Право

Преступление против личности, связанное с жестоким обращением с потерпевшим


Государственное образовательное учреждение высшего профессионального
образования
               РОССИЙСКАЯ ТАМОЖЕННАЯ АКАДЕМИЯ
                          Кафедра уголовного права

                              КУРСОВАЯ  РАБОТА

                     по дисциплине "Уголовное право РФ"


   на тему: «Преступление против личности, связанное с жестоким обращением
                               с потерпевшим»



Выполнил: слушатель Лисицына Наталья Сергеевна
3 курс очного отделения юридического факультета группа ЮФ-31

                                                     Дата получения кафедрой

                                                          "    "     2003 г.

                                                                   Проверил:
                                                    Самойленко Петр Иванович


                                                                     Оценка:
                                                                    Подпись:
                                                          "     "     2003г.

                                 Москва 2003



                                 Содержание

    Введение…………………………………………………………………..…3

    Глава 1.  Криминологическая и социально-правовая характеристика
преступлений сопряженных с жестоким обращением с потерпевшим
    §1. Криминологическая характеристика…………………………………...4
    §2. Международно-правовые основы противодействия жестокому обращению с
человеком………………………………………………………….9
    §3. Противодействие жестокому обращению с человекам в нормах
отечественного законодательства………………………………………………14


    Глава  2.Уголовно-правовое понятие жестокости и жестокого обращения с
потерпевшим в УК РФ
    §1. Уголовно-правовое понятие жестокости и жестокого обращения с
потерпевшим в истории уголовного законодательства РФ………………...…18
    §2. Регламентация совершения преступления против личности путем
жестокого обращения с потерпевшим в УК РФ. Характеристика отдельных
составов…………………………………………………………………………..23



    Заключение………………………………..……………………………….42


    Примечание………………………………………………………………...43

    Список литературы………………………………………………………45



                                  Введение


    Жестокие  и  особо  жестокие  преступления  всегда   вызывают   широкий
общественный резонанс и негативное отношение к лицам, их совершившим.  Такие
преступления представляют повышенную  общественную  опасность,  поскольку  в
них  проявляются  крайне  отрицательные   черты   личности   преступника   —
бесчеловечность, безжалостность, жестокость.
    В научной литературе по уголовному праву и психологии уделяется большое
внимание  рассмотрению  проблем,  связанных   с   проявлением   агрессии   и
жестокости при совершении насильственных  преступлений  против  личности,  а
так  же  исследованию  отдельных  составов  преступлений  и  квалифицирующих
признаков  содержащих  вышеуказанные   уголовно-правовые   понятия.   Однако
большинство работ издано до принятия  УК  РФ  1996г.,  в  котором  увеличено
количество составов преступлений, включающих признаки  жестокости  и  особой
жестокости.
    Проблемы  влияния  жестокости  преступного   поведения   на   уголовную
ответственность специально анализировались в работах по уголовному  праву  и
криминологии: М.Ю. Антоняна, С.В. Бородина, Л.А. Волошиной, В.Н.  Кудрявцева
и др.
    Науке уголовного права предстоит  выработать  новые  подходы  к  оценке
влияния  жестокости  преступного  поведения  на  уголовную  ответственность.
Необходимы комплексные  подходы  к  оценке  влияния  жестокости  преступного
поведения на уголовную ответственность. Необходимы комплексные  всесторонние
исследования природы агрессивных, жестоких и  особо  жестоких  преступлений,
факторов и условий, способствующих их  совершению,  что  поможет  эффективно
разработать  систему  эффективных  мер  по   их   предупреждению.   Изучению
указанных  проблем  невозможна  без  анализа  социальных  и  психологических
причин   такого   рода   преступного   поведения,   особенностей    личности
преступников.
    Целями моей работы является изучение  признака  особой  жестокости,  ее
исторических и международных аспектов и подробное изучение  законодательного
отражения жестокого обращения с потерпевшим в УК РФ 1996 года.



    Глава   1   Криминологическая   и   социально-правовая   характеристика
преступлений сопряженных с жестоким обращением с потерпевшим
       §1. Криминологическая характеристика преступлений сопряженных с
                      жестоким обращением с потерпевшим

    Освещение проблем жестокости и особой жестокости  не  должно  сводиться
лишь к исследованию уголовно-правового аспекта. Комплексный  подход  к  теме
исследования  предполагает  изучение   природы   жестокого   поведения,   ее
криминологического понятия.
    Прежде всего необходимо определить значение терминов «агрессивность»  и
«жестокость».  Ю.  М.  Антонян  предлагает   понимать   под   агрессивностью
особенности (черты) личности, а под агрессией —  соответствующее  поведение,
заключающееся в демонстрации силы, угрозы се применения  либо  использовании
силы в отношении отдельного человека или группы лиц 1.
    Германский психолог X. Хекхаузен рассматривает агрессию как  намеренные
действия с целью причинения вреда. Возможны также случаи, когда  агрессивные
действия  возникают   «самопроизвольно»,   из   желания   воспрепятствовать,
навредить  кому-либо,  обойтись  с  кем-нибудь  несправедливо,   кого-нибудь
оскорбить.  В  связи  с  чем  следует  различать  реактивную   (реакция   на
определенную ситуацию) и спонтанную агрессию 2.
    Таким образом, в литературе по праву и психологии агрессивное поведение
рассматривается  прежде  всего  как  причинение  вреда   либо   угроза   его
причинения другим индивидам.
    Научное понятие жестокости отличается от понятия агрессивности.
    Ю. М. Антонян под жестокостью как чертой личности понимает стремление к
причинению страданий, мучений людям или животным, выражающееся в  действиях,
бездействиях, словах, а также  фантазировании  соответствующего  содержания.
При   этом   проявления   жестокости   могут   быть   преднамеренными    или
импульсивными, сознательными или несознательными3.
    По мнению О.  Ю.  Михайловой,  жестокость  является  вполне  конкретным
свойством  личности  насильственного  преступника,  которое  проявляется   в
антиобщественном поведении, направленном на причинение страданий.  В  основе
жестокости лежат дефекты ценностно-нормативной  сферы  человека,  а  именно,
нарушение ценности другого человека4.
    Агрессивность так же, как и жестокость, является свойством личности как
социального   существа,   поскольку   личность   формируется   в   обществе.
Агрессивная личность предпочитает использовать насильственные  средства  для
реализации своих целей,  а  результат  насильственных  действий—  причинение
вреда людям. Однако понятие «агрессивность» шире, чем понятие «жестокость».
    Агрессивность   необходимо   рассматривать   как   свойство   личности,
заключающееся в  причинении  вреда  другим  людям,  а  жестокость  и  особую
жестокость — как свойства личности, заключающиеся  в  осознанном  причинении
вреда другим индивидам в виде мучений и  страданий  либо  особых  мучений  и
страданий. По сравнению с  агрессивностью  жестокость  и  особая  жестокость
заключают в себе повышенную общественную опасность.
    Исследование проблем агрессивного и жестокого поведения невозможно  без
анализа  факторов,  способствующих  развитию  таких  качеств  личности,  как
агрессивность и жестокость5. В научной зарубежной литературе  по  психологии
и психиатрии существуют различные теории, объясняющие  природу  агрессивного
и  жестокого  поведения.  Начало  рассмотрения  психологических   механизмов
агрессивности человека связано с учением 3. Фрейда  о  двух  фундаментальных
инстинктах:  инстинкте  жизни  (созидательное  начало)  и  инстинкте  смерти
(начало разрушительное), с которым и связывается  агрессивность.  Инстинкты,
по  Фрейду,  являются  врожденными,  вечными  и   неизменными,   поэтому   в
агрессивности  он  видит   неотъемлемое   свойство   человеческой   природы.
Накапливающаяся  энергия  «агрессивного  драйва»  время  от  времени  должна
получать «разрядку» во вспышках агрессивности.
    Против теории  врожденной  агрессии  З.  Фрейда  выступает  австрийский
ученый В. Холличер. Он  считает,  что  «новейшие  исследования  подтверждают
предвидения   И.   П.   Павлова:   инстинкты   проявляются   как   результат
интегрирования врожденных  реакций  с  условными,  врожденного  поведения  с
поведением, выработанным в процессе научения... Инстинктивное  поведение  не
играет определяющей роли в жизни человека.  Он  противостоит  среде,  все  в
большей и большей степени создаваемой им самим,  в  той  мере,  в  какой  он
способен  постепенно  адаптироваться  к  этой  среде,  которая  все  быстрее
изменяется»6.
    В противовес психоаналитическим теориям агрессии была выдвинута  теория
социального научения агрессии. В соответствии с ней  межличностный  конфликт
облегчает  проявление  агрессии,  является  необходимым,  но   недостаточным
условием  ее  возникновения.  Для   возникновения   агрессивного   поведения
необходимо наличие у индивида предрасположенности вести  себя  агрессивно  в
подобного  рода   ситуациях.   Такая   предрасположенность   формируется   в
социальной  среде:  через  наблюдение  за  поведением   окружающих,   анализ
собственного удачного опыта применения агрессии, а не  связывается  с  ролью
врожденных  человеческих  инстинктов.  Первостепенная  роль  в  формировании
агрессивных личностных диспозиций отводится социальному окружению7.
    Ряд российских  юристов  объясняют  агрессивное  и  жестокое  поведение
индивида наличием у него социальных потребностей к  совершению  такого  рода
действий. Такой позиции придерживаются В. Н. Кудрявцев и Н. А. Барановский.
    По мнению академика В. Н.  Кудрявцева,  основой  мотивации  преступного
поведения часто выступают  человеческие  потребности,  к  которым  относятся
элементарные биологические (например, самосохранение, размножение и  т.  д.)
и социальные (социальное общение, социальная активность и др.)  потребности.
При  этом  потребностями  насильственной  преступности,   не   связанной   с
корыстными целями, являются месть, личная неприязнь8.
    Некоторые российские  ученые  видят  причину  преступного  агрессивного
поведения в отчужденности,  страхе  за  собственное  существование  у  лица,
которое действует агрессивно. Так, по мнению Ю. М. Антоняна, М. И.  Еникеева
и  В.  Е.  Эминова,  «наличие  агрессивности  заставляет  предположить,  что
подозрительность убийц и других насильственных  преступников  заключается  в
постоянном ожидании нападения извне и готовности  сопротивляться  ему...  Мы
полагаем, что убийцы и  другие  насильственные  преступники  —  это  лица  с
повышенной тревожностью,  если  понимать  тревожность  как  ощущение  угрозы
своему бытию и постоянную готовность оборонять его...»9.
    Субъективными  факторами  агрессивного  и  жестокого  поведения   могут
являться  психические  аномалии,  не   исключающие   вменяемости.   Причиной
агрессивного поведения могут быть и различного рода психические  хронические
заболевания.  Например,  при  эпилепсии   могут   возникать   эпилептические
эквиваленты, характеризующиеся внезапным  изменением  настроения  в  сторону
гневно-злобного, нередко с агрессией и яростью в отношении окружающих.
    Формирование жестокого и  агрессивного  поведения  личности  происходит
прежде всего в  процессе  ее  социализации,  на  который  оказывают  влияние
различные социальные явления (общество в целом, семья,  трудовой  и  учебный
коллектив и любые другие  социальные  объединения  людей).  На  формирование
указанных отрицательных черт личности могут оказывать воздействие  различные
психические  аномалии,  но  такое  воздействие  необходимо   исследовать   в
совокупности с другими факторами.
    На сегодняшний день объективными факторами, способствующими  проявлению
преступного  насилия,  агрессии  и  жестокости,   в   нашем   обществе   (на
макроуровне) являются следующие обстоятельства.
    Экономические и социальные условия жизни людей. Расслоение общества  на
богатых  и  бедных,  безработица,  задержка  выплаты  зарплат  и  социальных
пособий — все эти факторы могут стать  причинами  жестокого  и  агрессивного
поведения людей.
    Проявления  жестокости,  совершение   изуверских   истязаний   человека
зачастую  связаны  с   негативными   последствиями   перехода   к   рыночным
отношениям.  «Классическим»  способом  «выколачивания»  рэкетирами  денег  у
бизнесменов  стали  пытки  при  помощи  включенного  в  сеть   электроутюга,
использования электротока, изощренные мучительные  побои,  истязания  жертвы
холодом, голодом, жаждой и т. п. действия.
    Другим  фактором  стало  снижение   уровня   нравственных   требований,
предъявляемых индивидуумом к самому себе и обществом — к  конкретному  члену
общества.   Насилие,   жестокость,    агрессивность    пропагандируются    в
кинофильмах,  в  различной  литературе.  Это  оказывает  особое  влияние  на
преступное поведение несовершеннолетних,  которое  все  чаще  проявляется  в
особо жестоких, изуверских преступлениях.
    Необходимо отметить влияние  войн  на  рост  агрессии  и  жестокости  в
отдельных  социальных  группах.  Любая  война,  в  том  числе  и  локальная,
оказывает негативное влияние на психику человека, она  может  формировать  у
индивида потребность в  жестокости.  Человеку,  прошедшему  войну,  зачастую
сложно адаптироваться к мирной жизни. Государство,  к  сожалению,  оставляет
таких  людей  наедине  со  своими  проблемами.  Поэтому  у   военнослужащих,
участвовавших  в  «афганской»,  «чеченской»  и  других   локальных   войнах,
потребность в агрессии может развиваться и в условиях мирной  жизни,  что  в
свою очередь может толкать их на совершение особо жестоких преступлений.
    Агрессия  и  особая  жестокость   проявляются   в   межнациональных   и
религиозных конфликтах, когда  та  или  иная  нация  избирается  в  качестве
«виновника» всех бед другой  нации.  Такие  конфликты  приводят  к  взаимной
вражде, агрессии и жестокости. Различные  политические  партии  также  могут
культивировать принципы  агрессии  и  жестокого  поведения  по  отношению  к
представителям какой-либо национальности.
    Также можно  выделить  объективные  факторы,  обуславливающие  развитие
агрессивного и жестокого преступного поведения на микроуровне.
    Агрессивность  и   жестокость   как   свойства   личности   формируются
преимущественно в процессе ранней социализации:  в  детском  и  подростковом
возрасте. Неблагополучная  семья  не  обеспечивает  нормального  становления
личности. Жестокое обращение с детьми, конфликтные  отношения  между  самими
супругами — все это стимулирует агрессивное поведение детей по  отношению  к
своим  сверстникам.  Согласно  статистическим  данным,  обобщенным   Л.   А.
Волошиной, всего у 4,2% корыстных преступников матери были  пьяницами,  а  у
насильственных— 15, 4%. В семье насильственных преступников  дети  в  7  раз
чаще  ощущали  равнодушие  к  себе,  их  почти  вдвое  чаще  контролировали,
навязывали свою волю и наказывали. При этом 30,3% говорят, что  их  избивали
периодически, а 17,7% — избивали сильно10.
    Как следует из статистических данных, обобщенных Л.А.Волошиной,  только
10% взрослых лиц, осужденных за  умышленные  убийства,  последние  три  года
учились хорошо. Самой распространенной  для  них  причиной  преждевременного
оставления школы является утрата интереса к учебе (41,2%).  Вторая  причина—
материальные затруднения в семье (35,3%), третья — стремление начать  скорее
самостоятельную жизнь (29,4%)25.
    Данный пробел восполняется негативным влиянием  со  стороны  ближайшего
окружения. Чувство ложного товарищества, зависимость от  более  авторитетных
в  своей  среде  сверстников  толкают  несовершеннолетнего  на  агрессивные,
жестокие действия. Установки (в том числе установки агрессивного,  жестокого
поведения), которые были заложены  в  результате  негативного  воспитания  в
семье, могут найти свою реализацию в неформальной молодежной среде.
    Проблемы  преступной  агрессивности,  жестокости  и  особой  жестокости
требуют глубокого изучения и разработки  предупредительных  мер  со  стороны
государства   и   общества.   Предупреждение   преступности   данного   вида
предполагает осуществление комплекса мероприятий по устранению факторов,  ее
вызывающих.
    Первостепенное  значение  в  предупреждении  преступной  агрессивности,
жестокости  и  особой  жестокости  имеют  решение  коренных   социальных   и
экономических   задач,    межнациональных    проблем,    повышение    уровня
нравственности  и  материальной  обеспеченности  людей,  т.  е.  мероприятия
общесоциального уровня.
    Одним из криминогенных факторов, способствующих совершению  исследуемых
нами преступлений, является непринятие органами внутренних  дел  необходимых
мер  по  заявлениям  граждан  о  совершении  хулиганских  действий,  побоях,
истязаниях, которые впоследствии перерастают  особо  жестокие  преступления.
Поэтому требуется усиление  прокурорского  надзора  за  исполнением  законов
органами дознания и  предварительного  следствия  на  указанном  направлении
работы.   Прокурор,   осуществляющий   надзор   за   органами   дознания   и
предварительного следствия,  обязан  отменять  необоснованные  и  незаконные
постановления об отказе  в  возбуждении  либо  прекращении  уголовного  дела
вышеуказанной категории.
    Необходимо  проведение  мероприятий,  направленных   на   своевременное
выявление и постановку на учет лиц с  психическими  отклонениями,  влияющими
на проявление агрессивности и жестокости (например, сексуальный  садизм),  а
также  более  тесное  взаимодействие  между   органами   здравоохранения   и
правоохранительными органами. Информация о лицах с такого рода  психическими
отклонениями  должна  незамедлительно  направляться   в   правоохранительные
органы, что будет способствовать раскрытию особо жестоких преступлений.
    Целесообразно   разработать   специальные    методики    индивидуально-
воспитательных   мер   воздействия   на   лиц,   отбывающих   наказание   за
преступления, совершенные с особой жестокостью. Прежде  всего  это  касается
несовершеннолетних  преступников,  отбывающих  наказание  в  местах  лишения
свободы.



   § 2. Международно-правовые основы противодействия жестокому обращению с
                                 человеком.

    Всеобщая  декларация  прав  человека,  принята  Генеральной  Ассамблеей
Организации Объединенных Наций 10  декабря  1948  года,  является  важным  и
одним  из  основных  международно-правовых  актов  в  области  защиты   прав
человека. Статья 5 говорит, что «Никто не  должен  подвергаться  пыткам  или
жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство обращению и наказанию».
    Еще один очень важный документ – это  Европейская  конвенция  о  защите
прав человека и основных свобод. Как  неоднократно  отмечалось   Европейским
Судом по правам человека (далее Суд) «В статье  3  Европейской  конвенции  о
защите прав человека и основных свобод закреплена одна  из  основополагающих
ценностей демократического  общества».  Статья  3  Конвенции  провозглашает,
что:  «Никто  не  должен  подвергаться  ни  пыткам,  ни  бесчеловечному  или
унижающему достоинство обращению или наказанию».
    Состоящая из 14 слов, формулировка ст. 3 самая краткая в  ЕКЧП.  Однако
подобная краткость не  должна  умолять  глубину  ее  значения.  Национальные
власти не  могут  позволить  себе  игнорировать  ее  положения,  они  должны
прилагать все  усилия  для  того  что  бы  это  короткое  положения  реально
действовало в стране. Никто не должен его  нарушать:  ни  тот  кто  стоит  у
власти, ни простые граждане.
    Несмотря на жестокую  реальность,  продолжающуюся  практику  применения
пыток во всем мире, о которой  авторитетные  источники  постоянно  сообщают,
необходимо  отметить,  что  запрет  пыток   является   не   только   нормой,
закрепленной в ЕКЧП, но и частью международного права, и  рассматривается  в
качестве jus cogens.
    В целях борьбы против  использования  пыток  и  жестокого  обращения  с
человеком был принят целый рад  международных  норм:  начиная  со  статьи  5
Всеобщей  декларации  прав  человека,  гласящей,   что   никто   не   должен
подвергаться  пыткам  или  жестоким,   бесчеловечным   или   унижающим   его
достоинство  обращению  и  наказанию,  до  принятого  в  Риме  Положения   О
Международном   уголовном    суде,    объявляющем    широкомасштабное    или
систематическое   применение    пыток    против    гражданского    населения
преступлением против человечности.
    Кроме ЕКЧП, Россия так  же  является  участником  следующих  договоров,
запрещающих пытки:
     - Четырех Женевских конвенций 1949 г.;
     - Международного пакта о гражданских и политических правах от 1966  г.
       (ст.  7:  Никто  не  должен   подвергаться   пыткам   или   жестоким
       бесчеловечным  или   унижающим   его   достоинство   обращению   или
       наказанию);
     - Конвенция ООН против пыток  и  других  жестоких,  бесчеловечных  или
       унижающих достоинство видов обращения или наказания (КПП) от 1984г.;
     - Европейской конвенции по предупреждению пыток  и  бесчеловечных  или
       унижающих достоинство обращения или наказания от 1987 г.
    В  международном   праве   существует   принцип   минимальной   степени
жестокости. Не все виды жестокого обращения подпадают под действие статьи  3
ЕКЧП. С самого начала  Суд четко формулирует, для того,  что  бы  попасть  в
сферу действия ст. 3, плохое обращение должно достигать минимального  уровня
жестокости. Тем не менее, также указывалось на то, что иногда бывает  трудно
провести границу между жестоким обращением, с одной  стороны,  и  нарушением
ст. 3, с другой.
    В различных обществах, а так же у индивидов в рамках  одного  общества,
могут существовать различные представления  о  том,  что  является  жестоким
обращением. Например, некоторые формы обращения с женщинами  или  детьми,  в
зависимости от религиозных  и  культурных  установок,  могут  восприниматься
некоторыми группами населения  как  более  жестокие,  в  отличие  от  других
групп. Степень психологического воздействия той или иной формы обращения  на
конкретного индивида зачастую зависит от культурного уровня индивида.
    Для того чтобы понять,  какая  форма  поведения  является  недопустимой
международно-правовыми  нормами,  необходимо  проанализировать   юридический
смысл  каждого  из  5   понятий,   использованных   в   статье   3:   пытка,
бесчеловечность, унижение достоинства, обращение и наказание.
    Пытка. Понятие пытки имеет свой особый юридический смысл. Суд указал на
это, т.к. В  ЕКЧП  используются  два  понятия  «пытка»  и  «бесчеловечное  и
унижающее достоинство обращение».
    Фактически, в намерение  Суда  входило  придать  особо  одиозный  смысл
умышленно бесчеловечному обращению, приводящему к  чрезвычайно  серьезным  и
жестоким страданиям. В этой связи Суд  сослался  на  ст.  1  Резолюции  3452
(ХХХ), принятой Генеральной Ассамблеей  ООН  9  декабря  1975г.,  в  которой
говорится: «Пытка  представляет  собой  усугубленный  и  преднамеренный  вид
жестокого,   бесчеловечного   или   унижающего   достоинство   обращения   и
наказания».
    Обозначив  понятие,  позволяющее  рассматривать  ту  или   иную   форму
обращения или наказания в  качестве  пытки,  Суд  никогда  не  пытался  дать
определение данного термина. Он, однако, частично  использовал  определение,
содержащееся в Конвенции ООН против пыток, вступившей в силу  26  июня  1987
года. В статье  1  этой  Конвенции  говориться,  что:  «определение  «пытка»
обозначает любое действие, которым какому-либо  лицу  умышленно  причиняется
сильная боль или страдание, физическое или нравственное, что бы получить  от
него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за  действие,
которое совершило  оно  или  третье  лицо  или  в  совершении  которого  оно
подозревается, а так же запугать или принудить его или третье лицо, либо  по
любой причине, основанной на дискриминации любого характера». В  приведенном
определении можно выделить три  основных  элемента,  характеризующих  пытку:
причинение сильной физической боли или нравственного  страдания,  намеренное
или умышленное причинение боли, преследование  конкретной  цели,  а  именно,
получение сведений, наказание или запугивание.
    Интенсивность. Суд заявил,  что  пытку  следует  отличать  других  форм
плохого обращения на основании различия степени  интенсивности  причиняемого
страдания.  Степень  жестокости  или  интенсивности  причиняемого  страдания
могут определяться следующими  факторами:  продолжительность;  физическое  и
психологическое воздействие;  пол,  возраст  и  состояние  здоровья  жертвы;
способ и метод его исполнения.
    При оценке степени интенсивности жестокости обращения в  том  или  ином
конкретном  случае  необходимо  принимать  во  внимание  такие  субъективные
факторы как пол, возраст,  состояние  здоровья  жертвы.  Однако,  смягчающее
воздействие  данных  факторов  при  оценке  того,  является   ли   указанное
обращение пыткой  должно  быть  минимальным.  Действия,  которые  объективно
причиняют сильную боль, считаются пыткой, независимо от  того,  является  ли
пострадавшее  лицо  мужчиной  или  женщиной,  или  оно  отличается   крепким
телосложением.
    Преднамеренность.  Как  уже  отмечалось  выше,  в  определении   пытки,
используемым Судом, пытка характеризуется в  качестве  преднамеренной  формы
бесчеловечного обращения.
    Целенаправленность. Термин пытка  часто  используется  для  обозначения
бесчеловечного обращения, имеющего определенную  цель,  будь  то,  получение
сведений или признания, а так же исполнения наказания.
    Бесчеловечное или унижающее достоинство обращение. Жестокое  обращение,
не являющееся пыткой по причине своей недостаточной степени интенсивности  и
целенаправленности, можно классифицировать  в  качестве  бесчеловечного  или
унижающего  достоинство.  Многочисленные  случаи  бесчеловечного   обращения
имеют место в контексте задержания, когда пострадавшие подвергаются  плохому
обращению,  отличающемуся  жестокостью,  степень  и  интенсивность   которой
недостаточны для того, чтобы указанное обращение могло  квалифицироваться  в
качестве пытки.
    Под унижающим достоинство обращением подразумевается  такое  обращение,
которое вызывает у пострадавшего чувство страха, тревогу и  неполноценности,
приводящее  к  его  унижению  и  запугиванию,  а  так  же  к  снижению   его
способности к  физическому  и  моральному  сопротивлению,  или  заставляющие
жертву действовать против своей воли или совести.
    При рассмотрении вопроса о том, является  ли  наказание  или  обращение
унижающим достоинство в смысле ст. 3, необходимо учитывать то,  является  ли
его целью унижение или запугивание индивида,  а  так  же  оказывают  ли  они
воздействие на его\ее личность, несовместимое со ст. 3 .  Однако  отсутствие
данной цели не достаточно для того, чтобы исключить возможность  обнаружения
нарушения ст.3.
    Такие факторы, как пол и  возраст  жертвы,  могут  оказать  значительно
большее  влияние  на  оценку   того,   является   ли   обращение   унижающим
достоинство, бесчеловечным или даже пыткой, поскольку процесс  оценки  имеет
субъективный характер. В данном случае, Суд так же указал на то,  что  может
быть  достаточно  и  того,  что  жертва  ощущает  себя  униженной  в   своих
собственных глазах, даже если и не в глазах других.
    Обращение или  наказание.  Большинство  форм  поведения  или  действий,
попадающим в сферу  применения  ст.  3,  могут  быть  названы  «обращением».
Однако в некоторых обстоятельствах совершенно однозначно речь может  идти  о
форме наказания, налагаемого на  пострадавшего,  что  диктует  необходимость
установления  того,  является  ли  указанное  наказание  бесчеловечным   или
унижающим достоинство.
    Можно спорить по поводу того, что в наказании, как таковом, уже заложен
элемент  естественного  унижения,  общепризнанно,  что  абсурдно   объявлять
обычное  исполнение  наказания  (по  природе  своей  практически   неизбежно
являющимся  унизительным)  уничтожающим  достоинство  в  смысле   ст.3   Суд
совершенно  правомерно  требует   наличие   дополнительного   критерия   при
рассмотрении  данного  вопроса.   Действительно,   в   ст.   3,   содержащей
однозначный запрет «бесчеловечного» и  «унижающего  достоинство»  наказания,
подразумевается так же наличие различия между указанной формой  наказания  и
обычным наказанием.
    Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких,  бесчеловечных
или унижающих достоинство  видов  обращения  и  наказания,  принятая  ООН  9
декабря 1975 года  в  ст.1  дает  определение  пытке  и  говорит  о  большой
общественной опасности  данного  деяния:  «Для  целей  настоящей  Декларации
пытка означает  любое  действие,  посредством  которого  человеку  намеренно
причиняется сильная  боль  или  страдание,  физическое  или  умственное,  со
стороны официального лица или по его подстрекательству с целью получения  от
него или от  третьего  лица  информации  или  признаний,  наказания  его  за
действия, которые он совершил или в совершении  которых  подозревается,  или
запугивания его или других лиц. В это  толкование  не  включаются  боль  или
страдание,  возникающие  только  из-за  законного  лишения  свободы,   ввиду
состояния, присущего этому или вследствие этого, в  той  степени,  насколько
это  совместимо  с   Минимальными   стандартными   правилами   обращения   с
заключенными. Пытка представляет собой  усугубленный  и  преднамеренный  вид
жестокого,   бесчеловечного   или   унижающего   достоинство   обращения   и
наказания».
     А статья 2 еще раз подчеркивает особую общественную опасность пытки  и
ее  противоречие  Всеобщей  декларации  прав  человека:   «Любое   действие,
представляющее собой пытку или другие жестокие, бесчеловечные или  унижающие
достоинство виды обращения и наказания, является оскорблением  человеческого
достоинства и должно быть осуждено как нарушение прав  человека  и  основных
свобод, провозглашенных во Всеобщей декларации прав человека».
    Еще одним несомненно важным специальным  актом  является  Декларация  о
защите женщин и детей в чрезвычайных обстоятельствах и в период  вооруженных
конфликтов. Декларация предусматривает специальный субъект, который  в  силу
своей физической природы нуждаются в особой защите, но в ней  содержаться  и
общие положения по запрещению пыток:  «Каждому  лицу  принадлежит  право  на
уважение его физической, духовной и моральной целостности. Никто  не  должен
подвергаться   пыткам   или   жестокому,   бесчеловечному   или   унижающему
достоинство наказанию  или  обращению.  С  любым  лицом,  лишенным  свободы,
необходимо обращаться таким образом, чтобы уважалось  достоинство,  присущее
человеческой личности».



        §3. Противодействие жестокому обращению с человеком в нормах
                      отечественного законодательства.
    Несомненно все вышеперечисленные права  человека  относятся  к  разряду
основных   и   неотъемлемых,   которые    должны    охраняться    внутренним
законодательством страны.
    С учетом присоединения России к указанным выше Европейским конвенциям и
Декларациям, в последние годы в РФ было принято ряд  законодательных  актов,
запрещающих  жестокое  обращение  с  гражданами  и  установления   уголовной
ответственности за действия,  связанные  с  пыткой,  истязанием  и  жестоким
обращением.
    Статья  22  Конституции  РФ  закрепляет  на  национальном  уровне  право
гражданина  на  личную   неприкосновенность,   а   статья   21   Конституции
провозглашает и защищает достоинство личности и запрет  пыток:  «Достоинство
личности охраняется государством. Ничто не может  быть  основанием  для  его
умаления. Никто не должен подвергаться пыткам,  насилию,  другому  жестокому
или унижающему человеческое достоинство обращению или  наказанию.  Никто  не
может быть без добровольного согласия подвергнут  медицинским,  научным  или
иным опытам».
    Так,  Уголовный  кодекс  РФ  содержит  указание  на  ряд  преступлений,
предусматривающих ответственность за квалифицирующие составы по признаку  их
совершения с применением пытки (п. Д.ч.2 ст. 117, ч.2 ст.302 УК).
    В законе РФ «О милиции» от 18 апреля 1991г с измениями и  дополнениями,
указано,   что   милиции   запрещается   прибегать   обращению,   унижающему
достоинство человека (ст.5),  применение  же  физической  силы,  специальных
средств и огнестрельного оружия с превышением  полномочий  влечет  за  собой
ответственность, установленную законодательством РФ (ст.12)
    В статье  3  Уголовно-исполнительного  кодекса  РФ  говориться,  что  в
соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного  права  и
Конституции РФ уголовно-исполнительное законодательство РФ  и  практика  его
применения основываются на строгом  соблюдении  гарантий  защиты  от  пыток,
насилия  и  другого  жестокого  или  унижающего   человеческое   достоинство
обращения с осужденными.
    В РФ существует три направления защиты своих прав: гражданско-правовая,
административно-правовая и уголовно-правовая.
    В гражданском праве гражданин может защитить свою честь, достоинство  и
деловую репутацию путем обращения с  заявлением  в  суд,  в  котором  вправе
требовать опровержения порочащих его честь, достоинство и деловую  репутацию
сведений,  если  распространивший  такие  сведения  не  докажет,   что   они
соответствуют   действительности.   По   требованию   заинтересованных   лиц
допускается защита чести  и  достоинства  гражданина  и  после  его  смерти.
Гражданин, в  отношении  которого  распространены  сведения,  порочащие  его
честь, достоинство и деловую репутацию, вправе наряду с опровержением  таких
сведений требовать возмещения убытков и  морального  вреда,  причиненных  их
распространением (ст. 152 ГК РФ).
    В Кодексе РФ об административных правонарушениях (КоАП РФ) указано, что
при применении мер административного принуждения не  допускается  решения  и
действия (бездействия), унижающее человеческое  достоинство  (ст.  1.6  КоАП
РФ).  В  связи  с  этим   законом   предусмотрены   меры   административного
воздействия в отношении лиц, которые  нарушают  права  граждан  и  допускают
унижение человека, его чести и достоинства. Например, ст. 5.13  КоАП  РФ  об
административных  правонарушениях  предусматривает  меры   административного
принуждения за непредоставление возможности  обнародовать  опровержение  или
иное разъяснение в защиту чести, достоинства или деловой репутации.
    Гражданский и административный порядок рассмотрения вопросов, связанных
с   унижением   достоинства   личности   являются   своеобразными   методами
предупреждения нарушений  международных  документов,  закрепляющих  основные
права  и  свободы  гражданина,  относительно  лиц,   вовлеченных   в   сферу
уголовного судопроизводства.
    УПК РФ содержит запрет на осуществления действий  и  принятия  решений,
унижающих честь участников уголовного судопроизводства.  В  законе  указано,
что никто из них не может подвергаться насилию,  пыткам,  другому  жестокому
или унижающему человеческое достоинство обращению (ст. 9 УПК РФ).
    С момента задержания лица, подозреваемого  в  совершении  преступления,
ему разъясняются его права, он не может быть подвергнут задержанию  на  срок
более 48 часов без судебного решения. Вред, причиненный  лицу  в  результате
нарушения  его  прав  и  свобод  судом,  а  так  же   должностными   лицами,
осуществляющим уголовное преследование, подлежит возмещению по основаниям  и
в порядке, которые установлены УПК РФ (ст.11 УПК РФ).
    Изложенные обстоятельства гарантируют защиту прав и свобод  граждан  со
стороны государства.
    Нарушение указанных правил влечет  за  собой  уголовное  преследование,
прежде всего, в отношении должностных лиц, которые их допускают.
    В  судебной  практике  не  редки  случаи,  когда  обвиняемый   в   ходе
предварительного   расследования   или   подсудимый   в    ходе    судебного
разбирательства заявляет о применении к нему незаконных  методов,  связанных
с психологическим  или  физическим  воздействием.  Указывают  на  причинение
ударов, телесных повреждений, длительность  допросов  в  течение  нескольких
часов без воды и пищи, применение пыток и жестокого обращения.
    В некоторых случаях это может  быть  расценено  как  один  из  способов
уклонения от уголовной ответственности  и  дискредитации  правоохранительных
органов, производящих дознание.
    Вместе с тем,  такие  заявления  всегда  требуют  тщательной  проверки,
которая  мажет  быть   осуществлена   либо   путем   проведения   служебного
расследования,   либо   исследованием   доводов   в    судебном    заседании
(истребование данных о медицинском  освидетельствовании,  допрос  свидетелей
очевидцев,  проведение  дополнительной  судебно-медицинской   экспертизы   и
т.д.).
    Если  указанными  методами  будет  установлено  применение  пытки   или
бесчеловечное, унижающее честь и достоинство действие, в отношении  виновных
может быть возбуждено  уголовное  дело,  а  доказательства,  подтверждающие,
например,  виновность  подозреваемого  или  обвиняемого,  добытые   подобным
путем, должны быть признаны недопустимыми, они  не  должны  исследоваться  в
судебном  заседании  и  не  могут  быть  положены  в  основу  обвинительного
приговора.
    Лицо,  в  отношении   которого   применялись   меры   физического   или
психического  воздействия  может  обратиться  с  официальным  заявлением   о
возбуждении уголовного дела по указанному факту или в отношении  конкретного
лица. Если после проведенной проверки в возбуждении  уголовного  дела  будет
отказано, такое постановление следственных  органов  может  быть  обжаловано
прокурору  или  в  суд  (ст.124,  125  УПК  РФ).  Прокурор  вправе  отменить
постановление дознавателя или следователя и сам  возбудить  уголовное  дело.
Судья,  признав  отказ  в  возбуждении  уголовного   дела   незаконным   или
необоснованным, вносит соответствующее постановление и  направляет  его  для
исполнения прокурору, уведомив об этом заявителя.
    В  уголовном  законодательстве  РФ   не   дано   понятие   пытки   (это
предполагается сделать в ближайшее время  путем  внесения  дополнений  в  УК
РФ), однако  в  уголовном  законе  предусмотрены  составы  преступлений,  по
которым  может  быть  установлена  виновность  лиц  в   унижении   чести   и
достоинства гражданина или  применивших  пытку  при  совершении  преступного
деяния. Следует отметить, что судебная практика России  исходит  из  понятий
пытки  и  бесчеловечного  обращения  к  пострадавшему,  которые  приняты   и
определены международными документами и в Постановлениях  Европейского  суда
по правам человека (Ирландия  против  Великобритании.  Постановление  от  18
января 1978.; Томази против Франции. Постановление от 27 августа 1992  г.  и
т.д.)
    Так,   причинение   физических   и    психических    страданий    путем
систематического нанесения побоев либо иными  насильственными  действиями  с
применением пытки, наказывается лишением свободы до 7 лет (ч.2  ст.  117  УК
РФ);  злоупотребление  должностным  лицом  своими  служебными   полномочиями
вопреки интересам службы, если это деяние  повлекло  существенное  нарушение
прав  и  законных  интересов  граждан  или  повлекшее  тяжкие   последствия,
наказывается лишением свободы на срок до 10 лет с  лишением  права  занимать
определенные должности или заниматься определенной  деятельностью  (ч.3  ст.
285  УК  РФ);   принуждение   подозреваемого,   обвиняемого,   потерпевшего,
свидетеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения путем  применения
насилия, издевательства или пытки, наказывается лишением свободы от 2  до  8
лет (ч. 2 ст. 302 УК РФ).



    Глава 2 Уголовно-правовое понятие жестокости и  жестокого  обращения  с
потерпевшим в УК РФ
      §1. Уголовно-правовое понятие жестокости и жестокого обращения с
            потерпевшим в истории уголовного законодательства РФ

    С древних времен как таковое понятие жестокости и жестокого обращения с
потерпевшим отдельно не выделялось, древние  своды  законов  не  давали  его
легального  определения,  но  оно  просматривалось  в   отдельных   составах
преступлений.
     Большое внимание уделяет Русская Правда убийству. Различалось два вида
убийств: убийство в ссоре и убийство в разбое.
    Первый вид убийства характеризовался явным, открытым его совершением  в
сваде (ссоре),  на  пиру,  под  влиянием  внезапного  возбуждения.  Виновный
платил виру, т.е. 40 гривен, в том случае,  если  убитый  являлся  свободным
человеком, или 80  гривен,  если  потерпевший  был  огнищанином  или  княжим
мужем. За убийство других княжеских слуг вира была гораздо меньше.
    Убийство   в   разбое   определялось   чисто    внешними    признаками.
Предполагалось, что это убийство совершается “безо всякыя свады”,  т.е.  без
всякой ссоры. За убийство в разбое полагались поток и разграбление.
    Феодальные кодексы обычно уделяют большое внимание преступлениям против
телесной   неприкосновенности.   Подробно   предусматриваются    повреждения
различных частей тела.
    Русская   Правда   знает   несколько   преступлений   против   телесной
неприкосновенности. Она различает нанесение  ран  и  побои.  Русская  Правда
различает раны, наносимые оружием, удары, наносимые рукой, палкой и  другими
предметами (рогом, чашей и др.), отнятие руки, ноги, глаза. Наиболее  тяжким
видами телесных повреждений Русская Правда считала членовредительство.
    За лишение ноги, руки, глаза виновный  уплачивал  полвиры  князю  и  10
гривен пострадавшему. За повреждение пальцев взымалось с виновного 3  гривны
продажи,  а  пострадавшему  уплачивалась  одна  гривна.  За   выбитие   зуба
взыскивалась продажа в размере  12  гривен,  а  пострадавшему  выплачивалась
одна гривна.
    В  феодальном  праве  нанесение  побоев   считалось   более   серьёзным
преступлением, чем нанесение ран оружием. Этот принцип нашёл своё  отражение
и в Русской Правде. За нанесение ран мечом назначалось взыскание  продажи  в
3 гривны, а за удар необнажённым мечом или рукоятью меча,  либо  палкой  или
другим орудием взымалась продажа в размере 12 гривен.
     Русская Правда  знает  преступление,  которое  сейчас  мы  бы  назвали
истязанием. По Краткой Правде за подобное преступление виновный в  истязании
смерда должен был заплатить 3  гривны  за  обиду,  а  если  потерпевший  был
огнищанином, тиуном или мечником, то 12 гривен.  По  Пространной  Правде  за
истязание смерда виновный платил  3  гривны  продажи,  а  потерпевшему  -  1
гривну, а за огнищанина - 12 гривен продажи, а потерпевшему - 1 гривну.
    Псковская  судная  грамота  является  важнейшим  после  Русской  Правды
памятником русского законодательства. В ней содержатся  нормы  гражданского,
семейного, уголовного права. В ней также  содержатся  процессуальные  нормы.
Её принятие на вече большинство исследователей относят к 1467 году.
     Преступления против личности. К  ним  относились  убийство,  нанесение
побоев и оскорбление действием. ПСГ не упоминает об увечье,  нанесении  ран.
Можно предположить, что такие преступления рассматривались в соответствии  с
нормами Русской Правды.
    За нанесение побоев виновный выплачивал штраф в размере одной гривны. В
отдельный состав преступления выносилось избиение, совершённое  в  публичном
месте. Виновное лицо наказывалось штрафом в пользу  князя  и  вознаграждение
потерпевшему.
    Судебник 1497 года трактовал понятие преступления  отлично  от  Русской
Правды, но в принципе тождественно Псковской судной  грамоте.  Если  Русская
Правда рассматривает преступление как обиду и связывает обиду  с  нанесением
ущерба, то теперь под преступлением понимались всякие действия, которые  так
или иначе угрожают государству или господствующему классу в целом  и  потому
запрещённые законом. В отличие от Псковской  судной  грамоты  Судебник  1497
года даёт  термин  для  обозначения  преступления.  Преступление  называется
лихим делом.
    Самым крупным  кодексом  России  эпохи  феодализма  считается  Соборное
Уложение 1649 года.
    К   отягчающим   обстоятельствам   относились   рецидив   преступлений;
совершение преступления с особой жестокостью  (например  путём  отравления),
“мучительное наругательство”,  а  также  совершение  преступления  лицами  с
использованием    своего    служебного    положения.    Отягчающими     вину
обстоятельствами  считались  убийство  “в  розбое”,  ночная   кража,   любое
“воровство”,  совершённое  в  церкви,  на  государевом  дворе,  в  отношении
должностных лиц; предварительный сговор, совершение  преступления  во  время
стихийных  бедствий,  а   также   при   стечении   преступлений,   т.е.   по
совокупности.
    Наиболее  тяжким  преступлением  против  личности  считалось   убийство
(душегубство).   Уложение   впервые   в   русском   законодательстве    даёт
дифференциацию этого вида преступления. По Уложению 1649 г.  убийство  могло
быть квалифицированным  и простым.
    Развивая положение Кормчей книги об усилении  наказания  за  совершение
убийства особо жестоким  образом,  Уложение  в  качестве  квалифицированного
признака  называет  способ  совершения   преступления   -   убийство   путём
отравления. Убийство путем отравления считалось одним из  наиболее  жестоких
способов убийства. В этом случае предписывалось подвергать виновного  пытке,
чтобы узнать, не совершал ли он таких убийств  прежде  (ст.  23  гл.  XXII).
Смертная  казнь  осуществлялась  по  принципу   талиона.   Лиц,   признанных
виновными в отравлении, заставляли выпить яд.
    Нанесение ран, увечий, побоев  и  оскорблений  не  имели  первоначально
четких составов преступлений. Уложение выделяет как  самостоятельную  группу
преступления против жизни и здоровья, определяя наказание в  зависимости  от
злой воли  преступника.  “Мучительское  наругательство”  -  отсечение  руки,
ноги,  уха,  носа,  глаза  -  влечёт  за  собой,  помимо  денежного  штрафа,
аналогичное  физическое  возмездие.  Если   изувеченный   умирал,   виновный
подлежал  смертной  казни.  За  увечье  без  отягчающих  обстоятельств   лиц
неимущих сословий устанавливалось денежное вознаграждение потерпевшему от  1
до 10 рублей.  Выделяя  в  качестве  самостоятельного  состава  преступления
нанесение увечий и побоев, Уложение 1649 г. относит к оскорблению  действием
побои,  которые  наносятся  не  в  простой   драке,   а   умышленно,   когда
“поругатель” хитростью или силой заманит человека в свой двор и там  изобьёт
его. В этом  случае  предусматривалась  торговая  казнь,  месячное  тюремное
заключение  и  выплата  бесчестья  и  увечья  в  двойном  размере.   То   же
преступление, совершённое  феодально-зависимым,  каралось  смертной  казнью.
Только в том случае, если человек после пытки  докажет,  что  действовал  по
научению своего господина или другого лица,  он  наравне  с  подстрекателями
подвергался  торговой  казни  и  тюремному  заключению.  Двойное  бесчестье,
увечье и убытки выплачивает тот, “кто на кого пустит собаку нарочным  делом,
и та его собака... изъест или платье издерёт”.
    По сравнению с Соборным Уложением 1649 г. Артикул воинский  значительно
более четко определяет многие институты уголовного права.  Артикул  воинский
уже знает термин “преступление”.  под  преступлением  понималось  не  только
нарушение  закона,  царской  воли,  но  и  любое  деяние,  хотя  бы   и   не
предусмотренное  законом,   но   и   могущее   причинить   какой-либо   вред
государству. Эта  идея  выражена  во  многих  указах  и  в  тексте  присяги,
приведенной в Артикуле воинском.  К  отягчающим  обстоятельствам  относились
совершение преступления в пьяном состоянии, совершение  убийства  каким-либо
мучительным способом (например, путем отравления),  убийство  отца,  матери,
ребенка, офицера.
    Изнасилование  ещё  не   отделялось   от   растления.   Наказание   его
ограничивалось   обычно   выплатой   бесчестья.   По   объективной   стороне
требовалось проявление насилия,  что  подтверждалось  экспертизой  -  “ежели
платье от обороны разодрано, или синевы или кровавые  знаки  найдутся”  -  и
жалобы  потерпевшей.  Т.о.  обязательным   признаком   объективной   стороны
изнасилования был проявления насилия и жестокости  к  жертве.  Не  подлежало
наказанию изнасилование невесты.
    До середины ХVIII в. болезненные наказания  применялись  независимо  от
пола,  возраста  и  социальной  принадлежности.  Как  видно  из  всего  выше
сказанного я могу отметить, что со времен русской правды  выделялся  признак
особой  жестокости  по  отношению  к  потерпевшему.  Следует  сказать,   что
наказания с  развитием  Древнерусского  государства  становились  все  более
жестокими, они носили устрашающий  характер,  были  распространены  жестокие
виды смертной казни (колесования, четвертования, посадка на кол,  разрывание
по кусочкам и т.д.), членовредительские наказания  (отрезание  рук,  пальцев
рук,  ушей,  разрывание  ноздрей,  порка  плетьми  или  розгами)   все   это
свидетельствовало о наличии жестокости не только у преступника к жертве,  но
и у государства к осужденному.
      Уложение  1845  г.  и  Уголовное  уложение  1903  г.11  рассматривали
истязание и мучение как  самостоятельное  преступление  (ст.  1489  Уложения
1845   г.)   и   как   квалифицирующий   признак   составов    преступлений,
предусматривавших  ответственность  за   причинение   телесных   повреждений
различной степени  тяжести  (ст.  1477,  1479  Уложения  1845  г.,  ст.  471
Уложения 1903 г.), лишение личной свободы (п. 4 ст. 499 Уложения 1903 г.).
    На  законодательном  уровне  понятие  истязания  не  раскрывалось,  что
вызывало определенные трудности у правоприменителя и  заставляло  обращаться
к разъяснениям Сената. Согласно последним, под истязанием понималось  «такое
посягательство  на   личную   неприкосновенность,   которое   сопровождалось
мучениями и жестокостью»12.
    В  научной  литературе  данного  периода  под  истязанием  предлагалось
понимать причинение различными способами физической боли. К  таким  способам
относились: «сечение розгами, дранье  за  волосы,  щекотание,  разного  рода
пытки, например, на дыбе,  и  т.  п.».  Под  мучениями  понималось  «лишение
человека необходимых для целости и здоровья  его  условий,  например:  пищи,
питья, света, воздуха и т. п.»13.
Внимание  правоприменителя  акцентировалось  на  том,  что   при   истязании
потерпевшему причинялись  не  просто  страдания,  что  характерно  для  всех
случаев физического насилия, а страдания, представлявшие наивысшую  степень,
либо  продолжительные  по  времени.  Следовательно,  к  основному   признаку
рассматриваемого  вида  преступных  действий  относились  особая  жестокость
совершающего подобные действия и  мучительность  для  лица,  подвергающегося
насилию14.
Истязание рассматривалось в качестве самостоятельного  состава  преступления
по У К РСФСР 1960г. (ст. 113) и охватывало собой  систематическое  нанесение
побоев  или   иные   действия,   носящие   характер   истязания,   а   также
квалифицирующего признака при умышленном причинении тяжких или менее  тяжких
телесных повреждений (ч.2 ст. 108, ч. 2 ст. 109). Само же понятие  истязания
в У К РСФСР не раскрывалось, что восполнялось на доктринальном уровне15.
    Отдельные способы причинения телесных повреждений в процессе  истязания
раскрывались в Правилах  судебно-медицинского  определения  степени  тяжести
телесных повреждений,  утвержденных  приказом  Министерства  здравоохранения
СССР от 11 декабря 1978 № 1208 16. Вместе с тем  в  Правилах  1978  г.  было
указано, что решение вопроса о квалификации действий как истязание входит  в
компетенцию правоохранительных органов, а не судебно-медицинского эксперта.
    В отличие от УК РСФСР  1960  г.,  ныне  действующий  УК  РФ  (ст.  117)
полностью  раскрывает  на  законодательном  уровне  понятие  истязания   как
причинение  физических  или  психических  страданий  путем  систематического
нанесения  побоев  либо  иными  насильственными  действиями,   если   такими
действиями не причинен тяжкий вред здоровью  (ст.  111)  или  вред  здоровью
средней тяжести (ст. 112).



       §2. Регламентация совершения преступления против личности путем
     жестокого обращения с потерпевшим в УК РФ. Характеристика отдельных
                                 сосотавов.

    Новеллой в законодательстве является  и  то,  что  общественно  опасные
последствия в рассматриваемом составе заключаются  в  причинении  не  только
физических,  но  и  психических  страданий.   Физические   страдания   могут
выражаться в причинении потерпевшему физической боли, психические  страдания
характеризуются   проявлением   стрессового   состояния    потерпевшего    и
причинением ему других психических травм, не  носящих  характер  психических
расстройств (последние образуют состав  преступления,  предусмотренного  ст.
111УК РФ).
    С субъективной стороны побои  (ст.116  УК  РФ)  характеризуется  прямым
умыслом.  Виновное  лицо  осознает,  что  путем  систематического  нанесения
побоев или иными насильственными действиями  причиняет  потерпевшему  особые
физические или психические страдания и желает их наступления.
    Раскрывая содержание истязания,  УК  РФ  не  дает  определения  понятий
«побои», «иные  насильственные  действия»,  которые  составляют  объективную
сторону данного состава преступления.
    Правила  судебно-медицинской   экспертизы   тяжести   вреда   здоровью,
утвержденные приказом Минздрава России от  10  декабря  1996  г.  №  407  «О
введении в практику правил производства  судебно-медицинских  экспертиз»  (с
изменениями  от  5  марта  1997  г.),17  под  побоями   понимают   действия,
характеризующиеся  многократным  нанесением  ударов,  в  результате  которых
могут  возникать  телесные  повреждения  (они  не  расцениваются  как   вред
здоровью и тяжесть их не определяется), но  которые  могут  и  не  оставлять
после себя никаких объективно выявляемых повреждений.
    Истязание  в  силу  ст.  117  УК  РФ  будет  иметь  место  только   при
систематическом нанесении  побоев,  при  этом  закон  не  раскрывает  данный
элемент объективной стороны. По нашему мнению, под систематичностью  следует
понимать нанесение потерпевшему побоев три и более раза,  не  обязательно  в
короткий промежуток времени. Такой позиции  придерживался  и  Верховный  Суд
РСФСР в  своих  руководящих  разъяснениях.  Согласно  постановлению  Пленума
Верховного Суда  РСФСР  «О  практике  рассмотрения  судами  жалоб  и  дел  о
преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР»  от
25 сентября 1979 г., истязание состоит в умышленном  систематическом  (более
двух раз) нанесении потерпевшему побоев либо совершении иных  насильственных
действий, характер которых свидетельствует  об  умысле  лица  на  причинение
потерпевшему особой мучительной боли или страданий.
    Неоднократное нанесение легких телесных повреждений или побоев не может
рассматриваться как  истязание,  если  по  одному  или  нескольким  эпизодам
обвинения,   дающим   основание   для   квалификации   действий   лица   как
систематических,  истек  срок   давности   для   привлечения   к   уголовной
ответственности либо к лицу за эти действия ранее уже  были  применены  меры
административного взыскания  и  постановления  о  применении  таких  мер  не
отменены.
    Вместе с тем систематичность нанесения побоев не следует сводить только
к  количественному  фактору,   поскольку   систематичность   при   истязании
характеризуется  также  внутренней  взаимосвязью  насильственных   действий,
обусловленной направленностью прямого умысла виновного на причинение  жертве
особых мучений и страданий. Из этого исходит и судебная практика.
    Так, суд переквалифицировал действия П. со ст. 117 УК РФ на ст. 116  УК
РФ по тем основаниям, что в многократных действиях П.  отсутствуют  признаки
систематического  нанесения  побоев,   с   учетом   временных   промежутков,
обстоятельств  совершенного  преступления,  отсутствия  их   взаимосвязи   и
внутреннего  единства,  при  которых  бы   потерпевшей   П.   (бывшей   жене
осужденного) и сыну осужденного причинялась не просто физическая боль, но  и
физические и психические страдания, при которых бы над ними глумились  и  их
унижали.
    В другом случае суд признал  О.  виновным  в  совершении  преступления,
предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ (истязание v лица,  заведомо  для
виновного находящегося в беспомощном  состоянии).  Судом  было  установлено,
что О., находясь в состоянии алкогольного опьянения, систематически (в  суде
было  установлено  5  эпизодов)  наносил  побои  своей  престарелой  матери,
причиняя ей тем самым психические и физические страдания.
    Такая позиция суда представляется правильной, поскольку систематичность
характеризуется  не  только  многократностью  нанесения  побоев,  но  и   их
внутренним единством,  обусловленным  направленностью  умысла  виновного  на
причинение жертве особых мучений и страданий.
    К иным насильственным действиям  Правила  1996  г.  относят  длительное
причинение боли щипанием, сечением, причинением множественных, в  том  числе
небольших,  повреждений  тупыми   или   острыми   предметами,   воздействием
термических факторов и другие аналогичные действия.  В  отличие  от  побоев,
закон не указывает на систематичность иных насильственных  действий  как  на
обязательный  признак  истязания.  Следовательно,   даже   единичные   особо
мучительные деяния могут образовывать состав истязания.
    Отсутствие в УК РФ законодательного определения понятия  насильственных
действий  вызывает  необходимость  обращения  к  лексическому   значению   и
доктринальному толкованию терминов «насилие», «насильственные  действия».  В
современном русском языке насилие  определяется  как  применение  физической
силы к кому-нибудь, принудительное воздействие на кого-нибудь,  притеснение,
беззаконие18.
    Л. Д. Гаухман, приводя аналогичное определение насилия,  отмечает,  что
оно  содержит  как  фактические,  так  и  юридические  признаки  насилия.  К
фактическим он  относит  объективные  признаки,  способ  действия,  а  также
субъективные признаки, характеризующие  отношение  к  действию.  В  качестве
юридических признаков Л. Д. Гаухман  выделяет  незаконность  и  общественную
опасность  действия .
    Р.  А.  Базаров  под  насилием  в  уголовно-правовом   плане   понимает
умышленное применение физической силы  (своей  мускульной,  либо  с  помощью
оружия, иных предметов и веществ, посредством животных) к другому  человеку,
направленное  на  нарушение  физической  неприкосновенности   личности,   на
причинение вреда здоровью или жизни.
Содержание  приведенных  определений   насилия   (насильственных   действий)
сводится к  умышленному  применению  физической  силы  к  другому  человеку,
имеющему целью причинение вреда его здоровью или жизни.
    Под насильственными действиями в смысле ст. 117 УК РФ следует  понимать
не только применение физической силы к другому  человеку  (путем  мускульной
силы, каких-либо  предметов,  животных),  но  и  воздействие  на  внутренние
органы  потерпевшего  при  даче,   например,   различного   рода   лекарств,
наркотиков и других веществ, вызывающих у потерпевшего особые  физические  и
психические страдания. При этом не  имеет  значения,  каким  способом  такие
препараты  введены  в  организм  потерпевшего:  насильственно  или  обманным
путем. Для наличия  состава  истязания  необходимо,  чтобы  такие  препараты
вводились  с  целью  причинения  потерпевшему  особых  мучений  и  страданий
(психических и (или) физических).
    Психическое насилие не охватывается диспозицией ст.  117  УК  РФ  и  не
подпадает под понятие  иных  насильственных  действий.  В  науке  уголовного
права  под  психическим  насилием  принято  понимать  угрозы,  что  выделено
законодателем  в  качестве  самостоятельного  признака  при  конструировании
различных составов преступлений: ст. 131, 163 и других статей  УК  РФ.  Хотя
угрозы, тем  более  угрозы  убийством,  причиняют  потерпевшему  психические
страдания,   действия   виновного   не   образуют   состава    преступления,
предусмотренного ст. 117 УК РФ.
    Объективную сторону ст. 117 УК РФ образуют  лишь  преступные  действия,
хотя физические и  психические  страдания  могут  причиняться  и  преступным
бездействием,  например,  длительным  лишением   воды,   пищи.   В   научной
литературе  такое  преступное  поведение  характеризуется   как   «смешанное
бездействие» (delictum comissionis  i'per  commissionem),  которое  возможно
лишь тогда, когда на виновном лице в силу тех или иных обстоятельств  лежала
обязанность   воспрепятствовать   наступлению   преступного   последствия19.
Специальная обязанность к  совершению  активных  действий,  направленных  на
предотвращение преступного последствия может вытекать из  закона  (например,
обязанность родителей заботиться о детях и детей о родителях).
    Следовательно, в случае,  если  родители  умышленно  длительное   время
лишают своего ребенка воды, пищи с целью причинить  ему   особые  мучения  и
страдания  либо  с  этой  же  целью  лишают  инсулина  ребенка,  страдающего
сахарным диабетом, будет иметь место   преступное  бездействие.  Действующая
же редакция ст. 117 УК РФ   позволяет  таким  родителям  избежать  уголовной
ответственности по  п. «г» ч. 2 ст.  117  УК  РФ.  Они  будут  привлечены  к
уголовной ответственности лишь по ст. 156 УК РФ  (неисполнение  обязанностей
по воспитанию несовершеннолетних). Это в свою очередь позволит  таким  лицам
избежать справедливого наказания (ст. 6 УК РФ), поскольку санкция п. «г»  ч.
2 ст. 117 У К РФ предусматривает наказание в виде лишения  свободы  на  срок
от 3 до 7 лет, а ст. 156 У К РФ— до 2 лет. В силу ст.  15  УК  РФ  истязание
заведомо  несовершеннолетнего  для  виновного  лица  относится  к  категории
тяжких преступлений, а преступление, предусмотренное ст.  156  УК  РФ,  —  к
преступлениям небольшой тяжести. В данном случае имеет место  насильственное
бездействие,  противоправные  последствия  которого  (физические   и   (или)
психические   страдания)   потерпевший    не    в    состоянии    прекратить
самостоятельно.
    Умышленное лишение пищи, воды и т. п. деяния могут являться действием в
случае,  когда  на  виновных  лиц  не  возложена  обязанность  заботиться  о
потерпевшем.
    Не упоминает диспозиция ст. 117 УК РФ самостоятельно и понятие мучения.
Согласно  Правилам  1996  г.,  под  мучением  следует  понимать   причинение
страданий путем длительного лишения пищи, питья или  тепла,  либо  помещения
(или оставления) потерпевшего во  вредных  для  здоровья  условиях.  Мучения
охватываются более емким понятием «насильственные действия».
    Законодатель   не   случайно    предусмотрел    повышенную    уголовную
ответственность за истязание (санкция ч. 1 ст.  117  УК  РФ  предусматривает
уголовную ответственность в виде лишения свободы до 3 лет), по  сравнению  с
такими преступлениями, как побои (ст. 116 УК  РФ)  и  умышленное  причинение
легкого  вреда  здоровью  (ст.  115  УК  РФ),  санкции  статей  которых   не
предусматривают одного из самых суровых видов наказания —  лишения  свободы.
Повышенная уголовная ответственность за истязание объясняется  прежде  всего
тем, что целью виновного лица, действующего умышленно,  является  причинение
потерпевшему  особых   физических   и   психических   страданий,   поскольку
физические, а тем более психические страдания причиняются  потерпевшему  при
совершении кражи, разбоя, грабежа, вымогательства, изнасилования и т.  д.  В
частности,  физические  и  психические  страдания   проявляются   в   случае
причинения потерпевшему легкого вреда здоровью,  вызвавшего  кратковременное
расстройство   здоровья   или   незначительную    стойкую    утрату    общей
трудоспособности (ст. 115 УК РФ), либо совершении  насильственных  действий,
причинивших физическую боль, но не повлекших последствий,  указанных  в  ст.
115 УК РФ (ст. 116 У К РФ). Поэтому на практике  могут  возникнуть  проблемы
отграничения истязания от составов преступлений,  предусмотренных  ст.  115,
116  УК  РФ.  В  связи  с  этим  формулировка  диспозиции  ст.  117  УК  РФ,
раскрывающая общественно  опасные  последствия  (причинение  физических  или
психических страданий), представляется  не  совсем  удачной  и  нуждается  в
пересмотре.
    С учетом вышеизложенного предлагаю следующую  редакцию  диспозиции  ст.
117 УК РФ (истязание): «Умышленное  причинение  особых  физических  и  (или)
психических страданий путем систематического  нанесения  побоев  либо  иными
насильственными  действиями  или  бездействием,   если   это   не   повлекло
последствий, указанных в ст. 111 и 112 настоящего Кодекса».
     Часть 2 ст. 117 УК РФ предусматривает различные квалифицирующие
признаки истязания.
    Пункт «а» ч. 2 ст. 117 УК РФ  усиливает  уголовную  ответственность  за
истязание, совершенное в отношении двух или более лиц. По п. «а»  ч.  2  ст.
117 УК РФ следует квалифицировать действия  виновного  лица,  охватывающиеся
единым умыслом и направленные в Отношении двух и более потерпевших.
     По п. «б» ч. 2 ст. 117 У К РФ квалифицируется истязание, совершенное в
отношении лица или  его  близких  в  связи  с  осуществлением  данным  лицом
служебной  деятельности  или   выполнением   общественного   долга.   Данный
квалифицирующий признак совпадает с  аналогичным  квалифицирующим  признаком
убийства (п. «б» ч. 2 . ст. 105 УК РФ), содержание которого  раскрывается  в
постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике  по  делам  об
убийстве» от 27 января 1999 г.
    В соответствии с  п.  6  указанного  Постановления  под  осуществлением
служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в  круг  его
обязанностей,   вытекающих   из    трудового    договора    (контракта)    с
государственными, муниципальными, частными  и  иными  зарегистрированными  в
установленном порядке предприятиями  и  организациями  независимо  от  формы
собственности, с предпринимателями,  деятельность  которых  не  противоречит
действующему  законодательству.  А  под  выполнением   общественного   долга
понимается осуществление гражданином  как  специально  возложенных  на  него
обязанностей в интересах общества или в соответствии с законными  интересами
отдельных  лиц,  так  и  совершение  других  общественно  полезных  действий
(пресечение правонарушений,  сообщение  органам  власти  о  совершенном  или
готовящемся преступлении  либо  о  местонахождении  лица,  разыскиваемого  в
связи с совершением  им  правонарушений,  дача  свидетелем  или  потерпевшим
показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и  др.).  К  близким
потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относиться  иные
лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники  супруга),  а  также
лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для  виновного  дороги
потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.
    Пункт «в» ч. 2 ст. 117 У К РФ предусматривает уголовную ответственность
за истязание,  совершенное  в  отношении  женщины,  заведомо  для  виновного
находящейся в состоянии беременности. Для  квалификации  действий  виновного
лица по данному пункту ст. 117 УК РФ необходимо доказать, что виновному  был
достоверно  известен   факт   беременности   потерпевшей.   Действия   лица,
совершившего истязание беременной женщины, но не осознававшего данный  факт,
не могут быть квалифицированы  по  п.  «в»  ч.  2  ст.  117  УК  РФ.  Данный
квалифицирующий   признак   характеризует   именно   субъективную    сторону
истязания.
    Пункт «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ содержит в себе несколько  квалифицирующих
признаков. Истязание, совершенное в отношении заведомо  несовершеннолетнего,
будет иметь место в том случае, когда  виновному  достоверно  известно,  что
потерпевший  не  достиг  18-летнего   возраста.   Если   несовершеннолетнего
истязают родители  или  иные  лица,  на  которых  возложены  обязанности  по
воспитанию    несовершеннолетнего,    либо    работник     образовательного,
воспитательного, лечебного либо иного  учреждения,  обязанного  осуществлять
надзор за несовершеннолетним, действия таких лиц следует квалифицировать  по
совокупности со ст. 156  УК  РФ  (неисполнение  обязанностей  по  воспитанию
несовершеннолетнего),  поскольку  сам  факт  истязания   свидетельствует   о
неисполнении такими лицами обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего.
    Под  истязанием  лица,  находящегося  в  материальной  зависимости   от
виновного,  следует  понимать  истязание   потерпевшего,   находящегося   на
иждивении  виновного  (например,  зависимость  несовершеннолетних  от  своих
родителей, престарелых родителей от своих детей, лиц находящихся под  опекой
и т. д.). К лицам,  находящимся  в  иной  зависимости  от  виновного,  можно
отнести служебную зависимость.
Законодатель не случайно указал в п. «г»  ч.  2  ст.  117  УК  РФ  несколько
квалифицирующих  признаков.  Как  показывает  судебная  практика,  указанные
признаки взаимосвязаны.
    Приговором Приморского  федерального  районного  суда  В.  был  признан
виновным в совершении  истязания  в  отношении  заведомо  несовершеннолетней
падчерицы К., находящейся в иной  зависимости  от  виновного.  Его  действия
были квалифицированы судом по   п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ.
     Преступные действия В. были совершены в период  с  осени  1994  г.  до
марта 1997 г. На протяжении указанного периода  времени   В.  систематически
наносил побои несовершеннолетней К.  ремнем,   цепью,  шнуром  от  проводки.
Причинял   потерпевшей   физические   и    психические    страдания    путем
неоднократного обливания ее холодной водой в ванной, привязывал  на  ночь  к
лавке на кухне, лишая ее  возможности двигаться, ограничивая ее движение.
    Как видно на данном примере, несовершеннолетний возраст потерпевшей,  а
также ее зависимость от отчима облегчили В. совершение преступления.
    Как истязание лица, находящегося заведомо для виновного  в  беспомощном
состоянии,  следует  квалифицировать  преступные  действия,  совершенные   в
отношении потерпевших, не способных  в  силу  физического  или  психического
состояния защитить себя, оказать  активное  сопротивление  виновному,  когда
последний, совершая истязание, осознает это обстоятельство.  К  таким  лицам
могут быть отнесены: тяжелобольные и  престарелые,  малолетние  дети,  лица,
страдающие психическими расстройствами, лишающими их  способности  правильно
воспринимать происходящее.
    Нельзя квалифицировать по данному квалифицирующему  признаку  истязание
лица, находящегося в состоянии сильного  алкогольного  опьянения.  Из  этого
исходит судебная практика по делам об убийстве при  толковании  аналогичного
квалифицирующего признака убийства.
    Как истязание лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника,
следует  квалифицировать  истязание  потерпевшего,  совершенное  в  процессе
похищения потерпевшего либо захвате заложников,  а  равно  после  совершения
указанных  преступлений.  В  таких   ситуациях   действия   виновного   лица
квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 117 и  126
либо ст. 206 УКРФ.
    Одним  из  проявлений  особой  жестокости  является  применение  пытки,
которое предусмотрено в качестве  квалифицирующего  признака  истязания  (п.
«д»  ч.  2  ст.  117  УК  РФ)  и  принуждения  подозреваемого,  обвиняемого,
потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо  эксперта  к  даче  заключения
(ч. 2 ст. 302 УК РФ).
    Действующий  УК  РФ  основывается  на  Конституции  РФ,  общепризнанных
принципах и нормах международного права (ч. 2 ст. 1 УК  РФ),  и  поэтому  не
удивительно, что такой квалифицирующий признак  нашел  свое  законодательное
закрепление.  Статья  2  Конвенции   против   пыток   и   других   жестоких,
бесчеловечных  или  унижающих  достоинство  видов  обращения   и   наказания
предусматривает, что каждое государство-участник  предпринимает  эффективные
законодательные,   административные,   судебные   и    другие    меры    для
предупреждения  актов  пыток  на  любой  территории,  находящейся  под   его
юрисдикцией.
    В УК РФ термин пытки не разъясняется, поэтому следователь,  прокурор  и
суд при рассмотрении состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 302  УК
РФ, должны обратиться к ст. 1 указанной  Конвенции.
    Объективную сторону пытки составляют  особо  изощренные  по  жестокости
способы воздействия на человеческий организм, которые могут проявляться  как
в процессе преступного действия, так и бездействия. К таким  способам  можно
отнести: помещение зимой в карцер на длительный срок; непрерывные допросы  с
лишением  сна;  умышленная  дача  лицу  химического   вещества   под   видом
лекарственного  препарата,  которое  вызвало  у  него  сильные,  мучительные
болезненные  реакции;  пытка  раскаленным  железом,   электрическим   током,
опусканием в горячую воду.
    Отличие применения пытки при истязании от пыток при принуждении к  даче
показаний заключается в их цели.
    Применение  пытки   по   отношению   к   подозреваемому,   обвиняемому,
потерпевшему, свидетелю со стороны следователя  или  дознавателя  преследует
основную цель — сфальсифицировать доказательства по  уголовному  делу  путем
«выбивания» необходимых показаний у  указанных  лиц.  При  этом  должностное
лицо, проводящее дознание или предварительное  следствие,  желает  причинить
потерпевшему особые мучения и  страдания  особо  изощренными  по  жестокости
способами воздействия на человеческий организм.
    Целью пытки  при  истязании  является  причинение  потерпевшему  особых
физических и психических страданий  путем  применения  особо  изощренных  по
жестокости способов воздействия на человеческий организм.  В  данном  случае
виновный действует с прямым умыслом: осознает,  что  причиняет  потерпевшему
мучения и страдания особо изощренным по жестокости способом  воздействия  на
организм, и желает этого, предвидя наступление преступного результата.
Отличием пытки от истязания является применение к потерпевшему особо
изощренных по жестокости способов воздействия на человеческий организм.
    Можно дать следующее доктринальное определение. Пытка — это «умышленное
причинение сильных физических и (или) психических страданий  насильственными
действиями  или  бездействием,  характеризующимися  особо   изощренными   по
жестокости способами воздействия на человеческий организм».
    Повышенная уголовная ответственность за истязание, совершенное  группой
лиц, группой лиц по предварительному  сговору  или  организованной  группой,
предусмотрена п. «е» ч. 2 ст. 117 УК РФ.
    Истязание следует признавать совершенным группой  лиц  в  тех  случаях,
когда в его совершении участвуют два и более  исполнителей.  Указанные  лица
причиняют потерпевшему особые мучения  и  страдания  путем  систематического
нанесения побоев, либо  иными  насильственными  действиями.  При  этом  один
исполнитель   может   удерживать   потерпевшего,   а    второй—    совершать
насильственные  действия.  В  том  случае,  когда   в   процессе   истязания
потерпевшего  к  виновному  с  той  же  целью  присоединяется  другое  лицо,
истязание    следует   квалифицировать   как   совершенное   группой    лиц.
Предварительный сговор на истязание предполагает выраженной  в  любой  форме
договоренность двух и более лиц, состоявшуюся
до  начала  выполнения   объективной   стороны   истязания.   Если,   помимо
исполнителей  (как  минимум   двух),   другие   соучастники   (организаторы,
пособники, подстрекатели) не  выполняют  объективную  сторону,  их  действия
надлежит квалифицировать по соответствую-|5дей части ст. 33 и п.  «е»  ч.  2
ст. 1 17 УК РФ.
    Под организованной группой ч. 3 ст.  35  У  К  РФ  понимает  устойчивую
группу  лиц,  заранее   объединившихся   для   совершения   или   нескольких
преступлений. Действия  всех  соучастников  преступной  группы,  совершивших
истязание, независимо от того, являлись ли они  фактически  соисполнителями,
либо организаторами, пособниками, подстрекателями,  следует  квалифицировать
без ссылки на ст. 33 УК РФ.
    Истязание по найму (п. «ж» ч. 2 ст. 117 У К РФ)  будет  иметь  место  в
случаях, когда оно обусловлено  получением  исполнителем  материального  или
иного     вознаграждения.      Организатор     истязания    должен     нести
ответственность по ст. 33, п. «ж» ч. 2 ст. 117 УК РФ.     Как  истязание  по
мотиву национальной, расовой, религиозной |ненависти или вражды (п.  «з»  ч.
2 ст. 117 УК РФ) следует квалифицировать  истязание,  при  котором  виновный
путем истязания потерпевшего выражает свое агрессивное отношение к  той  или
иной нации, расе или религии. В данном случае  мотив  преступления  является
обязательным признаком субъективной стороны.
    Пункт «в» ч. 2 ст. 131, п. «в» ч.  2  ст.  132  УК  РФ  предусматривают
повышенную уголовную ответственность за изнасилование,  иные  насильственные
действия  сексуального  характера,  «совершенные  с  особой  жестокостью  по
отношению к потерпевшей или к другим лицам».
    Такой  квалифицирующий  признак  изнасилования,   иных   насильственных
действий сексуального характера, как особая жестокость, невозможно  раскрыть
без анализа всех элементов состава преступления, а особенно его  объективной
и  субъективной  сторон.  Также  требуется  раскрыть   понятия   «применение
насилия», «угроза применения насилия».
    Уголовный закон РФ дает  следующее  определение.  Изнасилование  —  это
«половое сношение с применением насилия  или  с  угрозой  его  применения  к
потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного  состояния
потерпевшей» (ч. 1 ст. 131 УК РФ).
    Смежным с изнасилованием является состав преступления,  предусмотренный
ст. 132 УК РФ. Данная статья предусматривает ответственность  за  совершение
мужеложства,  лесбиянства  или  иных  действий  сексуального   характера   с
применением  насилия  или  с   угрозой   его   применения   к   потерпевшему
(потерпевшей)  или  к  другим  лицам  либо  с  использованием   беспомощного
состояния потерпевшего (потерпевшей).
    Отдельные элементы  анализируемых  составов  преступлений  имеют  между
собой   сходства   и   различия.    Например,    субъектами    преступлений,
предусмотренных ст. 131, 132 УК РФ, могут быть  лица  как  мужского,  так  и
женского пола. Преступление,  предусмотренное  ст.  131  УК  РФ,  направлено
против половой свободы женщины, а согласно ст. 132 УК РФ, —  против  половой
свободы как мужчин, так и женщин.
    Объективная сторона изнасилования выражается в совершении полового акта
мужчины с женщиной против ее воли. При этом  ст.  131  УК  РФ  устанавливает
уголовную  ответственность  за  совершение   естественного   насильственного
полового акта. Мы не можем согласиться с  мнением  ученых,  полагающих,  что
любой насильственный половой акт с женщиной надлежит квалифицировать по  ст.
131  УК  РФ,  и  обосновывающих  свою  точку  зрения   судебной   практикой,
сформированной до введения в действие УК РФ 1996 г.
    В соответствии с п. 1 постановления Пленума Верховного  Суда  РСФСР  «О
судебной  практике  по  делам  об  изнасиловании»  от  22  апреля  1992   г.
изнасилование  считается  оконченным  с  момента   начала   полового   акта,
независимо от его последствий.
    Представляется,  что  насильственные  действия  сексуального  характера
считаются оконченными с момента начала совершения таких действий,  поскольку
ст.  132  УК  РФ  не  указывает  на  необходимость  наступления   каких-либо
последствий.
    Насилие, применяемое в процессе изнасилования (насильственных  действий
сексуального характера)  к  потерпевшей  (потерпевшему)  или  другим  лицам,
может быть как физическим, так и психическим.
    Физическое насилие состоит в причинении любого  насилия  к  потерпевшей
(потерпевшему) или иным лицам. Такое  насилие  может  проявиться  в  лишении
потерпевших  возможности  сопротивляться,  например,  путем  связывания,   в
нанесении побоев,  причинении  вреда  здоровью  различной  степени  тяжести.
Поскольку    применение    насилия    является    признаком    преступлений,
предусмотренных ст. 131, 132 УК РФ, то дополнительной  квалификации  по  ст.
112, 115, 116 УК РФ не требуется.
    К физическому насилию следует  относить  и  воздействие  на  внутренние
органы потерпевшей (потерпевшего) путем введения  в  организм  лекарственных
препаратов, наркотических средств.
    Психическое  насилие  проявляется  в  виде  угроз   с   целью   сломить
сопротивление  потерпевшей  (потерпевшего).  Угроза  должна   восприниматься
потерпевшими реально. Согласно п. 4 постановления  Пленума  Верховного  Суда
РФ от 22 апреля 1992г., под угрозой применения насилия следует  понимать  не
только прямые высказывания, которые выражали намерение немедленно  применить
насилие к самой потерпевшей, ее  детям,  близким  родственникам  или  другим
лицам,  но  и  с  учетом  обстоятельств  дела  такие   угрожающие   действия
виновного, как, например, демонстрация оружия (пистолета, ножа, бритвы и  т.
п.).
      Особая  жестокость,  как  при  изнасиловании,  так  и  насильственных
действиях сексуального характера, проявляется в способе  либо  в  обстановке
совершенного  преступления.  Потерпевшим  при  данном   виде   изнасилования
(насильственных действий сексуального характера) причиняются особые  мучения
и  страдания,  которые  характеризуют  способ  либо  обстановку   совершения
преступления.
    Говоря о  способе  совершенного  преступления,  следует  отметить,  что
особая  жестокость  при   изнасиловании   (иных   насильственных   действиях
сексуального характера) может быть  связана  с  действиями,  предшествующими
изнасилованию: пытками, мучениями, истязаниями, причинением вреда здоровью.
    Вместе с тем,  как  показывает  судебная  практика,  правоохранительные
органы,   несмотря   на   наличие   признаков   особо   жестокого    способа
изнасилования,   насильственных   действий   сексуального   характера,    не
квалифицируют действия виновных по п. «в» ч. 2 ст. 131, 132УКРФ.
    Так, например,  приговором  Калининского  районного  федерального  суда
Санкт-Петербурга  признаны  виновными:  К.   в   совершении   изнасилования,
насильственных действий сексуального характера в отношении  потерпевших,  В.
в совершении пособничества  указанных  преступных  деяний.  В  период  с  20
августа 1999 г. по 29 августа 1999г. К. и В. по месту жительства  последнего
лишили потерпевших свободы передвижения. К.  с  целью  полового  сношения  и
совершения  действий  сексуального  характера  с  потерпевшими  применял   в
отношении них физическое насилие,  выразившееся  в  нанесении  множественных
ударов ногами, руками, палкой, ремнем и не менее 11 прижиганий рук  горящими
сигаретами. В., будучи осведомленным о преступных намерениях К., оказал  ему
помощь в совершении изнасилования  и  насильственных  действий  сексуального
характера в отношении потерпевших,  создал  условия,  предоставив  квартиру.
При помощи указанных способов насилия К. сломил волю потерпевших и  совершил
с ними неоднократно половые акты и действия сексуального характера20 .
    Как  видно  на  данном  примере,  в   процессе   физического   насилия,
примененного К.  к  потерпевшим,  последним  причинялись  особые  мучения  и
страдания, т. е. можно говорить об особо жестоком  способе  изнасилования  и
насильственных  действий  сексуального  характера.  Фактически  К.   истязал
потерпевших.
    В тех случаях, когда истязание является  способом  совершения  полового
акта, действий сексуального характера, дополнительной  квалификации  по  ст.
117  УК  РФ  не  требуется,  поскольку  объективная  сторона   преступлений,
предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 131 УК РФ, п.  «в»  ч.  2  ст.  132  УК  РФ,
охватывает такие действия. Действия виновного  надлежит  квалифицировать  по
совокупности преступлений, предусмотренных ст. 117 УК РФ,  и  соответственно
по п. «в» ч. 2 ст. 131 УК РФ либо п. «в» ч. 2 ст. 132  УК  РФ  тогда,  когда
истязание  совершалось  до  изнасилования   либо   насильственных   действий
сексуального характера и не являлось способом этих преступлений, ; а  особая
жестокость выразилась в чем-то другом. На практике возможна ситуация,  когда
в  процессе  изнасилования   либо   насильственных   действий   сексуального
характера потерпевшим умышленно причиняется тяжкий вред  здоровью  и  особые
мучения  и  страдания.  Действия  таких  лиц  следует   квалифицировать   по
совокупности преступлений, предусмотренных  п.  «б»  ч.  2  ст.  111  УК  РФ
(умышленное причинения тяжкого вреда здоровью с  особой  жестокостью)  и  п.
«в» ч. 2 ст. 131 УК РФ либо п. «в» ч. 2 ст. 132  УК  РФ.  В  данном  случает
имеет место идеальная совокупность преступлений.
    Судебная практика свидетельствует о том, что возможны  ситуации,  когда
виновное   лицо   в   процессе   изнасилования,   насильственных    действий
сексуального  характера,  совершенных  с   особой   жестокостью,   совершает
убийство  с  особой  жестокостью.  В   таких   случаях   особая   жестокость
проявляется   в   способе   изнасилования   либо   насильственных   действий
сексуального характера, а также способе убийства.
    Приговором Санкт-Петербургского городского суда А. признан  виновным  в
совершении   особо   жестоких   изнасилований,    насильственных    действий
сексуального характера, а также  убийств  с  особой  жестокостью  малолетних
детей. Преступления А. были совершены при следующих обстоятельствах.
    5 марта 1997 г. обманным путем А. заманил малолетнюю К. в подъезд дома,
где, схватив за волосы и приставив нож к горлу,  выражая  реальность  угрозы
убийством  и  причинением  тяжкого  вреда  здоровью,  затащил  ее  в   лифт.
Преодолевая ее сопротивление и крики, сдавил ей шею веревкой и,  закрыв  рот
рукой, довез  К.  на  последний  этаж  и  затащил  на  чердак.  Подавляя  ее
сопротивление, нанес К. кулаком множественные  удары  по  лицу  и  туловищу,
после чего снял с нее одежду и совершил насильственный половой акт в рот,  а
затем с целью подавить сопротивление  потерпевшей  с  большой  силой  сдавил
горло  веревкой  и  руками.  Используя  беспомощное  состояние  потерпевшей,
которая в связи с потерей сознания и в силу своего малолетнего  возраста  не
могла оказать сопротивление, А. совершил с К. насильственные половые акты  в
естественной форме. Когда потерпевшая пришла в себя,  А.,  осуществляя  свой
умысел на убийство, из садистских побуждений нанес К.  не  менее  83  ударов
колющим предметом, большинство  из  которых  —  в  жизненно  важные  органы.
Смерть потерпевшей наступила на месте происшествия от множества  проникающих
колотых   ранений    туловища    с    повреждением    внутренних    органов,
сопровождавшихся острой массивной кровопотерей.
    27 апреля 1997г. А. обманным путем заманил в  подъезд  дома  малолетнюю
потерпевшую Б., где, зажав рот рукой, затащил в лифт,  довез  до  последнего
этажа и приставив  к  ее  горлу  нож,  выражая  тем  самым  реальную  угрозу
убийством, затащил на чердак. С целью подавить сопротивление потерпевшей  он
нанес ее множественные  удары  кулаком  по  лицу  и  туловищу.  После  чего,
используя  беспомощное  состояние  потерпевшей,  которая   в   силу   своего
малолетнего  возраста  не   могла   оказать   А.   сопротивление,   совершил
насильственный половой акт в рот. Затем А.  снял  с  Б.  одежду,  с  большой
силой сдавил горло веревкой и руками, что привело  потерпевшую  к  состоянию
асфиксии и потере сознания. А.  совершил  с  потерпевшей  Б.  насильственные
половые акты в  задний  проход  и  в  естественной  форме.  Сразу  же  после
совершения насильственных действий сексуального характера  и  изнасилования,
когда Б. пришла в себя, А. завязал за спиной руки Б. и в  этом  положении  с
целью убийства нанес ей острым предметом не  менее  53  ударов  в  различные
части  тела,  в  том  числе  в  жизненно  важные,  а  также  половые  органы
потерпевшей. Смерть Б. наступила сразу же  от  множественных  колото-резаных
ран, сопровождавшихся массивной кровопотерей.
    27 февраля 1998 г. А. насильно  затащил  малолетнюю  А.  на  территорию
парка. Выражая реальность угрозы убийством  или  причинением  тяжкого  вреда
здоровью, А. сдавил горло потерпевшей веревкой, что привело ее  к  состоянию
асфиксии и потере сознания. Используя беспомощное состояние потерпевшей,  А.
совершил с ней насильственный  половой  акт  в  рот,  после  чего  нанес  ей
множественные  удары  по  лицу  и  телу,  затем  дважды   совершил   с   ней
насильственные половые акты в задний проход и один — в  естественной  форме.
После  совершения   насильственных   действий   сексуального   характера   и
изнасилования, когда потерпевшая пришла в себя, А., осуществляя свой  умысел
на лишение жизни потерпевшей, нанес ей ножом не менее 28 ударов  в  жизненно
важные органы,  а  также  в  область  половых  органов.  Смерть  потерпевшей
последовала на месте преступления в результате колото-резаных ранений  груди
и живота, сопровождавшихся сквозным проникающим ранением сердца.
    Действия А. были обоснованно квалифицированы органами  предварительного
следствия   как   совершение    изнасилования,    насильственных    действий
сексуального характера и убийства с особой жестокостью.  На  данном  примере
видно, что убийство с особой жестокостью явилось  продолжением  преступлений
против половой неприкосновенности и половой  свободы  личности,  совершенных
также с особой жестокостью.
    Особая жестокость  при  изнасиловании  (иных  насильственных  действиях
сексуального характера) может быть связана с характером совершения  полового
акта,  сопровождающегося,  например,   серьезным   повреждением   внутренних
органов. К сожалению, правоприменительные органы не всегда обращают  на  это
внимание  и  не   вменяют   анализируемый   нами   квалифицирующий   признак
изнасилования (насильственных действий сексуального характера).
    Субъективная    сторона    изнасилования,    насильственных    действий
сексуального характера характеризуется прямым  умыслом.  Виновный  осознает,
что совершает насильственное половое сношение либо различного рода  действия
сексуального характера  против  воли  потерпевшей  (потерпевшего)  и  желает
совершить подобные  действия.  Если  указанные  преступления  совершаются  с
особой жестокостью, виновное лицо осознает характер своих  действий,  т.  е.
факт причинения потерпевшей (потерпевшему) особых мучений и страданий.
    Виновным  может  двигать  садистский  мотив.  Как  изнасилование  (иные
насильственные  действия  сексуального  характера),  совершенное  с   особой
жестокостью, следует квалифицировать  и  действия,  причиняющие  потерпевшей
(потерпевшему)  особые  мучения  и  страдания,  совершенные  виновным  после
полового акта, если  такое  преступление  совершается  лицом  с  садистскими
наклонностями,  так  как   подобные   действия   способствуют   сексуальному
удовлетворению насильника и составляют единый  преступный  процесс.  Наличие
садистских наклонностей  у  виновного  лица  может  быть  установлено  путем
проведения психолого-психиатрической экспертизы.
    Некоторые ученые предлагают выделить две группы изнасилований:
    1) «силовые» изнасилования, при которых  имеют  место  сексуальность  и
стремление демонстрировать силу;
    2) «злобные» изнасилования,  при  которых  сексуальность  сочетается  с
аффектом злобы.
    «Силовой»  насильник  предпочитает  применять  против  жертвы   угрозы,
физическую  силу.  Физическая  агрессия  —  главное  в  его  поведении.  При
реализации злобного насилия  преступник  выражает  ненависть  против  жертвы
избиением, жестокостью, унижающими ее достоинство  действиями.  Целью  таких
преступников является желание унизить и оскорбить жертву либо  ее  истязать.
У таких преступников изнасилование проистекает от жестокости. Последний  тип
преступников   и   совершает    изнасилования,    насильственные    действия
сексуального характера из садистских побуждений.
    Пункт «б» ч. 2 ст.  111  УК  РФ  предусматривает  повышенную  уголовную
ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью, совершенного с  особой
жестокостью,  издевательством  или   мучением   я   потерпевшего.   Раскрыть
содержание данного квалифицирующего признака невозможно без уяснения  смысла
термина «тяжкий вред |здоровью».
    Особую  жестокость,  издевательства  или   мучения   для   потерпевшего
необходимо   рассматривать    в    качестве    квалифицирующего    признака,
характеризующего объективную сторону умышленного  причинения  тяжкого  вреда
здоровью, поскольку  способ  совершения  преступления  либо  обстановка  его
совершения свидетельствует о Проявленной особой жестокости21.
      Анализ  судебной  практики  показывает,  что  в  большинстве  случаев
множественность телесных повреждений является тем  критерием,  на  основании
которого правоприменителем делается вывод об умышленном  причинении  тяжкого
вреда здоровью потерпевшего с особой жестокостью.
    Приведем  пример:  Фрунзенским  федеральным   районным   судом   Санкт-
Петербурга  Ш.  признан  виновным  в  совершенном   с   особой   жестокостью
умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для  жизни  человека.
После совместного  распития  спиртных  напитков  со  своей  знакомой  Р.,  в
процессе ссоры на почве личных неприязненных отношений, Ш.  нанес  последней
не менее 75 ударов руками и ногами, из них: не менее одного удара в  область
живота, не менее 13 ударов в область лица, не  менее  11  ударов  в  область
туловища, не менее 48  ударов  в  область  нижних  и  верхних   конечностей.
Согласно заключению судебно-медицинской  экспертизы,  телесные  повреждения,
причиненные  потерпевшей,  могут  быть  охарактеризованы  как  тяжкий   вред
здоровью, опасный для  жизни.  Смерть  потерпевшей  наступила  в  результате
тупой травмы живота22. Данный пример свидетельствует о том, что  потерпевшая
в процессе причинения тяжкого вреда ее здоровью испытывала особые мучения  и
страдания.
    Умышленное причинение тяжкого  вреда  здоровью,  совершенное  с  особой
жестокостью для потерпевшего, будет иметь место и в тех случаях, когда  вред
здоровью причиняется  потерпевшему  способом,  носящим  характер  мучений  и
страданий, например, обречение жертвы на голод, лишение зрения  выкалыванием
глаз, обезображивание лица в результате вырезания кусков кожи и т. д.
    Обстановка  причинения  вреда   здоровью   потерпевшего   может   также
свидетельствовать о проявленной виновным особой жестокости.  В  случае  если
такие действия совершаются на глазах у близких потерпевшему лиц и тем  самым
потерпевшему  и  его  близким  причиняются  моральные  страдания,   действия
виновного следует квалифицировать также по п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ.
    Что   же   касается   субъективной   стороны   анализируемого   состава
преступлений, то  ее  можно  раскрыть  как  осознание  виновным  общественно
опасного характера своих действий,  предвидение  наступление  тяжкого  вреда
здоровью потерпевшего и желание  или  сознательное  допущение  (безразличное
отношение) его наступления. Для наличия в действиях виновного лица  признака
особой  жестокости  необходимо  доказать,  что   виновный   осознавал   факт
причинения потерпевшему в процессе  нанесения  ему  тяжкого  вреда  здоровью
особых мучений и страданий.  В  отдельных  случаях  виновным  может  двигать
стремление  причинить  потерпевшему  особые  мучения  и  страдания,   однако
наличие подобного мотива не  является  обязательным  признаком  субъективной
стороны преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 111 У К РФ.  Вывод  о
наличии либо отсутствии у  виновного  умысла  на  причинение  тяжкого  вреда
здоровью может быть сделан после анализа  объективной  стороны  совершенного
преступления.
    Специфика субъективной стороны преступления, предусмотренного ч. 4  ст.
111 УК РФ, состоит  в  том,  что  оно  совершается  с  двумя  формами  вины,
представляя  собой  вариант  такого  виновного  отношения  к  содеянному,  о
котором говорится в ст. 27 УК РФ. Преступление,  предусмотренное  ч.  4  ст.
111 УК РФ, с  субъективной  стороны  характеризуется  умыслом  (прямым  либо
косвенным) на причинение тяжкого вреда здоровью и неосторожной  формой  вины
(легкомыслием или небрежностью)  по  отношению  к  смерти.  Применительно  к
особой  жестокости  субъективная  сторона   данного   состава   преступления
характеризуется осознанием  виновным  лицом  при  причинении  тяжкого  вреда
здоровью потерпевшего особых мучений и страданий и неосторожной формой  вины
по отношению к преступным последствиям — смерти потерпевшего.
    Повышенную общественную опасность  представляет  умышленное  причинение
тяжкого вреда здоровью с особой жестокостью,  совершенное  в  какой-либо  из
форм  соучастия.  Для  наличия  в  действиях  соучастников  признака  особой
жестокости необходимо доказать, что умыслом каждого из них охватывался  факт
причинения потерпевшему особых мучений и  страданий  в  процессе  совершения
преступления.
    Наименее  опасной  формой  является  соучастие   без   предварительного
соглашения, в котором принимают участие  как  минимум  двое  соисполнителей,
умыслом  которых  охватывается  причинение  потерпевшему  особых  мучений  и
страданий. Оба соисполнителя  выполняют  объективную  сторону  преступления,
предусмотренного ст. 111УКРФ.
    Большую общественную опасность представляет соучастие с предварительной
договоренностью на совершение умышленного причинения тяжкого вреда  здоровью
с особой жестокостью, т. е. когда в преступлении принимают участие двое  или
более лиц, предварительно договорившихся  о  совместном  совершении  тяжкого
вреда здоровью с особой жестокостью и распределивших между  собой  роли  для
совместных  действий,  непосредственно  направленных  на  причинение  такого
вреда. Такие лица должны нести ответственность по п. «б» ч. 2  ст.  111,  п.
«а» ч. 3 ст. 111 УК РФ. В тех  случаях,  когда,  наряду  с  соисполнителями,
другие участники преступления выступают  в  роли  организаторов,  пособников
либо подстрекателей и одновременно не являются соисполнителями, их  действия
подлежат квалификации по соответствующей части ст. 33 и п. «б» ч. 2, п.  «ж»
ч. Зет. 111УКРФ.
    Умыслом  всех  соучастников   должен   охватываться   факт   совершения
причинения тяжкого вреда здоровью с  особой  жестокостью  (по  способу  либо
обстановке совершения ) и договоренность на совершение  преступления  должна
быть достигнута до выполнения соисполнителями объективной стороны.
    В тех случаях, когда  исполнитель  причиняет  тяжкий  вред  здоровью  с
особой  жестокостью,  но  данный  способ  не   оговаривался   организатором,
пособником либо подстрекателем, исполнитель несет ответственность по п.  «б»
ч. 2 ст. 111 УК  РФ,  а  другие  соучастники  не  могут  быть  привлечены  к
ответственности  за  данный  квалифицированный  вид  умышленного  причинения
тяжкого вреда здоровью.
    В  тех  ситуациях,  когда  соучастники  обсуждают   различные   способы
причинения тяжкого вреда здоровью, в том числе и  особо  мучительные,  и  им
безразлично, каким способом исполнитель совершит  преступление,  соучастники
должны нести ответственность по ст. 33, п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ,  так  как
при альтернативном отношении к способу  причинения  тяжкого  вреда  здоровью
соучастники отвечают за фактически совершенное преступление.
    Наивысшую  степень  общественной  опасности  представляет  такая  форма
соучастия,  как  организованная  группа.  Согласно  ч.  3  ст.  35  УК   РФ,
причинение тяжкого вреда  здоровью  с  особой  жестокостью  будет  считаться
совершенным  организованной   преступной   группой,   если   оно   совершено
устойчивой группой лиц, заранее объединившихся  для  совершения  одного  или
нескольких преступлений, предусмотренных ст. 111 УК  РФ.  Умысел  участников
такой группы должен  быть  направлен  на  совершение  именно  тяжкого  вреда
здоровью с особой жестокостью. Действия  ее  участников,  независимо  от  их
роли в  преступлении,  следует  квалифицировать  как  соисполнительство  без
ссылки на ст. 33 УК РФ. Все участники преступной организованной  группы  при
совершении любым  из  ее  участников  тяжкого  вреда  здоровью  будут  нести
ответственность по п. «б» ч. 2 ст. 111, п. «а» ч. Зет. 111УКРФ.
    Пунктом «в» ч. 2 ст. 112 У  К  РФ  предусмотрена  повышенная  уголовная
ответственность за совершение умышленного причинения средней  тяжести  вреда
здоровью  с  особой   жестокостью,   издевательством   или   мучениями   для
потерпевшего.
    Действия виновного надлежит квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 112 У  К
РФ в тех случаях, когда потерпевший испытывает особые мучения и страдания  и
ему  причиняется  средней  тяжести  вред  здоровью,  не  опасный  для  жизни
человека и  не  повлекший  последствий,  указанных  в  ст.  111  УК  РФ,  но
вызвавший длительное расстройство здоровья или значительную  стойкую  утрату
трудоспособности менее чем на одну треть.
    Убийство, совершенное с особой жестокостью, предусмотрено п. "д"  ч.  2
ст.  105  УК.  Всякое  убийство  свидетельствует  об  известной   жестокости
преступника. Однако, для квалификации убийства, предусмотренного п.  "д"  ч.
2 ст. 105 УК, требуется не всякая, а особая жестокость.
    Необходимо  иметь  в  виду,  что  согласно  Закону  особая   жестокость
связывается как со способом убийства,  так  и  с  другими  обстоятельствами,
свидетельствующими  о  проявлении   виновным   особой   жестокости   (п.   8
Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г.).
    Под особой жестокостью убийства следует понимать как особую  жестокость
способа убийства и его последствий (сюда включается и особо мучительный  для
убитого способ совершения преступления), так и  особую  жестокость  личности
убийцы  (его   исключительное   бессердечие,   безжалостность,   свирепость,
беспощадность).
    К особой жестокости могут быть отнесены,  в  частности,  случаи,  когда
перед лишением жизни или  в  процессе  совершения  убийства  к  потерпевшему
умышленно  применялись  пытки,  истязания,  или  совершалось  глумление  над
жертвой, либо  когда  убийство  совершено  способом,  который  заведомо  для
виновного связан с  причинением  потерпевшему  особых  страданий  (нанесение
большого   количества   телесных   повреждений,   использование   мучительно
действующего яда, сожжение человека заживо, длительное лишение пищи, воды  и
т.п.).
    Особая жестокость  может  выражаться  также  в  совершении  убийства  в
присутствии  близких  потерпевшему  лиц,  когда   виновный   сознавал,   что
причиняет им этим особые страдания (п. 8  указанного  Постановления  Пленума
Верховного Суда РФ).
    Особая жестокость может выражаться и  в  глумлении  над  трупом  (кроме
случаев его уничтожения или расчленения с целью скрыть преступление).
    Следует иметь  в  виду,  что  не  каждое  убийство,  совершенное  путем
нанесения потерпевшему большого количества ранений, может  признаваться  как
совершенное с особой жестокостью.
    При совершении убийства с особой жестокостью субъект  должен  сознавать
особо жестокий характер избранного им способа  лишения  жизни  и  предвидеть
особо жестокие последствия своего деяния, а также  желать  либо  сознательно
допускать именно такой характер лишения потерпевшего жизни.
    Следует иметь в виду, что установление особой жестокости  не  входит  в
компетенцию судебно-медицинской экспертизы, так как понятие "жестокость"  не
является медицинским. Этот  вопрос  разрешается  следственными  и  судебными
органами.
    Убийство с особой жестокостью, равно как и любое другое убийство, может
быть совершено как путем активных действий со  стороны  преступника,  так  и
путем бездействия. Последнее будет иметь  место  тогда,  когда  на  виновном
лице   в   силу   тех   или   иных   обстоятельств     лежала    обязанность
воспрепятствовать    наступлению    преступного    последствия    (например,
обязанность родителей заботься о детях или наоборот).  К  особо  мучительной
смерти  потерпевшего  может  привести  такое  бездействие,  как   длительное
лишение пищи, воды и т. д. Мучительная смерть  потерпевшего  может  тать  от
преступного бездействия врача,  который  обязан  в  соответствии  с  законом
оказывать медицинскую помощь больному, ели будет доказано,  что  такой  врач
имел умысел на убийство боль-эго путем неоказания  ему  необходимой  помощи,
без  которой  большой  испытывает  особые  мучения  и  страдания  (например,
введение в организм обезболивающих лекарств), и такое  бездействие  приводит
|к смерти потерпевшего, то виновный будет нести ответственность за  убийство
с особой жестокостью, а способ убийства будет  характеризоваться  преступным
бездействием.
    Если на виновное лицо не возложены вышеуказанные обязанности,  подобные
способы убийства с особой жестокостью характеризуются  активными  действиями
со стороны виновных лиц.
    Мы не можем согласиться с профессором С. В. Бородиным, полагающим,  что
при убийстве  с  особой  жестокостью  наступившим  результатом  (общественно
опасными  последствиями)  является  не   смерть   потерпевшего,   а   особая
жестокость23. В процессе лишения жизни  с  особой  жестокостью  потерпевшему
либо его близким, бесспорно, причиняются  особые  мучения  и  страдания,  но
именно причинение смерти потерпевшему в соответствии с диспозицией ч. 2  ст.
105 УК  РФ  является  общественно  опасным  последствием  в  рассматриваемом
составе преступления.
    Обоснованная квалификация действий виновного лица по п. «д»  ч.  2  ст.
105  УК  РФ  невозможна  без  анализа  причинно-следственной   связи   между
противоправным деянием и наступившим преступным результатом  в  виде  смерти
потерпевшего.
    На практике возможны ситуации, когда смерть потерпевшего  наступает  не
от особо мучительных для него  действий,  а  в  результате  других  действий
(удар  ножом  в  сердце,  удушение),  которые  являются  продолжением  особо
жестокого способа убийства, что также требует квалификации по п.  «д»  ч.  2
ст. 105 УК РФ.
    Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по  делам
об убийстве»  приводит  примерный  перечень  способов  совершения  убийства,
свидетельствующих  о   проявлении   особой   жестокости   по   отношению   к
потерпевшему:
— применение к потерпевшему в процессе лишения  жизни  или  перед  убийством
пыток, истязания;
— нанесение большого количества телесных повреждений;
— использование мучительно действующего яда;
— сожжение заживо;
— длительное лишение пищи, воды.
    Судебная практика свидетельствует  о  том,  что  зачастую  нанесение  в
процессе   лишения   жизни   потерпевшему   большого   количества   телесных
повреждений  является  единственным  основанием  для  квалификации  действий
виновного по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
    Наряду со способом убийства, обстановка его совершения  может  повлиять
на квалификацию действий виновного лица по п. «д» ч. 2 ст.  105УКРФ.  А  так
же виновный должен осознавать, что причиняет жертве особые страдания.



                                 Заключение.

    Проблемы особой жестокости  требуют  глубокой  разработки  и  изучения.
Конечно  в  такой  работе  невозможно  подробно  рассмотреть   все   составы
преступлений, предусматривающие признак особой жестокости  или  связанные  с
жестоким обращением с потерпевшим.
    Но я считаю, что в работу удалось раскрыть основные причины  проявления
жестокого поведения, дать характеристику основным составам,  предусмотренных
в УК РФ, рассмотреть  признак  особой  жестокости  в  историческом  аспекте,
изучить международное противодействие жестокому обращению.



                                 Примечания.

    1Антонян Ю. М. Общий очерк  о  преступном  насилии  //  Человек  против
человека. Преступное насилие. Сб. ст. / Под общ. ред. Ю. М.  Антоняна,  С.Ф.
Милюкова. СПб., 1994. С. 11.
    2 Хекхэузен X. Мотивации и деятельность. М., 198S. Т. 1. С. 365-367.

    3 Антонам Ю. М., Гульдан В. В. Криминальная патопсихология.  М.,  1991.
С. 115.
    4  Михайлова  О.  Ю.  Изучение  психологических  мотивов  преступлений,
сопряженных  с  особой  жестокостью  //  Юридическая  психология.  Материалы
симпозиума на 6-м Всесоюзном съезде общества психологов. М., 1983. С. 53.
    5  Богомолова  С.  Н.  О  внутриличностных  детерминантах  криминальной
агрессии  //  Насилие,  агрессия,  жестокость.   Криминально-психологическое
исследование. Сб. научи, трудов / Под ред. А. А. Ратинова. М., 1989. С.  77-
78.
    6 Холличер В. Человек и агрессия. М., 1975. С. 82-83.

    7 Богомолова С. Н. Указ. соч. С.79.

    8  Кудрявцев  В.  Н.  Генезис  преступления.  Опыт   криминологического
моделирования. М., 1998. С. 42-54.
    9 Антонян Ю. М., Еникеев М. И., Эминов В. Е. Психология  преступника  и
расследования преступлений. М., 1996. С. 125-126.
    10 Волошина Л. А.  Генезис  агрессивно-насильственных  преступлений  //
Насилие, агрессия, жестокость. Криминально-психологическое исследование.  С.
15-40.
11 Волков Н. Т. Новое уголовное уложение  (издания  1903  г.)  с  Сенатскими
решениями, разъяснениями и указателями. Полтава, 1903.
12 Цит. по: Ивановский Н.  П.  Разделение  несмертных  повреждений  по  ныне
действующему Уложению о наказаниях. СПб., 1905. С. 10.

13 Снегирев В. Учение о несмертных повреждениях по  русским  законам.  СПб.,
1869. С. 21.
14 Ивановский Н. П. Указ. соч. С. 10.
15 Андреева Л. А. Разграничение истязания и  смежных  составов  преступлений
// Социалистическая законность. 1980. №6. С. 26; Чечепь Г.  И.  Квалификация
истязания  по  действующему  законодательству.   Барнаул,   1989.   С.   36;
ПортновИ.П. Истязание  (криминологический  и  уголовно-правовои  аспекты)  /
Насильственные преступления: природа,
расследование, предупреждение. Сб. научи, трудов. М., 1994. С. 88-89.
16Уголовный кодекс РСФСР (с постатейными материалами).  М.,  1984.  С.  235-
244.
17 Медицинская газета. 1997. 21 марта.

    18 Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1983. С. 344.

19 Курс советского уголовного права: В 6 т. Т. 2. М., 1970. С. 152.

    20   Архив    Калиниского    районного    федерального   суда    Санкт-
Петербурга.  Дело №1-485/2001 г.
    21 Издевательства, мучения мы рассматриваем  как  отдельные  проявления
особой жестокости.
    22 Архив Фрунзенского  федерального  районного  суда  Санкт-Петербурга.
Дело № 1 -274/1999 г.
    23 Бородин С. В. Преступления против жизни. М., 1999. С. 51.



        Список использованных нормативно-правовых актов и литературы.

          1.  Всеобщая  декларация  прав   человека,   принята   Генеральной
             Ассамблеей Организации Объединенных Наций 10 декабря 1949 года
          2. Декларация прав и свобод человека и  гражданина  от  22  ноября
             1991г.
          3. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод
          4. Европейской конвенции по предупреждению пыток  и  бесчеловечных
             или унижающих достоинство обращения или наказания от 1987 г.

          5. Декларация о защите  всех  лиц  от  пыток  и  других  жестоких,
             бесчеловечных  или  унижающих  достоинство  видов  обращения  и
             наказания, принятая ООН 9 декабря 1975 года
          6.  Декларация  о   защите   женщин   и   детей   в   чрезвычайных
             обстоятельствах и в период вооруженных конфликтов.
          7. Конституция РФ 12 декабря 1993 г.,
          8. Уголовный кодекс РФ 1996г
          9. Уголовный кодекс РСФСР 1960г
         10. Уголовно-исполнительный кодекс РФ 18 декабря 1996г.
         11. Кодекс об административных правонарушениях РФ.
         12. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001г.
         13. Гражданский кодекс РФ
         14. Закон РФ «О милиции», от 18 апреля 1991  г.,  с  изменениями  и
             дополнениями.
         15.  Постановление  Пленума  Верховного   суда   РФ   «О   практике
             рассмотрения   судами   жалоб   и    дел    о    преступлениях,
             предусмотренных статьями 112, ч.1 130 и 131  УК  РСФСР»  от  25
             сентября 1979г.
         16. Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда  здоровью,
             утвержденные приказом Минздрава России от 10 декабря 1996 г.  №
             407  «О  введении  в  практику  правил  производства   судебно-
             медицинских экспертиз» (с изменениями от 5 марта 1997 г.),
         17. Постановление Пленума Верховного суда РФ «О  судебной  практике
             по делам об убийстве» от 27 января 1999г.,
         18. Постановление Пленума Верховного суда РФ «о  судебной  практике
             по делам об изнасиловании» от 22 апреля 1992г.
         19. Постановление Пленума Верховного суда РФ «О  судебной  практике
             по делам об умышленных убийствах» от 22 декабря 1992г.
         20. Постановление Пленума Верховного суда РФ «О  судебной  практике
             по делам о  преступлениях  несовершеннолетних»  от  14  февраля
             2000г.


     1.  Андреева  Л.А.   Квалификация   убийств,   совершенных   с   особой
        жестокостью, \\ Социалистическая законность. 1974, № 4.
     2.  Андреева  Л.А.   Разграничение   истязания   и   смежных   составов
        преступлений \\ Социалистическая законность. 1980. № 6.
     3. Андреева Л.А. Квалификация изнасилований. СПб., 1999
     4. Антонян Ю.М. Жестокость в нашей жизни. М. 1995
     5. Антонян  М.Ю.,  Бородин  С.В.  Преступное  поведение  и  психические
        аномалии. М., 1998
     6. Антонян М.Ю. Понятие  особой  жестокости  и  преступления  с  особой
        жестокостью \\ Социалистическая законность, 1990 № 6.
     7. Базаров Р.А. Уголовно-правовая характеристика  насилия  \\  Проблемы
        обеспечения личной безопасности граждан. М., 1995
     8. Бородин С. В. Преступления против жизни. М., 1999
     9. Карпец И.И. Проблемы преступности. М., 1969
    10. Комментарий к Уголовному кодексу РФ \  Под  общ.  Ред.  Генерального
        прокурора РФ Ю.И. Скуратова и Председателя Верховного Суда  РФ  В.М.
        Лебедева. М., 1996
    11. Кудрявцев В.Н. Причины правонарушений. М., 1976
    12. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1983
    13. Уваров  И.А.  Преступления,  совершаемые  с  особой  жестокостью,  в
        структуре насильственной преступности, 1998
    14. Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М., 1984





смотреть на рефераты похожие на "Преступление против личности, связанное с жестоким обращением с потерпевшим"