Литература

Сюжетно-композиционные особенности и образная система поэм Гомера Одиссей и Илиада



       Сюжетная основа "Илиады" и  "Одиссеи"  -  это  отзвуки  дошедших  до
Гомера через 500 лет сведений о Троянской войне (XII в.  до  н.э.),  в  ходе
которой микенские воины-ахейцы захватили и разграбили  город.  Это  событие,
знаменовавшее один  из  древнейших  этапов  борьбы  между  народами  Азии  и
Европы, было основательно переработано  мифологическим  сознанием  тогдашних
людей  и  стало  неисчерпаемым   источником   мифов,   преданий,   сказаний.
Совершенно незначительный по позднейшим  масштабам  исторический  эпизод  (а
Троя в ходе тысячелетий многократно разорялась, гибла  и  восстанавливалась)
превращается в еще догомеровском мифе в  грандиозное  событие,  определяющее
судьбы богов и людей. Греки и троянцы истребляют друг  друга  во  исполнение
воли Зевса, решившего сократить число людей из-за их нечестия. Но  при  этом
и сами олимпийские боги участвуют в битвах, как будто осознавая,  что  и  их
участь каким-то таинственным образом связана с земным уделом.
       Величайшим новаторством Гомера, которое и  выдвигает  его  в  статус
создателя всей европейской литературы,  является  принцип  синекдохи  (часть
вместо целого), взятый им как основа сюжетостроения "Илиады" и "Одиссеи",  -
не все десять лет Троянской войны (как то  предполагалось  мифом),  а  всего
лишь 51 день, да и то из них полно освещены события девяти дней;  не  десять
лет возвращения Одиссея, а всего  40  дней,  из  которых  наполнены  важными
событиями  опять-таки  девять  дней.  Такая   концентрированность   действия
позволила Гомеру создать "оптимальные"  объемы  поэм  (15  693  стихотворные
строки в "Илиаде", 12 110 строк в  "Одиссее"),  которые,  с  одной  стороны,
создают впечатление эпического размаха, с другой же - не  превышают  размеры
среднего европейского романа. Предвосхитил Гомер и ту традицию  в  прозе  XX
в., которая  побуждает  романистов  ограничивать  действие  больших  романов
одним или несколькими днями (Дж. Джойс, Э. Хемингуэй, У. Фолкнер).
       "Одиссея" рисует более  позднюю  эпоху,  чем  "Илиада"  -  в  первой
показана более развитая рабовладельческая система. Вместе с  тем  обе  поэмы
отмечены единством стиля и композиционных принципов, что  делает  их  своего
рода дилогией и диптихом. В обеих  сюжет  строится  на  фольклорно-сказочном
мотиве "недостачи" (Ахилл хочет вернуть отобранную у него Бризеиду,  Одиссей
стремится к Пенелопе и  мстит  женихам,  пытающимся  отобрать  ее  у  него),
действие связано с великими испытаниями и утратами  (Ахилл  теряет  друга  и
свои доспехи, оружие; Одиссей лишается всех своих спутников и  кораблей),  а
в  финале  главный  герой  воссоединяется  с  любимой,  хотя  это  торжество
отмечено и печалью (похороны Патрокла, предчувствие близкой  гибели  Ахилла;
новые  тревоги  Одиссея,  которому  судьба  посылает  очередные  испытания).
Обращает  на  себя  внимание  и  ритмическая  упорядоченность   расположения
эпизодов  в  поэмах.  Так,  в  структуре   "Илиады"   прослеживается   почти
зеркальная симметрия первой и второй половин поэмы - "смотру со стены" в  3-
й песне соответствует "смотр" в песни 22  (третьей  от  конца),  возвращение
Хрисеиды отцу (песнь 1) имеет отклик в возвращении  тела  Гектора  его  отцу
(песнь последняя) и т.д. Примерно так же в "Одиссее" начало  и  конец  поэмы
посвящены эпизодам на Итаке, а композиционный центр отдан  рассказу  Одиссея
о его странствиях, в  которых  главное  место  занимает  его  спуск  в  Аид,
непосредственно перекликающийся с "Илиадой" (беседа Одиссея с душами  Ахилла
и Агамемнона). Эта  симметрия  имеет  большую  смысловую  нагрузку,  образно
воплощая мифологические представления поэта о цикличном движении  времени  и
о сферическом устройстве гомеровского космоса.  Ритмическая  упорядоченность
помогает   Гомеру   как-то   согласовывать   и   сглаживать   многочисленные
противоречия, неувязки в  тексте  его  поэм,  служившие  издавна  аргументом
многих противников авторства Гомера. Эти неувязки  в  основном  сюжетные:  в
"Илиаде" один эпизодический персонаж убит  (царь  Пилемен,  песнь  5),  а  в
песни 13 он оказывается жив и пр.  Или  в  "Одиссее"  главный  герой  только
ослепил  Полифема  (песнь  9),  Афина  же  говорит  Одиссею:  ты   разгневал
Посейдона  "умерщвлением  милого  сына"  бога  (песнь  13).  Но  большинство
авторитетных гомероведов  признает  теперь,  что  древний  поэт,  комбинируя
различные мифы, мог не заботиться о согласовании всех мелких деталей друг  с
другом. Тем более что и литераторы нового времени,  замечая  противоречия  в
своих печатных произведениях, не всегда хотят исправлять их, как об  этом  с
улыбкой говорит Теккерей (см. Теккерей У.М. Собр. соч. - М., 1980. - Т.  12.
- С. 226). Для Гомера, как  и  для  Шекспира,  Сервантеса,  Бальзака  и  др.
великих  авторов,  допускавших  те  или  иные  несогласованности   в   своих
произведениях, куда важнее была забота об единстве целого.
       Ярко выражено стремление поэта придать этим  объемным  произведениям
определенную связность (через организацию  фабулы  вокруг  одного  основного
стержня,  сходного  построения   первой   и   последней   песен,   благодаря
параллелям, связывающим отдельные песни, воссозданию предшествующих  событий
и  предсказанию  будущих).  Но  более  всего   о   единстве   плана   эпопеи
свидетельствуют  логичное,  последовательное  развитие  действия  и  цельные
образы главных героев.
       Поэмы Гомера представляют целую галерею  индивидуально  обрисованных
типических образов.
       Центральной  фигурой  “Илиады”  является  Ахилл,  юный  фессалийский
герой, сын Пелея и морской богини Фетиды.  Ахилл  -  цельная  и  благородная
натура,  олицетворяющая  собой  ту  военную  доблесть  в  понимании  древних
героев, которая служит идеологической основой всей поэмы. Он  чужд  хитрости
и двоедушия. Из-за сознания своей силы и величия он привык повелевать.  Гнев
его проявляется в  самых  бурных  формах.  Мстя  троянцам  за  Патрокла,  он
становится похож на какого-то демона-истребителя.
       Такое же безумие видно и в надругательстве над трупом Гектора (XXII,
395-401) , и в том, что он убивает на могиле Патрокла  двенадцать  троянских
пленников.  Еще  ему  даны  черты  певца-поэта  (IX,  186)  .  Наконец,   он
смягчается, видя перед собой слезы и ужасную мольбу отца, пришедшего к  нему
за телом убитого им сына.
       Образу  главного  героя  ахейского   войска   соответствует   фигура
троянского воителя Гектора.  Хотя  поэт  никогда  не  забывает,  что  это  -
представитель  враждебного  народа,  к  которому  нельзя  относиться  как  к
соплеменнику. Гектор является вождем троянского войска, и  на  него  ложится
вся тяжесть войны. В трудные минуты он всегда впереди  всех  и  подвергается
наибольшей опасности. Он обладает высоким чувством чести и пользуется  общим
уважением и любовью. Он  остается  один  на  поле  битвы,  в  то  время  как
остальные прячутся в городе. Ни  мольбы  отца,  ни  слезы  матери  не  могут
поколебать его: долг чести в нем превыше всего. Ярче всего Гектор показан  в
сцене свидания с Андромахой (VI, 392-502) , где мы  видим  его  как  мужа  и
отца.
       Если идеал  воинской  доблести  дан  в  лице  Ахилла,  то  носителем
житейской  мудрости  представляется   Одиссей   -   герой   “хитроумный”   и
“многострадальный”. В “Илиаде”  он  выступает  и  как  воин,  и  как  мудрый
советник, но также и как человек, готовый на всяческий обман (X,  383;  III,
202) .  Само  взятие  Трои  при  помощи  деревянного  коня  было  делом  его
хитрости. Всегда настороженный, он имеет наготове  целый  запас  вымышленных
историй.
       “В хитроватости, часто грубой и плоской, в том, что на  прозаическом
языке называется “надувательством”.  И  между  тем  в  глазах  младенческого
народа  эта  хитрость  не  могла  не  казаться  крайней  степенью  возможной
премудрости” [U3]1.
       В  обеих  поэмах   кроме   главных   героев   выведено   еще   много
второстепенных. Некоторые из них обрисованы также очень яркими  красками.  В
“Илиаде” таких лиц больше чем в “Одиссее”.
       Микенский царь Агамемнон, старший из Атридов, является предводителем
всего похода и называется “владыкой мужей” или “пастырем  народов”.  Менелай
- спартанский царь, муж похищенной Парисом Елены - главное  заинтересованное
в войне лицо. Однако поэт изображает их обоих,  далеко  не  привлекательными
чертами.
       Обаятельными чертами наделен образ  Нестора  -  вечный  тип  старца,
который любит вспоминать годы юности и  давать  свои  наставления.  Совершая
подвиги, он увлекается мечтой овладеть Троей и погиб от руки  Гектора  (XVI,
817-857) .
       Престарелый   троянский   царь   Приам    обрисован    исключительно
привлекательными  чертами.  Это  тип   настоящего   патриарха,   окруженного
многочисленной семьей. По старости он уступил право  военачальника  старшему
сыну  Гектору.  Он  отличается  мягкостью   и   обходительностью.   Даже   к
презираемой и ненавидимой всеми Елене он относится очень сердечно.
       В “Одиссее” живо  обрисована  личность  Телемаха.  Поэма  изображает
постепенный рост этого юноши. В начале поэмы он представлен еще совсем  юным
и несамостоятельным, в чем он сам признается матери  (XVIII,  227-232)  .  В
конце же поэмы он деятельно помогает отцу в расправе его с женихами. В  этом
образе греки могли видеть тип идеального юноши - “эфеба”.
       В поэмах встречаются и женские образы. Особенно выразительны  образы
Андромахи и Пенелопы.
       Андромаха - верная и любящая супруга Гектора. Она живет в постоянной
тревоге за мужа, который, как она видит, не жалеет себя, постоянно  участвуя
в боях, “убить себя своей доблестью”.  Судьба  Андромахи  глубоко  трагична.
При разорении Ахиллом ее родного города  Фив  Плакийских  убиты  ее  отец  и
братья, а мать вскоре после этого умирает. Для Андромахи вся жизнь теперь  в
ее любимом супруге. В конце поэмы она оплакивает своего мужа при  погребении
(XXIV, 723-745) . Этот трогательный образ не раз привлекал  внимание  поэтов
и в позднейшие времена.
       Образцом семейной  добродетели  и  верности  обрисована  Пенелопа  в
“Одиссее”.  В  течение  двадцати  лет,  пока  отсутствует  Одиссей,  она  не
изменила к нему своих чувств и упорно верит в его возвращение. Положение  ее
крайне трудное, так как она  окружена  недоброжелательными  людьми,  которые
считают ее вдовой и добиваются ее руки, надеясь  таким  образом  получить  и
царскую власть.
       Противоположностью  Пенелопе  является  в  “Илиаде”  Елена.   Однако
преступление ее уже в прошлом; опьянение страстью,  заставившее  ее  некогда
покинуть дом Менелая, сменилось горьким сожалением,  и  она,  сознавая  свою
ошибку, кается в  этом  перед  Приамом  (III,  173-176)  .  Елена  исполнена
презрения к Парису, но богиня Афродита снова властно бросает  ее  в  объятия
этого человека (III, 390-420) .
       Таковы  главные  образы  гомеровских  поэм.   Все   они   отличаются
цельностью,  простотой,  во  многих   случаях   даже   наивностью,   которая
характерна для эпохи “детства  человеческого  общества”.  Они  обрисованы  с
замечательной силой  и  жизненностью  и  отмечены  глубочайшей  человеческой
правдой.



      Сюжетно-композиционные особенности и образная система поэм Гомера
                            «Одиссей» и «Илиада»



                                                                Назаренко Н.
                                                           Студентка 1 курса
                                                         Фак-та Журналистики




смотреть на рефераты похожие на "Сюжетно-композиционные особенности и образная система поэм Гомера Одиссей и Илиада "