     Als ihn eine Dame aus dem Nebenhaus anspricht und fragt,  ob  er  denn
nicht auch mal an einer Busfahrt fьr Senioren  teilnehmen  wolle,  meint  er
nur:“ Das wьrde ich ja gern, aber ich kann das doch  nicht  mehr  in  meinem
Alter“[37,S. 32].
     Peter behauptet, im Winter von 1979 auf 1980 habe es kaum geschneit.
     Stimmt denn das? (Stimmt das denn?)  [37,S. 27].
     Herr: Sagen Sie mal, was war denn das da drauЯen vor der Tьr?
     Dame: Das war ein Hund.
     Herr: Das war ja ein schцner weiЯer Hund.
     Dame: Das ist mein Hund.
     Herr: Miaut er denn manchmal?
     Dame: Aber mein Herr, ein Hund miaut doch nicht!
     Herr:  Das  weiЯ  ich  doch  nicht;  ich  habe  ihn   ja   eben   erst
kennengelernt.
     Dame: Ich halte ihn der Diebe wegen.
     Herr: Haben Sie denn Diebe?
     Dame: Nein, ich habe keine. Seit ich einen Hund halte,  gibt  es  hier
uch keine Diebe mehr.
     Herr: Dann brauchen Sie doch auch keinen Hund mehr.
     Dame: Ich habe mich so an das Tier gewцhnt
     Herr: Er ist ja wohl noch sehr jung!
     Dame: Nein, der Hund ist schon alt...“[37,S. 35-37].

     2.4 Модальные слова как способ выражения сомнения


     Способ выражения сомнения с помощью модальных слов не менее частотен и
употребим в немецком языке.
     Благодаря своему  ярко  выраженному  лексическому  значению  модальные
слова  тоньше,  чем  модальные  глаголы,   передают   всю   гамму   оттенков
предположения.  Кроме  того,  они  могут  относить  предположение   в   план
будущего, в то время как модальные глаголы этой способностью не обладают.  В
макроконтексте  часто   присутствуют   предложения,   содержащие   модальные
слова,     показывающие     нарастание      или      ослабление      степени
вероятности:
     Liebte er Barbara? Sicher liebte er sie. Wahrscheinlich hatte  er  sie
heiraten wollen;  vielleicht  hatte  es  schon  vor  Jahren  eine  kindliche
Verlobung gegeben zwischen ihm und ihr. [ Kl. Mann, " Mephisto"]
     Модальная шкала по степени убывания вероятности
      (средства выражения предположения)
      mьssen+Inf. I, П. sicherlich, offenbar ...
      anscheinend, allem Anschein nach ...
      Futuruni I, II: hцchst wahrscheinlich, wohl...
      dьrfen (dьrfte) + Inf. I, II, wahrscheinlich ...
      wohl mцglich, vermutlich ...
      kцnnen, mцgen + Inf. I, II; mцglich ...
      vielleicht...
      ungewiЯ, unsicher
      zweifelhaft, frаglich ...[12,c. 105 - 106].
     Модальные слова, модальные синтаксические группы и  вводные  модальные
предложения  дополняют  общую  модальную  характеристику  предложения.   Они
вводятся в предложения, как правило, предикативным  глаголом,  но  относятся
не только к  глаголу,  а  ко  всему  предложению  в  целом,  непосредственно
связаны же они с глаголом постольку, поскольку глагол  является  в  немецком
языке главным структурным средством предложения.
     Модальное вводное предложение, т. е. предложение, дающее ту  или  иную
оценку  реальности  процесса,  выраженного  в  другом   предложении,   может
выступать даже в  форме  главного  предложения,  от  которого  грамматически
зависит семантически  основное  предложение.  Таковы,  например  предложения
типа:
                                                                  Es     ist
zweifellos, daЯ ...
        Такое  модальное  предложение  грамматически   господствующее   над
семантически основным предложением, может получать  и  эллиптическую  форму,
соприкасающуюся с назывным  оценочным  предложением,  например:  Vielleicht,
daЯ wir der Schwester dort begegnen (F. Schiller).
     Давая оценку реальности процесса, выраженного в предложении, модальные
слова обладают, подчёркнуто динамическим,  в  известной  мере  предикативным
характером. Они легко выступают в качестве заместителей  целых  предложений,
особенно в диалоге, когда вещественное содержание  предложения  уже  дано  в
контексте  и  основной  задачей  данного  предложения   является   выражение
определённой  оценки  реальности  этого  содержания...  например:   Ist   er
verreist? *- Mцglicherweise.
     Модальные слова, а также обороты с модальным значением можно разделить
на несколько групп по семантическому  признаку.  В  классификации  модальных
слов [2,c.152]. Согласно классификации В. А. Гуревича модальные слова  можно
разделить                на                следующие                 группы:



     1)Модальные слова, выражающие уверенность путем подтверждения.
     а) модальные  слова,  выражающие  собственное  подтверждение-bestimmt,
durchhaus.
     б)  модальные  слова,   выражающие   подтверждение   с   одновременным
выражением уступительности-allerdings, freilich.
     в) модальные слова, выражающие подтверждение со значительным  оттенком
предложения, основанного на внешних, видимых данных-offenbar, offenkundig.
     2)Модальные слова, выражающие предположение, неуверенность,  сомнение-
scheinbar,angeblich, vorgeblich,  hoffentlich,  vermutlich,  wahrscheinlich,
mutmasslich,  etwa,  moglich,  womoglich,  moglicherweise,   moglichenfalls,
vielleicht, wohl, kaum, schwerlich.
     3)Модальные слова, выражающие уверенность путем отрицания-keinesfalls,
keineswegs, mitnichten.
     Wahrscheinlich hat er sich verhort.  Vielleicht  hat  er  “Liebe”  mit
“Hiebe” verwechselt. [1,S.347].
     Der arme Kollege Pfeiffer wohnt noch immer im Gastehaus,  da,  wo  sie
wahrscheinlich auch untergebracht sind? [1,S.310].
     Ich habe sie  wahrscheinlich  mehr  geliebt  als  je  einen  Menschen.
[1,S.291].
     Wahrscheinlich mehr; antwortete Bernstorf ruhig. [1,S.125].
     Der will wahrscheinlich, dass ich Jude werde. [1,S.11].
     Ohne  seine  verfluchte  Bemerkung   uber   die   Graffiti   ware   es
wahrscheinlich gar nich dazu gekommen. [1,S.64].
     Vielleicht hat er darum immerzu gelacht. [2,S.104].
     Vielleicht war er wirklich ihr Freund. [2,S.81].
     Vielleicht ware es Hanna auch lieber gewesen. [2,S.131].
     Ich stand mit nacktem Oberkorper; vielleicht drum. [2,S.150].
     Vielleicht haben Sie es sogar veranlasst. [1,S.417].
     Vielleicht war es  ja  nicht  eine  Frage  von  Goi  oder  nicht  Goi;
Vielleicht war es ja nur schlichter Sexualneid .[1,S.413].
     Vielleicht konnten auch Sie mir ja weiterhelfen. [1,S.411].
     Vielleicht mit seinem alten Fuhrungsoffizier? [1,S.402].
     Vielleicht habt ihr ihn  deshalb  in  eurer  Staatswappen  ubernommen.
[1,S.377].
     Vielleicht konnen Sie von uns lernen, obwohl ich nicht  wusste,  was-,
aber wir konnen sicher von Ihnen lernen.[1,S.342].
     Vielleicht sass dort druben sein Schicksal und Hannah hatte ihn zu ihr
gefuhrt. [1,S.236].
     Aber vielleicht haben Sie recht. Vielleicht ist es besser, wir  finden
das Geld in Ihrem eigenen Sparpotential. [1,S.187].
     Vielleicht gehe ich mal zu dem Steinert. [1,S.162].
     Vielleicht das Buchlein uber Engel? [1,S.156].
     Vielleicht haben Sie die Tifel schon einmal gehort,  Jesus,  Mann  der
Frauen. [1,S.143].
     Ich prufe doch nur, ob da  vielleicht  eine  qualifizierte  Bewerberin
ubergangen wurde.[1,S.115].
     Das macht sie vielleicht weniger misstrauisch.  Aber  befragen  mussen
Sie sie selbst. [1,S.113].
     “Sch, sch, sch, vielleicht stellt er sich nur  schlafend”,  fleisterte
Schmale. [1,S.95].
     Vielleicht auch traumen, traumen von einer langen Reise in  ein  Land,
aus dem kein Mensch zuruckkehrt. [1,S.92].
     Vielleicht war das die List der Liebe, die wir bisher ignoriert haben.
[1,S.91].
     Vielleicht liessen sich  so  die  Damonen  des  Schmerzes  uberlisten.
[1,S.7].
     Sollen wir uns morgen wieder hier treffen,  vielleicht  etwas  spater.
[1,S.267].
     Aber vielleicht konnte er  mit  seinen  merkwurdigen  Hannah-Obsession
Frau Wagners Vertrauen gewinnen. [1,S.113].
     Ein Gesprach war kaum moglich; ich habe nicht mehr gewusst,  dass  ein
Mensch so jung sein kann. [2,S.73].
     “Paris”, sagte er “dann vermutlich weiter, denn ein paar Jahre  spater
waren wir ja auch in Paris”. [2,S.32].
     Ich versuchte, sein rosiges Gesicht zu vergessen, war mir gelang,  und
schlief etwa sechs Stunden, uberarbeitet wie ich war-kaum war  ich  erwacht,
ging er mir wieder auf die Nerven. [2,S.8].



     2.5 Фразеологизмы и фразеологические структуры  как  способ  выражения
сомнения



     Лексические     средства     также     могут     выразить     значение
предположения/сомнения. Далее следует набор разнообразных  фразеологизмов  и
фразеологических  структур,  которые  предоставляют  возможность  говорящему
выразить своё отношение к высказыванию с точки зрения  степени  вероятности,
одновременно  они  служат  отличительными   чертами   содержания   различных
оттенков модальной категории предположения / сомнения.
     es durchaus fьr mцglich ...
     Ich halte es nicht fьr ausgeschlossen ...
     Es ist denkbar...
     Es Ich halte es fьr (durchaus) mцglich ...
     Ich halte ist mцglich...
     Ich glaube...
     Es spricht vieles dafьr ...
     Ich nehme stark an ...
     Es sieht so aus, als ob ...
     Alles spricht dafьr...
     Ich habe den Eindruck ...
     Ich bin gar nicht sicher ...
      Nach meiner Ansicht (Meinung)...
      Dem Anschein nach...
                                                  Ich zweifle daran...
     Ich mцchte bezweifein, daЯ ...
     Ich bin (nicht) davon ьberzeugt, daЯ...
     Ich bin nicht ganz davon ьberzeugt...
     Es ist zu bezweifeln ...
     Es ist die Frage, ob ...
     Es scheint mir (fraglich), daЯ (ob)...
     Ich mцchte doch bezweifeln, ob ...
     Ich mцchte offenlassen, ob ...
     Meines Erachtens mьЯte noch geklдrt werden, ob ...
     Ich habe (doch) gewisse Zweifel daran, daЯ ...
     Ich bin ganz und gar nicht (davon) ьberzeugt...
     Ich habe die stдrksten Zweifel (daran), daЯ...
     Ich zweifle ganz entschieden daran, daЯ...
     Ich bezweifle sehr (ganz entschieden), daЯ ...
     Ich bezweifle durchaus, daЯ...
     Ich bezweifle auf jeden Fall, daЯ ... [34,S. 69]
      zweifelhaft, in Zweifel stellen (ziehen), im Zweifel ьber  etw.  sein,
      Zweifel hegen, Bedenken tragen, zweifelerregend sein.



     2.6  Вопросительные  предложения  и  интонация  сомнения  как   способ
выражения сомнения



     Вопросительные  предложения,  сопровождающиеся  интонацией   сомнения,
также  могут  выразить  значение  сомнения/предположения/  неуверенности   в
высказывании.
     Существуют  вопросительные  предложения,  которые   не   нуждаются   в
дополнительной  интонации,  семантически  они  уже  несут  в  себе   оттенок
сомнения, например: «Stimmt das?», „Ist es wahr?“  Но  в  остальных  случаях
интонация несет на себе решающую роль.
     Модальные оттенки вопросов  можно  разделить  по  степени  уверенности
спрашивающего в предположительном  ответе  (от  маловероятного  до  сильного
предположения   противоположного).   Степень   уверенности   говорящего    в
противоположном   ответе   соотнесена    с    эмоциональной    насыщенностью
высказывания:  сомнение,  удивление  и  др.  Чем   сильнее   уверенность   в
противоположном ответе,  тем  более  эмоциональным  является  вопросительное
высказывание.
     Nun, nach Dorf fдhrst du?
     Nach Dorf.
     Hast du denn ein Dorf?
     (предположительный вопрос с оттенком сомнения)
     Вопросительные  предложения  делятся  на  две  группы:  вопросительные
предложения, требующие лишь оценки реальности выраженного в  них  содержания
(оценочные    вопросительные     предложения     -Entscheidungsfragen)     и
вопросительные предложения, требующие в  ответе  дополнительное  определение
своего    семантического    содержания    (определительные    вопросительные
предложения - Bestimmungsfragen) [2,c. 191].  В  данной  части  мы  коснёмся
лишь первой группы вопросительных предложений.
     Характерной особенностью разговорной речи является ее эмоциональность.
Обмениваясь репликами, собеседники  выражают  свое  отношение  к  тому,  что
говорят они сами и что слышат  от  других  участников  разговора.  Во  время
беседы  говорящие  обычно  не  ограничиваются   требованием   информации   и
сообщением  ее.  Каждый  стремится,   кроме   того,   как-то   повлиять   на
собеседника, передать ему свои чувства и настроение, побудить его  к  каким-
то действиям, вызывать у него желаемую реакцию.
     Средством достижения этих целей являются в первую очередь интонация. В
зависимости от содержания высказывания, от намерений говорящих их  интонация
выражает радость, удивление,  сомнение,  раздражение  и  другие  эмоции.  Не
последнюю  роль  играют  в  разговоре  выражение  лица,  мимика   и   жесты:
собеседники улыбаются друг другу, кивают или качают головой, опускают  глаза
и т.п.[17,c. 3].
     Интонация (от лат.  intono  -  громко  произношу)  -  1)  совокупность
просодических   элементов   речи,   таких,   как   мелодика,   ритм,   темп,
интенсивность,  акцентный  строй,  тембр   и   др.   Интонация   фонетически
организует  речь,  является  средством  выражения  различных  синтаксических
значений  и  категорий,  а  также  экспрессивной  и  эмоциональной   окраски
[6,c.454].  Отсюда  следует,  что  с  помощью  интонации  любая  фраза,   не
содержащая  конкретных  средств  выражения  сомнения,  но  произнесённая   с
оттенком сомнения, предположения или возможности, будет  восприниматься  как
сомнение. Например: «Siehst du den Vater?» Этот вопрос  в  речи  может  быть
произнесён с разными интонациями:
как запрос информации (Видишь ли ты отца?)
с логическим ударением на слове „Vater“ (Ты видишь отца или

кого-то другого?)
с логическим ударением на глаголе „siehst“ (Ты видишь отца

или, предположим, слышишь его?)
     В последнем случае вопрос может быть произнесен с  оттенком  сомнения,
когда говорящий сильно сомневается, видит ли его собеседник отца,  и  скорей
неуверен, что тот его видит.
     Ушаков определяет  интонацию  следующим  образом:  «Интонация  (латин.
intonatio).
Ритмико-мелодический строй речи, зависящий от повышения и

понижения тона при  произнесении  (лингв.).  Вопросительная,

восклицательная, повествовательная интонация.
тон,   манера   произношения,   выговор,   выражающие   чувство,

отношение  говорящего  к предмету речи  (книжн.)     Важным

оказывается   второе    значение    этого    определения,   которое

наталкивает     на     сравнение     определения     интонации     с

определением модальности.
     Модальность - категория, выражающая разные виды отношения высказывания
к  действительности,  а  интонация  -  внеязыковое  средство,  служащее  для
выражения различных оттенков отношения к действительности  (в  том  числе  и
сомнения).   Следует    заключить,    что    интонация    является    важным
экстралингвистическим компонентом модальных (и не только) высказываний
     Немецкий лингвист  М.  Куммер  также  выделяет  значение  интонации  в
процессе коммуникации на материале модальных частиц. Он говорит о  том,  что
выражения с модальными частицами  часто  произносятся  с  сильнодинамической
интонацией.  Интонация,   акцентирование   и   модальные   частицы   усиляют
воздействие   высказывания.   Чтобы   избежать   непонимания   в    процессе
коммуникации, интонация и её контуры для обозначения  речевого  акта  должны
быть подчинены и соразмерены[38,c.  11].  Интонация  является  также  важным
фактором при определении отношения говорящего к собеседнику  или  к  третьим
лицам, хотя оценка этого отношения может быть однозначной только  исходя  из
контекста [38,c. 12].
     Следовательно,  интонацию  можно  считать  вспомогательным  средством,
благодаря которому  достигается  максимальный  эффект  воздействия  способов
выражения сомнения в немецком языке.


     Выводы ко 2 главе: На основе оригинальных текстов нами было отобрано и
проанализировано 500 примеров иллюстрирующих способы  выражения  сомнения  в
немецком языке. Нами было установлено, что все  способы  выражения  сомнения
разнообразны и могут употребляться в различных типах речи:  авторской  речи,
несобственно-прямой речи, прямой речи, внутреннем монологе.


На основе методов статистической обработки, сплошной выборки мы пришли к
выводу, что к основным способам выражения сомнения  относятся
перфомативные глаголы, модальные глаголы, модальные слова, модальные
частицы, фразеологизмы и фразеологические структуры.      Как показал
анализ, что процентное соотношение


модальных слов составляет- 20,5%;


модальных частиц-11,05%;


перфомативных глаголов-5,2%;


модальных глаголов-4,55%.


Таким образом, наиболее частотным способом выражения сомнения является
модальные слова и модальные частицы.



     Заключение


     Несмотря  на  то,  что  лингвистика   за   последнее   время   успешно
развивается,  многие  её  вопросы  в  немецком   языке   не   получили   ещё
однозначного решения. Не удивительно, что  и  вопрос  выражения  сомнения  в
немецкой лингвистике на сегодняшний день остаётся неосвещенным.
     В данной работе мы исследовали всевозможные способы выражения сомнения
в немецком языке
     Мы пришли к  выводу,  что  в  немецком  языке  существует  достаточное
количество   способов   выражения   сомнения.   Их   можно   разделить    на
семантические, лексические и грамматические.
     Сомнение  можно  выразить  как   непосредственно,   т.е.   с   помощью
перформативных   глаголов   и   других   частей    речи    (существительных,
прилагательных), так и с помощью других языковых и  внеязыковых  средств  (к
внеязыковым средствам, например, относится интонация, которая  порой  играет
немаловажную роль при выражении сомнения).
     Анализ литературы показал,  что  не  все  способы  выражения  сомнения
являются  одинаково  употребимыми.  Так  в  исследуемых   текстах   наиболее
частотными являются модальные слова и модальные частицы.
     В дипломной работе приведён  анализ  лингвистических  исследований,  в
которых  рассматривается  категория  модальности.  Эта  категория   является
ключевой  и  сквозной  темой  всей  работы,  поскольку   сомнение   является
непосредственным отношением говорящего к собственному  высказыванию,  это  и
другие отношения и рассматривает категория модальности.


Список использованной литературы


1. Адмони В.Г. Введение в синтаксис современного немецкого языка. М.,1955.
2. Адмони В.Г. Основы теории грамматики. Из-во.: Наука, М.-Л.,1964.
3. Адмони В.Г. Синтаксис современного немецкого языка. Система отношений и
   система построения. Л.: Наука, 1973.
4. Ахманова O.С., Мельчук И. А. и др. О точных методах исследования языка.
   М.,1961.
5. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка.          М
   .,1955.
6. Беляева Е.И. Функционально-семантическое поле  модальности в  английском
        и  русском языках.  Воронеж,1985.
7. Бондарко A.B., Буланин Л. Л. Русский глагол.  Л., 1967.
8. Виноградова В.В. О категории модальности и  модальных словах в русском
   языке.  М.-П.,1950.
9. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.,1981.
   10.Грамматика современного русского литературного языка. М.,1970.
   11.Гулыга Е.В., М.Д.Натанзон Грамматика немецкого языка Пособие для
   учителей. М.,1957.
   12.Гулыга Е.В., Шендельс Е.И. Грамматико-лексические поля в современном
   немецком языке. М.: Просвещение, 1969.
   13.Гуревич В. А. Употребление модальных слов в современном немецком
   языке. Автореф. канд. дис. д-ра фил. наук / ЛГУ. Л., 1959.
   14.Дегтярев В.И. Основы обшей грамматики.Из-во Ростовского университета.
   Ростов-на-Дону, 1973.
   15.Дресслер В.Синтаксис текста//Новое в зарубежной лингвистики. М.,1978.
   16.Ермолаева Л.С. К  вопросу  о  разграничении  модальных  слов  и
   частиц/На материале немецкого и английского языков/. Иностранные языки в
   школе. М.,1963.Вып.3
   17. Ермолаева Л.С. Очерки по сопоставительной грамматике германских
   языков. Б-ка филолога. Из-во "Высшая школа". М.,1987.
   18. Ермолаева  Л.С.  Система средств выражения модальности в современных
   германских языках.Автореф.канд.дисс.М.,1964.
   19. Зверева Е. А. Научная речь и модальность. - Л.: Наука, 1983.
   20.Кобозева И.М. Лингвистическая семантика. – М.,2000.
   21.Кондаков Н.И.Логический словарь-справочник М.,1975.
   22.Крашенинникова Е.А. Модальные частицы и глаголы в немецком языке.М.:
   Государственное учебно-педагогическое издательство, 1958.
   23.Москальская 0.И.Системный подход к синтаксису предложения. Иностранные
   языки в школе,1971,№6.
   24.Никулихин Ю.Я. Функции и синонимы кондиционалиса в современном
   немецком языке. Автореф. канд. дисс., М.,1965.
   25.Панфилов В.  3.  Категория модальности и её роль в конструировании
   структуры предложения и суждения // Вопросы языкознания.1977,№4.
   26.Папина А.Ф. Текст: его единицы и глобальные категории.  Из-во УРСС,
   М.,2002.
   27.Проблемы функциональной грамматики. Отв.ред. В.Н.Ярцева. Из-во.: Наука
   М.,1985.
   28.Пророкова В.М.  Слова - „приправы» и слова - „заплаты».  Модальные
   частицы в немецкой разговорной речи: Учебное пособие. - М.: Высшая школа,
   1991.
   29.Торопова H.A. Семантика и функции частиц / под. ред.   Л.
   Б.Гарифулина. Саратов: Изд-во Самарского университета, 1980.
   30.Чхаидзе Ц.Ю.Соотношение субъективного и объективного в категории
   текстовой модальности//Актуальные проблемы сравнительного языкознания.
   М.,1989.
   31. Шендельс Е.И. Многозначность и синонимия в грамматике.Из-во "Высшая
   школа".М.,1970.
   32. Юровицкая   Л.Н.   О   способах   выражения   сомнения   в
   современном английском  языке.   В.  кн.:   Вестник  факультета
   иностранных языков. Научно-методический    журнал.    Изд-во
   самарского    государственного педагогического университета. Самара,
   2000.
   33.Buscha J. Modalverben. Leipzig: Verlag Enzyklopдdie,1989.
   34.DrushininaV. V., Kцhler C. Modalitдt in der Rede. M.: Высшая школа,
   1986.
   35. Einfurung in die Grammatik der deutschen Gegenwartssprache, Leipzig,
   1988.
   36.Kummer M. Modalpartikeln. Bonn: Inter Nationes, 1990.
   37.  Helbig  G.,Kotz W. Die Partikeln VEB Verkag Enzyklopadie
   .Leipzig,1981.

Список использованных словарей

1)Большой толковый словарь русского языка./Состав. И гл. ред. С.А.Кузнецов.
- СПб.:Норинт 2000.
2)Большой энциклопедический словарь. Языкознание Гл. ред. В.Н.Ярцева.
М.,1998.
3)Большой энциклопедический словарь. - 2-е издание, перераб. и доп.-М:
«Большая Российская энциклопедия»; СПб.: «Норинт», 1999.
4)Лингвистический энциклопедический словарь./ Глав. ред. В.Н. Ярцева. М.:
Советская энциклопедия, 1990.
5)Немецко-русский словарь. / Под. ред. А. А. Лепинга и Н. П. Страховой. -
М., «Русский язык», 1976.
6)Толковый словарь русского языка. Том 1. / Под ред. Д.Н. Ушакова. - М.:
ООО «Издательство Астрель», 000 «Издательство АСТ», 2000.
7)Философский энциклопедический словарь. М.,1997.
8)Deutsch-russisches synonymisches Wцrterbuch. / I.  W. Rachmanow, N.  M.
Minina, D. G. Malzewa, L. I. Rachmanowa. - M.: «Руский язык», 1983.
9)Deutsch-russisches    Wцrterbuch. / A.A.  Leping, N.  P.  Strachowa. -
M., «Русский язык», 1976. .
10)Duden. Deutches Universal Worterbuch.Mannheim, Leirzig, Wien, Zurich:
Dudenverl, 1996
11)Warig. Deutsches Worterbuch.Mosaik Verlag GMBN, Munchen, 1986.


Тексты, использованные для анализа


1)Dietrisch Schwanitz’’Der Zirkel’’.Berlin,2001.
2)Max Frisch “Homo faber”.Berlin,1999.
-----------------------
ratio





смотреть на рефераты похожие на "Способы выражения сомнения в современном немецком языке "