Право

Криминологическая характеристика женской преступности



                      Криминологическая характеристика

                            женской преступности



                            ( Дипломная работа )



                                 ОГЛАВЛЕНИЕ



 I.ВВЕДЕНИЕ __________________________________________3

 II.ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ.



   1.Уровень, структура и динамика женской  преступности___4
   2.Особенности преступных проявлений у женщин  ________9
 III.ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ ЖЕНЩИНЫ        ПРЕСТУПНИЦЫ
   1.Общее понятие личности преступника _________________18
   2.Некоторые особенности личности женщины-преступницы_26
   3.Типология личности женщины-преступницы ____________30
 IV.ПРИЧИНЫ И УСЛОВИЯ ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
   1.Понятие причинности в криминологии   ________________44
   2.Социально-психологические факторы женской
  преступности  ________________________________________47

 V. ЗАКЛЮЧЕНИЕ _____________________________________61
 VI. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
      1. Нормативный материал ____________________________63
      2. Специальная литература   __________________________63
      3. Материалы практики и применения законодательства __67
      4. Указатель библиографических ссылок _______________67



                                I. ВВЕДЕНИЕ.
    Данная работа посвящена  рассмотрению  проблемы  женской  преступности,
которая  интересовала  и  продолжает  интересовать  уже  не  одно  поколение
исследователей. Интерес к явлению женской преступности   вполне  объясним  с
учетом особого места  женщин  в  системе  общественных  отношений,  важности
социальных ролей и функций, которые они выполняют в жизни общества и  крайне
неблагоприятных последствий криминальных форм их поведения.
    В силу ряда биологических, психологических  факторов  женщина  призвана
выполнять специфические функции и роли, которые делают ее особенно  уязвимой
в  плане  социальной  оценки,  общественного  мнения,  остроты  реагирования
государства на аномальное поведение. Назначение женщины —  стать  матерью  и
воспитательницей своих детей, цементирующей «силой»  микроэлемента  общества
— семьи, предопределяет значимость социально одобряемых  и  допустимых  форм
поведения, дающих  простор  для  творческой,  созидательной  деятельности  в
сфере общественного производства, в семейно-бытовой сфере. Поскольку  женщин
отличает особое положение в системе  функциональных  отношений  в  обществе,
отклонения в поведении наиболее  ярко  проявляются  в  тяжких  последствиях,
относящихся  непосредственно  к   их   личности,   семьям,   физическому   и
нравственному  становлению  подрастающего  поколения,  общества   в   целом.
Однако, жизненная активность, усилия отдельных  женщин  направляются  не  на
умножение  общественных  богатств,  а  на  изыскание  путей  и  средств  для
извлечения  противоправным   способом   доходов,   способных   удовлетворить
материальные  либо   иные   потребности.   При   этом   наносимый   обществу
нравственный ущерб «выражается в том, что женщины,  вставшие  на  преступный
путь, тем самым развращают,  деморализуют  окружающих,  особенно  негативное
воздействие, оказывая на подрастающее поколение фактом своего  материального
благополучия,  достигнутого  путем  различного   рода   махинаций,   нередко
остающихся нераскрытыми и безнаказанными».[i]
    Женская преступность характеризуется наряду с чертами, общими для  всей
преступности  определенной  спецификой,   которая   позволяет   выделять   и
рассматривать   эту   категорию   преступлений   в   качестве   относительно
самостоятельного элемента преступности.
    В связи  с  этим  актуальность  приобретает  изучение  явления  женской
преступности, ее динамики и структуры, причин и условий ее возникновения,  а
также  обстоятельств,  способствующих  и  препятствующих   борьбе   с   этим
негативным явлением.


                II.ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ.

            1. Уровень, структура и динамика женской преступности


    Анализ  криминогенной  обстановки  общества  позволяет  определить  его
качественное состояние. Сопоставление статистических данных  о  преступности
представителей мужского и женского пола позволит выявить их различия.
    Прежде всего, следует  отметить,  что  женщины  традиционно  отличаются
значительно  более  низкой  криминальной   активностью,   по   сравнению   с
мужчинами. Удельный  вес  женщин  в  структуре  преступников  невысок  и  на
протяжении   последнего    десятилетия    этот    показатель    претерпевает
незначительные  колебания, не превышая, при  этом   традиционный  11-15%-ный
уровень. Однако  абсолютные  статистические  показатели   свидетельствуют  о
наличии тенденции роста женской преступности. Так, за последние пять лет  (с
1990г. по 1998г.) число женщин, вовлеченных в криминальные формы  поведения,
выросла в 1,8  раза[ii].  При  этом  следует  отметить,  что  криминализация
женской половины населения России идет весьма интенсивно, и  темпы  прироста
числа  выявленных  женщин-преступниц  опережают  соответствующий  показатель
мужской преступности. Так, за истекшее время с1993 по 1998гг  число  женщин,
совершивших  преступление,  выросло  в  1,5  раза,  а   количество   мужчин-
преступников, за аналогичный период времени, увеличилось лишь в 1,1 раза.
                                                                 Диаграмма 1

                      Уровень женской преступности[iii]



                                                                 Диаграмма 2

                        Уровень женской преступности
[pic]Удельный вес тяжких и особо тяжких преступных деяний в структуре
преступности женщин составляет 37,2%, что несколько ниже идентичного
показателя мужской преступности, составляющего 52,9%[iv].Однако и здесь
наблюдается негативная динамика, выразившаяся в темпах прироста количества
выявленных лиц, совершивших преступления этих категорий, а именно: у женщин
этот показатель в полтора раза превышает показатель  мужчин.
       Характеризуя криминальную  активность  женщин,  следует  отметить  ее
узкую специализацию. Так наиболее типичными для  женщин  в  настоящее  время
являются следующие виды преступлений: кражи, составляют  23,9%  в  структуре
женской преступности, обман потребителей  -  16,6%,  мошенничество  -  6,0%,
присвоение и растрата - 5,9%, преступления, связанные с незаконным  оборотом
наркотиков  - 7,4%, а также хулиганство - 6,0%[v].  За  эти  преступления  в
1998 году было привлечено к ответственности 2/3  всех  преступниц.  Перечень
преступлений, совершаемых мужчинами, более широк,  что  соответствует  более
богатому  разнообразию  областей  мужской   деятельности.   Однако   следует
отметить, что  современные  женщины  не  желают  уступать  мужчинам  даже  в
криминальной   сфере   и   все   чаще   совершают   традиционно    «мужские»
посягательства,  такие  как:   терроризм,   захват   заложников,   похищения
человека, бандитизм,  неправомерное  завладение  автомобилем,  преступления,
связанные с незаконным  оборотом  оружия  и  т.п.  Доля  женщин  среди  этих
категорий преступников, как правило, невысока, колеблется в диапазоне от  1%
до 7%, однако  количество  ежегодно  регистрируемых  подобных  посягательств
неуклонно увеличивается. Лишь за истекший  1998  год  в  два  раза  возросло
число женщин, совершивших терроризм и  похищение  человека,  в  1,3  раза  -
количество женщин, занимающихся незаконным оборотом оружия[vi].  Несомненно,
что это явилось результатом  протекающего в современном российском  обществе
   процесса   усиления   политического    противостояния,    межнациональных
противоречий, приводящих к конфликтам, в орбиту которых вовлекаются  широкие
слои  населения,  в  том  числе  и  женщины  (например,  все  чаще   женщины
становятся наркокурьерами в  пути  следования  наркозелья  из  Юго-восточных
стран в Европейскую часть  России,  межнациональные  конфликты  на  Северном
Кавказе порождают  данные  о  женщинах-наемниках  и  т.д.).  Таким  образом,
приходится    констатировать    феминизацию    современной     преступности,
индикатором  которой  также  является  рост   числа   женщин,   преступивших
уголовный закон и определяющих современную криминальную ситуацию в России.

                                                                 Таблица   1
                         Удельный вес женщин в структуре отдельных категорий
                                                           преступников[vii]
|Преступления против жизни и здоровья                            |12,2        |
|в том числе: убийство и покушение на убийство                   |1,4         |
|                     умышленное причинение тяжкого вреда здо-   |2,1         |
|                                                                |            |
|ровью                                                           |            |
|Преступления против свободы, чести и достоинства                |0,6         |
|Преступления против конституционных прав и свобод человека и    |0,16        |
|гражданина                                                      |            |
|Преступления против семьи и несовершеннолетних                  |1,6         |
|Преступления против собственности                               |43,4        |
|в том числе: -кража                                             |23,9        |
|                     -мошенничество                             |6,0         |
|                     -присвоение и растрата                     |5,9         |
|                     -грабеж                                    |2,4         |
|                     -разбой                                    |0,9         |
|                     -вымогательство                            |0,2         |
|Преступления в сфере экономической деятельности                 |18,9        |
|в том числе: обман потребителей                                 |16,6        |
|Преступления против интересов службы в коммерческих и иных      |0,2         |
|организациях                                                    |            |
|Преступления против общественной безопасности                   |6,6         |
|в том числе: хулиганство                                        |6,0         |
|Преступления против здоровья населения и общественной           |8,3         |
|нравственности                                                  |            |
|Иные преступления                                               |6,44        |


         Содержащиеся  в   Таблице   2   данные   показывают,   что   самыми
распространенными  преступлениями  против  собственности   являются   кражи.
Оставаясь  по-прежнему   доминирующим   «дамским   промыслом»,   доля   этих
посягательств в  структуре  преступности  женщин  несколько  сократилась  (с
35,7% в 1993г. до 23,9% в 1998г.). Но эта группа  преступлений  претерпевает
весьма ощутимую качественную  трансформацию.  В  связи  с  этим,  необходимо
подробно обозначить особенности преступных деяний у женщин.


               2. Особенности преступных проявлений у женщин.


       Если еще в начале 90-х годов отмечалось,  что  женщины-воровки  более
охотно совершали кражи государственного и общественного  имущества,  которые
в какой-то мере оправдывались не только их индивидуальным,  но  и  групповым
сознанием[x],   то   сейчас   картина   существенным   образом   изменилась.
Установлено, что в 1996 году 72,2% краж было сопряжено с похищением  личного
имущества граждан.
       Нельзя не отметить и изменения  в  способах  совершения  преступлений
женщинами. Специальные криминологические исследования  свидетельствуют,  что
наряду с самым популярным  для  женщин  способом  тайного  похищения  чужого
имущества – так называемым свободным  доступом  –  женщины  все  чаще  стали
прибегать к таким традиционно мужским приемам  как  проникновение  в  жилище
или помещение путем взлома окна, выбивания двери, взлома замка и даже  стены
(в общей сложности их доля составляет 25%  от  зарегистрированных  случаев).
Для сравнения отметим, что всего 8 лет назад таких случаев не было  выявлено
вообще[xi].
       В числе посягательств на собственность вторым по  величине  удельного
веса в структуре женской преступности  оказалось  мошенничество,  абсолютные
показатели которого за последние  пять  лет  выросли  в  7,8  раза:  с  1671
зарегистрированного случая в 1993 г. до 13024  зарегистрированного случая  в
1998г., а его доля в структуре  женской  преступности   увеличилась  в  пять
раз: с 1,2%  в 1990г. до 6,0%  в 1998г[xii].  Еще  сравнительно  недавно  по
своим   количественным   проявлениям   это   преступление   было   не    так
заметно[xiii], а  сегодня  оно  оказалось  одним  из  самых  привлекательных
посягательств   для   женщин,   что   обусловлено,   по-видимому,    большой
прибыльностью этого криминального промысла в настоящее время,  а  также  его
меньшим риском. Кроме того, не следует забывать, что природа щедро  наделила
представительниц женского пола всеми  теми  качествами,  которые  необходимы
для занятия этим «бизнесом», а именно такими, как умение расположить к  себе
людей, убедить их, артистизм, обаяние, находчивость,  способность  познавать
психологию жертвы, нестандартность мышления и т. п.
       Долгое   время   одним   из   наиболее   распространенных   корыстных
преступлений женщин было присвоение и растрата. Сегодня  это  посягательство
занимает    лишь   третью   позицию   в   структуре   преступлений    против
собственности, не сокращаясь в количественном отношении и  достаточно  часто
встречаясь  в  сфере   общественного   питания,   отраслях   промышленности,
производящих потребительские товары. Объясняется это прежде всего  тем,  что
женщины по-прежнему преобладают в этих сферах  экономики,  а  следовательно,
сохраняется и «женское лицо» этих преступлений (удельный  вес  женщин  среди
этой категории преступников составляет 49,7% и имеет тенденцию к росту).
       Хотелось  бы  обратить  внимание  на  достаточно  высокий  показатель
случаев участия женщин в  грабежах  (8,0%  из  общего  числа  преступниц)  и
разбойных нападениях (5,5% из общего числа женщин-преступниц).  Кроме  того,
статистические  данные  свидетельствуют   о   том,   что   количество   лиц,
совершивших эти посягательства  в  последние  годы,  сохраняет  тенденцию  к
росту. Число женщин, участвовавших в грабежах в 1990-1998гг, выросло  в  2,5
раза, а в разбойных нападениях - в 3,7  раза[xiv].  Общепризнанным  является
факт преимущественного совершения этих преступлений женщинами, в  группах  с
мужчинами, в  качестве  пособниц,  функции  которых  сводятся  к  подысканию
«клиента», заманиванию в удобное для осуществления  посягательства  места  и
т. п. Однако,  в  последнее  время  все  чаще  встречаются  ситуации,  когда
анализируемые преступления совершаются группой  лиц,  состоящей  в  основном
или исключительно из женщин, которые самостоятельно выполняют весь  комплекс
действий, входящих в объективную сторону грабежа или  разбойного  нападения.
Действительно, при совершении преступлений женщины реже  стали  прибегать  к
помощи  мужчин,  иногда  они  (особенно  молодые),  объединившись,   успешно
справляются с преступлениями собственными  силами,  совершая  их  в  течение
длительного времени. Так Ю. М. Антонян в одной из своих работ  по  проблемам
женской преступности приводит  следующие  случаи:  «две  молодые  женщины  в
возрасте 23 года каждой и девочка-подросток в возрасте 15  лет  в  одном  из
городов России совершили 12 квартирных краж. При этом следователей  поразило
разнообразие использованных преступницами способов:  обман  ребенка,  подбор
ключей, проникновение в квартиру через форточку, через окно  с  выставлением
стекла и  др.  Следующий  пример,  пять  несовершеннолетних  девиц   угрожая
ножами, ограбили женщину, сняв с нее шубу и ювелирные украшения. В одном  из
областных  центров  России   четыре  несовершеннолетние  девушки  в  течение
длительного времени совершали мелкие правонарушения и  аморальные  поступки.
Бывало, что пьянствовали,  избивали  подруг  и  незнакомых  сверстниц,  а  в
1989г. через окно  проникли  в  дом  престарелой  женщины  и,  пользуясь  ее
немощью похитили тысячу рублей. Через месяц обокрали  киоск  «Союзпечати»  и
совершили разбойное нападение на одинокого прохожего».[xv]
       Негативная динамика корыстно-насильственной  преступности  женщин  за
истекшие  пять  лет  проявляется   и   в   увеличении   количества   женщин-
вымогательниц, так  за 1993-1998гг. их число увеличилось почти в  2,5  раза.
Удельный  вес  представительниц  «слабого  пола»  среди  преступников   этой
категории также возрос почти вдвое (с 2,5% в 1993г. до 4,3% в  1998г.)[xvi].
Женское вымогательство весьма своеобразно. Для женщин,  выступавших  в  этом
преступлении исполнителями, более значимым  было  единовременное  обогащение
(обычно  получение  небольшой  денежной  суммы),  в  то  время  как  мужчины
совершают это преступление все чаще  с  целью  регулярного  получения  части
дохода от деятельности потерпевшего или приобретения  крупной  имущественной
выгоды.
       Женская преступность в сфере экономической деятельности  не повторяет
мужскую и обладает рядом отличительных черт.
       Во-первых, следует отметить более высокий удельный вес этой категории
преступлений в структуре преступности женщин (18,9% в 1998г.), по  сравнению
с долей этих посягательств в мужской преступности (1,6% ,то есть в 11,8  раз
ниже)[xvii].   Причем   позиции   анализируемых   преступлений   в   женской
преступности с каждым годом становятся все прочнее и весомее.
       Во-вторых, специфичен набор посягательств,  совершаемых  женщинами  в
сфере экономической деятельности.  Так  в  качестве  его  составляющих  чаще
всего  выступают   налоговые  преступления,  посягательства,   связанные   с
нарушением прав потребителей, а также с  нарушением  установленного  порядка
осуществления  предпринимательской  деятельности.  Кроме  того,  все   более
характерным для женщин становится криминальное поведение в сфере  банковской
деятельности  и  на  рынке  ценных  бумаг,  при  этом  нетипичным   остается
совершение   преступлений,   связанных   с   проявлением    монополизма    и
недобросовестной конкуренции.
       В-третьих,  участие  женщин  при  совершении  преступлений  в   сфере
экономической деятельности более заметно, по  сравнению  с  посягательствами
других групп (насильственными, против собственности и т.д.). Например,  доля
лиц женского пола среди совершивших обман потребителей составляет  -  88,4%,
злоупотребления при выпуске ценных бумаг - 80%, среди виновных в  незаконной
банковской  деятельности  -  42,9%,  среди  лиц,  привлеченных  к  уголовной
ответственности   за   незаконное   получение   кредита    -    37,5%,    за
лжепредпринимательство- 33,3%, за уклонение от уплаты налогов с организаций-
 31,2% и т.п. Более того,  статистические  данные  явно  свидетельствуют  об
опережающем темпе роста именно женщин в структуре преступников,  совершивших
посягательства в сфере экономической деятельности. Их число за  1997-1998гг.
увеличилось в 1,7 раза, а число преступников-мужчин - в 1,2 раза[xviii].
       Более высокая криминальная активность женщин  при  совершении  данных
преступлений вполне объяснима, если принять во внимание, что эти  преступные
деяния  часто   концентрируются   в   наиболее   феминизированных   отраслях
экономики: в сфере торговли и бытового обслуживания, в банковской сфере и  в
сфере кредитно-денежных отношений.
       Однако несколько неожиданным  оказался  факт  довольно  значительного
числа женщин, участвовавших в совершении таких преступлений  как  незаконное
предпринимательство (каждый  четвертый-пятый  преступник  этой  категории  —
лицо  женского  пола)  и  лжепредпринимательство  (каждый  третий  виновный-
женщина).  Но  этот  феномен  вполне  объясним.   В  условиях    современной
экономики именно женщины в первую очередь  вытесняются  с  рынка  труда,  их
первыми сокращают, увольняют, отправляют в вынужденные отпуска.  Ограничение
возможности  трудоустройства,  а  также  снижение   уровня   благосостояния,
неблагоприятные  условия  жизни  увеличивают  число  женщин,  стремящихся  к
самостоятельной   и  активной  деятельности,  и  выбирающих   новые   модели
экономического поведения. Однако, лишь  единицы  из  этих  женщин,  способны
реально  легальным  путем  приобрести  начальный  капитал  и,   не   нарушая
установленных законом норм, начать свое дело и вести его,  так  как  слишком
много преград препятствует  женскому  предпринимательству  (влияние  рэкета,
высокий  уровень  криминализации  бизнеса,   нецивилизованная   конкуренция,
слабый доступ к  специальной  подготовке,  отсутствие  ряда  психологических
качеств, необходимых для занятия предпринимательством, таких как  твердость,
масштабность, способность рисковать, наконец, «мужской  шовинизм»,  то  есть
стереотип массового сознания, считающий, что женщинам  не  место  в  мужском
бизнесе)[xix]. Именно этими факторами объясняется процесс активного  участия
женщин  в криминальных формах поведения  в  сфере  экономических  отношений,
при этом женщины все чаще решают экономические задачи в  обход  существующих
законов.
       Довольно  заметное  место  в  противоправном   поведении  женщин  по-
прежнему занимают насильственные преступления (на их долю приходится  12-14%
в структуре женской преступности).
       Что касается убийств и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью,
то в последние годы наблюдается  некоторое  снижение  их  удельного  веса  в
преступности женщин (соответственно с 1,8% и 2,9% в 1993г. до 1,4% и 2,1%  в
1998г.). Однако общее число выявленных женщин-убийц за этот  период  выросло
на 22,8%, а число женщин, причинивших тяжкий  вред  здоровью  на  10,8%[xx].
Наметился и ряд других тревожных тенденций в динамике этих посягательств.
       Принято считать, что насильственная преступность женщин растет  менее
низкими  темпами[xxi].  В  последние  годы  картина  ее  динамики  приобрела
противоположный оттенок. Темпы прироста  числа  женщин,  совершивших  тяжкие
насильственные  преступления,  опередили  аналогичные   показатели   мужской
преступности. Например, за 1993-1998гг. темпы  прироста  числа  женщин-убийц
оказались в 1,8 раза  выше  темпов  прироста  числа  мужчин-преступников,  а
применительно к умышленному причинению тяжкого вреда здоровью  анализируемые
показатели оказались еще контрастнее: число мужчин,  виновных  в  совершении
этого  преступления  сократилось  на  16,3%,  а  число  женщин-преступниц  –
возросло на 10,8%.[xxii]
       Печально констатировать, но реальностью современной  эпохи  в  России
стало  выравнивание удельного веса лиц,  совершивших  тяжкие  насильственные
преступления в мужской и женской  преступности.  Эти  показатели  отличаются
весьма   незначительно    и   составляют   соответственно   4,1%   и   3,6%.
Следовательно, по  данному  параметру  в  нашем  обществе  наступает  полное
равенство мужчин и женщин.
       Обращает  на  себя  внимание   и   возрастающий   индекс   жестокости
совершаемых женщинами преступлений. К сожалению, все  чаще  и  чаще  находит
свое подтверждение в жизни тот установленный психологами факт, что  наиболее
дерзкие, циничные  и  жестокие  преступления  нередко  совершают  женщины  и
подростки.
       Общепризнанно, что  насильственные  преступления  женщины  чаще,  чем
мужчины, совершают на почве бытовых конфликтов, семейных неурядиц,  интимных
переживаний.
       Несмотря  на   преимущественно   семейно-бытовой   характер   женской
насильственной  преступности,  в  течение  последних  пяти  лет   отмечается
возрастание числа женщин  при  совершении  таких  «нетрадиционных»  для  них
преступлений как убийства из хулиганских или корыстных  побуждений,  в  ходе
разбойного нападения[xxiii]. Не сокращается и число тех, кто убивает  своего
новорожденного ребенка. Убийство своего ребенка сразу после его  рождения  -
это типичное для женщин преступление.  Обычно  его  совершают  незамужние  и
молодые женщины, не имеющие материального достатка,  жилья.  Иногда  в  этих
преступлениях  где-то  видна  фигура  мужчины,  не  без  влияния,   либо   с
молчаливого согласия которого  совершаются  эти  жуткие  преступления,  чаще
всего – сожитель или любовник. По выборочным данным, по  сравнению  с  20-ми
годами, число детоубийств возросло  втрое.[xxiv]  Однако  некоторые  склонны
считать такие убийства менее общественно  опасными,  чем  другие  умышленные
убийства, а виновных в  них  женщин  –  жертвами  общества.  Вместе  с  тем,
преступницы проявляют  поразительную  жестокость,  безжалостность.  Примером
может служить дело И. , 1961  г.  рождения,  замужем,  образование  среднее,
имеет на иждивении двух детей, не работающая,  осуждена  районным  судом  г.
Владимира по ст.106 УК РФ, за то,  что  задушила  приготовленным  полотенцем
своего новорожденного ребенка (третьего по счету), при этом  роды  проходили
в домашних условиях.[xxv]
       Применительно  к  группе  преступных  посягательств  против  личности
следует выделить еще один вид преступлений,  в  котором  произошли  заметные
изменения -  это  изнасилование.  Еще  сравнительно  недавно  женщины  редко
осуждались за соучастие в нем. В последнее  время,  согласно  статистическим
данным,  численность  лиц  женского  пола,   оказывающихся   причастными   к
совершению изнасилований, возросла приблизительно в 4  раза.  В  подавляющем
большинстве  случаев  это  несовершеннолетние  девочки,   которые   являются
организаторами   или   подстрекателями    к    совершению    данного    вида
преступления[xxvi].
       Неблагоприятный     с     криминологических     позиций      симптом,
свидетельствующий о  падении  нравов  и  девальвации  духовных  ценностей  в
современном обществе и в какой-то мере противоречащий естественному  порядку
вещей – это рост числа  женщин,  совершающих  преступления  против  семьи  и
несовершеннолетних.  Не  выполняя  своих  родительских   обязанностей,   они
вовлекают  подростков  в  совершение  преступлений,  иных   антиобщественных
действий, жестоко обращаются с детьми, вымещая  на  них  боль  от  обиды  на
жизнь, недовольство собой. Из виновных  в  вовлечении  несовершеннолетних  в
совершение антиобщественных действий 50,9%  составляют лица,  женского  пола
(по  данным  за  1998г.).  Такого  рода  «воспитание»  приводит  ребенка   к
жизненным потрясениям, наркомании,  алкоголизму,  преступлениям,  влечет  за
собой детскую безнадзорность и проституцию.
       Одной из тенденций, характерных для преступности вообще, и   женской,
в частности,  также  является  ежегодный  рост  посягательств,  связанных  с
незаконным  оборотом  наркотиков.  С  1993г.   по   1998г.   число   женщин,
совершивших  преступления,  связанные  с  наркотиками  и  сильнодействующими
средствами, каждый год возрастало в среднем  в  1,5  раза,  увеличившись  за
пятилетие в целом в 7,4 раза. В 1,7 раза (с 7,6% до  12,9%)  вырос  удельный
вес женщин в структуре преступников этой категории, что  вполне  согласуется
с процессом феминизации наркотизма, происходящим в российском обществе.
       Весьма значительно увеличивается число выявленных женщин, совершивших
должностные преступления: лишь за последний  год  их  число  увеличилось  на
33,8%.   Удельный  вес  женщин  в  этой  категории  преступников   велик   и
составляет: среди виновных в  злоупотреблении  должностными  полномочиями  –
36,0%, среди взяточников – 30,0%, а  среди  лиц,  совершивших  халатность  –
49,3%.[xxvii]
       Женская преступность все в большей  мере  приобретает  организованные
формы. Анализ статистических данных за время с 1993г. по 1998г.  показывает,
что число женщин, совершивших преступления в  составе  организованных  групп
увеличилось на 74%. Участие женщин  в  деятельности  преступного  сообщества
сводится, как, правило, к выполнению весьма ограниченных  функций  по  сбору
«налога» и своеобразному наведению на богатых клиентов.
       Резюмируя вышеизложенное, следует отметить, что  традиционно  женщины
отличаются значительно меньшей  криминальной  активностью,  чем  мужчины,  а
отличия женской преступности от преступности мужской заключаются:
       . в масштабности,
       . в характере преступлений и в их последствиях,
       . в способах и орудиях совершения преступлений,
       . в роли, которую при этом выполняет женщина,
       . в выборе жертвы преступного посягательства,
       . во влиянии на правонарушения семейно-бытовых обстоятельств.


              III. ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ ЖЕНЩИНЫ-ПРЕСТУПНИЦЫ.

                    1. Общее понятие личности преступника

       Личность   преступника   является   составным   элементом    предмета
криминологии. Значимость этой проблемы выражается, прежде всего, в том,  что
преступление как акт человеческого  поступка  и  волеизъявления  конкретного
лица в значительной степени производно от его  сущностной  характеристики  и
особенностей.   Преступление   и   преступник   являются   теми   клеточками
своеобразного организма преступности, изучение и познание  которых  способны
дать криминологический материал для  последующей  работы  по  предупреждению
преступлений.
       Личность преступника, с одной стороны, понятие общесоциологическое, с
другой  -  юридическое.  Это  означает,  что  личность  преступника   нельзя
рассматривать в отрыве  от  его  социальной  сущности,  вне  связи  со  всей
системой общественных отношений, в которую он включен. Под  их  воздействием
формируется социальный облик преступника как целостное единство  конкретного
лица с образующими его  нравственно-психологическими  чертами  и  свойствами
(взгляды,   убеждения,   ценностные    ориентации,    жизненные    ожидания,
интеллектуальные и волевые свойства).
       С учетом сказанного личность преступника может быть  определена  «как
лицо, совершившее преступление, в антиобщественной  направленности  которого
выразилась совокупность негативных социально значимых  свойств,  влияющих  в
сочетании с внешними условиями и обстоятельствами  на  характер  преступного
поведения в целом»[xxviii].
       В    приведенном    определении    отражена     взаимосвязь     между
общесоциологическим  и  уголовно-правовым   содержанием   понятия   личности
преступника.  Всякая  личность  характеризуется   индивидуальным  выражением
социально  значимых  свойств,  индивидуальной  формой  отражения   бытия   и
духовных условий общества.
       В  личности  преступника  в  качестве  существенной  черты  выступает
совокупность отрицательных (социально-отрицательных)  признаков  и  свойств.
Именно  их   содержание   и   соотношение   с   положительными   (социально-
положительными качествами) дают наиболее полное  представление  о  тех,  кто
совершает  преступление,  а  также   помогают   понять,   оценить   характер
преступления.
       Однако следует иметь в виду,  что  какие  бы  отрицательные  черты  и
свойства ни были  присущи  человеку,  они  могут  и  не  проявиться  в  виде
преступного  действия  в  течение  его  жизни,  поэтому   считать   человека
преступником можно только после  совершения им преступного деяния.
       Понятно,  что  совокупность   личностных   качеств,   обусловливающих
преступление, появляется не  в  момент  его  совершения,  а  складывается  в
процессе всей предшествующей жизнедеятельности индивида.
       С уголовно-правовых позиций о  личности  преступника  можно  говорить
только тогда, когда лицо совершило преступление и признано  судом  виновным.
При  этом  пределы  существования  личности  преступника  строго  определены
законом: оно завершается с момента окончания  срока  наказания  и  погашения
судимости.
       В криминологии личность преступника рассматривается с точки зрения ее
системного   строения   и    включает    в    себя    следующие    признаки:
Биофизиологические,       социально-демографические,        психологические,
нравственные, социально-ролевые, уголовно-правовые и криминологические.
Любой из названных признаков не может рассматриваться  автономно,  т.к.  все
они находятся в определенных взаимоотношениях, образуя единое  целое.  Такое
единство вкладывается в две  основные  категории:  человек  как  организм  и
человек как личность. Социально-биологическое содержание человека  позволяет
соединить природное и общественное.  Это  содержание  зависит  от  временных
параметров и этапов развития общества.
       Биофизиологические признаки  представляют  собой  совокупность  таких
параметров как пол,  возраст,  состояние  здоровья,  особенности  физической
конституции, природные свойства нервной системы и т. д.[xxix]
       Биологическая природа человека — необходимое условие индивидуальности
личности, определяющее  ее  самобытность  и  неповторимость.  Известно,  что
некоторые   существенные   психологические   характеристики   людей    имеют
генетический  (наследственный)  характер.   От   генетически   обусловленных
свойств и особенностей психофизиологических  возможностей  индивида  зависит
во многом и то, что он берет из окружающей среды, конкретных  условий  жизни
и воспитания и других обстоятельств, с которыми ему приходится  сталкиваться
на жизненном пути. Немаловажное  значение  в  выстраивании  жизненной  линии
индивида имеет  также  его,  генетически  обусловленная,  степень  активного
сопротивления негативным явлениям окружающей среды.
       Подсистемы   человека    настолько   органически    соединены,    что
биологическое не выступает в чистом виде, оно испытывает прямые и  обратные
социальные воздействия и преобразуется под их влиянием.
       Социально-демографическая  подсистема включает такие  характеристики,
как пол, возраст, образование, социальное происхождение  и  положение,  род
занятий,   национальная   и   профессиональная   принадлежность,   семейное
положение, уровень материальной обеспеченности, принадлежность к городскому
или сельскому населению и т. п.
       Возрастная характеристика преступников  позволяет  судить  о  степени
интенсивности   проявления   криминогенной   активности   и    особенностях
преступного  поведения  представителей  различных   возрастных   групп.   В
частности,  преступления,   совершаемые   молодыми   людьми,   чаще   носят
агрессивный, импульсивный характер, для лиц же старшего возраста, напротив,
характерно более обдуманное совершение преступлений.
       Образовательный  и  интеллектуальный  уровни   субъекта   во   многом
определяют характер совершаемого им преступления, так как  данные  качества
в значительной мере влияют на круг интересов и потребностей, направленность
общения и досуга и а конечном счете на образ поведения лица.
       Важное  криминологическое  значение   имеют   данные   о   социальном
положении,  роде  занятий  и  профессиональной   принадлежности   (рабочий,
служащий,   колхозник,    кооператор,    носитель    индивидуально-трудовой
деятельности, учащийся, пенсионер, лицо, не  занятое  общественно  полезным
трудом и др.).
       Наиболее криминогенной социальной группой являются лица,  не  занятые
общественно  полезным  трудом:  они  составляют  почти  третью  часть   всех
преступников.[xxx]
       При  изучении  личности  преступника  и  характера  совершенного   им
преступления всегда должны быть учтены данные о семейном  положении,  уровне
материальной обеспеченности и месте жительства.
       Нравственные и психологические признаки, мировоззренческая ориентация
личности  позволяют  глубже  познать  ее  внутреннее  содержание,   взгляды,
убеждения, ценностные предпочтения, жизненные стремления и ожидания.
       Мировоззренческая позиция не только определяет  общую  направленность
личности,  ее  целеустремленность,  но  сказывается  на  всей   совокупности
особенностей  поведения  и  действий,  привычек  и   наклонностей.   Человек
становится личностью  лишь  тогда,  когда  у  него  выработана  определенная
система  взглядов  по  основным  вопросам  общественного  бытия,   жизни   и
деятельности.
       С этой точки зрения при изучении личности преступника особое значение
имеют  следующие  два  момента.  Во-первых,   установившиеся   отношения   к
различным  социальным   и   моральным   ценностям   и   различным   сторонам
действительности (к  трудовым  обязанностям,  собственности,  семье,  детям,
окружающим и т. д.). Во-вторых, уровень, характер  и  социальная  значимость
потребностей и притязаний (социально полезные и  оправданные  или  социально
вредные,   неоправданные)   и   избираемых   способов   их    удовлетворения
(правомерные, неправомерные, общественно опасные).
       Характеристику личности преступника дополняют  его  интеллектуальные,
эмоциональные и волевые свойства.
       К интеллектуальным свойствам относятся: уровень умственного развития,
объем  знаний,  широта  или  узость  взглядов,  содержание  и   разнообразие
интересов и стремлений, жизненный опыт и т. д.
       Эмоциональные   свойства   включают   такие   признаки,   как   сила,
уравновешенность или подвижность  нервных  процессов,  динамичность  чувств,
степень  эмоциональной  возбудимости,  характер  реагирования  на  различные
проявления внешней среды и т. д.
       Под волевыми свойствами обычно имеют в виду способность  принимать  и
осуществлять принятые  решения,  умение  регулировать  свою  деятельность  и
направленность  поступков,   обладание   выдержкой,   стойкость,   твердость
характера, настойчивость и др.[xxxi]
       Для характеристики  личности  преступника  представляют  существенное
значение его социальные роли и социальные статусы.
       Под социальной ролью принято  понимать  реальные  социальные  функции
конкретного  лица,  обусловленные  его  положением  в  системе  общественных
отношений и принадлежностью к определенной социальной группе.[xxxii]
       Социальная роль связана с определенным социальным статусом  человека,
его обязанностями и правами. В  соответствии  с  этим  статусом  от  каждого
человека ожидается определенный образ поведения  и  поступков.  Невыполнение
ролевых предписаний может вызвать конфликт между личностью и обществом  либо
ее окружением.

       Наиболее важными в понимании специфики личности преступника  являются
уголовно-правовые и криминологические характеристики.  Именно  они  отражают
степень социальной деформации  личности,  ее  особые  свойства,  позволяющие
обозначить наиболее существенные признаки лиц, совершивших преступления.
       Каждый  из  указанных  признаков   образует   своеобразный   слой   в
многообразии криминогенных свойств личности преступника и их  оттенков.  Все
это реально отражает необходимость  типологизации таких лиц.
        Криминологическая типология позволяет выделить из всего многообразия
преступных проявлений   лиц,  совершающих  преступления,  а  также  наиболее
характерные типы и образы их действий.
       Поскольку речь идет о  социальном  типе,  то  оценивается  не  только
конкретное лицо во всем многообразии его характеристик, а  вся  совокупность
существенных, относительно стойких свойств и качеств личности.
       Криминологическая типология должна  давать  представление  о  степени
развития  криминогенных  свойств  личности,  их  стойкости  или  возможности
изменения в положительную сторону.
       В основу построения модели  типологии  личности  преступника  положен
характер   ее   антисоциальной   направленности,   отражающей    особенности
мотивационной  сферы.  Мотив  является  главным  в   механизме   не   только
преступного, но и любого другого поведения или поступка человека.
       Главными  типологическими  признаками  антисоциальной  направленности
личности являются:
       негативно-пренебрежительное  отношение  к  личности  человека  и   ее
важнейшим благам;
       корыстные и частнособственнические взгляды;
       индивидуалистически-анархическое отношение к  различным  общепринятым
ценностям и социальным установкам;
       легкомысленно-безответственное  отношение  к  своим  обязанностям   и
охраняемым законом социальным ценностям.
       Наиболее  характерной  нравственно-психологической  чертой   личности
преступника   первого   из   указанных   типов   (совершающего   агрессивно-
насильственные действия) является крайний эгоцентризм, при котором  все  его
поведение подчиняется примитивно-анархическим желаниям и  влечениям,  в  том
числе и импульсивным.
       При выраженных корыстных и частнособственнических  взглядах  личность
характеризуется такими чертами, как паразитизм, стремление к  стяжательству,
склонность к разгульному образу жизни, обман, эгоизм.
       Для третьей и четвертой типологических групп характерно уклонение  от
выполнения  своих  гражданских,   семейных,   общественных   и   должностных
обязанностей.
       По глубине, стойкости  и  интенсивности  проявления  антиобщественной
направленности в криминологии принято выделять следующие типы  преступников:
случайный, ситуационный, неустойчивый, злостный и особо злостный.
       К  случайному  типу  относятся  лица,  впервые  совершившие  нетяжкие
преступления, противоречащие общей  социально-положительной  направленности
их поведения.
       Лица,  впервые  совершившие  тяжкие  преступления  под   воздействием
неблагоприятного стечения обстоятельств, но  характеризуемые  помимо  этого
преступления в основных сферах жизнедеятельности положительно, относятся  к
ситуационному типу преступников.
       Неустойчивый   тип   преступников   составляют   лица,    совершившие
преступления впервые, но допускавшие и ранее  правонарушения  и  аморальные
поступки.
       Злостный  тип  преступника  включает  лиц,  неоднократно  совершавших
преступления, в том числе и ранее судимых.
       Особо злостными преступниками принято считать тех, кто признан  судом
особо опасным рецидивистом.

           2.  Некоторые особенности личности женщины-преступницы
     Криминологическая  характеристика  личности  преступницы   специфична.
Многочисленные исследования  свидетельствуют,  женщины  чаще  начинают  свою
преступную деятельность в более зрелом возрасте  под  воздействием  семейно-
бытовых конфликтов,  неблагоприятной  ситуации  в  семье.  Данное  положение
подтверждается показателями  статистики.[xxxiii]
     Из числа выявленных женщин, совершивших преступления,  более  половины
    составляют  лица  старше  30  лет.  Учитывая  тот  факт,  что  жизненная
активность в целом возрастной группы 30-49 лет наиболее  высока,  становится
очевидным,  что,  с  одной  стороны,  криминальное   поведение   объясняется
возможностями,   полученными   женщинами   в   условиях    профессиональной,
должностной деятельности, а с другой, неспособностью противостоять  неудачам
в различных сферах жизнедеятельности.
                                                                   Таблица 4
                                  Характеристика выявленных лиц, совершивших

                                 преступления, с учетом возрастных границ, %

|Годы     |Возраст   |14-15    |16-17     |18-24     |25-29      |30-49     |
|1994     |Всего     |4,5      |9,4       |23,3      |14,5       |48,2      |
|         |Женщин    |3,3      |5,4       |16,2      |11,8       |63,3      |
|1998     |Всего     |3,2      |8,0       |26,0      |16,1       |41,0      |
|         |Женщин    |1,8      |4,1       |19,8      |14,7       |50,7      |


   Кроме того, среди женщин старше 30 лет и особенно 40 лет много одиноких,
что обусловлено распадом их  супружеских  связей  и  потерей  родителей.  Но
именно в  эти  периоды  проявляется  наибольшая  активность  в  общественном
производстве, растут их социальные контакты, они  играют  заметную  роль  на
производстве  и  в  быту,  некоторые  нередко  назначаются  на   руководящие
должности.

         К моменту совершения преступления немногим более  половины  женщин
были замужем. У тех из них, которые затем не  были  лишены  свободы,  семья,
как правило, сохранилась. Гораздо хуже  обстоят дела  у  тех,  кто  отбывает
наказание  в  местах  лишения  свободы.  По  многим   наблюдениям,   мужчина
фактически или юридически заводит себе иную семью довольно  быстро,  иногда,
даже сразу же после осуждения супруги,  когда  она  еще  не  успела  должным
образом  приспособиться  к  новым  и  весьма  экстремальным,  очень  жестким
условиям жизни в местах лишения свободы.

         В подтверждение сказанного приведем следующие   данные:  «семья  в
период пребывания  в  местах  лишения  свободы  распалась  у  11,9%  мужчин,
состоявших в браке, а среди женщин –  23,5%,  вступивших  в  брак  во  время
отбывания наказания – 2,8% мужчин и 1,2% женщин».[xxxiv]
      Несмотря  на  проявление  в  последние  годы   достаточно   устойчивой
тенденции снижения доли  преступниц  в  названной  возрастной  группе,  она
остается доминирующей.
      На фоне снижения показателей  доли  несовершеннолетних  (14-15,  16-17
лет) настораживает тенденция возрастания доли молодых женщин  18-29  лет  в
числе  преступниц,  свидетельствующая   о   процессе   омоложения   женской
преступности в целом. Следует учитывать, что именно в  эти  годы  у  женщин
завершается  обучение,  складываются  семьи,  рождаются  дети,  формируются
устойчивые  жизненные  ориентации.  Криминальная  активность  женщин   этих
возрастных групп - отражение социального неблагополучия в обществе.
     Среди женщин, конфликтующих с уголовным законом довольно  высока  доля
лиц с высшим и средним  профессиональным  образованием,  а  также  тех,  кто
имеет специальность. Анализ данных, отраженных в таблице 5,  свидетельствует
о значительном (более чем в два раза) росте среди  преступниц  лиц,  имеющих
высшее и среднее профессиональное  образование.

  Данный  вывод  отражает,  видимо,  реальность   и   остроту   социального
противоречия   между   объективными    условиями    занятости    женщин    в
производственной сфере и субъективно  ощущаемой  невозможностью  реализовать
интеллектуальный,   творческий   потенциал,   индивидуальные    запросы    и
притязания.

                                                                   Таблица 5
       Характеристика выявленных лиц, совершивших преступление, в
       зависимости от уровня  образования, тыс. чел.

|Годы         |Показатели   |Высшее       |Среднее      |Среднее общее|
|             |             |профессиональ|профессиональ|             |
|             |             |ное          |ное          |             |
|1993         |Всего        |51594        |173446       |870648       |
|             |Женщин       |6808         |28187        |88306        |
|1998         |Всего        |64734        |259305       |1002629      |
|             |Женщин       |13884        |52159        |134878       |


            Остаются стабильными показатели доли лиц, среди преступниц, без
определенного места жительства. Сопоставление официальных  данных  1993г.  и
1998г. свидетельствует о наличии 1,1% таких женщин в общем  количестве  лиц,
совершивших преступления, хотя количественно их число возросло за  эти  годы
примерно на три четверти.
        Доля женщин,  совершивших  преступление  в  состоянии  алкогольного
опьянения, в 1998 году составила более  одной  пятой.  За  исследуемые  годы
наблюдается незначительный рост числа  женщин,  совершающих  преступления  в
состоянии токсического, наркотического опьянения (0,5% - в 1993 году и  0,6%
- в 1998 году).
        Изменения женской рецидивной преступности в РФ наглядно отражены  в
 таблице                                                                  6.



                                                                   Таблица 6
                                               Рецидив в преступности женщин

|Показатели                     |Годы                                  |
|                               |1993       |1997       |1998        |
|Выявлено всего ранее судимых   |14261      |25377      |26953       |
|женщин, тыс. чел.              |           |           |            |
|Удельный вес этих женщин  %    |1,1        |6,4        |6,5         |
|Темп прироста к предшес. году %|—          |+45,6      |+6,2        |
|                               |           |           |            |


         Доля ранее судимых женщин в общей массе выявленных  преступниц,  в
1993г. составила  -  10,0%,  а  в  1998  -  12,4%,  что  свидетельствует  об
увеличении  уровня  женской   рецидивной   преступности    на   88,9%[xxxv].
Отметим, что для женской  рецидивной  преступности   не  характерна  высокая
общественная   опасность,   поскольку   по   мере   возрастания   количества
судимостей, женщины, как  правило,  не  переходят  к  посягательствам  более
высокой степени тяжести. Однако весьма типичными чертами  женского  рецидива
являются  многократность  и  интенсивность.  Для  женщин  также   характерен
специальный рецидив. Они, как правило, совершают однородные и  тождественные
преступления (систематически  занимаются  хищениями,  обманом  потребителей,
взяточничеством и т.п.).  При  сопоставлении  сведений  о  числе  судимостей
мужчин и женщин обнаруживается любопытная  тенденция:  при  небольшом  числе
судимостей доля мужчин значительно превышает  долю женщин, но  в  группах  с
большим числом судимостей их удельный вес выравнивается.  Так,  при  наличии
пяти судимостей мужчин оказалось 5,1%, женщин –  3,2%,  шести  судимостей  –
соответственно 2,6% и 1,9%, семи судимостей – 1,3% и 1,2%, восьми – 0,6%   и
0,7% [xxxvi].

     Личные  качества   женщин,  совершивших   преступление   неоднократно,
выражены негативнее, чем у мужчин-рецидивистов. У  них  глубже  нравственная
деградация,  они  нередко  страдают  хроническим  алкоголизмом,   не   имеют
определенного места жительства, утратили социально-полезные связи.



                 3.Типология личности женщины – преступницы.

           При  изучении  личности  женщин-преступниц  важную  роль  играют
данные, включающие   систему  взглядов,  убеждений,  ценностных  ориентаций,
интересов,   притязаний,   потребностей,   способов    их    удовлетворения,
особенности интеллектуальных, эмоциональных и волевых свойств.  Совокупность
таких данных о личности преступниц  позволяет  выявить  стимулы  активности,
побуждения,   формирующие   и   определяющие   поведение,    проникнуть    в
мотивационную сферу.
             Разработка криминологических  проблем  нравственных  ценностей
имеет  особое  значение,  поскольку  одним  из  истоков  негативных  явлений
является определенная деформация в сфере  отношений  к  ценностям  культуры,
нравственным идеалам, принципам, этическим правилам и предписаниям.
             В системе ценностных ориентаций заключена основная  смысловая,
мировоззренческая направленность деятельности  индивида.  Ценность  является
тем, что дает реально еще неосуществленной цели силу воздействия  на  способ
и  характер  человеческой  деятельности.   Основой   ценностных   ориентаций
являются  потребности  личности,  субъективно  ею  осознанные.   Сложившаяся
система   ценностей   способствует   сохранению   определенной,   внутренней
последовательности поведения индивидов. Те общественные явления,  отношения,
которым  отдается  предпочтение,  могут  быть   как   социально   значимыми,
позитивными, так и социально неприемлемыми, порицаемыми, негативными.
           Важно отметить,  что  чем  устойчивее  ценностные  ориентации  у
женщин,  тем  стабильнее  поведение  при  соответствующих  условиях   среды.
Следовательно,  выявление  комплекса  категорий,   составляющих   наибольшую
значимость для отдельных социальных групп женщин, может служить  в  качестве
предпосылки для криминологического прогноза о  формах  проявления  личностью
своей активности по достижению определенных целей и перспектив.
   Таким образом, ценностная ориентация личности - необходимый компонент ее
структуры.  Определенное  представление   о   шкале   ценностей   женщин   -
преступниц, можно сформировать,  проанализировав  мотивацию  их  преступного
поведения.
             В корыстной мотивации преобладают  побуждения  антисоциального
материально-вещного  характера,  направленные  на  извлечение  экономической
выгоды, обогащение, обращение  определенных  благ  в  свою  пользу.  В  свою
очередь, в криминогенной корысти может быть выделено несколько видов.
            В  настоящее  время  в  системе  корыстной   мотивации   женщин
доминирует такая ее разновидность, как корысть-потребительство. Ее  удельный
вес, по сравнению с мотивацией иного порядка,  сейчас  самый  высокий.   При
этом у преступниц, руководствующихся данным  мотивом,  четко  прослеживаются
такие  черты,  как  преобладание   материальных   интересов   над   другими,
завышенные притязания на обладание ценными вещами.  Преступная  деятельность
их в  основном  устремлена  на  удовлетворение  непомерно  возросших  личных
потребностей.  Они  стремятся   посредством   совершения   хищений   достичь
материального благополучия, обеспечить ведение образа жизни,  связанного  со
свободной тратой денег,  занять  высокое  устойчивое  положение  в  обществе
(вырученные от преступления средства  тратятся  на  приобретение  престижных
вещей,  на развлечения).
            Усилению роли корысти-потребительства в мотивационной структуре
преступности женщин, в настоящее время,  способствует  в  значительной  мере
господствующая сейчас "эгоистическая" модель  развития  общества,  изменение
представлений о целях жизни и  способах  их  достижения.  С  одной  стороны,
общий фон  газетно-журнальных  публикаций  формирует  у  граждан  искаженные
представления  по  поводу   материального   статуса.   С   другой   стороны,
представляемые в качестве модных образцы поведения в реальности  для  многих
недоступны, и по этой причине вызывают у одной части  населения  отторжение,
а у другой - стремление к имитации любой ценой,  хотя  бы  и  сопряженной  с
нарушением запретов.  При  этом  легитимные  способы  достижения  жизненного
успеха, финансового благополучия, еще в большей мере  ограничены для  женщин
(для них острее стоит проблема трудоустройства, они исторически привязаны  к
неприоритетным отраслям экономики, их труд оплачивается значительно  ниже  и
т.п.).   Женщины   наблюдают   недосягаемый   для   многих   из   них,    но
представляющийся весьма престижным образ жизни. Вместе с тем,  стремление  к
обладанию   таким   благополучием   и   мотивирует   корыстную    преступную
деятельность.  Особенно  сильна  потребительская  ориентация  в   молодежной
среде, где статус  человека  оценивается  сейчас  одномерно  и  определяется
финансовыми возможностями.
          Стремительное развитие  потребительских  настроений  в  некоторой
мере  обусловило  и  качественную  трансформацию  предметов   удовлетворения
корыстных мотивов. В отличие от традиционно отмечавшегося  ранее,  предметом
преступления теперь все чаще является не желаемое  имущество,  как  средство
удовлетворения  сиюминутных  потребностей,  а  имущество  ценное   и   легко
реализуемое.
           Корысть-потребительство  характеризует  мотивационную  структуру
любой  преступности,   однако   преимущественно   в   женской   преступности
встречается такая разновидность  данного  мотива  как  корысть-престиж.  Это
побуждение является одним из наиболее древних регуляторов поведения  женщины
и мотивов их деятельности. В своих работах Ч. Ломброзо и Г. Ферреро в  конце
XIX столетия отмечали, что многие преступницы совершают воровство  не  из-за
нужды,  а  "исключительно  из  желания  обзавестись  дорогими  и  роскошными
нарядами  и   украшениями».[xxxvii]   Платье   и   наряды   имеют   огромное
психологическое значение для женщины, в  ее  самооценке  очень  важную  роль
играют обаяние и внешние данные. Поэтому стремление к приобретению  красивых
и престижных вещей может служить для  нее  источником  многих  преступлений:
"Женщина   крадет...   с   целью   хорошо   одеться,   подобно   тому,   как
недобросовестный  купец  делает   дутые   операции,   чтобы   поднять   свой
кредит".[xxxviii]   В   настоящее   время   рейтинг    корысти-престижа    в
мотивационной структуре женской преступности не упал.
         Оригинальную  окраску  корыстная   мотивация  преступности  женщин
приобретает за счет достаточно весомого  места  в  ее  структуре  "семейной"
корысти. В основе  последней  лежит  стремление  к  достижению  необходимого
уровня  обеспеченности  материальными  благами  семьи.   Исторически   жизнь
женщины сложилась таким образом, что очень важную роль в ней  играет  семья.
Именно  она  в  значительной   мере   определяет   поведение   женщины,   а,
соответственно, характер семейных взаимоотношений и материальный достаток  в
семье являются показателями степени жизненного  благополучия.  Поэтому  даже
противоправная деятельность женщины часто направлена  не  на  удовлетворение
своих собственных потребностей, а на улучшение положения семьи. В  интересах
детей,  на  семейные  нужды  тратятся  деньги  и   ценности,   приобретенные
преступным путем.
         "Семейная" мотивация  особенно  типична  для  женщин,  совершающих
присвоение и растрату и похищающих вверенное  имущество  ради  детей,  мужа.
Достаточно часто "семейная" корысть формирует криминальную направленность  в
поведении  женщин  в  неполных  семьях,  где   она   является   единственным
добытчиком  средств  для   проживания.   Безусловно,   необходимый   уровень
материальной   обеспеченности   семьи   -   величина,   понимаемая    весьма
субъективно. Поэтому  "семейная"  мотивация  может  обусловливать  корыстные
преступления женщин из весьма благополучных в  финансовом  отношении  семей.
Но в последнее время этот мотив все чаще  переплетается  с  корыстью-нуждой,
обусловленной крайне низким уровнем материального достатка в семье.
              Феномен корысти-нужды до недавнего времени  встречался  очень
редко. Однако сейчас  значение  этого  мотива  актуализировалось.  За  время
реформ уровень жизни в России  существенно  снизился,  что  увеличило  число
семей,  оказавшихся  в  условиях  бедности.   Социологические   исследования
свидетельствуют, что у 55% россиян доход на одного  члена  семьи  сейчас  не
превышает прожиточного минимума,  а  в  14,3%  семей  он  в  3  раза  меньше
прожиточного минимума.[xxxix] Заработная плата  для  многих  превратилась  в
социальное  пособие,  не  обеспечивающее  удовлетворение  даже   минимальных
потребностей. Женщинам все труднее  становится  латать  прорехи  в  семейном
бюджете. Эта ситуация воспринимается ими весьма  болезненно  и  в  состоянии
инициировать противоправное поведение.
             Несколько меньшую долю в структуре корыстной мотивации занимает
мотив корысть-паразитизм. В основе преступного поведения лежат  побуждения,
отражающие  игнорирование  принятых   в   обществе   норм   и   требований,
предъявляемых к личности в  сфере  труда,  обучения,  стиля  жизни  и  иных
областях социального функционирования. Уклонение от социально-значимых форм
деятельности, вызванное нежеланием или неспособностью к адаптации с  учетом
требований современного общества,  отсутствие  трудовых  навыков  и  умения
соизмерять свои потребности  с  возможностями,  определяемыми  результатами
своего трудового участия - предопределяют  варианты  поведения.  Побуждение
типа  корысть-паразитизм  характерно  для  женщин,  ведущих  бродяжническое
существование,   занимающихся    проституцией,    страдающих    хроническим
алкоголизмом.  Но  наиболее  стойкая  психология  паразитизма,  ведущая   к
совершению преступлений, наблюдается у женщин с криминальным прошлым. Среди
них  основную  массу  составляют  лица,   ранее   судимые   за   преступные
посягательства  на  отношения  собственности.  Отметим,  что   определенная
избирательность линии поведения женщин – преступниц  объясняется:  с  одной
стороны, устойчивостью антисоциальных воззрений, которая  обусловлена  тем,
что стандарты высокого потребления не связываются  в  массовом  сознании  с
размерами трудового вклада, а экономическая ситуация в стране  способствует
нелегальным  приемам  извлечения  доходов.   А   с   другой   -   возможной
интеллектуальной дефектностью индивида, порождаемой различными психическими
аномалиями.
                 Значительное  число  преступлений   совершается   женщинами
вследствие  реализации  побуждений  типа  корысть-конформизм   и   корысть-
подражание.   Корысть-конформизм    характеризует    мотивы,    порождаемые
отсутствием способностей к  активному  противостоянию  негативному  влиянию
окружающих. Женщины,  довольно часто, втягиваются в совершение преступления
лицами,  которым  они  симпатизируют,  к  которым  они  испытывают  сильную
привязанность и от которых психологически зависят.  Поэтому,  не  случайным
является тот факт,  что  преступное  посягательство  часто  совершается  ею
вместе с мужем, сожителем или родственником.
                Корысть-подражание  проявляется  в  преступлениях  в   виде
сознательного воспроизведения, повторения  криминальных  образцов  поведения
лиц из «значимой» микросреды. Например,  попадая в торговые организации  или
на производство, где сложилась система преступной деятельности,  и  наблюдая
за поведением лиц, безнаказанно  нарушающих  закон  и  извлекающих  из  этих
нарушений  значительные  материальные  выгоды,  женщина  со  временем   сама
становится  звеном  в  системе  сложившихся  преступных  взаимоотношений,  и
ориентируется на наиболее  привлекательные  для  нее  образцы  криминального
поведения.
              Все еще значима доля и  побуждений  типа  корысть-алкоголизм,
корысть-наркотизм.  В  структуре  потребностей  преступника  в  этом  случае
доминирует  потребность  в  алкоголе,  наркотиках.  Корыстное   преступление
совершается  исключительно  для  их  приобретения   и   служит   проявлением
болезненного пристрастия, не исключающего, при этом, вменяемости субъекта.
               Наконец, следует отметить, что иногда  в  мотивации  женских
преступлений очень  оригинально  переплетаются  корысть  и  месть,  зависть,
ревность. Например, иногда женщины, совершая кражу  или  грабеж,  преследуют
цель  отомстить  своей  сопернице,  оказавшейся  в  роли   потерпевшей   при
осуществлении преступного посягательства.  Иногда  преступление  совершается
из чувства зависти к владельцам модных, дорогих вещей и т.п.

                Насильственная мотивация определяется  системой  мотивов  и
индивидуально-психологических   свойств,   которая    обусловливает    выбор
индивидом агрессивных  вариантов  поведения.  Она  включает  широкий  спектр
побуждений, характерных для преступности женщин. Анализ структуры  мотивации
позволил выделить следующие типы мотивов.
      1. Инструментальная агрессия (средство достижения какой-либо  значимой
цели,   удовлетворения   насущной   потребности).    Причинение    страданий
потерпевшим   здесь   не   является   целью   преступниц,   а   способствует
удовлетворению личных, материальных и т.п.  потребностей.  Причинение  вреда
жизни, здоровью личности либо не считается значимым в данной ситуации,  либо
признается неизбежным для достижения желаемого результата.
           Частным случаем  мотивации  такого  типа  являются  побуждения  к
утверждению на социально-психологическом уровне  и  самоутверждению.  Первое
предполагает  стремление  к  признанию  со   стороны   личностно   значимого
окружения, утверждение себя в глазах окружающих, доказывание им,  что  "я  -
как вы". Мотив самоутверждения можно  выявить  при  совершении  преступления
ради  решения  внутренних  психологических  проблем  -   для   того,   чтобы
подчеркнуть "я - личность",  для  обретения  возможности  доминирования  над
окружающими людьми, повышения уверенности  в  своей  собственной  личностной
ценности.
     2.  Враждебная  агрессия  -  насилие  ради   насилия,   как   правило,
сопровождающееся проявлениями  особой  жестокости,  садизма,  глумления  над
жертвой, унижением человеческого достоинства,  доставляющее  удовольствие  и
чувство удовлетворенности от процесса применения насилия и его результатов.
        3. Защитная  агрессия,  т.е.  реакция  типа  "насилие  -  следствие
насилия".  В  мотивации  этого  типа  доминируют  гнев,  обида,  месть.  Под
влиянием  этих  эмоциональных   реакций   гипертрофированно   воспринимается
враждебность   окружающих,   что   и   порождает   агрессивное    поведение,
направленное на защиту всеми  силами  и  средствами,  зачастую  спонтанно  и
жестоко.
              Изучение   мотивации   насильственных   преступлений   женщин
свидетельствует о преобладании  в  ней  защитной  агрессии.  Женщины  весьма
эмоционально  и   остро   реагируют   на   негативные   стороны   окружающей
действительности.  Травмы,  связанные   с   производственными   конфликтами,
семейными неурядицами, неустроенностью  личной  жизни,  носят  у  них  более
затяжной и глубокий характер.  Женщины  значительно  чаще,  по  сравнению  с
мужчинами, оценивают ситуацию  как  угрожающую,  поэтому  их  противоправное
поведение  носит в основном защитный характер  и  направлено  на  то,  чтобы
оградить себя и свою семью от опасности.
               Враждебная  агрессия  встречается  у  женщин  гораздо  реже.
Особенно низок  рейтинг  как  регулятора  деятельности  и  поведения  мотива
самоутверждения, что также свидетельствует об уникальной  структуре  мотивов
насильственной женской преступности.
                 Дифференциация "систем  ценностей"  способна  приводить  к
выделению различных типов личности. Речь идет о социальных  группах  и  иных
общностях, которые  отличаются  друг  от  друга  по  комплексу  относительно
устойчивых, социально-нравственных характеристик:  потребностей,  интересов,
традиций и т. д.
               Изучение личности женщин-преступниц  позволило  выявить  два
ведущих типа, отражающих совокупность черт и свойств, определяющих  сущность
и направленность преступного поведения.
     1.  Антисоциальный  тип  -  характеризующийся  отрывом  от  ценностно-
нормативной  системы  общества  и  государства,   активностью   в   ситуации
совершения преступления, комплексом антиобщественных взглядов и привычек,  и
отражающий осознанную готовность  к  общественно  опасным  проявлениям.  При
анализе социально-психологических особенностей  личности  преступниц  такого
типа отмечается наличие циничного отношения к жизни,  здоровью,  достоинству
других людей, потребительского отношения к  собственности,  пренебрежения  к
общественному  порядку.  Антиобщественные  взгляды  отличаются  глубиной   и
интенсивностью.
     2.    Асоциальный    тип    -    характеризующийся    антиобщественной
направленностью пассивного, аморфного вида, замещением утраченных  связей  и
ценностей личностной неопределенностью  и  отражающий  нарушение  социальной
адаптации, уход  в пьянство, наркоманию, преступность при решении  жизненных
проблем. Ю.М. Антонян, В.П. Голубев, Ю.Н.  Кудряков  отмечают,  что  смыслом
дезадаптивного  поведения  такой   личности   является   боязнь   социальной
идентификации и обретения  личностной  определенности,  которая  формируется
лишь в процессе активного социального общения,  принятия  на  себя  ролей  и
выполнение требований социальной среды.[xl]
                 Данный  тип  преступниц   ярко   выражен   среди   женщин,
неоднократно судимых за  посягательства  на  личную  собственность  граждан,
хулиганство, нанесение побоев и иных действий  насильственного  характера  и
ряд других. Среди них значительное число  алкоголичек,  наркоманок,  бродяг,
не  имеющих  постоянного  места  жительства.  Не   смотря   на   повторность
совершения преступлений, их поведение в  криминальных  ситуациях  отличается
пониженной  избирательностью,  неспособностью  к  активному   противостоянию
жизненным трудностям.  Главными  чертами  личности  преступниц  асоциального
типа являются социальная и  моральная  деградация,  примитивные  интересы  и
потребности.  Разрыв  общественно   полезных   связей,   утрата   позитивных
социальных ценностей, интереса к трудовой  деятельности,  семье  приводят  к
резкому сужению контактов со здоровой средой, ролевой  структуры,  искажению
личностных свойств.
               Для   многих   женщин-преступниц   характерна    инертность,
безразличие к себе  и  окружающим,  отсутствие  сознательного  возведения  в
принцип преступного паразитического существования.
              Названные типы личности преступниц можно классифицировать  на
подтипы по различным основаниям. Так, по глубине  и  стойкости  криминальной
направленности выделяются "случайные", "ситуативные", "привычные".
              «Случайный»   подтип   характеризуется    общей    позитивной
направленностью  деятельности,  ориентированностью  на  следование  правовым
предписаниям.  Впервые   совершенное   преступление   является   результатом
случайного  стечения  обстоятельств  и  противоречит  общей   характеристике
предпреступного  поведения.   Вместе   с   тем,   в   системе   нравственно-
психологических   свойств   женщин   анализируемого   подтипа    отсутствует
способность   придерживаться   в   своих   действиях   твердых    принципов,
прослеживается подверженность  случайным  соблазнам,  влечениям,  интересам.
Ю.В. Голик отметил, что среди  лиц,  совершивших  преступление  в  состоянии
аффекта, случайные преступницы составляли немногим более 9%. В основном  это
женщины, долгое время терпевшие унижения, оскорбления, аморальное  поведение
своих мужей-алкоголиков.[xli]
        «Ситуативный» подтип характеризуется  отсутствием  ярко  выраженных
антиобщественных  позиций.  В   совершаемых   преступлениях   под   решающим
воздействием    ситуации,     как     правило,     отсутствует     "идейное"
противопоставление себя - обществу, своих взглядов общественным интересам  и
нормам.
     Нравственно-психологическая, правовая деформация личности  затрагивает
лишь частично отдельные сферы жизнедеятельности,  что   делает  криминальный
поступок реально возможным с  учетом  сформировавшихся  личных  установок  в
ситуациях,  носящих  нетипичный   характер.   Ведущим   свойством   личности
преступниц  такого  подтипа  является  ослабление  чувства  долга,  критики,
расторможенность влечений, снижение нравственного потенциала.
          «Привычный»   подтип  характеризуется  наличием  четко  выраженных
антиобщественных  взглядов  и  стремлений.  Преступницы  выбирают   заведомо
социально неприемлемый вариант  поведения  либо  сознательно  допускают  для
себя возможность такого выбора.[xlii]  Привычных  преступниц,  как  правило,
отличает   эмоциональная    неустойчивость,    эгоцентризм,    извращенность
представлений о социальных ценностях, нежелание учитывать интересы  общества
и отдельных  лиц,  деформированность  системы  потребностей.  Антисоциальные
мотивы в  их  сознании  занимают  доминирующее  положение  и  реализуются  в
преступной деятельности чаще всего без внутренней борьбы.
       По характеру, содержанию антисоциальной и асоциальной  направленности
необходимо выделить следующие подтипы личности преступниц:

"насильственный", "корыстный", "дезадаптивный".
     .   "Насильственный"   -   характеризуется    аффективными    вспышками
       раздражения, агрессии, направленными чаще всего против своих  близких
       либо лиц, хорошо  знакомых.  Эгоцентризм,  неуважение  к  чувствам  и
       переживаниям  других  людей,   пренебрежительное   отношение   к   их
       страданиям, грубость, жестокость, низкая культура эмоций  -  основные
       нравственно-психологические    свойства    большинства    преступниц,
       совершивших насильственные преступления.
     .   "Корыстный"   -   характеризуется   потребительской    ориентацией,
       стремлением удовлетворить свои потребности за счет  интересов  других
       лиц или общества.  Широко  распространено  удовлетворение  преступным
       путем  социально-негативных  потребностей,  связанных  с   добыванием
       алкоголя, наркотиков, либо денежных средств на их приобретение.  Этим
       лицам присущи такие свойства, как эгоизм, несамокритичность. Интересы
       сосредоточены  на  материальной   выгоде,   мотивация   в   поведении
       рассматриваемого подтипа  преступлений  преимущественно  вытекает  из
       псевдопотребностей.
     . "Дезадаптивный" - характеризуется тем,  что  интересы  и  устремления
       преступниц такого подтипа находятся вне сферы  нормальных  отношений.
       Безразличие, апатичность, склонность "плыть по  течению"  -  основные
       свойства  личности.   Им   присуще   пассивное   индивидуалистически-
       анархическое  отношение  к  различным  социальным   установлениям   и
       предписаниям, общегражданским обязанностям.
            Названные типы и  подтипы  личности  преступниц  встречаются  не
только в "чистом" виде, но и в различных комбинированных вариантах.  В  этих
случаях  характеристика  личности  усложняется  с  учетом   особенностей   и
специфики ее проявления.
            Таким образом, только  взаимодействие  всех  сторон  личности  с
внешними  условиями  и  воздействиями,  восприятие  и   преломление   их   в
соответствии    с    присущими    ей    демографическими,     нравственными,
интеллектуальными,  волевыми  свойствами   ведет   к   пониманию   механизма
преступного поведения женщин.



                 IV. ПРИЧИНЫ И УСЛОВИЯ ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ.

                    1.Понятие причинности в криминологии.

           Причины преступности  являются  фундаментальной  и  самой  острой
проблемой  криминологии.  В  ней   сконцентрированы    элементы   философии,
экономики, политики, юриспруденции, социальной психологии, научной теории  и
социальной практики.
             Известно, что под причиной понимается объективная  связь  между
явлениями, одно из которых (причина) при   определенных  условиях  порождает
другое явление (следствие). Исходя из этой общей предпосылки, под  причинами
преступности в  криминологии  понимают  те  негативные  социальные  явления,
которые порождают и  воспроизводят  преступность  и  преступления  как  свое
закономерное следствие.[xliii]
              Криминология исходит из признания  социальной  и  исторической
обусловленности преступности. Первая по важности посылка состоит в том,  что
преступность тесно связана с социальными условиями  жизни  общества  и  всей
системой общественных отношений. Вторая заключается в том, что  преступность
своими  корнями  уходит  в  антагонистические  общественно  -  экономические
формации, которые породили существование преступности.
               Социальные отношения, как  и  экономические,  многообразны  и
комплексны. Они функционируют на макро -  и микроуровне.  На  макроуровне  –
это  отношения  человека  с  обществом  и   государством,   производственные
отношения, определяющие его социальное положение.
             На  микроуровне  –  это  разнообразные  межгрупповые  и  внутри
групповые отношения, отношения  между  людьми   в  их  ближайшем  социальном
окружении, межличностные отношения,  включающие  отношения  в  семье,  между
близкими  и  знакомыми.  Здесь  наиболее   часто   происходит   столкновение
интересов людей, их устремлений, выливающихся нередко  в  острые  конфликты,
которые служат питательной средой и стимулом преступности.
            Социальные  конфликты,  приводящие  к  совершению  преступлений,
могут   отражать   недовольство   человека   своим   социальным    статусом,
неполученным образованием, обстановкой в коллективе, семье и т. п.
             В течение  длительного  времени  в  отечественной  криминологии
считалось, что преступление – сугубо негативное  социальное  явление  и  при
этом  национальный  аспект  практически  не  учитывался.[xliv]   Это   можно
объяснить  тем,  что   до   последнего   времени   преступность   на   почве
межнациональных конфликтов  не была  так  распространена,  как  ныне,  и  не
являлась предметом специального изучения.
                Экономическая и политическая нестабильность в  нашей  стране
усугубляет межнациональные конфликты,  чем  способствует  росту  этого  вида
насильственных преступлений в обществе.
                Говоря о национальных отношениях с  точки  зрения  причин  и
условий  преступности,  следует  иметь  в  виду  не   какие-то   особенности
национальной психологии, а прежде всего социальный статус  лиц,  оказавшихся
на низших ступенях общественной лестницы и не находящих  во  многих  случаях
цивилизованных средств борьбы за свои социальные права.
                 В  комплексе   причин   преступности   классовые   интересы
достаточно  приблизительно  характеризуют  противоречия,  возникающие  между
более мелкими группами, составляющими общество. Рост таких противоречий,  их
конфликтное углубление могут приводить к тому, что  для  определенных  групп
лиц закон перестает  быть  законом  в  плане  обязательно-властного  веления
государства. В  этой  ситуации  господствует  право  «сильного».  Обострение
противоречий между групповыми интересами внутри  общества  становится  одной
из тех острых проблем, которую нельзя не замечать,  так  как  в  ней,  в  ее
неразрешенности – источник роста преступности.
                 Социальный  климат  в  обществе  –  иногда  не  без  помощи
средств массовой  информации  –  приводится  к  неустойчивому,  конфликтному
положению  между  различными  слоями,  что  неизбежно   ведет   к   усилению
преступности. Навязчивая  демонстрация  по  телевидению  фильмов,  смакующих
жестокость и насилие, также способствует росту криминогенного насилия.
                   Деморализация  микросоциальных  отношений   в   обществе,
особенно в основной его ячейке –  семье,  неуважительное  отношение  друг  к
другу, низкий уровень политической, правовой и общей культуры  плюс  широкие
масштабы хулиганства – все это  к  сожалению  во  многом  присуще  состоянию
нашего общества сегодня. Нередко в комплексе причин и  условий  преступлений
лежат или бытовые мотивы, или неприязнь людей друг к другу.
           Насильственная  преступность  в  своей  значительной   части   по
статистике является следствием  межличностных  конфликтов.  Такие  конфликты
опасны прежде всего  непредсказуемостью  поведения  людей,  что  значительно
усложняет  их  предупреждение.  Уровень  правосознания,  личностной   оценки
социальной  справедливости,  психофизиологическая   структура   личности   -
являются  как  бы  генераторами  протестующего,  а  иногда   и   преступного
поведения.
            Таки образом, для глубокого криминологического  анализа   причин
преступности  следует  обращаться  к  противоречиям  современной  жизни  как
основному источнику всего причинного комплекса нынешней преступности.

        2. Социально – психологические факторы женской преступности.

              Причинный   комплекс,  порождающий   и   объясняющий   женскую
преступность, составляет часть в  блоке  причин  преступности  в  целом,  но
вместе с тем он отличается и определенными особенностями, специфичностью.
            Одним   из   существенных   противоречий,   способных   породить
криминогенные последствия, является  существующая  ныне  диспропорция  между
потребностями  женщины  к  активному  участию  в   труде,   профессиональной
деятельности и резким вытеснением женщин с  рынка  труда.  Женщин  в  России
78,3  млн.  или  53%  населения  страны.  За  последнее  десятилетие  Россия
пережила значительные экономические  и  социальные  потрясения.  Последствия
этой нестабильности и социально-экономических сдвигов были ощутимы  во  всем
обществе, но в особенности негативным  было  их  влияние  на  жизнь  женщин.
Продолжает усиливаться безработица, бремя которой  основной  своей  тяжестью
ложиться  на  представительниц  женского  пола.  Из  2,3  млн.   официальных
безработных в России более 70% женщин. По  данным  Госкомстата,  с  1990  по
1995 гг. было сокращено 7,6 млн. рабочих мест, занимаемых  женщинами.  Таким
образом, их число снизилось почти  на  20%.[xlv]  Количество  рабочих  мест,
занимаемых мужчинами, сократилось за тот же  период  только  на  1,6%.[xlvi]
Ухудшение сети социального  страхования  усугубило  положение,  связанное  с
безработицей.
      Сокращение  государственного  сектора   экономики,   высокий   уровень
инфляции, закрытие основных социальных служб привели женщин к  состоянию,  в
котором  они  не  могут  рассчитывать  на  рабочие  места   и   зарплату   в
государственных предприятиях. Это побудило женщин  к  поиску  новых  форм  и
видов трудовой деятельности. Образовался слой  собственников  предприятий  и
фирм, мелких предпринимателей. Значительная часть из них занята  в  торговой
и  финансовой  сферах.  Вместе  с   тем,   по   мнению   социологов,   самая
феминизированная социально-профессиональная группа  -  работники  социальной
сферы. Соотношение женщин и мужчин в ней  5:1  в  пользу  женщин.  В  основе
группы   -    работники    учреждений    науки,    культуры,    образования,
здравоохранения, управленцы  среднего  звена.  Уровень  благосостояния  этой
группы  населения крайне низкий, по сообщению  социологов  «2/3  ее  состава
испытывает материальные трудности».[xlvii]
            Значительную   криминогенную   роль   играет    то    печальное
обстоятельство, что в России половина тяжелых и малоквалифицированных  работ
в промышленности в настоящее время ложится на женские  плечи.  По  имеющимся
данным, почти миллион  женщин  избрали  профессией  труд  строителя,  однако
уровень механизации в этой отрасли общественного  производства  достигает  в
среднем 30%. В  торговле  и  общественном  питании,  на  складах,  базах,  в
магазинах женщинам приходится обрабатывать большую часть грузов вручную,  т.
к. отсутствуют средства малой механизации.[xlviii]
               Кроме того, в  настоящее  время  в  большинстве  отраслей  и
производств отсутствуют ограничения и  запрещения  для  использования  труда
женщин. Они трудятся наравне с  мужчинами,  для  них  установлена  равная  с
мужчинами  продолжительность  рабочего  дня,  определены  одинаковые  нормы,
расценки. В то же  время  женщины  в  гораздо  большей  мере,  чем  мужчины,
подвержены  воздействию  неблагоприятных  факторов,  т.  к.  физически   они
намного слабее мужчин.
                Криминологическая значимость этих обстоятельств заключается
в том, что многие женщины не выдерживают столь непосильных нагрузок, и  сама
такая работа совершенно не  престижна.  Естественно,  что  этой  работой  не
дорожат и   могут  ее  легко  бросить,  а  источником  получения  средств  к
существованию  становятся  кражи,  проституция  и  т.  д.  Неслучайно,   как
показало выборочное исследование, большая часть женщин – бродяг  были  ранее
заняты на тяжелых,  малоквалифицированных  или  не  престижных  работах.  По
данным другого исследования, из числа женщин, осужденных к лишению  свободы,
каждая пятая не имела квалификации. Поэтому обоснован вывод,  что  занятость
на неквалифицированных работах может иметь  весьма  серьезные  криминогенные
последствия.[xlix]
           Тяжелая малоквалифицированная  грубая  работа страшна не  только
потому,  что  с  такой  работой  расстаются  без  сожаления  и  без  желания
вернуться к ней. Она опасна  и  тем,  что  огрубляет,  очерствляет  женщину,
лишая ее таких  присущих  от  природы  черт,  как  женственность,  мягкость,
слабость, чувствительность.  Она  становится  грубой,  резкой,  агрессивной,
мускулистой, склонной решать возникающие ситуации  с  помощью  грубой  силы.
Очевидно,  что  это  одна  из  причин  возросшей  в  настоящее  время   доли
совершаемых женщинами  преступлений  против  личности,  их  агрессивности  и
жестокости.
             Напомним,  что  назначение   женщины   –   стать   матерью   и
воспитательницей    своих    детей.    Однако,     сочетание     напряженной
профессиональной   деятельности   женщин    с   исполнением   ею   семейных,
материнских  обязанностей,  приводит  к  нежелательным   последствиям.   Это
выражается  в том, что она не может проявить себя в должной мере, все  время
работает   с   перегрузками,   постоянно   испытывает   усталость,   нервное
напряжение, боязнь не справиться  с  многочисленными  делами,  у  нее  могут
появиться  психические  расстройства,   состояние   дезадаптации,   ощущение
враждебности мира, своей неудачливости и т. п.
              Из-за этого некоторые женщины перестают дорожить и  семьей,  и
работой,  внешне  легко   бросают   и   ту,   и   другую,   начинают   вести
антиобщественный  образ   жизни,   приобретая   средства   к   существованию
противоправным путем. Когда сейчас говорят о  разрыве  семейных  связей,  то
обычно подразумевают контакты  родителей  и  детей.  Действительно,  обретая
свободу от родителей, женщина  может  совершать  различные  антиобщественные
поступки   красть,   обманывать   покупателей,   заниматься    проституцией.
Собственную  семью  некоторые  женщины  вообще  не  считают   какой  –  либо
ценностью, особенно  если  иметь  в  виду  не  просто  совместное,  пусть  и
материально обеспеченное, существование супругов, но и какую-то  внутреннюю,
духовную связь между ними. Отсутствие такой связи, такое отношение  к  своей
семье очень ярко проявляется,  например,  в  занятии  проституцией  замужних
женщин.
          Рассматривая причины преступности среди женщин,  следует  отметить
и  такой  фактор,  в  немалой  степени  связанный  с  возросшей   социальной
мобильностью женщин, как возможность их более тесного и длительного  общения
с  ранее  судимыми  лицами  и   лицами,   совершающими   преступления.   Это
обстоятельство важно отметить и потому, что в  подобном  общении  происходит
«криминогенное заражение» женщин, особенно молодых, усвоение ими  негативных
установок и стереотипов, приобщение их  к  антиобщественному  образу  жизни.
Они нередко завязывают тесные  связи  с  преступниками  и  попадают  под  их
полное влияние, что порождает их длительную противоправную активность.
                 По мнению В. Н. Кудрявцева « сейчас мало кто сомневается  в
том, что в нашем обществе  значительное,  даже  угрожающее   распространение
получили явления  и  процессы,  дестабилизирующие  отношения  между  людьми,
порождающие  их  враждебность,  неуверенность  в  себе  и  своем  социальном
положении,   в   своем   будущем,   неудовлетворенность   своим   настоящим,
отчуждением от среды, крайне неблагоприятно  сказывающиеся  на  общественной
нравственности. При этом  женщины  наиболее  остро  чувствуют  и  переживают
существующую напряженность, социальное  неблагополучие,  конфликтность,  они
более восприимчивы и уязвимы».[l] Именно на них лежат важные обязанности  по
обеспечению семьи продуктами питания и другими  благами,  воспитанию  детей,
уходом за ними  и  т.  д.  Поэтому  они  весьма  остро  реагируют  на  любые
неблагоприятные процессы, угрожающие семье и особенно детям.
           Следует   сказать   о   неблагополучном   социально-экономическом
положении,  которое   занимают   молодые   женщины   из   необеспеченных   и
малообеспеченных  семей,  и  которым  практически  закрыт  доступ  к  модным
предметам одежды и другим престижным вещам, обладающим в их глазах  огромной
притягательной  силой.  Вместе  с  тем,  благодаря  телевидению,  печати   и
социальной мобильности,  их  информированность  об  этих  благах  высока,  и
потому столь значительно у них чувство зависти,  и  одновременно  -  чувства
ущемлённости и выброшенности. Эти причины  и толкают  некоторых  из  них  на
совершение краж, грабежей и разбоев, а проявляемые при этом  ожесточенность,
агрессивность и вандализм  являются  средством  психологической  компенсации
пережитых унижений.
         Выявляя  причины  женской  преступности  нельзя  не  согласиться  с
мнением А. В. Клочкова и О.В. Пристанской о том, что «разгул преступности  в
современном российской обществе  невозможно объяснить лишь  усугублением  ее
количественных  и  качественных  показателей.   Опаснейшим   из   социально-
психологических  процессов,  порождающих   преступность,   и   притом   явно
недооцениваемым  общественным  мнением  и  властными  структурами,  является
процесс нарастающей криминализации общественного   сознания,  который  носит
труднопреодолимый   характер.  Указанный  процесс  связан  с   криминогенной
деформацией ценностей общества,  с  размыванием  и  девальвацией  социально-
позитивных  ценностей,  установок,   стереотипов   поведения,   нравственных
идеалов людей. Этот процесс сопровождается  широким  распространением  среди
законопослушных слоев населения антиобщественных взглядов,  представлений  и
установок, допускающих нарушения уголовно-правовых запретов. В  общественном
сознании культивируются ценности и нормы криминальной среды,  в  том   числе
преступного поведения, оправданного материальными, моральными,  социальными,
экономическими, политическими и иными соображениями.  В  массовую  культуру,
повседневный   обиход   внедряются    элементы    преступной    субкультуры:
специфические для пенитенциарных учреждений жаргон, способы  коммуникации  и
разрешения конфликтов, блатное творчество».[li]
              На фоне, а во многом и под влиянием  перечисленных  процессов
происходит резкое снижение так называемого социально-позитивного  иммунитета
общества. Этот иммунитет, служащий гарантией безопасности  и  самосохранения
общества, его защиты от тотального криминального поражения, в  норме  должен
включать   в   себя   совокупность   как   минимум   следующих    социально-
психологических элементов:
   - оптимизм населения в  оценке  потенциальных  возможностей  общества  в
     противодействии  преступности,  адекватном  реагировании  на  развитие
     криминальной ситуации,
   - доверие граждан к реальной  способности  и  решимости  государственной
     власти и правоохранительных органов противостоять преступности,
   -  уверенность  населения  в  личной  и  коллективной  защищенности   от
     криминальных посягательств, прежде всего от преступлений, связанных  с
     насилием,
   -   восприятие  моделей  законопослушного   поведения,   целенаправленно
     культивируемых государством  и  обществом  с  помощью  соответствующих
     социальных инструментов, в том числе средств массовой информации,
   - абсолютная  неприемлемость массовым сознанием любых нарушений уголовно-
     правовых запретов,
   -  формирование  уважения  граждан  к  закону,   к  общепринятым  нормам
     поведения   и   повышение   авторитета   государственной   власти    и
     правоохранительной системы.
                «В   настоящее   время   общественностью    недооцениваются
последствия  совершающейся  сейчас  девальвации  общепринятых,  традиционных
российских ценностей и подмены их несвойственными нам стереотипами  западной
культуры.  Рекламирование,  смакование  в  печати  тех   форм   отклоняющего
поведения,  которые  традиционно  считались  неприемлемыми  в   нравственном
отношении   (проституция,   сутенерство,   открытый   разврат,   наркомания,
сексуальная   эксплуатация   женщин   и    детей),    создают    впечатление
естественности, неизбежности. В результате  развивается  терпимое  отношение
общества к различного рода социальной и физиологической патологии.  То,  что
раньше отвергалось  как  совершенно  недопустимое  или   порицалось,  теперь
восхваляется прессой, телевидением, оправдывается в  публичных  выступлениях
деятелей культуры и искусства, политиков и правозащитников.
             Так,   весьма   романтизируется   публицистами   образ   жизни
проституток, который становится все более притягательным  в  глазах  молодых
читательниц,    особенно    подростков.    Газетные    страницы    изобилуют
характеризующими продажных женщин  высокопарными  эпитетами  («ночные  феи»,
«жрицы любви», «ночные бабочки»),  подробным  описанием  мест  их  «работы».
Публикациям такого рода  в  количественном  отношении  значительно  уступают
материалы, посвященные  объективному  разъяснению  реальных  последствий  от
занятия  древнейшим видом  ремесла  (наркомания,  венерические  заболевания,
алкоголизм,  бесплодие,  истязание,  изнасилования,  убийства,  обнищание  и
т.д.)».[lii]  Нередко   умалчивается  о  том,   что   женщин,   занимающихся
проституцией, также используют для распространения  нелегальных  наркотиков,
совершения  других  преступлений  -  краж,  мошеннических  подлогов,   сбыта
похищенного и т.п. Оказавшись в  спектре  действия  преступной  организации,
женщины утрачивают контроль над собственной жизнью и судьбой, и  попадают  в
ситуацию, когда ими фактически "владеют" другие.
           Тем не менее,  увеличение  числа  молодых  женщин,  занимающихся
проституцией,  объясняется  их  стремлением  к  легким,  быстрым  и  большим
заработкам при наличии определенных сложностей в трудоустройстве.  Этот  вид
деятельности особенно привлекает тех женщин,  которые  не  имеют  профессии,
либо стажа работы по профессии. Еще Ч. Ломброзо и Г. Ферреро вынуждены  были
отметить, что "там, где  женщина  все-таки  делается  проституткой,  причина
этого, очевидно, кроется  не  в  ее  похотливости,  а  в  отсутствии  у  нее
нравственного чувства. Женщины, не стыдящиеся и не  сознающие  всего  позора
своего  порока,  имеющие   особенную   болезненную   склонность   ко   всему
запрещенному, недозволенному, вступают на путь разврата потому, что он  дает
им возможность беззаботно жить, ничего не делая".[liii]
        Проституция, как социальное явление, тесно связана с преступностью.
Так,  занятие   проституцией   неизбежно   сопровождается   распространением
венерических заболеваний, заведомым поставлением другого  лица  в  опасность
заражения ВИЧ-инфекцией и собственно заражением ею. По данным  Гришко  А.Я.,
из 1800 ВИЧ инфицированных в России 1000 являются наркоманами,  половина  из
которых - девушки.[liv]
         Женщины, занимающиеся проституцией, нередко совершают  преступления
в  отношении  своих  клиентов,  заманивая  их  в  ловушки  для   ограбления,
вымогательства и т.п. Совершению  этих  преступлений  способствуют  среда  и
круг общения женщин. Зачастую они контактируют с преступниками, перенимая  у
них нравы,  стереотипы  поведения,  стиль  жизни,  усваивая  деформированные
нравственные установки и взгляды.
          И.И. Карпец отметил, что проститутка не только  приманка  в  руках
преступников для совершения  преступлений,  но  часто  жертва,  отношение  к
которой  со   стороны   преступников   самое   безжалостное.[lv]   Сутенеры,
притоносодержатели, грабители, рэкетиры, взимающие  с  проституток  "налог",
усматривают в проституции благодатную  почву  для  собственного  обогащения,
одновременно   подвергая   женщин   жестокой,   беспощадной    эксплуатации.
Нравственная деградация, разрушение системы ценностей, влияние, а нередко  и
прямое удержание в криминальных структурах, препятствуют  им  отказаться  от
своих занятий.
            Таким  образом,   проституция,   не   являясь   сама   уголовным
преступлением, провоцирует, способствует проявлению преступности в  целом  и
преступности женщин, в частности, о чем свидетельствует   наличие  причинных
связей преступности с другими социальными явлениями.
              Другим значимым фактором в  причинном  комплексе  преступности
женщин является социальное противоречие между ролями и  функциями  женщин  в
современном обществе и  условиями  их  реализации.  Речь  идет  о  сочетании
женщинами производственных и  семейно-бытовых  функций.  Значительная  часть
времени у женщин уходит на домашнее хозяйство, поскольку роль семьи в  жизни
женщины  очень  велика.  В  новых  условиях  социально-экономической  жизни,
приведших к резкому расслоению общества на богатых  и  бедных,  значительная
часть  женщин  вынуждена  искать  побочные  заработки,  приводящие   их   на
криминальный путь. По мнению социологов, для разрешения  своих  материальных
проблем у женщин  в  нашем  обществе  меньше  возможностей,  чем  у  мужчин,
особенно теперь, когда "средний доход российской семьи в три с  лишним  раза
ниже   уровня,   позволяющего,   согласно   общественному   мнению,    "жить
нормально".[lvi]
            Чрезмерные   физические   и   нервные   перегрузки,   усталость,
материальные неурядицы, страх за судьбу и будущее своих  детей  способствуют
проявлению   психических  расстройств,  состояния   дезадаптации,   ощущения
враждебности  окружающего  мира;  формированию  решимости  ценой  совершения
преступлений сохранить прежний статус своей семьи.
             Женщины наиболее  остро  чувствуют  и  переживают  существующую
напряженность,   социальное   неблагополучие,   конфликтность    и    более
восприимчивы и уязвимы. Накопление отрицательных эмоций подчас  прорывается
в виде семейных скандалов, насилия, обращенного на своих близких и  родных.
Преступления, совершаемые  женщинами  в  сфере  семейно-бытовых  отношений,
служат им средством психологической компенсации.
              В  тоже время, когда разрушительные процессы  затронули и даже
дезорганизовали многие социальные институты,  благополучие  и  стабильность
семьи  становятся  самым  главным  психологическим   убежищем   женщин   от
общественных потрясений.  Неустроенность  семей,  скандалы  и  материальное
неблагополучие  очень  сильно  бьют   по   ним,   приводят   к   накоплению
психоэмоционального  напряжения,  а  затем  -  к  совершению  преступления,
являющегося   результатом   выхода   переживаний,   отрицательных   эмоций.
Виновниками всех бед называются, как правило, супруги, родственники,  дети.
Но здесь следует заметить, что данные  посягательства  нередко  провоцирует
виктимное поведение самой жертвы (пьянство, оскорбления и издевательства со
стороны мужа, сожителя). В этих условиях появляется  новая тенденция - рост
числа самосудов-расправ с семейными тиранами. Женщины, отчаявшиеся получить
от общества защиту от  жестокого  обращения  в  семье,  разрешают  проблемы
межличностных конфликтов агрессивными методами.
          Значительным фактором в генезисе преступности женщин является
развитие алкогольной  и наркотической зависимости все большего числа
населения. В основе пьянства, алкоголизма, наркомании лежит тот же комплекс
социальных причин, что и преступности. Отсутствие средств к существованию,
вызванное потерей работы либо невозможностью ее получения, особенно для
молодых людей, социальная незащищенность, кризис многих социальных
институтов, неблагополучие в семье - связаны с негативным воздействием на
психику человека, которое характеризуется переживаниями безысходности.
Такое состояние может подтолкнуть к потреблению спиртных напитков,
наркотиков, дающих возможность ухода в иллюзорный мир, обретения забвения,
снятия напряженности и т.п.
             С  1993  года  усиливается  процесс   феминизации   наркотизма.
Социологи определили, что женщин, имеющих  опыт  потребления  наркотиков  (в
том числе случайного, то есть "разового") в Москве, например, от 17  до  18%
опрошенных.[lvii]
           Женский алкоголизм и  наркомания  имеют  свои  особенности.  Так,
формирование наркотической зависимости у женщин происходит  быстрее,  чем  у
мужчин,  и  сопровождается  ярко   выраженными   признаками   социальной   и
интеллектуальной   деградации.   Под   воздействием   наркотика    снижается
энергетический   потенциал   и   работоспособность   личности,    повышается
утомляемость,  формируется   аффективный   синдром,   вырабатывается   такая
жизненная установка,  реализация  которой  может  достигаться  без  излишних
усилий.  Происходят   изменения  в   системе   ценностей   личности   и   ее
потребностей,  наиболее ценными и личностно значимыми  становится  лишь  те,
что ведут к удовлетворению потребности в наркотике.
               Особого внимания заслуживает проблема взаимосвязи  явлений  -
наркотизма и преступности. Общеизвестно, что  преступление  является  обычно
тем способом удовлетворения  потребностей,  к  которому  человек  прибегает,
когда его нравственные задержки слабы, и он менее приспособлен  к борьбе  за
существование и в большей мере утратил свою  работоспособность.  Алкоголизм,
наркомания  -  как  болезнь,  поражают  различные  сферы   жизнедеятельности
личности, влекут нарушения адаптационных способностей, истощаемость  нервной
системы, неуравновешенность, интеллектуальную несостоятельность,  отсутствие
самоконтроля,   неспособность    управлять    аффективными    переживаниями,
стрессовыми ситуациями, тем самым  создают  основания,  на  которых  успешно
развиваются различные  патологические  способы  реагирования  и  восприятия.
Одним из таких способов является преступное деяние.
            Наркотическая  или  алкогольная  интоксикация,   как   правило,
оказывает  растормаживающее  воздействие,  выявляет  скрытые   намерения   и
желания, одновременно  ослабляет  способность  контролировать  и  правильно,
сообразно реальной действительности оценивать свои поступки.  Поведение  лиц
в состоянии  опьянения  приобретает  импульсивный  характер,  сметаются  все
барьеры, появляется чувство "смелости", решительности, дерзости и т.п.
             Вместе с  тем,  наркотик  (алкоголь)  оказывает  и  тормозящее
воздействие, проявляющееся в отсутствии должной внимательности и реакции.  В
обоих  вариантах  психофизиологического  действия  наркотика  (алкоголя)   -
растормаживающего и тормозящего, "он является  мотивом-стимулом,  сомотивом,
тогда как, ведущим, смыслообразующим является  мотив  корысти,  хулиганства,
агрессивного  неуважения  личности,  недисциплинированного  эгоизма  и  т.п.
криминогенные мотивы, которые и определяют  социальное  и  уголовно-правовое
содержание  посягательства ".[lviii]
          Таким образом, можно сделать вывод,  что  характер  преступлений,
совершаемых женщинами, страдающими  хроническим  алкоголизмом,  наркоманией,
определяется двумя обстоятельствами: некоторыми особенностями  наркотической
деградации и типом свойственного им наркотического опьянения.[lix] При  этом
распад  социально  значимых  качеств   и   свойств   личности   женщин   под
воздействием наркотика способствует снижению жизненной активности  в  целом,
что  находит  свое   отражение   и   в   видах   совершенных   преступлений.
"Дезадаптивная" преступность сменяет "активную".



                               V. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
             Изучая  и  анализируя  статистические   и  научные  данные   по
проблемам   женской  преступности,  я   пришла   к   выводу   о   том,   что
преступления, совершаемые женщинами,  привлекали  и  продолжают   привлекать
внимание криминологов, социологов и  психологов.  Очевидно,  это  связано  с
тем, что преступления, совершаемые женщинами,  отличаются  по  масштабности,
характеру, последствиям, способам и орудиям совершения,  сферой,  в  которой
они происходят, влиянием  семейно-бытовых и сопутствующих им  обстоятельств.
Все  перечисленные  особенности  связаны  с   местом   женщины   в   системе
общественных отношений, её социальной ролью  и  функциями,  биологической  и
психологической спецификой.
           Традиционно   женщины   отличаются   значительно   более   низкой
криминальной активностью. Их удельный вес  в  общей  структуре  преступников
претерпевает незначительные колебания,  не  превышающие  15%-ный  рубеж.  За
истекшие пять лет  криминализация  женщин  идет  более  интенсивно  и  темпы
прироста числа женщин-преступниц, опережают аналогичный  показатель  мужской
преступности.
          Криминальная активность женщин имеет  более  узкую  специализацию.
Наиболее  характерными  для  них  преступлениями   являются   кражи,   обман
потребителей, мошенничество, присвоение и  растрата,  а  также  хулиганство.
Все  чаще  женщины  совершают  такие  преступления  как  терроризм,   захват
задолжников, похищение человека, грабежи и разбойные  нападения.  В  спектре
совершаемых  женщинами  преступлений,  превалируют  корыстные  и   корыстно-
насильственные. Изменились  и  способы  совершения  преступлений  женщинами.
Возрастает индекс жестокости совершаемых  женщинами  преступлений:  они  все
чаще   совершают   наиболее   дерзкие,   жестокие   преступления.    Женская
преступность все в большей мере приобретает организованные формы.
             Из  числа  женщин,  совершивших  преступления,  более  половины
составляют лица, входящие в возрастную группу  от  30  до  49  лет.  Однако,
увеличивается  доля молодых женщин-преступниц в возрасте от 18  до  29  лет.

            Среди женщин-преступниц отмечается значительный рост  числа  лиц
с  высоким  образовательным  уровнем.  Для   женщин,   преступивших   закон,
характерным является совершение  преступления в состоянии  токсического  или
наркотического опьянения.
               Среди  наиболее  часто  встречающихся  мотивов,   совершаемых
преступлений, преобладают корысть-потребительство и корысть-алкоголизм,  при
этом   становятся  нередкими   побуждения   типа   корысть-нужда,   корысть-
конформизм и корысть-подражание.
           Причинный  комплекс   имеет  свои  особенности,   обуславливающие
существование именно женской  преступности.  В  значительной  степени  росту
преступности женщин способствуют процессы "ужесточения" нравов  в  обществе,
внедрение морали обогащения всеми доступными средствами, усиления  правового
нигилизма  и  пренебрежения  законом.  Кроме  того,  усиливаются    процессы
маргинализации  женской рабочей силы:   формируется  рынок  женской  рабочей
силы,   который   характеризуется   низкой   заработной    платой,    низкой
квалификацией, плохими условиями  труда,  неполной  занятостью.  Развивается
процесс «феминизации бедности»,  связанный  с  возникновением   новых  групп
риска: безработные женщины, женщины, находящиеся  в  частично  оплачиваемом,
либо неоплачиваемом отпуске по уходу за ребенком и т. д.
                  Актуальность  исследуемых  вопросов  женской  преступности
заключается  в том, что их более глубокое  и  детальное  изучение  позволит,
здравомыслящим и сопереживающим  лицам,  разработать  и  воплотить  в  жизнь
специальную  программу  по  предупреждению  женской  преступности,  с  целью
достижения  иного, более достойного  нашего общества состояния.



                    VI. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

                           1. Нормативный материал

1. Конституция РФ 1993 года. // Комментарий. М., 1994.
2. Уголовный кодекс РФ 1996 года.  // Комментарий. М., 1996.



                          2. Специальная литература

1.Антонян  Ю.М. Преступность женщин // Социалистическая  законность,  1991.№
7.С.18-21.

2.Антонян Ю. Преступность среди женщин. М., 1992.

3.Антонян  Ю.М.,  Голубев  В.  П.,  Кудряков  Ю.  Н.   Личность   корыстного
преступника. Томск,1989.

4.Антонян Ю. М., Кудрявцев В.Н. и др. Криминальная мотивация. М.,1986.

5.Алимов С. Б. Проблемы взаимодействия  «личность-ситуация»  в  свете  задач
криминологической  классификации  преступников  //  Теоретические   проблемы
учения о личности преступника. М.,1979.

6. Васильев В.Л. Социально-психологические аспекты профилактики хищений  Л.,
1984.

7. Гернет М. Н. Моральная статистика. М.,1922.

8. Голик Ю. В. Случайный преступник. Томск, 1984.

9.Голоднюк М. Н. Проблемы  преступности  несовершеннолетних  женского  пола,
отбывающих наказание в ВТК //Вестник МГУ. Серия 11: Право,1991.№ 3.С.22-30.

10.Гришко А. Я. Правовая культура и наркотизм //  Преступность  и  культура.
М.,1999.

11.Ежи Бафия. Проблемы криминологии: Диалектика криминогенной ситуации  /Под
ред. Н.А. Стручкова. М., 1983.

12.  Ефимова  Е.  Ю.  Криминологическая  характеристика   и   предупреждение
корыстных и  корыстно-насильственных  преступлений,  совершаемых  женщинами.
Автореф. канд. дисс. М.,1998.

13.Женщины  в  обществе  :  реалии,  проблемы,   прогнозы   /Под.ред.   Н.М.
Римашевской. М.,1991.

14.Жулев Ю.В. Характеристика преступлений несовершеннолетних женского  пола,
отбывающих наказание  в  ВК  //  Преступность  и  дети:  Сб.тезисов.М.,1999.


15.Карпец И. И. Преступность: иллюзии и реальность.М.,1992.

16.Клочков А.В., Пристанская О.В. Информационные предпосылки  криминализации
общественного  сознания  //  Вестник  Московского  Университета.  Серия  11:
Право, 1999. №2.

17.Криминальная мотивация / Под ред. В. Н. Кузнецовой. М., 1986.

18.Криминология:Учебник /Под ред. В.Н.Кудрявцева, В.Е.Эминова. М., 1997.

19.Криминология / Под.ред. В.К.Звирбуль, Н.Ф.Кузнецовой, Г.М.Миньковского.
М.,1979.

20.Криминология /Под ред. А. И. Долговой. М.,1997.

21.Криминология/Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, Г.М. Миньковского. М.,1998.

22.Кузнецова Н. Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., 1984.

23.Ломброзо Ч., Ферреро Г. Женщина преступница и проститутка. М., 1991.

24.Ломброзо Ч., Ферреро Г. Женская преступность. М., 1915.

25.Любичева С. Ф. Борьба с экономической  преступностью  //Уголовное  право,
1997.№ 3.

26.Макаров Н. Социальное лицо преступности /Законность, 1998.№ 2.

27.Макаров С. Субъекты должностных и «служебных« преступлений //  Российская
юстиции, 1999.№ 3

28.Ной И. С. Личность преступника и ее значение в  изучении  преступности  в
условиях социалистического общества. Саратов, 1969.

29. Преступность и правонарушения. Стат. сб. М.,   1992.

30.Познышев С. В. Алкоголизм как фактор преступности. М., 1915.

31Российский статистический ежегодник:Стат.сб./ГоскомстатРоссии.М.,1997

32.Россия в цифрах. М.,1995.

33.Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и  РСФСР  (Российская
Федерация) по уголовным делам. М., 1995.

34.Серебрякова В. А., Зырянов  В.  Н.  Корыстные  преступления,  совершаемые
женщинами. М.,1990.

35.СидякинаТ.П.Женское предпринимательство: проблемы,  перспективы  развития
//Женщина в меняющемся мире: Межвуз. сб. науч. трудов.

Иваново, 1991.

36.Статкус В. Ф.  Раскрытие  преступлений  –  важнейшее  средство  борьбы  с
преступностью /Государство и право, 1998.№ 4.С.66-73.

37.Социологические исследования, 1998.№ 12.

38.Тарарухин  С.  А.  Преступное  поведение:  социальные  и  психологические
черты. М., 1974.

39.Терентьева И. В. Женщины о  себе  и  о  своей  жизни  //  Социологические
исследования, 1998.№ 11.

40.Четвериков В. С. Криминология: Учебное пособие. М.,1996.
41.Явчуновская    Т.    М.    Криминологическая    характеристика    женской
преступности, связанной с паразитизмом: Учебное пособие. Иваново,1990 .



            3. Материалы практики и применения законодательства.
1. Архив Октябрьского районного суда г.  Владимира  по  уголовным  делам  за
   период с 1993г. по 1998г.
2.  Статистические   данные   Информационного   Центра   УВД   администрации
   Владимирской области.



                    4. Указатель библиографических ссылок

                           -----------------------
[i] Явчуновская Т.М. Криминологическая характеристика женской преступности.
Иваново,1990.С.23
[ii] Статистические данные Информационного Центра УВД администрации
Владимирской области
[iii] Российский статистический ежегодник:  Стат. Сб./Госкомстат России.
М., 1999. С 1550.
[iv] Статистические данные Информационного Центра УВД администрации
Владимирской области
[v] Статистические данные Информационного Центра УВД администрации
Владимирской области
[vi] Статистические данные Информационного Центра УВД администрации
Владимирской области
[vii] Статистические данные Информационного Центра УВД администрации
Владимирской области
[viii] Статистические данные Информационного Центра УВД администрации
Владимирской области
[ix] Статистические данные Информационного Центра УВД администрации
Владимирской области
[x] См.: Серебрякова В.А., Зырянов В.Н. Корыстные преступления, совершаемые
женщинами. М.,1990. С.31
[xi] См.: Ефимова Е.Ю. Криминологическая характеристика и предупреждение
корыстных и корыстно-насильственных преступлений, совершаемых женщинами.
Автореф. канд. дисс. М., 1998. С.14
[xii] Статистические данные Информационного Центра УВД администрации
Владимирской области
[xiii] См.: Антонян Ю.М. Преступность среди женщин. М.,1992. С.31
[xiv] Статистические данные Информационного Центра УВД администрации
Владимирской области
[xv] Антонян Ю.М. Преступность женщин.// Социалистическая законность.1991.№
7.С.21
[xvi] Статистические данные Информационного Центра УВД администрации
Владимирской области
[xvii] Статистические данные Информационного Центра УВД администрации
Владимирской области
[xviii] Статистические данные Информационного Центра УВД администрации
Владимирской области
[xix] См.: Сидякина Т.П. Женское предпринимательство: проблемы, перспективы
развития // Женщина в  меняющемся мире: Межвуз . сб. науч. трудов. Иваново,
1991. С.43
[xx] Статистические данные Информационного Центра УВД администрации
Владимирской области
[xxi] См.: Криминология / Под ред. А.И. Долговой. М., 1997. С.669.
[xxii] Статистические данные Информационного Центра УВД администрации
Владимирской области
[xxiii] См.: Криминология / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Миньковского.
М., 1998. С.288
[xxiv] Антонян Ю.М. Преступность женщин // Социалистическая
законность.1991.№ 7.С.21
[xxv] Уголовное дело 1-489 по обвинению И. по ст.106 УК РФ //Архив
Октябрьского районного суда г. Владимира.
[xxvi] См.: Жулев Ю.В. Характеристика преступлений несовершеннолетних
женского пола, отбывающих наказание в ВК // Преступность и дети: Сб.
тезисов. М., 1999. С.22
[xxvii] Статистические данные Информационного Центра УВД администрации
Владимирской области
[xxviii] Четвериков В.С. Криминология: Учебное пособие. М., 1996. С.65
[xxix] Четвериков В.С. Криминология: Учебное пособие. М.,1996.С.67
[xxx] Четвериков В.С. Криминология: Учебное пособие. М.,1996.С.68.
[xxxi] Четвериков В.С. Криминология: Учебное пособие. М.,1996.С.69.
[xxxii]  Там же.
[xxxiii] Статистические данные Информационного Центра УВД администрации
Владимирской области
[xxxiv] Криминология: Учебник./ Под ред. В. Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова.
М.: Юристъ,1997.С.302.
[xxxv] Статистические данные Информационного Центра УВД администрации
Владимирской области
[xxxvi] Криминология: Учебник /Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. Е. Эминова.
М.: Юристъ,1997. С. 302.
[xxxvii] Ломброзо Ч., Ферреро Г. Женщина преступница и проститутка.
М.,1991.С. 155
[xxxviii] Ломброзо Ч., Ферреро Г. Указ.соч.
[xxxix] См. : Терентьева И.В. Женщины о себе и о своей жизни //
Социологические исследования, 1998.№  11. С.128.
[xl] См.: Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н. Личность корыстного
преступника. Томск, 1989.С.105
[xli] См.: Голик Ю.В. Случайный преступник. Томск,1984. С.41
[xlii] См.: Алимов С.Б. Проблемы взаимодействия «личность – ситуация» в
свете задач криминологической классификации  преступников //Теоретические
проблемы учения о личности преступника. М., 1979. С. 91-94.
[xliii] Четвериков В.С. Криминология: Учебное пособие.  М., 1996.С.45
[xliv] Четвериков В.С. Криминология: Учебное пособие. М.,1996. С.48
[xlv]  Российский статистический ежегодник: Стат. сб./Госкомстат России. М.
,1997.С. 457.
[xlvi]  См.: России в цифрах. М.,1995. С.44
[xlvii]  Римашевская Н.М. Женщины в обществе: реалии, проблемы, прогнозы.
М.: Наука,1997.С.124.
[xlviii]  Макаров Н. Социальное лицо преступности./Законность.,1998.№2.С.2
[xlix]  Криминология: Учебник. /Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. Е. Эминова.
М.: Юристъ, 1997.С.305
[l]  Криминология : Учебник. /Под ред. Кудрявцева В.Н., Эминова В.Е.-М.:
Юристъ,1997.С.308.
[li]  Клочков А.В., Пристанская О.В. Информационные предпосылки
криминализации общественного сознания //Вестник Московского Университета.
Серия 11: Право, 1999.№ 2.С.18
[lii] Клочков А. В., Пристанская О.В. Информационные предпосылки
криминализации общественного сознания //Вестник Московского Университета.
Серия 11: Право,1999.№2.С.31.
[liii]  Ломброзо Ч., Ферреро Г. Женская проституция. М., 1915. С.19
[liv] Гришко А. Я. Правовая культура и наркотизм. // Преступность и
культура. М., 1999. С.58
[lv]  Карпец И. И. Преступность: иллюзии и реальность. М.,1992.С.410
[lvi]  Криминология: Учебник для вузов/ Под ред. А. И.Долговой. М.,
1997.С.679.
[lvii]  См. Социологические исследования, 1998.№ 12. С.69
[lviii]  См: Гернет М.Н. Моральная статистика.М.,1922. С.201,Познышев С.В.
Алкоголизм как фактор преступности. М.,1915.С.17-18.
[lix]  Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М.,
1984.С.90.

-----------------------



[pic]





смотреть на рефераты похожие на "Криминологическая характеристика женской преступности"