Культурология

Декоративно-прикладное искусство допетровской России


            ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО ДОПЕТРОВСКОЙ РОССИИ
       Искусство XVII в., преимущественно повествовательное и декоративное,
   стремилось к литературности и внешней выразительности, достигавшейся
   часто за счет весьма свободного истолкования иконографических сцен и
   насыщения их бытовыми деталями. Это, а также постоянный интерес
   художников к портрету и к изображению реальных построек и пейзажа
   подготовили русское искусство к переходу на путь светского развития.
   Этот переход был невозможен, однако, без решительного освобождения
   искусства от влияния церкви, без внедрения в культуру светского начала,
   которое несли с собой реформы Петра I.
       Скульптура занимала особое место в художественной жизни русского
   средневековья. Официальная церковь относилась к ней отрицательно как к
   пережитку идолопоклонства, но не могла не считаться с ее популярностью
   в народной среде. В те моменты истории, когда объединение всех сил
   народа было особенно важно, скульптура получала доступ в храм, служа
   действенным проводником актуальных идей. Поэтому в ней преобладают
   сюжеты, которые в народном сознании связывались с героическим или
   высоким нравственно-эстетическим началом.
       Обычно изваяния выполнялись в дереве, хотя известны отдельные
   произведения в металле: автопортрет мастера Аврама на трофейных
   бронзовых вратах Софии Новгородской, собранных им на рубеже XII – XIV
   вв.; серебряная фигура царевича Дмитрия работы Гаврилы Овдокимова «с
   товарищами». Встречается и скульптура в камне: «Георгий» В. Д. Ермолина,
   большие памятные кресты с рельефами. Как правило, деревянная скульптура
   была полихромной. Локальная роспись темперными красками сближала ее с
   иконой. Эта близость усугублялась тем, что рельефы не выступали за
   плоскость обрамляющей изображение нетронутой кромки доски, а уплощенные
   фигуры, рассчитанные на строго фронтальное восприятие, помещались в
   киотах с цветным фоном, плотность цвета и весомость объема, подкрепляя
   друг друга, создают особую интенсивность декоративного звучания
   скульптуры. Фигуры, развернутые на плоскости, сохраняют цельность и мощь
   округлого блока дерева. Неглубокие геометризованные порезки,
   обозначающие одежды и доспехи, подчеркивают монументальность объема и
   непроницаемую твердость массы, по контрасту с которой тонко
   моделированные черты лица приобретают повышенную одухотворенность,
   выявляя внутреннюю жизнь, сконцентрированную в величественных, застывших
   фигурах. Как и в живописи, в скульптуре возвышенная идея выражалась
   ритмом, пропорциями, силуэтом замкнутых композиций, наделяя телесный
   облик святых напряженной духовностью, лишенной индивидуальных черт.
       В течении XIV - XVII вв. скульптура проделала в общих чертах ту же
   эволюцию, что и живопись, от лапидарной, обобщенной трактовки
   статических фигур к большей повествовательности и свободе в передаче
   движения. Не связанные непосредственно с византийской традицией,
   скульптура была свободнее в воплощении местного понимания идеалов
   нравственной красоты и силы. В отдельных местных школах ощущаются
   отзвуки дохристианских традиций. Эти традиции, хотя и вызывали
   решительные меры со стороны церкви по их искоренению, нашли свое прямое
   развитие в народной скульптуре XVIII – XIX вв.
       Возрождение декоративно-прикладного искусства в послемонгольское
   время было осложнено тем, что многие мастера были угнаны в плен и ряд
   навыков ремесла утрачен. С середины XIV в. оживляется ювелирное
   искусство. Оклад «Евангелия боярина Федора Кошки» с чеканными рельефными
   фигурами в многолопастных обрамленьях и с тончайшей сканью, яшмовый
   потир работы Ивана Фомина с чеканкой и сканью, чеканные кадила, «сионы»,
   воспроизводящие формы шатровых и купольных храмов, братины, ковши, чаши,
   литой с чеканкой панагиар новгородского мастера Ивана сохраняют
   тектоническую ясность формы и орнамента, подчеркивающего строение
   предмета. В XVI в. чеканка и скань дополняются финифтью. В XVII в.
   развивается растительная орнаментация, сплошь оплетающая изделия.
   Московская и сольвычегодская финифть, теряя в тонкости исполнения и
   цельности колористической гаммы, выигрывает в яркости и богатстве
   оттенков, соперничая с блеском драгоценных камней. По заказу Строгановых
   в Сольвычегодске изготовляются предметы «усольского дела», расписанные
   яркими сказочными цветами по белой грунтовой эмали. Появляются сюжетные
   изображения, носящие отпечаток западноевропейского воздействия. С XVI в.
   применяется чернь с ясным красивым рисунком, соответствующим форме
   изделий. Со 2-й половины XVII в. и в черни нарастает узорчатость,
   распространяются восточные мотивы. Лишь к концу столетия возрождается
   более строгий орнамент. Большое распространение получает басма,
   покрывающая изделия из дерева, украшающая фоны икон. В XIV – начале XV
   вв. в ней используется орнамент в виде цветов в кругах, заимствованный
   из византийских и балканских рукописей. В XVII в. ее причудливые
   растительные узоры приобретают чисто русский характер. Увлечение в XVII
   в. пышной орнаментикой приводит к утрате художественной меры, в
   особенности при украшении предметов драгоценными камнями и жемчугом, из
   которых компонуются узоры, прежде выполнявшиеся из золота. Ту же
   эволюцию испытало литье из цветных металлов – от Царь-пушки Андрея
   Чохова до бронзовой сени Дмитрия Сверчкова в московском Успенском соборе
   и до оловянных ажурных литых рам к киотам XVII в. Даже в изделиях из
   железа наблюдается увлечение узорностью форм: кованые решетки московской
   церкви Георгия Неокесарийского, врата из просеченного железа в рязанском
   Успенском соборе, петли и дверные ручки рядовых зданий.
       В памятниках резьбы по кости XV в. видны неизжитые формы «звериного
   стиля» в ажурном орнаменте. В «Распятии» XVI в. Угличского историко-
   художественного музея сказались удлиненно-изящные пропорции фигур
   Дионисия. В XVII в. искусство резчиков из Холмогор ценится высоко в
   Москве, где они работают, украшая свои изделия птицами и зверями «в
   травах». Особенно хороши многочисленные ларцы с крупным сквозным
   растительным орнаментом.
       До нас дошли немногие крупные образцы резьбы по дереву XIV-XVI вв.
   Таков острый по силуэту Людогощинский крест из Новгорода, украшенный
   сложным орнаментом и изображениями святых. Больше сохранилось мелких
   деревянных изделий, среди которых тонкостью и красотой исполнения
   выделяются работы мастера Амвросия. В XVI в. в деревянную резьбу
   проникают элементы восточного искусства. Виртуозная мелкая
   плоскорельефная ажурная резьба царских врат из церкви Иоанна Богослова
   на Ишне близ Ростова, выполненных иноком Исаией. Трон Ивана Грозного с
   шатром и резными историческими сценами и святительские места XVI-XVII
   вв. при относительно дробном узоре отличаются архитектурной четкостью
   сложно скомпонованных завершений. Изощренная ярославская ажурная резьба
   напоминает четкостью форм металл. С середины XVII  в. в Москву приезжает
   ряд белорусских резчиков во главе с Климом Михайловым, которые вводили
   западноевропейские барочные формы. «Белорусская резь» получила
   распространение в иконостасах, поражающих богатством и разнообразием
   деталей. Ее формы были также использованы в наружном белокаменном
   декоре. Если разнообразные деревянные ковши и блюда XVI-XVII вв.
   отличались мягкой пластикой округлых форм, оттененных легким
   геометрическим орнаментом, то в мебели использовались крупные ажурные
   растительные мотивы. Геометрическая трехгранновыемчатая резьба украшала
   ларцы, свечные ящики, столики. Нередко в мебели применялись формы,
   заимствованные из архитектурного декора. Резные изделия часто пестро
   раскрашивались.
       Роспись была преимущественно орнаментальной. По технике и характеру
   она долгое время сохраняла связь с иконописью. По-видимому, в XVI в.
   появляется «золотая» роспись деревянной посуды, известная позднее как
   хохломская. Роспись распространяется на стены, оконное стекло, резной
   декор в интерьере. Нередко орнаментальные побеги сплошь покрывают
   поверхность предметов. Эти мотивы просуществовали в русских областях
   вплоть до последнего времени. В XVII в. на мебели и посуде появляется
   «битийное письмо» - бытовые сцены, сказочные существа и т. д.
       Бытовая керамика XIV-XV вв. груба и примитивна по форме. Лишь с XVI
   в. применяются «морение» и лощение. На флягах XVII в. появляется
   геометрическая орнаментация, а затем плоскорельефные изображения фигур.
   Многие изделия воспроизводят металлические формы, в орнаментации видно
   влияние деревянной резьбы. С конца XV в. фигурные балясины и красные
   терракотовые плитки, украшенные пальметтами, а порой покрытые светло-
   охряной глазурью, включаются в декор фасадов. В XVII в. изготовляются
   для убранства зданий зеленые изразцы с рельефными бытовыми и военными
   сценами. С середины XVII в. белорусские мастера выполняли многоцветные
   изразцы для собора Ново-Иерусалимского монастыря в Истре.
       Шитье имело много общего с живописью. Лучшие мастерские шитья были в
   XVI в. сосредоточены в Москве при царском дворе. Из мастерской Старицких
   вышли две большие плащаницы, отличающиеся глубинно психологической
   характеристики персонажей и безупречной артистической техникой.
       Набойки XVI-XVII вв. наряду с геометрическими и растительными
   мотивами, восходящими, возможно, к домонгольским образцам, воспроизводят
   восточные и западные орнаменты привозных шелковых тканей. В конце XVII
   в. появляется трех- и четырехцветная набойка. В течение XIV-XVII вв.
   существовало высокоразвитое узорное ткачество, о чем свидетельствует
   паволока иконы «Звенигородского чина» Андрея Рублева. В XVII в. получает
   распространение золотное кружево с геометрическими сетчатыми мотивами
   либо с растительными элементами. Иногда в узоры вводится жемчуг,
   серебряные бляшки, цветной просверленный камень. Некоторые узоры XVII в.
   дожили в нитяном льняном кружеве до XX в.
       В XIV-XVII вв. искусство в России развивалось под большим влиянием
   церкви. В архитектурных памятниках преобладают церкви, в памятниках
   живописи – иконы. Также было сильно влияние византийских мотивов на
   развитие Руси в это период. Лишь часть ремесел не подверженная этому
   влиянию развивалась самостоятельно. Выход русского искусства из под
   влияния церкви начался лишь в конце XVI – начале XVII вв., что дало
   мощный толчок для развития.



смотреть на рефераты похожие на "Декоративно-прикладное искусство допетровской России "