Политология

Политическое лидерство


СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ
СЛУЖБЫ



Юридический факультет
группа 31юсД

    Реферат по предмету:
  Политология
   на тему:


«Политическое лидерство»



Составил студент:
Цыбульский А.А.

Принял преподаватель:
Краснолуцкий Г.П.



Санкт-Петербург
2000 г.


План:

Определение лидерства.
Объективная и субъективная стороны лидерства.
Политическое лидерство как властеотношение.
Функции политического лидерства.
Личные качества и роль среды в политическом лидерстве.
Типология лидерства.



1. Определение лидерства.

  В современной науке, при наличии  общности  исходных  позиций,  лидерство
характеризуется неоднозначно. Можно выделить следующие  основные  подходы  к
его трактовке:
  1. Лидерство – это  разновидность  власти,  спецификой  которой  является
направленность сверху вниз, а  также  то,  что  ее  носителем  выступает  не
большинство, а один человек или группа лиц.  Политическое  лидерство,  пишет
Жан  Блондель,  -  это  «власть,  осуществляемая   одним   или   несколькими
индивидами, с тем, чтобы побудить членов нации к действиям».
  2.  Лидерство – это управленческий статус, социальная позиция,  связанная
с  принятием  решений,  это  руководящая  должность.   Такая   интерпретация
лидерства вытекает из  структурно-функционального  подхода,  предполагающего
рассмотрение  общества  как  сложной,  иерархически  организованной  системы
социальных позиций и ролей. Занятие в  этой  системе  позиций,  связанных  с
выполнением управленческих функций (ролей), и дает человеку  статус  лидера.
Иными словами, как отмечает Даунтон, лидерство – это «положение в  обществе,
которое характеризуется  способностью  занимающего  его  лица  направлять  и
организовывать коллективное поведение некоторых или всех его членов».
  3. Лидерство – это влияние на других людей (В. Кац,  Л.  Эдингер  и  др.)
Однако это не  любое  влияние,  а  такое,  для  которого  характерны  четыре
особенности:  во-первых,  необходимо,  чтобы  влияние  было  постоянным.   К
политическим лидерам нельзя причислять людей, оказавших, хотя и большее,  но
разовое воздействие на политический процесс, историю страны. Так,  например,
Ли Освальд, официально признанный  убийцей  американского  президента  Джона
Кеннеди,  своим  поступком  оказал  существенное  влияние   на   последующее
политическое развитие Америки, да и мира в  целом.  Однако  было  бы  нелепо
вследствие этого считать его политическим лидером.
  Во – вторых, руководящее воздействие лидера должно осуществляться на  всю
группу  (организацию,  общество).  Известно,  что  внутри  любого   крупного
объединения  существует  несколько,  и  даже  множество  центров  локального
влияния. Причем постоянному влиянию со стороны членов группы подвергается  и
сам  лидер.  Особенностью  политического  лидера  является  широта  влияния,
распространение его на все общество или крупные группы.
  В – третьих, политического лидера отличает явный  приоритет  во  влиянии.
Отношения лидера и ведомых  характеризует  асимметричность,  неравенство  во
взаимодействии, однозначная направленность воздействия – от лидера к  членам
группы.
  В – четвертых, влияние лидера опирается не прямое применение силы,  а  на
авторитет или хотя бы признание правомерности руководства.  Диктатор,  силой
удерживающий группу в подчинении, - это не лидер, как не  является  лидером,
например,  террорист,  захвативший  заложников,  или  тюремный  надзиратель.
Следует отметить, что  не  все  авторы  считают  несовместимым  лидерство  и
постоянное  насилие.  Отдельные  ученые,  например  Ж.  Блондель,  допускают
использование принуждения.
  4.  Политическое  лидерство  –  это  особого  рода   предпринимательство,
осуществляемое   на   специфическом   рынке,   при   котором    политические
предприниматели в конкурентной  борьбе  обменивают  свои  программы  решения
общественных задач и предполагаемые способы  их  реализации  на  руководящие
должности  (Дж.  Опенгеймер,  Н.  Фролих  и   др.).   При   этом   специфика
политического предпринимательства состоит  в  персонализации  «политического
товара», его отожествлении с личностью  потенциального  лидера,  а  также  в
рекламировании  этого  «товара»  как  общего  блага.   Такая   интерпретация
политического лидера вполне возможна. Однако она применима  главным  образом
лишь к демократическим организациям: государствам, партиям и т.п.
  5. Лидер – это символ общности и образец политического поведения  группы.
Он   выдвигается   снизу,   преимущественно    стихийно,    и    принимается
последователями.  Политическое   лидерство   отличается   от   политического
руководства, которое,  «в  отличие  от  лидерства,  предполагает  достаточно
жестокую и формализованную систему отношений господства – подчинения».
  Эта точка зрения до сих пор достаточно широко распространена в российском
обществоведении и связана с его длительной оторванностью  от  мировой  науки
и,  в  частности,  с  узким,   преимущественно   психологически   пониманием
лидерства как главенствующего положения личности,  возникающего  стихийно  в
ходе межличностных отношений в малой группе. Применительно  к  социологии  и
политологии  с  такой  трактовкой  лидерства  нельзя  согласится  из-за   ее
односторонности, неучета объективной, антропологической и социальной  основы
этого феномена, недооценки  ведущей  роли  властного  статуса  в  выполнении
функций политического лидерства, связанного с воздействием на большие  массы
людей.



2. Объективная и субъективная стороны лидерства.

  Феномен лидерства коренится в самой природе человека и общества. Явления,
во многом схожие с лидерством и называемые «протолидерством», встречаются  в
среде животных,  ведущих  коллективный,  стадный  образ  жизни,  например  в
стадах обезьян или оленей, в волчьих стаях и т.д.  Здесь  всегда  выделяется
наиболее сильная, достаточно умная, упорная и  решительная  особь  –  вожак,
руководящий стадом  (стаей)  в  соответствии  с  его  написанными  законами,
продиктованными    взаимоотношениями    со     средой     и     биологически
запрограммированными.
  Лидерство основывается на определенных потребностях сложно организованных
систем. К  ним  относится,  прежде  всего,  потребность  в  самоорганизации,
упорядочении поведения отдельных элементов системы в  целях  обеспечения  ее
жизненной    и    функциональной    способности.    Такая    упорядоченность
осуществляется через вертикальное (управление-подчинение)  и  горизонтальное
(коррелятивные одноуровневые связи, например разделение труда и  кооперация)
распределение  функций   и   ролей   и,   прежде   всего   через   выделение
управленческой функции и  осуществляющих  ее  структур,  которые  для  своей
эффективности   требуют,   как   правило,    иерархической,    пирамидальной
организации.  Вершиной  такой  управленческой  пирамиды  и  выступает  лидер
(протолидер).
  Четкость  выделения  лидирующих  позиций  зависит   от   типа   общности,
составляющей систему, и ее взаимоотношений с окружающей средой.  В  системах
с низкой  групповой  интеграцией  и  высокой  степени  автономии  и  свободы
различных элементов и уровней организации функции лидера выражены слабо.  По
мере же усиления потребности системы и самих людей  в сложно  организованных
коллективных действиях и сознания этих  потребностей  в  форме  коллективных
целей – спецификация функций лидера  и  его  структурное,  институциональное
обособление повышаются.
  В малых группах, основанных  на  непосредственных  контактах  их  членов,
институциализация лидирующих позиций может не происходить. Здесь  на  первый
план  выдвигаются   индивидуальные   качества   личности,   ее   способность
объединить  и  повести  за  собой  группу.  В   крупных   же   объединениях,
эффективность коллективных действий которых  требует  четкой  функционально-
ролевой дифференциации и специализации, а также оперативности  управления  и
жесткости подчинения (например, в армии), институциализация  и  формализация
(официальное  закрепление)  лидирующих  позиций,  придание  им  сравнительно
больших властных полномочий обязательны.
  Именно к такому типу объединений  относится  политика.  В  ней  действуют
огромные  массы  людей,  ставящие  перед  собой  вполне  определенные,  ясно
осознанные  цели  и  испытывающие  непрерывное  противодействие  со  стороны
политических оппонентов. В силу этого институциализация  лидирующих  позиций
проявляется в политике особенно отчетливо.
  Институциализация руководящих функций отражается  в  понятии  формального
лидерства. Оно представляет собой приоритетное  влияние  определенного  лица
на членов организации, закрепленное в ее нормах и  правилах  и  основывающее
на положении в общественной иерархии, месте  ролевых  структурах,  обладании
ресурсами влияния. В противоположность формальному,  неформальное  лидерство
характеризует субъективную способность, готовность и умение  выполнять  роль
лидера, а также признание за ним права  на  руководство  со  стороны  членов
группы  (общества).  Оно  основывается  на   авторитете,   приобретенном   в
результате обладания определенными личными качествами.
  Оба этих аспекта – формальный и неформальный – характеризуют политическое
лидерство.
  Из  всех  определений  политического   лидерства,   рассмотренных   выше,
характеристика лидерства как особого рода  влияния  представляется  наиболее
плодотворной, поскольку она, в  отличие,  например,  от  властной  трактовке
лидерства, охватывает не только властные, но и более  «мягкие»,  опирающиеся
лишь на авторитет и убеждение виды руководящего влияния,  предполагающие  не
столь жесткое, однонаправленное воздействие, как власть.
  Итак, политическое лидерство представляет собой постоянное приоритетное и
легитимное влияние одного или нескольких лиц, занимающих  властные  позиции,
на все общество,  организацию  или  группу.  В  структуре  лидерства  обычно
выделяют три главных компонента: индивидуальные черты  лидера;  ресурсы  или
инструменты, которыми он располагает; ситуацию, в  которой  он  действует  и
которая оказывает на него  влияние.  Все  эти  компоненты  прямо  влияют  на
эффективность лидерства.
  Если властные позиции и роли – объективная основа политического лидерства
– относительно  стабильности,  с  трудом  и  достаточно  редко  подвергаются
радикальным изменениям, то личностный, персональный состав  лидерства  более
текуч и подвижен. Что же  предопределяет  занятие  властных  позиций  одними
людьми, в то время как другие довольствуются ролью исполнителей воли  лидера
и его окружения? Что непосредственно лежит в основе лидерства?


3. Политическое лидерство как властеотношение.

  Политическое лидерство  в  системе  властных  отношений  занимает  особое
место.  В  лидерстве  наиболее  ярко  проявляется  «видимость»  власти,   ее
наглядность. Политические лидеры персонифицируют собой власть. Они  обладают
таким огромным влиянием, которое несоизмеримо с влиянием,  других  субъектов
политики.
  По объективным и  субъективным  причинам  политическая  активность  людей
неодинакова. М. Вебер писал, что есть «политики по случаю», то есть  рядовые
члены общества с минимальным политическим влиянием, которые  проявляют  себя
лишь в период выборов,  референдумов.  «Политиками  по  случаю»,  считал  М.
Вебер,  мы  являемся  и  тогда,   когда   рукоплещем   или   протестуем   на
«политическом» собрании, произносим «политическую»  речь.  Кроме  «политиков
по случаю»  есть  «политики  по  совместительству».  Это  те,  кто  временно
занимается политикой, принимая участие в  работе  политической  организации.
Такими политиками являются многие парламентарии,  работающие  от  сессии  до
сессии,   партийные    функционеры,    активисты    общественно-политических
организаций. И есть, по Веберу, политики-профессионалы,  которые  живут  для
политики  или  за  счет  политики.  Лидеры  –  это  особый  тип   политиков-
профессионалов, живущих для политики. Политика есть дело их жизни.  Политика
для них – подлинное человеческое деяние и сфера полной самоотдачи.
  Политическое лидерство есть феномен власти. В лидерстве четко проявляется
способность  одного  лица,  находящегося  на  вершине   властной   пирамиды,
изменять желаемым  для  себя  образом  социальное  поведение  других  людей,
социальных слоев, общества (если речь идет об общенациональном лидере).
  Вместе с тем лидерство – это власть особого рода.  В  лидерстве  властные
отношения    отличаются    максимальной    асимметричностью,    максимальным
неравенством,  поскольку  лидер  аккумулирует  у  себя   власть,   способную
заставить делать то, что он приказывает, всех членов группы, организации,  а
в случае с нацией – всех граждан.
  Особенностью лидерства как властеотношения является то, что власть лидера
носит неформальный характер. Это не власть по должности, власть  авторитета,
который  имеет  продолжительное  влияние.   Авторитет   и   влияние   лидера
складываются стихийно и поддерживаются неофициальными средствами  группового
контроля. Формируется социально-психологический процесс  лидерства,  который
отличается от руководства как юридически регламентированного процесса.
  Однако должность и лидерство в политике тесно  взаимосвязаны.  «Реальное»
лидерство  в  своей  основе  неформально,  но,   имея   авторитетно-властные
полномочия, лидер чаще всего со временем занимает и определенную  должность.
Должность может стабилизировать положение лидера, может значительно  усилить
или ослабить его. «Реальное» лидерство и формальное занятие должности  могут
частично перекрывать  друг  друга,  но  не  совпадают  полностью.  Некоторые
лидеры не  занимают  высших  должностей,  и  многие  из  тех,  кто  занимают
официальные позиции на вершине должностной иерархии, не  являются  лидерами.
Так, академик А. Сахаров был безусловным лидером  демократической  оппозиции
в СССР, хотя и не занимал  высокой  политической  должности,  а  королева  в
Великобритании или президент  в  ФРГ  не  являются  политическими  лидерами,
несмотря на высшую ступеньку во властной  иерархии,  которую  они  занимают.
Таким образом, хотя лидерство и формальное должностное  положение  оказывают
влияние друг на друга, но лидер –  это  только  тот,  кто  влияет  на  людей
независимо от того, занимает он должность или нет.
  Лидерство как власть характеризуется и тем,  что  оно  осуществляется  по
широкому кругу вопросов. Политические лидеры осуществляют  свою  власть  над
экономической и социальной сферой, над внешней  политикой  и  безопасностью.
Их влияние распространяется  на  культуру  и  искусство,  то  есть  решение,
которое принимает лидер, может затрагивать любую общественную проблему.
  Лидерство также предполагает не просто  случайное  использование  власти,
продолжительное влияние. Поэтому лидерство рельефнее проявляется в  условиях
организованных групп. Чем организованнее группа, тем  длительнее  и  феномен
лидерства. Лидерство  в  толпе  ситуационно,  носит  локальный  и  временный
характер,  и  только  организация  пролонгирует  лидерство   на   достаточно
длительный срок.
  Политическое лидерство, отмечал французский политолог Ж.  Блондель,  есть
одна из самых высоких и самых охватывающих  форм  власти.  Лидеры  выполняют
ряд важнейших функций, в которых проявляется специфика их деятельности.
  4. Функции политического лидерства.

  Изучая  политику  как  лидерство,  американский  исследователь  Р.  Такер
выделил три основные функции, которые выполняет лидер.
  1. Диагностическая функция.
  «Постановка диагноза» – период, когда лидер изучает  ситуацию,  оценивает
ее, определяя наиболее важные  проблемы,  вычленяя  негативные  тенденции  и
устанавливает, что и как должно быть исправлено. Свои  выводы  лидер  делает
на основе полученной информации  от  советников,  помощников.  Но,  учитывая
оценки экспертов, лидер, и только он, ставит «диагноз» ситуации.
  Диагностическая функция связана с директивой.
  2. Директивная функция.
  Она включает в себя определение направления действий: как и что конкретно
надо предпринять в определенный момент, чтобы решить проблему.
  3. Мобилизационная функция.
  Но лидерство – это нечто больше, чем анализ и  принятие  решений.  Это  и
«мобилизация» на выполнение решений, вовлечение  в  конкретную  деятельность
тех, кто нужен для решения задачи и достижения поставленной цели.  Лидерство
в  политике  выполняет  важнейшую  мобилизационную  функцию.  Вокруг  лидера
сплачиваются группы, социальные слои, нация в  целом.  Многие  исследователи
политического  лидерства  считают,  что  многообразные  социальные  интересы
только с приходом лидера получают четкое оформление и  переносятся  в  центр
политической  жизни.  Лидер  способствует   политической   самоидентификации
индивидов, социальных групп,  слоев.  Действуя  на  людей  в  массе,  лидеры
способны воодушевлять и повести их за  собой  на  реализацию  самых  сложных
задач, требующих от граждан и мужества, и жертвенности, и героизма.
  Таким образом, лидер – это авторитетный член организации  или  социальной
группы, влияние которого  позволяет  ему  играть  главную  роль  в  принятии
решений  в  политическом  процессе  и  конкретных   ситуациях.   «Идеальное»
лидерство есть  сочетание  трех  основных  функций:  «постановки  диагноза»,
определения направления действий и мобилизации.

5. Личные качества и роль среды в политическом лидерстве.

  Что является определяющим в лидерстве – личностные качества или ситуация,
которая востребовала данную личность, сделала ее необходимой? Спор  об  этом
идет давно. В работе «к вопросу о роли личности  в  истории»  Г.В.  Плеханов
дал  классический  марксистский  ответ,  что  личность   лишь   видоизменяет
физиономию развития, но тенденции развития остаются неизменными.  И  заметил
по поводу Наполеона, что  нужна  была  шпага,  и  ее  призвали.  Французский
философ Ж.-П. Сартр, размышляя над выводом Плеханова, ответил: не в  том  ли
весь вопрос, какая шпага призывается, и всякий ли  из  призванных  генералов
мог сделаться императором и залить кровью Европу. Спор продолжается. Это  не
удивительно, так как лидерство – является многомерное, и  при  его  изучении
применяются  разные  подходы.  Наиболее  интересные  исследования  как   раз
связаны с изучением личностных качеств, необходимых  для  лидера  (концепция
черт лидера), и  с  анализом  взаимосвязи  лидера  и  среды,  лидера  и  его
последователей.
  Очень  многие  исследователи  подчеркивают   значимость   психологических
качеств для  лидера.  Так,  М.  Вебер  считал,  что  политику  по  призванию
необходимо  обладать  такими  качествами,  как  страстью  к  делу,  чувством
ответственности и глазомером – способностью точной оценки ситуации. Если  же
политик имеет психологическую склонность  уходить  от  ответственности  и  к
тому же тщеславен, то он быстро утратит позиции политического лидера.
  На рубеже XIX-XX  веков  повышенный  интерес  возник  к  взаимоотношениям
лидера и массы,  так  как  в  активную  политическую  борьбу  в  тот  период
включились широкие слои трудящихся. Французские ученые Т. Тард  и  Г.  Лебон
обратили  внимание  на  особую  роль  лидера  в  массовых  движениях  и   на
психологические качества лидеров. Политический  лидер  должен  быть  хорошим
психологом, инстинктивно понимать душу толпы,  уметь  воздействовать  на  ее
инстинкты.  Лебон заметил, что нередко лидерами  толпы  оказываются  нервно-
возбужденные люди, но одаренные сильной волей.
  Русский   социолог   и   представитель   народнического   движения   Н.К.
Михайловский  в  работе  «Герой  и  толпа»  также  отмечал  необходимую  для
лидерства способность – уметь быть  гипнотизером,  чтобы  повести  за  собой
массы куда угодно.
  Психологический редукционизм  получил  классическое  развитие  в  работах
австрийского психоаналитика З.  Фрейда.  В  ХХ  веке  интерес  к  психологии
лидерства и изучению важных для  лидеров  качеств  личности  сохранился,  но
появились   и   новые   аспекты   исследования.    Г.    Лассуэлл    обратил
исследовательское внимание на психопатологию  в  политике  и  на  опасности,
которые несет политическое поведение лиц с отклонениями в психике.  Свойства
человека как живой личности и их влияние на политический процесс  изучал  Э.
Формм,  немецко-американский  психолог  и  социолог.  В   работе   «анатомия
деструктивности» Э. Формм исследовал  черты  характера  Гитлера.  Некрофилия
Гитлера, деструктивные наклонности, озлобленность  и  мстительная  ненависть
оказали определяющее воздействие и на его политическую деятельность.  Многие
решения фюрера  были  порождением  иррациональной  деструктивности,  считает
Формм.
  Интерес к психопатологии в политике не случайнен, так  как  возникновение
оружия  массового  поражения  и  огромные  силовые  ресурсы  власти  создают
серьезную  угрозу  цивилизации.  «Достаточно   одного,   почти   незаметного
нарушения равновесия в психике нескольких руководящих людей,  чтобы  утопить
мир в крови, в огне и  в  радиоактивности»,  -  писал  швейцарский  психолог
К.Юнг.
  Изучение черт лидеров позволило обобщить огромный эмпирический  материал.
Американский  исследователь  Р.  Стогдилл  проанализировал  124   изыскания,
основанных  на  «теории  черт»  лидеров  и   столкнулся   с   непреодолимыми
трудностями, так как не было ни одной черты, с которой были бы согласны  все
авторы. Оспаривались даже такие, на  первый  взгляд,  необходимые  качества,
как сила воли и ум.
  Несмотря на трудности, с которыми  столкнулись  сторонники  теории  «черт
лидера», следует признать, что личностный фактор значит очень много,  но  он
приобретает весомость лишь в контексте  деятельности  лидера.  Черты  лидера
следует рассматривать не изолированно от социальных условий,  а  в  связи  с
ними, и не в статике, а в динамике.
  Среда для формирования и деятельности  лидера  имеет  огромное  значение.
Разные политические режимы создают и разные возможности для  реализации  тех
или  иных  целей   и   политических   инициатив   лидера.   При   устойчивом
конституционном правлении авторитарные замашки лидера  «гасятся»  механизмом
сдержек и противовесов. Развитая  правовая  культура  общества  препятствует
сомнительным в правовом отношении инициативам лидера. Таким  образом,  среда
вводит  ограничения  для  деятельности  лидера  или  создает   благоприятные
возможности для развития тех или иных предрасположенностей его характера.
  При исходных экономических и политических условиях  личность  накладывает
отпечаток на  всю  систему.  Понятна  разница,  например,  между  венгерским
политическим лидером Я. Кадором и политическим лидером Румынии Н.  Чаушеску.
Тоталитарные режимы в Германии, Италии, России возникли в результате  первой
мировой войны, революций и контрреволюций, но многое в  истории  этих  стран
определяется личностью  диктатора,  который  находился  на  вершине  власти.
Верно и то, что разные системы  создают  и  разные  условия  для  реализации
конкретных личностных качеств.
  Однако абсолютизация влияния среды может вообще свести лидерство  лишь  к
функции ситуации, к эпифеномену. На  самом  деле  среда  создает  конкретную
ситуацию, в которой действует лидер. Средства, находящиеся в  руках  лидера,
также  обуславливают  процесс  его  реагирования  на  проблемы  и  пути   их
реализации. Сам лидер – часть среды и не может отделить себя от  нее.  Лидер
зависит от того, что среда создает, подсказывает и даже диктует.
  В последнее время ученые все больше ориентируют на создание «общей теории
лидерства», которая бы открывала путь  к  всеобъемлющему  анализу  лидерства
как  социально-властного  феномена,  но   пока   политология   находится   в
состоянии, которое американский политолог  Ю.  Дженнингс:  «Никто  не  может
быть удовлетворенным и сказать, что тайна лидерства открыта».

6. Типология лидерства.

  В политологии существуют различные  классификации  политических  лидеров.
Многообразие классификаций определяется многомерностью самого лидерства  как
властеотношения и возможностью применять разные подходы для выделения  типов
лидеров.
  Довольно  часто  используется   упрощенная   типология,   основанная   на
дихотомии, то есть на противопоставлении двух типов лидеров:  лидеры  «львы»
и «лисы» (Н. Макиавелли), «реальные» лидеры – менеджеры (Р. Такер), «лидеры-
преобразователи» и «лидеры-дельцы» (Дж. Мак  Грегор  Бернс).  Дихотомический
подход   традиционен,   но   действительность   гораздо   сложнее,   поэтому
применяются и более сложные типологии лидеров.
  Г. Лассуэлл предложил свою классификацию, в основе которой  –  склонность
лидеров  к  определенной  модели  поведения.   Лассуэлл   выделил   лидеров-
агитаторов,  организаторов  и  теоретиков.   Лидеры-агитаторы   предпочитают
воздействовать силой слова, ораторским искусством, личным образом,  примером
поведения. Лидеры-организаторы отдают  предпочтение  работе  с  кадрами,  их
привлекает  использование  возможностей  организации  для  усиления   своего
влияния. Теоретики воздействуют силой интеллекта.  Есть  лидеры,  у  которых
четко можно выделить сферу поведенческого предпочтения,  но  есть  и  такие,
где сделать это затруднительно. Так,  В.И.  Ленин  –  лидер,  у  которого  и
агитаторское, и организаторское, и теоретическое в лидерстве  было  выражено
одинаково ярко.
  Интересной  является  классификация,  предложенная  С.  Хуком.  Критерием
классификации С.  Хук  сделал  степень  воздействия  лидеров  на  события  и
способность ими управлять. На этом основании он поделил всех лидеров на  две
неравные группы. В первую вошли лидеры, способные прекрасно  ориентироваться
в ситуации и использовать ее. Это эвентуальные лидеры, лидеры,  использующие
события.  И  вторая,  небольшая  группа  лидеров,  способных  самостоятельно
творить события, делать историю по-своему,  т.е.  лидер,  делающий  событие.
Эти лидеры круто меняют  исторический  процесс.  В  первую  очередь  С.  Хук
называет в этой группе В.И.Ленина и Наполеона.
  Вариант,  предложенный   М.Вебером,   базируется   на   идеальных   типах
господства.  На  этой  основе  выделятся   и   идеальные   типы   лидерства:
традиционный лидер, лидер харизматический и лидер рационального типа.
  Так старший  сын  монарха  после  его  смерти  сам  становится  монархом.
Лидерство рационального типа или  бюрократическое  лидерство  легитимируется
законом. Лидер-чиновник  выступает  не  как  личность,  от  которой  исходит
власть,   а   как   исполнитель   определенной   государственной    функции,
символизирующей  собой  рациональное  управление.  Власть   харизматического
лидера легитимирована в его особый дар, способности решать все проблемы.
  Харизматический  лидер  представляет  собой  интерес   для   современного
политического анализа. Харизмой в  той  или  иной  степени  обладают  многие
политические лидеры. Но  ХХ  век  показал,  что  лидеры  с  харизматическими
качествами может превращаться в фюрера, полубожественного вождя,  чей  образ
вызывает одновременно  страх,  любовь  и  восторг.  Подобный  лидер  требует
беспрекословного подчинение свой воли и полон внутреннего убеждения, что  он
один знает способ решения поставленных задач.
  Современные  харизматические  вожди  порождаются   массовыми   движениями
протеста.  Они  имеют  тенденцию  к  реализации  в  условиях  плебисцитарной
демократии.  В  массовых  обществах,  делал  вывод  М.  Вебер,  цезаристский
элемент неистребим.  Избранные  всеобщим  голосованием  народа  политические
лидеры общегосударственного масштаба имеют колоссальное могущество  и  стоят
как бы  над  другими  ветвями  власти,  неся  ответственность  только  перед
народом.
  Необходимость  в  харазматическом  лидере  обычно  проявляется  в  период
социальных кризисов, когда традиционные властные институты дают сбой и не  в
состоянии  адекватно  реагировать  на  изменившиеся  условия   и   принимать
нестандартные  решений.  К   харизматическому   лидерству   также   тяготеют
политические  системы,  в  которых  начинается   процесс   модернизации,   а
стабильные социальные институты отсутствуют, нет демократических традиций  и
развитого правового сознания.
  Роль харизматических лидеров  усиливает  два  обстоятельства.  Во-первых,
развитие  средств  массовой  информации  дает  лидеру  возможность  напрямую
обращаться к миллионам людей и использовать свои качества  демагога.  Второе
– кризис  массовых  партий  и  в  целом  ослабление  партийного  влияния  на
избирателей.
  Плебисцитарные харизматические лидеры не обязательно  диктаторы,  но  они
напрямую  избираются  народом,  опираются  на  его   поддержку,   отличаются
твердостью и решительностью в проведении политической линии, что  импонирует
массам; они знают, чего  хотят  и  не  меняют  свою  политику  под  влиянием
ситуации. Для современных плебисцитарных харизматических лидеров  характерно
стремление подняться над партийными и социальными интересами и  играть  роль
объединяющего начала нации.
  На пути превращения харизматического лидера в диктатора  можно  поставить
институциональные и правовые заслоны. Прежде всего, они не  должны  обладать
абсолютной  властью  над  силовыми   структурами   и   средствами   массовой
информации. Тем самым  блокируется  харизматический  прорыв  в  диктаторы  и
правит все-таки закон, а не воля. Там  же,  где  институты  демократического
контроля слабы, они быстро ликвидируются харизматическим лидером,  возникает
плебисцитарный    вождь,     попирающий     представительную     демократию.
Административные структура становятся средством  укрепления  личной  власти,
пропагандистско-репрессивный аппарат начинает работать под полным  контролем
лидера-диктатора. Харизматическая власть нестабильна, так  как  основана  не
на традиции или законе, а на  вере  в  харизму  лидера,  в  миссию,  которую
данный лидер должен  выполнить,  и  способность  к  выполнению  которой,  он
вынужден постоянно доказывать.
  Только в условиях развитой либеральной демократии с  традиционно  сильным
уважением к демократической процедуре и закону  нет  опасности  перерастания
харизма лидера в вождизм. Тогда и возникает политический  баланс  в  системе
властных отношений: лидер – политическая элита – группы интереса – народ.



  Список используемой литературы:


  1.  Политология:  Курс  лекций.  Н.П.  Денисюк,   Т.Г.   Соловьев,   Л.В.
Старовойтова и др.
  2. Политология. Под редакцией А.А. Радугина.
  3. Введение в политологию. А.А. Федосеев.
  4. Введение в политологию. В.П. Пугачев, А.И. Соловьев.


смотреть на рефераты похожие на "Политическое лидерство"