Литература

Языковая специфика передач на ТВ



Содержание


   1.Введение


   2. Языковая специфика  передач на  телевиденье.

     3. Заключение.



1 . Введение

Цель   курсовой  работы   исследовать  “Языковую  специфику    передач    на
телевиденье”
Проблема заключается  в  заполнении   теле  эфира  жаргонизмом,  лексикой  с
“улиц”, и ненормативной лексикой. Отсутствие должной ротации  и  цензуры  на
телевиденье создаёт
все условия для распространения жаргона, ненормативной лексики  и  засорение
иностранными словами телеэфира.
Задача раскрыть  тему и показать на примерах  состояние  языковой  специфики
нынешнего
Телевиденья.   Проблемы   связанные   с   спецификой   языка    современного
телевиденья.



2. Языковая специфика передач на телевиденье.
Сегодняшняя действительность вообще в значительной степени определяется
многообразием видов общественной коммуникации, при этом традиционно мощным
воздействием на изменение контуров национальной ментальное, мировосприятие,
определение ценностных ориентиров всего общества и отдельных возрастных
групп  обладают  средства   массовой   информации,   среди   которых   самым
влиятельным
является телевидение. "Телевизор -не просто средство массовой информации,  а
как
бы костер, очаг, вокруг которого когда-то собирались  древние  люди  поесть,
потусоваться
и посплетничать," - считают психологи.
Реконструировать языковое сознание современного телезрителя на основании
текстов  как   собственно   «Новости»,   так   и   авторских   аналитических
программ
(Н. Сванидзе, С.Доренко, П.Шеремета, Е. Киселева) систематическая  обработка
текстов
указанных передач приводит к мысли об их стилистической близости, общностью
корреспондентского корпуса. В  материалах используются лишь  те  примеры  из
новостей и аналитических программ основных каналов  Российского  телевидения
–ОРТ,НТВ,РТР,ТВ-6,  с начала 1997г до конца 2000г. которые описывают  внутри
российские реальности, высказывания гостей передач –  они  сосредотачивались
на  речи  телевизионщиков,  считая  возможным  лишь  при  таком  ограничении
говорить о некоторых тенденциях, складывающихся в новостном дискурсе,  и  об
их воздействии на  теле потребителя.
   Телевидение прямо и непосредственно связано с нами  через  информационные
программы, т. е. через выпуски новостей ..."  Действительно, день -  или  по
крайней мере вечер - у большей части  телезрителей  разбит  на  время  до  и
после "Вестей", "Итогов" или программы "Время".  Негативный  психологический
отклик,  сопровождающий  сообщения  о  военных  действиях,  катастрофах  или
бюджетных катаклизмах,  компенсируется  возможностью  предельно  откровенной
зрительской  реакции  на  увиденное   и   услышанное   в   новостях   -   от
одобрительного приятия ("Вот именно!") до критической  отстранённости  ("Еще
чего'."), осознанием собственной вменяемости на  фоне  неразумного  мира  за
порогом дома, выходом из одиноких  сомнений  и  тревог  и  обретения  своего
круга  пусть  виртуальных,  но  врагов   или   единомышленников.   Думается,
программы именно этого жанра дают ощущение наиболее  актуальной  зрительской
свободы: теле  потребитель  может  "заставить  умолкнуть  даже  выступающего
главу государства", он получает "шанс властвования  над  дематериализованным
и облегченным миром", а "минута перед выпуском новостей,  репрезентированная
бегом секундной стрелки по циферблату, словно и есть тот "всеобщий,  один  и
тот  же"  момент  времени,  в  отсутствии  которого   убеждена   современная
физика... мы  имеем  дело  со  временем  интерсубъективным.  Этим  последним
телевидение отличается от всех других коммуникативных  средств...".  "Всякое
явление действительности, войдя в поток интерперсонального времени,  уже  не
равно себе, поскольку оказывается преображенным - не  по  своим  формальным,
внешним  характеристикам,  а  в  своей  семантике  и  своем  воздействии  на
аудиторию,  точнее  -  на  ее  воображение".  Воздействие   телевидения   на
аудиторию, роднит его с воздействием фольклора.
     Таким  образом,  происходит   возврат   к   до   письменной   культуре,
"реинкарнация" устности. Показательно, что у филологов, изучающих  состояние
русского языка наших дней, не  вызывает  сомнения  тот  факт,  что  языковые
пристрастия нашего современника формируются в  первую  очередь  устными,  не
письменными источниками,  со  всеми  вытекающими  отсюда  последствиями.  Во
"Введении"  к  "Толковому  словарю  русского  языка   конца  XX  века"    Г,
Скляревская    отмечает, что языковое  сознание сегодняшнего  русскоязычного
социума,  естественно,   отражает   и   воспринимает   языковые   изменения,
сопровождающие общественные и психологические катаклизмы нашего  времени.  К
числу  таких  языковых  изменении  относятся:   нестабильность,   открытость
русской лексической системы, с одной стороны, и ее освобождение от  прежнего
идеологического балласта в виде "однопартийных" речевых клише  -  с  другой,
"лавинообразность", избыточность словообразования,  семантические  сдвиги  и
стремительное расширение сочетаемости  слов,  удовлетворение  потребности  в
экспрессивном  описании  жизненных  реалий  за  счет  периферийных  участков
лексической системы .
     В  телевизионной речи все более необязательным становится точный  выбор
языкового средства, все более обязательным  становится  обращение  к  устно-
литературной  норме,  которая  не   совпадает.   Преобладает   тенденция   к
расширению «свободных жанров» и соответственно к  сокращению  «протокольной»
части телепередач. В книге  О.  Лаптевой  приводится  одно  из  характерных,
мнений: «Когда человек с унылым лицом и  картонным  голосом  бормочет  самую
святую правду ,  становится тоскливо. Мне скучно  верить,  хочется  открытой
улыбки, свободной речи и не такого окостенелого позвоночника .Кто не  может-
сослать на радио» .
     Русской журналистике  и  её  телевизионной  разновидности  претит  роль
бесстрастного  фиксатора  событий.  Роль  зрителя  тоже  не   пассивна:   он
анализирует события, итожит прожитый день или неделю.  Для  этого  от  обоих
участников сегодняшнего теле  диалога  требуется  не  просто  их  совместное
пребывание в одном и том же  геополитическом  и  языковом  пространстве  ,но
зачастую и их интеллектуально-эмоциональное совпадение.
      В    нынешних    новостях    нет    профессиональных     дикторов    и
штампованных
корреспондентов  и  репортеров.  Есть   команды   авторов   образованных   и
умных.Однако, как точно отметил Г.Горин «блестящий  ум  без  щепотки  острот
пресен и грозит
несварением мысли». Ироничность российских теле ведущих суть продолжение  их
интеллекта.
    Российское  телевидение  последнего  времени  испытывает   непреодолимый
соблазн  в  апробировании  самых  неожиданных,  иногда  эпатирующих,   ярких
языковых средств и их сочетаний при освещении окружающей действительности.
  "Языки различаются между собой не только тем, что они «имеют», но и  тем,
как они используют то, что они имеют",  -  пишет  В.  Г.  Гак.  Существенное
значение "в языковом самовыражении народа имеет отбор языковых  элементов  в
речи, в процессе организации  высказывания.  Этот  отбор  показывает,  какие
элементы действительности, какие их свойства и отношения имеют  приоритетное
значение в речевом сознании говорящих на  данном  языке  людей".  Косвенные,
транспонированные  средства  выражения  (лексические   метафоры   и   другие
переносы значений, использование  синтаксических  структур  во  вторичных  -
тоже переносных - функциях) отражают психологию говорящих подчас  в  большей
степени, нежели прямое употребление языковых средств, они позволяют  выявить
глубинные ассоциации, устанавливаемые говорящими" .
   Как  представляется, российская телевизионная  речь  влияет  на  языковое
сознание русских потребителей информации четырьмя основными способами:
  1. многократно и регулярно повторяя метафоры, клишированные теле речения,
экранные журналисты вызывают устойчивые реакции  зрителей  на  использование
данных  языковых  средств  в   комментариях,   что   приводит   к   усилению
коннотативности русского языкового сознания  (ср.:  российская  политическая
сцена, знаковая фигура, знаковое  событие,  кадровая  чехарда,  политический
диагноз, информационная война, карманная Дума, верный путинец и т. д.).
       Общие фоновые знания находящихся по обе стороны экрана обеспечивают
предсказуемые  ассоциации,  связанные  с  понятиями  семья,  интрига,  игра,
карты, театральное действо. Примеры: (о Лужкове и его окружении)  московская
семья (ОРТ); одна из ключевых  фигур  так  называемого  "семейного  призыва"
(НТВ);  кремлевская  семья  (ОРТ);  интрига,  которая  закручивается  вокруг
премьера (НТВ); виртуозная  политическая  интрига  (ОРТ);игра  на  импичмент
президента (НТВ); коммунисты  боятся  оказаться  вне  игры  (ОРТ);  козырная
карта  с  изображением  Юрия  Скуратова...  была  извлечена  из   российской
политической колоды (ОРТ); экс-премьера провоцируют  раскрыть  карты  (НТВ);
официальные власти держат  мхатовскую  паузу  (НТВ);  тем,  кто  сеет  хлеб,
некогда следить за политическим спектаклем в  Москве  (ТВ-б);  (о  заявлении
Ельцина об отставке) cцeнa в  кабинете  останется  в  истории  политического
театра (НТВ); кремлевские кукловоды (ТВ-6);
2. Активно обращаясь к общеизвестным  феноменам,  теле  ведущие  провоцируют
формирование прецеденно-ориентированного  языкового  сознания  русской  теле
аудитории. Причем, несмотря на относительно молодой возраст  телевидения  по
сравнению с другими источниками "крылатых" явлений (литературой, кино), и  у
него уже накоплен свой фонд потенциально  прецедентных  текстов,  визуальных
явлений -  особенно  в  области  рекламы  и  так  называемого  политического
фольклора (ср.: Зюганов и Березовский, как хлеб и "Рама", созданы  друг  для
друга (РТР); В оппозиции стало скучно: ноль перспектив и,  что  немаловажно,
ноль  калорий  (ведущий  повторяет  жест  из  рекламы  "Пепси")  (РТР);   (о
предстоящем чемпионате мира по футболу) Мужчины хотели бы, чтобы их  подруги
не заставляли их выбирать между футболом и... - ну, вы знаете. А мужчинам  в
эти критические дни посоветуем... (ТВ-6); Хотели как  лучше,  а  вышло  даже
хуже, чем всегда (РТР);
        3.  Используя  индивидуальные  краски,  единичные   приемы,   авторы
новостных  программ  рассчитывают  на  мгновенную  реакцию,  чувство  юмора,
определенный  уровень  интеллекта  зрителей  ~  так  возникают   неожиданные
метафоры, афоризмы - перевертыши, новые идиомы, ср.:  (о  панике  в  стране)
эти настроения и есть фашистские дрожжи (РТР);
денежный  кран  правительства  (РТР);  нефтяные   деньги   (ТВ-6);   газовые
отношения  (между  Украиной  и  Россией)  (ОРТ);  кругосветное  политическое
путешествие... премьерская кругосветка  (ТВ-Центр);  (о  протесте  пивоваров
против  постановления  Главного  санитарного  врача  России)  пивная  война;
всероссийский  пивной  путч  (НТВ);  откупорить  валютную   кубышку   (РТР);
политический бег на месте (НТВ);  (о  создании  новой  партии,  объединившей
многие  старые  силы)  большой  политический  пылесос   (ОРТ);   возможности
политического клонирования... каждый губернатор  назначит  своего  преемника
по схеме "Ельцин - Путин" (ОРТ); Совет  Федерации  согласился  сделать  себе
харакири (НТВ); кадровый листопад (НТВ); (о  гимне)  музыкально-политическая
дискуссия (ТВ-6);
   4.  Отказываясь  от  строгого  деление  языка  на  центр   и   периферию,
тележурналисты   способствуют   отмене   многих   прежних   запретов   -   в
синтагматике,  стилистике,  в   категории   действительности   через   язык.
"Разжижение   общественно-политического   императива"    влечет   за   собой
"изменение  общественного  вкуса   к   стилевым   сферам   и   стилистически
маркированным средствам".  Расширение  пределов  речи  мыслительной  свободы
ведет к смене речевой  тональности  теле  новостей,  к  степени  экспрессии,
которая до недавнего времени была  чрезмерной  не  только  для  новостных  и
аналитических программ, но и для телевидения в целом.
   Общеизвестна интенсивное проникновение  жаргонизмов  в  новостные  тексты
ср.: претенденты на посты в правительстве "легли на  дно"(РТР);банки  кинули
миллионы

   вкладчиков  (НТВ);  дает  дуба   нашумевший   план…"Транскаспия"(РТР);вся
политическая братва  уже  конкретно  стартует  в  направлении  парламентских
выборов  (РТР);  президент  обещал  не  сдавать  своего   премьера   (НТВ).С
определением типов эфирного воздействия  наблюдения  относительно  целей,  с
которыми говорящий употребляет так называемые стереотипы: паремии,  крылатые
слова, цитаты, афоризмы -  т.  е.  то,  что  мы  обобщаем  как  прецедентные
тексты.  "К  речевым  стереотипам   относятся   такие,   которые   говорящий
употребляет  как  чужую  речь,  и  сам  это  ощущает,  и  это   же   ощущает
слушающий"!. "Чужой текст-стереотип возникает либо в знак согласия,  либо  в
знак  протеста...  стереотип  всегда   создает   дополнительную   строку   в
высказывании. То есть он  в  широком  смысле  супер  сегментен".  Идиоматика
имеет социальную ориентацию, а функция социализации в  наше  время  наиболее
ярко  "выявляется  при  употреблении  клише-цитат,  стереотипов  современных
средств массовой информации, названий популярных фильмов, рефренов  шлягеров
и т. д." .
   Действительно, репортажи могут  начинаться  с  анекдота,  притчи,  песни,
детской считалки: (начало репортажа о юбилее Г. Алиева) На  свадьбе  узнаёшь
о том, сколько у тебя родственников,  на  похоронах  -как  тебя  любили,  на
юбилеях - как  тебя  уважают.  Клятву  скрепляют  кровью,  дружбу  скрепляют
нефтью (РТР); (о сокращении армии и высшего военного  руководства  -  звучит
начало песни) Как хорошо быть  генералом!..  (ОРТ);  С  главным  событием  в
сфере бизнеса в эти  полгода  связана  загадка:  А  и  Б  сидели  па  трубе,
пересели но алюминий (НТВ).
"Случаи употребления речевых стереотипов в функции неприятия,  отталкивания,
культурного протеста ... классифицируются на несколько  подвидов.  Так,  во-
первых, говорящий употребляет клише буквально, но часто с  некоторой  особой
"цитатной" интонацией, давая понять, что  для  него  это  ЧУЖОЕ.  Во-вторых,
клише может быть
трансформировано и тем самым модернизировано...  Именно  такая  модернизация
может служить средством более или менее мягкого  протеста,  иронии.  ..'Дтам
же: 1I7]. Приведем [примеры, иллюстрирующие употребление в  аналитических  и
новостных  программах  оригинальных   или   перифразированных   прецедентных
текстов - от пословиц  до  цитат  из  классики:  Неисповедимы  пути  реформы
(НТВ); Новое правительство повторяет вслед за  Высоцким:  "Чую  с  гибельным
восторгом:  пропадаю,  пропадаю!"  (ОРТ);  Банк  полагает,  а  правительство
располагает (РТР); Все это было бы смешно,  когда  бы  не  было  так  (НТВ);
Теперь в моде высокий партийный спить и аплодисменты, переходящие  в  овации
(НТВ); Маслюков объяснил Западу, что в России дважды два не  всегда  четыре,
чем подтвердил мнение поэта по  поводу  того,  что  умом  Россию  не  понять
(РТР); Премьер в России больше чем премьер (ОРТ);  Язык  Селезнева  велик  и
могуч (РТР); Чубайс собирается  сообщить  граду  и  миру  о  своих  решениях
(РТР).
       Язык телекоментариев  ,  с  одной  стороны,  потакает  "обывательской
тяге к укрупнению факта  ",  а  с  другой  стороны  –  её  же  и  формирует,
используя  перцептивно  маркированные,  не  нейтральные  языковые  средства.
Прибегая к определенному словесному инструментарию  и  аранжируя  свою  речь
так, чтобы соблюсти законы жанра (новостной или аналитической  программы),но
и подробность нечто нестандарное и копилку своего  идеостиля,  теле  ведущие
одновременно отвечают этим нашим ,русским, всеобщим- в большей  или  меньшей
степени-  коммуникативным  ожиданиям.  В  отличие  от  до  перестроечных   и
дореформенных телеперад ,сегодня  в  телевещании  допускается  (а  иногда  и
поощряется) употребление бранной лексики,  в  том  числе  и  мата.  Подобные
выражения  ранее  именовались  "неприличными",  "непристойными",   а   также
"непечатными"  либо  "нецензурными".  Сегодня  все  эти  определения   можно
считать  устаревшими:  такая  лексика   уже   в   течение   нескольких   лет
беспрепятственно   присутствует   на   страницах    многих    художественно-
литературных и информационно-публистических изданий.
      Таким образом, на фоне усиления социальной стратификации  российского
общества  у   адресата   телевизионной   информации   формируется   ощущение
включенности  в  консолидируемое  новостным  дискусом  национальное  лингво-
культурное пространство. В  последние  годы  XX  века  русская  ментальность
трансформировалась и  развивалась  под  влиянием  текстов  средств  массовой
информации. Но можно с уверенностью говорить о том, что это  был  -  и  пока
продолжается - в первую очередь "телевизионный этап"  становления  языкового
сознания нашего русского современника.
   О  том,   насколько   плотно   речь   (и,   по-видимому,   мировоззрение)
телевизионных мастеров слова  насыщена  уголовно-жаргонной  лексикой,  можно
судить по такому характерному, причем вовсе не единичному примеру:  "...союз
с потерявшим крышу и ряд видных домочадцев НДР" [Вести.  РТР.  27.11.98].  В
этих высказываниях игра слов построена  на  весьма  прозрачных  намеках  она
имеет отправной точкой название одного из политических движении -  "Наш  дом
- Россия", отсюда и употребленное в нем слово  домочадцы  ('члены  семьи,  а
также люди, живущие в доме  на  нравах  членов  семьи,  домашние'  -  MAC  с
пометой  устар.),  и  констатация  потери  крыши  (графическим  символом   -
логотипом движения является стилизованное  изображение  дома  с  островерхой
крышей). Однако же главный ассоциативный потенциал, по несомненному  замыслу
адресанта, содержится в слове крыша,  которое  в  криминальных  жаргонах,  а
затем - и  в  разговорной  речи,  означает  "прикрытие;  то,  что  охраняет,
защищает от опасности  ,а  также  'покровитель",  'криминальная  группировка
(и/или  вожак  (лидер)   такси   группировки),   охраняющий   и   защищающий
предприятие, организацию и/или физических лиц, занимающихся или связанных  с
предпринимательской деятельностью, от  посягательств  (наездов}  со  стороны
других криминальных группировок.
   Таким образом, при внимательном наблюдении за телевизионной речью  можно
согласиться с мнением кинорежиссера И.  Дыховичного:  "Блатная  интонация  -
везде; пальцами машут даже руководители  страны"   [Линия  кино.  ОРТ.  30.1
1.98].
   Гlpивeдeм ещe (также на материале телепередач)  очень  немногочисленные,
но при "этом информативно весьма значительные фрагменты  социокультурного  ,
до  некоторой  степени  объясняющие  приведенные   выше   факты.   Полностью
преступность победить  невозможно,  но  ее  можно  ввести  в  цивилизованные
правовые рамки" [Вход  со  двора.  РТР.  14.9.93].  По  мнению  писателя  В.
Войновича, "сегодняшняя  преступность  все-таки  лучше,  чем  то,  что  было
семьдесят  лет"  [  Пресс-клуб.  Останкино.  20.б.94].   Ведущий   передачи,
очевидно, выдавая свое собственное мнение  за  всеобщее,  заявляет:  "Вендор
остается любимым народным героем: аферист, вымогатель..."  [Адамово  яблоко.
РТР.  26.10.96].  "...Тем  временем  только  количество  "заказных"  убийств
ежегодно возрастает на 70% [Парламснтский час. РTP. 29.11.98), а  по  мнению
самих сотрудников СМИ, журналистская "погоня  за  сенсацией  делает  насилие
обыденным , смерть- привлекательной"(Четвертая власть.  Ren  ТV    7  канал.
7.3.99) Надо также упомянуть о том. что,  в  отличие  от  доперестроечных  и
дореформенных телепередач, сегодня в телевещании  допускается  (а  иногда  и
поощряется) употребление бранной лексики, в том числе и мата.
   Подобные выражения ранее именовались "неприличными", "непристойными",  а
также "непечатными" либо "нецензурными". Сегодня все эти  определения  можно
считать  устаревшими:  такая  лексика   уже   в   течение   нескольких   лет
беспрепятственно   присутствует   на   страницах    многих    художественно-
литературных и информационно-публицистических издании:  цензуры,  официально
peгламентируемой, кажется, не существует.

   Впрочем, председатель Союза журналистов России В. Богданов, выступая  на
международном  форуме  по  проблемам  телевидения  бывших   социалистических
стран, заметил, что ныне налицо "не цензура власти, а пещура денег"  [Вести.
РТР. 5.3.99]. В  то  же  время  некоторые  его  коллеги  склонны  трактовать
понятие свободы слова весьма широко. Так,  по  поводу  одной  из  передач  с
участием А. Гордона, употребившего в  эфире  вульгарную  брань,  последовали
комментарии других журналистов  -  О.  Кушанашвили,  поддержавшего  "свободу
слова, пусть даже  матерного  слова",  и  А.  Черкизова:  "Право  Гордона  -
говорить то, что он хочет" [Скандалы недели. ТВ-6. 28.2.99]
Что же касается понятия непристойности (неприличия)- те  его  старательно  и
настойчиво вытесняют из системы этических констант  общественного  сознания.
Об этом. в частности, свидетельствуют  высказывания,  проникнутые,  казалось
бы, искренним пафосом обличения дореформенного ханжества  и  пуританства,  и
стремлением к предельной правдивости и откровенности r изображении  людей  и
событий. Стоит вспомнить, между прочим, до сих пор  цитируемый  обличителями
пороков тоталитаризм;:) (социализма)  и  его  языка  научно-публицистический
опус. автор kоторого, готовый принять "сколь  угодно  пышный  букет  упреков
дилетантизме", заявлял: "Пристально вглядываясь языковые нормы небольших,  в
том  числе  возникающих  на  несколько  минут  или  часов,   сообществ,   мы
обнаружим, что общим для всех [разрядка наша  -  A.B.]  стал  один  признак:
непечатность языковой продукции. Все, что отмечено этим признаком   вызывает
необходимый для свободного  общения  градус  доверия",  Таким  образом,  мат
предложено  было  рассматривать  как  атрибут  н  критерий  откровенности  и
искренности. Созвучные этому выступления оказались  нередкими.  Относительно
краткий обзор  показывает  активный  характер  использования  субстандартной
лексики и фразеологии  в  современных  передачах.  Об  этом  свидетельствуют
примеры,   присутствующие   в   высказываниях    лиц    разных    профессий,
образовательных и культурных уровней, хотя среди них,  пожалуй,  преобладают
представители слоя, обычно именуемого интеллигенцией,  а  также  «элитой»  -
политической, творческой и т.п., то есть те, чью речь –  особенно  публичную
– принято считать если не образцовой, то, по крайней мере, весьма близкой  к
таковой. По-видимому,  это  нельзя  объяснить  только  небрежность  речевого
поведения  или  стремлением  к   повышению   экспрессивности   высказываний,
поскольку с течением времени она может стираться.



 3 . Заключение
   Итак, исследование текстов, произносимых с экрана  в  течение  последних
четырех лет, позволяет  сделать  некоторые  выводы  о  потребителе  экранной
информации. С ослаблением контроля  за  телеэфиром   на  экраны  телевизоров
вылился поток неконтролируемой информации, В нынешней ситуации  ситуация  не
меняется и контроля на телевиденье нет, там творится полная анархия в  сфере
языкознания и   попытки  искоренить  эту  проблему  не  приводят  к  успеху.
Сложилась тенденция массового телевиденья где  не  имеет  значения  культура
речи и  языковое сознание.
   Происходит борьба за рейтинг  и  все  правила  исключены  .  надежда  на
стабилизацию ситуации есть , с приходом новых  специалистов  на  телевидение
проблема с языкознанием  может  изменится.  Выход  на  международные  каналы
связи даст контроль над  эфором и стабилизирует положение. Но  прежде  всего
мы сами должны повлиять на ситуацию.



   Список литературы


     1.  АиФ  1999  –  Костенко  Попова  О  .  Парадоксы  Евгения  Киселёва
        //Аргументы и Факты, 1999,№7
   2.      Русская речь в эфире 2000 – Иванова Т, .  Черкасова  Т.  Русская
речь в эфире. Комплексный справочник
   3.     Николаева  2000  –  Николаева   Т.  Речевые,.  Коммуникативные  и
ментальные стереотипы  :   социолингвистическая  дистребуция   //  Язык  как
средство трансляции культуры . М., 2000 . С. 112 -131


смотреть на рефераты похожие на "Языковая специфика передач на ТВ "