Право

Применение и толкование норм права


                                 Содержание


      Введение    3


      1     Стадии применения норм права. Юридический процесс и его
разновидности.   4


      2     Понятие и цели толкования.  12


      3     Виды и способы толкования, субъекты толкования.    17


      4     Особенности толкования Конституции.    24


      Заключение. 32


      Список литературы.     33



                                  Введение

      Реализация права общецивилизованная основа и суть правопорядка.  Право
выступает в качестве высшей социальной ценности, но лишь  тогда,  когда  его
принципы и нормы воплощаются в жизнь, реализуются  в  действиях  социального
общения. В правовом обществе народ с одной стороны и  государство  с  другой
принимают на себя обязательства следовать праву.

      Исходной    формой    реализации    права    государством     является
законотворчество.  Понятие  правовых  законов,  формулирования   в   законах
правовых  предписаний.  В  цивилизованном  обществе  принимая  новый  закон,
законодатель обязан проследить его соответствие  конституции  и  всем  ранее
принятым  законам,  более  того,  в  федеральном  государстве   законодатель
следует не только собственным, но и федеральным законам, а  так  же  законам
всех  субъектов  федерации.  Во  всяком  случае  он  реализует  их  в  форме
соблюдения.  Право  способно  непосредственно  воздействовать  на  поведение
людей, но это будет идейно-мотивационное воздействие.  Реализующее  действие
права в полной  мере  проявляется  там,  где  право  нашло  свое  позитивное
выражение.


   Стадии применения норм права. Юридический процесс и его разновидности.

      Применение права - сложная, многоступенчатая деятельность,  в  которой
могут быть выделены главные звенья  -  стадии   применения,  характеризующие
саму  логику  и  последовательность  действий  при  рассмотрении  и  решении
юридического дела.

      Таких стадий 3:

      1. Установление фактических обстоятельств дела - это жизненные  факты,
явления действительности, образующие фактическую основу применения права.

      Среди фактических обстоятельств  должны  быть  выделены  факты  самого
случая, события, к которому применяются юридические нормы.

      В юридической науке и практике они нередко называются  ГЛАВНЫМ  ФАКТОМ
(или  фактом  подлежащим  доказыванию).   Это,   например   факт   убийства,
совершенное гражданином. Главный факт относится, как правило, к  юридическим
фактам,  притом  к  фактам  правообразующим  или   правопрекращающим,   т.е.
влекущим возникновение или прекращение юридических последствий.

      Применение  закона  должно   основываться   на   полной   достоверной,
надлежащим  образом  юридически   закрепленной   и   оцененной   информации,
раскрывающей обстоятельства дела  и  реконструирующей  событие,  к  которому
применяется закон.

      Установление фактических обстоятельств дела осуществляется  с  помощью
доказательств.   ДОКАЗАТЕЛЬСТВА   -   данные   (сведения)   о    фактических
обстоятельствах.  Доказательствами  являются  именно  сведения   о   фактах,
информация о них, а не логические аргументы, доводы в споре. Причем  понятие
доказательства охватывает и сами  факты  т.е.  доказательственные  факты,  и
источники  сведений  о  доказательственных   фактах   -   документы,   акты,
свидетельские показания.

      Источники сведений о  фактах  требуют  известных  процессуальных  форм
закрепления, удостоверения. Например протокол о предметах, обнаруженных  при
обыске, должен быть подписан понятыми. Законом определена также  доступность
доказательств. Например не допустимы  такие  доказательства,  как  сведения,
полученные в результате незаконного прослушивания телефонного разговора.  Из
документов,  источников  сведений  о  фактах,  а  так   же   из   документов
правоприменительных органов (о принятии дела к  производству,  о  назначении
экспертизы и др.) и образует юридическое дело как  совокупность  документов,
собранных вместе и определенным образом оформленных.

      Установление   фактических   обстоятельств   дела   происходит   путем
доказывания.

      Это уже  логическая  деятельность  по  установлению  и  предоставлению
доказательств, участию в их исследовании и оценке  в  результате  логической
деятельности с помощью доказательств воспроизводится тот или  иной  фрагмент
действительности, осуществления реконструкции обстоятельств,  необходимая  в
соответствии с требованием объективной истины для применения права.

      Особенности доказывания связаны с такими категориями, как презумпция и
бремя  доказывания,  определяющее  значение  при  доказывании  по  уголовным
делам, об административных  правонарушениях  имеет  ПРЕЗУМПЦИЯ  НЕВИНОВНОСТИ
т.е. предложение о невиновности любого лица, причем и  тогда,  когда  против
него говорит даже множестве фактов: лицо должно признаваться  невиновным  до
тех пор, пока его вина не будет доказана в порядке предусмотренным  законом,
и установлена приговором суда.

      От презумпции невиновности зависит распределение БРЕМЕНИ  ДОКАЗЫВАНИЯ,
т.е. обязанностей предоставления и обоснования  доказательств  по  уголовным
делам и административным правонарушениям это бремя возложено на  обвинителя.
Обвиняемый же не обязан доказывать  свою  невиновность.  Не  будет  доказана
обвинителем его вина, и обвиняемый признается невиновным, ответственность  в
отношении него не наступает.

      Иная презумпция и иное распределение бремени  доказывания  применяются
по  гражданским  делам,  делам  в  области  частного  права.   Здесь   бремя
доказывания как бы поровну распределено между сторонами. На  истце-заявителе
лежит бремя доказывания того, что имеется сам факт нарушения  невыполненного
обязательства, причем имущественный вред: и тогда, коль скоро это  доказано,
действует  презумпция  виновности  лица,   нарушившего   обязательство   или
причинившего  вред.  Он   считался   виновным,   и   данное   обстоятельство
(виновность)  истцу  вовсе   не   нужно   доказывать.   Но   лицо,   которое
предполагается виновным, освобождается  от  ответственности,  если  докажет,
что за ним нет вины в неисполнении обязательства или в причинении вреда.  То
есть бремя доказывания вины лежит здесь уже на лице,  которое  не  исполнило
обязательств, причинило вред.

      При установлении фактических обстоятельств дела существенное  значение
имеет  еще  одна  юридическая  категория.  Это  ПРЕЮДИЦИЯ  т.е.  юридическое
предрешение наличия и  истинности  определенных  фактов.  Если  суд,  другой
юрисдикционный орган уже установил определенные факты т.е.  уже  проверил  и
оценил их в установленном законом порядке, то они признаются  преюдиционными
такими,  которые  при  новом  рассмотрении  дела  считаются   установленными
истинными не требующими новой проверки и оценки.

      2. Установление юридической основы дела.

      Деятельность правоприменительных органов по  установлению  юридической
основы дела предполагает:

      а) выбор нормы, подлежащей применению;

      б) проверку правильности (подчиненности) текста того акта,  в  котором
содержится выбранная норма;

      в)  проверку  подлинности  самой  нормы  и  ее  действия  во   времени
пространстве и кругу лиц;

      г) смысла и содержания нормы. Выбор правовой нормы  для  решения  дела
осуществляется   после   того   как    установлен    юридический    характер
рассматриваемых обстоятельств.

      Прежде  всего  определяется  отрасль  права,   регулирующая   подобные
отношения, а затем выбирается  конкретная  норма,  предусматривающая  данный
жизненный случай. Происходит правовая квалификация, суть которой  состоит  в
том, что решается вопрос, распространяется ли  применяемая  норма  права  ни
данный случай, подпадает ли этот случай под ее  действие.  Нельзя  применять
норму права, которая хотя и действует в данный момент, но которой  не  было,
когда возникли рассматриваемые отношения или прекратились, поскольку  "закон
обратной силы не имеет". По той же причине нельзя применять принятую  норму,
не вступившую в законную силу.

      Выбрав правовую норму необходимо удостовериться в  подлинности  текста
правового  акта,  содержащего  норму.  Делается   это   на   основе   текста
официального издания нормативного акта. Здесь же выясняется  не  внесены  ли
изменения  в  нормативный  акт,  саму  норму,   нет   ли   акта   толкования
относящегося к применительной норме. При этом необходимо  учитывать  правила
действия нормативных актов во времени, пространстве и по кругу лиц. Выбор  и
анализ юридических  норм  образуют  правовую  основу  дела.  Соответствующие
действия касаются здесь прежде всего текста закона, иного  акта.  Они  могут
быть  обозначены  как  "критика"  нормы  (акта)  это   значит,   что   перед
применением закона нужно его покритиковать т.е.  тщательно,  всесторонне,  с
разумной придирчивостью проверить возможность применения юридических норм  к
данному случаю. Такая «критика» подразделяется на "высшую" и "низшую".

      "Высшая" критика относится к самому закону, иному акту  правомерен  ли
сам закон, не  приостановлено  ли  его  действие,  распространяется  ли  его
действие на данных лиц. Например, распространяется ли Закон  "О  залоге"  на
граждан по их частным делам,  на  коммерческие  банки.  Сюда  же  включается
"высшая" критика подзаконного акта с точки зрения его  соответствия  закону.
Этот акт нельзя применить, если несоответствие обнаружено. "Низшая  критика"
касается только законодательного текста, словесно-документального  изложения
юридических норм, когда должны быть устранены  погрешности,  допущенные  при
напечатании (перепечатывании) текста, т.е. погрешности полиграфического  или
машинописного характера. Основное правило здесь -  пользоваться  официальным
текстом содержащимся в  "Собрании",  других  официальных  источниках  или  в
крайнем случае выверенной и завизированной копией официального текста.

      Выбор  юридических  норм  на   основании   доставленного   и   точного
законодательного  текста  осуществляется  главным  образом  путем   правовой
квалификации фактических обстоятельств юридического дела. Анализ норм  путей
изъяснения их содержания.

      ПРАВОВАЯ  КВАЛИФИКАЦИЯ  -  имеет  при  применении   юридических   норм
"сквозное" значение: она завершает и сводит воедино  две  стадии  во  многом
предварительного характера - установление фактических обстоятельств,  а  так
же  охватывает  решение  юридического  дела.  ПРАВОВАЯ  КВАЛИФИКАЦИЯ  -  это
юридическая оценка всей совокупности фактических  обстоятельств  дела  путем
отнесения  данного  случая  (главного  факта)  к  определенным   юридическим
нормам. Основное при правовой квалификации оценка доказательств и  вместе  с
тем  определение  отрасли  права   и   юридической   консультации,   которая
охватывает данный случай.

      На  первых  стадиях  применения  закона   происходит   предварительная
правовая   квалификация,   в   результате    которой    определяется    круг
обстоятельств,  в  отношении  которых  осуществляется   применение   зако-на
(предмет   доказывания).   Окончательная   правовая   квалификация    фактов
осуществляется при решении юридического дела, когда  формулируется  итоговый
вывод о юридических нормах, под которые подпадает данный  случай  и  которые
положены в основу решения.

      3. Решение дела и документальное оформление принятого решения.

       Решение юридического дела - это  завершающая  фаза,  итог  применения
права. С формально-логической стороны оно представляет собой  умозаключение,
в котором конкретные факты подводятся под норму права. При  этом  суд,  иной
правоприменительный  орган   в   силу   властно-государственных   правомочий
распространяет  общие  правила,  содержащиеся  в  законе,  на   своеобразные
жизненные обстоятельства, осуществляет "привязку" юридических норм к  данным
обстоятельствам и говорит на основе всего  этого  своего  "властное  слово".
Результат  решения  юридического  дела  -   индивидуальное   государственно-
властное веление, предписание, облекаемое в документальную  форму,  в  форму
акта-документа  -  приговора,  решения,  определения,  заключения   и   т.д.
Государственно-властное    веление,    являющееся    результатом     решения
юридического дела может иметь двоякую функцию:

      1.Его юридическое значение может состоять в  ЮРИДИЧЕСКОЙ  КОНСТАТАЦИИ,
т.е. признание  существования  определенных  фактов,  их  правомерности  или
неправомерности, в том числе в признании того  или  иного  права  за  данным
лицом или напротив, в констатации по данному событию факта правонарушения.

      2.После  вынесения  решения  необходима  дополнительная  деятель-ность
компетентных органов по исполнению решения приговора  суда,  решения  органа
арбитражного правосудия, которыми  наложены  взыска-ния,  иная  обязанность.
Решений юридического  дела  фиксируется  в  правоприменительных  актах.  Они
занимают  подчиненное  положение  по  отношению  к  актам   правотворчества,
основываются  на  правовых  нормах  и  издаются  с   целью   индивидуального
поднормативного  воздействия  на  процесс  реализации  права.  Среди   актов
применения права следует различать: ОСНОВНОЙ АКТ в котором выражено  решение
юридического  дела  в  целом,  и  ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ  АКТЫ,   совершаемые   при
установлении фактических обстоятельств дела, в ходе судебного  процесса,  на
иных стадиях.

      Решение юридического дела - наиболее ответственный акт, и не только  в
том смысле, что субъекты принимающие  решение  ответственны  за  него  перед
государством и гражданами. Он важен тем, что решает судьбу данного дела.  От
того какие выводы будут сформулированы в ходе  решения,  зависит  дальнейшее
развитие правовых отношений.  Правильное  решение  обеспечивает  законность,
укрепляет  правопорядок  в  целом,  поддерживает   интерес   государства   и
общества, с одной стороны, а с другой - охраняет права граждан,  воспитывает
уважение к закону.

      В практической деятельности  все  три  указанных  стадии  переплетены,
нередко выражаются в одних и тех же действиях. Кроме  того,  в  практической
работе выделяются стадии разбирательства уголовных и гражданских дел,  когда
в эту работу включаются наряду с судом и другие юридические органы.  Так,  в
уголовном процессе выделяются стадии предварительного  следствия,  судебного
разбирательства, исполнения  приговора.  В  гражданском  процессе  -  стадии
судебной  подготовки,  судебного  рассмотрения  спора,  исполнения  решения.
Однако во всех  этих  случаях  в  центре  сложной  юридической  деятельности
остается то, что относится к применению  права  -  установление  фактических
обстоятельств, выбор и анализ юридических норм и решение юридического дела.

      Процессуальное производство неразрывно связано с материально-правовыми
нормами, как  форма  с  содержанием,  каждой  отрасли  или  группе  отраслей
материального  права   соответствует   определенная   процедура   применения
материальных норм. Становление  теории  юридического  процесса  имеет  целью
способствовать  совершенствованию  практики  правоохранительных   и   других
органов и должностных лиц,  стимулировать  рост  профессиональной  культуры,
дисциплинированности и этичности деятельности этих органов и лиц.

      Юридический процесс как комплексная система  имеет  ряд  специфических
признаков,  характерных  для  всех  правовых   форм   деятельности   органов
государства. Прежде всего, это разбирательство,  рассмотрение  определенного
юридического дела, осуществляемое на основе закона.

      Юридический процесс как  правовая  форма  деятельности  уполномоченных
органов и  должностных  лиц,  характеризуется  определенностью  компетенции,
функций и полномочий этих субъектов. Одни (органы государства и  должностные
лица) выполняют организационную функцию, на них возлагается  ответственность
за исход процесса, другие (истцы, потерпевшие, ответчики, правонарушители  и
др.), имеют ряд прав и гарантий и могут рассчитывать на охрану  их  личности
и законных интересов.  Теория  и  практика  юридического  процесса  является
результатом  объективных   процессов   интеграции   дифференциации   знания,
происходящей как внутри  юриспруденции,  так  и  на  стыках  ее  со  смежным
знанием.

      Свидетельством  тому  является  все  большее  проникновение  этики   и
психологии в юридическую науку и практику,  все  больше  широкое  применение
специального знания  (в  частности,  криминалистического),  и  не  только  в
уголовном, но и в других видах юридического процесса.

      Обобщая  изложенное,   можно   предложить   определение   юридического
процесса.  Юридический  процесс  -  это  комплексная   система   органически
взаимосвязанных   правовых   форм   деятельности   уполномоченных    органов
государства,  должностных  лиц,  а  также  заинтересованных   в   разрешении
различных юридических дел иных субъектов права, которая:

      а) выражается в совершении операций с нормами права в связи с решением
определенных юридических дел;

      б) осуществляется уполномоченными органами государства и  должностными
лицами в пользу заинтересованных субъектов права;

      в)  закрепляется  в  соответствующих  правовых  актах  -   официальных
документах;

      г) регулируется процедурно-процессуальными нормами;

      д) обеспечивается соответствующими способами юридической техники.

      Конструктивность  юридического  процесса   как   комплексной   системы
наглядно раскрывается при детальном установлении его обобщенных признаков  и
свойств,  обуславливающих  его  правовую  природу  и  правовое   содержание.
Определяя родовую общность  составляющих  юридический  процесс  относительно
обособленных компонентов, следует одновременно подчеркивать и  специфичность
каждой разновидности.


                         Понятие и цели толкования.

      Термин  “толкование”  (interpretatio)  многозначен.  Под   толкованием
(истолкованием)   зачастую   понимается   любой   познавательный    процесс,
направленный на объяснение  явлений  природы  или  общественных  явлений.  В
более узком смысле слова под толкованием  понимаются  объяснения  выражений,
формул,  символов,  т.е.  знаков  естественного  или  искусственного  языка.
Термином “толкование“ обозначается также  совокупность  значений  (смыслов),
которые придаются  знакам  естественного  или  искусственного  языка.  Таким
образом,  под  толкованием  понимается   с   одной   стороны,   определенный
мыслительный (познавательный) процесс, направленный на  объяснение  знаковой
системы, а с другой результат  этого  процесса,  выраженный  в  совокупности
высказываний естественного языка, придающий указанной  системе  определенное
значение (смысл).

      В  юридической  науке  и  практике  аналогично  употребляется   термин
“толкование права (или закона)“. И здесь, с одной стороны,  под  толкованием
права  понимается  определенный  мыслительный   процесс,   направленный   на
установление  содержания  норм  права  путем  выявления  значений  и  смысла
терминов  и  выражений   (знаков   естественного   языка),   заключенных   в
нормативных актах. Такое  понимание  толкования  обозначается  обычно  путем
выражения “уяснения  смысла  (содержания)  норм  права“.  Оно  находит  свою
характеристику в совокупности способов толкования.  С  другой  стороны,  под
толкованием права (норм права, закона)  понимается  результат  мыслительного
процесса   (уяснения),   который   фиксируется   в   совокупности   языковых
высказываний, отражающих содержание норм права.

      Толковании  правовой  нормы   представляет   собой   сложное   явление
интеллектуально-волевого характера, направленное на  познание  и  объяснение
смысла права в целях их наиболее правильной реализации.

      Толкование является необходимым и очень важным  элементом  юридической
деятельности,  хотя  во  многих  случаях  этот  процесс  внешне   незаметен,
поскольку происходит зачастую автоматически, как  само  собой  разумеющийся,
без ясно выраженной цели толковать словесное выражение правовой  нормы.  Это
объясняется  тем,  что  толкование  нормативного  акта  обычно  является  не
самоцелью, а лишь средством  для  того,  чтобы  правильно  со  знанием  дела
осуществлять правовые нормы в реальной жизни, а также  издавать  подзаконные
нормативные акты.

      Толкование в своем первом значении, внутренний  мыслительный  процесс,
происходящий  в  сознании  лица,  применяющего   правовую   норму,   -   это
необходимый  подготовительный  этап,  предпосылка  для  правильного  решения
конкретного дела, проведения кодификационной работы, составления собраний  и
картотек законодательства, учета нормативных актов.[1]  Толкование  же,  как
выраженное вовне разъяснение содержания правовой нормы, объективируется  как
в форме официального акта государственного органа, так и  в  форме  даваемых
общественными организациями или отдельными лицами  рекомендаций  и  советов,
не  имеющих  формально  обязательного   характера.   Его   цель   обеспечить
правильное и единообразное осуществление толкования нормы  во  всех  случаях
на которые она рассчитана, устранить неясности и  возможные  ошибки  при  ее
применении. Указанные аспекты наиболее четко просматриваются при  применении
права: лицо или орган, применяющие  юридическую  норму,  должны  уяснить  их
смысл и  ознакомиться  с  разъяснениями,  даваемыми  официальными  органами,
наукой права. Уяснение норм  предусматривает  цель  установить  ее  смысл  в
полном  объеме,  в  тоже  время  разъяснение  имеет,  как   правило,   более
конкретное назначение - раскрыть смысл того или иного термина, объяснить  на
кого распространяет свое действие толкуемая норма.[2]

      Необходимость  толкования  норм  права  обусловлено   их   признаками,
особенностями форм выражения вовне и  функционирования.  Неясность  правовой
нормы  может   внешне   проявиться   в   следующих   формах:   недостаточная
определенность; недостаточная точность тех  или  иных  слов  и  выражений  в
нормативном акте; неполнота нормы, когда законодатель не принял во  внимание
некоторые стороны общественного отношения, которые он  хотел  урегулировать;
внутреннее противоречие самой правовой нормы.


      Существенным признаком норм права  является  их  общий  и  абстрактный
характер  (нормативность),  распространения  их  действия  на  широкий  круг
субъектов и ситуаций. В тоже время  нормы  права  реализуются  в  конкретных
действиях субъектов, применяются к  конкретным  ситуациям.  Поэтому  в  ходе
реализации,  и  правоприменения   в   частности,   возникает   необходимость
конкретизировать те или иные содержательные элементы норм права,  выраженные
в общей и абстрактной форме, и  таким  образом  приблизить  содержание  норм
права к конкретным ситуациям. В ходе толкования общие  и  абстрактные  нормы
переводятся на язык более конкретных высказываний,  не  вызывающих  сомнения
об относительности толкуемой нормы  именно  к  данной  ситуации,  подлежащей
юридическому разрешению.


      Каждая норма права регулирует определенный вид общественных отношений,
очерченный в нормах права в самых  общих  чертах.  Конкретные  же  отношения
определенного вида, регулируемые нормами права, не только многочисленны,  но
и обладают  индивидуальными  признаками,  особенностями,  хотя  и  содержат,
сохраняют  существенные  черты,   присущие   всему   виду   отношений.   Эта
индивидуальность отношений в процессе применения к ним норм права  порождает
многообразие  вопросов,  ответы  на  которые  можно  получить  только  путем
толкования.

      Не  исключено  появление  в  общественной  жизни  и  новых  отношений,
жизненных ситуаций, которые не существовали в момент создания закона или  не
получили широкого развития, распространение ситуаций, которые  конкретно  не
имел в виду законодатель, однако в силу абстрактного  характера  норм  права
охватил  их  регулированием.  Появление  таких  новых  жизненных   ситуаций,
оказавшихся  урегулированными  нормами  права  в   силу   общего   характера
последних,  также  порождает  различные  вопросы,  требующие  ответа   путем
толкования.

       Следует также знать, что правотворчество  и  толкование  -  различные
вещи, которые четко  различаются  одна  от  другой.  Интерпретатор  правовой
нормы - не создатель права. Он должен лишь выяснить, установить  всенародную
волю, выраженную в нормативные акте. Предмет исследования при  толковании  -
правовая норма, за пределы которой при строгом соблюдении режима  законности
интерпретатор ни в коем случае не в праве выйти. Норма права  в  силу  своей
абстрактности  может  учитывать  не  только  факты,  возникновение   которых
предвидел законодатель, но под ее действие могут подпасть  и  непредвиденные
законодателем вновь появляющиеся факты и ситуации. «Не  предвидение»  здесь,
конечно, относительно. «Не предвидение» только в  конкретности,  но  имеется
предвидение в абстрактности, обобщенности. Если учитывать, что  нормы  права
толкуются, как правило, применительно к конкретным ситуациям,  то  появление
новых  ситуаций,  которых  не  существовало  в  момент  издания   нормы,   в
определенной мере способствует «движению»,  «развертыванию»  ее  содержания.
«Движение» в данном случае также относительно. Это  «движение»  конкретности
в рамках абстрактности. Появление новых фактов «обогащает» содержание  общей
и абстрактной нормы.

      Развитие и  изменение  содержания  присуще  в  особенности  нормам,  в
формулировках которых  содержатся  оценочные  термины.  Содержание  понятий,
обозначенных оценочными терминами, меняется вместе с  изменением  социально-
политической и  экономической  обстановки.  Меняется  потому,  что  меняются
критерии  социальной  оценки  тех  или  иных  явлений,  обозначенных   этими
терминами.

      Процесс познания  при  толковании  нормативные  актов  в  значительной
степени облегчен тем, что сам предмет  толкования  -  объективный  результат
мыслей законодателя.  В  силу  этого  при  толковании  нормативные  актов  в
принципе  крайне  редко  сознание  интерпретатора  оказывается   неспособным
вообще выяснить смысл исследуемого нормативные акта. Это вовсе не  означает,
что роль  интерпретатора  сводится  к  роли  машины,  механически  толкующей
нормативные  акты.  Толкование  -   активная,   творческая   и   кропотливая
деятельность, своего рода  искусство,  где  необходимо  активное  применение
интерпретатором своих знаний и опыта. Но эта  деятельность  не  должна  быть
направлена не на то, чтобы  обойти  веление  закона,  расширить  или  сузить
смысл правовой нормы и изменить ее, а на то, чтобы правовую норму  правильно
и всесторонне исследовать, выяснить тот смысл, который  законодатель  вложил
в словесную формулировку нормы.  Поэтому,  толкуя  нормы  права,  необходимо
хорошо знать разнообразные стороны жизни  общества,  глубоко  разбираться  в
специфике каждого рода общественных  отношений.  Кроме  того  интерпретатору
нужны определенные знания в области логики, грамматики, психологии,  истории
и т.д. В свое  время  Е.  В.  Васьковский  правильно  указывал,  что  каждая
правовая норма “ представляет собой выраженную в словах мысль  законодателя.
Следовательно, искусство  толкования  законов  сводится  к  умению  понимать
человеческую речь”.

      Целью толкования нормативные актов, как правило,  является  не  просто
абстрактное понимание смысла правовой нормы ради чисто академических  целей,
а познание ее для того, чтобы  правильно  на  ее  основе  решать  конкретные
жизненные случаи. Толкование законов и  других  нормативные  актов  является
одним из средств укрепления законности, ее обеспечения. Как бы  хорош  закон
ни был без правильного и  глубокого  его  толкования  невозможно  укрепление
законности. Недостаточно глубокое и правильное  толкование  норм  права,  и,
следовательно,  неправильное  их  применение  способно  привести   к   очень
серьезным  ошибкам  при  проведении  закона  в  жизнь.   Устранение   ошибок
понимания, создание условий  надлежащей  реализации  права  преследуют  акты
толкования.  Толкование  в  правовом   государстве   должно   служить   цели
правильного, точного, единообразного понимания и  применения  законов,  цели
выявления  той  сути  закона,  которую  законодатель  вложил   в   словесную
формулировку, призвано противодействовать любым попыткам отойти  от  точного
смысла правовых норм, противопоставлять под разными предлогами  “буквальный”
и “действительный” смысл этих норм.  Основной  идеей,  которой  должно  быть
проникнуто  все  учение  о  толковании  нормативные  актов,  является   идея
всемерного укрепления законности, ее охраны.


               Виды и способы толкования, субъекты толкования.

      Приемы толкования норм права - это методы подхода к  их  исследованию,
способы с помощью которых  мысль  интерпретатора  углубляется  в  содержание
правовой  нормы.  Уясняя  действительный  смысл  и   социальное   назначение
правовых  норм,  мы  пользуемся  различными  приемами.  Учение   о   приемах
толкования было разработано  в  практике  римских  юристов  и  средневековых
глоссаров, однако впервые стройное и развернутое учение об этих приемах  дал
Савиньи.

      Результат исследования правовой нормы,  идущий  от  более  простого  и
элементарного к более сложному и глубокому, дает нам истинное  представление
о содержании правовой нормы.

      Таким образом, мы должны  выделить  и  изучить  следующие  три  приема
толкования: текстовое,  т.е.  исследование  текста  нормы;  систематическое,
т.е. исследование правовой нормы с точки зрения ее связи с другими  нормами;
историко-политическое,  т.е.  исследование  социального  значения   правовой
нормы, тех обстоятельств, которые обусловили ее создание и действие.

      Текстовое  толкование   -   это   прием,   который   обычно   называют
грамматическим, поскольку объектом исследования  в  данном  случае  является
текст, так сказать внешняя сторона нормы. Однако  как  представляется,  этот
термин не совсем удачен, поскольку он может натолкнуться на мысль, что  речь
идет  лишь  об  использовании  правил   грамматики.   Текстовое   толкование
выделяется в качестве самостоятельного приема не в силу этого.  В  противном
случае  по   тем   же   основаниям,   по   которым   мы   выступаем   против
самостоятельного существования логического толкования (сторонником  которого
является Черданцев  А.Ф.),  нужно  было  бы  отвергнуть  и  “грамматическое”
толкование. Интерпретатор при текстовом толковании изучает одновременно  как
лексическую и  синтаксическую,  так  и  смысловую  структуру  текста  нормы,
применяет правила и грамматики и логики.[3]


      При таком толковании нужно  выяснить,  в  каких  словах,  предложениях
формулируется  гипотеза,  санкция,  диспозиция  правовой  нормы.  Для  этого
устанавливается значение отдельных слов, уясняется их  грамматическая  форма
(падеж, род,  число,  вид,  лицо),  определяется  связь  между  ними.  Затем
уясняется грамматическая  и  смысловая  структура  предложений,  из  которых
состоит норма. При текстовом толковании  норм  права  необходимо  специально
остановиться на выяснении значения отдельных  терминов.  В  законодательстве
часто используются термины, имеющие общепринятое значение. Однако  некоторым
из них придается в законе особый смысл. Разъяснение таких  терминов  нередко
дается в самих законах и других нормативно-правовых  актах.  Применяя  нормы
права, которые содержат термины, употребляемые в различных значениях,  важно
установить  их  действительный  смысл,  непосредственно   заложенный   самим
правотворческим  органом.  В  противном  случае   это   может   привести   к
неправильному решению юридического дела.

      Примером грамматического толкования может служить толкование  терминов
в  обычном  словоупотреблении  содержание,   которых   во   многих   случаях
расплывчато и допускает многозначное  толкование.  Так,  в  соответствии  со
статьей 87 УК Республики Беларусь кража определяется  как  тайное  похищение
чужого имущества. В практике  возник  вопрос,  как  понимать  слова  “тайное
похищение”; имеется ли в виду здесь похищение имущества только в  отсутствие
владельца имущества или также в отсутствии других  граждан.  Неясен  вопрос,
является ли тайным похищение в присутствии потерпевшего, если  последний  не
способен был понять происходящее (малолетний, лицо в состоянии  опьянения  и
т.д.). Как видно, данный общеупотребимый  термин  приводит  к  неясностям  и
сомнениям.

      В нормативно-правовых актах широко используются специальные термины из
различных отраслей техники, науки, искусства. Для  правильного  их  уяснения
необходимо обращение к соответствующим  справочникам,  словарям  или  помощи
специалистов. Смысл  исследуемого  слова  толкуется  так,  как  понимал  его
законодатель  в   момент   издания   нормы.   Основная   лексическая   база,
используемая  в  нормах  права,  постоянна.  Однако  возможность   изменения
значения слов существует и нельзя это не учитывать при толковании.

      Следующая, не менее ответственная задача -  установление  смысловой  и
грамматической структуры  текста,  изучение  взаимосвязи  всех  предложений,
уточняющих, развивающих  и  конкретизирующих  содержание  и  в  совокупности
составляющих  норму  права.  Установление  таких  связей  особенно  важно  в
случае, когда норма  складывается  из  нескольких  статей  одного  акта  или
различных актов (внесение изменений и дополнений в  статью,  последующее  ее
распространение, отмена какой-либо части и т.д.).[4]

      Норму права можно понять до конца,  если  рассматривать  ее  в  тесной
логической связи с другими нормами, близкими по содержанию.  Именно  поэтому
установление определенной связи (как  близкой  так  и  более  отдаленной)  с
другими правовыми нормами является необходимым  и  весьма  важным  элементом
толкования  всех  без  исключения   норм.   Таким   образом,   необходимость
систематического толкования вызывается  наличием  норм,  которые  регулируют
смежные общественные отношения,  в  определенной  степени  похожие  друг  на
друга  и  взаимно  связанные  между  собой.   С   помощью   систематического
толкования мы можем глубже и полнее осмыслить правовое  веление,  проверить,
углубить  и  уточнить  текстуальное  содержание  правовой  нормы,  устранить
сомнения, которые могут возникнуть в  процессе  грамматического  толкования.
Систематическое толкование - это уяснение смысла нормы права с точки  зрения
ее связи с другими, самостоятельными правовыми  нормами,  в  зависимости  от
места, которое занимает данная норма в целом в  системе  нормативного  акта.
При систематическом толковании  мы,  во-первых,  раскрываем  смысл  правовой
нормы в зависимости от места, которая она занимает  в  системе  кодекса  или
иного нормативного акта, в  зависимости  от  того,  в  каком  по  значимости
нормативном   акте   эта   норма   сформулирована,   во-вторых,   сравниваем
исследуемую правовую норму с другими нормами данной отрасли права,  а  также
с нормами других отраслей, с которыми находится  в  той  или  иной  связи  и
взаимосвязи.

      Так статья 137 УК Республики Беларусь предусматривает  ответственность
за нарушение правил охраны труда. Но в этой статье ничего  не  говориться  о
том, в чем эти правила заключаются. Таких правил много,  они  содержаться  в
законах и иных нормативных актах и их нельзя  не  учитывать  при  толковании
статьи 137.

      Установление  систематических  связей  толкуемой  нормы   с   другими,
близкими  ей  по  содержанию,  в   одних   случаях   позволяет   всесторонне
рассмотреть первую норму без измены ее содержания. В других случаях  близкая
норма  может  дополнить  предписания   исследуемой   нормы,   уточнять   ее,
ликвидировать возможность возникновения  пробелов  и  недоразумений  при  ее
применении. Связь  норм  появляется  также  в  том,  что  одна  норма  может
устанавливать определенные исключения из общего  правила,  сформулированного
в другой норме, изменять в той или иной  степени  содержание  другой  нормы,
ограничивать или распространять объем ее действия.

      Установление системных связей между нормами помогает правильно  понять
сферу их действия, круг лиц которых  они  касаются,  смысл  того  или  иного
термина и т.д. Это особенно важно, когда сравнивается изданная  ранее  норма
с  новой,  которая  в   какой-то   степени   корректирует   ее   содержание.
Систематическое толкование  позволяет  выявить  противоречия  и  коллизии  в
законодательстве, нормы которые хотя формально не отменены,  на  самом  деле
заменены другими и  фактически  не  действуют.  При  необходимом  применении
аналогии закона этот прием толкования помогает  найти  наиболее  близкую  по
содержанию, подлежащему разрешению, норму.

      Изучение исторической обстановки, сложившейся при издании  исследуемой
правовой нормы, тех задач,  которые  ставил  перед  собой  законодатель  при
издании  этой  нормы,  установление  ее  социального  назначения  на  основе
изучения общественных процессов, обусловивших ее возникновение  и  действие,
называется  историко-политическим  толкованием.  При  его  применении  важно
использование документов и материалов, опубликованных в  средствах  массовой
информации, литературы, отражающей политику государства по  рассматриваемому
вопросу. Кроме того историко-политическое  толкование  изучает  преамбулу  и
введение к толкуемым  актам,  их  официальное  и  неофициальное  толкование,
тексты старых, отмененных актов по тому же вопросу, материалы  обсуждения  и
принятия  толкуемой  нормы,   а   также   учитывает   социально-политическую
обстановку, складывающуюся в момент самого процесса толкования.

      Историко-политическое  толкование  помогает  правильно  и   в   каждом
историческом периоде дифференцированно подойти к толкованию того  или  иного
термина или слова. Например в ст.  421  ГК  РСФСР  1922  года  употребляется
термин  предмет  роскоши.  Содержание  этого  термина  претерпело  серьезные
изменения в силу возросшего материального благосостояния  людей,  и  поэтому
теперь он толкуется несколько иначе, чем в двадцатые годы, когда был  принят
Гражданский кодекс.

      Естественно, что это  толкование  должно  проводиться  лишь  в  рамках
основного содержания исследуемого акта, не должно быть предлогом для  отхода
от его точного смысла.

      Указанные приемы всегда дополняют  и  обуславливают  друг  друга.  При
толковании нормативного акта к ним всегда приходится прибегать  одновременно
и параллельно. Они дают положительные  результаты  лишь  в  совокупности,  в
своем взаимном  проникновении;  нельзя  успешно  толковать  нормативный  акт
только с помощью одного какого-либо приема.

      Правила и приемы толкования облегчают усилия интерпретатора проникнуть
в суть правовой нормы.  Однако  они  не  могут  заменить  собой  разум  лица
толкующего нормативные акт, его жизненный и правовой опыт,  его  юридические
знания.  Приемы  толкования  норм  права  -  это   методы   подхода   к   их
исследованию, способы с помощью которых мысль интерпретатора  углубляется  в
содержание правовой нормы.

      Разъяснение законов и иных нормативных актов может  выражаться  как  в
форме официального акта полномочного на то органа, так и в форме не  имеющих
формально  обязательного   характера   рекомендаций   и   советов   даваемых
общественными организациями или отдельными  лицами  составляет  существенную
сторону проблемы толкования. Определенному органу или лицу для  производства
разъяснения  необходимо,  конечно,  уяснить  себе  содержание  разъясняемого
нормативного акта, однако это является  лишь  необходимой  предпосылкой  для
разъяснения.

      Любое лицо или орган  имеют  возможность  разъяснять  закон  или  иной
нормативный  акт,  но  юридические  последствия  такого  разъяснения  бывают
различны. В зависимости  от  последствий,  к  которым  приводит  разъяснение
нормативных актов, можно выделить два основные вида толкования.  Официальное
толкование,  носящее  обязательный  для  исполнения  характер.  Оно   дается
специально  уполномоченными  на  то  компетентными  органами   и   формально
связывает исполнителей толкуемой нормы. И неофициальное толкование,  оно  не
носит формально обязательного характера, и сила разъяснения,  даваемого  при
этом виде  толкования,  заключается  только  лишь  в  его  убедительности  и
правильности.

      Официальное толкование, даваемое судебными или  иными  уполномоченными
на то государственными органами, а также органами  общественных  организаций
по специальному уполномочению государства,  можно  разделить  на  два  вида:
нормативное и казуальное толкование.

      Нормативным  толкованием  является  официальное  разъяснение  правовой
нормы компетентным органом обязательное для  всех  лиц  и  органов,  которые
прямо попадают под юрисдикцию  этого  органа,  производящего  толкование,  и
распространяется на весь круг случаев,  предусмотренных  толкуемой  правовой
нормой, обеспечивая тем самым единообразное и правильное проведение в  жизнь
предписаний этой нормы.

      Официальное  нормативное  толкование  можно  разделить  на  два  вида:
аутентичное толкование, т.е. официальное разъяснение, исходящее  от  органа,
установившего данную правовую норму, и легальное толкование,  осуществляемое
не  самими  нормотворческими  органами,  а  другими   в   силу   полномочий,
полученных от государства. Легальное толкование должно проводиться в  рамках
компетенции  органа  производящего  разъяснение.   Его   обязательная   сила
распространяется на тех субъектов, которые  попали  под  юрисдикцию  органа,
дающего толкование. Официальное (легальное) толкование основано  на  научном
подходе к изучению  действующего  права.  Для  судебной  деятельности  особо
важны разъяснения Верховного Суда по делам применения  законодательства  при
рассмотрении судебных  дел.  Такие  руководящие  разъяснения  (в  Республике
Беларусь они  издаются  в  форме  постановлений  Пленума  Верховного  Суда),
будучи разновидностью легального толкования,  даются  по  вопросам  судебной
практики на основании рассматриваемых судами дел,  являются  результатом  их
обобщения. В них  разъясняются  те  вопросы,  которые  вызывают  сомнения  и
неясности  у  судебных  органов,  порождают  разобщенность   в   отправлении
правосудия, ошибки и неправильные  решения.  В  то  же  время  аутентическое
толкование - это раскрытие воли законодателя,  сформулированной  в  правовой
норме, ее  конкретизация.  В  ряде  случаев  нормативные  акты,  которые  на
практике  вызвали  неясности  или  противоречиво   применялись,   официально
разъясняются путем нормативного  толкования  самим  органом,  издавшим  этот
акт. Акт нормативного толкования имеет ту же юридическую силу и как  правило
аналогичную внешнюю  форму,  как  и  разъясняемый  акт.  Так,  в  Республике
Беларусь  подобные  разъяснения  могут   издаваться   Президентом,   Палатой
Представителей и другими правотворческими органами.

      Казуальным толкованием называется такое  разъяснение  смысла  правовой
нормы, которое дается судебными или иным компетентным органом по поводу и  в
связи с рассмотрением конкретного дела  и  является  формально  обязательным
лишь при его разрешении. Формально общеобязательной  силы  такое  толкование
не имеет. Суды не  могут  основываться  и  ссылаться  на  него  при  решении
конкретных дел.[5]

      Неофициальное толкование происходит, когда разъяснение смысла  законов
и  иных  нормативных  актов   могут   даваться   не   только   определенными
компетентными на то органами, но  и  общественными  организациями,  крупными
государственными и общественными деятелями, учеными, а также любыми  другими
гражданами в их повседневной жизни.

      Среди видов неофициального толкования можно  выделить  так  называемое
обыденное толкование, осуществляемое гражданами в быту, повседневной  жизни,
а также профессиональное, например  разъяснение  законов  адвокатом  и  т.д.
Наконец,  весьма  важным  видом  неофициального  толкования   является   так
называемое доктринальное толкование, осуществляемое наукой права.  Его  сила
не в формальной обязательности, а в убедительности, в авторитете тех  лиц  и
организаций, которые осуществляют это толкование.  Будучи  тесно  связано  с
практикой, оно  призвано  улучшать  качество  применения  закона,  укреплять
законность.


                     Особенности толкования Конституции.

      В  процессе  осуществления  правовая  норма  сама  по  себе   остается
неизменной с точки зрения  содержания  и  задача  толкования  ограничивается
лишь установлением того смысла, который вложил в нее законодатель. В  то  же
время необходимо помнить, что общество не стоит на месте,  жизнь  все  время
развивается,  условия  существования  общества  меняются,  возникают   новые
потребности,  уходит  в  прошлое  старое.  Безусловно  законодатель   не   в
состоянии предусмотреть в праве все будущие изменения в жизни  общества,  да
этого и не требуется. Правовые нормы могут  устареть  и  не  соответствовать
потребностям развития общества. В  таких  случаях  наиболее  целесообразными
являются отмена и изменение устаревших норм и принятие новых. Но  не  всегда
отставание норм права от  потребностей  развивающейся  жизни  заключается  в
том, что конкретная норма  совсем  не  действует  или  подлежит  безусловной
отмене ввиду несоответствия новым условиям. Относительная  самостоятельность
и изменчивость правовой  нормы  позволяют  в  исключительных  случаях  путем
толкования приспособить норму права  к  изменившимся  социально-политическим
условиям, если это возможно в рамках законности.

      Толкование Конституции может осуществляться либо законодательной  либо
исполнительной  властью.  Официальное  нормативное  толкование   Конституции
Республики  Беларусь  осуществляет  Палата  Представителей,  однако   помимо
официального осуществляется и неофициальное (уяснение смысла  Конституции  в
процессе  применения).  Нас  в   данном   случае   интересует   деятельность
Конституционного Суда, который хотя и не обладает полномочиями  официального
толкования, но в  процессе  правоприменительной  деятельности  обращается  к
толкованию    Конституции.    Причем    смысл     конституционной     нормы,
использовавшийся судом во время принятия решения  может  расходиться  с  тем
смыслом,  который  изложен  в   официальном   толковании,   данным   Палатой
Представителей. Происходит коллизия между двумя  ветвями  власти,  в  то  же
время  решение  Конституционного  Суда   обязательно   к   исполнению.   Для
Республики Беларусь наиболее приемлемым решением будет поручить  официальное
толкование Конституции Конституционному Суду.

      Для обоснования того, кто должен осуществлять  толкование  Конституции
можно использовать одну из  теорий,  разработанных  Кельзеном  и  Хансом,  а
именно  институциональную,  которая  исходит  из   того,   что   конституция
устанавливает «правила игры» для  органов  власти  ни  один  из  которых  не
должен посягать на полномочия другого.

      Официальное  толкование   Конституции,   осуществляемое   президентом,
парламентом,  правительством  и  подобными  им  органами,  именуется  иногда
политическим, ибо указанные органы осуществляют  политическую  деятельность.
Они избираются на определенный отрезок времени, очередные  или  внеочередные
выборы  могут  полностью  изменить  их  политический  состав  и  привести  к
изменению проводимой ими политики.  Поэтому  осуществляемое  ими  толкование
приноровлено к  текущим  задачам  и,  следовательно,  по  содержанию  своему
нестабильно.   Политическое   толкование   типично   для    социалистических
конституций.[6]

      К тому же, как законодатель может толковать конституцию,  если  он  не
специалист, если с правовыми вопросами он столкнулся только после  избрания.
Какого  будет  толкование  если  учитывать,  что  законодатель   разношерст,
является “заложником политических событий”  и  каждый  придерживается  своей
точки  зрения  и  стремиться  воплотить  ее  -  ведь  в  парламенте   решает
большинство, а не здравый  смысл  сам  по  себе.  В  отличие  от  суда,  где
толкование  происходит  на  основе  оценки   практики   применения   законов
судебными организациями,  законодатель  действует  на  основе  оценки  самих
законов. Кроме того, следует иметь в  виду,  что  конституционные  поправки,
являясь  результатом  интерпретационной  деятельности   законодателя,   идут
дальше дополняемой (толкуемой) нормы и конкретизируют  ее,  что  выходит  за
рамки  классической  деятельности  по  толкованию.  К   тому   же   принятие
конституционных поправок – настолько долго, что  в  корне  может  измениться
правовая ситуация. Нужно также иметь  ввиду,  что  Палата  Представителей  и
Сенат  “являются  сессионными  органами  и  не  могут  быстро  и  оперативно
устранить неясности и  затруднения,  возникающие  в  процессе  проведения  в
жизнь того или иного закона.”[7]

      При  американской  системе   толкование   законов   и   других   актов
осуществляют суды общей юрисдикции при рассмотрении конкретных  дел.  Почему
конституция   как   фундаментальное   и   постоянное   право   нуждается   в
окончательном авторитете для ее толкования и уяснения  ее  смысла  и  почему
таким авторитетом должен быть Верховный суд? Один из  аргументов  состоит  в
том, что он, в отличие от других  ветвей  правления  не  имеет  материальной
власти и якобы лишен  личных  интересов.  Он  лишь  на  страже  конституции,
которая есть наиболее глубокое выражение народной воли,  и  если  толкование
осуществлено надлежащим образом, то и воля народа найдет свое  воплощение  в
разрешении конституционных вопросов  судом.  Другой  аргумент  -  толкование
основано  на  следовании  принципу  справедливости,   который   воплощен   в
конституции и взаимосвязан  с  другими  ее  фундаментальными  принципами.[8]
Девиз Верховного суда США - “Равное правосудие в рамках закона” -  воплощает
в себе цели суда демократического общества.

      Конституция в США считается незыблемой. Никакая политическая власть не
может над ней возвыситься,  и  независимые  суды,  а  не  избранные  народом
законодательные органы, являются ее истолкователями.

      Ни  в  коей   мере   не   представляя   собой   угрозу   общественному
волеизъявлению,  судебная  власть   была   задумана   в   качестве   гаранта
демократических  свобод   путем   предотвращения   концентрации   власти   в
государственных структурах. Она играет жизненно важную  роль  в  поддержании
хрупкого баланса между различными ветвями власти. Александр Гамильтон  писал
в 1788 году в “Федералисте-78” в  одной  из  многих  редакционных  статей  в
поддержку  предлагавшейся  конституции:  “  Судебная  власть  в  силу  своих
функций всегда будет  наименее  опасной  для  всех.  Судебная  власть  …  не
обладает влиянием ни на меч, ни на кошелек, не  распоряжается  ни  мощью  ни
богатством общества и не может предпринять какого-либо  решающего  действия.
Воистину можно сказать, что у нее нет  ни  силы,  ни  высокомерия  -  только
суждение…


      Ответственность  судей   непосредственно   перед   законодательной   и
исполнительной властью, например в том, что касается условий  работы  судей,
выражающаяся например в том, что касается условий работы судей  периодически
пересматриваются ими, поставило бы под угрозу  систему  разделенной  власти.
Это обстоятельство могло бы сдвинуть баланс слишком далеко  в  пользу  одной
из властей, что грозило бы внесением  беспристрастных  подходов  в  судебный
процесс.

      Комментаторы однако указывают, что американскому правосудию не удалось
избежать некоторой политизации.

      В конечном счете почему судьи, назначаемые на свой пост  пожизненно  и
происходящие обычно из элиты  общества,  более  подходят  для  осуществления
толкования Конституции,  чем  избранные  народом  представители,  более  ему
подотчетные?   Ответ   заключается   в   том   факте,   что   США   являются
конституционной демократией, которая требует,  чтобы  правление  большинства
было сбалансировано соблюдением прав меньшинства.

      Контрмажорная природа правосудия является  скорее  преимуществом,  чем
недостатком. Ограничения государственной власти и гарантии прав личности  не
имели бы смысла без механизма обуздания  власти  большинства.  Суды  поэтому
являются совершенным инструментом защиты прав меньшинства, в  то  время  как
две другие ветви власти более подвержены влиянию большинства. В  отличии  от
других государственных чиновников судьи не имеют избирательных округов,  они
“представляют” Конституцию и из нее черпают свою власть.

      Разъяснение  закона  не  означает  оценки  его   целесообразности,   а
следовательно, не существует возможности давать оценку политике,  проводимой
представительным органом. Тем самым  верховный  суд  не  превращается  и  не
может превратиться в орган, который осуществляет политику, что,  однако,  не
означает что его постановления не могут иметь того или  иного  политического
значения. Решая вопрос о толковании  закона,  Верховный  суд  не  становится
законотворческим органом, поскольку он не может ни  заменить  нормы  закона,
ни создать новые.[9]


      Особая роль суда определяется тем, что он - арбитр в спорах  о  праве.
Важно,   что   суд   не   только   реализует   принцип   справедливости    в
правоприменительной практике, но  и  выступает  как  своеобразный  арбитр  в
процессе законотворчества. Тем самым суд выступает  в  качестве  ”сдержки  и
противовеса” по отношению к двум другим ветвям власти. Причем  у  суда  есть
определенные преимущества  по  сравнению  с  законодателем  в  оперативности
приведения правопорядка в соответствие с требованиями жизни. Суд,  обращаясь
к толкованию Конституции и  права,  может  использовать  аналогию  закона  и
аналогию права, т.е. принимать решения руководствуясь не только  буквой,  но
и духом закона, аксиомами и принципами права.[10]

      Европейская система предполагает  учреждение  специальных  или  квази-
судебных органов для толкования Конституции, которые занимают  особое  место
в  иерархии   судебной   власти.   Такими   органами   являются,   например,
Конституционный  суд  в   Италии,   Конституционный   трибунал   в   Польше,
Конституционный совет и частично Государственный совет во Франции.[11]


      Когда конституционный суд интерпретирует конституцию  и  “связанное  с
этим действие” не только для граждан, но и для государственных  органов,  то
мысль, обосновывающая и делающая законным ограничение  всех  государственных
властей конституцией, может  лишь  стать  реальностью,  когда  решение  суда
выразит содержание конституции, пусть даже  в  форме  судебного  толкования.
Даже если суд уполномочен определить обязательность содержания  конституции,
он не стоит над конституцией, которой обязан своим существованием.

      Конституционный   Суд   является   независимым   арбитром.   При   его
деятельности сохраняется баланс властей в государстве и толкование стоит  на
защите законности. К тому же эффективность  толкования  осуществляемое  этим
органом  проверена  опытом   ведущих   европейских   стран.   Подведя   итог
вышесказанному можно прийти к выводу,  что  Конституционный  суд  Республики
Беларусь должен осуществлять функцию толкования Конституции.


      Необходимость толкования Конституции возникает по тем же причинам,  по
которым  интерпретируются  все  нормативные  правовые  акты;  толкование   –
необходимая  стадия  процесса  их  реализации.  Конституция  –  особый  акт,
рассчитанный на длительное и стабильное действие. При  этом  в  ее  действии
можно выделить два этапа. Первый – сравнительно короткий, когда  Конституция
еще новая и ее разъяснение связано в основном с  недочетами  правотворчества
(наличием пробелов, противоречивостью отдельных норм, другими  небрежностями
законодателя). На втором этапе встает проблема  отставания  конституционного
текста от развития жизни, новых реалий. В частности, может измениться  объем
предусмотренных правовыми нормами понятий, он может стать шире или уже,  чем
предполагал законодатель. Здесь можно пойти разными путями: либо  бесконечно
терзать Конституцию поправками, как это было с Конституцией РСФСР  1978  г.,
либо "приспособить" Основной  Закон  к  общественной  практике.  Известен  и
третий путь – превращение Конституции в  некий  эталон,  юридический  фетиш.
Печальный тому пример –  Конституция  СССР  1977  г.,  будучи  превращена  в
программный документ, она не  оказывала  никакого  влияния  на  общественное
развитие.   "Реализация"   же   шла   через   бесконтрольное   ведомственное
нормотворчество, названное уже тогда "законным беззаконием".

      В  правовом  государстве  разрыв  между  Конституцией  и  общественной
практикой недопустим. Управлять государством и  обществом  можно  только  на
основе Конституции, в тех формах и теми методами,  которые  предусмотрены  в
ней. Однозначно, что обновление  и  соблюдение  Конституции  составляют  две
стороны единого  конституционного  процесса.  Это  –  исходная  позиция  для
преодоления отставания Основного Закона. Но к чему  ведет  обновление  через
постоянные  поправки  закона?  Рушится  авторитет  права,  возникает  угроза
несогласованности и  противоречивости  в  системе  норм,  так  как  вносятся
"лоскутные"  изменения   и   дополнения.   Поэтому   необходимо   толкование
Конституции, способное без потерь "приспособить"  Основной  Закон  к  жизни.
Здесь  и  следует  учесть  опыт  стран,  которые  таким  путем  многие  годы
преодолевают отставание Конституции без ее изменения.

      Толкование  Конституции  можно  рассматривать  и  применительно  к  ее
жесткости и мягкости. По  всей  видимости,  использование  толкования  может
явиться  альтернативой  жесткости   Конституции.   Например,   несмотря   на
чрезвычайно сложную процедуру принятия поправок  к  Конституции  Бельгии  (в
течение 150 лет, прошедших со времен  ее  принятия,  было  лишь  3  поправки
(1892 – 93 гг., 1919 – 21гг.,  1956-68  гг.).  Суды  Бельгии,  как  правило,
стараются избегать проверки конституционности законов, осуществляя  лишь  их
толкование, как это закреплено в Конституции.[12]

      Для конституционного права интерпретация  конституции  имеет  решающие
значение, так как в результате  открытости  и  широты  конституции  проблемы
интерпретации возникают  здесь  чаще,  чем  в  тех  правовых  областях,  где
нормирование более детализировано.

      Одним из аспектов необходимости толкования Конституции является защита
прав граждан. Американская традиция рассматривает саму писанную  конституцию
как суверена. И весьма консервативно относится к изменению  конституции.  Ее
толкование приобрело важное значение, т.к. оно стоит на защите прав  граждан
в условиях меняющейся  действительности.[13]  К  примеру,  путем  толкования
Конституция в середине 19 века стала на  правах  белых  американцев,  создав
законы дискриминирующие негров (Jim Crow Laws). Однако уже в  50-е  годы  20
века, когда нравы и взгляды изменились и началась борьба  за  равные  права,
толкование той же самой нормы позволило уравнять всех в правах.


      На другом примере можно указать, как толкование защитило  права  прямо
не упомянутые в Конституции США. Решение по делу “Гидеона против  Уэйнбрайта
“,  1963  года  установило  тот  жизненно  важный  принцип,  что  право   на
юридическую помощь, даже для тех, кто не может ее оплатить, является  важной
составляющей  права  на  справедливый  суд,   гарантированный   Конституцией
(поправка 5). Обвиняемому Гидеону  было  отказано  в  защитнике,  и  он  был
вынужден защищаться сам против обвинения, что ворвался в  бильярдный  зал  с
целью учинить скандал. Гидеон обратился с апелляцией в Верховный  суд  штата
Флорида, в которой указал, что отказавшись назначить ему адвоката,  суд  тем
самым отказал ему  в  праве  на  справедливый  суд.  Верховный  суд  Флориды
отклонил апелляцию, и тогда Гидеон направил  жалобу  в  Верховный  суд  США,
который единогласно решил дело в его пользу. Судья Хью  Блэк  аргументировал
решение суда следующим образом: …  “  Тот  факт,  что  государство  нанимает
адвокатов  для  возбуждения  обвинения,  а  ответчики  с  деньгами  нанимают
адвокатов для своей защиты,  является  самым  наглядным  показателем  широко
распространенного  убеждения,  что  адвокаты  в   уголовном   суде   -   это
необходимость, а  не  роскошь.”[14]  Верховный  суд  посредством  толкования
защищает права, прямо не упомянутые в конституции и не подразумевавшиеся  ее
основателями. ... Так например, опираясь на новые  доктрины,  базировавшиеся
на  расширенном  толковании  конституции,  и,  в  частности,   на   доктрину
фундаментальных прав и на  обновленное  толкование  положений  о  надлежащей
правовой процедуре и равной защите законов по 14  поправке  ВС  во  главе  с
Уорреном   сделали   много,   чтобы   правовые   возможности   осуществления
гражданских и процессуальных прав американцев приблизить  к  демократическим
конституционным идеалам.[15]

      Функционально   конституционная   жалоба    (ссылка    на    нарушение
конституционных прав публичной властью) содержит в себе  как  индивидуальную
гарантию защиты граждан, основные права которого нарушены, так и объективно-
правовые компоненты: она служит охране конституции, защищая  личный  интерес
пострадавшего, она должна способствовать обеспечению, толкованию и  развитию
конституционного права.

                                 Заключение.

      Составляющая предмет данной работы проанализировать различные  аспекты
проблемы толкования, выявить его необходимость  в  соблюдении  законности  и
исполнения норм права, исследовать способы и субъекты толкования.

      Толкование нормативные актов чрезвычайно важно для применения правовых
норм к конкретным фактам общественной жизни, для  осуществления  правосудия.
От правильного, всестороннего и глубокого толкования  нормативные  актов  во
многом зависит укрепление  законности,  охрана  прав  и  законных  интересов
граждан.

      В ходе работы были рассмотрены такие способы толкования как текстовый,
систематический,    историко-политический.    Причем    для    осуществления
правильного толкования необходимо использование всех из них.

      Что касается субъектов толкования, ими могут быть как граждане  так  и
органы  государства,  однако  официальное   толкование   Конституции   могут
осуществлять либо  законодательная  или  исполнительная  ветви  власти  либо
судебная.

      В   процессе   применения   юридически   важно   не    только    точно
интерпретировать то или иное формально закрепленное правовое  положение,  но
истолковывать  право  в  целом  -  его  смысл,  его   принципы,   социально-
политическое содержание и т.д. Лишь такое (более глубокое) толкование  права
может  служить  в  соответствии  с  требованиями  законности,  основой   для
индивидуального поднормативного регулирования конкретных  юридических  норм,
анализа права, субсидиарного применения.

      Проблема толкования еще  мало  изучена  и  требует  дальнейшего  более
широкого рассмотрения. Всеобъемлюще исследовать ее в  рамках  данной  работы
невозможно, однако важность ее изучения очевидна.

                             Список литературы.

     1.  Йзензее  Й.,  Кирххоф  П.  Коституционное  право  Германии,   М..:
        Юридическая литература, 1994

     2. Пиголкин А.С. Общая теория права Москва 1996

     3. Егоров С. А. Конституционный Надзор В Современной Политико-Правовой
        Теории США // Государство И Право. N 4. - 1991. - С.121-130.

     4. Cтрашун Б.А.  Конституционное  (Государственное)  право  зарубежных
        стран, Тома 1-2, М., 1996

     5. Лазарев В.В. Общая теория права и государства. М., 1996. - С.  336-
        337.

     6. Хронанюк В.Н. Теория государства  и  права,  М.:  Дабачев,  Ткачев,
        Димов, 1995. - С.384.



-----------------------
[1] Пиголкин А.С Общая теория права, М., 1996. - с. 283.
[2] Пиголкин А.С. Общая теория права, М., 1996.- с. 283.
[3] Пиголкин А.С Общая теория права, М., 1996. - с. 288.
[4] Хропанюк В.Н. Теория государства и права, М., 1995. - с.150
[5] Пиголкин А.С. Общая теория права, М., 1996.- с. 283-285.
[6] Страшун Б.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран,
М., 1996. - с.73
[7] Хабриева Т.Я.. Процессуальные вопросы толкования конституции //
Государство и право. N 3. - 1993. - с.18.
[8] Егоров С.А. Конституционный надзор в современной политико-правовой
теории США // Государство и право. N 4. - 1991. - с.125.
[9] Лагон C.C. Роль независимых судов // Материалы о свободе, USIA, 1996. -
с. 3.
[10] Лазарев В.В. Общая теория права и государства. М., 1996. - с. 336-337
[11] Страшун Б.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран,
М., 1996. - с.73.
[12] Хабриева Т. Я. Процессуальные вопросы толкования конституции //
Государство и право. N 3. - 1993. - с.16
[13] Лагон C.C. Роль независимых судов // Материалы о свободе, USIA, 1996.
- с. 1.
[14] Лагон C.C. Роль независимых судов // Материалы о свободе, USIA, 1996.
- с. 4.
[15] Егоров С.А. Конституционный надзор в современной политико-правовой
теории США // Государство и право. N 4. - 1991. - с.121




смотреть на рефераты похожие на "Применение и толкование норм права"