Педагогика

Рязанский Кремль


                                    ПЛАН:

I. ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ .-   1
II. РЯЗАНСКИЙ КРЕМЛЬ:

 а) ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ КРЕМЛЯ -

 б) ПО ПЕРЕЯСЛАВСКИМ УКРЕПЛЕНИЯМ -

 в) АНСАМБЛЬ КРЕМЛЯ:

1. ХРИСТОРОЖДЕСТВЕНСКИЙ СОБОР -

 2. УСПЕНСКИЙ СОБОР -

 3. АРХАНГЕЛЬСКИЙ СОБОР -

 4. АРХИЕРЕЙСКИЙ ДВОР -

 5. ЦЕРКОВЬ ИОАННА ПРЕДТЕЧИ -

 6. ЦЕРКОВЬ СВЯТОГО ДУХА -

 7. КОЛОКОЛЬНЯ -

  8.  СПАССКИЙ МОНАСТЫРЬ:
    - СПАСО- ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ СОБОР -
   -БОГОЯВЛЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ -

г) РЯЗАНСКИЙ КРЕМЛЬ КАК МУЗЕЙ ЗАПОВЕДНИК -

III. ЗАКЛЮЧЕНИЕ. -
IV. ПРИМЕЧАНИЯ. -
V.  СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ. -

                          ИСТОРИЯ  И СОВРЕМЕННОСТЬ


    В  самом  центре  России  стоит  наша  древняя  Рязань  ,  прекрасная  и
неповторимая , неотделимая от великой Руси , России.  Прекрасная  не  потому
лишь , что для каждого человека нет места краше его ''малой  родины''  ,  но
оттого , что по ''лепоте'' своей , узорочью была и будет отличной от  других
городов. Даже имя ее доныне загадка , хотя и растолковывалось не раз  ,  нем
воедино  слились  воинские  подвиги  и  слава   древних   городов    Поочья;
Переславля Рязанского , нынешней Рязани, и великокняжеской столицы -  Рязани
(Старой)  ,  располагавшейся  на  крутояре,  над  окскими  быстринами  ,   в
пятидесяти километрах от Переславля вниз по реке.
 Через века пронесла Рязань свой говор свой  нрав,  свой  лик  .Сохранила  в
сердце своих святых ,пророков , праведников и  мучеников,  героев,  которые,
противостоя злу , не жалели подчас и жизни ’’тишины в отчем доме ради’’.
 Но сохранили ли мы в своей памяти славную историю Рязани  ,  продолжаем  ли
мы чтить Рязань
как почитали ее рязанцы многие века назад ? Знаем ли мы ,  что  вся  история
Рязани  ,  становление  ее  культуры  кровно  связано  с  Православием  ?  К
сожалению , нельзя дать  положительный  ответ  на  этот  довольно  серьезный
вопрос .
 Однако , не смотря на быстрый бег времени , на смену так отличающихся  друг
от друга как по традициям , так  и  по  нравственной  культуре  поколений  ,
Рязань продолжает жить  в  своих  памятниках  старины  ,  в  поветшавших  от
времени и «налета» событий  ,  но  не  утерявших  своего  значения  в  жизни
верующих , церквях и монастырях , храмах  и  соборах  ,  в  древнего  письма
иконах  книгах.  И  одним  из  таких  замечательнейших  памятников   старины
является Рязанский Кремль  ,  гармонично  вписывающийся  в  облик  окрестных
построек и местного пейзажа  .  Можно  часами  ехать  по  извилистой  Оке  и
любоваться  «парящими»  абрисами  монументальных  кремлевских  сооружений  ,
величественной колокольней , вскинутым  ввысь  кубом  старинного  Успенского
собора с пятью куполами . Кремль как бы парит высоко над бесконечной  гладью
вод , стоя на страже веков , говоря   людям  правду  о  борьбе  человеческих
страстей , громе сражений и жарких схваток .Рязанский Кремль - одно из   тех
творений русского  зодчества  ,  в  котором  сплелись  вся  глубина  и  сила
духовных и эстетических устремлений той эпохи .  Судьба  его  неотделима  от
истории как самой Рязани , так и России в целом .
 Однако , основная цель данной работы заключается не только в  том  ,  чтобы
ознакомить с достопримечательностями нашего города .
 Эта работа по своему существу поднимает  на  всеобщее  обсуждение  одну  из
важнейших проблем 20-го века - потеря нравственности  ,  потеря  интереса  к
традициям и культуре предков.
 Ведь как показал печальный , если не  сказать  больше  ,  трагический  опыт
этого  столетия  ,  отри-цательное  отношение  к  достижениям   прошлого   ,
истребление памятников  древнерусской  культуры  ,  национальных  святынь  ,
запечатлевших думы и чаяния наших предков , приводят к  духовной  деградации
нации , к потере ею исторической перспективы .
 Это не пустые слова , а наша действительность . Достаточно вспомнить ,  что
еще недавно многие помещения Рязанского Кремля использовались далеко  не  по
назначению и были запущены до такой  степени  ,  что  необходимой  оказалась
искусная работа мастеров по реставрации многих  сооружений  Кремля  .  Да  ,
время наносит свой отпечаток , и мы  не  в  силах  повернуть  его  вспять  ,
скрыть появившиеся на «челе» Кремля морщины столетий , но наш  долг  ,  наша
обязанность перед нашими предками и  ,  в  конце  концов  ,  перед  будущими
поколениями сохранить то , что досталось нам в наследство ,  соприкосновение
с чем обогащает душу , делает немного добрее , согревает сердца .
 К сожалению , нынешняя молодежь не понимает и не  ценит  этого  ,  да  и  ,
вообще говоря ,  не  стремится  понять  .  Нет  времени  ,  чтобы  забыть  о
'бренных' делах и задуматься о нравственности.  Кто же виноват в  этом  ?  В
первую очередь наше с вами общество  .  Поскольку  радикальные  изменения  ,
происходящие в жизни общества , в том числе и в сфере образования ,  требуют
всестороннего осмысления , что , вероятно , недоступно для  'мыслящих'  умов
России . Неужели  отчуждение  молодежи  от  подлинной  духовной  культуры  ,
национальных камней и традиций , от веры , не вызывает ни у кого вопроса   :
«А все ли благополучно в России с воспитанием  подрастающего  поколения  ?Не
упустим ли мы тот момент , когда есть  еще  возможность  возродить  заросшую
дорогу к Храму ?» Хотелось бы верить , что это не так .
 Каковы же  пути  преодоления  этих  ,  ставших  общепринятыми  ,  тенденций
современного общества ? В первую очередь - это повышение интереса  к  родной
истории , возрождения "желания узнать
и понять - откуда мы и куда идем" , а , что касается сферы воспитания  ,  то
это сближение  право-лавной  и  светской  систем  образования  ,  что  может
послужить  основой  для  целостного  воспитания  и  образования  личности  ,
способствовать восстановлению  подлинной  иерархии  ценностей  ,  остановить
распад духовного ядра личности  ,  выхолаживание  внутренней  жизни  .Данная
работа имеет именно эту направленность . Поскольку  знакомство  с  Рязанским
Кремлем  ,  с  историей  его  создания  ,  архитектурными  особенностями   ,
святынями , с судьбой памятников  Кремля позволяет  не  только  окунуться  в
древность , но и  дает  возможность  понять  ,  какова  роль  Православия  в
культуре русской нации , формировании российского сознания ,  традиций  ,  в
духовной жизни народа.



                              РЯЗАНСКИЙ КРЕМЛЬ


   Рязань - один  из  старейших  очагов  культуры  и  искусства  центральной
России- расположена в 200 километрах к юго-востоку  от  Москвы.  Современная
Рязань- крупный  быстрорастущий  промышленный  центр.  На  ее  территории  и
находится Кремль- древнейшее ядро города, который был заложен в самом  конце
ХI века, вблизи реки Оки, большого по тому времени водного  торгового  пути.
Первоначально город назывался  Переяславлем  Рязанским.  Название  Рязань  и
значение главного города Рязанского княжества  перешло  к  нему  позднее  от
более древней столицы-  Старой  Рязани,  располагавшейся  на  50  километров
восточнее Переяславля. Ниже по  течению  Оки  и  уничтоженной  в  1237  году
полчищами Батыя до основания. Об этой трагедии летопись  сообщает:  «...град
Рязань и земля Рязанская изменися ... и отиде слава ся, и не бе в ней  ничто
благо видети токмо дыми пепел.» Старая  Рязань  постепенно  исчезла  с  лица
земли. Переяславль же в борьбе с другими городами княжества за  право  стать
стольным городом вышел  победителем.  Официально  Переславль  Рязанский  был
переименован в Рязань в 1778 году.
   В настоящее время  в  Кремле  существует  комплекс  различных  памятников
древнерусской   архитектуры   и   архитектуры   классицизма.   Он    создает
неповторимую  панораму  города,  придает  ему  особую   индивидуальность   и
колорит. Красивый вид а Кремль открывается с  набережной  реки  Трубеж.  Его
величественные сооружения: Успенский собор (конец ХVII  века)  и  колокольня
(ХVIII-ХIХ века) имеют  большое  значение  не  только  для  истории  русской
архитектуры, но и для искусства градостроительства.
  К  сожалению,  время  не  пощадило  наиболее  ранние   постройки   Кремля,
относящиеся к ХV веку- последнему  периоду  расцвета  Рязанского  княжества:
Христорождественский собор (ХV-ХIХ века, бывший Успенский)  и  Архангельский
(ХV-ХVII века) дошли до наших дней с большими изменениями .
  За Христорождественским и  Архангельским  соборами  расположен  уникальный
ансамбль памятников гражданского зодчества бывшего Архиерейского двора.  Это
Архиерейский дом (ХVII век), Певческий и Консисторский корпусы (ХVII  века),
хозяйственные здания бывшего Архиерейского и  Конюшенного  дворов  (ХVII-ХIХ
веков), амбары (ХVII век).  К  юго-западу  от  Успенского  собора  находится
комплекс  зданий  (ХVII-ХIХ  века)  древнего  Спасского  монастыря,  который
существует  на  этом  месте  с  ХIV  века,  а   на   северо-восточном   крае
кремлевского холма виднеется небольшая  двухметровая  церковь  Святого  Духа
(ХVII века)- все, что осталось от монастыря того  же  названия,  основанного
еще в ХV веке. Многие сооружения Кремля, в  том  числе  крепостные  стены  и
башни,  стоявшие  на  высоких  земляных  валах,  не  сохранились,  но  Земля
кремлевская насыщена памятниками археологии.
  Частые  войны,  набеги  степных  кочевников,  пожары   сильно   опустошали
рязанскую землю, уничтожив большую часть ее древнего  искусства,  о  нем  мы
теперь  можем  судить  по  немногим  сохранившимся   памятникам:   ювелирным
изделиям, мелкой пластике, чеканке, резьбе по дереву и  камню,  иконописи  и
иным  художественным  ценностям.  Они  находятся  на  территории  Кремля   в
краеведческом и художественном музеях,  а  также  в  других  крупных  музеях
страны. Шедевры ювелирного искусства из  старой  Рязани-  «княжеские  бармы»
(ХI-ХII веков), хранящиеся  в  Оружейной  палате  Московского  Кремля,  дают
представление о б очень высоком уровне древней культуры рязанского края.
 В  настоящее  время  в  музеях  Рязанского  Кремля  можно  познакомиться  с
культурой и искусством Переславля Рязанского,  начиная  с  его  основания  и
кончая современной Рязанью.



                             ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ КРЕМЛЯ


 А теперь совершим увлекательное  путешествие  на  машине  времени,  которая
перенесет вас на 800 лет назад, в эпоху Древней Руси. Это была эпоха,  когда
в городах цвела блестящая культура:  здесь  творили  гениальные  философы  и
писатели, зодчие и живописцы, искусные оружейники и золотых дел мастера.  То
была пора, когда наш первый историк Нестор создавал летописный  свод,  чтобы
ответить на вопрос- «откуда есть  пошла  Русская  земля»,  когда  безвестный
автор «Слова  о  полку  Игореве»  обратился  к  русским  князьям  с  горячим
патриотическим призывом к единству, а при  впадении  реки  Нерли  в  Клязьму
воздвигнули  удивительный  храм  Покрова,  до  сих  пор   поражающий   своим
совершенством.  Именно  в  эту  пору  происходило   зарождение   прекрасного
многострадального града Переславля Рязанского или «города»-кремля.
 Переславль Рязанский был заложен черниговским князем Олегом  Святославичем-
внуком  Ярослава  Мудрого.  Изгнанный  в  конце  ХI  века  вместе  с  братом
Ярославом  из  черниговской   земли.   Олег   Святославович   вынужден   был
отправиться  в  расположенные   вдоль   Оки   муромско-   рязанские   земли,
доставшиеся ему в наследство. Освоение их вызвало сильную  борьбу,  особенно
за Муром- один  из  главных  городов  на  важном  торговом  пути  к  камским
болгарам. В 1095 году Изяслав, сын Владимира Мономаха, взял Муром  и  в  нем
посадника князя Олега.  В  связи  с  этими  событиями  впервые  в  начальной
летописи под 1096 годом  упоминается Рязань (Старая Рязань), в которую  Олег
Святославович пошел к брату Ярославу за помощью. На пути  из  Старой  Рязани
во  Владимир  Олег  Святославович  создал  для  себя  новый  опорный  пункт-
крепость Переславль Рязанский. Поначалу  она  представляла  собой  небольшую
укрепленную территорию в центре северной  части  кремлевского  холма.  Здесь
находился  двор  князя  Олега  и  его  дружины,   обнесенный,   по-видимому,
деревянным частоколом.
 Южнорусское происхождение основателя  Переславля  Рязанского  отразилось  в
названиях  города  и  рек  его  окружающих  (Переславль,   Трубеж,   Лыбедь,
Дунайчик).
 После 1097 года Олег Святославович возвращается в свою «законную»  вотчину,
в Чернигов, а в Рязани (Старой) и  Муроме  остается  Ярослав-  родоначальник
рязанских и муромских князей.
 Летописных сведений о заложении города  Переславля  не  сохранилось.  Но  в
архивах Рязани  в  ХIХ  веке  были  найдены  любопытные  записи  об  истории
заложения  Переславля  Рязанского.  Наиболее  интересна   запись   сделанная
полууставом в ХVI века  на  листе  следованной  Псалтыри  из  церкви  Николы
Старого, которая была  переписана  с  более  ранней  Псалтыри  в  1562  году
(«Следованная  Псалтырь»-  книга  повседневных  христианских  песен.  В  ней
говорится, что Переславль Рязанский был заложен в 1095 году у церкви  Николы
Старого  на  берегу  озера  Быстрого,  не  раз  упоминавшегося  в  княжеских
грамотах ХV века. Однако, когда закладывался «город», церкви Николы  Старого
еще  не  было,  так  как  она  могла  быть  построена  позже  только   после
перенесения образа святого Николы «от Кореуня на Рязань в лето  6733  году»,
то есть в 1225 году по новому стилю. Упоминание же автора  записи  ХVI  века
об этой церкви является уточнением исторического  места  закладки  «города»,
понятным его современникам. (Церковь Николы Старого сгорела в 1611 году).
  В начале ХIII века, после ожесточенных боев между Рязанскими и  Владимиро-
Суздальскими княжествами, в  Переславле  возникла  необходимость  сооружения
новой крепости,  и  в  1208  году  рязанский  епископ  Арсений  снова  «град
Переславль заложил у озера», то есть освятил закладку. Новая  крепость  была
большего размера и занимала также северную часть кремлевского холма. В 1955-
1957  годах  экспедиция  А.Л.  Монгайта,  проводившая  здесь   исследования,
обнаружила культурный слой ХII века, свидетельствующий о  наличии  в  Кремле
поселения еще в домонгольское время.
 Старая Рязань после разорения ее татаро- монголами  в  1237  году  пыталась
отстроиться  и  некоторое  время  продолжала  оставаться  стольным   городом
княжества.  Частые  набеги  татар  и  особенно  их  нападение  в  1288  году
заставило вскоре княжеский двор и всех горожан покинуть  город.  Еще  раньше
Старую Рязань оставил епископский двор.
 В конце ХIII века, а по другим данным даже  в  конце  ХII  века,  произошло
важнейшее  политическое   событие   в   княжестве-   отделение   Рязани   от
Черниговской епархии и создание независимой Рязанской.  Епископская  кафедра
была  перенесена  в  Борисоглебский  собор  «Старого  острога»   Переславля.
Некоторые  исследователи  рязанских  летописей  предполагают,  что   «Старый
острог» в ХII- ХIII веках был самостоятельной крепостью и назывался  Борисов
Глебов городок, который впоследствии слился с  Переславлем.  Местонахождение
епископской кафедры в непосредственной близости  к  Переславлю,  несомненно,
способствовало его  возвышению.  Например,  известно,  что  в  1300  году  в
Переславле происходил какой-то съезд князей. А в 1301 году московский  князь
Даниил, опасавшийся своего «восточного соседа»,  «приходил ратью  на  Рязань
и бишася у града Переславля». Он взял в плен рязанского  князя  Константина,
который позднее был казнен в Москве. Окончательно  значение  Переславля  как
столицы Рязанского княжества утвердилось с середины  ХIV  века,  особенно  в
княжестве Олега Ивановича (умер в 1402 году), носившего титул «великого».
 Кремль Переславля в ХIV веке, как и в ХIII  веке,  занимал  северную  часть
плато. Границы его определяются древними монастырями (обычно  они  возникали
за  стенами  «города»):  на  юго-западе  с  ХIV  века  существует   Спасский
монастырь  и  на  северо-востоке  с  ХV   века-   Духовской.   Южная   часть
кремлевского холма по-прежнему была занята посадом. За  ним  на  южном  краю
плато  у  Лыбеди  располагался  городской  торг,  который  с  ростом  города
распространился на другой берег реки (рис.). Здесь  же  пересекались  дороги
из Москвы, Владимира, Старой Рязани и Пронска.
 ХV век- век расцвета  Переславля  и  дальнейшего  его  укрепления.  Размеры
крепости в это время достигли  современных  границ  Кремля.  Земляные  валы,
стоявшие уже тогда по  краю  кремлевского  холма,  были  снова  подсыпаны  и
увеличены в высоту. Они окружали княжескую резиденцию, монастыри и посад.  С
западной стороны крепости проходил глубокий ров, соединявший  полноводные  в
то время Лыбедь с Трубежом. В ХV веке на  громадных  земляных  валах  стояли
деревянные  стены  и  башни.  Сохранившаяся  часть  крепостных   сооружений-
западный земляной вал  со  рвом,  несмотря  на  разрушение  временем,  имеет
высоту около 18 метров от дна рва.
 К основным постройкам ХV века относят старый Успенский собор, в ХVIII  веке
переименованный в Христорождественский, а также старый Архангельский собор.
 Почти все постройки Кремля в ХV веке были деревянными.
 Развитие  родственных  связей  с  Москвой  привело  не  только  к  развитию
искусств и строительства, но и к большему подчинению Москве. Уже в  середине
ХV века Рязань была занята московскими наместниками. В начале ХVI  века  она
еще больше теряет  свою  самостоятельность.  В  1503  году  треть  земель  и
городов княжества по завещанию князя Федора  «Третного»  перешла  к  Москве.
Великий князь Московский стал именоваться и князем Рязанским.  В  1520  году
последний  рязанский  князь  был  взят  в  плен,  а  через  год   и   Рязань
присоединили к Москве. Кремль  Переславля  Рязанского  как  административный
центр княжества потерял свое значение. С этого времени начался новый этап  в
жизни Переславля. Епископская кафедра из Борисоглебского собора  переносится
в Кремль, который  становится  резиденцией  рязанских  епископов.  На  месте
бывшего княжеского двора  епископ  Иона  начал  строить  палаты  для  жилья,
Белокаменную церковь Иоанна Предтечи и разные хозяйственные сооружения.
 Двор  епископа  Ионы  впоследствии  был  расширен  и  плотно  застроен.  От
каменных  сооружений  этого  периода  почти  ничего  не  сохранилось,  кроме
археологических  остатков  белокаменного  подклета  палат   Ионы   и   части
белокаменной церкви Иоанна Предтечи (подклет и фрагменты I и II ярусов).
 ХVII век для искусства Рязани был самым ярким и плодотворным,  несмотря  на
тяжелые испытания, особенно в начале века. Смутное время, нашествие  поляков
в  1611  году.  В  это  время  рязанский  воевода  Прокопий  Ляпунов  оказал
действенную  помощь  Москве  в  борьбе  с  интервентами.  Не  менее  тяжелым
оказалось второе нападение польского войска в 1618 году, во главе с  отрядом
Сагайдачного,   который   сжег   Переславль.   Тогда   в   Кремле,   наскоро
восстановленном,  было  построено  восемь  деревянных  церквей   и   дубовая
колокольня у Архангельского собора. Пожар 1647 года и «моровая»  язва  опять
нанесли Переславлю большой ущерб.
 В 1650-х годах были снова отстроены  крепостные  сооружения  Кремля.  Кроме
каменной Глебовской башни  ХVI  века  с  проезжими  воротами  на  Московскую
дорогу, на земляных валах  стояло  еще  11  деревянных  башен,  из  них  три
проездные.
 Каменное строительство ХVII  века  оставило  целый  комплекс  интересных  в
художественном отношении зданий. Это новый  храм  Иоанна  Предтечи,  в  1692
году надстроен третий этаж Архиерейского  дома,  Певческий  и  Консисторский
корпус.
 В ХVII веке  была  построена  Архиерейская  гостиница  и  остальные  здания
Архиерейского двора.
 К концу 1699 года на территории Кремля  воздвигнут  самый  замечательный  и
величественный Успенский собор. К  нему  уже  в  ХIХ  веке  была  пристроена
колокольня.
  К  постройкам  ХVII  века  относят  также  Богоявленскую  церковь,  Спасо-
Преображенский  собор,  Гостиница  знати,  составляющие  комплекс  Спасского
монастыря.
 Окружающая монастырь ограда сооружена в середине ХVIII  века.  С  восточной
стороны она полностью разобрана, но в земле  сохранились  фрагменты  угловой
северо-восточной башни.
  Замечательно  своими  художественными  формами   церковь   Святого   Духа,
построенная также в ХVII веке.
 Такова в целом история комплекса  Рязанского  Кремля,  дошедшего  до  наших
дней.
 Все  памятники  Кремля  постоянно  изучаются  и  реставрируются.  При  этом
открываются все новые и новые  страницы  его  истории  и  искусства  русских
мастеров прошлого. Так заглянем  же  в  древнюю  книгу  истории.  Сопроводим
каждый памятник Кремля на пути его возникновения.



                         ПО ПЕРЕЯСЛАВСКИМ УКРЕПЛЕНИЯМ



В давние времена «город» был  окружен  не  только  валом,  но  и  стенами  и
башнями. На том месте, где сейчас стоит соборная колокольня,  раньше  стояла
Глебовская башня.
 «Это была каменная башня 8,5 сажень длины и 6 сажень  ширины.  В  ней  были
Глебовские ворота, а в воротах калитка. Ворота запирались железным  засовом,
а калитка- маленьким, тоже железным засовом и висячим  замком.  На  стене  у
Глебовской башни висел вестовой колокол в 11 пудов.
 Если ехать от «города» через Глебовские ворота,  то  у  ворот  попадешь  на
дубовый мост  с  перилами,  он  назывался  Глебовским.  Сделан  он  был  над
глубоким сухим рвом. По ту сторону  моста  были  опять  ворота,  с  дубовыми
вереями и сосновыми притворами, крытые тесом. Ров этот сухой и сейчас  есть,
есть и мост, только не деревянный, а каменный.»[ ]
 Над Глебовскими воротами была  каменная  часовня,  в  которой  располагался
образ Пресвятыя Богородицы. Одигитрия. Образ этот  является  чудотворным.  В
настоящее время он находится в церкви святого Илии пророка.
 Про Глебовскую башню ходят следующие легенды. «В  1521  году  крымский  хан
Магмет Гирей осуществлял набег на русскую землю, перешел Оку и  подступил  к
Москве. Князь Василий поехал собирать полки,  а  в  Москве  остались  бояре.
Стал Магмет около Москвы села. Деревни  жечь,  разорять,  бросился  народ  в
Москву: теснота там поднялась, давка, суматоха, хотели было  бояре  стрелять
в татар из пушек, да на грех еще пороху не хватило. Подумали бояре  и  стали
с Магметом переговариваться, а Магмет им говорит,  что  тогда  уйдет  он  от
Москвы, если дадут они ему грамоту, а чтобы в  грамоте  той  было  написано,
что князь  московский  обязуется  платить  ему  дань.  Бояре  Магмету  такую
грамоту дали, и сейчас же он ушел от Москвы некий литовец,  именем  Евстафий
Дашкович, он привел с собою днепровских казаков.  Задумали  они  с  Магметом
взять  Переяславль  хитростью:  послал  Дашкович  к  переяславцам  звать  их
покупать пленных; это затем, чтобы как придут они  за  пленными,  под  шумок
вместе с  ними  пробраться  в  город.  А  Магмет  задумал  заманить  к  себе
московкого наместника. В ту  пору  в  Переяславле  уже  не  князь  сидел,  а
московский наместник, и им был Хабар Симский. Приказал  ему  хан  явиться  к
нему в стан потому  де,  что  великий  князь  теперь  его  данник,  а  Хабар
великого князя холоп и должен и его слушаться,  и  на  грамоту  ссылался.  А
Хабар не поверил речам татарских послов о грамоте московских бояр и  сказал,
чтобы ту грамоту ему показали, и татары дали  грамоту  ему  в  руки.  А  тем
временем  Евстафий  подошел  уже  к  Переяславлю  и,  чтобы  лучше  заманить
переяславцев, выпустил несколько пленных. Пленники побежали в город,  татары
бросились за ними, кричат, чтобы отдали им пленных.  Переяславцы  отдали.  В
это самое время  пушкарь,  немец  Иордан,  стал  стрелять  в  татар.  Татары
испугались, разбежались. Хан рассердился,  но  Иордан  не  выдавал  пушкаря.
Видит  Магмет:  хитростью  Переяславль  не  возьмешь,  и  ушел,  а   грамота
московских бояр  так  и  осталась  у  Хабара.  Стрелял  Иордан,  говорят,  с
Глебовской башни».[ ]
 К северу от Глебовской башни стояла глухая, без ворот  Спасская  башня,  на
том углу, который был обращен к Спасоярскому храму.  У  нее  на  крыше  была
маковица, опаянная белым железом, и прапор- железный значок вроде флага.  На
этой башне был нерукотворный образ  Спасителя,  который  в  настоящее  время
хранится в Спасоярском храме, у правого клироса.
 «Сажень на 114» от Спасской башни стояла Тайничная башня,  предположительно
там, где спуск к пароходным пристаням на Трубеж, когда их туда  переводят  в
период половодья. Это была деревянная  четырехугольная  башня  высотой  в  6
сажень, а длиной и шириной в 3,5 сажень. Называлась  она  Тайничной  потому,
что в  ней  был  тайник,  деревянный,  чтобы  ходить  за  водой  на  Трубеж.
Тайничная башня была проезжая, с деревянными створчатыми  воротами,  которые
запирались железным засовом и висячим замком.
 «От Тайничной башни было 47,25 сажень  до  угольной  Духовской  башни.  Эта
башня, тоже деревянная, была восьмиугольная, шириной и длиной по  4,5сажень,
а вышиной 8 сажень; крыша на ней была шатром. Она стояла недалеко от  церкви
святого Духа, а от нее на 24,25 сажени стояла Ипацкая проезжая башня.
 За Ипацкой башней было еще  три  башни;  все  эти  башни  были  глухие  без
ворот».[ ] «На 56,25 сажень от третьей глухой башни на том углу Кремля,  что
выходит  к  теперешней  Дашковской  богадельне,  стояла  Всесвятская  глухая
башня, деревянная, восьмиугольная, с крышей-шатром.
 Рядом с Всесвятской башней стояла Рязанская проезжая  башня.  Крыша  у  нее
была шатром, сверх шатра был сделан выход, где висел вестовой колокол  в  10
пудов. На самой верхушке была маковица и прапор, опаянные белым  железом.  В
этой башни были «Рязанские» ворота.[ ]
 На том месте, где  сейчас  стоит  Успенский  собор,  до  1692  года  стояла
зелейная (пороховая) палата;  кроме  нее  была  еще  другая  палата,  в  ней
хранилось оружие. Эти палаты были каменные, одна  из  палат  имела  железную
дверь, другая- деревянную. Кроме пороха и горючей серы  в  них  хранилось  и
оружие: пищали, пистоли, мушкеты, карабины, копья,  самопалы,  латы  и  т.д.
Кроме этого оружия, в «городе» Переяславле  хранились  пушки,  а  на  случай
осады были заготовлены дубовые колья и кирпичный лом.
 С той стороны города, где были Спасская,  Глебовская  и  Введенская  башни,
около него был «большой острог», позже окруженный стенами с башнями.
 Об переяславских укреплениях в старину много заботились:  «бывало  воеводам
приказывали у города и острога худые места  поделать,  городовые  тайники  и
колодезы чистить, чтобы в городе и в остроге в осадное  время  без  воды  не
было, и ров около города и острога почистить, чтобы ров был  не  мелок.  Еще
лет 250 тому назад, в 1651 году, много было заделано худых мест в  стенах  и
башнях».[ ]



                         ХРИСТОРОЖДЕСТВЕНСКИЙ СОБОР

Повесть «Хождение Пименова в Царьград», помещенная в летописи под  1389  г.,
вносит много нового в наши представления о Переславле Рязанском.  Митрополит
Пимен прибыл в Переславль водным путем, то есть по Оке. Он  был  встречен  у
города «Сынове великого князя Олега Ивановича  Рязанского»:  затем  тут  же:
«мало от своего места пришедшим,- повествует рассказчик, -  и  срете  нас  с
великою любовию сам князь велики Олег  Иванович,  и  з  детми  своими,  и  з
бояры»...»Еремей епископ  Рязанский  Гречин  «встретил  митрополита  еще  до
Переславля на границе рязанского княжества у города Перевитска «и  пришедшим
нам ко граду Переславлю, и сретоша нас со кресты, пришед  же  митрополиту  в
соборную церковь и молебна совершив, и пирова у великого князя».
 В приведенном выше  отрывке  из  «Хождения  Пименова  в  Царьград»  имеются
сведения   о   древнейшем   памятнике   Переславля   Рязанского-   Успенском
соборе.(переименован в Христорождественский)
  Хорошо известно, что ныне существующий  Успенский  собор  был  построен  в
конце ХVII в. группой мастеров, возглавлявшейся талантливейшим  зодчим  того
времени Я.Г. Бухвостовым. Все авторы, писавшие об  архитектурных  памятниках
современной Рязани, говорят, что в связи с постройкой  этого  собора,  ранее
существовавший    каменный    Успенский    собор    был    переименован    в
Христорождественский. Последний неоднократно перестраивался и  потому  дошел
до нас, имея внешнее обличие здания начала ХIХ в. (1826 г.)
  В литературе  высказано  весьма  правдоподобное  предложение,  что  первый
Успенский  собор  в  Переяславле  был   выстроен   великим   князем   Олегом
(следовательно,  до  1389  г.,   когда   произошла   торжественная   встреча
митрополита Пимена) в связи с переносом столицы  княжества   в  этот  город.
Как известно,  сам  князь  Олег  с  женой  были  похоронены  в  Солотчинском
монастыре, что отмечено даже московским летописным сводом конца  ХV  в.  Его
сын Федор Ольгович, скончавшиуся  в  1427  году,  был  первым  среди  других
членов княжеской семьи похоронен в Переяславском Успенском соборе;  каменные
гробницы рязанских князей и княгинь ХV- ХVI  вв.  Существовали  в  Успенском
(ныне Христорождественском ) соборе вплоть до ХVIII в.
  О наличии в конце ХV в. в Переяславле соборной церкви во  имя  Успения  мы
имеем прямое свидетельство в виде надписи на покрывале (’’ воздухе ’’): «  В
лето 6993 (следовательно, 1485 год) индикта 3  сей  воздух  создан  бысть  в
церковь Успения Святой Богородицы в граде Переяславле  Рязанском...».  Собор
упоминается и в первой половине ХVI в., когда  рязанский  епископ  Иона  был
переведен служить в Успенский собор.
  При введении  патриаршества  на  Руси  рязанский  епископ   (  Митрофан  )
получил в 1589  г.  сан  архиепископа.  По-  видимому,  в  сязи  с  этим  он
предпринял  перестройку  Успенского  собора  с  целью  придать  ему  большую
торжественность  и  пышность.  В  записи,  относящейся  к  1598  г.,   можно
прочитать следующее: « Да перед Архиепископли  вороты  церковь  соборная  во
имя Успения Пресвятыя Богородицы каменна  новая,  сооружает  ее  Архиепископ
Митрофан да в  пределе  Христова  Мученика  Федора  Тирона».  Придел  Федора
Тирона упоминается при соборе и раньше. Можно думать,  что  он  был  устроен
еще князем Федором, сыном князя Олега, следовательно, между 1402 и 1427 гг.
  Из документа, дотированного 1598 г., неясно, был ли  храм  построен  вновь
или он перестраивался. Думается, что имело место последнее, так  как  в  той
же записи упоминаются гробницы рязанских князей внутри  строящегося  здания.
Если бы прежний собор был деревянным и заменился в 1598 году каменным, то  и
гробницы при рытье котлована для фундаментов собора пришлось  бы  изъять  из
храма (собор  отличается  сравнительно  небольшим  размером.  Что  обязывало
копать  сплошной  котлован  для  фундамента).  Наличие  сплошного  котлована
привело бы к уничтожению всех имеющихся здесь захоронений.
  Перестройка собора была закончена в  начале  ХVII  в.  В  1606  году  царь
Василий Шуйский прислал на стройку каменных дел подмастерья Сергея  Абрамова
и с ним 24 человека каменщиков с наказом завершить постройку  собора  в  том
же году. О внешнем облике этого храма дает представление опись 1638 года:  «
На площади подле архиерейского двора церковь  Успения  Пречистыя  Богородицы
каменная о  пяти  верхах,  крыта  немецким  железом;  кровля  ветха,  кресты
обложены белым немецким железом; над дверьми в сводах  образы  спереди  и  с
полудни и с севера писаны стенным письмом; над  ними  киоты  крыты  немецким
белым  железом.  Перед  троими  дверми  три  рундука  о  пяти  ступенях  без
папертей. Церковные трои двери железные. Придел  Федора  Тирона.  У  правого
столпа место архиепископле  каменное;  за  столпом  пять  гробниц  каменных,
почивают великие князи рязанские, а на них покровы бархатные ветхи...»
  «... На левом клиросе столп  же  каменный,  да  за  столпом  три  гробницы
великих княгинь, покровы на них бархатные ветхи гораздо.»
   Это  описание  дает  возможность  выяснить  облик  храма,  постройка  или
перестройка которого относится к концу ХVI-  началу  ХVII  века.  Собор  был
четырехстолпный, пятиглавый (что так  соответствовало  тогдашнему  зодчеству
Москвы); он был поставлен на цоколь. Об этом свидетельствует тот  факт,  что
к его дверям « вели всходы о пяти ступенях», то есть уровень пола от  уровня
земли поднимался на высоту примерно до 1 м.
   Упомянутый придел Федора  Тирона  мог  помещаться  в  диаконнике,  однако
небольшие размеры собора заставляют  предполагать,  что  придел  представлял
собой отдельную пристройку,  подобную  приделу  Ирины  в  соборе  Боровского
Пафнутьева  монастыря  конца  ХVI  в.  (1598  год)  (Придел  Федора   Тирона
относится к началу ХV в. и не мог быть создан в конце ХVI в., так  как  царь
Федор Иванович имел своим патроном мученика Федора Стратилата).
  Многие авторы, писавшие  о  древностях  Переяславля  Рязанского,  отмечали
значительную  толщину   стен   Христорождественского-   Успенского   собора,
достигавшую, по их словам, 2  м.  Можно  было  предполагать,  что  в  стенах
существующего  здания  сохранились  части  древнего  здания.  Действительно,
стены восточной части собора значительно толще западной.  Особенно  массивны
стены апсиды, несмотря на то,  что  с  внутренней  стороны  они  значительно
стесаны. Трехчастное построение апсиды  неоспоримо  свидетельствует  о  том,
что эта часть здания  менее  других  подверглась  перестройке  и  сохранила.
Следовательно,  свою  древнюю  форму.  Поэтому  исследование   собора   было
сосредоточено именно на этой  части  здания.  Удаление  штукатурки  в  левой
части центральной апсиды у стыка со стеной дьяконника показало, что под  нею
находится белокаменная кладка.
  Лишь в месте стыка стены дьяконника  со  стеной  центральной  апсиды  была
обнаружена кирпичная заделка, что легко  объясняется  позднейшими  ремонтами
собора. В этом месте должны были проходить водосточные трубы,  неисправность
которых приводила к  разрушению  каменной  кладки.  Последняя  оказалась  не
столь совершенной, как в московских памятниках  начала  ХV  в.  Блоки  камня
имели  неодинаковую  длину  и  ширину  (28*31-  33   см.   ),   значительное
расхождение имели швы, которые то сужались, то  расширялись.  Этот  характер
кладки стены собора свидетельствует  о  продолжении  рязанских  строительных
традиций, по- видимому, прочно державшихся среди местных зодчих.
   Кладка  апсид   из  белого  камня  в  период   широкого   распространения
большемерного кирпича (конец ХVI в. ) убеждает нас, что они являются  частью
древнейшего каменного собора. Запись, сделанная в 1598 году, явно  указывала
на  наличие  здесь  какого-то  древнего  здания,  построенного  задолго   до
строительства,   осуществленного   в   период   деятельности    архиепископа
Митрофана: « Церковь соборная ... каменна новая»;  следовательно,  до  этого
была старая. Сопоставление всех документальных данных  об  Успенском  соборе
позволяет утверждать, что первый успенский собор был каменным и построен  не
ранее 1382 года (то есть до разгрома Рязани  Дмитрием  Донским  и  не  позже
1389  года  (  то  есть  до  приезда  митрополита  Пимена  в  Переяславль)).
(Сомнительно, чтобы белокаменный  собор  мог  быть  построен  в  Переяславле
раньше, то есть в начале ХIII в. (не ранее 1208  г.  и  не  позже  1237  г.)
Дальнейшие раскопки у стен существующего здания безусловно позволяет  многое
уточнить  в  архитектуре  этого  редкого  для  цетральных  русских  областей
памятника каменного зодчества конца ХIV в.
 Точный  обмер  апсид  снаружи  и  внутри  показал,  что.  По-  видимому,  в
последнюю крупную перестройку,  в  1826  г..  внутренние  стены  апсид  были
стесаны и своды обрушены с  целью  придать  алтарю  единый  пространственный
объем:  произведена  надстройка  стен,  вызванная  тем,  что  вокруг  собора
образовался мощный слой.  Новая  архитектура  фасадов  собора  с  пилястрами
коринфского  ордера,  а  также  расширение  окон  вызвали   облицовку   стен
кирпичом.  Замена  пятиглавия  широким  световым  барабаном.   Перекрывающим
пространство собора, предопределила уничтожение внутренних  четырех  столбов
всех сводов.


Христорождественский храм является усыпальницей  великих рязанских князей  и
княгинь. На правой стороне здесь похоронены:
-Федор Ольгович, сын Олега Ивановича, скончался в 1427 году;
-Иван Федорович, скончался в 1456 году;
-Василий Иванович, сын Ивана Федоровича, скончался в 1483 году;
-Иван Васильевич Третной, скончался в 1500;
-Федор Васильевич, младший брат  Ивана  Васильевича  Третного,  скончался  в
1503 году;
-София Дмитриевна, женаФедора Ольговича и дочь Ивана  Васильевича  Третного,
скончалась в 143? году;
-Анна Васильевна, супруга Ивана Васильевича и сестра Ивана  III,  скончалась
в 1501 году;
-Анна, но кто она была- неизвестно;
 В этом же соборе погребен архиепископ Симон, на правой стороне  от  входных
дверей, под третьей колонной. Это- один  из  самых  замечательных  рязанских
владык. Он происходил из монастырских крестьян Вологодской  губернии  и  был
наречен Степаном Лаговым. «Случилось как-то, когда  еще  был  он  мальчиком,
вологодский преосвященный Амвросий Юшкевич  взял  его  в  свой  хор  певчим.
Степан был  мальчик  очень  умный,  талантливый.  Увидал  это  преосвященный
Амвросий, стал о нем заботится, выкупил его. Перевели Амвросия  в  Новгород,
он и Степана взял с собой, поместил его в  новгородскую  семинарию...  После
семинарии одно время Степан был учителем, а потом
подстригся в монахи и через 11 лет был уже епископом. Сначала в Костроме  ,а
потом, с  1778  года  в     Рязани.  Здесь  он  и  умер  в  1804  году.»[  ]
Преосвященный Симон много заботился о просвещении своей епархии, особенно  о
просвещении духовенства. Симон отвел в своем архиерейском доме  особую  залу
для занятий со ставленниками:  учитель  «кахетизатор»  учил  их  катехизису,
нотному  пению,  чтению.  В  семинарии  Симон  «завел»  преподавание   новых
предметов, устраивал богословские и философские диспуты на латинском  языке,
устраивал в семинарии торжественные праздники.
 Много заботился преосвященный Симон и о  построении  храмов:  при  нем  был
построен  Рождественский  собор,  его  старанием  начали  строить   соборную
колокольню, при нем возобновляли и Успенский собор.
 Его очень почитали и уважали в Рязани, о нем было написано  много  речей  и
стихотворений.
 В этом же соборе  на  левой  стороне  против  алтаря  погребен  архиепископ
Амвросий (Яколев-Орлин). Скончался 26 января 1809 года.
 На северной стороне (у окна на левом клиросе) находилась  гробница  святого
Василия,  епископа  Рязанского.  Обретение  и   перенесение   святых   мощей
святителя Василия совершено Рязанским архиепископом Феодоритом 10 июня  1609
года. «Архиепископ Феодорит открыл их  и  с  подобающею  честию  перенес  от
Борисоглебской  церкви,  из  старого  острога,  в  собор   Успенский   (ныне
Рождественский),-сказано  в  службе  святителю  Василию,  -исполнися   градъ
Переславль радованiя духовнаго и стекошася вси, живущiи въ немъ, князи же  и
боляре,  весь  освященный  соборъ  и  вси  право-славнiи  людiе,   благодати
освященiя спообитися и изуъления недуюмъ прiяти желающе».[ ]
 Велики по ценности  древние  предметы,  принадлежавшие  храму,  из  которых
выделялись следующие.
1) Древняя хоругвь длиной в 1  аршин,  шириною  в  1  аршин  с  вершком.  По
   плотной материи шитье золотыми шелковыми нитями. На  лицевой  стороне  ее
   изображена Божия Матерь, сидящая на престоле и окруженная двумя ангелами,
   а на поворотной стороне -посередине Архангел Михаил, по правую сторону от
   него Иоанн Предтеча, держащий на блюде голову, покрытую феской, по  левую
   князья: Владимир, Борис и Глеб.
2) Плащаница, устроенная митрополитом Иосифом в 1681 году, имеющая  в  длину
   2 аршина 10,5 вершков, а в ширину 1 аршин с полвершком. Плащаница расшита
   золотыми, серебряными и шелковыми нитями.  Плащаница  примечательна  тем,
   что на ней, с помощью вышивки,  изображены  события  и  действующие  лица
   Священного писания. Впечатляет текст  вязью  на  кайме:  «Лета  7189  при
   державе Благочестивого и Христолюбивого Великого Государя Царя и Великого
   Князя Федора Алексеевича всея великия и Малыя и Белыя России  Самодержца,
   в 6-ое лето державы и царства его,  и  при  великом  Господино  Святейшем
   Иоакиме Патриархе Московском и всея России,  в  7-ое  лето  Патриаршества
   его, строена сия Плащаница Смиренным Иосифом Божиею Милостию Митрополитом
   Рязанским и Муромским  в  Богоспасаемый  град  Переяславль  Рязанский,  в
   Соборную и Апостольскую церковь честиаю ея  Успения  и  св.Страстоперпцев
   Бориса и Глеба».
3)  Золотой  напрестольный  крест,   устроенный   в   1611г.   Архиепископом
   Феодоритом; мерой в Длину 10,5 вершков, весом в средних концах 5 вершков,
   в верхних 2,5 вершков, в нижних 1,75 вершков, весом  3 фунта 28  золотых,
   с надписью, показывающей имя строителя.
4) Золотой патир, устроенный в 1672 году при митрополите Иларионе.
5) Крест серебряно-  позолоченный,  устроенный  в  1665  году  архиепископом
   Мисаилом.
6)  Водосвятная  серебряно-  вызолоченная,  имеющая  печальную  известность,
   чаша, благодаря которой была уничтожена, « избегшая от рук варварских  »,
   золотая  печать  Батыя,  приложенная  к  иконе  Ев.  Иоанна  Богослова  и
   принадлежавшая Богословскому монастырю.
7)  Хоругвь  основанного  в  1877  году  Братства  св.   Василия,   епископа
   Рязанского.
8)  Из  рукописей  заслуживает  внимания   Синодик   кафедрального   собора,
   замечательный по многим отношениям для  Рязанского  края.  Древность  его
   восходит к 1631 году, как видно из следующей надписи на заглавном  листе:
   «Лета 7139 (1631) году сию книгу Сенадик переписал в Переславль Рязанский
   в соборную церковь  Предчистыя  Богородицы  Успения  Григорий  Михайлович
   Юшков душевного ради преставльшихся родителей своих в вечный поминок».
9) Икона Божией Матери Феодотьевской.
10) Икона Божией матери Муромской. «Мерою в высоту 7,25  вершков,  в  ширину
   6,5 верков. Одеяние на Предчистой  Деве  и  Младенце  обнизано  жемчугом,
   венец и поля украшены серебряно- позлащенным окладом, устроенным  в  1802
   году.

                                    ИКОНЫ

 Древнего письма чудотворная икона Предчистой Божией  Матери  Феодотьевская-
одна из наиболее почитаемых святынь  города  Рязани.  Зимой  ее  можно  было
видеть в иконостасе 9справа от царских врат)  Христорождественского  теплого
кафедрального собора, а летом  -в  кафедральном  Успенском  (летнем)  соборе
среди храма, на правом столбе ближе к алтарю.
 Икона Божией Матери явилась в 1487 году, в  пределах  Рязанского  княжества
на пустом  месте  в  поле,  недалеко  от  села  Феодотьево  (ныне  Спасского
района). О чудесном событии быстро  распространилась  молва  и  народ  начал
стекаться к новоявленной иконе, служа  ей  молебны.  Больные,  приходящие  с
верой и  упованием  к  молитве  Богоматери,  получали  исцеления,  скорбящие
-утешение, нуждающиеся -помощь. По совету епископа Симеона  рязанский  князь
Иван Васильевич Третной переносит драгоценный образ в Рязань.
  В 1611 году при архиепископе Феодорите сделана копия с чудотворной  иконы,
которая  торжественно  перенесена  на  место  обретения,  где  был  выстроен
деревянный храм. Впоследствии этот храм перенесен в село Феодотьево,  а  его
заменила  деревянная  часовня.  Приходскому  храму  села   Феодотьево   дана
архиерейская грамота, освобождающая причт от  всех  оброков  и  податей.  Со
временем деревянная часовня обветшала, и в 1852 году  построена  и  освящена
новая каменная с иконостасом. Часовня возведена  на  пожертвования  в  сумме
4026 рублей,  из  которых  3424  рубля  собственных  денег  внес  коллежский
советник Иван Павлович Сулима.
 В  Рязани  на  новом  месте  нахождения  чудотворного  образа  продолжались
чудесные исцеления силой Богоматери.  В  1711  году  свирепствовала  моровая
язва, уносящая многие жизни. Народ в страхе кинулся к  Феодотьевской  иконе,
служа ей молебны. Образ носили по городу и окрестным селениям. В  зараженных
домах, куда приносили святую  икону  с  молитвенными  песнопениями,  болезнь
отступала, а  где  принимали  образ  до  появления  эпидемии,  там  язва  не
появлялась. Так, по преданиям,  благодаря  дивной  помощи  от  Феодотьевской
иконы Божией Матери прекратилась моровая язва.
 В 1830, 1831, 1848, 1859, 1860 годах свирепствовала холера. И  опять  народ
с горячей верой и усердием обращался  к  Пречистому  Феодотьевскому  образу.
Соборные священники едва  успевали  носить  по  домам  чудотворную  икону  и
служить  молебны.  Во  время  разных  бедствий  крестные  ходы  к  Троицкому
монастырю, Скорбященской церкви  или  вокруг  города,  но  всегда  с  иконой
Божией Матери Феодотьевской.
 Чудесные исцеления  от  иконы  происходили  во  множестве,  но  случаи  эти
документально не фиксировались.  Сохранились  лишь  несколько  документально
оформленных свидетельств исцелений. В Рязани,  в  доме  отставного  сержанта
находилась его свояченица Ксения, которая мучилась  болезнью  глаз  и  более
трех месяцев ничего не видела. 19  марта  1812  года  в  соседний  дом  была
принесена Феодотьевская  икона,  и  сестра  больной  обратилась  с  просьбой
отслужить молебен и в их доме. Ксения в это время задремала. Во  сне  к  ней
обратилась незнакомая женщина: «Встань, ибо  к  тебе  скоро  придет  Великая
гостья, и ты увидишь Ее». Больная ответила: «Как же  я  могу  увидеть,  если
ослепла ?» Неизвестная женщина отстаивала  свое:  «Поверь  мне,  ты  увидишь
Ее.» Ксения очнулась, недоумевая  о  видении.  Вскоре  принесли  чудотворную
икону и начали служить  молебен  с  акафистом.  Во  время  последнего  икоса
ресницы у Ксении начали вздрагивать, а при чтении кондака «О,  встань  Мати»
глаза больной раскрылись, она ясно увидела свет  и  с  радостью  вскрикнула:
«Слава Богу !»
  В  1839  году  при  архиепископе  Гаврииле  Феодотьевская  икона  усердием
благочестивых граждан украшается серебряной позолоченной  ризой.  Из  Москвы
для  иконы  в   1845   году   пожертвована   серебряная   тройная   лампада.
Благотворитель просил не оглашать своего имени. В  1872  году  Феодотьевская
икона Божией Матери украсилась бриллиантами.


  Муромская икона Божией Матери древнего  письма  находится  в  кафедральном
Христорождественском соборе.
 По приданию в начале ХII века эта икона была принесена  из  Киева  в  Муром
князем  Ярославом  (в  святом  крещении  Константином).   Князь   упорно   и
настойчиво старался обратить язычников Муромского княжества в  христианство.
Своими проповедями он озлобил некоторую часть язычников,  которая  грозилась
убить  Константина.  Тогда  князь  призвал  на  помощь   чудотворную   икону
Муромской Божией Матери и смело вышел с  ней  к  заговорщикам.  Разгневанные
Язычники были укрощены образом  Богоматери  и  сразу  же  дали  согласие  на
святое крещение.
 В конце ХIII века епископом в  Муроме  был  Василий  (впоследствии  епископ
Рязанский). По ложному навету епископ Василий  обвинялся  в  неблагочестивых
поступках, порочащих высокое звание архипастыря. Разгневанный  народ  решает
лишить его жизни, но Василий просит отложить приговор до утра. Всю  ночь  он
усердно молился в  Муромском  Борисо-  Глебском  храме,  а  утром  пришел  в
Благовещенский  храм  и  отслужил  молебен  перед  иконой  Муромской  Божией
Матери. Возлагая надежды на заступничество Царицы  Небесной,  взяв  икону  с
собой, он распростав на водах Оки свою мантию, встал  на  нее  и  поплыл  по
реке  против  течения  с  образом  Муромской  Богоматери.   На   мантии   он
благополучно прибыл в Рязань.
 Чудотворную икону еще называют «Моление  святого  Василия»  ,  так  как  он
молился перед образом в горький час изгнания из  Мурома.  В  1802  году  при
архиепископе  Симоне  (Лагове)  у  чудотворной  иконы  устроена   серебряная
позолоченная риза. К  иконе  Божией  Матери  Муромской  народ  имеет  особое
усердие в молитвах. Чудотворная икона носилась  по  домам  всегда  вместе  с
иконой Феодотьевской Божией Матерью
                               УСПЕНСКИЙ СОБОР

 Новый Успенский собор, построенный  в  Переславле  Рязанском,  является  не
только   крупнейшим   произведением   Я.Бухвостова,   но    и    одним    из
замечательнейших памятников древне русского искусства.
 Несмотря на опустошительные пожары начала и середины ХVII века,  Переславль
Рязанский  к  концу  столетия  был  отстроен  вновь.  К  концу   ХVII   века
экономически  окрепшая  церковная,   земельная   и   денежная   аристократия
развернула обширное каменное строительство.
 В  Переславле  Рязанском  в  это  время  выделяли  Рязанский  Кремль  среди
разросшихся  городских  слобод   и   посадов.   Старый   собор   ХIV   века,
перестроенный на рубеже ХVI-ХVII веков, имея небольшие размеры  и  устарелые
формы,  перестал  удовлетворять  практическим  и  эстетическим  требованиям.
Встал вопрос о постройке нового, соответствующего запросам времени,  собора,
большего, чем все остальные церкви города.
 Постройка нового собора  была  решена  еще  в  1667  году  почти  в  центре
Рязанского Кремля, между старым собором и Богоявленским монастырем.
 В 1679  году  началась  разборка  «зеленой  палаты»  (порохового  погреба),
мешавшей новой постройке. Работы шли весьма медленно, так как  у  рязанского
митрополита не хватало средств на  постройку  большого  задуманного  здания.
Лишь в 1684 году закончилось накопление материалов, после чего каменных  дел
подмастерье из Ипатьевского Костромского монастыря Федор Яковлев Шаритин  «с
товарищами»-  Емельяном  Калининым   и   Григорием   Артемьевым   Суханиным-
приступили к кладке здания.
 Новый собор по договору должен был строиться по образцу собора  московского
Новоспасского монастыря, законченного постройкой патриархом Никоном  в  50-х
годах ХVII века. Документы сохранили сведения,  что  новый  Рязанский  собор
должен был иметь ширину, длину и высоту в  12  саженей,  то  есть  24  м.  С
западной стороны под одну крышу с собором предполагался притвор шириной в  5
саженей (10 м.). Зодчие думали  поставить  собор  с  притвором  на  подклет.
Помимо этого, они решили украсить собор  изразцами  и  богатой  белокаменной
резьбой.
 Постройка велась медленно,  с  перебоями.  Разногласия  между  зодчими  еще
больше задерживали ход работы. Лишь  только  в  1691  году  «церковный  свод
сделали, а на том своде начали строить шего  осмериками ».
 В начале 1692 года В Переславль прибыл  из  Москвы   зодчий,  каменных  дел
подмастерье О.М. Старцев, для  осмотра  медленно  строившегося  собора.  Его
приезд был вызван сомнением в  прочности  здания.  По-видимому,  уже  в  это
время появились какие-то  неотмеченные  документами  признаки,  предвещавшие
близкую катастрофу. Последняя и произошла 18  апреля  того  же  года,  когда
недостроенный собор рухнул на южную сторону из-за плохой работы каменщиков.
 В том же году весной, 22 мая, О. Старцев вновь  приехал  в  Переславль  для
определения местоположения будущего  нового  собора,  так  как  было  решено
отстроить его заново.
 Местные власти склонялись к тому, чтобы поручить  постройку  нового  собора
тому же Шаритину  с  его  помощниками,  но  произведенные  розыски  уехавших
заблаговременно из  Переславля  неудачных  строителей  установили,  что  они
умерли. В связи с этим 18 января 1693 года были назначены  торги  на  подряд
по постройке нового собора. Вместе с О.Старцевым и  Григорием  Мазухиным  из
Москвы прибыл и Я. Бухвостов.
 За оставшиеся зимние и весенние месяцы  они  разобрали  остатки  рухнувшего
собора и уже 18 мая 1693 года заложили новый. Постройка собора могла быть  в
основном с успехом закончена в 2-3  года,  однако  строительство  затянулось
ввиду отвлечения зодчего другими постройками.
 Я. Бухвостов закончил в основном  новый  собор  лишь  к  1699  году,  когда
последний был покрыт тесом; отделка этого сооружения длилась еще  три  года.
За это  время  в  соборе  был  установлен  огромный  иконостас,  выполненный
мастером-резчиком С. Христофоровым также «с товарищами». С ним  еще  в  1689
году  был  заключен  подряд   на   изготовление   иконостаса   для   собора,
строившегося Шаритиным.  Наконец,  15  августа  1702  года  новый  рязанский
митрополит Стефан Яворский, крупный петровского времени, освятил  собор.  Но
еще в  1704-1706  году  мастер-кузнец  Стефан  Малофеев  выполнил  кузнечные
работы для боковых глав собора.
 Конструктивное решение верха нового Рязанского  собора  было  неудачным:  в
течение  всего  последующего  времени  в  архивных  документах  неоднократно
встречаются  известия  о  крупных  ремонтах  и  мелких  чинках  в  связи   с
конструктивными погрешностями в сводах. Исследовавший  Рязанский  собор  (во
время реставрационных работ  1952-1953  годов),  архитектор  П.А.Тельтевский
считает, что в процессе его постройки  произошло  изменение  первоначального
творческого замысла, причины которого еще не совсем ясны. Не  совсем  удачно
была построена также открытая паперть на подклете, которая уже в  1728  году
обвалилась по периметру на протяжении 52 м.
 Несмотря на это, новый  собор  в  Переславле  Рязанском  явился  не  только
крупнейшим произведением Я.Бухвостова, но и заслуженно занял одно из  первых
мест среди лучших архитектурных произведений конца ХVII века.
 Уклон территории Рязанского  Кремля  к  югу  вызвал  постановку  собора  на
высоком подклете. Благодаря этому весь объем собора должен  был  царить  над
застройкой Кремля, а величественный силуэт собора  очерчиваться  еще  резче.
Подобный архитектурный прием был положен в  основу  еще  мастерами  первого,
рухнувшего собора, а затем повторен Я. Бухвостовым.
 О. Старцев признал, что место для собора выбрано правильно и потому  менять
его при новой постройке не  следует.  Действительно,  местоположение  собора
являлось чрезвычайно удачным. Сюда сходились  основные  городские  улицы,  а
также дороги из Москвы, Старой Рязани,  Астрахани.  Собор,  согласно  старой
русской  традиции,  завершал  «перспективы»   главнейших   городских   улиц.
Постройка  в  1789-1790  годах  перед  запасным   фасадом   собора   высокой
колокольни со  шпилем,  еще  больше  усилила  значение  собора  в  городском
ландшафте. Этому же способствовала ясная кубическая форма собора.
   Создавая   композицию   объемов   собора,   Я.   Бухвостов   исходил   из
общепризнанного образца- столичного Успенского собора. Он сохранил  основные
черты этого здания, ставшими типическими,  -  трехчастие  западного  фасада,
членение южной и северной стен на четыре деления,  пятиглавие.  Но  несмотря
на  традиционную  схему,  автор  осуществил  ряд  нововведений,  значительно
менявших архитектурный облик зданий.
  В  своем  сооружении  он  существенно  изменил   принятую   ранее   схему,
отказавшись от венчающих  здание  закомар-кокошников,  заменив  их  красивым
декоративным карнизом, выполненным из кирпича, в виде  узорных  кронштейнов,
поддерживающих верхнюю белокаменную  плиту.  Благодаря  такому  приему  была
сильнее подчеркнута и получил полную законченность кубическая форма собора.
 Применение подклета было новостью для  такого  большого  сооружения,  каким
является собор. Благодаря подклету, здание не только поднялось над  городом,
но еще резче  обрисовался  кубический  силуэт  собора.  Трехчастные  апсиды,
опоясанные   галереей,   достигли   лишь   половины   высоты   собора,   что
соответствовало обычным  для  ХVII  века  архитектурным  сооружениям  частей
храма.  Благодаря  своей  сравнительно  незначительной  высоте,  апсиды   не
нарушали общего силуэта здания, его четкой и ясной формы.
 Возводя эту огромную постройку, Я. Бухвостов  придал  порталам,  наличникам
окон и другим деталям крупные размеры; при близкой точке зрения они  кажутся
чрезмерно большими, однако  зодчий  преодолел  это  впечатление  посредством
архитектурных приемов.
  Как бы велики ни были древнерусские соборы и сколько  рядов  окон  они  не
имели,  они  всегда  производят  впечатление  зданий  с  единым   внутренним
пространством. Это достигается тем, что окна подобных  зданий  всегда  носят
второстепенный  и  подчиненный  характер,   а   их   обрамление   не   имеет
самостоятельного значения. Я. Бухвостов расположил огромные  окна  друг  над
другом в три яруса. Благодаря отступу,  образованному  утонением  стены  под
верхним рядом окон и перехватам на колонках как вверху, так и  между  окнами
первого и второго ярусов, здание выглядит трехэтажным. Но эта  этажность  не
нарушает общего архитектурного единства здания, так как  наугольные  колонки
связывают все ярусы в одно целое.
  Узорная  белокаменная  резьба,  сосредоточенная  в  нижнем  ярусе  собора,
преследует цель подготовить зрителя к тому, что откроется его  взору  внутри
собора с его великолепным иконостасом, поднимающимся на всю  высоту  здания.
Архитектурное  убранство   собора   снаружи   выглядит   так,   словно   оно
представляет собой вынесенный наружу иконостас, выполненный в камне.
 До нас не дошла архитектурно-декоративная обработка  подклета  собора.  Его
разрушение началось вскоре после окончания строительства собора.  Через  сто
лет, когда потребовалась капитальная  перестройка  этой  части  здания,  она
была осуществлена по проекту и при участии архитектора  И.Ф.  Русско.  Чтобы
представить себе декоративное богатство подклета, необходимо сравнить его  с
архитектурно-декоративным  решением  обходной  галереи  церкви  в   с.Уборы,
выстроенной Я. Бухвостовым в эти же годы.
 Совершенно построение оконных наличников. Ни один из них не повторяет  ниже
расположенного ни по форме, ни по убранству. Это обосновывается не  желанием
разнообразить  украшения,  а  продуманностью  всей  архитектурной  структуры
здания. Наличники первого яруса по своему построению напоминают порталы.
 Наличники окон второго яруса проще и меньше, хотя по общему своему  контуру
они схожи с нижними. Резьба покрывает лишь нижнюю часть их колонок, а  также
декоративные вставки под подоконниками,  такие  же,  как  вставки  в  первом
ярусе.
  Еще  проще  верхние  наличники,  совершенно  лишенные  резьбы.  Лишь   два
характерных завитка с  кружком  между  ними  напоминают  столь  декоративные
нижние тимпаны. Но витые колонки наличников сохраняют присущую  всем  прочим
частям  собора  нарядность.  Верхние  наличники,  согласно  древней  русской
традиции, поставлены прямо на полочку-отступ. Благодаря этому они  не  висят
на стене, а прочно опираются на ее выступе, что  придает  всей  декоративной
системе здания большую устойчивость и спокойствие.
 Я. Бухвостов усложнил форму  глав  своего  произведения.  Боковые  главы  -
двенадцатигранные,  центральная  же  имеет  шестнадцать  граней.  На  ребрах
граней стоят колонки с ...., опертыми на кронштейн. Эти  элементы  убранства
встречаются и в некоторых других частях собора.
 Следуя древней традиции, Бухвостов помещает  барабаны  глав  на  постамент,
образованный  небольшими  колоколенками.  Но  эти  кокошники,  незначительно
возвышаясь над завершающим карнизом собора, в перспективе не  видны.  Кресты
глав собора - ажурные, прекрасного рисунка.
 Внутри собор производит не менее  сильное  впечатление,  чем  извне,  но  в
данном случае его архитектурно-пространственное решение сильнее  зависит  от
своего прототипа - московского Успенского собора.  Четыре  круглые  колонны-
столба - с кубовидными капителями несут его своды. Еще пара столбов, но  уже
квадратных в плане, скрыта за иконостасом. Ярким  свидетельством  виртуозных
способностей русских резчиков является иконостас,  выполненный  мастером  С.
Христофоровым, в виде ряда ярусов,  поднимающихся  вплоть  до  куполов.  Его
декоративная пышность находится в полном соответствии с  внешним  убранством
собора.  С.  Христофоров  создал  нескончаемое   количество   вариантов   из
сплетающихся  растений,  цветов  и  плодов,  среди  которых  особенно  часто
применяется виноградная лоза с гроздьями. Гранаты и другие редкостные  плоды
переплетаются с цветами, образующими декоративные гроздья.
 Это значительное  явление  декоративного  искусства  получило  значительное
распространение  во  второй  половине  XVII  века  и  обязано   мастерам   -
белоруссам, приехавшим в Россию еще в середине XVII  века  и  создавшим  ряд
великолепных произведений в этой области. Христофоров мастерски  использовал
декоративные приемы своих собратьев по искусству и создал  захватывающее  по
декоративности и виртуозности произведение.



                             АРХАНГЕЛЬСКИЙ СОБОР

  В  Рязанском  Кремле,  помимо  древнейшего  Успенского  собора,  находится
Архангельский собор. Первое письменное упоминание о нем  в  1532  году  было
связано с  тем,  что  епископ  рязанский  Иона  слил  «колокол  к  Архангелу
Михаилу».[  ]  В  документе  1638  г.  О   соборе   говорится:   «на   дворе
(архиепископа  дома)  церковь  собор  Архангела  Михаила   каменна»;   далее
перечисляются гробницы похороненных здесь  же  рязанских  епископов.  «Подле
церкви  Архангела  Михаила  колокольница  была  каменна,  оную   архиепископ
Антоний разбил (Антоний был в Переславле с 1621 по 1637 г.), а  в  то  место
сделал деревянную дубовую, круглую о осми стенах, брусеную с шатром». [ ]
 Собор дошел до нас надстроенным в 1647 г., когда  сильный  пожар  опустошил
Переславль -Рязанский. О его  древности  говорит  глубоко  ушедшее  в  землю
основание- первоначальный пол расположен сейчас на глубине 1,5 м.  Вместе  с
тем известно, что здесь в 1482 г. Был похоронен епископ Феодосий, а  в  1532
г. Епископ Иона подарил собору колокол (см. выше).
 На южном фасаде Архангельского собора, в  его  западном  прясле,  отчетливо
видны остатки древней закомары, основание которой  значительно  ниже  уровня
пят новых  закомар.  Верх  стен  надложен  приблизительно  на  1,5-2  метра.
Сохранившееся в этом же прясле первоначальное окно  также  значительно  ниже
существующих громадных окон II пол. ХIХ в. Очевидны переделки и  в  порталах
собора, которые были прорублены вверх больше, чем на метр;  над  ними  видны
следы  заложенных  древних  окон  или,  может  быть,   киотов.   Существенно
переделаны апсиды,  из  которых  лишь  одна  сохранила  свои  первоначальные
размеры и  конфигурацию.  Остатки  древних  окон  видны  также  на  северном
фасаде.
 Внутри собора также заметны  позднейшие  перестройки  .Из  другого  кирпича
выложены  своды,  а  также  надложены  верхи  столбов-  от  нижней  тяги  их
антаблемента до верхней. Следовательно, новым является и барабан главы.
 Архангельский собор представляет собой четырехстолпный  крестово-купольный,
одноглавый  храм,  с  тремя  апсидами  и  тремя  входами.  Его  особенностью
является, при крещатости столбов, отсутствие пилястр на  внутренних  стенах,
а  также  сдвинутость  внутренних  столбов  к   востоку   по   сравнению   с
соответствующими  им  наружными  лопатками.  Крещатые  столбы,   обычные   в
постройках рубежа ХIV-ХV вв., снова появились  в  строительстве  Московского
государства в конце ХV в. Столбы, сдвинутые к востоку, были  характерны  для
построек ХV в.
 Как же можно датировать Архангельский собор  Рязани  ?  По  данным  древних
записей, постройка относится еще к концу ХIV в.  Весьма  возможно,  что  уже
тогда, в связи со сближением с Москвой возникла мысль возвести в  Кремле  не
только Успенский собор- собор общегородской,  усыпальницу  князей,  -но,  по
подобию Москвы, также и Архангельский собор-  княжескую  домовую  церковь  и
усыпальницу  епископов.  Если  таковой  и  был  тогда  сооружен,  то,   надо
полагать, -деревянный.
 Крещатость столбов существующего собора могла бы говорить  о  ранних  датах
ХV в. Однако крупный кирпич, из которого собор построен, указывает на  конец
ХV в., на время после 1470 г.
 Анализируя общие исторические сведения о Переславле Рязанском ХV в.,  можно
прийти к заключению, что архангельский собор был  действительно  построен  в
1470-х годах. Сильные  укрепления  во  II-  ой  половине  века  обеспечивали
городу относительно спокойствие и безопасность. После  женитьбы  московского
князя Ивана III на Софье Палеолог (1471 г.)  московский  двор  зажил  новой,
более пышной жизнью, которой во всем подражала и Рязань. Именно в это  время
могла  скорее  всего  возникнуть  у  князя   мысль   соорудить   собственную
великокняжескую  церковь.  Княгиня  Анна  также  уделяла  большое   внимание
строительству и оборудованию церквей. Известно,  что  она  подарила  в  1485
году В Успенский собор города замечательное произведение искусства-  вышитую
шелками и золотом пелену. Наконец в существующем Архангельском  соборе  был,
как уже указывалось, в 1482 г. Похоронен  епископ  Феодосий,  назначенный  в
Рязань как раз в связи с приходом в Москву Софьи Палеолог в  1471  г.  Таким
образом,  можно  считать  вероятной   (приблизительной)   датой   возведения
Архангельского собора- 1475 г.
 Архангельский собор, представляющий в  плане  близкую  аналогию,  например,
Троицкому собору Троице- Сергеевской лавры, построенному  на  пятьдесят  лет
раньше, был, возможно, очень близок ему  и  во  внешней  отделке.  Он  имел,
видимо, относительно высокий цоколь  и  три  рундука;  гладкие,  расчиненные
лопатками стены с килевидными закомарами; узкие, щелевидные окна  в  боковых
пряслах; высокие, близко подходящие к карнизу апсиды  с  такими  же  окнами;
килевидные, с бусинами на колонках порталы.  Первоначально  круглый  барабан
главы был сдвинут  к  востоку,  ближе  к  центру  массы  всего  здания.  Над
закомарами располагался второй ряд угловых кокошников, а  над  ними,  вокруг
квадратного постамента барабана, третий их ряд. Оригинальным является  также
кирпичный антаблемент у основания  закомар.  С  помощью  шурфор  выявился  и
древний цоколь   собора.  Его  профиль  чрезвычайно  близок  рисунку  цоколя
старого Успенского собора. Древний пол собора  был  из  поливных  коричневых
плиток, выложенных звездами. Аналогичный пол был сделан  и  в  Архангельском
соборе Москвы (только в несколько цветов).
 Четырехскатную крышу собор получил после пожара 1647  г.,  от  которого  он
пострадал особенно сильно. Тогда мастер  из  Согалича  В.Х.  Зубов  еще  раз
заново облицевал обгорелые  стены  внутри  и  снаружи,  восстановил  верхнюю
часть собора ( своды и барабан со шлемовидным  покрытием),  а  по  периметру
четверика надложил новый карниз с закомарами. В это время были  выложены  из
крупного кирпича перспективные порталы вместо разрушенных белокаменных.
  С южной стороны Архангельского собора на старом  месте  архитектор  Ю.  К.
Ершов возвел новую колокольню (третью по счету), которую разобрали  в  конце
I чет. ХIХ в. По проекту губернского архитектора С. А. Щеткина в 1864  -1865
годах к собору была пристроена одноэтажная трапезная.  Для  входа  в  нее  в
одной из арок перехода, соединяющего палаты  епископа  с  большим  Успенским
собором,  Щеткин  встроил  белокаменный  портал  в  ложно-  русском   стиле.
Трапезную он соединил с собором широким арочным проемом.
 Одновременно  со  Щеткиным  над  возобновлением  интерьера  собора  работал
художник Н.В. Шумов. Небольшие фрагменты росписи, выполненной им. Имеются  в
барабане главы.
 Древний иконостас собора не сохранился, но несколько икон из него конца ХV-
 начала ХVI в. находятся в  Рязанском  художественном  музее.  Это  храмовая
икона  архангела  Михаила  «Чудо  в  Хонех»,  святой  Троицы,  Благовещения,
святого  Николая  Чудотворца,  Страшного  суда,  святой  Софии   Премудрости
Божией, святой Параскевы. Образ святой Софии  таков:  «в  середине  ангел  с
лицом огненного вида, с огненного же вида одеждою и крылами.  Он  в  царском
долматике и венце, на престоле. В правой  руке  у  него  жезл  с  лучезарным
крестом на верху. Над головою  ангела  Саваоф  со  святым  Духом.  Руки  его
простерты на благословение. По обеим сторонам Саваофа по два ангела: два-  с
рипидами, два с надписью: Бог, над  Саваофом  престол,  а  на  нем  книга  и
слова: «В начале бе слово и слово бе в Богу и Бог бе слово, се бе  искони  у
Бога». По сторонам ангела крылатого  Богоматерь  с  руками,  простертыми  на
молитву, и святой Иоан Предтеча, у него в левой руке свиток, а в нем  слова:
«Се агнец Божий, вземляй грехи мира».[  ]

 В архангельском соборе похоронены рязанские архиереи:
-епископ Феодосий, скончался в 1481 году;
n епископ Симеон, скончался в 1496 году;
n епископ Иона II, скончался в 1547 году;
n епископ Михаил II, скончался в 1551 году;
n епископ Гурий (Ружецкий), скончался приблизительно в 1560 году;
n архиепископ Феодорит, скончался 10 сентября 1617 года;
n архиепископ Иосиф II, скончался в 1621 году;
n архиепископ Антоний, скончался 15 февраля 1637 года;
n архиепископ Мисаил, убит в Шацком уезде язычниками  при  обращении  их  в
  веру Христову 10 апреля 1655 года. Над гробницей  в  футляре  хранится  с
  1734 года мантия Мисаила,  на  которой  видны  пробоина  и  следы  крови,
  находившаяся до того времени во владении боярского сына Федора Куабицкого
  и  перенесенная  в  Архангельский  собор  по  распоряжению   архиепископа
  Алексия.
n митрополит Иларион, скончался 4 июня 1673 г.;
n митрополит Иосиф IV, скончался 21 сентября 1681 г.;
n митрополит Павел (Моравский), скончавшийся 4 сентября 1686 г.;
n митрополит Стефан (Яворский), скончавшийся 27 ноября 1722 г.;
n архиепископ Сергий (Крылов-Платонов), скончался 18 августа 1824 г.;
n архиепископ Гавриил (Городков), скончался 7 апреля 1862 г.;
n епископ Мелетий (Якимов), скончался в 1900 г.
 Из этих иерархов особенно замечательны  вот  какие.  Архиепископ  Феодорит.
Родился он при царе Иване Грозном в 1551 г. Говорили в старину, что  он  был
родственником боярину Щереметьеву, имел поместья в  рязанской  земле.  Когда
ему было уже около 40 лет, он подстригся в монахи, а  в  1605  г.  Казанский
митрополит  Гермоген  посвятил  его  в   чин   архиепископа   Рязанского   и
Муромского. При Феодорите был достроен  прежний  Успенский  собор,  при  нем
обретены  мощи  святого  Василия,  епископа  Рязанского,  и  перенесены   из
Борисоглебской церкви  в  Успенский  собор.  Существует  предположение,  что
Феодорит сложил  в  честь  святого  Василия  хвалебные  песни   в  стихирах,
тропарях  и  кондаках,  составил  жизнеописание  св.  Василия   и   приказал
изобразить его на иконе.
  В  церковном  древлехранилище  хранится  золотой  крест  чеканной  работы,
который Феодорит по обещанию отдал в Успенский собор. На  этом  кресте  есть
надпись: «По обещанию Феодорита архиепископа Рязанского  и  Муромского  лета
7119 (1611) генваря 6 день». А  среди  старинных  антиминсов  есть  антиминс
того времени, когда в  Москве  вся  власть  сосредоточилась  в  руках  бояр.
Антиминс сделан из грубого холста, на нем  нет  никаких  изображений,  кроме
креста,  изображенного  чернилами,  с  такой  надписью:  «Лета  7120  (1612)
освящен  храм  Преображения  Господа  Бога  и  Спаса  нашего  Иисуса  Христа
великого московского царства при боярах  и  при  архиепископе  Феодорите  на
память святого апостола Филиппа ноября 14 день».
 Самый знаменитый из рязанских владык, что погребены в Архангельском соборе-
 Стефан Яворский. Рязанским митрополитом он был с 1700 г. И  до  конца  дней
своих, то есть до 1722 г. Однако в Рязани Стефан почти не жил: вскоре  после
того, как его поставили рязанским митрополитом, умер патриарх Адриан,  тогда
Петр Великий назначил Стефана «блюстителем и экзархом  патриарша  престола»,
а когда Петр учредил Синод, то Стефан был назначен его  президентом.  Так  и
пришлось Стефану почти все время жить то в Москве, то в Переславле. Умер  он
в Москве, а погребен был в Рязани сначала в  Успенском  соборе,  а  затем  в
Архангельском.
 Замечателен Стефан не только тем, что он занимал такие  высокие  должности,
но и тем, что был знаменитым проповедником и  сочинителем.  Самое  известное
его  произведение:  «Камень  веры,  православным  церкви  святые  сынам   на
утверждение и духовное назидание  духовное  назидание,  претыкающимся  же  о
камень претыкания и соблазны- на восстание  и  направление».  В  семинарской
библиотеке доныне хранится книга «Камень веры», а  в  ризнице  архиерейского
дома есть панагия, которую Петр Великий подарил Стефану.



                              АРХИЕРЕЙСКИЙ ДВОР



 О истории возникновения Архиерейского  двора  повествует  Д.Солодовников  в
своей книге «Переславль Рязанский. Прошлое Рязани в памятниках старины»:  «В
те  далекие  времена,  когда  Переславль  был  стольным  градом   Рязанского
княжества, в «городе» жили князья рязанские, а владыки рязанские  жили   «на
посаде», соборную святительскую церковь, кафедральным  собором,  тогда  была
церковь святых Бориса и Глеба на посаде, там же  и  дом  был  у  владык  для
жительства,  и  этот  архиерейский  дом  на  посаде  назывался  Богородичным
архиерейским. Но вот захватила Переяславль  Москва,  в  Переяславль  приехал
московский наместник, а  владыка  рязанский  Иона  был  переведен  с  посаду
служить в Кремль, в Успенский собор, и поставил епископ Иона себе  в  Кремле
дом владычный, а дворе каменную церковь  Усекновения  Иоанна  Предтечи,  две
каменные палаты, две поварни каменные. И стояли эти строения до 1647года.  А
в 1647 году почти весь Кремль сгорел, тогда  сгорел  и  Архиерейский  дом  и
соборная колокольня с колоколами, обгорели каменные церкви  Архангельская  и
Предтеченская. Лет через 6 после  этого  архиепископ  Мисаил  начал  строить
себе  новые  каменные  палаты».  После  пожара  1647  года   уцелели   стены
Предтеченской церкви и одной из палат. Именно к ним  были  пристроены  новые
палаты, наверху  палат  была  сооружена  новая  двухсветная  церковь  Иоанна
Предтечи  трапезной. Строились  новые  палаты  в  1653,  1654  и  1655  году
«подрядчиком из Москвы каменных  дел  подмастерьем  Юрьем  Канильевым  сыном
Яршовым». Эти палаты  сохранились  и  до  наших  дней-  это  передняя  часть
Архиерейского дома, которая представляет собой  особый  интерес  для  ученых
исследователей,  которые  характеризуют  ее  как   замечательное   старинное
русское здание; особенно они отличают наружные  окна  и  входные  внутренние
двери. Вот  что  пишет  о  них  Л.П.  Новицкий  в  книге  «История  русского
искусства с древнейших времен» (том 1, стр.280):  «Детали  дверей  несколько
своеобразны. Первая имеет пофронтонную арку довольно крупного узора,  что  в
русском стиле встречается сравнительно редко. То  же  можно  сказать  и  про
столбы, отделанные профилем  с  поворотами  вверху  и  внизу,  испоминающими
западные мотивы, так же, как и раковина в арке второй двери».

                           ЦЕРКОВЬ ИОАННА ПРЕДТЕЧИ

  Особенно интересна была церковь Иоанна Предтечи. К  ее  высоким  стенам  с
юга  примыкала  двухмаршевая  крутая  лестница  с  кровлей,  опирающейся  на
открытые  арки.  Она  начиналась  под  прямым  углом  к  зданию,   а   затем
поворачивала вдоль его южной  стены.  Вверху  она  заканчивалась  площадкой,
арки которой служили одновременно звонницей. От этой  верхней  площадки  шла
вдоль западной стены церкви открытая паперть.  Здесь  был  расположен  вход,
ведущий в пониженную  трапезную  часть  церкви,  из  которой  второй  портал
завершался главой. Верх каждой из стен увеличивали кокошники.
 Сейчас уже трудно представить себе все особенности  отделки  церкви  Иоанна
Предтечи, построенной Ершовым. Реставрационными  работами  было  выявлено  и
восстановлено два  портала  и  окна  трех  фасадов.  Эти  окна,  а  особенно
порталы, характеризуют Ершова как очень тонкого, талантливого мастера.  Один
белокаменный  портал  сохранился  в   проходе   из   трапезной   в   церковь
(краеведческий музей древнерусского  искусства),  другой-  на  южном  фасаде
палат, в их восточной части. Порталы эти в известной степени  традиционны  и
повторяют общую форму порталов  ХVI  века.  Однако  изящество  их  обломков,
тонкость прорисовки деталей, чрезвычайно простых,  но  исполненных  точно  и
ясно, с большим пониманием пропорций, позволяют судить о  достоинствах  всей
постройки, теперь уже видоизмененной.
 Само здание  епископских  палат  было  довольно  длинным,  одноэтажным,  на
подклете. Высота подклета была  увеличена  к  востоку  в  следствии  падения
уровня земли, в последующие столетия,  впрочем,  почти  выровненной.  Палаты
имели на южном фасаде  два  входа,  которые  вели  в  двое  сеней.  К  сеням
примыкали жилые комнаты и комнаты для приема посетителей.  В  комнатах  были
большие изразцовые печи.
 Яршов, однако, не ограничился лишь сооружением епископских  палат.  В  1658
году был сооружен Певческий корпус «длиной  12  и  поперек  6  сажень».  По-
видимому, тогда же  вместо  сгоревшей  ссудной  избы  и  колодничей  возвели
Консисторский корпус. Интересно  отметить,  что  В  Певческом  корпусе  была
применена «типовая» жилая секция, состоящая из холодных сеней и  примыкающим
к ним под прямым углом теплых сеней.  Двери  из  теплых  сеней  вели  в  две
изолированные кельи, расположенные  рядом  и  выходящие  окнами  на  главный
фасад. Печи  топились  из  сеней  через  специальные  арочные  устройства  в
стенах, называвшихся каминами.  Полы  в  сенях  были  обычно  каменные,  что
уменьшало  возможность  возникновения  пожара  при  топке  печей.  К  торцам
холодных сеней пристраивались маленькие  палатки  с  «выгребами»-  ретирады.
При кельях эконома (Певческий  корпус)  находились  специальные  палаты  для
приема челобитчиков. Эти  помещения  были  полностью  изолированы  от  жилых
келий. Они имели самостоятельный вход с улицы. Примером служит угловая  юго-
восточная  палата  в  первом  этаже  Певческого  корпуса  с   сохранившимися
прекрасными фрагментами росписи стен. В палате стояла  изразцовая  печь.  Ее
изразцовое убранство менялось со  временем.  Здесь  были  найдены  фрагменты
красных, зеленых и полихромных изразцов.
 В 1658 году над епископскими палатами  надстроили  второй  этаж.  При  этом
отчасти был изменен характер отделки оконных проемов, что видно и сейчас  на
южном фасаде здания после проведенных реставрационных  вскрытий.  В  это  же
время (работами руководил  уже  другой  зодчий)  в  церкви  Иоанна  Предтечи
появились  два  новых  портала:   в   трапезную   (теперь   вход   в   отдел
древнерусского искусства), очевидно, переделанный из  другого,  возведенного
Ершовым, и портал с верхней площадки лестницы  на  паперть  церкви,  которую
теперь застроили. Интересно решенные по  формам,  они,  однако,  уже  лишены
строгости и изящества порталов Ершова. В ХIХ  веке  их  расписали  масляными
красками во время работ, связанных с празднованием 800-летия города.
 В 1692  году  Григорий  Леонтьев  сын  Мазухин,  костромич,  «подрядился  у
преосвященного строить и строил каменные палаты сверх  крестовой  и  келей».
Теперь, надстроив  уже  третий  этаж  над  епископскими  палатами,  Григорий
Мазухин объединил церковь и палаты в  один  длинный  высокий  корпус  равной
высоты. Церковь Иоанна Предтечи перестала выделяться своим  объемом.  Но  на
ее западном фасаде был все же возведен фронтон  с  волютами,  обелисками  по
его сторонам и главной с крестом на постаменте вверху фронтона.
  Окна  третьего  этажа  на  западном  фасаде   Мазухин   украсил   крупными
наличниками в господствовавшем тогда  нарышкинском  стиле.  Сочная  пластика
форм  этих  наличников  придала  совершенно  новый  характер  всему  фасаду,
позволила объединить  и  создать  новое  цельное  впечатление,  несмотря  на
разностильность решения верхнего и нижнего этажей.
 На северном и южном фасадах палат Мазухин поместил полуколонны  Коринфского
ордера, опирающегося  на  пьедесталы  и  на  углах  связанные  раскреповками
карниза.
  Восточная  часть  палат  пристроена   в   1778-1780   годах   архитектором
Гинейдером, а в ХIХ веке перестроена губернским архитектором С.А.  Щеткиным.

 Реставрационными работами удалось восстановить некоторые  элементы  древней
внутренней отделки: портал в западную  палату  третьего  этажа,  характерный
своими формами конца ХVII века и камин, окно в «Золотой палате». Раскрыты  и
восстановлены также древние палаты 1-ого этажа и подвалы под ними  с  окнами
и входами.
 С восточной стороны Архиерейского двора стоит двухэтажное  каменное  здание
конца ХVII века, называемое сейчас неправильно  гостиницей  черни.  Известно
его и другое название: Архиерейская
гостиница (II пол. ХIХ века). В архивных документах 1864  года  оно  названо
амбарами. Исследование памятника подтверждает его первоначальное  назначение
для хранения зерна и других запасов.
 Здание состоит из 14 почти одинаковых изолированных помещений,  из  которых
семь находится в первом этаже.  Помещения  первого  этажа  имели  деревянные
перекрытия, а во втором  этаже  до  сих  пор  сохранились  сомкнутые  своды.
Каждая  секция  имеет  посередине   дверной   проем,   по   бокам   которого
располагается по одному  окну.  Наружные  лопатки  соответствуют  внутренним
поперечным стенам. Лопатка отсутствует  только  там  против  той  поперечной
стены, в которой размещается внутристенная лестница, ведущая  на  чердак.  К
каждой двери 2-го этажа главного фасада вело отдельное  деревянное  крыльцо.
Задний фасад, выходивший в XVII  веке  на  проезжую  улицу,  проходившую  по
восточной оконечности кремлевского холма, не имела никаких проемов  и  играл
роль крепостной стены Архиерейского двора. Амбары были  пристроены  к  более
древнему двухэтажному зданию,  разобранному  до  1792  года.  Но  его  южная
наружная стена  сохранилась  и  является  теперь  северной  торцовой  стеной
амбаров.  К  крайнему  южному  концу  главного  западного   фасада   амбаров
примыкало еще одно крыло, состоявшее из четырех помещений  в  1-ом  этаже  и
столько же  во  2-ом.  В  одной  из  поперечных  стен  его  также  проходила
внутристенная лестница на чердак. Это  западное  крыло  было  разобрано.  На
плане Архиерейского двора, составленном в 1792 году губернским  архитектором
Иваном  Сулакатуевым,  показано,   что   между   Архангельским   собором   и
Консисторским  корпусом,  кроме  колокольни,   находилась   еще   караульная
палатка. И далее к югу каменные ворота, которые примыкали  к  Консисторскому
корпусу и были одновременно с ним пристроены. Ворота вели  к  Консисторскому
корпусу и в конюшенный двор, расположенный  дальше  к  востоку.  За  зданием
Консистории к его торцу примыкали сараи  для  «разной  поклажи»,  кузница  и
бочарная (конца ХVII  века),  сохранившиеся  до  наших  дней.  По  восточной
стороне конюшенного двора располагалась конюшня, построенная  тоже  в  конце
ХVII века Н. Устиновым, одним из помощников  архитектора  Я.  Бухвостова.  К
северному торцу конюшни примыкал каретный сарай, который  не  сохранился,  а
от конюшни ХVII века остался небольшой фрагмент ее южной части. В  ХIХ  веке
архитектор С.А. Щетинин вместо старой конюшни  с  каретным  сараем  построил
новую. Однако в настоящее время это здание настолько  изменено,  что  в  нем
трудно увидеть его первоначальное назначение.
 Таков в общих чертах комплекс построек Архиерейского двора,  который  дошел
до нас со значительными утратами каменных сооружений.
                            ЦЕРКОВЬ СВЯТОГО ДУХА

  За  епископским  двором,  ниже  по  склону   кремлевского   холма,   стоит
единственная  сохранившаяся  постройка   расположенного   здесь   Духовского
монастыря, основанного в ХV  веке-  церковь  святого  Духа  (1642  год).  До
постройки  церкви  собор  монастыря  стоял  несколько  севернее,   а   здесь
проходила ограда, что определило необычность композиции  этого  здания-  оно
не имеет южного портала.
 Церковь святого Духа-  замечательный  памятник  искусства.  Ее  два  шатра,
смело  вздымающиеся  вверх  из  сочных,  необычайно  выразительных  в  своей
пластике кокошников над карнизом.  В  котором  крепятся  массивные  пилястры
четверика,  невольно  вызывают  образ  какого-то   экзотического   растения.
Древнерусское  искусство  очень  часто  основывало  образный   строй   своих
композиций на ассоциативных связях с природой.
 Тонкая профилировка карнизов, гурты шатров и прикрывающие их грани  звезды,
тонкий и изящный рисунок декора четверика на южном и северном  его  фасадах-
все свидетельствует и о незаурядности самого замысла, и от тщательности  его
выполнения (церковь реставрирована в последние годы). Строил церковь  мастер
из Согалича Василий Харитонов сын Зубов.
  Пришедшие  на  смену  одношатровым  многошатровые   церкви   были   широко
распространены в русской архитектуре XVII  века.  Еще  не  совсем  разгадали
общий композиционный смысл такого умножения формы. В русском искусстве в  ту
эпоху бытовал и  был  широко  распространен  художественный  образ  «горнего
града», быть может, навеянный еще в домонгольское время дивной  перспективой
«матери городов  русских»  -  Киева.  Тема  «города»  в  виде  нагромождения
высоких,   башенного   типа   зданий,   охотно   разрабатывалась    русскими
иконописцами, особенно XVI и XVII веков.  В  архитектуре  отдельного  здания
такой  художественный  образ   множественных   форм,   своеобразный   символ
«города», получил неожиданное воплощение в  уникальном  шедевре  архитектуры
XVI  века  -  в  Московском  Покровском  соборе  «на  рву»  (собор   Василия
Блаженного). Можно предположить, что в композиции двух-трех и  многошатровых
храмов XVII века зодчие стремились в несколько упрощенной форме  разработать
ту же художественную тему «горнего града».
 В церкви Святого Духа Переяславля - Рязанского  возродился  снова  один  из
древнейших планировочных приемов архитектуры  края.  Вспомним  о  поперечной
исправленности пространства, вероятно, самого  замечательного  храма  Старой
Рязани - Спасского собора, разрушенного в 1237 году. В церкви  Святого  Духа
налицо возрождение такого приема.  В  ее  многошатровой   предшественнице  -
церкви  Дивной  на  Угличе  -  план  имеет  еще  продольную  исправленность,
поскольку  приделы  отделены  стенами.  Однако  в  постройках  после  церкви
Святого Духа широкая ориентация пространства уже обычна, например, в  церкви
Рождества в Путинках в Москве. Но к концу XVII века такие приемы  планировки
снова исчезают.
 Церковь Святого Духа интересна еще тем, что она  имела  два  посвящения,  а
следовательно, и две апсиды- прием  довольно  распространенный  в  рязанском
крае. Из  композиционных  особенностей  замысла  Василия  Зубова,  бесспорно
выдающегося зодчего, следует отметить еще  сужение  храма  кверху,  за  счет
наклона внутрь угловых лопаток, благодаря чему церковь  кажется  удивительно
стройной и вместе с тем монументальной.
 Существенно отметить, что Василий Зубов и сам сознавал  зодчим  выдающимся.
Вопреки обычной чрезмерной скромности русских  строителей,  он  надписал  на
камне свидетельство о своем авторств церкви  Святого  Духа  и  заложил  этот
камень над ее порталом (Рязань,  Краеведческий  музей).  Часть  этого  камня
была недавно найдена, а полная его надпись  гласила:  «Лета  7150  совершена
бысть  сия  церковь  при  архиепископе   Моисеи   Рязанском,   при   игумене
Севастьяне. А мастер был Соли Галицкой Василий Харитонов сын Зубов».
  Помимо северного, церковь имела сначала и  западный  портал,  который  был
разобран  при  устройстве  в  ней  в  ХVII  веке  трапезной.  В   искаженной
перестройками трапезной при последней реставрации были выявлены  ее  древние
детали.
 Следует заметить, что в 1783 году церковь сильно пострадала от  пожара,  но
в  1798  году  восстановлена  с  помощью  княжны   Александры   Владимировны
Козловской.  В  это  же  время  сооружен  придел  в  честь  святой  мученицы
Александры. Колокольня церкви построена вместо разобранной первоначальной  в
1864 году  по  проекту  архитектора  Стопычева.  Неплохая  по  силуэту,  она
неприятна грубостью деталей.
 После 1917 года церковная  служба  в  церкви  Святого  Духа  прекращена.  В
настоящее   время   в   храме   находится   научная   библиотека   историко-
архитектурного музея-заповедника.
 Сохранилась  фотография  1918-1920  годов  с  изображением  красноармейцев,
которые  выносят  из  храма  иконы  иконостаса.  По  рассказам   старожилов,
деревянные иконы использовались для изготовления ящиков.

                                  КОЛОКОЛЬНЯ

 Своеобразным апофеозом архитектуры классицизма в Рязани явилась  колокольня
Успенского собора , построенная с западной  его стороны   (там  ,  где  была
древняя Глебовская башня крепости) еще одним  петербургским  архитектором  -
Н.И. Воронихиным в 1840 году.
 Воронихин , в отличие от его однофамильца  А.Н.  Воронихина  ,  знаменитого
русского архитектора,   не  был  крепостным  крестьянином  ,  но  был  сыном
придворного лакея . Он  поступил  в  Академию  художеств  в  Петербурге  еще
мальчиком десяти лет , в 1821 году . Там он учился у  К.А.  Тона  ,  показал
немалые успехи и при выпуске (в 1831 г.) был награжден серебряной медалью  .
Возможно , молодой Рюмин привлек его к работам  в  Рязани  ,  где  Воронихин
поступил на должность архитектора Казенной палаты . В  1836  г.  он  получил
звание ''назначенного" академика ,  а  после  представления  им  конкурсного
проекта , был избран действительным академиком архитектуры  (1838).  В  1836
г. Воронихин был назначен губернским архитектором Рязани  .  Еще  работая  в
Казенной палате  ,  он  спроектировал  небольшое  здание  кордегардии  возле
Присутственных мест , которое было построено в 1838 г. Позднее  он  выполнил
ряд крупных проектов , в частности , пристроил  дом  Рюмина  под  Дворянское
собрание : в 1848-53 гг. пристроил к  нему  справа  новый  зал  с  отдельным
входом .
 Хорош Воронихинский зал внутри , окруженный колоннами коринфского ордера  .
Он вызывает ассоциации с колонным залом Дворянского  собрания  Москвы  ,  но
более скромен по размерам .
 Воронихин спроектировал также фасад здания  Благородного  пансиона  на  ул.
Свободы  ,  оставшийся  ,  впрочем  ,  невыполненным  .  Бесспорно  ,  самой
выдающейся постройкой Воронихина в Рязани была  соборная  колокольня  .  Она
воплотила в себе историю архитектуры классицизма города  .  Мысль  о  замене
колокольни , построенной Яршовым в середине 17 века , новой , более  высокой
, возникла еще в 1783 г. Колокольня Яршова была приемлема  для  кремлевского
ансамбля только до сооружения здесь Успенского собора 17 в. Ее  сравнительно
небольшая высота отвечала древнему Успенскому собору 15 в. и  Архангельскому
собору , но совершенно подавлялась колоссальным массивом нового собора .
 В 1783 г. начался сбор средств на сооружение  новой  колокольни  и  для  ее
строительства  был  приглашен  талантливый  архитектор-самоучка  купец   2-й
гильдии С.А.  Воротилов  ,  происходивший  из  крестьян  Нереховского  уезда
Костромской губернии . Он был известен своими постройками  в  Костроме  ,  в
частности , красивой колокольней Костромского  собора  ,  которую  некоторые
исследователи  сравнивали  даже  с  работами  Растрелли  .  Воротилов   умел
составлять чертежи , что заставляет предполагать , что прошел курс  обучения
под руководством профессионально образованного архитектора .
Он  представил  чертеж  для  рязанской  колокольни  .  Заслугой   Воротилова
является    определение    местоположения    колокольни    ,    которое    в
градостроительном отношении чрезвычайно удачно развивало , с  одной  стороны
, продольную ось собора , с  другой  ,  учитывало  только  что  утвержденную
планировку города с  ее  Соборной  улицей  ,  ориентированной  на  Кремль  .
(Фундамент колокольни по этому проекту был заложен в 1789 г.). кроме того  ,
Воротилов удачно рассчитал высоту колокольни  ,  которая  давала  правильное
соотношение ее  с собором . Колокольня  по  его  проекту  должна  была  быть
высотой 71б35 м. При этом , собственно , ее здание составляло 42б5 м., а  на
остальную высоту поднимался " кумпол "- типичное для  елизаветского  барокко
завершение с волютами , шаром и шпилем .
 На втором этаже колокольни должна была быть помещена церковь по традиции  ,
определенной московской кремлевской колокольней  Ивана  Великого  ,  которой
следовал в своей колокольне и Яршов .
 Колокольня Воротилова была типичным произведением русского  барокко  в  его
провинциальной  трактовке  ,  с   характерной   свободной   пропорциональных
соотношений в  ордерных  построениях  ,  некоторой  тяжеловесностью  форм  и
вместе с тем с прекрасным силуэтом . Из чертежа колокольни видно ,  что  она
ни в чем не походила на существующую сейчас .
 Будь колокольня Воротилова построена 10-15  лет  назад  ,  вероятно  ,  она
полностью ответила бы вкусам и запросам рязанского общества  .  В  конце  же
1780-х годов она явилась анахронизмом и не могла быть возведена в  городе  ,
который перестраивался в соответствии с требованиями  классицизма  .  На  ее
чертеже имеется надпись , что сооружение  было  остановлено  за  несогласием
г.г. Рюмина и Мальшина , которые были главными вкладчиками строительства .
  Второй  проект  соборной  колокольни  не  попал  в  архивы   епархиального
ведомства , остался ,  вероятно  ,  у  Рюмина  и  впоследствии  затерялся  .
Несомненно , однако , что он принадлежал руке  опытного  зодчего.  Составлен
он был в соответствии с общими принципами архитектуры раннего классицизма  ,
возможно , кем-либо из сподвижников Казакова . На  основе  это  проекта  был
построен в 1797 г. первый ярус существующей колокольни .
 Архитектурные формы ее первого яруса отвечают и обычным  пропорциям  зданий
классицизма  и  общим  приемам  трактовки  форм  этого  стиля  .   К   числу
недостатков может быть отнесена излишняя утонченность колонн , по  сравнению
с грузностью массива стен , не ослабленной даже помещенными в них  глубокими
нишами .
 В конце 18 в. возникли большие  деформации  в  Успенском  соборе  ,  и  все
накопленные средства ушли  на  его  укрепление  .  Строительство  колокольни
прекратилось .
 В 1816 г. Рюмин снова внес 10 тысяч рублей на ее  постройку  ,  теперь  уже
опять по новому проекту . Эти чертежи , очевидно , также остались  у  Рюмина
, так как в архивах их нет . Имеются косвенные указания в одном из  описаний
Николо- Радовицкого монастыря , где Русско  в это  время  давал  проект  для
рязанской  колокольни  .  Проведенный  в  одном  из  недавно  опубликованных
исследований анализ доступных сведений доказал авторство  Русско  в  проекте
колокольни Успенского собора этого периода .
 В колокольне Русско классицизм предстает в своей  зрелой  стадии  ,  чем  в
проекте, по которому строился первый ярус . Пропорции  колонн,  антаблемента
,  арок  и  других  элементов  здесь  уже  значительно  более  каноничны   и
совершенны. Найдены правильные  соотношения  между  ордерными  членениями  и
массивом стен, весь ярус лишен  грузности  и  приземленности.  Прием  парных
колонн усилен раскреповками антаблемента и  аттика,  на  котором,  вероятно,
должны были быть венчания . Это оживляет решение и придает  ему  парадность,
а строгость пропорций и сдержанность общего рисунка , как  и  конструктивная
логика такого приема, не позволяют выдвигать  здесь  обвинения  в  "барочных
тенденциях". Выстроенная по этому проекту на всю высоту колокольня  была  бы
выдающимся  произведением  русского  классицизма.  Таким  образом,   "мастер
каменный"  Иван  Францевич  Русско  (Русшко)   предстает   как   крупный   и
талантливый архитектор .
 По проекту Русско был возведен лишь второй ярус колокольни.  Дальнейшее  ее
строительство прекратилось за отсутствием денег .  В1830-х  г.г.  архитектор
Биндеман предложил свой чертеж достройки колокольни с  частичным  изменением
второго яруса, где он предлагал заменить коринфские колонны  на  конические.
Высота ее была предложена  около  66  м.  ,  причем  собственно  здание  без
венчающей части должно было  быть  около  49  м.  В  этом  проекте  Биндеман
проявил себя как зрелый мастер ампира. Его замысел интересен, но лишен  силы
проекта Русско , который сумел придать  второму  ярусу  крупный,  столичный,
петербургский масштаб , блеск и выразительность .
 Проект Биндемана не был принят,  и  вслед  за  тем  начался  целый  конкурс
проектов на достройку рязанской колокольни. В 1835 г.  Комиссия  проектов  и
смет Главного управления путей сообщения и публичных зданий,  в  обязанности
которой входило рассмотрение этих предложений , выдвинула свое  предложение,
 возможным автором которого был архитектор Висконти . По  этому  предложению
второй  ярус  разбирался,  колокольня  предлагалась   пяти   ярусной   ,   с
сохранением ее общей первоначальной высоты,  а  ее  архитектура  приобретала
откровенно ампирный характер .  Это  предложение  не  получило  поддержки  в
Рязани, где жертвователи не  соглашались  с  уничтожением  уже  построенного
второго яруса .
 Значительный интерес представлял проект архитектора  К.А.  Тона  ,  который
сумел поставить на два существующих этажа третий, достигнув  единства  общей
композиции . Добавлять четвертый ярус или шпиль Тон так и не решился  Б  так
как вызывала опасения  ненадежность  грунтов  ,  уже  едва  не  приведшая  к
катастрофе  самого  собора.  Н.И.  Воронихин  ,  ставший  к   тому   времени
губернским архитектором Рязани и академиком  архитектуры,  обратил  внимание
рязанского  архиепископа   на   то   ,   что   проект   Тона   не   отвечает
градостроительным задачам, а в известной  мере  и  особенности  грандиозного
Успенского собора . Вследствие  этого  архиепископ  возбудил  ходатайство  ,
чтобы  "для  большей  благовидности  и  красоты   городу,   и   дабы   более
соответствовала она высоте собора" сделать на колокольне  четвертый  ярус  и
шпиль . Проект взялся составить губернский архитектор .
  Воронихин  сделал  проект  всей  четырехъярусной  колокольни  .  Он  нашел
остроумное решение задачи,  вполне  соответствовавшее  новейшим  достижениям
строительной техники того времени . Он предложил сделать четвертый  ярус  не
из камня,  а  из  железа.  На  своде  третьего  яруса  был  основан  сложный
металлический каркас, на котором монтировался шпиль. Вокруг этого  основного
каркаса, на высоте  четвертого  яруса,  крепился  дополнительный  для  стен,
сделанных из листового железа. Из  листового  железа  на  отдельном  каркасе
были выполнены и стволы колонн, и их  детали.  Общая  высота  колокольни  со
шпилем и крестом получилась 75,5 метров, то есть на четыре  с  лишним  метра
больше, чем у Воротилова и в  остальных  проектах,  и  почти  на  29  метров
больше, чем по проекту Тона, что уже вполне удовлетворило жителей Рязани.  В
натуре колокольня за счет увеличения шпиля была сделана еще выше и  достигла
высоты 83,2 м.
  Тема  архитектурного  решения  была  подсказана,  безусловно,   мастерским
эскизом Тона. Он, по существу,  полностью  повторил  третий  ярус,  как  его
замыслил Тон, и  затем  еще  раз  использовал  тот  же  мотив,  в  несколько
уменьшенных пропорциях,  для  четвертого  яруса.  Шпиль  Воронихин  задумал,
пользуясь как аналогией, шпилем Коробовского  Адмиралтейства  в  Петербурге,
каким он был показан на чертеже  Захарова,  вероятно,  известном  Воронихину
еще по Академии, то есть с перехватом внизу. Однако,  если  в  проекте  тона
благодаря удачным пропорциям все три разнородных этажа сливались  в  единую,
внутренне увязанную композицию, то у Воронихина первый  ярус  воспринимается
как своеобразный  пьедестал  для  остальных  трех.  Впрочем,  достичь  иного
решения  можно  было  только  при  уменьшении  высоты  колокольни,  за  счет
переработки   пропорциональных   соотношений   этажей,    чего    Воронихин,
разумеется, не хотел.
 Колокольня Рязанского Кремля - замечательное произведение искусства. В  ней
удивительно уже то, что, хотя она строилась,  как  средневековые  соборы,  в
течение жизни нескольких поколений, ее общая композиция  сохранила  единство
и цельность выражения. Исключительно велико ее  градостроительное  значение,
которое сравнимо со значением  колокольни  Ивана  Великого  для  Москвы  или
построек Коробова и Захарова для Петербурга. В постановке  и  композиционном
построении  колокольни  сказались  великие  архитектурные  традиции  древней
Руси. На  основе  этих  же  традиций  сооружена  колокольня  Рождественского
монастыря Суздаля, выстроенная в память Отечественной войне 1812 года.
 Рязанская колокольня выкрашена как и собор в красный  и  белый  цвета,  что
еще  более  подчеркивает  их  связь.  Судя  по  прекрасному  силуэту,  умело
найденному соотношению с собором  и  хорошо  прорисованным  деталям,  проект
колокольни  принадлежит  опытному  зодчему.  Ее  нижний  ярус   выдержан   в
тосканском ордере. Сквозь арку, находящуюся в  центре  яруса,  виден  портал
собора. На срезанных углах пилонов этого яруса  помещены  полукруглые  ниши,
предназначавшиеся  для  скульптуры.   Они   увенчаны   легкими   сандриками-
фронтончиками. Второй ярус  обработан  спаренными  коринфскими  колоннами  и
представляет собой в плане  квадрат,  в  то  время  как  два  верхних  яруса
являются цилиндрами. Они также украшены  коринфскими  колоннами.  Скульптуры
ангелов  в  третьем  ярусе  дополняют  пластическое  убранство   колокольни.
Отлично найдены пропорции шпиля, который был позолочен  во  время  последних
реставрационных работ, после  чего  «петербургский»  стиль  колокольни  стал
особенно ощутим.



                             СПАССКИЙ МОНАСТЫРЬ
БОГОЯВЛЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ

  Богоявленская  церковь  Спасского  монастыря  возведена  около   1647   г.
(известно, что в 1647 г. В ней был устроен  Покровский  придел).  Это  очень
эффектное и красивое  здание,  в  котором  зрительно  противопоставлены  две
четкие геометрические формы: куб четверика церкви и  восьмигранная  пирамида
ее колокольни. Контрастность сочетания пирамиды  шатра  колокольни  с  кубом
воспринимается  здесь  особенно  остро  потому,  что  пирамидальность  шатра
подчеркнута его относительно небольшой высотой,  а  кубичность-  отсутствием
рядов кокошников на ее кровле  и  изысканной  утонченностью  ее  глав  (сами
главы относятся к I- ой пол. ХVIII в.)
  Остроту  этого  контраста  выявляет  и  усиливает  и  целый   ряд   других
контрастных  сочетаний,  смело  задуманных  и  искусно  выполненных  зодчим:
массивного, тяжелого, как бы литого четверика церкви и тонких, изящных,  как
бы фарфоровых барабанов ее главок с изысканным, ювелирным  кружевом  декора;
ажурной, полной воздуха аркады звона колокольни и нависшей  на  ней  тяжелой
громады шатра; легких, почти не вступающих из тела шатра гуртов  и  тяжелых,
пластично трактованных его слухов и т.д.
 Шатровые колокольни, происходящие от шатровых храмов  и  шатров  крепостных
башен ХVI в., получили особенно широкое развитие в ХVII в.  В  Богоявленской
церкви была применена эта новая архитектурная форма. Отказ от  кокошников  и
завершение храма четырехскатной крышей тоже были новшеством для  1640-х  гг.
Один из первых  примеров  построек  подобного  рода,  церковь  замечательна,
таким образом, не только  совершенством  своей  композиции,  но  и  новизной
использованных в ней приемов.
 К основному помещению Богоявленской церкви с запада примыкает  ассиметрично
расположенная  относительно  продольной  оси,  удлиненная,   с   центральным
столбом, пониженная трапезная,  в  северо-западном  углу  которой  построена
колокольня. Церковь  имеет  очень  широкую  полукруглую  апсиду.  Размещение
колокольни к северу от оси церкви имело,  надо  полагать,  и  композиционное
значение. Именно благодаря выдвижению  влево  колокольня  и  получила  такое
интересное  сопоставление  с  основным  объемом  церкви  для  проходящих  по
расположенной здесь раньше улицы горожан.
 Смелые контрасты в противопоставлении частей здания,  ювелирность  отделки,
тонко  прорисованные  детали  роднят  эту  церковь  с  церковью  св.   Духа,
построенной почти в тоже время. Вместе с тем известно, что в том же 1647  г.
Василий  Зубов  надстраивал  верх   Архангельского   собора,   поврежденного
пожаром.  Здесь  им  также   был   использован   прием   завершения   здания
четырехскатной  кровлей   над   рядом   ложных   закомар,   превращенных   в
своеобразный  развитой  карниз  стены.  Не  Василий  ли   Зубов   строил   и
Богоявленскую церковь Спасского монастыря ? Если это так,  то  он  предстает
перед нами как один из талантливейших и крупнейших архитекторов  Московского
государства того времени.
 На месте  церкви  Богоявления  стояла  раньше  более  древняя  белокаменная
церковь ХVI в.  От  нее  сохранился  подвал  под  трапезной  и  белокаменный
северный портал, который  строитель  новой  Богоявленской  церкви  с  редким
примером  уважения  к   творчеству   своего   предшественника   сохранил   и
реставрировал. Портал этот был закрыт во II пол. ХVIII в., когда вплотную  к
церкви была возведена существующая сейчас стена.
 Необходимо отметить, что церковь Богоявления по мере  надобности  несколько
раз перестраивалась, восстанавливалась, подновлялась.  Финансовую  помощь  и
поддержку в этих делах оказали:
 -купец Иван Васильевич Осминин;
-статский советник Михаил Кириллович Васильев;
-надворная советница Аполлинария Осиповна Почтеннова;
-купец Федор Прокопьевич Филатов.


     СПАСО-ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ СОБОР

   Несколько южнее Богоявленской церкви стоит Спасо-  Преображенский  собор,
построенный на рубеже ХVIII в. (закончен в 1702 г.)
 Если епископские палаты, а отчасти и Богоявленская церковь  отмечали  собой
зарождение черт нового стиля в русской архитектуре II- ой половины ХVII  в.,
то Спасо- Преображенский собор характерен как памятник последних этапов  его
развития.  Грандиозное  здание   отличается   некоторой   грузностью   форм,
предвещающей барокко. Его четырехскатная кровля-  здесь  уже  установившаяся
законченная  архитектурная  форма.  Плоски,  строго  полуциркульные   ложные
закомары в пластике стены  не играют никакой роли и являются лишь  одним  из
элементов  сложного  завершения.  Пучки  колонн  на   углах   почти   лишены
экспрессии  нарышкинского  стиля,  и,   скорее,   способствуют   впечатлению
массивности самой стены. В украшении окон использованы, однако,  характерные
для нарышкинского стиля наличники, с их вычурным рисунком, и  даже  цветные,
поливные  изразцы,  особенно  в  алтарной  части.  Центральное  пространство
собора перекрыто одним сводом,  без  столбов.  Это  один  из  самых  больших
сомкнутых сводов того времени (пролет 13 м.  )  из  числа  тех,  на  которых
поставлены главы. В плане Спасо-  Преображенский  собор  представляет  собой
один большой зал с примыкающей к нему с востока апсидой,  он  увенчан  одной
главой.
 В этом храме находится старинный иконостас, сделанный в 1702 году,  который
в 1800 году был отреставрирован. Кроме того, в храме находится очень  чтимая
икона- снимок с Тихвинской иконы Богоматери, написана она в  1749  году.  На
наружных стенах храма замечательны украшения- изразцы: в старину  часто  для
украшения стен в них вставляли цветные изразцы.
 Обитель Спасского монастыря с трех сторон окружена  каменной  оградой.  При
монастыре имелся сад и огород.
 На колокольне монастыря очень звонкие колокола; из них самый  звонкий  слит
в 1647  году  коломенским  епископом  Рафаилом  и  сыном  его  архимандритом
Спасского монастыря Боголепом.
 В монастырской ризнице находились многие древние предметы. В их числе:
-напрестольный серебряный вызолоченный крест 1630 г.  Он  довольно  большого
размера- 34,5*15  см.  Его  лицевая  сторона  украшена  отлично  выполненной
сканью сложного рисунка, характерного для ХVII в. На его филигрань  наложено
небольшое чеканное распятие с предстоящими фигурами, Саваофом с  хирувимами.
По краям крест украшен изысканной шнуровой сканью и жемчугом;  на  свободных
местах красиво рассыпаны изумруды, сапфиры, рубины. Сравнение его с  крестом
ХVI в. показывает, как изменились за истекшее  столетие  техника  ювелирного
искусства и самый стиль его.
n  шапка  архимандричья.  ПО  бархату  шитьё  жемчугом.  Восемь  серебряных
  изображений Спаса, Богородицы, Предтечи, архангелов и  апостолов.  Вокруг
  шапки- серебряный  с  позолотой  обруч.  Шапка  опушена  горностаем.  Дар
  боярина Фёдора Петровича Шереметева.
  Кроме  того,  имелось  много  дорогой  церковной  утвари,  а   в   большой
монастырской библиотеке  хранилось  собрание  редких  и  древних  книг.  При
обители было монастырское кладбище, знаменитое тем, что  здесь  хоронили  не
только настоятелей  и  иноков,  но  и  именитых  благотворителей,  радителей
Спасской обители, а также известных людей Рязани,  имевших  немалые  заслуги
перед Отечеством. Вот некоторые имена:
 n Лейб. гвардии капитан Лев Фёдорович Измайлов, скончался 20  февраля  1769
   г. ;
 n Коллежский советник князь Михаил Михайлович Ухтомский,  скончался  8  мая
   1759 г. ;
 n Полковник Никита Семенович Любовников, скончался 8 сентября 1756 г. ;
 n стольник  Григорий Алексеевич Сатин, скончался 9 декабря 1714 г.;
 n генерал-майор Павел Осипович Добржанский, скончался 7 января 1850 г. ;
 n капитан I- ого ранга Николай Иванович Коничев, скончался 8 апреля 1854 г.
 Во владениях монастыря  имелись  определяемые  царскими  указами  вотчины,
благодаря которым существовала обитель. В 1764  г.  все  вотчины  монастыря
были отобраны, но он наделялся мельницей, лесными  и  земельными  угодьями,
сдаваемыми  в  аренду  разным  пользователям.  Эти   доходы   служили   для
поддержания монастырских строений, церквей и братии. К середине ХIХ в.  при
обители имелось билетов  кредитных  учреждений  на  сумму  22  тыс.  Рублей
серебром.
 В 1904 г. в настоятельском и братском корпусе устроена церковь в честь св.
Иоанна Богослова и св. Иосифа Обручника.
 После 1917 г. монастырь закрыт, а храмы  и  постройки  вошли  в  историко-
архитектурный музей- заповедник.



                             МУЗЕЙ - ЗАПОВЕДНИК

 В 1995  году  Указом  Президента  Российской  Федерации,  по  представлению
Государственного экспертного совета при Президенте Российской  Федерации  по
особо ценным объектам культурного  наследия  народов  Российской  Федерации,
Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник включен в  Государственный
свод  особо  ценных  объектов  культурного   наследия   народов   Российской
Федерации.
 Музей-заповедник расположен на территории Кремля,  где  когда-то  находился
г. Переяславль, с XIV в. Столица Рязанского Княжества. Включает  в  себя  18
памятников  истории  и  архитектуры.  Колокольня,  Успенский  собор,  Дворец
Олега, комплекс гражданских зданий  XVII  в.  Создают  не-  повторимое  лицо
нашего  Кремля.  Фондовые  коллекции  насчитывают  более  200  тысяч  единиц
хранения. Коллекции по  древнерусскому  искусству  и  этнографии  составляют
гордость музея. Клады золотых и серебряных женских украшений  домонгольского
периода, найденные при раскопках городища Старой  Рязани  -  первой  столицы
Рязанского княжества - уникальны. Немного из  истории  комплектования  этого
музейного собрания.
 Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник создан в  соответствии  с
Распоряжением Совета Министров РСФСР от 5  июля  1968  г.  №1392-Р  на  базе
Рязанского   областного   краеведческого    музея.    Рязанский    историко-
художественный  музей  стал   преемником   историко-археологического   музея
Рязанской ученой архивной комиссии.
  Об  этом  вспоминает  участник  событий,  историк,  научный  сотрудник   и
хранитель музейных  ценностей  Рязанского  областного  краеведческого  музея
Д.Д. Солодовников:  «В  марте  1918  г.  при  отделе  народного  образования
Рязанского губернского исполнительного комитета учрежден подотдел по  охране
памятников искусства  и  старины.  В  ноябре  при  нем  образована  коллегия
специалистов в составе: зав. подотделом  - И.Д. Виноградов,  музеевед-  Н.В.
Говоров, художник - Я.Я. Калиниченко, архитектор - А.Д. Сошкин,  археолог  -
С.Д. Яхонтов, историк - Д.Д. Солодовников.
Эта коллегия решила приступить к устройству В Рязани  губернского  историко-
краеведческого музея. В основу был  положен  историко-археологический  музей
Рязанской ученой архивной комиссии.
 С 1 по 23 ноября 1918 г. происходила передача музея  архивной  комиссии.  В
приемочных  описях  значится  4387  предметов.   Это   количество   музейных
предметов и стало исходной базой существующего фонда. Комплектование  первых
коллекций - результат более чем 30-летней деятельности членов РУАК.
 В 1884 г., по  положению  Комитета  Министерств  от  13  апреля,  Высочайше
соизволено  было  учредить  археологические  комиссии,  в  виде   опыта,   в
губерниях Тамбовской, Орловской, Тверской и Рязанской. 15 июня 1884г.  такая
комиссия  была  открыта  в  Рязани.  В  «Обозрении  15-летней   деятельности
комиссии» , составленном И.И. Проходцовым, в разделе  «Музей»  констатирован
такой факт: «Рязанский музей родился с открытием Комиссии».
  В первое же заседание в музей был сделан  первый  вклад.  Из  воспоминаний
правителя дел РУАК: «В этом  заседании  было  прочитано  заранее  написанное
заявление А.А. Марина, по поводу принесенного им в дар  будущему  Рязанскому
музею древней иконы».
  Заявление  А.А.  Марина,  Зарайского  воинского   начальника,   полковника
следующее:  «В  день  открытия  в  Рязани   ученой   архивной   комиссии   и
исторического архива весьма приятным делом поставляю принесть от себя в  дар
Рязанскому Археологическому музею принадлежащую мне древней  живописи  икону
Св. Флора и Лавра... Икона эта перешла ко мне вместе с имением,  находящимся
в Могилёвской губернии, Городецкого уезда,  в  деревне  Яковлевичах.  Прежде
это имение принадлежало князьям Огинским, от них  перешло  к  Зорину,  затем
владельцем его был граф Цукатов, у которого оно и было куплено мною  в  1866
г.».
 Это событие было зафиксировано в протоколе 1-го  заседания:  «Постановлено:
А.А. Марина благодарить за пожертвование иконы  и  принять  ее,  как  первый
вклад в будущий Рязанский музей». С тех пор  каждый  отчет  за  год  отмечал
рост фондов музея. В 1885 г. - 440 единиц хранения, в 1888 г. - 1120  единиц
хранения  (без  монет),  в  1890  г.  -  в  музее  числилось   два   отдела:
археологический и кустарно-промышленный, в 1892 г. - 10727 единиц хранения.
 Как же создавалось такое музейное собрание?
 Исследуя протоколы заседаний членов РУАК, отчеты о работе, описи,  изданные
каталоги  Рязанского  музея  за  период  1884  -  1915  гг.,  можно  сделать
следующий вывод: «Конечно, члены РУАК не знали еще о научном  комплектовании
музейных коллекций, то есть целенаправленном и плановом  процессе  выявления
и сбора предметов музейного значения, не имели научной концепции,  планов  и
программ  комплектования  фондов  музея,  но  интуитивно,   «...   благодаря
исключительно  только  любви  к  делу...»,  члены  комиссии,  «...   которые
задались целью во что бы то ни стало создать  местный  Рязанский  музей...»,
шли по верному пути и выработали необходимые формы  комплектования  музейных
фондов, именно те формы, которые предлагает  современной  музееведение,  те,
которые используют в своей работе современные  музеи».  И  на  первом  месте
среди них - осуществление археологических экспедиций.
 В первые дни существования комиссии, 25 июня  1884  г.  совершена  была  ее
членами первая пробная  археологическая  экскурсия  на  раскопки  Клишинских
курганов. На 4-ом заседании, 13 ноября 1885 г., отмечено: «До  сего  времени
раскопаны 4 кургана. Найденные в могилах костяки и различные  вещи  положили
собою основание коллекции доисторических древностей».
 За первый год были сделаны предварительные  изыскания  в  Старой  Рязани  и
осмотрены в г. Касимове магометанские гробницы, произведены  раскопки  в  г.
Михайлове.  Их  отчета  за  1908  г.:  «Археологические  исследования   были
произведены в двух местах - близ с. Шилово Спасского  уезда  в  имении  В.В.
Полушина «Кулаково», на городище Старой Рязани».
 В 1891 г.  Императорская  Археологическая  комиссия  передала  в  Рязанский
музей все те предметы, которые были найдены при раскопках в  Старой  Рязани,
в деревне Рубцовой, Ново- Ольговом городке, возвратила 2 серебряных  слитка,
найденных в Спасском уезде. 5 июня она же препровождает  в  Рязанский  музей
вещи, добытые при раскопках, произведенных  в  1894  г.  А.И.  Черепниным  и
профессором А.П.  Кожевниковым  близ  Старой  Рязани.  4  сентября  1896  г.
комиссия получила 7 серебряных  монет,  браслет  и  серьги,  найденные  близ
Тырновской слободы и принесенные в дар музею, 2 серебряных  перстня,  серьгу
и 1 монету... 15 октября 1903 г., также в дар  -  каменный  топор,  железный
наконечник копья, 4 серебряных и 10 медных монет».
 Члены РУАК обратились к  рязанцам  с  призывом  пополнить  фонд  музея.  На
страницах журналов заседаний об этом часто встречаются записи:  «5  сентября
1887  г.  Спасским  уездным  исправником  доставлена  в   Комиссию   челюсть
допотопного животного, вытащенная  неводом  из  реки  Оки  близ  с.  Троицы,
крестьянином  с.  Шатрище  Кондратием  Трифоновым».  «4  сентября  1896   г.
Командир 137-го Нежинского  полка  препроводил  в  музей  найденную  рядовым
полка в г. Рязани у Собора старинную чашу.»
 За время работы РУАК, с момента создания музея в 1884 г. до 1915 г.,  около
500  человек  пожертвовали   разнообразные   предметы,   ставшие   музейными
ценностями. К сожалению, секретари,  писавшие  протоколы  заседаний  РУАК  и
списки поступлений в  музей  Архивной  комиссии,  в  основном  зафиксировали
только фамилии жертвователей, лишь иногда указав, кто они  и  откуда.  Но  и
эти скупые сведения позволяют сделать вывод, что создание музея в г.  Рязани
- дело многих рязанцев, представителей всех  живущих  в  губернии  сословий.
Это и дворяне, и купцы, и представители духовенства, и мещане.
 Передавали в музей и целые коллекции.  Некоторые  из  них  легли  в  основу
создающихся в  музее  отделов.  Так,  основанием  нумизматического  собрания
послужила коллекция древнерусских  и  иностранных  монет,  пожертвованных  в
1886 г. А.В. Селивановым. В 1889 г.  музей  обогатился  пожертвованием  В.А.
Городцова - значительной коллекцией орудий каменного века, в 1897  г.  князя
К.С. Волконского - образцы крепостных работ в хозяйстве С.Н. Колобовой.
 Отмечены, как «заслуживающие внимания» следующие пожертвованные вещи:  1886
г. - холщовый антиминс 1741 г. с напечатанной  надписью  внизу:  «Повелением
Благочестивейшего,  Самодержавнейшего  Великого   Государя   нашего   Иоанна
Антоновича всея Руси». 5 сентября 1888 г. - черумная  шапка  и  поле-вириги,
который носил крестьянин Авдеев - от графа Г.Д. Толстого,  24  октября  1901
г. - чугунный снимок с кисти руки Петра I.
 Особо следует отметить пожертвования, шедшие от церквей, благодаря  которым
был создан отдел церковных ценностей. 20 апреля 1887 г.  получено  отношение
рязанской Духовной Консерватории за № 3336. В  нем  следовало  согласие  Его
Высокопреосвященства  архиепископа  рязанского  Феоктиста  на   передачу   в
Рязанский  исторический  музей  некоторых  церковных   предметов.   Передача
напрестольного медного креста, медной  дароносицы  из  церкви  с.  Нармушади
Касимовского уезда, оловянного  сосуда  сопровождалась  следующими  словами:
«... предать их на  хранение  в  музей,  который  учрежден  именно  с  целью
сохранения их от уничтожения, для чего хранение происходит в одном месте,  в
безопасном от  огня  и  других  случайностей  помещении,  под  ведением  лиц
компетентных». Получив  данное  согласие,  церковнослужители  более  активно
стали вносить свою лепту в пополнение музейного фонда.
 Рязанский музей приобретал наиболее интересные вещи:
. - у авторов: - в1898 г. 25 февраля Я.П. Полонский передал в музей золотую
  медаль, полученную им от II  отделения  Императорской  Академии  Наук  за
  критический разбор  сочинений,  представленный  на  соискание  Пушкинской
  премии;
. у коллекционеров:  -  в  1901  г.  11  апреля  члены  РУАК  обратились  к
  наследнику  коллекций  покойного  А.В.  Антонова  сыну  И.А.  Антонову  с
  просьбой передать рукописи и другие вещи в  исторический  архив  и  музей
  комиссии;
 Наконец, следует отметить  и  тематический  метод  комплектования.  Который
использовали члены РУАК, пополняя фонды музея.
 В 1914 г. началась Первая мировая война, и  одна  из  последних  записей  в
протоколах заседаний членов РУАК 23  сентября  была  следующего  содержания:
«Заслушаю  предложение  И.И.  Докукина  о  собрании  материалов,  касающихся
происходящей в  настоящее  время  войны  и  имеющих  отношение  к  Рязанской
губернии».
 В заключение можно сделать вывод. Что создание музейного фонда к 1918 г.  -
это результат кропотливой работы  поиска  и  действия  форм  комплектования,
найденных членами РУАК и  отмеченных  выше.  Переданные  ими  4387  музейных
предмета  -  исходная   база   рязанского   историко-архитектурного   музея-
заповедника.



                             СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Вагнер Г.К., Чугунов С.В. Рязанские достопамятности.-2-е изд. доп. М.:
  Искусство, 1989.
2. Солодовников Д.Д. Переславль Рязанский. Прошлое Рязани в памятниках
  старины.
3. Труды Рязанского государственного историко- архитектурного музея-
  заповедника. Сборник статей.
4. Историко- статистическое описание церквей и монастырей. Рязанские
  епархиальные ведомости.
5. Рязань православная./ Автор- составитель Догтев.



смотреть на рефераты похожие на "Рязанский Кремль"