Литература

Тема Судьбы в романах Пушкина


Капитанская дочка

                                                      История проходит через
                                      Дом человека, через его частную жизнь.
                                                                  Ю.М.Лотман

    Восстание дворян на Сенатской площади в С.-Петербурге.
    14 декабря 1825. Это событие стало наивысшим моментом декабристского
движения и началом его конца. После разгрома восстания, А.С.Пушкин
предпринимает попытки переосмыслить происходящие события и их роль в судьбе
дворян, среди которых были его друзья. В 30 годах XIX века Пушкин наиболее
часто обращается к теме восстаний и задумывается об их влиянии на судьбы не
человечества вообще, а отдельно взятой личности. Этому способствовали ряд
произошедших в те годы событий: французская революция 1830 года, холерные
бунты в России, восстания военных поселений в Новгороде и Старой Руси.
    И именно в это время судьба как бы подсказала Пушкину неожиданный
сюжет, который, казалось, помогал решению проблемы, так остро поставленной
восстанием, потерпевшим поражение. 17 февраля 1832 года Пушкину доставили
подарок Николая I «книгу» - многотомное «Полное собрание законов Российской
империи», -  присланную в помощь его занятиям историей Петра I. В двадцатом
томе поэт обнаружил множество материалов, связанных с восстанием Пугачева:
манифесты Екатерины II, ее именные указы, «наставления», а также сенатские
указы, заполненные материалами судебных разбирательств дел пленных
мятежников – Пугачева и его товарищей. Среди этих официальных документов
особое внимание Пушкина привлекла «Сентенция 1775 года января 10. О
наказании смертною казнею изменника, бунтовщика и самозванца Пугачева и его
сообщников. С присоединением объявления прощаемом преступником».[1]
      В «Сентенции» довольно подробно рассказывалось о ходе восстания и его
участниках. Там-то и обнаружил Пушкин неожиданное и взволновавшее его
сообщение о дворянине, перешедшем на сторону Пугачева.
     Мысль, интересовавшая Пушкина, была подтверждена историческим фактором
– дворянин из «хорошего», то есть родового дворянства перешел на сторону
Пугачева и участвовал в народном восстании. Тогда-то и возник замысел
исторического произведения (повести? романа?) о дворянине – пугачевце.
    Первый план не стал основой задуманного произведения – явно не
доставало фактического материала. Пушкин вновь вернулся к замыслу о
дворянине – пугачевце и в 1833 году составил новый план.
    В первых числах февраля 1833 года Пушкин обращается с просьбой к
военному министру А.И.Чернышеву разрешить ему познакомиться в архивах
военного министерства с документами второй половины XVIII века. Первые
материалы из канцелярии Чернышева Пушкин получил в конце февраля. Изучение
их позволило внести существенные изменения в замысел романа о дворянине
пугачевце.
      К 22 мая он уже закончил ее черновой вариант. В июле Пушкин попросил
разрешение выехать в Казанскую и Оренбургскую губернии, мотивируя свою
просьбу желанием ознакомиться с местами, которые должны быть описаны в
подготавливаемом им романе. 7 августа поездка была разрешена, И Пушкин
получил четырехмесячный отпуск. 18 августа он выехал в Петербург. 1
октября, после посещения Казанской и Оренбургской губернии, Пушкин прибыл в
Болдино, где и завершил свою работу над «Историей Пугачева».
    Но и после этого Пушкин не приступил к написанию романа. Только через
год, в октябре-ноябре 1834 года, или даже 1834-1835 годах, Пушкин
записывает новый план романа.
    В этом плане совершенно снята проблема перехода дворянина-офицера на
сторону Пугачева. За ним сохранилась лишь функция свидетеля. Некоторые из
названных в плане событий уже довольно близки к «Капитанской дочке».
    Композиция романа построена исключительно симметрично. Сначала Маша
оказывается в беде: суровые законы крестьянской революции губят ее семью и
угрожают ее счастью. Гринев отправляется к крестьянскому царю и спасает
свою невесту. Затем Гринев оказывается в беде, причина которой на сей раз
кроется в законах дворянской государственности. Маша отправляется к
дворянской царице и спасает жизнь жениха. Но интересна во всем этом роль
случая, судьбы!
    C того времени как Гринев попадает на службу в Оренбург, жизнь
провинциального дворянина смыкается с потоком общероссийской истории и
превращается в великолепный набор случайностей и зеркально повторяющихся
эпизодов, которые заставляют вспомнить как о поэтике В. Скота, так и о
законах построения русской волшебной сказки. В открытом поле Гриневскую
кибитку случайно застигает снежный буран; случайно на нее натыкается
чернобородый казак, который выводит заблудившихся путников к жилью.
Случайно проводник оказывается будущим Пугачевым. Столь же случайно
сцепление всех последующих встреч Гринева и поворотов его судьбы.
    Попав в Белгородскую крепость в 40 верстах от Оренбурга, он влюбляется
в дочь капитана Ивана Кузьмича Миронева, 18-летнюю Машу и дерется из-за нее
на дуэли с поручиком Швабриным; ранен; в письме к родителям просит
благословения на брак с бесприданницей; получив строгий отказ, прибывает в
отчаянии. (Естественно, Маша, в конце концов, поселится у родителей
Гринева, а Швабрин перейдя на сторону Пугачева, сыграет в судьбе героя
злого гения).
    Пугачев, захватив крепость, случайно узнает Савельевича, вспоминает
заячий тулупчик и полтину на водку, после бурана пожертвованные ему
Петрушей от чистого сердца и милует барчука за минуту до смерти.
(Зеркальное повторение эпизода с тулупчиком), мало того отпускает на все
четыре стороны.
    Отправившись в Оренбург, дабы поторопить освобождение белгородской
крепости, Гринев случайно узнает, что Маша, спрятанная белгородской
попадьей, теперь в руках предателя Швабрина. Петр Андреевич пытается
уговорить генерала выделить ему полсотни солдат и отдать приказ об
освобождении крепости. Получив отказ, он самостоятельно отправляется в
пугачевское логово. Попадает в засаду и случайно остается жив.
    Причем Гринев случайно оказывается в руках Пугачева именно в тот
момент, когда тот прибывает в хорошем расположении духа, так что
кровожадному капралу Белогородову не удается «попытать» дворянина.
    Пугачев тронут рассказом о девушке насильно удерживаемой Швабриным;
отправляется вместе с героем в Белогородскую крепость, и даже узнав, что
Маша-дворянка, невеста Гринева, не меняет своего милостивого решения.
Больше того,  полушутливо предлагает поженить и готов принять на себя
обязанности посаженного отца (так случайно сбывается сон Гринева, который
привиделся ему сразу после бурана).
    Отпущенные Пугачевым, Гринев, Маша, Савельевич попадают в засаду
правительственных войск (сюжетная вариация на тему эпизода с пугачевцами);
случайно командиром отряда оказывается Зурин, которому Гринев еще по пути к
месту службы до бурана, проиграл сто рублей « на бильярде». Отправив Машу в
отцовское имение, Петруша остается в отряде после взятия Татищевой крепости
и подавления бунта он арестован по доносу Швабрина и не может отвести от
себя обвинение, поскольку не желает вмешивать в судебное разбирательство
Машу. Но та отправляется в Петербург, случайно сталкивается с царицей на
прогулке в Царском селе; случайно не узнает царицу и простодушно
рассказывает обо всем. Екатерина случайно помнит о геройской гибели
капитана Миронова. Случайно Гринев присутствует на казни Пугачева. Случайно
эти записки попадают в руки «издателя», под маской которой скрывается сам
Пушкин.
    Тема судьбы прослеживается, как мне кажется, следующим образом:
    - во-первых, стечение случайных обстоятельств в жизни героев
    - во-вторых, судьба представлена, как некая стихия, природная или
историческая, здесь эту роль природной судьбы выполняет метель.
    Метель (метель)- смятение, мятеж, смута; волнения переживания, испуг,
страх.
    Эта самая метель у Пушкина – прозаика - и станет судьбоносной для Петра
Гринева. Это та самая метель, которая показывает читателю, что в данный
момент мир находится в состоянии метели, ясно одно: заблудившемуся  путнику
не миновать беды. Что или кто там виднеется в дали? Божий храм, как в
повести «Метель»? Нет … «волк или человек», «пень или волк».
    Пушкинский мотив в метели как литературная традиция появляется «в
произведениях писателей XIX, XX веков. (Блок «Двенадцать», Булгаков «Белая
гвардия», Пастернак «Доктор Живаго»).
    Сил нам нет кружиться доле;
    Колокольчик вдруг умолк;
    Кони стали… «Что там в поле?»
    «Кто не знает? Пень иль волк?».
                                   Пушкин «Бесы» [2]
    - в-третьих, немало важна роль вещего сна- предсказателя судьбы.
    Сон Петра Гринева (глава Вожатый)- вещий, пророческий сон весь трагизм
дальнейших событий. «Мужик с черной бородой» размахивающий топором,-
предвестник кровавых расправ Пугачева, и тот же мужик, ласково зовущий под
свое благословение,- быть может, добрый знак для самого Гринева.
    Пугачев сыграл спасительную роль в судьбе Гринева, проявляя
«государеву» милость так же, как Екатерина II проявила милость к его
дальнейшей судьбе. Пугачев тоже вовлечен в тот круг добра, о котором
постоянно напоминает автор романа.
    Светлая вера Пушкина в добродетель человека способствовала тому, что
Пугачев в романе показан противоречиво, несколько идеализированно. Поступки
его непредсказуемы: добро и зло, злодеяние и милость. Мы можем себе задать
вопрос! «Почему, жестоко расправившись с комендантом крепости,  его женой,
со всеми,  кто не присягнул «государю», Пугачев проявляет явную
благосклонность к Гриневу?».
    Мятежника в офицере поразила смелость, верность дому, его страстное
желание защитить возлюбленную, пусть даже ценой собственной смерти, его
подверженность сердечному влечению, а не рассудку - все те качества,
которых не было у самого Пугачева.
    Из метели появится Пугачев, мятежный характер раскрыт в романе: метель
положила определенную трагическую предрешимость судьбы.
    Таким образом, судьба Гринева соотнесена с изображаемыми историческими
событиями: подавление пугачевского бунта в России. Характер героя дается
через призму восприятия или фигуры Пугачева от их первой встречи в дороге
во время бурана и до последнего кивка головой Гриневу с Лобного места на
красной площади.
    Пугачев играет в судьбе Гринева и его любимой Маши Мироновой огромную
роль, не однажды спасая обоих от смерти. Великодушное отношение Пугачева к
Гриневу не может не расположить доброго и отзывчивого молодого человека.
«Ты мой благодетель»- говорит Гринев в минуту эмоционального порыва. Но в
основе отношения Петра Гринева к Пугачеву лежит не благодарность, а
бескорыстная искренняя симпатия (впрочем, взаимная). И Гренев, классический
враг Пугачева, не может не признать его обаяние: «Зачем не сказать истины?
В эту минуту сильное сочувствие влекло меня к нему».[3]
    Пушкин видит роковую неизбежность борьбы, понимает историческую
обоснованность крестьянского восстания, отказывается видеть в его
руководителях «злодеев». Но он не видит пути, который от идей и действий
любого из борющихся лагерей вел бы к тому обществу человечности, братства и
вдохновения, туманные контуры которого возникли в его сознании.
    В «Капитанской дочке» Пугачев наделен достаточной властью, чтобы
самостоятельно и вопреки своим сподвижникам спасти и Гринева и Машу
Миронову. Пушкин начинает ценить в историческом деятеле способность
проявить человеческую самостоятельность, не раствориться в поддерживающей
его государственной бюрократии, законах, политической игре.  Прямое, без
последующих звеньев, обращение Маши к Екатерине II, доступность и
человечность, который не ставить между жизнью и собой мертвой фикции
закона, независимость Пугачева от мнения своих «пьяниц», которые «не
пощадили бы бедную девушку»,  обеспечивают счастливые развязки человеческих
судеб.
    «Гринев - не рупор идей Пушкина. Он русский дворянин, человек XVII
века, с печатью своей эпохи на челе. Но в нем есть нечто, что привлекает к
нему симпатию автора и читателей: он не укладывается в рамки дворянской
этики своего времени, для этого он слишком человечен. Ни в одном из
современных ему лагерей он не растворяется полностью. В нем видны черты
более высокой, более гуманной человеческой организации, выходящей за
пределы его времени»[4]. Отсвет пушкинской мечты о подлинно человеческих
общественных отношениях падает на Гринева. В этом глубокое отличие Гринева
от Швабрина, который без остатка умещается в игре социальных сил своего
времени. Гринев у пугачевцев на подозрении как дворянин и заступник за дочь
врага, у правительства – как друг Пугачева. Он не «пришелся» ни к одному
лагерю. Швабрин -  к обоим: дворянин со всеми дворянскими предрассудками
(дуэль), с чисто сословным презрением к достоинству другого человека, он
становится слугой Пугачева. Швабрин морально ниже, чем рядовой дворянин
Зурин, который, воспитанный в кругу сословных представлений, не чувствует
их  бесчеловечность, но служит тому, в справедливость чего верить. Для
Пушкина в «Капитанской дочке»  правильный путь состоит не в том, чтобы
подняться над «жестоким веком», а сохранить в себе гуманность, человеческое
достоинство и уважение к жизни других людей.
    Таким образом, в романе «Капитанская дочь» Пушкин показывает как бы
стихия, случайность, сон, не вмешивались в судьбу - человек сам творец
своей судьбы.

-----------------------
[1]Макагоренко – Пушкин – Москва 1995 c.15
[2] Пушкин собрание сочинения. Москва – 1949 c.560
[3] Пушкин собрание сочинения. Москва-1949.c.569
[4] Макагоренко – Пушкин в школе 1995 г. Москва.c.



смотреть на рефераты похожие на "Тема Судьбы в романах Пушкина "