Иностранные языки

Особенности языка и стиля английской научной прозы


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

          МОГИЛЕВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ А.А. КУЛЕШОВА


                          Кафедра английского языка



             ОСОБЕННОСТИ ЯЗЫКА И СТИЛЯ АНГЛИЙСКОЙ НАУЧНОЙ ПРОЗЫ



                                                             Курсовая работа
                                             по стилистике английского языка
                                                           студента IV курса
                                               факультета иностранных языков
                                                                 группы И-45
                                                               Суницына Д.Ю.

                                                      Научный руководитель –
                                                                 Тадеуш Т.Н.


                                Могилев 2004


                                 Содержание
|                                                                 |     |
|ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………………...                              |с. 3 |
|                                                                 |     |
|ГЛАВА ПЕРВАЯ. ПРЕЛОМЛЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ЯВЛЕНИЙ В СТИЛЕ НАУЧНОЙ  |с. 5 |
|ПРОЗЫ ……………………………                                                |     |
|                                                                 |     |
|1. Общая характеристика стиля научной прозы ………………………            |с. 5 |
|                                                                 |     |
|2. Проникновение эмоционального в научную                        |с. 6 |
|литературу..................                                     |     |
|                                                                 |с. 9 |
|3. Сопоставление стилей художественной и научной прозы…………       |     |
|                                                                 |     |
|ГЛАВА ВТОРАЯ. ЛЕКСИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ                     |     |
|ЭМОЦИОНАЛЬНО-СУБЪЕКТИВНОЙ ОЦЕНКИ В АНГЛИЙСКОЙ НАУНОЙ             |с. 11|
|ЛИТЕРАТУРЕ……………………………………………….                                    |     |
|                                                                 |     |
|1. Прилагательные……………………………………………………….                          |с. 11|
|                                                                 |     |
|2. Существительные……………………………………………………..                         |     |
|                                                                 |с. 12|
|3. Глаголы………………………………………………………………...                            |     |
|                                                                 |     |
|4. Фразеологические единицы…………………………………………..                    |с. 15|
|                                                                 |     |
|Глава ТРЕТЬЯ. ЭЛЕМЕНТЫ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ В НАУЧНОЙ ПРОЗЕ       |     |
|(метафора, ирония, сравнение)………..                               |с. 16|
|                                                                 |     |
|ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ: ПРАКТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ.                             |     |
|СТИЛИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ НАУЧНОГО ТЕКСТА НА ВЫЯВЛЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО|     |
|И ЭКСПРЕССИВНОГО……..                                             |с. 20|
|                                                                 |     |
|1. Текст "The extraterrestrial life" ………………………………………..           |     |
|                                                                 |     |
|2. Стилистический анализ текста ………………………………………                  |     |
|                                                                 |с. 26|
|ЗАКЛЮЧЕНИЕ ………………………………………………………….                               |     |
|                                                                 |     |
|СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ …………………….                       |с. 26|
|                                                                 |     |
|                                                                 |     |
|                                                                 |с. 29|
|                                                                 |     |
|                                                                 |     |
|                                                                 |с.36 |
|                                                                 |     |
|                                                                 |с. 38|

ВВЕДЕНИЕ
      Определение  природы  эмоционально-субъективной  оценки,  ее  языково-
стилистических  примет  является  одной  из  основных   проблем   стилистики
художественной речи. Эта проблема в одинаковой  степени  существенна  и  для
вопроса становления стиля научной речи  в  связи  с  проникновением  в  него
элементов эмоционального и возможностью их  «сосуществования»  с  элементами
логического.
      Принято  считать  аксиомой  тот  факт,  что   эмоционально-оценивающая
реакция не соответствует самой  природе  научного  мышления:  отвлечение  от
частностей,  создание  обобщающих  и  абстрагированных  выводов  связано   с
объективностью  оценивающей  меры,  с  логическими,  но  не   эмоциональными
определениями.
      Это обстоятельство как будто дает возможность сказать что,  во-первых,
эмоциональная окрашенность речи не мотивирована функцией научного  мышления;
во-вторых, что в стиле научной прозы образная и  субъективная  экспрессивная
сила слова должна вступать в острое  противоречие  с  логически  объективной
направленностью научной теоретической мысли и,  наконец,  что  чувственность
переживаний  и  ощущений  субъекта  вообще  лежит  вне  плоскости  мышления,
связанного с решением той или иной логической задачи.
      Однако адекватное  описание  сущности  языковых  особенностей  научной
прозы требует изучения их эмоциональных качеств, ведь человеческое  мышление
есть единство логического и чувственного познания действительности.
      Наличие эмоциональной оценки дает информацию  об  изучаемом  предмете,
явлении, факте, поскольку подобная оценка указывает на способность  предмета
вызывать  у  человека  определенную  чувственную  реакцию.  В  свою  очередь
характер такой реакции говорит о внутренних свойствах самого предмета.
      В научной литературе функция языка связана с логичностью  и  точностью
изложения, а не со средствами эмоционального и эстетического воздействия  на
читателя, как это имеет место в стиле художественной речи. В  связи  с  этим
современная научная проза,  подчиняясь  принципу  логического  развертывания
мысли,  не  прибегает  часто   к   использованию   слов,   имеющих   оттенки
эмоционального значения.
      Но становление и развитие норм любого речевого стиля, в  том  числе  и
научной прозы, можно осознать в  полной  мере,  изучая  не  только  языковые
факты, которые удивляют своей характерностью в данном стиле речи,  но  также
и те явления языка, которые являются второстепенными,  необязательными,  так
сказать, подсобными.
      Вопросы использования  элементов  субъективно-эмоциональной  оценки  в
стиле научной прозы связаны с решением ряда существенных проблем.  Например:
в какой  степени  эмоциональная,  чувственная  сторона  языка  может  вообще
проникать   в   область   научного   творчества?   Способствует    ли    эта
эмоциональность  принципам  научного  отражения  действительности,  или  она
несовместима с общей логической направленностью научно-теоретических работ?
      Эмоциональная  напряженность  английской  научной  прозы  XIX   в.   и
исчезновение в XX в. этой напряженности как качества, органически  присущего
языку научного повествования,  дают  возможность  проследить  закономерность
общих пуристических тенденций в развитии данного стиля.  В  связи  с  такими
тенденциями возникают вопросы обогащения традиции и ее  отмирания,  с  одной
стороны,  и  вопросы  трансформации  композиционно  выразительной  структуры
стиля, преемственности стилистических структур прошлого  и  настоящего  —  с
другой. Изучение форм эмоциональной оценочности и ее своеобразной системы  в
каждый исторический период могло бы явиться одним из объективных  приемов  и
принципов стилистического анализа научной прозы.
      Рассмотрение  элементов  эмоциональной  оценки  в  научной  литературе
требует изучения ряда частных вопросов.  Во-первых,  одной  из  существенных
проблем становится задача, связанная с  выявлением  системы  значений  слов,
присущей  стилю  английского  научного  изложения.   Здесь,   в   частности,
возникает   вопрос:   каким    образом    эмоциональное    значение    слова
конкретизируется, актуализируется в стиле научной прозы?  Во-вторых,  встает
вопрос  о  том,  какие  причины   вызывают   появление   обязательных   (или
факультативных) элементов оценочного плана в научном  изложении.  В-третьих,
рассмотрение авторского субъективного отношения  влечет  за  собой  изучение
моделей,  в  которых  реализуется   выражение   эмоциональной   оценочности.
Установление  этих  моделей  позволило   бы   сказать,   что   эмоциональные
возможности языка реализуются в стиле научной прозы не как  случайный  набор
приемов, а как организованное  использование  определенного  ряда  структур,
наиболее пригодных для данных целей.
      Изучение научных работ, характера имеющейся в  них  критики,  принципа
обобщения уже накопленного и освещения вновь найденного  материала  помогает
установить  орбиту  узаконенных  лингвистических  норм  стиля   и   отличить
случайный  момент  от  традиции,  а  также  дает   возможность   не   только
констатировать  лингвистические  особенности   стиля,   но   и   понять   их
целесообразность и лексико-семантическую обусловленность.
      В английской научной литературе возникновение элементов  эмоционально-
оценочного  плана  связано  в  первую  очередь  с   проникновением   в   нее
разговорной и высоко-книжной лексики. Намеренно «сниженная» (разговорная)  и
намеренно «высокая» (литературно-книжная)  лексика  в  научном  произведении
вызывает  определенный  стилистический  эффект,   во-первых,   в   связи   с
контрастностью вышеупомянутой  лексики  и  лексики  нейтральной,  на  основе
которой строится научное произведение, и, во-вторых,  в  связи  с  тем,  что
разговорная и высокая литературно-книжная  лексика  сами  по  себе  обладают
эмоциональной и экспрессивной окрашенностью.
      Задача настоящего  исследования  сводится,  во-первых,  к  определению
типов смешения стилистически разнородной лексики и, во-вторых,  к  выяснению
мотивированности подобного смешения содержанием и задачами научных работ.
    Глава первая: ПРЕЛОМЛЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ЯВЛЕНИЙ В СТИЛЕ НАУЧНОЙ ПРОЗЫ

       1. Общая характеристика стиля научной прозы

      Стиль   научной  прозы   называют   по-разному:     научно-технический
стиль:    деловой    стиль;    стиль    интеллектуальной  речи;  рассудочный
слог;  научно-профессиональный  стиль;  технический  стиль;  стиль  научного
изложения; стиль научных работ и т. д.
      Данный речевой стиль признается огромным  большинством  исследователей
языка и, приступая к описанию стиля научной прозы, или, в более общем  плане
к характеристике  ряда  стилей  литературного  языка,  нередко  подчеркивают
настоятельную необходимость изучения стиля научного изложения.
      Какие основные черты характеризуют стиль научной прозы? Что составляет
его специфику?
      Функция    научного     мышления     представляет     собой   познание
окружающего нас мира путем создания логических категорий.  В  свою  очередь,
теоретическое мышление, осуществляемое в логически  оформленных  понятиях  и
систематизированное с  помощью  слов-терминов,  входит  в  содержание  видов
общественного  сознания  —  науки,  философии,   этики.   Поскольку    отбор
языковых   средств    определяется, в частности, особенностями той или  иной
области человеческой деятельности, то специфика этой деятельности  дает  нам
возможность, в  целом,  постулировать  как  закономерности  отбора  языковых
средств в данном  речевом  стиле,  так  и  функциональные    задачи    этого
стиля. И обратно:  лингвистический  анализ  научного  произведения  способен
дать    совершенно    новый    аспект   чисто  специально-научной    стороны
изучаемого  произведения.  Г.  О.  Винокур  справедливо  писал,  что  всякий
языковед, изучающий язык данной культуры, тем  самым,  хочет  он  этого  или
нет, непременно   становится    исследователем  той  культуры,  к  продуктам
которой принадлежит избранный    им    язык.    Аналогичным    образом    мы
можем сказать, что изучение языка научных работ  раскрывает  новые  стороны,
связанные  с  проблемой  становления  и  развития  той  или   иной   области
исследования.  К  задачам  научной  прозы  следует  прежде   всего   отнести
доказательство  определенных  положений,  гипотез;  аргументацию;  точное  и
систематическое изложение научных вопросов в целях описания,  определения  и
объяснения явлений   природы   и  общественной    жизни,  в  целях  передачи
суммы знаний, сообщения новых результатов    исследования.    При     помощи
  совокупности выразительных средств,  присущих  языку  научного  изложения,
описывается действительно существующее и доказывается истина.
      В   результате   научная   проза   слагается   в   основном  из   ряда
рассуждений  и  доказательств.  Точность  последних   достигается   полнотой
высказывания  (которое  не  дополняется  здесь  знанием   ситуации   данного
момента,  но  рассчитано    на    постоянную    значимость)   и    смысловой
точностью. Логическая   строгость,   объективность,    последовательность  и
точность — вот те свойства, которые считаются идеалом научной прозы.
      Стилеобразующим началом всех научных работ, несмотря  на  разнообразие
индивидуальных  стилевых  манер,  является   логическая   последовательность
изложения,  ориентация   на   логическое   восприятие   и   вызванное   этим
обстоятельством    широкое    распространение   интеллектуальных   элементов
высказывания.
      В   научных   работах   автора   прежде    всего    интересует    цепь
последовательных, стройных логических  суждений,  поставленных  в  причинно-
следственную связь  и  раскрывающих  не  случайное  и  единичное,  а  общее,
закономерное.  Ученый  стремится  с  наибольшей  точность  развить   систему
суждений и доказательств, исчерпать в логической последовательности  то  или
иное положение в целях создания научных абстракций.
      Поскольку  научное  творчество   отражает   рассудочную   деятельность
человека, то и язык научных работ  характеризуется  логическим  построением.
Это касается как  лексических,  так  и  синтаксических  особенностей   языка
научного изложения.
      Стремление к  наиболее  полному  соответствию  форм  языка  содержанию
высказывания приводит к  использованию  многочисленных  терминов.  Несколько
преувеличивая значение термина для развития  языка  научного  повествования,
Ш. Балли  говорит:   термин  в  области  лексики   и   формула   в   области
синтаксиса являются теми идеальными типами языкового  выражения,  к  которым
неизбежно стремится научный язык.
      Для  стиля  научной  прозы  характерно  употребление  слов  в  ведущем
предметно-логическом значении, называемом иногда реально-логическим,  прямым
предметно-логическим  значением.  Подбором  лексики  научный  текст   всегда
обнаруживает потребность показать  лишь  объективную  сторону  вещей,  и  «в
сочинениях  всякого  истинного  ученого  непременно  чувствуется,  что  этот
способ выражения является плодом непрестанного... усилия ума».
      Для  научного  изложения  типичны  четкий   синтаксис   и   соблюдение
определенного порядка слов в плане  строгой  логической  последовательности.
Синтаксические конструкции научных работ тяготеют к стереотипности.  Это,  а
также    широкое     использование     терминов     и     слов,     лишенных
изобразительности,  традиционная  склонность   к   отображению   нормативной
лексики  и  фразеологии,  наличие  элемента  строгой   письменной   традиции
составляют  специфику  стиля  научных  работ.  Благодаря  этим  закономерным
свойствам стиль научного изложения существует в  нашем  сознании  как  живой
функциональный стиль, как определенным образом замкнутая система.

       2. Проникновение эмоционального в научную литературу

      Научное изложение имеет своей основной целью воздействие на ум,  а  не
на чувства  читателя;  оно  рассчитано  не  на  эмоционально-чувственное,  а
прежде всего на логическое восприятие.  Стиль  научной  прозы  стремится   к
максимальной  объективности изложения.   Научная  работа,  как  правило,  не
дает возможности представить настроение автора, его  отношение  к  читателю,
оценку излагаемого.
      В связи с этим широкое распространение получает мысль о  том,   что  в
стиле   научной   прозы   отсутствуют    языковые    элементы,    обладающие
эмоциональностью.  Точнее,  однако,  было  бы  говорить  не  об   отсутствии
эмоциональных элементов, а о том,  что   стиль   научной   прозы    тяготеет
 к  речевым средствам, лишенным эмоциональной нагрузки.
      Поскольку научное изложение использует  в  первую  очередь  логические
средства воздействия и убеждения, формулируется мысль  о  том,  что  научная
проза  всегда  скучна  и  неоригинальна,  что  автор  теоретической   работы
(прежде, чем он начнет писать  книгу)  должен  принять  как  неизбежный  тот
факт, что его работа похожа на все другие, написанные на ту же  или  сходную
тему.
      Сторонники  данной  точки  зрения  говорят,  что  малейший  намек   на
эмоциональность,   гиперболичность   в   высказывании,   даже    минимальная
образность могут повредить ясности изложения, ибо, как считает  ряд  ученых,
понятие, растворившееся в аллегорическом  образе,  покидает  область  науки.
Отсюда делается вывод о  том,  что  научная  проза  допускает  только  такие
фигуры и тропы, которые стали общим языковым достоянием и, как  таковые,  не
могут вызвать никаких  образцов.  Итак,  если  научная  проза  соответствует
своему  назначению,  она  должна  быть  лишена   какой   бы   то   ни   было
эмоциональности и образности.
      Сравнивая роман с научным  трудом,  Т.  Сэвори  пишет,  что  в  первом
встреча мужчины и женщины  и  вызванные  этой  встречей  эмоции  могут  быть
описаны самыми  разнообразными  способами,  в  то  время  как  приготовление
азотной кислоты или действие хлора на едкое кали никак не могут повлиять  на
возникновение каких-либо чувств. В результате слова, используемые в  научной
литературе, могут давать информацию, подобную  лишь  той,  которую  способен
дать робот, имеющий вместо крови смазочное масло  и  вместо  частей  телa  —
зубья.
      Изгнание элементов эмоционального из научной литературы объясняют  по-
разному:
      во-первых, тем фактом, что эмоциональное и интеллектуальное  воззрения
на природу взаимно исключают друг друга. Научная проза сама  есть  наука,  и
поэтому при своем стремлении к объективности и однозначности выражения  она,
согласно  вышеупомянутой  точке  зрения,  принципиально   исключает   всякие
аффективные алогические элементы;
      во-вторых, формулируется мысль о  том,  что  научная  речь  по  самому
своему существу лежит «вне жизни», и поэтому выражение научной мысли  всегда
свободно от какого-либо оттенка чувства.  Для  людей  науки,  следовательно,
важнее  разработанный  отвлеченный  язык,  и,  чем  отвлеченнее  наука,  тем
горячее ее стремление к такому языку;
      в-третьих, считают, что всякое субъективное и эмоциональное  отношение
выходит за пределы точной научной дискуссии.
      Этим крайним  точкам  зрения  противопоставляется  мнение  большинства
исследователей,  справедливо считающих, что эмоциональная    оценка    может
 проникать, в научную литературу при определенных условиях  ограничительного
характера.
      Наличие  эмоциональной  оценки  в  научных  трудах  объясняется  рядом
причин.  Прежде  всего,  следует  отметить  тот  факт,   что   неповторимых,
изолированных стилистических ресурсов в  языке  нет  или  почти  нет.  Стиль
научной прозы не замыкается  в  каких-то  особых  формах  речи;  замкнутость
стиля означает лишь, что ему, с  одной  стороны,  свойственны  специфические
языковые средства,  органически  входящие  в  построение  данного   речевого
стиля,  и,  с  другой  стороны,  некоторые  другие  языковые  средства,   не
являющиеся необходимой частью  языковой ткани стиля.
      Одной из основных причин,  объясняющих  проникновение    эмоциональных
элементов в научную прозу  следует  считать  научную  полемику.  В  условиях
полемики, которая так же стара, как и  сама  наука,  элементы  эмоциональной
лексики  имеют,  в  частности,  своей   целью  снизить  те  понятия,  против
которых направлен полемический удар.
      Однако не только элементы, направленные на снижение,  уничтожение  тех
или иных понятий, создают запас яркого и индивидуального в научных  работах.
Упоминание    о    великом    ученом     или     изобретателе,     выражение
восхищения их работами тоже приводят к  использованию  оценочной  лексики  и
элементов  эмоционального  синтаксиса.  Помимо   этого,   и   индивидуальная
установка говорящего (или пишущего), его подход к своему высказыванию  могут
объяснить возникновение эмоциональной оценочности в научной литературе.
      Общее нивелирование стилевой манеры научных работ не исключает    черт
творческой индивидуальности. Более того,  эта индивидуальность может    быть
столь усилена, что, как  и  в  художественной  прозе,  в  научном  изложении
появляется  много  личного,  оценочного.  Научный  язык  лишь   с   большими
оговорками  может  рассматриваться   как   отражение   сугубо   объективной,
безличной  деятельности  разума.  Если  в   единстве   интеллектуального   и
аффективного  эмоциональность  подчинена  контролю   интеллекта,   включение
чувств придает, мысли большую напряженность и  остроту.  Мысль,  заостренная
чувством,  сильнее  убеждает,  чем  объективная,  равнодушная,  безразличная
мысль.
      Специфичность элементов  оценочного,  индивидуального  в  том  случае,
когда они попадают в ткань научного изложения, состоит в следующем:
      во-первых, в научном изложении проявления индивидуального  есть  нечто
допустимое, но ни в коей мере не органическое качество стиля;
      во-вторых,  понятие  эмоциональности  (и  образности)  не  механически
перекочевывает из стиля художественной  речи  в  научную  прозу.  В  системе
каждого   стиля   проявление   эмоциональности   приобретает    своеобразное
функциональное   преломление,   благодаря   чему   не    нарушаются    общие
закономерности стиля. Отбор языковых средств в любом  стиле  (включая  и  те
средства,  которые   не   являются   для   него   специфическими)   обладает
выдержанным,   типическим   единством,   проявляющимся   в    целесообразной
организации  языкового  материала   в   связи   с   целями   функционального
использования;
      в-третьих, элементы индивидуального  вкрапливаются  в  текст  научного
изложения, оставаясь при  этом  иностильными,  тогда  как  в  художественной
литературе    система    эмоционально-чувственных     образов     определяет
художественное мышление как одну из форм  познания  действительности.  Иначе
говоря, язык художественного  творчества  пользуется  индивидуализированными
речевыми средствами, эффективно воздействующими на эмоции и  волю  человека,
тогда как язык  научного  творчества  лишь  допускает  (как  вспомогательное
средство) проникновение таких речевых средств;
      в-четвертых, стилистическая окраска эмоциональных элементов в  научной
литературе  выступает  особенно   усиленно,   контрастно   на   общем   фоне
логических, объективных форм оценки, квалификации предметов и

явлений материального мира. При употреблении языковых единиц  в  «привычной»
среде их стилистическая окраска сливается с  общим  колоритом  речи,  а  при
перенесении   этих   единиц   в   «необычную»   обстановку    стилистическая
окрашенность выступает с наибольшей  отчетливостью,  т.  е.  одна  и  та  же
стилевая черта в  различных  функциональных  стилях  может  иметь  различную
выразительную силу. Всякое употребление слов в ином

контексте, чем тот, который определяется оттенком их

группы, может вызывать тот или другой стилистический эффект.

       3. Сопоставление стилей художественной и научной прозы

      Стили  художественный  и  научный  представляют  собой   две   полярно
противоположные системы выражения. В письменном   литературном языке  найдем
прежде всего две большие группы его  разновидностей:  разные  формы    языка
художественной    литературы   и   разные формы делового языка. Обращаясь  к
последним, мы видим  здесь  канцелярский  язык,  или  стиль,  язык  законов,
научный  язык  и  другие.  Иначе  говоря,  разнообразие  речи,   создаваемой
человеческим  коллективом  объединяется  в  две  контрастные  группы:   речь
художественная  и   нехудожественная.   Эта   контрастность   находит   свое
воплощение в ряде признаков, составляющей основу художественного и  научного
стилей.
      В самом характере  художественного  и  научного  мышления  как  разных
способов  познания  действительности  наблюдается  функциональное  различие.
Функция научного мышления состоит в  осознании  мира  через  его  логическое
освоение;  функция  художественного  мышления   –   осознание   мира   через
понимание его путем творческого воссоздания. В научном  мышлении  творческая
фантазия дает толчок движению  мысли,  прокладывая  ей  путь  к  образованию
понятий, выраженных абстрактно, в  формулах  всеобщности.  В  художественном
мышлении творческая фантазия созидает  художественнее  целое,  она  ведет  к
формированию образов и символов— конкретных и вместе с тем многозначных.
      Научное  и  художественное  мышление  выработали  свои,  специфические
способы организации языкового материала. Явная и  скрытая  образность  слов,
столь характерная и необходимая для стиля художественной речи,  не  является
органической частью научных произведений, поскольку она  порождает  ненужные
ассоциации,   затрудняет   понимание    существа    описываемого    явления.
Образность,  являясь  спецификой  литературных  творений,  их  организующим,
конструктивным   элементом, отличает художественную поэзию и прозу от  прозы
научной. Научное изложение воспроизводит не образы, но логические  суждения,
поставленные в причинно-следственную взаимосвязь. Иначе  говоря,  научный  и
художественный стили различны  по  своим  установкам  на  экспрессивное    и
эмоциональное качества.
      Научный и художественный   стили  речи   демонстрируют  полярность  не
только такой стилевой черты, как  образность  -  отсутствие  образности,  но
также  и  полярность    типа:   субъективная   оценочность   -   объективная
нейтральность;      динамичность    -    статичность;    ярко     выраженная
индивидуальность - отсутствие   индивидуальности.
      И все же, несмотря на глубокие функциональные различия художественного
и научного мышления, художественного и  научного  стилей  речи,  между  ними
существует много общего.
      Как научное, так и художественное творчество обладают (хотя и в разной
степени) элементами фантазии:  «служа  ученым,  фантазия  создала  молекулы,
атомы, эфир и по немногим сохранившимся в пластах земли  остаткам  костей  и
отпечатков листвы создала допотопных животных и  первобытные  папоротниковые
леса... Гипотеза ученого есть  плод  не  только  логических  соображений   и
выводов, но и фантазия.  Сила поэта  есть та же фантазия».
      Художественное  и  научное   мышление   как   два   способа   познания
действительности имеют единую, однородную направленность;  они  находятся  в
органической взаимосвязи, границы между ними не  абсолютны,  «...мы  находим
между наукой  и  искусством  различие  только  в  тех  методах,  какими  они
пользуются. Метод науки — анализ;   метод   искусства — синтез. Наука  путем
сравнений, сопоставлений, соотношений пытается разложить явления мира на  их
составные элементы. Искусство   путем   аналогий  жаждет   связать  элементы
мира в некоторые целые».
      Связь между наукой и искусством определяется в первую очередь тем, что
и наука, и искусство отражают вне  нас  существующий  реальный,  объективный
мир, производят исследование окружающего мира, обогащают  человека  знаниями
на различных этапах эволюции человеческого общества.
      В  результате  черт   сходства,   обнаруживаемых   между   научным   и
художественным мышлением, мы находим,  что  элементы  художественного  стиля
глубоко проникают  в  языковую  ткань  научных  работ  и  обратно:  нетрудно
обнаружить строгую научность изложения в ряде  художественных  произведений.
Противопоставление чувства и мысли в научном и поэтическом творчестве  носит
искусственный характер.
 ГЛАВА 2:  ЛЕКСИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНО-СУБЪЕКТИВНОЙ ОЦЕНКИ В
                        АНГЛИЙСКОЙ НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
      1.    Прилагательные
      Как отмечалось выше, возникновение  элементов  экспрессивно-оценочного
плана в английской  научной  литературе   связано  с  проникновением  в  нее
разговорной и высоко-книжной  лексики.  Среди  наблюдаемых  типов  сочетания
стилистически разнородных элементов объединение книжных и  нейтральных  слов
со словами, принадлежащими  разговорному  слою  лексики,  занимает  одно  из
ведущих мест. Композиционное  объединение  разностильных  средств  выражения
особенно отчетливо выступает  в  лексике,  для  определенных  слоев  которой
вообще характерны оценочные оттенки.
      Эмоционально-экспрессивная  лексика  представляет  собой   тот   пласт
словарного  состава  языка,  который  связан  по  значению  с  человеческими
чувствами  и,  как  правило,  выражает   положительное   или   отрицательное
отношение.
      В связи с многообразием выразительных  свойств  прилагательного  стиль
того или иного произведения в  значительной  степени  зависит  от  характера
определяющих  слов,  от  манеры  использования  их  автором.   Специфичность
прилагательного как  слова,  способного  выражать  субъективно-эмоциональное
отношение, делает изучение этой части речи актуальной проблемой стилистики.
      а) Положительная оценка
      Среди  слов,  выражающих  в   естественнонаучных   работах   авторскую
оценочную  характеристику,  отчетливо   выделяется   группа   прилагательных
положительной эмоциональной оценки, например: marvelous,  wonderful,  great,
striking,   excellent,   beautiful,   magnificent,   grand,    unparalleled,
admirable, astounding, brilliant, splendid, startling, exquisite,  delicious
и т. д.
      Оценка, передаваемая такими  прилагательными,  основана  на  том,  что
качество  предмета  выступает  через   призму   индивидуально-эмоционального
восприятия. Внося  элемент  чувственного  и  эмоционального,  автор  как  бы
утверждает и закрепляет опосредованное  отображение  качества  предмета;  он
как  бы  навязывает  читателю  свою  индивидуальность,  свои  восприятия   и
ощущения. Прилагательное в таком случае становится  средством  эмоциональной
оценочной характеристики.
      Перечисленные выше прилагательные (marvelous, wonderful и т.  д.)  это
так  называемые  качественные  прилагательные  широкой  семантики,   которые
образовали  особый  слой  слов,  называемый   иногда   аффективной,   иногда
эмоциональной лексикой.  Английская  научная  литература  широко  использует
качественные прилагательные субъективно-оценочного значения, что придает  ей
заметную эмоциональную окрашенность,  столь  характерную  для  устного  типа
речи. Например:
      " By the admirable cultivation under glass... it (Phylloxera) is  kept
within narrow limits..."
      "The bees then, with admirable prevision,  forbear  to  risk  all  the
future of their community on one hope of a queen".
      "Since Professor Young made those admirable observations  in  America,
the Italian observers have been observing metallic prominences every day".

      б) Отрицательная оценка
      В  исследуемой   литературе   авторская   отрицательная   квалификация
предметов   и   явлений    материального    мира    передается    следующими
прилагательными  субъективной  оценки:   wretched,   abhorrent,   monstrous,
frightful, miserable, awful, formidable, terrible, deadly,  flagrant,  foul,
horrible. Например:
      "The expedition left Buenos Ayres on August  17,  1965,  and  took  up
their quarters at Chivilcoy, 100  miles  to  the  west  of  it;  here  final
preparations were made for the formidable journey across the Pampas".
      "Joseph Meister was doomed to a certain and horrible death".
      "On landing, it was soon ascertained that matters  were  in  desperate
plight at Buenos Ayres. The frightful epidemic of  yellow  fever  was  still
raging".
      "To  the  morphologist  guided  by  a  knowledge  of  embryology   and
comparative anatomy, it appears monstrous  to  include  the  diameter  of  a
foramen as part of the base of the skull, formed of a series of bones  which
agree in their relations and partly in their development with the centre  of
the vertebrae".
      Отрицательно-оценочная характеристика предмета исследования может быть
выражена  не  только   прилагательными   с   самостоятельным   эмоциональным
значением, о которых говорилось выше, но  также  и  эмоционально-окрашенными
прилагательными:
      "The larvae are brown, sluggish, ugly creatures, with six legs".
      "So offensive was the odor emitted  by  the  unwelcome  intruder  (the
wounded bird) that we could with difficulty bring ourselves to approach  and
dislodge it".
      "Danainae, Helconinoe, Acoerinoe have an acrid taste resulting from an
offensive liquid which they exude from the body".
      Эмоциональное значение качественного  прилагательного  используется  и
для  отрицательной  субъективно-оценочной  характеристики,  которая   дается
автором труда  другого  ученого  и  исследователя.  Подобная  характеристика
встречается  наиболее  часто  в   работах   критического   и   полемического
характера.

      2.    Существительные
      Характер  существительных,  вносящих  свой  вклад  в  создание   общей
повышенной эмоциональной  и  экспрессивной  тональности  английской  научной
прозы, существенно отличается от  рассмотренных  выше  прилагательных.  Если
прилагательные  принадлежат  в  основном   разговорному    слою     лексики,
существительные — это «представители»  книжной  лексики.  Можно  указать,  в
частности,   на   такие   слова:   gracefulness   'изящество',    admiration
'восхищение',  triumph   'триумф',   ardor   'рвение',   'пыл',   generosity
'великодушие', absurdity 'абсурд', heresy 'ересь', the evil 'зло',  flattery
'лесть' и т.  д.  Отбор  таких  существительных  из  сферы  книжной  лексики
представляет  собой  устойчивую,  обязательную  норму  для  языка   научного
изложения, являясь, таким образом, одной из примет стиля английской  научной
прозы.
      Подобные существительные используются авторами научных статей  не  для
целенаправленного   создания   экспрессивно-художественного    эффекта,    а
непосредственно для передачи научной информации.
      Иными словами, книжная экспрессивная, эмоционально-окрашенная  лексика
находит свое регулярное использование там, где  речь  идет  о  накоплении  и
систематизации научного материала, о выделении  и  осмыслении  его  наиболее
существенных сторон, объяснении  тех  или  иных  закономерностей,  выяснений
новых путей научного познания, т.  е.  всего  того,  что  составляет  основу
любой научной работы, будь то статья, книга, монография и т.д.
      Употребление экспрессивных, эмоционально-окрашенных существительных  в
английской  литературе  не   представляет   собой   пример   «экзотического»
использования слов, но является  привычной  формулой  научной  коммуникации.
Данное обстоятельство выступает особенно заметно при анализе тех функций,  в
которых используются рассматриваемые здесь существительные.
      Авторская      оценка,      передаваемая      эмоционально-окрашенными
существительными, служит в научной литературе для  выражения  положительного
или   отрицательного   отношения   к   разнообразным   явлениям   и   фактам
действительности, с которыми  ученому  приходится  сталкиваться  в  процессе
своей исследовательской работы.
      Положительная оценка регулярно используется в следующих случаях:
      1) для характеристики  работ  ученого  (или  ученых):  его  концепции,
теории,  гипотезы,  эксперимента,  метода  его  работы  вообще,  широты  его
познаний в данной области научного  творчества.  Здесь  употребляются  такие
существительные,   как   beauty   'красота   (эксперимента)',   gracefulness
'изящество  (изложения)',  admiration  'восхищение  (познаниями   ученого)',
triumph 'триумф (метода, книги)', ardor  'жар,  рвение,  пыл  (в  проведении
научной работы)'.
      2)   для оценочной характеристики выдающихся способностей человека как
ученого. В этом случае  наблюдается  использование  существительного  genius
'гений', причем такая высокая оценка употребляется  как  для  характеристики
ученых, которые жили некоторое   время  назад,  так  и  для  оценки  таланта
ученых современности.
      3)   для оценки личных качеств человека как ученого  и  исследователя.
Здесь  используются  такие  существительные,   как   devotion   'преданность
(науке)',  enthusiasm  'энтузиазм   (в   проведении   научных   изысканий)',
generosity  'великодушие,  щедрость  (по  отношению  к  молодым,  начинающим
ученым)', wisdom 'мудрость (в выборе риала для исследования)':
      4) для описания предмета (или процесса), подвергающегося исследованию,
причем    здесь    можно    выделить    существительные,     характеризующие
рассматриваемый объект.
      Объектом исследования, которое подвергается оценочной  характеристике,
может быть  не  только  неодушевленный  предмет  (specimens,  illustrations,
plates, eggs, roses и т.д.), но также человек и животные. Для  положительной
оценочной характеристики их качеств используются такие существительные,  как
sagacity   'мудрость',   self-sacrifice   'самопожертвование',    perfection
совершенство':
      "Without attributing any wonderful sagacity to Cuckow,  it  does  seem
likely that the bird which once successfully deposited her eggs in  a  Reed-
Wren's or a Titlark's nest should again  seek  for  another  Reed-Wren's  or
another Titlark's nest".
      "The connection of the flamingo with the classical    story  of    the
pelican's self-sacrifice is increased   in   interest".
      Таким образом,  особенность  научной  коммуникации  вызывает  к  жизни
характерные функции, в которых используются  оценочные  существительные.  На
примере существительных, приведенных выше, видно, это эти  функции  сводятся
в основном к положительной оценке работ ученого  и  к  положительной  оценке
предмета, процесса, факта, подвергающихся научному исследованию.
      Использование оценочных существительных имеет чрезвычайно стандартный,
повторяющийся характер и поэтому может быть названо  узким  и  ограниченным.
Такая   узкоспециализированная    реализация    оценочной    лексики,     ее
целеустремленное  употребление  в  крайне  небольшом числе функций  является
определяющим фактором для стиля научного изложения и отличает, в  частности,
научную литературу от  литературы  художественной,  в  которой  используются
богатейшие возможности эмоционально-окрашенной оценочной лексики.
      Существительные, передающие  отрицательную  оценочную  характеристику,
используются:
      1) Для критического  анализа  научной  теории,  школы,  классификации,
понятия, методики проведения эксперимента, формулировки и  т.д.  Так,  книга
может быть охарактеризована как западня, ловушка (snare) для  того,  кто  ее
собирается  прочесть;  научная  теория  —  как  (chimera),  ересь  (heresy),
мистификация  (mystification),  сумасбродство,   нелепость   (extravagance);
классификация  —  как  научный  абсурд   (absurdity);   изложение   научного
положения  может быть названо  пародией  (travesty);  игнорирование  какого-
либо вопроса – позором (disgrace); научный труд — компиляцией  (book-making)
— в отрицательном  смысле  этого  слова;  состояние  знаний  по  какому-либо
вопросу — невежеством (ignorance); научная работа — порочной (infected  with
vice); убеждения ученого — предрассудком (prejudice).
      Использование существительных для отрицательной критической оценки тех
или иных научных работ соблюдается не только в  статьях,  книгах  и  т.  д.,
имеющих отчетливо выраженный полемический характер, но  также  и  в  научно-
естественных трудах, которые посвящены, например, описанию эксперимента и  в
которых критическая оценка работ других ученых является далеко  не  основной
темой исследования;
      2) Для отрицательной оценки процесса, факта предмета,  подвергающегося
исследованию. Эта  функция  не  менее  отчетливо  выражена,  хотя  не  столь
разнообразна по способам выражения, как предыдущая.
      Так, поступки тех или иных животных могут  быть  охарактеризованы  как
обман (imposition); активность процессов, наблюдаемых среди насекомых,—  как
опустошительный,    разрушительный    процесс    (ravages);     деятельность
микроорганизмов — как зло (the evil), бедствие, несчастье  (disaster),  бич,
наказание (plague) и т.д.
      3) для непосредственного выражения  тех  чувств,  которые  вызывают  у
ученого  обстоятельства,  сопутствующие  проведению  эксперимента;  поступки
других людей по отношению к объекту научного исследования и т. д.  Здесь  мы
находим   такие   существительные,   как   scorn    'презрение',    ill-will
'недоброжелательство',     'злая     воля',     ill-feeling     'неприязнь',
'враждебность':
      При   сопоставлении   существительных,   имеющих    положительную    и
отрицательную оценочную окрашенность, становится очевидным тот факт, что  их
функции во многом сходны и сводятся в основном к  оценочной  характеристике:
а) работ ученого (или ученых); б) научной теории, концепции, гипотезы  и  т.
д.;  в)  объекта,  подвергающегося  исследованию.  Таким  образом,  в  языке
научной прозы богатейшие возможности  экспрессивной  эмоционально-окрашенной
лексики стеснены, в сущности,  узкими  рамками  тематической  направленности
работ научного характера.

      3.    Глаголы
      Экспрессивность глагольной лексики в  английской  научной   литературе
объясняется  двумя  разнородными  причинами:   во-первых,   непосредственным
использованием глаголов,  имеющих  экспрессивно-оценочный  характер  (т.  е.
глаголов, передающих авторское субъективное отрицательное или  положительное
отношение к рассматриваемому факту), и, во-вторых,  употреблением  глаголов,
которые  (не  выражая  какой-либо  оценки)  принадлежат  двум   диаметрально
противоположным по своей стилистической отнесенности пластам  лексики.  Это,
с одной стороны, глаголы, принадлежащие книжному слою лексики, и,  с  другой
стороны,  глаголы,  носящие   разговорный   характер.   Сама   контрастность
«заниженной» разговорной и «высокой» книжной  лексики  создает  определенный
стилистический эффект, особо ощутимый на общем фоне научной  терминированной
речи. Экспрессивные оценочные глаголы употребляются:
      1) в связи  с  отрицательной  характеристикой  работы  ученого  —  его
трудов, выдвинутой  им  теории,  классификации,  предложенной  интерпретации
фактов и т.д. Это, например,  такие  глаголы:  to  disdain  'презирать',  to
scoff глумиться, издеваться', to disparage  'относиться  с  пренебрежением',
to denounce  'осуждать,  поносить',  to  condemn  'осуждать,  порицать',  to
concoct 'состряпать,  придумать',  to  degenerate  'вырождаться',  to  scout
'пренебрегать чем-либо', to prejudice 'предубеждать':
      "Prof. Hueppe scoffs at the  idea  of  combating  disease  by  warring
directly with the germs of disease"
      2) в связи с отрицательной оценочной характеристикой  рассматриваемого
явления, процесса, факта. Например: to bedevil 'терзать, мучить',  to  crush
'уничтожать,  подавлять',  to  dupe  'обманывать,  одурачивать',  to  devour
'пожирать, есть  жадно',  to  massacre  'устраивать  резню',  to  prey  upon
'грабить', to haunt 'преследовать', to smite 'разрушать, убивать':
      "This  subjective  basis  of  taxonomy...  has  ever  since  bedeviled
bacteriological literature"
      "The «entities» or «essences» which... still haunt  the  mind  of  the
physician who remains sunk in  the  ontological  contemplation  of  diseased
cells are a mere remnant of priest medicine, and can have no  place  in  any
scientific conception of biology".
      3) в связи с положительной оценкой работы ученого, а также его качеств
как  исследователя  и  новатора.  Например:  to   hail,   to   welcome,   to
congratulate 'приветствовать, поздравлять', to admire 'восхищаться':
      "In spite, however, of this, probably  inevitable,  drawback  we  hail
this volume with great satisfaction".
      "We heartily congratulate the author  on  the  completion  of  a  very
laborious task".
      4) в связи с положительной оценкой рассматриваемого процесса, явления,
факта. Например, to delight 'восхищать':
      "These special acquisitions (of rare animals for  the  Zoo)  not  only
delight the eye of the intellectual observer while they  live,  but  furnish
the prosector with subjects for his studies when dead".
      Примечательно, что глаголы, употребляемые для отрицательной  оценочной
характеристики,  более  многочисленны  и   разнообразны,   нежели   глаголы,
используемые для положительной оценки.
      Употребление  как  книжной,  так  и  разговорной  глагольной   лексики
выступает как активная стилистическая  норма  в  рамках  английской  научной
литературы. При таком разностильном соединении элементов глагольной  лексики
разговорные слова выступают особенно контрастно, подчеркнуто на  общем  фоне
нейтральной и книжной лексики.  При  этом  разговорные  элементы  не  меняют
общего,  книжного  характера  научной  литературы.  Они  лишь   подчеркивают
сложившийся допуск, возможность  проникновения  элементов  устно-разговорной
речи в речь письменно-книжную.
      В рассматриваемой литературе глагольная разговорная лексика  не  носит
функциональный  характер,  т.к.  она  не   используется   систематически   в
определенных   целях   (например,   для   описания   объекта   исследования,
характеристики работы ученого и т.  д.);  иными  словам  данная  лексическая
группа не несет регулярную, упорядоченную информацию,  как  это  происходит,
например, в случае прилагательных, имеющих разговорный характер.

      5.    Фразеологические единицы
      В соответствии со сферой своего употребления фразеологические единицы,
используемые в научной литературе можно разделить на три вида:  разговорные,
нейтральные и книжные. При этом различия  между  разговорной  и  нейтральной
лексикой, с одной стороны, и нейтральной и литературно-книжной  лексикой,  с
другой, прежде всего выражаются в  эмоциональной  и  экспрессивной  окраске.
Стилистическая    контрастность    разговорных     и     литературно-книжных
фразеологических единиц способствует их выделению на общем фоне  нейтральной
фразеологии.  Необычность  и  кажущаяся  на   первый   взгляд   неуместность
разговорной лексики в научной статье, книге, монографии и т. д.  придает  ей
заметную эмоционально-экспрессивную окрашенность.
      Три вида фразеологических единиц:
      I. Разговорные
      at second hand  - 'из вторых рук,  понаслышке'
      on hand - 'имеющийся в распоряжении'
      to shut one's eyes to something - 'смотреть сквозь пальцы на что-либо'
      to break one's head against something - 'ломать себе голову  над  чем-
либо'
      by leaps and bounds - 'не по  дням, а по часам, семимильными шагами'
      to try one's hand with something - 'попробовать свои силы в  чем-либо;
взяться за что-либо, попытать счастья'
      a child's play - 'детские игрушки; легкое , пустяковое дело'
      cheek by jowl - 'рядом, бок о бок'
      II. Нейтральные
      on foot - 'в движении'
      to pave the way for something  -  'устранить  препятствие,  расчистить
путь'
      to throw light on something - 'проливать  свет  на что-либо'
      to bear in mind - 'иметь в виду'
      to call to mind - 'вспоминать, припоминать'
      to stand or fall - 'остаться   в   живых, уцелеть  или   погибнуть'
      to take refuge in - 'прибегать  к  чему-либо'

      III.  Литературно-книжные
      to fiddle while Rome is burning -  'развлекаться  во  время  народного
бедствия'
      to pass the  Rubicon - 'перейти Рубикон'
      to err is human - 'человеку свойственно ошибаться'

      Разговорные фразеологические единицы используется:
      а) для выражения одобрения (восхищения) в связи с той или иной работой
ученого. Например: to be at home on a subject 'хорошо знать предмет',  heart
and soul ' всей душой', 'вкладывая всю  душу',  to  take  one's  breath  way
'поразить', 'удивить':
      б) для отрицательной характеристики работы ученого: to have no leg  to
stand upon 'не иметь основания',
      fall short of something   'не  хватать,  иметь  недостаток  чем-либо',
'уступать в чем-либо', to put the cart before the horse 'поставить с ног  на
голову, принимать следствие за причину', at  second  hand  'из  вторых  рук,
понаслышке', to be out of keeping with something 'не  соответствовать  чему-
либо', to shut  one's  eyes  to  something  'закрывать  глаза  на  что-либо,
смотреть сквозь пальцы на что-либо', to fall  flat  'провалиться,  не  иметь
успеха', например:
      "The view which made each man a potential Briareus as to limbs,  seems
itself to be considered as no longer having a leg to stand upon".
      "So far is this (the clearness of protected infusions) from  being  an
exaggeration, that it falls short of the truth".
      в) для описания (без оценки) объекта исследования. Например:  to  push
someone from one's stool 'победить, опрокинуть', to be on one  side  of  the
house 'иметь одинаковый характер (природу,  происхождение)',  придерживаться
одинаковых  взглядов,  занимать  аналогичную  позицию',  to  come  to  hand'
подвернуться под руку', to  bring  into  play  'пускать  в  ход,  заставлять
работать', to win the  day'  взять  верх',  to  tell  stories  'рассказывать
небылицы', by leaps and bounds 'очень быстро, не по дням, а по часам', at  a
stroke 'одним ударом, сразу', 'в два счета':
      "The greater number  of  legs  cannot  be  any  indication  of  higher
organization, or a centipede might dispute  supremacy  with  ourselves,  and
push us from our stools".
      Разговорная  фразеология  может   употребляться   наряду   с   другими
элементами,   характерными   для   устной   речи:   так,   ей    сопутствует
использование:
      а)  местоимения I:
      "I have had so many instances of hybrids taking... most frequently  to
the side of the mother, that to those who, like me, have  tried  their  hand
with  many  genera,  it  would  be  a  matter  of  supererogation  to   give
instances".
      б)   разговорных оборотов речи типа so much for, to begin with:
      "So much for the first memoir, which of it alone  contained  all  that
has come to hand, would have marked an epoch in our knowledge of these  fish
forms"
      в)   гиперболы,  столь  характерной  для  устного  типа речи:
      "The deep-see dredgings in this cruise yielded no  end  of  novelties.
They were enough to take one's breath away"
      г)   инверсии:
      "So far is this from being an exaggeration that it falls short of  the
truth"
      Группа нейтральных фразеологических  единиц  может  включать  также  и
пословицы. Например:
      "But, happily, facts are stubborn things".
      Особенность использования разговорных и  нейтральных  фразеологических
единиц в научной литературе состоит в  том,  что  контекст,  в  котором  они
встречаются, носит книжный характер. Например, фразеологическая  единица  to
shut  one's  eyes   to   something   «соседствует»   с   литературно-книжным
прилагательным inevitable:
      "...is Me to shut his eyes to the inevitable conclusion that..."
      call to mind — с научными терминами individuals:
      "It is not possible to call to mind many individuals forms  intimately
connected with photography..."
      to bear mind — с литературно-книжным существительным endowments:
      "...we must also bear in mind that the endowments of the lower  nerve-
centers are different..." etc.
      Использование поговорки в  тексте  научного  характера  представляется
самому   автору   научной   статьи   необычным  явлением;  в  связи  с  этим
поговорка берется им в кавычки. Однако автор не  только  один  раз  приводит
поговорку,  но  в дальнейшем  повторяет  ее  в  видоизмененной форме:
      "...so many possible ways  had  been  shown  of  explaining  anomalous
dispersion that it was mere child's play (or fiddle-playing) to  discuss  it
while the burning question of double refraction awaited explanation".
      Разрыв поговорки, наблюдаемый в данном случае, опущение  ее  составных
частей  (while Rome  is  burning),  использование   причастия   burning  для
определения существительного question не только не разрушают  поговорку,  а,
напротив, преследуют двоякую  цель:  с  одной  стороны,  достигается  яркая,
образная характеристика того положения,  в  котором  находился  в  то  время
вопрос о  двойном  преломлении,  и,  с  другой  стороны,  в  тексте  как  бы
«просвечивает» поговорка в ее полном  виде,  ибо  читатель,  столкнувшись  с
частями поговорки (fiddle-playing, burning), невольно воссоздает ее в  своей
памяти целиком.
      Таким  образом,  материал  показывает,  что   в   английской   научно-
естественной  литературе  использование   эмоционально-окрашенных   языковых
средств (рассмотренных  выше  прилагательных,  существительных,  глаголов  и
специфических фразеологических единиц) связано не столько с темами,  которые
являются  иррелевантными  для  научной  прозы,  сколько  с  непосредственным
истолкованием   и   классификацией   полученных    результатов,    описанием
эксперимента, аргументацией и обоснованием рассматриваемой  научной  теории,
концепции, гипотезы. Об  органическом  усвоении  английской  научной  прозой
элементов  эмоционально-субъективной  оценки  свидетельствует  функционально
упорядоченный  характер  их  использования,   строгая   регламентированность
употребления  и,  наконец,  их  постепенное  стилистическое   нивелирование,
связанное   с   возникновением   шаблона   в   использовании   стилистически
маркированных эмоционально-окрашенных лексических единиц.

    Глава ТРЕТЬЯ: ЭЛЕМЕНТЫ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ В НАУЧНОЙ ПРОЗЕ (метафора,
                             ирония, сравнение)

      Английская научная литература характеризуется использованием различных
стилистических  приемов.  В   стилистических   приемах   (по   сравнению   с
рассмотренными выше  лексическими  выразительными  средствами  языка)  более
значителен   элемент   субъективного   (творческого,   индивидуального)   и,
следовательно, эмоционально-оценочного. Характеризуя один из  стилистических
приемов, а именно метафору, В. В. Виноградов пишет, что метафора,  если  она
не штампована,  есть  акт  утверждения  индивидуального  миропонимания,  акт
субъективной  изоляции.  В  метафоре  резко  выступает  строго  определенный
субъект с его индивидуальными тенденциями мировосприятия. Поэтому  словесная
метафора  —  узка,  субъективно  замкнута  и  назойливо  «идейна»,   т.   е.
навязывает читателю субъективно-авторский взгляд на предмет и его  смысловые
связи.
      Субъективный характер метафоры,  ее  оригинальность  и  неповторимость
дали основание еще Аристотелю сказать, что «всего важнее — быть  искусным  в
метафорах, потому что только этого нельзя перенять у другого; это —  признак
таланта...»
      Несмотря на «назойливо-субъективный» характер метафоры, она  выступает
как принадлежность  языка  научного  повествования.  При  этом  для  научных
произведений  характерны  как  языковая,  так  и  речевая  метафоры.  Первая
принадлежит выразительным средствам языка, уже сложилась в языке  как  нечто
целое,  и  используется  автором  в  виде  «готового  блока».  Эта  метафора
штампована,  традиционна,  лишена  индивидуального,  субъективно-оценочного.
Вторая отвечает тем требованиям, на которые указывает В. В. Виноградов  (см.
выше), т. е. она всегда свежа, оригинальна, носит творческий характер.
      Еще  до  конкретного  рассмотрения  метафоры  на   материале   научно-
естественных работ становится очевидным, что здесь мы  столкнемся  с  частым
использованием   языковой   метафоры.   Традиционный   характер   последней,
связанный с отсутствием индивидуально-оценочного  момента,  делает  подобную
метафору   приемлемым   языковым   материалом   для   выражения    логически
последовательной мысли, аргументации и т. д. Кроме того, такие  метафоры  не
отвлекают внимания читателя от цепи логических рассуждений; они не  вызывают
дополнительных ассоциаций, не вносят  элемента  субъективной  оценки,  столь
характерной для метафоры оригинальной.
      Языковая метафора в научной литературе — это прежде  всего  глагольная
метафора типа: to throw  light,  to  bridge  a  gap,  to  attack  a  problem
(hypothesis), to crown  with  success,  to  clothe  in  forest  и  метафора,
выраженная существительным: fruits of inheritance, a ray of hope. Например:
      "We can only say that the author leaves untouched  no  clue  that  can
throw light upon  this  important  feature  of  day  and  night  alternating
currents".
      "In order to throw light  upon  this  subject  I  have  performed  the
following experiments".
      "Many association tracts and synopses are laid  down  in  the  control
nervous  system  when  the  child  is  born.  These  are   the   fruits   of
inheritance..."
      Как правило, авторы научных работ не делают  попыток  оживить  стертую
языковую  метафору,  придать  ей  оригинальность  и  новизну.   Единственный
элемент «новаторства»,  заметный  при  употреблении  языковых  метафор,  это
использование того или  иного  определения,  имеющего  логический  характер,
перед существительным, входящим в метафору. Так, to throw light выступает  в
вариантах: to throw a considerable  light,  to  throw  a  new  light,  throw
important light:
      "Among the pebbles and gravel were several fragments of true  volcanic
lava, which  throw  a  considerable  light  on  the  course  of  the  Arctic
current..."
      "...on this process (the respiration of the abyssal  fauna)  also  the
results of the   analyses of the gases throw very important light".
      Метафора   в   художественной   речи   характеризуется    определенной
системностью, многоплановостью,  а  также  спаянностью  со  всей  структурой
художественного произведения. Речевая метафора в научных работах включает  в
себя все признаки, присущие метафоре  такого  рода,  т.е.  она  субъективна,
свежа, оригинальна. Различие между  метафоризмом  художественной  и  научной
речи состоит не в качестве метафоры как таковой, а  в  том,  что  в  научных
работах  речевая  метафора  не  спаяна   со   всей   организацией   научного
произведения;  она  появляется  скорее  как  дополнительное   средство   для
придания аргументации большей убедительности.
      Несмотря на такой вспомогательный характер речевых метафор, в  научном
произведении они выступают более  ярко  и  выпукло,  нежели  в  произведении
художественном.    Это    явление    объясняется,    по-видимому,    законом
контрастности. В  научных  работах,  которые  строятся  в  плане  логических
доказательств и в которых использование выразительных  средств  языка  носит
трафаретный, как  бы  массовый  характер,  появление  оригинальной  метафоры
немедленно приковывает к себе внимание читателя.
      Тот  факт,  что   в   научном   изложении   речевая   метафора   имеет
вспомогательный  характер,  подтверждается  следующим  обстоятельством:  при
использовании  метафоры  автор  научной  статьи  в  ряде   случаев   сначала
формулирует свою  мысль  строго  логическим  способом,  а  затем  как  бы  в
подтверждение вышесказанного, прибегает к  использованию  метафоры,  которая
дает эмоционально-субъективную оценку ранее высказанной мысли.
      Речевая  метафора  в  научных  работах  может   быть   развернутой   и
неразвернутой.   Последняя   ограничивается   одним    образом.    Например:

      "The search for the origin of life is clearly  in  the  hands  of  the
chemists and physicists and they are seldom  interested  in  the  wilderness
that is bacterial taxonomy".
      "This blossoming out in the field  of  genetic  aspects  of  metabolic
control is of recent origin..."
      Эмоциональная палитра  высказывания  находит  свое  расширение  в  том
случае, когда метафора, будучи развернутой, передает ряд  образов,  один  из
которых является центральным:
      "The admixture of a little sulfur or carbolic acid could do  no  hurt;
but my observation is  that  potash  or  soda  is  sufficient  whenever  the
application can be made directly  upon  the  fungus.  The  whole  matter  is
exceedingly obscure; but I am well convinced that we shall finally  conquer,
and that in some way by overcoming the destructive influence  of  a  minute,
though sufficiently aggressive fungus enemy".
      Центральным образом в данной метафоре является образ  врага  —  enemy,
который  определяется  как  aggressive.  Дополнительные  образы   передаются
глаголами  to  overcome,  to  conquer,   прилагательным   destructive.   Вся
развернутая  метафора строится на образах, взятых из области военного  дела.
Военная тематика вообще характерна для развернутой метафоры, используемой  в
научной литературе. Например:
      "From the vast company (of gemmules) thus supposed to have  collected,
we may conceive, by the light of imagination,  the  formation  of  regiments
composed of multitudes of individual gemmules of the same kind; and  further
it is not difficult  to  imagine  that  each  individual  gemmule  of  every
regiment may move away and unite with thousands and  tens  of  thousands  of
others".
      Одну из причин появления метафоры  (в  частности,  развернутой)  можно
видеть  в  следующем:  когда  то  или  иное  явление  изучено  или  осознано
недостаточно глубоко ученый затрудняется дать ему строго  научное,  логичное
объяснение, он прибегает  к  другому  способу  описания  такого  явления,  а
именно представляет его образ,  взывая к воображению читателя. Так, в  одном
из  приведенных  выше  примеров  автор  отмечает,  что  рассматриваемая   им
проблема чрезвычайно неясна (the whole matter is  exceedingly  obscure),  но
далее переходит к ее образной детализации  (aggressive  enemy,  to  conquer,
to overcome и т.д.).
      В научных работах метафора появляется в связи с критикой той или  иной
теории,  описанием  работы  ученого.  Интересно,  что  и  здесь  тематически
образность черпается из области военного дела (нападения, атаки):
      "The theory of destruction and  creation  in  geology  held  back  the
science... Moreover, it had that armor of sanctify to protect  it  which  is
so hard to pierce by the most reasonable opposition".

      Помимо этого  случая  появления  метафоры  в  научном  тексте,  данный
стилистический прием используется также:
      а) для описания предмета исследования как такового (без его оценочной,
положительной  или  отрицательной,  характеристики).   Это,   как   правило,
неразвернутая метафора:
      "... cytology, which is still a young offshot  both  from  botany  and
zoology, possesses one strongly marked advantage"
      б) для описания предмета исследования, которому  дается  положительная
эмоционально-субъективная оценка:
      "In concluding  this  brief  notice  of  the  new  treasures  recently
acquired by our National Museum  we may say a few words  regarding  some  of
the chief characters".
      в) для положительной оценки трудов ученого (его книги, эксперимента  и
т. д.). В  этой  функции  метафора  выступает  наиболее  заметно  в  работах
критического и полемического характера,  а  также  в  рецензиях  на  научные
труды:
      "...there is a personal flavor about the work such as  is  too  seldom
found in modern hand-books".
      г) для  отрицательной  оценки  трудов  ученого  (также  в  основном  в
рецензиях и работах полемического характера):
      "He (the author) toils through the solution of abstract problems whose
formulation he imperfectly grasps, whose interest and importance he has  not
been permit to see beforehand".
      Таким  образом,  метафора   как   стилистический   прием   сознательно
применяется  в  строго  ограниченных  целях,  отвечающих  задачам   научного
повествования. Такое преднамеренное  сужение  возможностей  функционирования
метафоры в научном изложении указывает на специфически  рациональный  подход
к  использованию  образной  субъективно-эмоциональной   оценки   в   научной
литературе.

      Ирония  представляет  собой  стилистический   прием,   основанный   на
взаимодействии двух типов  лексического  значения:  предметно-логического  и
контекстуального:  причем  в  случае  иронии  это   взаимодействие   связано
смысловым отношением противоречивости, взаимоисключения.
      "...the evidence of what is really a very beautiful  theory  fails  to
carry conviction to us.  Doubtless  our  «threshold  sensibility»  has  gone
wrong in some unaccountable way, and we have not enough of  the  Subject  on
this side of it to estimate the pearls of transcendentalism  at  their  true
worth".
      В этом примере ряд слов (beautiful; has gone wrong; pearls)  реализует
два  противоположных  по  смыслу  значения,  из   которых   одно    является
предметно-логическим,  а  другое  —  контекстуальным:  очевидно,  что  автор
статьи не считает рассматриваемую им теорию  прекрасной,  не  полагает,  что
его собственный порог  чувствительности  порочен  и,  наконец,  не  признает
трансцендентализм правильной философской теорией.
      "It is  idle  here  to  speak  of  the  existence  of  centrosomes  as
initiating a process which thus begins so irregularly,  and  the  assumption
that they are really secretly existent all the time,  and  by  their  hidden
activity cause the astral radiations to converge to the two poles,  suggests
if not a petitio principii,  at  least  a  revelation    derived  from  some
source from which mere mundane   minds   are   debarred".
      В последнем примере существительное revelation реализует два значения:
предметно-логическое и контекстуальное, которые диаметрально  противоположны
по  смыслу,  ибо  автор  только   иронически   может   назвать   откровением
рассматриваемую им теорию.  Стилистический  эффект  иронии  создается  здесь
тем, что основное предметно-логическое значение revelation  не  уничтожается
контекстуальным значением, а сосуществует с  ним,  ярко  проявляя  отношение
противоречивости.
      Для стилистической иронии существенно знание широкого контекста.  Так,
необходимо  ознакомиться  со  всей  рецензией  (окрашенной  в  отрицательные
оценочные тона) для того, чтобы  понять,  что  существительное  authority  в
приводимом   ниже   примере   употреблено   в   контекстуальном    значении,
противоположном  по смыслу  основному, предметно-логическому значению  этого
слова:
      "There  are,  indeed,  certain  superficial  and  probably   adaptive,
resemblances between these two types of marine turtles, but the  fundamental
differences  are  so  great  as  apparently  ro  render  Dr.  Baur's   views
untenable. And we should much like  to  ask  that  authority  how  he  would
explain the appearance of transverse processes to  the  dorsal  vertebra  of
one of the extinct Athecae on his own hypothesis of their phylogeny".
      В  научных  работах  ирония  используется   в   основном   в   статьях
полемического   характера.   Данный   стилистический   прием   служит    для
отрицательной критической оценки книги, статьи, теории, гипотезы и т. д.
      Самым  многочисленным  среди   лексических   стилистических   приемов,
используемых в научной литературе,  является  сравнение.  Это  не  случайно.
Явления уясняются по сходству; аналогии необходимы  науке  для  установления
тождества описываемого предмета, факта, процесса. Сравнение служит    автору
  для наглядного и детального описания объекта  исследования,  а  также  для
выделения в этом объекте какой-то одной характерной  особенности,  специфику
 которой автор  хочет  показать  или  углубить.  Это  последнее  достигается
благодаря тому,  что  сравнение,  как  стилистический   прием,  основано  на
выделении  сходства  какой-либо  одной  черты   у   сравниваемых   предметов
(явлений) при полном расхождений других черт:
      "If we look upon heat as a rhythmic dance of the atoms, perhaps we may
also contemplate the possibility of a single atom executing a pas seul..."
      Здесь тепло рассматривается как танец атомов, т.е. в качестве сходства
выделена  только  одна  черта  —  ритмичность  движения;  все  другие  черты
характеризуются полным расхождением.
      Сравнения, как и метафоры, могут  быть  индивидуальными  (речевыми)  и
общепринятыми,  устойчивыми  (языковыми).  В  первом  случае  они   способны
характеризовать предмет с  разных  (подчас  неожиданных)  точек  зрения,  во
втором случае сравнения обычно передают только меру  качества  (as  like  as
two  pearls),  само  же  качество  (like)  должно  быть  выражено  отдельно.
Устойчивые (общепринятые) сравнения не типичны для языка английской  научной
литературы,   количество   ограничено   в   основном   следующими   случаями
сопоставления: as good as one's word; as like as chalk and  cheese;  as  old
as mankind:
      "All of you know that the idea of communicating  intelligence  without
visible means is almost as old as mankind".
      Такие  сравнения  не  используются  последовательно  в  тех  или  иных
функциях,  типичных  для  научной  литературы,  не  служат  целям  изложения
научных  фактов  и  формулирования  научных  положений,  уточнения   научных
понятий. Эта роль  выпадает  на  долю  речевых  (индивидуальных)  сравнений,
которые используются:
      а) для положительной оценочной характеристики деятельности ученого:
      "Rankine's name is not mentioned..., although to the English  engineer
this seems like leaving out the  name  of  Colambus  in  a  history  of  the
discovery of America".
      Общая черта, выбранная здесь для сравнения - это та  пионерская  роль,
которую сыграл Колумб в истории  открытия  Америки  и  Рэнкин  —  в  истории
развития техники.
      Сравнение используется также и для  положительной  оценки  критических
выступлений ученого в печати:
      "...the sentence, however decisive, is always delivered in kindly  and
gentle tones, as that of a judge who  regrets  rather  than  denounces,  the
faults which he condemns"
      б)  для характеристики объекта исследования:
      "These individuals (neuters) act as soldiers doing apparently no work,
but  keeping  watch  over  the  nest  and  attacking  intruders  with  great
boldness".
      Для науки характерно определять явления путем их  описания  с  помощью
точных  данных  (цифр,  рисунков,  графиков  и  т.  д.),  полученных   путем
эксперимента. И всякий раз, когда  ученый  имеет  такие  данные,  он  отдаёт
предпочтение  им,  а  не  образной  характеристике.  Однако,   если   точные
количественные и качественные данные отсутствуют, образ-аналогия  (в  данном
случае — стилистический прием сравнения) оказывается  наиболее  наглядным  и
детализирующим      средством      описания      предмета      исследования.

      Что касается тематики сравнений (т.е.  той  области,  из  которой  они
берутся), то здесь, как и в случае метафоры,  выделяется  группа  сравнений,
основанных на теме военного дела, военного искусства: these individuals  act
as soldiers; a huge  gannet...  looking  like  a  sentinel;  …the  delegates
studied special   clearly-defined questions like officers sent by a  general
to make a reconnaissance in a country.
      Выделяется также группа сравнений, которые по своей теме  относятся  к
явлениям повседневной жизни:
      "Are we searching for some inner truth that will lead us to the origin
of life, or are we, like the man who spends his week-ends  working  out  the
crossword puzzles in his Sunday paper, exercising our minds in a  scientific
game because we have nothing better to do?"
      Если рассматривать сравнения с точки зрения тех понятий,  которые  они
определяют и уточняют, то становится очевидным, что это могут быть  понятия,
относящиеся к  естественнонаучным  явлениям:  heat,  sensibility,  pressure,
wave;  понятия,  имеющие  абстрактный  характер:  idea,   science;   понятия
конкретные: a name, a scientist и т.д.
      Во всех случаях употребления речевых сравнений  автор  проявляет  свое
эмоциональное отношение к описываемому, ибо  образ  обладает  эмоциональными
оттенками: он действует на читателя (слушателя) в силу  своей  чувственности
и конкретности; он живо представляется  воображению  и  затрагивает  чувства
именно потому, что действует на воображение.
                    ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ: ПРАКТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ.
     СТИЛИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ НАУЧНОГО ТЕКСТА НА ВЫЯВЛЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО И
                               ЭКСПРЕССИВНОГО.

      1. Текст "The search for extraterrestrial life."
      The discovery of life on another planet would be  a  monument  to  our
age. Not only would it be an unparalleled technological achievement, but  it
would be striking scientific event that would enlarge  our  view  of  nature
and ourselves and provide unique evidence bearing on the origin of life.  In
this article, I am going to throw light on coming search for life  on  Mars.
Venus, our other close neighbor among the planets, has  been  excluded  from
consideration, for the  time  being  at  least,  because  its  high  surface
temperature — in the neighborhood of 400° C — seems incompatible  with  life
or, for that matter, with much organic chemistry of any  kind.  The  planets
of the solar system beyond Mars are out of reach for the present.
                           The Martian Environment
      I have given the reason for thinking that  if  life  ever  existed  on
Venus, it does so no longer. What can be said about Mars? We  can  say  that
although the situation is not brimming with hope, neither  is  it  hopeless.
The Martian environment is a harsh one by terrestrial  standards.  The  mean
temperature is —55° C, compared to +15° C for the Earth. The  atmosphere  is
thin and very dry; it contains carbon dioxide and a small  amount  of  water
vapor, but no detected oxygen. Owing to the low density  of  the  atmosphere
and the absence of a magnetic field, the surface of
  Mars is bombarded by  cosmic  rays  and  solar  radiation  in  an  almost
unbearable form. Mars is geologically a dead planet whose surface  has  been
undisturbed by anything except meteorite impacts for a very long time  which
lacks the great variety of ecological habitats characterize the Earth.
      Our knowledge of planetary  environments  is  still  fragmentary,  and
one's subjective estimate of the likelihood  of  finding  life  on  Mars  is
liable to undergo violent  fluctuations  from  time  to  time  as  new  data
accumulate. The fact is that nothing that we have learned about  Mars  —  in
contrast to Venus — excludes  it  as  a  possible  abode  of  life.  Martian
temperatures are not very  different  from  those  of  Antarctica,  where  a
varied microbial life, and even a  few  flowering  plants  and  invertebrate
animals, have been found. Although the mean temperature on Mars is low,  the
seasonal and diurnal fluctuations are great, and  temperatures  as  high  as
25° C have been measured near the equator.
                              Scarcity of Water
      The scarcity of water is probably the most serious limiting factor for
any Martian biology.  The  atmosphere  of  Mars  contains  approximately  14
microns of precipitable water, or roughly 1/1000 the  amount  found  in  our
atmosphere. In  has  been  argued  that  the  lack  of  water  excludes  the
possibility of life as we know it on Mars. It  is  certainly  true  that  no
terrestrial species could survive under average  Martian  conditions  as  we
know them, except in a dormant state. But if we admit the  possibility  that
Mars once had a more favorable climate which was  gradually  transformed  to
the severe one we find there today, and if we accept  the  possibility  that
life arose on the planet during this earlier epoch, then we  cannot  exclude
the possibility that Martian  life  succeeded  in  adapting  itself  to  the
changing conditions and survives there still.
      The phenomenon that first led astronomers to suggest that Mars  is  an
inhabited planet—the  seasonal  change  of  color  in  the  maria,  or  dark
regions—is still  unexplained.  This  effect  is  described  as  a  wave  of
darkening that starts at the edge of  the  melting  polar  ice  cap  in  the
spring and progresses toward the equator as the season advances.  The  color
of the maria transforms from grayish  to  violet,  although  some  observers
have reported vivid greens and blues. By midsummer,  the  wave  reaches  the
equator; then,  with  the  approach  of  winter,  the  color  fades.  It  is
generally agreed  that  the  phenomenon  is  associated  with  the  seasonal
translocation of water vapor from one pole  to  the  other.  It  could  thus
reflect the growth of vegetation, stimulated by the availability  of  water,
or it could result from an inorganic process such as the uptake of water  by
hygroscopic salts. The  biological  explanation  readily  accounts  for  one
striking fact; namely, that the  maria  continue  to  reappear  despite  the
great dust storms that sometimes obscure the  entire  disc  of  the  planet.
This regenerative capacity suggests that something in the maria  is  capable
of growing up through the dust layer.
      Microbial life could conceivably be the only form of life on Mars, but
it is hard to imagine there being life on Mars  without  microbes.  For  the
purposes of fundamental biology, it  would  be  just  as  striking  to  find
microbial life on Mars as higher forms. Any form of Martian  life  would  be
intensely interesting to science. From a  fundamental  viewpoint,  there  is
only one form of life on the Earth. All species are constructed out  of  the
same few building  blocks;  despite  appearances,  the  differences  between
species are relatively superficial. The question we ask is  whether  another
form of life exists on Mars.
      If there is life on Mars, then it is a reasonable assumption—  indeed,
I believe it is a necessary consequence—that its carbon cycles through  this
atmosphere. We would expect to  find  on  Mars,  as  we  find  on  Earth,  a
continual exchange of carbon between the atmosphere and the biosphere.
      One of the strongest statements that can be made about Martian biology
is that if there  is  life  on  the  planet  there  must  be  at  least  one
photosynthetic  species.  This  is  so  because  the   sun   is   the   only
inexhaustible source of energy in the solar system. All life  on  the  Earth
depends ultimately on those species which are  capable  of  utilizing  solar
energy. Since photosynthetic organisms must  receive  light  from  the  sun,
this argument leads to the corollary that, if there is life  on  Mars,  some
of it must live on the surface. There is no use imagining that if  there  is
no life at the surface it  may  be  found  under  rocks  or  in  caves.  The
presence of little or no oxygen in the  atmosphere  of  Mars  does  not,  of
course, rule out the possibility that photosynthesis is occurring there.
                           Summary and Conclusions
      In summary, current theories about the history of the solar system and
the origin of life suggest that conditions on primitive Mars may  have  been
sufficiently like those of the primitive Earth  to  have  made  possible  an
independent origin of life. The present environment  of  Mars  is  extremely
harsh, but our knowledge of it does not permit the conclusion that, if  life
ever existed there, it is now extinct.
      It is not optimism about the outcome that gives impetus to the  search
for extraterrestrial life; rather, it  is  the  immense  importance  that  a
positive result would have. One has to multiply the first of these  somewhat
subjective quantities by the second to find  the  scientific  worth  of  the
Mars undertaking. The  argument  of  this  article  is  that  the  value  so
obtained is high.
      Whatever the final answer to the question of life on Mars may turn out
to be, the search will be  one  of  the  great  scientific  and  engineering
enterprises of the 20th century. And I'm personally convinced that some  day
we'll be crowned by success.

      2. Стилистический анализ текста.
          Данное  исследование  в  области  английской  научной  прозы  было
проведено мною в русле  выявления  факторов,  обуславливающих  проникновение
эмоциональных  элементов,  экспрессивно-окрашенной  лексики   в   английский
научный текст. Мною была поставлена  цель,  выяснить,  какие  стилистические
средства  используют  авторы  научных  статей,  чтобы  скрасить   чрезмерную
научность,  "сухость"  научного  текста,  усилить  влияние  на  читателя,  и
выяснить, как  эти  средства  сочетаются  с  высокой,  "  книжной"  лексикой
научного изложения.
           Итак, объектом моего исследования стала статья, опубликованная  в
журнале "Science", №4, 1976 и  вошедшая  в  сборник  английских  общенаучных
текстов, который  был  составлен  А.И.  Чёрной  и  выпущен   в  издательстве
"Наука" в 1979 году. Причиной выбора вышеупомянутой статьи явился тот  факт,
что   в   ней   довольно   ярко   прослеживаются   тенденции   проникновения
эмоциональных элементов в научное повествование.  Статья  богата  различными
стилистическими  средствами,  придающими  ей   экспрессивную   окрашенность.
Начать анализ этой английской научной статьи хотелось бы с тех экспрессивно-
эмоциональных  элементов,  которые  связаны  по  значению  с   человеческими
чувствами,  и,  как  правило,  выражают   отношения   автора   к   явлениям,
описываемым им  в  его  работе.  Это  прилагательные,  выражающие  авторскую
оценку описываемых в научной статье фактов.

      а) Прилагательные
      Итак,  как  уже  было  отмечено  выше,   в   связи   с   многообразием
выразительных свойств прилагательного стиль того или  иного  произведения  в
значительной степени зависит  от  характера  определяющих  слов,  от  манеры
использования их автором. Специфичность прилагательного как  слова  способно
выражать субъективно-эмоциональное отношение автора к написанной им  работе.
Среди  прилагательных,  выражающих  в  данном   научном   тексте   авторскую
оценочную  характеристику,  отчетливо   выделяется   группа   прилагательных
эмоциональной  оценки,  например:  marvelous,   harsh,   wonderful,   great,
unbearable,  serious,  striking,   beautiful,   magnificent,   unparalleled,
severe, favorable, strong и т. д.
      Так, в данных предложениях мы можем наблюдать  элементы  положительной
эмоциональной оценки описываемых явлений и факторов:
      "Not only would it be an unparalleled technological  achievement,  but
it would be striking scientific event that would enlarge our view of  nature
and ourselves and provide unique evidence bearing on the origin of life."
  "Mars is geologically a dead planet whose surface has been undisturbed by
anything except meteorite impacts for a  very  long  time  which  lacks  the
great variety of ecological habitats characterize the Earth."
      "Although the mean temperature  on  Mars  is  low,  the  seasonal  and
diurnal fluctuations are great and temperatures as high as 25° C  have  been
measured near the equator."
      "But we admit the possibility that Mars  once  had  a  more  favorable
climate which was gradually transformed to the  severe  one  we  find  there
today".
      В данных же предложениях оценка лишена положительной  окраски,  однако
эмоциональная её сторона очень ярко выражена:
      "The Martian environment is a harsh one by terrestrial standards.  The
mean temperature is —55° C, compared to +15° C for the Earth."
      "Mars is bombarded by cosmic rays and solar  radiation  in  an  almost
unbearable form."
      "For the purposes of fundamental biology, it would be just as striking
to find microbial life on Mars as higher forms."
      Следует  обратить  особое   внимание   на   два   следующих   примера.
Прилагательные  strong  и  serious  употреблены   в   превосходной   степени
сравнения, и это, несомненно, ещё больше увеличивает  степень  эмоциональной
окраски данного научного текста:
      "The scarcity of water is probably the most  serious  limiting  factor
for any Martian biology."
      "One of the strongest  statements  that  can  be  made  about  Martian
biology is that if there is life on the planet there must be  at  least  one
photosynthetic species."
      Итак, оценка, передаваемая такими прилагательными,  основана  на  том,
что качество предмета выступает  через  призму  индивидуально-эмоционального
восприятия. Автор как бы навязывает  читателю  свою  индивидуальность,  свои
восприятия и ощущения. Прилагательное в таком  случае  становится  средством
эмоциональной оценочной характеристики.
      Перечисленные выше прилагательные (marvelous, wonderful и т.  д.)  это
так  называемые  качественные  прилагательные  широкой  семантики,   которые
образовали особый слой слов, называемый эмоциональной  лексикой.  Английская
научная   литература   широко   использует    качественные    прилагательные
субъективно-оценочного  значения,  что  придает  ей  заметную  эмоциональную
окрашенность.
      б) Существительные
      Характер  существительных,  вносящих  свой  вклад  в  создание   общей
повышенной эмоциональной  и  экспрессивной  тональности  английской  научной
прозы,  существенно  отличается  от   рассмотренных   выше   прилагательных.
Подобные  существительные  используются  авторами  научных  статей  не   для
целенаправленного   создания   экспрессивно-художественного    эффекта,    а
непосредственно    для    передачи    научной    информации.    Употребление
эмоционально-окрашенных существительных  в  английской  литературе  является
привычной формулой научной коммуникации. Например:
      "Not only would it be an unparalleled technological  achievement,  but
it would be striking scientific event that would enlarge our view of  nature
and ourselves and provide unique evidence bearing on the origin of life."
      "Venus, our other close neighbor among the planets, has been  excluded
from consideration".
      "The biological explanation readily accounts for one striking fact…"
      "It is not optimism about the outcome that gives impetus to the search
for extraterrestrial life"
      "Whatever the final answer to the question of life on  Mars  may  turn
out to be, the search will be one of the great  scientific  and  engineering
enterprises of the 20th century."
      Легко видеть,  что   в  отличие  от  прилагательных,   существительные
achievement, event, view, neighbor, fact, optimism, answer, хотя и  несут  в
себе   некоторую   экспрессивность,   но   в   основном   используются   для
непосредственной передачи научной информации.
      в) Глаголы
      Глаголов, используемые для выражения оценочной характеристики в данном
тексте практически отсутствуют.  Однако,  в  тексте  можно  найти  несколько
примеров выражения эмоционального отношения  автора  к  своей  работе  через
экспрессивные глаголы. Таких примеров, опять же, немного, но можно  выделить
следующие:
      "Mars is bombarded by cosmic rays and solar  radiation  in  an  almost
unbearable form."
      "Mars is geologically a dead planet whose surface has been undisturbed
by anything except meteorite impacts for a very long time".
      "The color of the maria transforms from grayish  to  violet,  although
some observers have reported vivid greens and blues."
      г) Фразеологические единицы
      Как уже было упомянуто в  теоретической  части  данного  исследования,
стилистическая    контрастность    разговорных     и     литературно-книжных
фразеологических единиц способствует их выделению на общем фоне  нейтральной
фразеологии.  Необычность  и  кажущаяся  на   первый   взгляд   неуместность
разговорной лексики в научной статье, книге, монографии и т. д.  придает  ей
заметную эмоционально-экспрессивную  окрашенность.  В  взятом  мною  научном
тексте также присутствуют эмоциональные элементы, представленные  некоторыми
фразеологическими единицами:
      "We can say that although the situation is  not  brimming  with  hope,
neither is it hopeless."
      Фразеологическая единица  to brim with hope  на  первый  взгляд  вовсе
нехарактерна для подобного стиля изложения, однако, она очень ярко  выражает
эмоции автора по поводу рассматриваемой проблемы.
      "Our knowledge of planetary environments  is  still  fragmentary,  and
one's subjective estimate of the likelihood  of  finding  life  on  Mars  is
liable to undergo violent  fluctuations  from  time  to  time  as  new  data
accumulate."
      "The fact is that nothing  that  we  have  learned  about  Mars  —  in
contrast to Venus — excludes it as a possible abode of life"
      "There is no use imagining that if there is no life at the surface  it
may be found under rocks or in caves."
      Данные фразеологические единицы тяготеют к научности  больше,  чем  to
brim with hope, однако и они добавляют  эмоциональности  в  стиль  изложения
автора.
      В английской научно-естественной литературе использование эмоционально-
окрашенных   языковых   средств    (рассмотренных    выше    прилагательных,
существительных, глаголов и специфических фразеологических  единиц)  связано
не  столько  с  темами,   сколько   с   непосредственным   истолкованием   и
классификацией    полученных    результатов,     описанием     эксперимента,
аргументацией и  обоснованием  рассматриваемой  научной  теории,  концепции,
гипотезы.  Рассмотрим  теперь  такие  стилистические  приемы  как  метафора,
ирония, сравнение на предмет присутствия данных  элементов  во  взятой  мною
научной статье "The search for extraterrestrial life".
      а) Метафора
      Метафора как стилистический прием  сознательно  применяется  в  строго
ограниченных  целях,  отвечающих  задачам  научного   повествования.   Такое
преднамеренное сужение  возможностей  функционирования  метафоры  в  научном
изложении указывает на  специфически  рациональный  подход  к  использованию
образной субъективно-эмоциональной оценки в  научной  литературе.  В  данной
научной  статье  употребляются  прежде  всего   глагольные   метафоры.   Так
например:
      "In this article, I am going to throw light on coming search for  life
on Mars."
      "And I'm personally convinced  that  some  day  we'll  be  crowned  by
success"
      Вот ещё один пример метафоры из данной статьи:
      "The discovery of life on another planet would be a  monument  to  our
age"
      В данной научной  статье  метафора  не  спаяна  со  всей  организацией
произведения;  она  появляется  скорее  как  дополнительное   средство   для
придания аргументации большей  убедительности,  однако  же,  метафора  здесь
выступает даже более ярко и выпукло, нежели в  произведении  художественном.
Объясняется это, по-видимому, контрастностью.  В  научных  работах,  которые
строятся  в  плане  логических  доказательств  и  в  которых   использование
выразительных средств языка носит трафаретный,  как  бы  массовый  характер,
появление оригинальной  метафоры  немедленно  приковывает  к  себе  внимание
читателя.
      б) Ирония
      В стиле английской научной прозы такой стилистический прием как ирония
употребляется в большинстве случаев при  критической,  отрицательной  оценке
работы  какого-либо  ученого.  Взятый  на  рассмотрение  научный  текст   не
является таковым, поэтому данный прием здесь  не  приемлем.  Таким  образом,
ввиду отсутствия его в тексте статьи, в рассмотрение он не принимался.
      в) Сравнение
      Сравнение обычно  служит  автору  научного  текста  для  наглядного  и
детального описания объекта исследования,  а  также  для  выделения  в  этом
объекте какой-то одной характерной особенности,  специфику    которой  автор
хочет показать или углубить. Это последнее достигается благодаря  тому,  что
сравнение, как стилистический  прием, основано на выделении сходства  какой-
либо одной черты у сравниваемых предметов (явлений) при  полном  расхождений
других  черт.  В  качестве  сравнений  в  рассматриваемой   научной   статье
выступают следующие единицы:
      "For the purposes of fundamental biology, it would be just as striking
to find microbial life on Mars as higher forms."
      В данном случае у сравниваемых явлений, а именно факт нахождения жизни
на Марсе, есть  одна  общая  черта  –  степень  значимости  этого  открытия,
независимо от того, откроют ли они примитивную или высшую форму жизни.
      "The fact is that nothing  that  we  have  learned  about  Mars  —  in
contrast to Venus — excludes it as a possible abode of life."
      Здесь планета Марс сравнивается с  местом  возможного  местопребывания
живых организмов, (подразумевается данная черта планеты Земля)
      "Although the mean temperature  on  Mars  is  low,  the  seasonal  and
diurnal fluctuations are great, and temperatures as high as 25° C have  been
measured near the equator."
      Итак, легко видеть,  что  при  использовании  сравнений  как  образов-
аналогий наша статья приобретает выраженную эмоциональную окраску,  материал
становится  более  доступным,  интересным   для   чтения   не   только   для
специалистов, но и для обывателей. Эта  же  цель  достигается  при  активном
применении других стилистических приемов, рассмотренных  выше.  И,  завершая
анализ статьи "The Search for Extraterrestrial  Life",  нужно  сказать,  что
эмоционально-экспрессивная   окраска   нивелирует   чрезмерную    научность,
избавляет текст от "сухости" и "адаптирует" его  для  более  широкого  круга
читателей.



                                 ЗАКЛЮЧЕНИЕ
      Для  лингвиста,  занимающегося  проблемой  становления  стиля  научной
прозы,  особый  интерес   приобретает   вопрос:   является   ли   повышенная
эмоциональная тональность достоянием  только  художественного  мышления  или
научное мышление тоже (и в какой мере) прибегает к аффектированному  способу
выражения мысли?
      В  английской  научной  прозе  формы  субъективной  оценки   качества,
усиления  меры  качества  сравнительно  с   нормой,   существуют   рядом   с
объективностью оценочной меры;  эти  две  формы  как  бы  уживаются  друг  с
другом, не исключают друг друга. Следует оговорить, однако, что  объективная
оценочная  мера   в   количественном   отношении   неизмеримо   значительнее
субъективной меры оценки, и именно в связи  с  тем,  что  формы  объективной
оценочности   количественно    преобладают,    эмоциональная    окрашенность
субъективного освещения качества обостряется и усиливается.
      Элементы эмоционального способны проникать  в  научную  литературу  по
ряду причин. Стиль научной прозы не ограничен какими-то особыми, только  ему
присущими формами речи. Замкнутость данного стиля означает лишь, что ему,  с
одной стороны,  свойственны  специфические  языковые  средства,  органически
входящие в построение данного речевого  стиля,  и,  с  другой  стороны,  ряд
других языковых средств, не являющихся неотъемлемой  частью  языковой  ткани
стиля.
      Целенаправленное использование субъективной оценки, т, е.  характерное
изображение  явления  через  призму  чувственного  восприятия,  способствует
усилению  убедительности  мысли,   в   основе   которой   лежит   логическая
аргументация  факта.  Сочетание  лаконичности  и  бесстрастности  логических
рассуждений  с  взволнованностью  эмоционально-субъективной  оценки  придает
глубокую убедительность научной статье, книге, монографии и т. д.
      В исследованном материале  аффектированный  план  выражения  создается
введением  в  языковую  ткань  научной  статьи,  с  одной  стороны,   устно-
разговорной и, с другой  стороны,  так  называемой  высоко-книжной  лексики.
Объединение специальной научной терминологии и  так  называемых  общенаучных
слов,  характеризующихся  нейтральной  стилевой   окрашенностью   с   устно-
разговорной лексикой  представляет  собой  резко  контрастирующее  сочетание
разностильных элементов. Оно не ощущается как инородное, мешающее  пониманию
сути научной работы благодаря а) своей  функциональной  оправданности  и  б)
соблюдению  разумных  пропорций.    Последние   проявляются   в   том,   что
нейтральная   лексика   служит   фоном,   на   котором   заметно   выступают
стилистически-окрашенные элементы.
      Нарочитое   нарушение   стилистической   монотонности путем   введения
  лексических  единиц,   контрастирующих  по  своей  стилевой  отнесенности,
выступает  как   норма стиля английской научной прозы  на  одном  из  этапов
его развития. Качественная ассимиляция такой контрастной лексики  в  научной
литературе состоит в том, что общий логический характер  научного  изложения
накладывает на  нее  свой  отпечаток,  т.  е.  вводит  использование  данной
лексики в строго очерченное русло нескольких типичных функций.
      Как отмечалось  выше,  элементы  индивидуального  и  субъективного  не
нарушают стилевой структурности научной прозы. Они входят в  ткань  научного
повествования  как закономерные факторы  организации  словесного  материала,
как результат поисков путей, способных во  всей  глубине  запечатлеть  вновь
усвоенный опыт и выразить к нему свое отношение.
      В научной литературе рассматриваемого периода  авторская  субъективная
оценка  выражается  шаблонными  языковыми   средствами,   что   приводит   к
возникновению тенденции, которая сказывается в следующем: с  одной  стороны,
эта трафаретность убивает тот элемент эмоционального, который  характеризует
субъективную оценку как таковую. Ослабление эмоционального значения  слов  в
том случае, когда они употребляются  в  научной  литературе,  их  переход  в
разряд  эмоционально-нейтральной   лексики   выступает   как   традиционная,
функционально-обусловленная  характеристическая   примета   данной   речевой
сферы.
      Специфическое   преломление   элементов   эмоционального   в   научной
литературе  позволяет   сохранить   единство   стиля   научной   прозы   как
определенным образом замкнутой  системы,  создает  уместность  использования
субъективной оценки на  общем  фоне  логически  построенной  терминированной
речи. Именно благодаря этому специфическому преломлению стиль научной  прозы
(противопоставленный  стилю  художественной  речи)   демонстрирует   наличия
элементов субъективно-оценочного плана.
      Использование в ткани научного  повествования  эмоционально-окрашенной
лексики, типичной для норм разговорной речи, позволяет  судить  о  специфике
формирования и развития стиля научной  прозы,  а  также  о  его  структурных
качествах по отношению к разговорной речи. В связи  с  этим  особый  интерес
приобретает вопрос об общих традициях и перспективах развития стиля  научной
прозы с точки зрения возможного использования субъективной оценки в  научном
изложении.  Эти  традиции   подчеркивают   не   внешнее   противопоставление
субъективного логическому, а соотношение мысли  и  чувства,  логику  чувств,
которая вырисовывается в организованных  моделях  использования  аффективной
лексики.
      В  современной  английской   научной   прозе   употребление   слов   в
эмоциональном значении представляет собой проявление  индивидуальной  манеры
изложения мыслей и фактов. Можно сказать, что  эмоциональная  напряженность,
реализуемая лексическими средствами, универсальна и  традиционна  для  стиля
английской научной прозы.
      Однако    характерная    синтаксическая    организация    предложения,
использование  большинства   слов   в   их   основных   предметно-логических
значениях, наличие большого числа терминов и своеобразных для научной  прозы
неологизмов, наконец, логичность и доказательность изложения оставляют  язык
английской  естественнонаучной  литературы  в  общих  рамках  стиля  научной
прозы.
                      СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

   1. Глушко М. М. Язык английской научной  прозы:  Автореферат  дисс.  док.
      филол. наук. М., 1980.
   2.  Калмыкова  Е.И.   Образность  как  лингвостилистическая  категория  в
      современной научной прозе. М.: Наука", 1979
   3. Пумпянский А.Л. Чтение и  перевод  английской  научной  и  технической
      литературы (лексика, грамматика, фонетика). М.: Наука, 1968.
   4. Разинкина Н.М. Стилистика английской научной речи. М: Наука, 1979
   5. Рейман Е.А., Константинова Н.А. Обороты речи английской научной статьи
      Л.: Наука, 1978.
   6.  Савинова  Е.С.  Словарь-минимум  для  чтения  научной  литературы  на
      английском языке. М. :Наука, 1979.
   7. Скибо В.Н.  Краткий очерк становления английской научной  прозы.  "Уч.
      зап. 1-го МГПИИЯ", т.52, М.:1969
   8. Скребнев Ю.М. Стилистика английского языка. Л., 1973
   9. Черная А.И. Английские общенаучные тексты. М.: Наука, 1980




смотреть на рефераты похожие на "Особенности языка и стиля английской научной прозы "