Исторические личности

Реформистская деятельность С. Ю. Витте


                                  Лицей №5



                                 Д О К Л А Д
                                  на тему:

                         “РЕФОРМИСТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
                                С. Ю. ВИТТЕ”



                                                                  Подготовил

                                                               Томилин В. А.



                                Казань, 2001.

      ПЛАН


      1. ВВЕДЕНИЕ

      2. РОЛЬ КРЕСТЬЯНСКОЙ ОБЩИНЫ В ДОРЕФОРМЕНОЕ ВРЕМЯ

      3. ВРЕМЯ И РЕФОРМЫ С. Ю. ВИТТЕ

      4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

      СПИСОК   ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. В В Е Д Е Н И Е

      Каждое время для истории России было по-своему  судьбоносным.  Однако,
отдельные  периоды  можно  назвать  определившими  дальнейшую  жизнь  народа
страны на долгие годы. Одним из таких важнейших  этапов  Российской  истории
были  вторая  половина  XIX  века  и  начало   XX   века;   время   развития
революционного движения.
      Но на политической арене действовали в это время, конечно,  не  только
представители   революционного   движения.    Но    политические    деятели,
принадлежавшие к противостоящему  большевикам  лагерю,  ранее  изображались,
как правило, искаженно, а зачастую  просто  оглуплялись,  окарикатуривались.
Между тем на исторической сцене в тот период  действовали  яркие  и  сильные
исторические личности, придерживавшиеся  различных  общественно-политических
взглядов, отражавших все цвета тогдашнего достаточно пестрого  политического
спектра. И не зная этих людей, нельзя понять глубинной сути происходивших  в
стране процессов.
      Невозможно определить свое отношение ко всем тем, кто  был  в  царском
окружении, правительстве, проводил политику царизма  в  губерниях;  особенно
интересны те люди, которые внесли существенный вклад в решение главного  для
царской России вопроса - аграрного. Наиболее яркие  личности  того  времени,
конечно, С. Ю. Витте и П. А. Столыпин.


          2. РОЛЬ КРЕСТЬЯНСКОЙ ОБЩИНЫ В ДОРЕФОРМЕНОЕ ВРЕМЯ

      Крестьянская община -  это  институт,  преобладающий  в  России  после
отмены  крепостного   права.   В   нашей   публицистике   утвердился   очень
односторонний взгляд на общину.  Так  А.  Пушкарь  в  газете  "Известия"  за
14.02.90 пишет: "община была осколком первобытнообщинного  строя,  идеальным
механизмом  для   фискального   полицейского   надзора".   В.   Гаврикин   -
"Известия"(4.03.90) : "община  -  это  осколок  феодальных  отношений".  По-
видимому, журналисты, используя наиболее хлесткие определения, оставались  в
плену прежних представлений об общине.  Более  глубокое  изучение  фактов  и
документов приводит в настоящее время многих  историков  к  другим  выводам.
Да, в пореформенную эпоху община была пережиточным явлением. Многие,  в  том
числе и сами крестьяне,  ругали  ее  за  косность  и  рутину.  Но  почему-то
получалось всегда так, что в изменившихся условиях менялась и община. Еще  в
период феодализма община многое сделала для утверждения трехпольной  системы
земледелия вместо беспорядочного засевания одних и тех  же площадей.
      Затем, после реформы 1861 года наступил сравнительно благоприятный для
крестьянского хозяйства период: распались крепостные цепи,  малоземелье  еще
не  очень  ощущалось,  цены  на   хлеб  держались  высокие.  И  в  громадном
большинстве общин,  в   целых  регионах,  прекратились  земельные  переделы.
Более того, стихийно начался процесс формирования частной собственности   на
общинную землю. Ее стали продавать, завещать по наследству и т.п.
      Но в 80-90 годах XIX века  обстановка  резко  изменилась.   Разразился
мировой сельскохозяйственный кризис, и помещики поспешили переложить  убытки
на крестьян. Выросло крестьянское население,  и  на  общинных  землях  стало
тесно. Наконец, случился ряд неурожайных лет (особенно сильный неурожай  был
в 1891). Встал вопрос  о  физическом  выживании  крестьян.  И  община  после
нелегкой внутренней борьбы вынуждена была  возобновить  переделы.  Тогда  же
появился самый уравнительный вид разверстки земли - по едокам.
      Но сразу же встал и другой вопрос: как  переделять  землю,  если  один
крестьянин всегда удобрял свои полосы, а другой  довел  их  до  истощения  ?
Долго и горячо обсуждался этот вопрос, и решение, похоже,  было  найдено.  В
Пензенском архиве обнаружен такой документ: "Мы, крестьяне, -  говорилось  в
приговоре села Никольского, - должны  землю  удобрять  назьмом,  а  если  по
истечении 12-летнего срока  земля  будет  поделяться,  и   окажутся  участки
неуназьменными, то при разделе нерадивому домохозяину возвратить  тот  самый
участок, который не был им удобрен в течение 12 лет".
      Голодные годы многому научили, и с конца XIX века в ряде нечерноземных
губерний  крестьяне  начали  отказываться  от  трехпольной  системы  и  всем
обществом переходить к многопольным севооборотам с  высевом  кормовых  трав.
Правда этот процесс шел медленно. Но ведь в  сельском  хозяйстве  медленное,
но неуклонное накопление новых явлений - залог нового развития.
      Таким образом, община не была ни "сколком", ни  "осколком".  Она  жила
богатой внутренней жизнью.
      Община - явление не исключительно русское, а  мировое.  В  Европе  она
исчезла сравнительно рано, в России просуществовала  до  коллективизации,  а
во многих странах Востока все еще сохранилась.
      Некоторые общинные традиции  до  сих  пор  живы  в  развитых   странах
(например, в Голландии) - и не все они плохи.
      Была ли община прообразом коллективного ведения сельского хозяйства  в
деревне при социализме ? Вопрос  этот  активно  обсуждается  в  исторической
литературе.
      Переход к  коллективному  ведению  сельского  хозяйства  был   голубой
мечтой  всех  народников,  и  они  охотно  расписывали  те   случаи,   когда
крестьяне, скажем, всем обществом скашивали луга,  а  затем  делили  сено  в
копнах. Но дальше этого  дело  не   шло.  В  дореформенную  эпоху  отдельные
помещики  пытались  вводить  "коллективные  запашки",  в   пореформенную   -
некоторые земства. Но крестьяне смотрели на это как на барские  причуды,  на
новый вид барщины и старались избавиться от подобных новшеств. Маркс  считал
источником большой жизненной силы  русской  общины  как  раз  ее  дуализм  -
общественная собственность  на  землю  и  частный  характер  производства  и
присвоения.


         3. ВРЕМЯ И РЕФОРМЫ С. Ю. ВИТТЕ

      С. Ю. Витте родился в Тифлисе 17 июня 1849 года и воспитывался в семье
своего деда А. М.  Фадеева,  тайного  советника,  бывшего  в  1841-1846  гг.
саратовским губернатором,  а  затем  членом  совета  управления  Кавказского
наместника и управляющим экспедицией государственных имуществ  Закавказского
 края.
      Он происходил из малоизвестных обрусевших немцев, ставших дворянами  в
1856 г. (хотя он сам насаждал версию потомственного  дворянства  и  верности
православию). Ранние годы Витте прошли в Тифлисе и Одессе, где,  в  1870  он
кончил  курс  наук  в   новороссийском   университете   по   математическому
факультету со степенью кандидата, написав диссертацию  "О  бесконечно  малых
величинах".  Молодой  математик  помышлял  остаться  при  университете   для
подготовки  к  профессорскому  званию.  Но  юношеское   увлечение   актрисой
Соколовой  отвлекло  его  от  научных   занятий   и   подготовки   очередной
диссертации по астрономии. К тому же против ученой  карьеры  Витте  восстали
его мать и дядя, заявив, что "это не дворянское  дело".  1  июля  1871  года
Витте был причислен чиновником в канцелярии Новороссийского и  Бессарабского
генерал-губернатора, а еще  через  два  года  назначен  столоначальником.  В
управлении Одесской железной дороги, куда его определил на службу  дядя,  он
на практике изучил железнодорожное дело,  начав  с  самых  низших  ступеней,
побывав в роли конторщика грузовой службы и  даже  помощника  машиниста,  но
скоро,  заняв  должность  начальника  движения,   превратился   в   крупного
железнодорожного  предпринимателя.  Однако  в  апреле  1877  года  он  подал
прошение об увольнении с государственной службы.
      После окончания русско-турецкой  войны  1877-1878  гг.  принадлежавшая
казне железная дорога  влилась  в  частное  Общество  Юго-Западных  железных
дорог. Там Витте получил место начальника  эксплуатационного  отдела.  Новое
назначение потребовало переезда в Петербург. В столице он прожил около  двух
лет. События 1 марта 1881 г., оставившие заметный след  в  биографии  Витте,
застали  его  уже  в  Киеве.  В  это  время  Витте  оказался  под   влиянием
славянофильских идей, увлекался богословскими сочинениями;  он  сблизился  с
руководителями "славянского движения"; как только до  Киева  дошла  весть  о
покушении на Александра II, Витте написал в столицу Фадееву и подал  идею  о
создании дворянской  конспиративной  организации  для  охраны  императора  и
борьбы с революционерами  их  же  методами.  Фадеев  подхватил  эту  идею  в
Петербурге  и  с  помощью  Воронцова-Дашкова  создал   пресловутую   "Святую
дружину". В середине марта 1881  года  в  Петербурге  состоялось  посвящение
Витте в ее члены. Он был назначен  главным  правителем  дружины  в  Киевском
районе.  Витте  ревностно  относился  к  исполнению  возложенных   на   него
дружиной обязанностей. По ее распоряжению  он  был  направлен  в  Париж  для
организации покушения на известного революционера-народника  Л.Н.  Гартмана,
участвовал в литературных предприятиях дружины провокационного характера,  в
частности, в составлении брошюры, изданной (Киев, 1882 год) под  псевдонимом
"Свободный  мыслитель",  содержащей   критику   программы   и   деятельности
"Народной воли" и предрекавшей ее гибель.
      В конце апреля 1881 года Александр III встал на сторону  врагов  каких
бы то ни было перемен в системе государственного управления. (М.Н. Катков  и
К.П. Победоносцев). Последовало  смещение  покровительствовавшего  "Дружине"
министра   внутренних  дел  графа   Н.П.   Игнатьева,   была   ликвидирована
"Дружина".
      В 1886 году, следуя славянофильским традициям, Витте  заявил  себя  (в
журнальной  статье)  ярым  противником  развития  капитализма  в  России   и
превращения русского крестьянина  в   частного  рабочего,  раба  капитала  и
машины.
      В  1887  году  Витте,  служил  управляющим   Юго-Западными   железными
дорогами,  а  в  1889  году  он  получил  должность  директора  департамента
железных дорог в министерстве финансов   (  потеряв  при  этом  в  доходах).
Витте со свойственной ему  энергией начал завоевывать  Петербург;  в  начале
1892 года он уже министр путей сообщения.
      Дальнейшее продвижение по служебной лестнице ему осложнил  новый  брак
после смерти первой жены. Его вторая жена Матильда  Ивановна  Витте  (Нурок,
по первому браку Лисапевич) была разведенной и  еврейкой.  Несмотря  на  все
старания Витте, ее не приняли при дворе. Впрочем, брак состоялся с  согласия
Александра III.
      В августе 1892 году в связи с болезнью Вышнеградского, Витте  сделался
его приемником на посту министра финансов.  Заняв кресло на посту одного  из
самых  влиятельных  министров,  Витте  показал  себя   реальным   политиком.
Вчерашний славянофил, убежденный сторонник  самобытного  развития  России  в
короткий  срок  превратился  в   индустриализатора   европейского   образца,
заявившего о своей готовности в течение  двух  пятилетий  вывести  Россию  в
разряд передовых промышленных держав.
      В начале 90-х годов Витте еще  не  изменил  общинным  идеалам,  считал
русское крестьянство консервативной силой и "главной опорой  порядка".  Видя
в  общине   оплот   против   социализма,   он   сочувственно   относился   к
законодательным мерам конца 1880-х - начала 1890-х  годов,  направленных  на
ее укрепление.
      Промышленность, строительство и железные дороги в 90-х  годах  активно
развивались. Этому в какой-то степени способствовало и обнищание крестьян  и
землевладельцев после неурожая 1891  г.  и  последовавшего  за  ним  голода.
Именно  этот  упадок  в  экономике  и  привел  общественность  к   осознанию
необходимости  принять   меры   для   обуздания   реакционных   деятелей   в
правительстве,  толкавших  страну  на  грань  экономического   и   духовного
распада. В этой обстановке появился на политической  сцене  С.Ю.  Витте.  На
этого в  высшей  мере  талантливого  человека  легла  задача  преобразования
экономической жизни страны.
      В 1894-95 гг. Витте добился стабилизации рубля, а в  1897  сделал  то,
что не удавалось его предшественникам, - ввел  золотое  денежное  обращение,
обеспечив стране твердую валюту вплоть до  первой  мировой  войны  и  приток
иностранных капиталов. При этом резко увеличилось налогообложение,  особенно
косвенное.  Одним  из  самых  эффективных  средств  выкачивания   денег   из
народного  кармана  стала  введенная  Витте  государственная  монополия   на
продажу спирта, вина и водочный изделий.
      На  рубеже  XX  века  экономическая  платформа  Витте  приняла  вполне
определенный и целенаправленный характер: в течение примерно 10 лет  догнать
в промышленном  отношении  более  развитые  страны  Европы,  занять  прочные
позиции  на  рынках  Ближнего,  Среднего  и  Дальнего  Востока.   Ускоренное
промышленное   развитие   обеспечивалось   путем   привлечения   иностранных
капиталов,  накопления  внутренних  ресурсов  с  помощью   казенной   винной
монополии и усиления косвенного обложения, таможенной защиты  промышленности
от западных конкурентов и поощрения  вывоза.  Иностранным  капиталам  в  ней
отводилась  особая  роль  -  в  конце   90-х   годов   Витте   выступил   за
неограниченное привлечение их в  русскую  промышленность  и  железнодорожное
дело, называя эти средства лекарством против бедности и  ссылаясь  при  этом
на пример из истории США и Германии.
      Особенность приводимого Витте курса состояла в том, что он как ни один
из   царских   министров   финансов,   широко   использовал   исключительную
экономическую   силу   власти,    существовавшую    в    России.    Орудиями
государственного вмешательства служили  Государственный  банк  и  учреждения
министра финансов, контролировавшие деятельность коммерческих банков.
      В условиях подъема 1890-х годов система Витте способствовала  развитию
промышленности и железнодорожного строительства; к 1900  году  Россия  вышла
на 1 место в мире по добыче нефти. Казавшийся стабильным политический  режим
и  развивавшаяся  экономика  завораживали  мелкого  европейского  держателя,
охотно  покупавшего  высокопроцентные  облигации   русских   государственных
займов и железнодорожных обществ.
      В 1890-е годы резко возросло  влияние  Министерства  финансов,  а  сам
Витте на  какое-то  время  выдвинулся  на  первое  место  в  бюрократическом
аппарате империи. Витте не скупился в  расходах,  рекламируя  в  европейских
газетах и журналах финансовое положение России, свой  экономический  курс  и
собственную персону.
      В русской печати министра  резко  критиковали  за  отступничество  его
бывшие единомышленники.  За  неограниченное  использование  государственного
вмешательства Витте подвергался  критике и со  стороны  приверженцев  реформ
1860-х  годов,  считавших,  что  индустриализация  возможна   только   через
перемены в государственной системе - создание  настоящего  ("объединенного")
правительства  и  введение  правительственного  учреждения.  В   либеральных
кругах  "система"  Витте  была  воспринята  как  "грандиозная  экономическая
диверсия  самодержавия",  отвлекавшая  внимание  населения   от   социально-
экономических  и  культурно-политических  реформ.  В  конце   1890-х   годов
казалось, что Витте доказал своей  политикой  невероятное:  жизнеспособность
феодальной по своей природе власти в условиях индустриализации,  возможность
успешно развивать экономику, ничего  не  меняя  в  системе  государственного
управления.
      Однако, честолюбивым замыслам Витте  не  суждено  было  осуществиться.
Первый удар по ним нанес мировой экономический кризис,  резко  затормозивший
развитие   промышленности;   сократился   приток   иностранных    капиталов,
нарушилось  бюджетное  равновесие.  Экономическая  экспансия  на  Дальнем  и
Среднем Востоке,  сама  по  себе  связанная  с  большими  расходами,  еще  и
обострила русско-английские противоречия и приблизила войну   с  Японией.  С
началом же  военных  действий  ни  о  какой  последовательной  экономической
программе не могло уже быть речи.
      Ускоренная  индустриализация  России  не  могла  быть   успешной   при
сохранении  традиционной  системы  власти  и  существовавших   экономических
отношений  в  деревне  и  Витте  скоро  начал   отдавать   себе   в   отчет.
"...сделавшись механиком  сложной  машины,  именуемой  финансами  Российской
империи нужно было быть дураком, чтобы не понимать, что машина  без  топлива
не пойдет. Топливо это - экономическое состояние России, а так как   главная
часть населения - это крестьянство, то нужно было вникнуть в  эту  область".
В 1896 году Витте отказался от поддержки общинного землевладения. В 1898  г.
он сделал первую попытку добиться в комитете министров пересмотра  аграрного
 курса, сорванную, однако, В.  К.  Плеве,  К.  П.  Победоносцевым  и  П.  Н.
Дурново. К 1899 году при участии Витте были разработаны и приняты законы  об
отмене  круговой  поруки.  Но  общинное  землевладение   оказалось   твердым
орешком. В январе 1902 года   Витте  возглавил  Особое  Совещание  о  нуждах
сельскохозяйственной промышленности, тем самым, взяв, казалось бы, к себе  в
 министерство финансов общую разработку  крестьянского  вопроса.  Противники
Витте из помещичьего  лагеря  обвиняли  его  в   том,  что  своей  политикой
поощрения промышленности  он  разорил   сельское  хозяйство.  Это,  вообщем,
несправедливо. Главная  причина отставания сельского  хозяйства  заключалась
в сохранении крепостнических пережитков в деревне. Выкуп за землю  вынул  из
кармана крестьян больше денег,  чем  создание  промышленности.  Сделал  свое
дело аграрный кризис. А вот  ко  всему   этому  добавилась  уже  и  политика
Витте.
      Развитие  промышленности  во  всех  странах  шло  за  счет    средств,
накопленных первоначально в сельском хозяйстве.  Там, где этот  процесс  шел
естественным и неспешным  темпом,   он  не  был  болезненным.  Необходимость
быстрого скачка оказалась чувствительной. Россия была догоняющей  страной  и
расплачивалась за это.
      Незавершенность  реформы  1861  года,  мировой   аграрный   кризис   и
«виттэвская»  индустриализация,   вместе   взятые,   действительно   привели
сельское хозяйство на рубеже XIX - XX веков  к глубокому  кризису.  К  концу
XIX века и Витте, и его противники заговорили  о  "перенапряжении  платежных
сил сельского   населения". Эти слова отражали искреннюю и глубокую  тревогу
 представителей власти. На платежеспособности крестьян держались и  развитие
промышленности, и государственный бюджет.  Противники Витте усилили  нападки
на политику индустриализации.
      В июне 1902 года Плеве в противовес  «Особому  совещанию»  создал  при
своем министерстве (внутренних дел)  еще  один   центр  разработки  аграрной
политики, которая стала поприщем  соперничества двух министров.
      В манифесте 26 февраля  1903  года,  определившем  программу  царизма,
какой ее видели Николай II и Плеве, снова, хотя и с  некоторыми  оговорками,
провозглашалась   "неприкосновенность    общинного    строя    крестьянского
землевладения".  Объединенными  усилиями  противники  Витте  при   очевидном
сочувствии императора  начали  оттеснять  министра  финансов  и  от  рычагов
управления дальневосточной политикой,  находившихся  до  того  в  его  почти
исключительном  владении.  Каковы  бы  ни  были   в   совокупности   причины
увольнения Витте  с  должности  министра,  отставка  в   августе  1903  года
нанесла ему удар: пост председателя комитета министров, который он  получил,
был  неизмеримо  менее   влиятелен.  Сам  Витте   поэтому   сравнивал   свое
пребывание  на этом посту с тюремным заключением.
      По мнению А.Ф. Керенского, устранение Витте и замена  его в 1903  году
оголтелым реакционером Плеве,  сразу  же  приступившим  к  разрушению  основ
политической жизни империи,  ознаменовали  начало  того  периода  в  русской
истории, который  можно рассматривать как  пролог  к  революции  1905  года.
Последствия деятельности Плеве были  столь  плачевны,  что  в  революционное
движение  постепенно   втягивались   не   только   наиболее    прогрессивные
представители земства и интеллигенции, но и  рабочие, а затем и крестьяне.
      Самодержавие,  ставшее  к  тому  времени  не  более   чем   пережитком
российской истории, было обречено. Однако, Николай  II, вместо  того,  чтобы
продолжить реформы своего деда  и  даровать  конституцию,  с  помощью  таких
людей, как Плеве, упрямо  тянул  страну  назад,  к  самым  мрачным  временам
бюрократического абсолютизма.
      Новая ситуация создалась после 15  июля  1904  года,  когда  был  убит
министр  внутренних  дел  Плеве.  Она   породила   энтузиазм   и   небывалое
возбуждение.  На  пост  министра  внутренних  дел  был   назначен   генерал-
губернатор Вильно, князь  П.Д.  Святополк-Мирский,  о  котором  с  почтением
отзывались все, знавшие его.  Культурный  образованный  человек  он  обладал
взглядами,  куда  более  современными,  чем  взгляды  его   предшественника.
Вступление на министерский пост он  ознаменовал  заявлением,  в  котором  он
обещал проводить  политику,  прислушивающуюся  к  голосу  общественности,  с
мнением которой он, по его словам,   всегда  считался;  стремился  разрядить
сгущавшуюся политическую атмосферу. К Витте вернулось деятельное  состояние;
он высказался за создание  "объединенного"  правительства  с  ним   самим  в
качестве премьера и даже засел за  изучение  государственного  права,  чтобы
постичь основы конституционного строя.
      На протяжении осени  1904  года,  получившей  в  политической  истории
России парадоксальное название  "политическая  весна"  и  "весна  Святополк-
Мирского", Витте принял во  всех  действиях  живое  и  хлопотливое  участие,
демонстративно поддерживая Святополк-Мирского.
      12   декабря   1904   года   был   опубликован   императорский   указ,
предусматривавший осуществление целого ряда реформ. Его положения  касались:
религиозной  терпимости;  свободы  слова  и   реформы  законов   о   печати;
пересмотра трудового законодательства. Витте попытался обернуть его себе  на
пользу, добившись  того, чтобы разработка намеченных в нем мероприятий  была
поручена комитету министров.
      Витте опубликовал свою антиобщинную платформу (декабрь  1904  "Записка
по   крестьянскому   делу").   Рост   эффективности    сельскохозяйственного
производства при низких ценах на его  продукцию был важной составной  частью
«виттэвской» программы  индустриализации. Он видел в  этом  средство  и  для
высвобождения  в  деревне  рабочих  рук,   которые   использовались   бы   в
промышленности, для удешевления  труда  промышленного  пролетариата.  Тут-то
главным тормозом  и  оказывалась  община,  приверженцем  которой  он  был  в
молодости. Витте стал видеть в общине   причину  крестьянского  оскудения  и
предмет крайнего поклонения как крайних консерваторов, интриговавших  против
него у  царя, так и социалистов, учения которых были враждебны всему   тому,
что он отстаивал.  Он  требовал  сделать  из  крестьянина   "персону"  путем
уравнения крестьян в правах с другими сословиями.  Речь  шла  при  этом  обо
всех правах, в том числе и  имущественных,  иными  словами  -  о  выходе  из
общины с выделом  земли. В  общине  Витте  видел  не  только  препятствие  к
развитию   сельскохозяйственного   производства,   но   и   одну   из   форм
революционной угрозы,  поскольку  она  воспитывала  пренебрежение   к  праву
собственности. Он  утверждал  в  мемуарах,  что  видел   суть  крестьянского
вопроса именно в замене общинной собственности  на  земельно-индивидуальной,
а не в  недостатке  земли,   а  стало  быть  и  не  в  том,  чтобы  провести
принудительное отчуждение помещичьих владений.
      Однако, все это, по крайней мере по отношению ко  времени   пребывания
Витте  в  министерстве  финансов,  было  до  некоторой   степени  запоздалым
остроумием. Кроме отмены в 1903 году  круговой  поруки  за  внесение  прямых
налогов, Витте мало что сделал на министерском посту  против  общины.  Но  в
Совещании    о     нуждах    сельскохозяйственной     промышленности     под
председательством Витте общине был  нанесен  сильный  удар,  впрочем,  чисто
теоретический. Витте считал, что если бы Совещанию  дали   окончить  работу,
то многое, что потом произошло, было бы  устранено. Крестьянство,  вероятно,
не было бы так взбаламучено революцией, как оно оказалось.
      Между тем приближался январь 1905 г., и уже шла русско-японская война.
Поражения в Манчжурии снова продемонстрировали   слабость  власти.  Либералы
сочли, что за проигранную войну  царизм вынужден будет, как и в  1861  году,
заплатить  реформами.  Чтобы  добиться  этих  реформ,  и  в  первую  очередь
конституции, они не только усилили пропаганду в  земских  и  интеллигентских
кругах,   но   и   решились   на   попытку   скоординировать    действия   с
революционерами.
      События  "Кровавого  воскресенья"  произвели  коренной   переворот   в
мышлении  рабочих  масс,  на  которые  до  этого   времени    весьма   слабо
действовала направленная  на  них  пропаганда.  Генерал  Трепов  и  те,  кто
позволил ему  совершить  этот  безумный  акт,  разорвали  те  духовные  узы,
которые связывали царя и простых рабочих.
      17 января 1905 года Николай II, обращавшийся  за  советом  к  Витте  и
другим министрам,  приказал  ему  составить  из  них  совещание  по  "мерам,
необходимым  для  успокоения  страны",  и  о   возможных   реформах,   сверх
предусмотренных указом от 12 декабря 1904 года.
      18 февраля 1905 года - весьма знаменательный день.  Были  одновременно
опубликованы три в высшей степени важных документа :
      Манифест Николая II, обращенный с призывом ко  всем  "истинно  русским
людям" объединиться вокруг трона и дать  отпор   тем,  кто  хочет  подорвать
древние основы самодержавия;
      Рескрипт новому министру внутренних дел  А.  Г.  Булыгину  разработать
"совещательный"  статус  Думы  (Святополк-Мирский   сразу  после  "Кровавого
воскресенья" ушел в отставку);
      Указ  сенату,  предписывающий  принимать  к   рассмотрению   прошения,
врученные или направленные ему из различных слоев населения.
      Манифест вдохнул жизнь в крайне правое движение, которое долгое  время
влачило жалкое существование и которое спустя 8 месяцев  оформилось  в  виде
"Союза русского народа".
      21 марта Совет министров, собравшись под предводительством  Сольского,
не без строгости осудил указ от 18 февраля  1905. Царя  как  бы  обвинили  в
либерализме.  Активное  участие  Витте  в  том  заседании  не  осталось  без
последствий  -  царь  закрыл  возглавлявшееся   Витте   сельскохозяйственное
совещание и  совещание министров ( по "объединенному" правительству).
      Витте снова оказался не у дел, но пробыл в тени недолго. В  это  время
приближалась  развязка  русско-японской  войны.  После  Цусимы  поиски  пути
прекращения войны  с  Японией  снова  вывели  полу  опального  сановника  на
передний план  (май  1905).  24  мая  1905  года  на  совещании  при  Совете
министров  Витте  заявил,  что   "дипломатическая   партия   проиграна",   и
неизвестно, какой мирный договор удастся заключит министру иностранных  дел.
А через месяц (хотя это решение далось  царю  нелегко)  вести  переговоры  о
мире было поручено Витте.
      Недюжинная одаренность, государственная опытность, широта  взглядов  и
умение  ориентироваться  в   чуждых   российскому   бюрократу   американских
политических  правах  помогли  Витте  в  переговорах  о  мире   с   Японией.
Соглашение  с  Японией,  которого   Витте  добился  для  России  не   носило
унизительного характера  и не предусматривало никаких  крупных  уступок.  15
сентября  1905 года Витте вернулся в Петербург. Он получил  за  Портсмутский
договор графский титул.
      Именно осенью 1905 года (в октябре) впервые обсуждалась  на  совещании
Витте с "общественными деятелями" кандидатура  Столыпина  на  пост  министра
внутренних дел. С  этого  периода   они  находились  на  политической  арене
одновременно.



         4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ


      Уже   не  было  Столыпина,  а  его  предшественник  С.Ю.   Витте   еще
действовал. Отставка с поста председателя Совета министров стала  для  Витте
концом политической карьеры. Однако, сидеть, сложа руки, он не  собирался  и
не  терял  надежды  вернуться  к  власти.  Оставались  еще  такие   средства
политической борьбы, как трибуна Государственного совета и печать.
      С присущей ему энергией Витте использовал их для того, чтобы  снять  с
себя ответственность за происхождение русско-японской войны  и  революции  и
вообще представить свою государственную деятельность в выгодном свете.
      Витте не терял надежды на возвращение к  государственной  деятельности
до последнего дня своей жизни. В начале первой мировой войны,  предсказывая,
что она окончится крахом для самодержавия, Витте заявил о  готовности  взять
на себя миротворческую миссию и попытался вступить в переговоры  с  немцами.
Но он уже был смертельно болен и скончался 28 февраля  1915  года.  Несмотря
на войну, имя бывшего премьера в  течение  нескольких  дней  не  сходило  со
страниц газет.
      Царская чета встретила известия о смерти Витте,  как  подарок  судьбы.
Витте  был  единственным  из  министров  Николая  II,  не   просто   усердно
работавшем в тени императорской власти, но вышедшим из этой тени,  непомерно
возвысившимся в дни своего короткого премьерства. Что бы он ни  писал  и  не
печатал о русско-японской войне и революции, доказывая  свою  непричастность
к их происхождению, выставляя себя спасителем царской  власти,  для  Николая
II события ненавистной ему революции были  прежде  всего  связаны  с  именем
Витте. Царь не мог простить ему унижений,  пережитых  в  трудные  дни  осени
1905 года, когда Витте вынудил его сделать  то,  чего  он  не  хотел  и  что
противоречило  прочно  сложившимся   в   его   сознании   представлениям   о
самодержавной  власти.  Среди   государственных   деятелей   последних   лет
существования Российской империи  Витте  выделялся  необычным  прагматизмом,
граничившим с политиканством. Прагматизм  Витте  был  не  только  отражением
свойств его личности, но и явлением времени. Витте показал  себя  выдающимся
мастером  латать  расползшийся   политический   режим,   ограждая   его   от
радикального обновления. Он многое  сделал  для  того,  чтобы  продлить  век
старой власти, однако был не в  силах  приспособить  отжившую  свое  систему
государственного управления к новым отношениям и институтам и  противостоять
естественному ходу вещей.
СПИСОК  ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


          1. Ананьин Б.В.,  Ганелин  Р.Ш.  Сергей  Юльевич  Витте;  Вопросы
             истории N8,1990.
          2.   А.Ф.Керенский  Россия  на  историческом  повороте;   Вопросы
             истории N6 - N8,1990.
          3.   В.С.Дякин  Когда  мы  проскочили  поворот?;  Знание  -  сила
             N2,1991; Тематическая подборка "Россия начала XX века"


смотреть на рефераты похожие на "Реформистская деятельность С. Ю. Витте "