Психология

Память, мышление и общение

                                    План


   I. Память

    1. Структура памяти

          o Сенсорная память

      o Кратковременная память

      o Долговременная память

    2. Процессы, связанные с памятью

         o Запоминание

         o Кодирование

         o Хранение (архивизация)

         o Узнавание и воспроизведение

         o Забывание

         o Неиспользование информации и ее характер

         o Интерференция

         o Подавление

         o Индивидуальные различия в памяти

    3. Память и мышление

         o Позитивная роль памяти

         o Негативная роль памяти

    4. Мышление и речь

  II. Речь

   1. Общение и язык

    2. Теории развития речи

         o Теории научения

         o Преформистские теории

         o Релятивистские теории

         o Конструктивистская теория



                         Память, мышление и общение

I. Память
    Если  «научение-это  процесс,  позволяющий  накапливать  информацию   в
нервной системе», то память можно определить как «совокупность  информации,
приобретенной мозгом и управляющей поведением».
    Рецепторы и особенно ретикулярная  формация  выполняют  роль  фильтров,
выделяя в каждый момент времени  те  входные  сигналы,  которые  признаются
важными для организма. Только после этого мозг «обращает внимание»  на  эту
важную информацию и решает, как ее обрабатывать и сохранять.
    Таким образом, события жизни проходят через нашу память как через  сито,
некоторые из них задерживаются в его ячейках надолго, другие же  только  на
то время, которое требуется, чтобы  через  эти  ячейки  пройти.  Без  этого
механизма избирательной фиксации никакое научение не было бы возможным, так
как в мозгу не оставалось бы следов, формирующих  навыки,  необходимые  для
выживания. С другой же стороны,  если  бы  сохранялась  вся  несущественная
информация, то нервные сети  оказались  бы  настолько  перегруженными,  что
мозг, в конце концов, уже не мог бы отделять главное от второстепенного,  и
деятельность  его  была  бы  полностью  парализована.  Поэтому   память-это
способность не только к запоминанию, но и к забыванию.

1. Структура памяти

    Большинство психологов  признают  существование  трех  уровней  памяти,
различающихся по тому,  как  долго  на  каждом  из  них  может  сохраняться
информация. В соответствии с этим различают непосредственную или сенсорную,
память, кратковременную память и долговременную память.

 o Сенсорная память
    Как следует из ее названия, сенсорная память-это  примитивный  процесс,
осуществляемый на уровне рецепторов. Сперлинг  показав, что  следы;  в  ней
сохраняются лишь очень короткое время - порядка 1/4 секунды, и за это время
решается вопрос о том, привлечет ли ретикулярная формация  внимание  высших
отделов мозга к поступившим сигналам. Если этого не  происходит,  то  менее
чем за секунду следы стираются и сенсорная память заполняется сигналами.
    Частный случай сенсорной памяти составляют последовательные образы. Они
возникают  при   воздействии   на   сетчатку   сильного   или   длительного
раздражителя.

   Кратковременная память

    В  том  случае,  если  информация,  переданная  рецепторами,  привлекла
внимание  мозга,  она  может  в  течение   короткого   промежутка   времени
сохраняться, и за это время мозг ее обрабатывает и интерпретирует. При этом
решается вопрос о том, достаточно ли  данная  информация  важна  для  того,
чтобы передаваться на долговременное хранение.
    Кратковременная   память   характеризуется   не   только   определенной
длительностью удержания информации, но также  емкостью,  т.е.  способностью
одновременно сохранять определенное число разнородных элементов информации.
     Длительность. Было установлено, что кратковременная память действует  в
течение  примерно  20  секунд,  за  это  время  сохраняется  очень  немного
информации - например, какое-то число или несколько слогов из  трех-четырех
букв.
     В случае если информация не вводится повторно или не «прокручивается» в
памяти, она по истечении этого промежутка исчезает,  не  оставляя  заметных
следов.
    Емкость. С 1885 года Эббингауз ставил  сам  над  собой  опыты  с  целью
выяснить, сколько информации он может одновременно запомнить без каких-либо
специальных мнемонических приемов. Оказалось, что емкость памяти ограничена
семью  цифрами,  семью  буквами  или  же  названиями  семи  предметов.  Это
«магическое число» семь, служащее своего рода меркой памяти, было проверено
Миллером. Он показал, что память действительно в среднем не  может  хранить
одновременно более семи элементов: в зависимости от сложности элементов это
число может колебаться в пределах от 5 до 9.
    Если необходимо  в  течение  короткого  времени  сохранить  информацию,
включающую больше семи элементов, мозг почти бессознательно группирует  эту
информацию таким образом, чтобы число запоминаемых элементов  не  превышало
предельно допустимого. Так, номер банковского счета 30637402710,  состоящий
из одиннадцати элементов, будет, скорее всего, запоминаться как 30  63  740
27 10, т.е. как пять числовых элементов, или 8 слов (тридцать,  шестьдесят,
три, семьсот, сорок двадцать, семь, десять).
      Отметим также,  что  если  в  подобном  случае  действует  в  основном
 механизм слухового запоминания,  то  возможна  и  зрительная  память  -  в
 частности, когда требуется запомнить какой-либо несловесный (невербальный)
 материал. В мнемотехнических методиках, к которым  прибегают  для  лучшего
 запоминания, могут использоваться оба эти механизма
    Хорошим  примером  того,  как  емкость  кратковременной  памяти   может
ограничивать познавательную деятельность, служит счет в уме. Так,  умножишь
32 на 64 сравнительно легко, однако  многие  не  могут  сделать  этого  без
карандаша и бумаги. Чаще всего такие люди говорят при  этом,  что  они  «не
сильны в арифметике». На самом же  деле  им,  вероятно,  мешает  накопление
промежуточных  операций  и  данных,  быстро  перегружающее  кратковременную
память.

 o Долговременная память
    Именно из тех нескольких элементов, которые ненадолго  задерживаются  в
кратковременной памяти, мозг отбирает то,  что  будет  храниться  в  памяти
долговременной. Кратковременную  память  можно  сравнить  со  стеллажами  в
большой библиотеке: книги  то  снимаются  с  них,  то  ставятся  обратно  в
зависимости от сиюминутных нужд. Долговременная же память больше похожа  на
архив: в ней определенные элементы, выбранные  из  кратковременной  памяти,
подразделяются на множества  рубрик,  а  затем  хранятся  более  или  менее
длительное время.
    Емкость и длительность долговременной памяти  в  принципе  безграничны.
Они зависят от важности для субъекта запоминаемой информации, а   также  от
способа ее кодирования, систематизации и, наконец, воспроизведения.
    Роль некоторых факторов. Привычность материала. Если  какое-то  событие
повторяется  много  раз,  то  оно  легче  и  на   более   длительный   срок
запоминается, чем случайное явление.  В  качестве  примера  можно  привести
дорогу, по которой мы идем каждое утро, таблицу умножения и вообще все  то,
что было более или менее добровольно выучено в детстве или в течение жизни.
Так, первые песенки или стишки, которые мы выучили в; школе  и  на  радость
всей семье пели или читали  раз, когда приходили  гости,  запоминаются  нам
навсегда, как и другие события подобного рода.
    Точно  так  же  можно  объяснить  и  удивительную  точность   некоторых
воспоминаний пожилых людей.  Мы  всегда  поражаемся  долговременной  памяти
наших дедов. На самом же деле то, что они рассказывают - это, как  правило,
какие-то достопримечательные события, часто с очень глубоким  эмоциональным
подтекстом. Такие события столько раз пересказываются самим  человеком  или
его  близкими,  что  навсегда  врезаются  в  память.  Фактически   же   они
представляют собой лишь очень небольшую часть тех  многих  тысяч  ситуаций,
которыми была полна долголетняя жизнь человека,  и  которые  в  большинстве
своем были забыты.
    Контекст. Контекст, в котором происходит то или  иное  событие,  иногда
оказывается более важным для запоминания, чем само это событие. Один и  тот
же материал, будь  то  математика  или  психология  легче  усваивается  при
обучении у одного преподавателя, чем у другого.
    Тульвинг и его сотрудники выдвинули принцип специфичности  кодирования,
согласно которому то, что сохраняется в  памяти,  всегда  тесно  связано  с
ситуацией, в которой оно запомнилось. Поэтому извлекать что-либо из  памяти
всегда легче в том контексте, в котором произошло запоминание. Это  явление
следует связывать с  тем  фактом,  что,  научение  чаще  всего  зависит  от
состояния сознания или эмоционального состояния в  тот  момент,  когда  это
научение происходило. Необходимо также  помнить,  что  порой  под  влиянием
сильных эмоций некоторые события запоминаются на всю  жизнь,  даже  если  в
дальнейшем они уже никогда не повторяются.
    Мотивация. Всегда лучше запоминается то, что хочется выучить, чем такие
вещи,  которые  для  нас  не  представляют  никакого   интереса.   Студент,
увлекающийся спортом, зачастую  может  назвать  имена  всех  футболистов  в
некоторых командах, но порой не способен запомнить  имена  трех  знаменитых
психологов.  Точно  так  же  иные  любители  музыки  знают   наизусть   все
произведения многих композиторов, но не могут воспроизвести мотив последней
модной песенки и даже вспомнить, кто ее поет. По этой  же  причине  в  ходе
дискуссий или дебатов легче  запоминаются  аргументы,  подтверждающие  наши
собственные идеи, чем доводы, идущие им вразрез.
    Мотивация играет в запоминании и другую роль. Как  показала  Зейгарник,
мы дольше помним незавершенное нами дело, чем работу, выполненную до конца.
    Углубление в изучаемый предмет. Материал запоминается  тем  лучше,  чем
больше он связан с какими-то другими фактами в различных контекстах  и  под
разными углами зрения. В этом и состоит смысл примеров - как в лекциях, так
и в учебниках. Однако такого рода углубление не  может  сравниться  с  тем,
когда студент самостоятельно работает над  предметом,  устанавливает  связи
между различными его  аспектами  или  пытается  проиллюстрировать  какие-то
закономерности и принципы с помощью фактов из повседневной жизни.
    Мнемотехнические приемы представляют собой род  «гимнастики  для  ума»,
позволяющей запоминать списки предметов или тезисы предстоящей речи. Однако
не существует никаких «трюков» для выработки хорошей памяти. Лучший  способ
усовершенствовать  ее  -  это  научиться  должным  образом   организовывать
информацию в момент запоминания.
    Что же касается обучения, то тут,  по  крайней  мере,  одно  совершенно
ясно: зазубривание перед самым экзаменом - вещь сравнительно бесполезная  с
точки зрения -  приобретения  знаний.  Очень  многие  студенты  садятся  за
учебники только в сессию и исключительно для того, чтобы  получить  хорошую
оценку. Подобных подход, которому сильно способствует традиционная  система
обучения, чрезвычайно  вреден  для  накопления   и  систематизации  знаний.
Только такая  организация  учебного  процесса,  при  которой  материал  для
запоминания преподносится  в  различных  контекстах  и  на  разных  уровнях
проработки,  может  обеспечить  прочное  закрепление   знаний   и   быстрое
извлечение их и  долговременной памяти.


2. Процессы, связанные с памятью


    Сохранение в памяти какой-то информации включает три  процесса.  Первый
из них - это запоминание и  кодирование,  в  ходе  которого  выделяется  та
информация, которая будет  храниться.  Второй  -  это  собственно  хранение
информации и ее связывание с той, которая уже есть в  памяти.  И,  наконец,
третий этап-это узнавание и воспроизведение хранящейся информации; без него
мы никогда не могли бы знать, что именно мы действительно запомнили.

 o Запоминание.
    Первоначальная форма запоминания — так называемое не преднамеренное или
непроизвольное запоминание, т.  е.  запоминание  без  заранее  поставленной
цели, без использования каких-либо приемов. Это простое запечатление  того,
что воздействовало, сохранение  некоторого  следа  от  возбуждения  в  коре
мозга. Каждый процесс, происходящий в коре  мозга,  оставляет  следы  после
себя, хотя степень их прочности бывает различна.
    Непроизвольно запоминается многое из того, с чем человек встречается  в
жизни: окружающие предметы, явления, события повседневной  жизни,  поступки
людей, содержание кинофильмов, книг, считанные без всякой учебной  цели,  и
т.п.,  хотя  не  все  они  напоминаются  одинаково  хорошо.   Лучше   всего
запоминается то, что имеет жизненно важное значение для человека: все,  что
связано  с  его  интересами  и  потребностями,  с  целями  и  задачами  его
деятельности. Даже непроизвольное запоминание носит избирательный характер,
определяется отношение к окружающему.
    От   непроизвольного    напоминания    надо    отличать    произвольное
(преднамеренное) запоминание,  характеризующееся  тем,  что  человек  ставит
перед собой, определенную цель — запомнить то, что  намечено,  и  использует
специальные приемы запоминания. Произвольное запоминания представляет  собой
особую и сложную умственную деятельность,  подчиненную  задаче  запомнить  и
включающую в себя разнообразные действия, выполняемые для того, чтобы  лучше
достичь этой цели.
    В процессе обучения преднамеренное запоминание нередко принимает  форму
заучивания, т.е. мнoroкpaтнoro повторения учебного материала  до  полного  и
безошибочного   его   запоминания.   Так,   например,   заучиваются   стихи,
определения, законы, формулы, исторические даты и т.д. Поставленная  цель  —
запомнить  —  играет  важную  роль,   определяя   собой   всю   деятельность
запоминания. При прочих равных  условиях  произвольное  запоминание  заметно
продуктивнее непреднамеренного, непроизвольного запоминания.
    Многое из, того, что воспринимается  в  жизни  большое  число  раз,  не
запоминается нами, если не стоит задача запомнить. И в  то  же  время,  если
доставить перед  собой  эту  задачу  и  выполнить  вce  необходимые  для  ее
реализации действия, запоминание протекает с относительно большим успехом  и
оказывается достаточно прочным. Большое значение при этом  имеет  постановка
не  только  общей  задачи  (запомнить  то,  что  воспринимается),  но  6олее
частных, специальных задач.  В  одних  случаях,  например,  ставится  задача
запомнить только основное, главные мысли,  наиболее  существенные  факты,  в
других   —   запомнить    дословно,    в-третьих,    —    точно    запомнить
последовательность фактов и т.д.
    Постановка  специальных  задач  оказывает   существенное   влияние   на
запоминание, под ее влиянием меняется, сам его процесс.  Однако,  по  мнению
С. Л.  Рубинштейна,  основное  значение  приобретает  вопрос  о  зависимости
запоминания от характера деятельности, в ходе? которой оно  совершается.  Он
считает, что  в  проблеме  запоминания  нет  однозначной  зависимости  между
произвольным и непроизвольным  запоминанием.  И  преимущества  произвольного
запоминания со всей очевидностью выступают лишь на первый взгляд.
    Исследования П. И. Зинченко в  этом  плане  убедительно  доказали,  что
установка на запоминание, делающая его прямой целью действия  субъекта,  не
является  сама  по  себе  решающей  для   эффективности   этого   процесса;
непроизвольное запоминание может  оказаться  эффективнее  произвольного.  В
опытах Зинченко непреднамеренное запоминание картинок в ходе  деятельности,
целью которой была  их  классификация  (без  задачи  запомнить),  оказалось
определенно выше, чем в случае,  когда  перед  испытуемым  была  поставлена
задача картинки запомнить.
    Посвященное той же проблеме исследование Д.  А.  Смирнова  подтвердило,
что непроизвольное запоминание может быть продуктивнее, чем намеренное: то,
что испытуемые запоминали непроизвольно, попутно в  процессе  деятельности,
целью которой 5ыло не запоминание, запомнилось прочнее,  чем  то,  что  они
старались запомнить специально.  Анализ  конкретных  условий,  при  которых
непроизвольное запоминание, т.е., по существу,  запоминание,  включенное  в
какую-нибудь  деятельность,  оказывается  наиболее  эффективным,  вскрывает
характер зависимости запоминания  от  деятельности,  в  ходе  которого  оно
совершается.
    3апоминается, как и осознается, прежде всего, то, что  составляет  цель
нашего действия. Однако то, что не включено в целевое  содержание  действия,
в ходе которого совершается непроизвольное запоминание,  запоминается  хуже,
чем при произвольном запоминании, направленном именно  на  данный  материал.
При этом все же необходимо  учитывать,  что  подавляющее  большинство  наших
систематических знаний  возникает  в  результате  специальной  деятельности,
цель которой — запомнить соответствующий материал  с  тем,  чтобы  сохранить
его  в  памяти.  Такая   деятельность,   направленная   на   запоминание   и
воспроизведение    удержанного     материала,     называется     мнемической
деятельностью. В мнемической деятельности перед  человеком  ставится  задача
избирательно запомнить предлагаемый  ему  материал.  Во  всех  этих  случаях
человек должен четко отделить тот  материал,  который  ему  было  предложено
запомнить, от всех побочных впечатлениях и при воспроизведении  ограничиться
именно им.  Поэтому  мнемическая  деятельность  всегда  носит  избирательный
характер.
    Мнемическая деятельность представляет собой  специфически  человеческое
образование,  ибо  только  у  человека  запоминание  становится  специальной
задачей, а заучивание материала, сохранение  его  в  памяти  и  сознательное
обращение  к  прошлому  в  целях   припоминания   заученного   материала   –
специальная форма сознательной деятельности.
    Одной из основных задач психологической  науки  с  самого  начала  было
измерить доступный человеку объем  памяти,  быстроту,  с  которой  он  может
запоминать  материал.  Эта  задача  не  является  простой.  Измеряя  память,
необходимо принять все  меры,  чтобы  объем  материала,  который  запоминает
испытываемые, не был уложен в определенные смысловые структуры (это  сделало
бы измерении «чистой» памяти невозможным и  не  позволило  бы  выделить   те
единицы, в которых объем памяти может быть выражен).
    Задача измерения объема памяти в ее наиболее чистом виде была разрешена
известным немецким психологом Эббингаузом. Для  исследования  объема  памяти
он  предлагал  испытуемому  ряд   бессмысленных   слогов,   которые   давали
наименьшие возможности для осмысления. Предлагая испытуемому  запомнить  10-
12 слогов и отмечая число  удержанных  членов  ряда,  Эббингауз  принял  это
число  за  объем  «чистой»  памяти.  Первым  и  главным  результатом   этого
исследования   было   установление   среднего   объема    памяти,    которое
характеризировало  человека.  Оказалось,  что  в   среднем   человек   легко
запоминает  после  первого  чтения  5-7  отдельных  элементов:   это   число
значительно колеблется, и если люди с плохой памятью удерживают  только  4-5
изолированных элементов, то люди с хорошей памятью оказываются  в  состоянии
сразу после  первого  чтения  удержать  7-8  изолированных  и  бессмысленных
элементов.
    В целом необходимо отметить, что как  объем  памяти,  так  и  прочность
запоминания зависят от многих условий.
    Механическое и осмысленное запоминание. Успех запоминания зависит также
от того, в какой степени материал осмысливается человеком. При механическом
запоминании слова, предметы, события, движения запоминаются точно  в  таком
порядке,  в  каком  они  воспринимались,  без  каких-либо   преобразований.
Механическое запоминание опирается на пространственную и временную близость
объектов  запоминания.  Осмысленное  запоминание  основано   на   понимании
внутренних логических связей между частями материала. Оно опирается главным
образом на  обобщенные  связи  второй  сигнальной  системы.  Доказано,  что
осмысленное  запоминание   во   много   раз   продуктивнее   механического.
Механическое запоминание неэкономно, требует многих повторений; механически
заученное человек  не  всегда  может  припомнить  к  месту  и  ко  времени.
Осмысленное запоминание требует от человека  значительно  меньше  усилий  и
времени и более действенно.
      Условия,  способствующие   осмысленному   и   прочному   запоминанию.
Осмысление  материала  достигается  разными  приемами   и,   прежде   всего
выделением в изучаемом материале главных мыслей и группированием их в  виде
плана. Каждое наименование плана — это  обобщенный  заголовок  определенной
части текста. Переход от одной части к следующим частям  —  это  логическая
последовательность  основных  мыслей  текста.  При  воспроизведении  текста
материал концентрируется вокруг заголовков плана, стягивается  к  ним,  что
облегчает его припоминание. Необходимость составить план приучает  человека
к вдумчивому  чтению,  сопоставлению  отдельных  частей  текста,  уточнению
порядка и внутренней взаимосвязи вопросов.
    Установлено, что учащиеся, которые при запоминании  текстов  составляли
план, обнаруживают более прочные знания, чем дети,  запомнившие  текст  без
плана.
    Полезным  приемом  осмысления  материала   является   сравнение,   т.е.
нахождение сходства и различия между предметами, явлениями, событиями и пр.
Осмыслению материала помогает  также  его  конкретизация,  пояснение  общих
положений, правил примерами  решение  задач  в  соответствии  с  правилами,
проведение наблюдений, лабораторных работ и т.п. Существуют и другие приемы
осмысления.
    Прочность запоминания во  многом  зависит  от  повторения.  Повторение—
важнейшее условие овладения знаниями,  умениями,  навыками.  Но  чтобы  быть
продуктивными, повторения должны отвечать  определенным  требованиям.  Очень
важно, чтобы повторение было активным и разнообразным.  Для  этого  ставятся
разные задачи перед заучивающим: придумать  примеры,  ответить  на  вопросы,
начертить схему, составить таблицу, изготовить наглядное пособие и т.д.  При
активном  повторении  происходит  оживление  второсигнольных   связей.   Оно
связано с осмыслением материала.
    Разнообразие форм  повторения  способствует  образованию  новых  связей
изучаемого материала с практикой, жизнью. В результате запоминание  делается
более полным. Пассивное повторение не дает  эффекта.  В  одном  эксперименте
учащиеся   заучивали   тексты   путем   пятикратных    повторений.    Анализ
эффективности каждого чтения показал, что как только повторение  приобретает
пассивный характер, -  заучивание  становится  непродуктивным.  Очень  важно
правильно распределить повторение во времени, психологии известны 2  способа
повторения: концентрированное и распределенное. При первом способе  материал
заучивается в один прием, повторение следует одно за  другим  без  перерыва.
Например, если для заучивания  стихотворение  требуется  12  повторений,  то
человек 12 раз  подряд  читает  его,  пока  не  выучит.  При  распределенном
повторении чтения отделены друг от друга некоторыми промежутками.
    Распределенное повторение рациональнее концентрированного. Оно экономит
время и энергию, способствуя более прочному  усвоению  знаний.  В  одном  из
исследований  две  группы  пятиклассников  заучивали  стихотворение  разными
способами: первая  группа  —  концентрированным,  вторая  —  распределенным.
Полное заучивание при концентрированном способе потребовало  24  повторения,
а при распределенном способе — только 10, т.е. в 2,4 раза меньше.
    Распределенное повторение  обеспечивает  и  большую  прочность  знание.
Повторения особенно полезны  в  первые  часы  и  дни  после  ознакомления  с
материалом 40 тех пор, пока нервные связи в коре не укрепились  и  (согласно
с химической гипотезой памяти) в нервных клетках  не  произошли  структурные
изменения белковых молекул. После этого повторения могут проводиться реже  и
с большими промежутками времени.
    Продуктивность запоминания в целом и по частям. В психологии известны 3
способа заучивания: целостный, частичный и  комбинированный.  Первый  способ
состоит в том, что материал (текст, стихотворение и др.) читается от  начала
до конца несколько раз, до полного усвоения. При втором способе  (частичном)
материал делится на части  и  каждая  часть  заучивается  отдельно.  Сначала
несколько раз прочитывается одна часть, потом вторая, затем  третья  и  т.д.
Комбинированный   способ   представляет   собой   сочетание   целостного   и
частичного. Материал сначала прочитывается целиком один или  несколько  раз,
в зависимости от объема и характера его, затем трудные  места  выделяются  и
заучиваются отдельно, после чего снова весь текст читается целиком. Если  же
материал, например, стихотворный текст, велик по объему, то  он  делится  на
строфы, логически законченные части, и заучивание происходит таким  образом:
сначала прочитывается 1-2 раза от начала до конца,  выясняется  общий  смысл
его, затем заучивается каждая часть,  после  чего  материал  снова  читается
целиком.
    Из указанных способов наиболее целесообразным является  комбинированный
(исследования М. Н.  Шардакова).  Он  обеспечивает  равномерное  запоминание
всех  частей  материала,  требует  глубокого  осмысления,  умения   выделить
главное. Такая деятельность  осуществляется  при  большей  coqpeдoтoчeннocти
внимания, отсюда и большая ее  продуктивность.  В  опытах  М.  Н.  Шардакова
учащимся,  которые   заучивали   стихотворение   комбинированным   способом,
потребовалось всего 9 повторений,  при  заучивании  в  целом  —  14,  а  при
заучивании по частям — 16 повторений.
    Способы  заучивания  следует  применять  в  зависимости  от   характера
материала.   При   заучивании    связного    текста    лучше    пользоваться
комбинированным  способом,  частичный   лучше   применять   при   заучивании
иностранных слов, географических названий.  Небольшой  по  объему  и  легкий
текст можно заучивать целиком.
    Успех запоминания также обеспечивается самоконтролем. Очень  важно  при
заучивании делать попытку воспроизводить материал. Это важно на всех  этапах
усвоения. Такие попытки помогают установить, что мы запомнили, какие  ошибки
допустили  при  воспроизведении  и  на  что  следует  обратить  внимание   в
последующем чтении.
    Продуктивность запоминания зависит и от характера материала.  Наглядно-
образный материал запоминается лучше словесного: логически  связанный  текст
воспроизводится полнее, чем разрозненные предложения. Существует различие  в
запоминании  описательных  и  объяснительных  текстов:  учащиеся  младших  и
средних    классов    лучше    запоминают    художественные    отрывки     и
естественнонаучные  описания,  хуже  —  общественно-исторические  тексты;  в
старших классах это различие почти отсутствует.
    Одним из условий успешного запоминания  является  также  систематизация
материала. Приведенный в систему, он легче запоминается, дольше  хранится  в
памяти.  Исследования  А.А.  Смирнова,  Л.В.  Занкова  выявили  значительное
преимущество в запоминании сгруппированного текста перед  несгруппированным.
Систематизация может протекать  в  разных  направлениях:  путем  объединения
объектов   запоминания   по   одному   какому-либо    признаку,    например,
распределение предметов по группам в зависимости от цвета, величины и  формы
и пр., путем объединения материала (например, по истории) в  хронологическом
следовании событий и путем систематизации его в соответствии с  предложенной
схемой, например, при обобщенной характеристике географических зон и т.п.

 o Кодирование
    Процесс кодирования начинается уже на стадии  сенсорной  памяти,  когда
распознаются  физические  характеристики  стимула.   Далее   он   несколько
углубляется во время передачи информации в кратковременную память, так  как
здесь происходит первая  перегруппировка  разных  элементов  запоминаемого.
Однако основной процесс кодирования  происходит  на  стадии  долговременной
памяти,  так  как  именно  здесь  осуществляются  анализ  и   идентификация
различных характеристик информации.

 o Хранение (архивизация)
    Архивизация - это накопление материала в памяти. В зависимости от того,
вовлекается ли при этом эпизодическая или семантическая память, архивизация
происходит по-разному. Это  важное  подразделение  двух  форм  памяти  ввел
Тульвинг.
    В эпизодической памяти хранится вся  информация  о  различных  событиях
нашей жизни.  По  сути  своей  эта  память  автобиографична.  Что  касается
семантической памяти, то она включает все те структуры, которые свойственны
данной культуре и позволяют познавать  мир.  Кроме  того,  в  семантической
памяти хранятся правила, лежащие в  основе  языка  и  различных  умственных
операций. Таким образом, семантическая память служит своего  рода  каркасом
для событий текущей жизни, которые хранятся в  эпизодической  памяти.  Так,
благодаря  семантической  памяти  мы  знаем,  что  такое   экзамен,   друг,
отрочество или справедливость вообще, как понятия, но когда мы имеем дело с
конкретными проявлениями этих понятий в нашей жизни, это отображается уже в
эпизодической памяти.
    Несмотря на различие этих двух функций памяти, они дополняют друг друга
и в различной степени обе определяют, как будет организована информация для
хранения в памяти. Для долговременного хранения, как  в  архиве,  требуется
такая организация, которая позволяла бы не только  классифицировать,  но  и
быстро извлекать информацию. Можно выделить  несколько  способов  «укладки»
информации в  памяти;  они  зависят  от  сложность  и  других  особенностей
запоминаемого материала.
    Прежде  всего,  существуют  такие  формы  организации  памяти,  которые
определяются чисто внешними причинами - самой сущностью того,  что  следуют
запомнить. Во-первых, возможна  пространственная  организация,  позволяющая
установить связи  и  «опорные  точки»  в  нашем  физического  и  социальным
окружении. Именно такая организация лежит в основе построения  «когнитивных
карт». Линейная организация позволяет найти  какое-либо   слово  в  словаре
или имя в телефонной книге благодаря тому, что мы знаем  алфавит.  Этот  же
принцип дает нам возможность ориентироваться в днях недели и  месяцах  или,
например, находить нужную страницу в книге.
    Имеются также формы организации материала, более или менее  произвольно
формирующиеся  «изнутри».  Во-первых,  можно   предположить   существование
ассоциативной организации, при которой группируются  совместно  элементы  с
какими-либо общими признаками - например, с одной и той  же  первой  буквой
(«Как там звали сотрудника Павлова на. «Б»? Нет; не Бандура...»), из  одной
и той же  грамматической  категории  (существительные  с  существительными,
глаголы с глаголами и т.д.) или со сходными функциями  (например,  предметы
одежды, пищевые продукты, музыкальные инструменты и т. п.).
    Можно думать, однако, что оптимальную деятельность семантической памяти
обеспечивает иерархическая организация. При такой  организации  мы  относим
каждый элемент к тому или иному уровню в зависимости от того, соответствует
ли он какой-то общей или более  специальной  категории.  Например,  воробей
сначала относится к категории «птиц» (т.е.  не  рыб  и  не  млекопитающих),
затем учитывается, что он маленький, серый и  не  умеет  петь  (в  отличие,
скажем, от канарейки, которая тоже относится к птицам, но желтого  цвета  и
петь умеет). Такого рода  иерархическая  организация  семантической  памяти
представлена на рис. 1.

                                                   Ест
                                                   Перемещается
                                                   Обладает кожей



Плавает
Покрыта
Имеет                                                               перьями
Плавники                                                            Имеет
                                                                    крылья



                       Покрыто шерстью
                       Имеет четыре ноги
                       Обладает зубами


                                                                  Маленький
Маленький
                 Серый                                              Серый
                                          Не                           поет
Поет


    Рис.  Иерархическая  организация  семантической   памяти,   позволяющая
расположить различные категории на  разных  уровнях  в  соответствии  с  их
особенностями и существующими между ними связями.
    Более поздние исследования, однако,  показали,  что  память  не  всегда
организована столь рационально по  принципу  «от  общего  к  частному»  (как
организованы, например, науки). Так, было обнаружено,  что  если  испытуемые
быстрее  воспринимают   утверждение  типа  «собака-животное»,  чем  «собака-
млекопитающее», то  они,  напротив,  дольше  анализируют  фразу  «канарейка-
животное», чем «канарейка-птица». Из этого  ясно,  что  форма  иерархической
организации  в  значительной  степени  зависит  от   большей   или   меньшей
привычности тех или иных понятий,  а  также  от  информации,  накопленной  в
эпизодической памяти.
    То, что человек запомнил, мозг хранит более или мене длительное  время.
Сохранение как процесс памяти имеет свои  закономерности.  Установлено,  что
сохранение может быть динамическим и  статическим.  Динамическое  сохранение
проявляется, в оперативной памяти, а статическое  —  в  долговременной.  При
динамическом  сохранении  материал   изменяется   мало,   при   статическом,
наоборот, он обязательно подвергается реконструкции, переработке.
    Реконструкция   материала,   сохраняемого    долговременной    памятью,
происходит под влиянием той информации, которая непрерывно поступает  вновь.
Реконструкция проявляется  в  различных  формах:  в  исчезновении  некоторых
деталей  и  замене  их  другими  деталями,  в  изменении  последовательности
материала, в обобщении его;  Все  это  обнаруживается  при  воспроизведении.
Например, ученик припоминает учебный  материал  в  иной  последовательности,
чем заучивал его, упускает  детали,  -  привносит  что-то  новое,  обобщает.
Обобщение  характеризует  более  высокую   ступень   осмысления   изучаемого
материала.
      О сохранении информации и ее  видоизменении  можно  судить  только  по
следующим двум процессам памяти — узнаванию и воспроизведению.

 o Узнавание и воспроизведение.
     Эффективность извлечения информации тесно  связана  с  тем,  насколько
хорошо организован материал  в  памяти.  Действительно,  информация  всегда
воспроизводится  на  основе  той  структуры,   и   составе,   которой   она
запоминалась.  Идет  ли  речь  о  том,  чтобы  назвать  пятый  месяц  года,
вспомнить, кто такой Фрейд или что такое теория относительности, - в каждом
из этих случаев приходится обращаться к тому контексту, в который «встроен»
извлекаемый из памяти элемент. Так, первом  случае,  очевидно,  потребуется
пересчитать все месяцы, начиная с января (или, наоборот, в обратном порядке
- с июня, если мы знаем, что это шестой месяц); во втором случае надо будет
вспомнить эпоху и родину ученого и ту область, в которой он  работал,  а  в
третьем - вспомнить особенности именно той из множества теорий,  о  которой
требуется рассказать.
    На все это, разумеется, наслаивается содержимое эпизодической памяти, в
которой хранятся те события, что происходили в момент  кодирования  искомых
элементов, или те воспоминания о прошлом, которые в то время возникали.
    Именно потому, что в извлечении информации из памяти столь важную  роль
играет контекст, нам всегда легче узнать  какой-то  элемент  среди  других,
предъявляемых вместе с ним, чем вспомнить  что-то  без  каких-либо  опорных
точек или объектов для сравнения. Это касается людей всех возрастов,  но  в
наибольшей  степени  -  пожилых.  Видимое   ослабление   памяти   (особенно
кратковременной) у стариков, которые часто видят в этом начало  «склероза»,
нередко бывает связано  не  с  нарушение  самой  памяти,  а  с  уменьшением
способности извлекать из нее  информацию.  Очевидным  подтверждением  этого
служит тот  факт, что способность к узнаванию практически не изменяется.
    Все эти соображения - одна из причин того, что именно узнавание,  а  не
вспоминание считают более чувствительным  показателем  фактического  объема
усвоенного материала. Поэтому тесты  на  выбор  правильных  ответов  вернее
отражают уровень знаний, чем  прямые  вопросы,  при  которых  подчас  можно
отделаться простым повторением заученных слов из лекции или учебника.
    Узнавание какого-либо объекта происходит  в  момент  его  восприятия  и
означает,  что  происходит  восприятие   объекта,   которое   сформировалось
человека ранее или на основе личных впечатлений (представление памяти),  или
на основе словесных описаний (представление воображения).
    Узнавая  объект,  мы  всегда  относим  его  к  определенной   категории
объектов. Заметив в небе движущуюся точку, человек отмечает про  себя:  «Это
— птица или самолет»; тем самым  он  относит  восприятие  к  одной  из  двух
категорий предметов (птицы — летающие машины). Узнавание бывает  разным  по,
степени точности и  полноты.  Наименьшая  степень  узнавания  проявляется  в
«чувстве знакомости», когда человек не может точно узнать признака  объекта,
но уверен, что он ему  знаком.  Наибольшая  степень  узнавания,  или  полное
узнавание, не вызывает у воспринимающего субъекта никаких сомнений в  знании
объекта  восприятия;  при  полном  узнавании  человек  безошибочно   относит
объект, к определенной категории, может точно назвать время, место и  другие
признаки знакомства с ним.
    Воспроизведение отличается от восприятия тем,  что  оно  осуществляется
после него, вне  его. Воспроизведение образа объекта труднее чем  узнавание.
Так, человеку легче  узнать  текст  книги  при  повторном  его  чтении  (при
повторном восприятии), чем воспроизвести, припомнить содержание  текста  при
закрытой   книге.   Физиологической   основой    воспроизведения    является
возобновление нервных связей, образовавшихся ранее при восприятии  предметов
и явлений.
    Воспроизведение может проходить в виде последовательного  припоминания,
это — активный волевой процесс. Припоминания что-либо, мы как бы  перебираем
в памяти факты, связанные  с  предметом  воспроизведения,  но  это  действие
носит иной характер, чем перебор информации, зафиксированной в  запоминающем
устройстве кибернетической машины. Припоминание  у  человека  происходит  по
законам ассоциации, сокращенно, в то время как машина  вынуждена  перебирать
всю информацию до тех пор, пока не «наткнется» на нужный факт.
    Припоминанию материала помогают вопросы. Вопросы вызывают промежуточные
ассоциации, подводящие людей все  ближе  к  цели.  Однако  вопросы  могут  и
мешать  припоминанию,  если  они  заданы  неумело   и   порождают   побочные
ассоциации.    Припоминание   требует   сосредоточенности   внимания,    оно
совершается  иногда   с   большим   трудом.   Воспроизведение   может   быть
произвольным   и   непроизвольным.   Припоминание   —    это    произвольное
преднамеренное воспроизведение: человек заранее имеет цель вспомнить  и  для
этого  применяет  усилия  мысли  и  воли.   Непроизвольное   воспроизведение
происходит как бы само собой. Основой его являются ассоциации  по  смежности
во времена или в пространстве,  в  некоторых  случаях  также  ассоциации  по
сходству и контрасту.
    Различают   воспроизведение    непосредственное    и    опосредованное.
Непосредственное  воспроизведение  протекает  без  промежуточных  ассоциаций
(так  воспроизводится,   например,   заученная   таблица   умножения).   При
опосредованном   воспроизведении   человек   опирается   на    промежуточные
ассоциации — слова, образы, чувства,  действия,  с  которыми  связан  объект
воспроизведения.
    Воспроизведение  учебного  материала  может  осуществляться  после  его
полного заучивания  ив  его  процессе,  (в  виде  пересказывания)  с  целью
самоконтроля.  Опыт  говорит  о   том,   что   заучивание,   сопровождаемое
многократным  воспроизведением,  эффективнее,   чем   многократное   чтение
учебного материала без самоконтроля.

 o Забывание
    Как уже отмечалось, нельзя говорить  о  памяти,  не  касаясь  при  этом
забывания  и  его  причин.  Забывание  может  быть  связано   с   различными
факторами. К ним относится, например, возраст,  в  котором  запоминается  то
или  иное  событие,   неиспользование  усвоенного  материала  или,  наконец,
характер этого материала. Важную  роль  играет  также  интерференция,  когда
сохранению  в  памяти  какой-то   информации   мешают   предшествующие   или
последующие  события.  Забывание  может  быть   связано   и   с   некоторыми
бессознательными мотивациями. Наконец, целые «блоки памяти» стираются  порой
в результате дегенеративных процессов в нервной системе или мозговых  травм,
приводящих к утрате функции некоторых тканей.
    Забывание  выражается  в  невозможности  вспомнить  или   в   ошибочном
узнавании и  воспроизведении.  Физиологической  основой  забывания  являются
некоторые виды  коркового  торможения,  мешающего  актуализации  (оживлению)
временных нервных связей. Чаще всего это  угасательное  торможение,  которое
развивается при отсутствии подкрепления.
    От полного воспроизведения до полного забывания  имеются  промежуточные
стадии узнавания. Некоторые исследователи  называют  их  «уровнями  памяти».
Таких уровней 3:
    1) память воспроизводящая,
    2) память опознающая,
    3) память облегчающая.
    Например, человек заучил стихотворение. Если через некоторое  время  он
может воспроизвести его безошибочно, —  это  первый  уровень  памяти,  самый
высокий, если он не может припомнит заученное, но  легко  опознает  (узнает)
стихотворение в книге или на слух, — это  второй  уровень  памяти;  если  же
учащийся  не  в   состоянии   самостоятельно   ни   вспомнить,   ни   узнать
стихотворения, но при повторном заучивании ему  потребуется  меньше  времени
для полного воспроизведения, чем в первый раз, — то третий уровень.
    Забывание проявляется в схематизации материала, отбрасывании  отдельных
частей его, иногда существенных, сведения новых  представлений  к  привычным
старым представлениям. Для борьбы с  забыванием  надо  знать  закономерности
его протекания. Эти закономерности следующие.
    Забывание  протекает  во  времени   неравномерно.   Наибольшая   потеря
материала  происходит  сразу  же  после  его  восприятия,  а  в   дальнейшем
забывание идет медленнее. Так, опыты  Эббингауза  показали,  что  через  час
после  заучивания  13  бессмысленных  слогов  забывание  достигает  56%,   в
дальнейшем оно идет медленнее  забывание  осмысленного  материала  подчинено
той же закономерности.
     Исследователь М. Джонс (США) провел такой опыт: до  чтения  лекции  по
психологии он предупредил студентов, что  после  ее  прочтения  они  получат
листочки с вопросами по ее содержанию,  на  которые,  надо  дать  письменные
ответы. Лекция читалась со скоростью 75  слов  в  минуту,  четко,  доступно.
Письменный опрос был проведен  5  раз  через  разные  интервалы  времени  (в
дальнейшем студентов об  опросе  не  предупреждали).  Результаты  получились
следующие. Студенты правильно  воспроизвели  основные  мысли  лекции:  сразу
после лекции — 65%; спустя 3—4 дня после лекции — 45,3%; спустя 1  неделю  —
34,6%; спустя 2 недели — 30,6%; спустя  8  недель  —  24,1%.  У  выдающегося
лектора, приглашенного для сравнения данных, получaлось почти то  же  самое:
студенты сразу же после лекции воспроизводили 71%  основных  его  мыслей,  а
далее шло сначала быстрее, а затем медленнее  забывание.  Из  опыта  следует
вывод, что  если  студенты  не  будут  работать  над  закреплением  учебного
материала в памяти, через 2 месяца от него останется лишь 25%, и  наибольшая
потеря (55%) произойдет в  первые  3—4  дня  после  восприятия.  Эти  данные
верны,  однако,  в  том  случае,  когда   материал   после   восприятия   не
подвергается умственной обработке, т.е. когда он воспринимается пассивно.
    Весьма важно  своевременно  организовать  повторение  воспринятого,  не
откладывая надолго эту работу.  Эта  закономерность  хорошо  подтверждается
данными М.Н. Шардакова. Без повторения в первый день сохранилось  в  памяти
74%; через 3--4 дня — 66%; через 1 месяц —58%; через 6 месяцев  —  3%.  При
повторении в первый день удержалось в памяти 88%;  через  3—4  дня  —  84%;
через 1 месяц — 70%; через 61месяцев — 60%.
    Наибольший процент забывания  и  здесь  приходится  на  первый  день  и
уменьшается по мере увеличения промежутка,  отделяющего  воспроизведение  от
восприятия. При своевременной организации построения  материал  удерживается
в памяти значительно лучше.
    Забытое  сразу  же  после  восприятия  может  восстанавливаться   через
некоторое  время.  Это  явление  носит  название   реминисценции   (смутное
воспоминание). Так,  ученик  сразу  же  после  уроков  не  может  полностью
передать содержание воспринятого  материла,  но  через  1—2  дня  даже  без
дополнительного чтения правильно воспроизводит урок. Сущность реминисценции
заключается в том, что последующее воспроизведение  пополняется  фактами  и
понятиями, которые отсутствовали при первом воспроизведении материала.  Она
часто наблюдается при воспроизведении словесного материала большого объема,
что  является   результатом   утомления   нервных   клеток.   Реминисценция
обнаруживается чаще у дошкольников и младших  школьников.  То  данным  Д.И.
Красильщиковой,  у  дошкольников  случаи  реминисценции  занимают-  74%,  у
младших школьников— 45,5%, у школьников 5-  7  классов  —  35,5%.  Дети  не
всегда сразу как следует осмысливают материал при его восприятии  и  потому
передают его неполно. Им требуется  какой-то  промежуток  времени  для  его
осмысления, в результате чего воспроизведение становится более полным. Если
же материал осмыслен сразу, то реминисценции не вступает. Этим  объясняется
тот факт, что чем старше школьники, тем реже наблюдается это явление  в  их
память.  В  явлении   реминисценции   обнаруживается   единство   процессов
запоминания, забывания и воспроизведения.  Они  представляют  собой  разные
стороны одних и тех же нейродинамических ппроцессов.
    Забывание  протекают  быстрее,   если   материал   недостаточно   понят
человеком.  Забывание  происходит  быстрее,   если   материал   неинтересен
человеку, не связан непосредственно  его практическими потребностями.  Этим
объясняется т факт, что взрослые люди лучше помнят то, что относится  к  их
профессии, что связано  с  их  жизненными  интересам.  Люди  хорошо  помнят
материал, который их увлекает и быстро забывают то, что их  не  интересует.
Воспитание у детей познавательных интересов —  одно  из  условий  прочности
знаний учащихся. Скорость  забывания  находится  в  прямой  зависимости  от
объема материала и степени трудности его усвоения.
  Одной из Причин забывания является  отрицательное  влияние  деятельности,
следующее  за  заучиванием.  Это  явление  называют   ретроактивным   (назад
действующим) торможением. Группе школьников давали для заучивания  ряд  имен
прилагательных, а затем сразу же без  перерыва  —  второй  ряд  слов.  После
заучивания  второго  ряда  слов  проверяли,  сколько   прилагательных   дети
запомнили. В  другой  группе  школьников  делали  5-минутный  перерыв  между
заучиванием первого и второго рядов слов. Оказалось, что школьники,  учившие
ряды слов без перерыва, воспроизвели на 25% меньше имен прилагательных,  чем
дети, имевшие небольшой перерыв.  Во  втором  опыте  после  заучивания  имен
прилагательных  детям  давали   заучивать   ряд   чисел.   В   этом   случае
воспроизведение  ряда  слов  упало  лишь  на  8%.  В  третьем  опыте   после
заучивания  слов  шла  трудная   умственная   работа   —   решение   сложных
арифметических задач. Воспроизведение слов снизилось до 16%.
    Таким  образом,  ретроактивное  торможение  выражено   заметнее,   если
деятельность следует без перерыва, если последующая  деятельность  сходна  с
предыдущей и если последующая деятельность труднее деятельности  заучивания.
Физиологической  основой  ретроактивного  торможения  в   последнем   случае
является отрицательная  индукция:  трудная  деятельность  затормозила  более
легкую. Указанную закономерность необходимо иметь  в  виду  при  организации
учебной работы. Важно соблюдать  перерывы  в  занятиях,  чередовать  учебные
предметы так, чтобы между ними были значительные отличия; предметы,  трудные
для усвоения, ставит раньше, чем легкие. Следует разнообразить виды работ  и
на одном уроке.
    Причиной забывания могут быть  различные  болезни  нервной  системы,  а
также ушибы, травмы. Забывание наступает  быстрее  при  утомлении.  Причиной
забывания может быть  также  действие  посторонних  раздражителей,  мешающих
сосредоточиться на нужном материале.  В  борьбе  с  забыванием  важную  роль
играют рациональные способы заучивания, о которых шла речь  выше.  Нарушение
научно  обоснованных   рекомендаций   запоминания   неизбежно   приводит   к
значительной трате времени, gui и приводит к малым результатам.


Факторы, влияющие на забывание
    Возраст.  Пожилые  люди,  по-видимому,  склонны  забывать  о   недавних
событиях или о том, что  им  предстоит  сделать.  Это  обусловлено  главным
образом тем, что им трудно организовать информацию, которую им  надо  будет
вспомнить.  Особенно  явным  это  становится  тогда,  когда   они   впервые
сталкиваются с  какими-то  новыми  навыками,  новыми  обстоятельствами  или
непривычными действиями. Поэтому им требуется время на  то,  чтобы  освоить
новое, и очень важно, чтобы это время им предоставлялось. Большую помощь им
могут оказать памятки или мнемотехнические приемы, позволяющие  рационально
организовать жизнь.
    Забывание  происходит  также  и  в  ранние  годы.  Действительно,  лишь
немногие из нас могут вспомнить события, происшедшие  в  возрасте  до  трех
лет. По-видимому, это не связано просто с давностью подобных событий. Двух-
или трехлетнему ребенку воспоминания не свойственны. qh не помнит свои  сны
и не придает практически никакого значения таким словам,  как  «вчера»  или
«завтра». Это может быть обусловлено, в частности, тем, что в этом возрасте
словарный запас ребенка весьма ограничен, а опыт  невелик;  однако  главная
причина-то, что ребенок стене выделяет себя  как  личность  и  у  него  нет
достаточно четко очерченного «Я», которое  позволило  бы  ему  воспринимать
собственные действия по отношению к другим людям.
    В то же время такая точка зрения может быть и спорной: по-видимому, при
особых состояниях сознания (под действием определенных препаратов  или  под
гипнозом) человек может вспомнить и о таких ранних событиях, о которых он в
обычном состоянии никогда не вспоминает.
    Как бы то ни было, исследования показали, что в возрасте от 5 до 11 лет
кратковременная память существенно улучшается.  Зачем  она  сохраняется  на
стабильном уровне до 30 лет, а позднее - от 30  до  70  лет  -  может  либо
улучшаться, либо медленно ухудшаться.

 o Неиспользование информации и ее характер.
   Кажется  естественным  связывать  забывание  с  тем,  что  та  или   иная
информация  пли  усвоенные  действия  не   повторяются.   Это,   бесспорно,
справедливо в отношении  многих  знаний,  приобретенных  в  школе,  если  в
дальнейшем понимание их важности (истинной или относительной) было утрачено
студентом, которого традиционные  педагогические  методы  заставляют  стать
пассивным.  В  соответствии  с  известным  изречением,  согласно   которому
культура-это «то, что остается,  когда  уже  все  забыто»,  лучшим  залогом
сохранения в памяти и развития определенных знаний служит не просто «голое»
повторение, а интерес или даже увлеченность предметом.
    Нельзя,  однако,  забывать,  что  этой   закономерности,   видимо,   не
подчиняются двигательные навыки. Мы можем вполне успешно сесть на велосипед
или за фортепиано после 20- или 30-летнего  перерыва.  Это  же  касается  и
большинства тех знаний, которые мы получили в раннем действий, т.е.  в  тот
период, когда мозг наиболее пластичен, так, например,  чем  раньше  ребенок
усвоил иностранный язык тем труднее его будет забыть. Список таких примеров
можно продолжить, включив сюда, скажем, игру  на  музыкальном  инструменте,
шахматы и т. п.
    Однако фактором забывания еще более важным, чем неиспользование,  может
быть интерференция со стороны других,  приобретенных  раньше  или  позднее,
знаний или навыков; в этих случаях может иметь место отрицательный перенос.

 o Интерференция.
   Этим феноменом может быть обусловлен, и частности, отрицательный  перенос
при научении. Интерференция может быть связана с событиями, происшедшими до
запоминания того или иного материала. В этом случае говорят  о  проактивнои
интерференции. Например, если перед тем как студент начинает  готовиться  к
экзаменам, он получил дурные вести, то усвоение знаний, естественно,  будет
страдать.  Интерференция  возможна  и  тогда,  когда  сразу  после   одного
материала мы беремся за другой, сходный с первым. Например, после  обучения
итальянскому языку возникают сложности при усвоении испанского.
    Однако еще большую роль в забывании играет ретроактивная интерференция.
Били,  например,  непосредственно  после  усвоения  какого-либо  навыка  мы
приступаем к новой деятельности, этот навык может ухудшиться. В то же время
было отмечено, что если старый и новый навыки очень сходны  или,  наоборот,
очень различны, то ретроактивная интерференция выражена слабо.  Она  сильно
будет  сказываться  на  первом  навыке  лишь  тогда,  когда  второй  с  ним
относительно сходен. В нашем случае с усвоением двух языков можно с большей
уверенностью сказать, что если  испанский  язык  будет  все  же  выучен,  а
итальянский за это время использовать  не  придется,  то  вспомнить  его  в
случае надобности будет уже труднее.
    Сходные явления наблюдаются и тогда, когда  студенту  приходится  учить
два предмета, экзамены по которым он будет сдавать в один и  тот  же  день.
Изучение общей психологии при этом  только  углубит  знания  по  психологии
развития, особенно если оба  курса  читал  один  и  тот  же  преподаватель.
Психология не помешает также усваивать химию; но если придется одновременно
с психологией заниматься еще философией  или  социологией,  затрагивая  при
этом сходные темы, то интерференция вполне может возникнуть.
    Известно  также,  что  интерференция  всегда   сильнее   выражена   при
вспоминании, чем  при узнавании.

 o Подавление.
    Еще один вид забывания, открытый Фрейдом - это подавление. Например, мы
можем «забыть» подписать чек, который  посылаем  в  последний  срок  уплаты
долга, «забыть» выучить экзаменационный предмет, или явиться на важное,  но
чреватое неприятными последствиями свидание.
    В подобных случаях Фрейд говорил об активном забывании. Он объяснял это
явление не случайностью, а действительным торможением следов  в  памяти  на
уровне сознания и о вытеснении их в подсознание, где они удерживаются ценой
значительных затрат энергии.
    Современные психологи предпочитают говорить о мотивированном забывании,
подчеркивая тем самым, что с  помощью  такого  механизма  субъект  пытается
«уйти» от неприятных сторон той или иной ситуации.

 o Индивидуальные различия в памяти.
    Некоторые из особенностей памяти могут упрочиться  и  стать  свойствами
личности (свойствами памяти данного человека). Память  у  людей  проявляется
по-разному,  отличается  содержанием  и  объемом  запечатленной  и  хранимой
информации. Различия касаются также  силы  памяти,  скорости  запоминания  и
воспроизведения, прочности сохранения  и  точности  воспроизведения.  Важным
свойством памяти человека является, ее готовность, т.е.  способность  быстро
и месту припомнить нужную информацию.
    Для людей с сильной памятью характерно быстрое запоминание и длительное
сохранение информации. Известны люди с  исключительной  силой  памяти.  Так,
А.С. Пушкин  мог  прочесть  наизусть  длинное  стихотворение  (чужое)  после
двукратного  его  прочтения.   Моцарт   запоминал   сложнейшие   музыкальные
произведения после одного прослушивания. Композитор Балакирев мог играть  на
память целые симфонические произведения.
    Советский психолог А.Л. Лурия обнаружил  выдающуюся  память  у  некоего
Шершевского, который с одинаковой быстротой  запоминал  различный  материал,
включая бессмысленный, и при том в большом  объеме.  Шершевский  мог  быстро
запомнить и точно воспроизвести сложнейшие математические формулы,  лишенные
смысла, бессмысленные слова, геометрические фигуры.  Его  память  отличалась
одновременно и изумительной прочностью: через  20  лет  он  точно  припомнил
содержание экспериментального материала, место эксперимента,  в  котором  он
участвовал,  костюм  экспериментатора  и   других   мельчайшие   подробности
обстановки и своих действий.
    Индивидуальные различия памяти проявляются также в том,  на  какой  вид
представлений по преимуществу опирается человек при запоминании. Одни  лучше
запоминают то, что могут увидеть, другие то, что могут услышать, третьи  то,
что может; быть выполнено  практически.  В  соответствии  с  этим  различают
зрительный, слуховой и двигательный типы памяти.  Человек  зрительного  типа
памяти, запоминая текст книги, предпочитает его  видеть;  человек  слухового
типа памяти -  предпочитает слышать содержание текста  в  чтении  кого-либо;
человек  двигательного  типа  памяти   должен   обязательно   записать   или
проговорить заучиваемый  материал.  Чаще  всего  встречается  смешанный  тип
памяти   -   слухо-моторный,   зрительно-двигательный,   зрительно-слуховой.
Смешанный тип памяти  жизненно  ценнее,  чем  тип  односторонней  памяти  по
причине большого  разнообразия  практической  деятельности  человека.  Кроме
того, участие в процессах памяти  несколько  анализаторов  ведет  к  большей
подвижности в использовании образованных систем нервных связей:  человек  не
вспомнил что-то на слух — вспомнит зрительно и т.п. Поэтому  полезно,  чтобы
учащиеся  запоминали  учебный  материал   разними   способами:   путем   его
прослушивания, чтения, рассматривая иллюстрации, делая  зарисовки,  наблюдая
и др.
      Тип  памяти  зависит  не  только  от  природных  особенностей  нервной
системы, но и от воспитания. У  взрослых  людей  тип  памяти  упражняется  в
зависимости от характера их профессионального типа. Если  такие  особенности
памяти, как быстрота запоминания и  воспроизведения,  прочность  сохранения,
точность воспроизведения, объем памяти и готовность  ее  в  своем  сочетании
отчетливо выражены у какого-либо человека, типичны для  него,  то  это  тоже
характеризует тип его памяти («быстро запоминает, плохо  хранит»,  «медленно
запоминает, быстро теряет» и т.д.).
      Воспитанию  положительных  свойств  памяти  в   значительной   степени
содействует  рационализация  умственной  и  практической  работы   человека:
порядок  на  рабочем  месте,   планирование,   самоконтроль,   использование
разумных способов запоминания, соединение умственной работы с  практической,
критическое  отношение  к   своей   деятельности,   умение   отказаться   от
неэффективных  приемов  работы  и  заимствовать  у   других   людей   приемы
эффективные и т.п. Некоторые индивидуальные различия в памяти тесно  связаны
со специальными механизмами, защищающими мозг от лишней информации.  Степень
активности указанных механизмов y разных людей различна.  Защитой  мозга  от
ненужной информации  объясняется,  в  частности,  явление  гипнопедии,  т.e.
обучение во сне. В состоянии сна некоторые  механизмы,  защищающие  мозг  от
избыточной информации, выключаются, поэтому запоминание происходит быстрее.



3. Память и мышление


    Без памяти не было бы возможно никакое научение. Можно добавить  также,
что без памяти не могло бы существовать и мышление. Действительно, для того
чтобы мыслить, нужно что-то представлять  себе,  воображать,  комбинировать
образы или понятия, относящиеся к событиям, людям  или  предметам,  которых
физически в данный момент перед нами нет. Разумеется, это означает, 410 они
должны присутствовать в памяти.
    Память участвует и в простом  воспоминании,  и  в  других  мыслительных
процессах,  например  в  мечтах  или  грезах  наяву,  а  также   ни   более
структурированном  уровне  в  планировании,  решении  проблем  и   принятии
решений.
    Когда мы предаемся фантазиям (при воспоминаниях или в мечтах,  а  также
при некоторых сновидениях), у нас появляются и основном  мысленные  образы.
При  этом  возникают  ассоциации,   не   управляемые   какой-либо   жесткой
организацией мысли. Иногда при столкновении с суровой действительностью, мы
начинаем  строить  какие  -  то  пожелания  или  грезить  наяву,  например,
вспоминаем о неких событиях (чаще всего, происшедших не  с  нами),  которые
могли бы быть решением проблемы. Так может сформироваться  малореалистичная
идея о том, что мы обязательно получим крупный  выигрыш,  купив  лотерейный
билет, или предстоящий завтра экзамен будет перенесен по каким-то причинам,
существующим лишь в нашем воображении.
    Однако  в   большинстве   случаев   нам   приходится   обрабатывать   и
упорядочивать информацию так, чтобы наиболее логичным образом справляться с
встающими перед нами повседневными  трудностями.  При  этом  роль  мышления
состоит в выработке  умственных  стратегий,  опирающихся  на  символические
процедуры.  Именно  это  происходит   при   формировании   новых   понятий,
планировании нашей деятельности суждении о предметах, людях  или  событиях,
поиске ответов на различные вопросы или принятии необходимых решений.

 o Позитивная роль памяти.
Для всех перечисленных видов активности необходимо рассуждение,  с  помощью
которого мы можем как -  то  по  -  новому  связать  информацию  о  текущих
обстоятельствах с информацией, накопленной в памяти.
    Представьте себе, что вы влюблены, но предмет ваших чувств об  этом  не
знает. Вы можете, конечно, предаваться мечтаниям, как бы оосуществляя  свои
желания в грезах наяву, например, встречаясь с любимым человеком в какой-то
идиллической обстановке. Но на самом деле это всего лишь фантазия.
    Несомненно, было бы реалистичнее обдумать возможность свидания в каком-
нибудь общественном месте. Скажем, не пригласить  ли  любимого  человека  в
кино? Это всего лишь первое решение, которое породит массу задач, требующих
планирования и оценки: здесь то  и  дело  будет  требоваться  специфическая
информация, вызванная из памяти. Какой фильм может  заинтересовать  предмет
вашего обожания? Какие фильмы вам рекомендовали? Сколько  денег  вы  можете
потратить?  В  какие  кинотеатры  проще  всего  попасть?  Далеко   ли   они
расположены от вашего дома или от центра города? Как туда добраться? Пешком
пли на автобусе? Где назначить место свидания? Как одеться? И т. д.
    Разумеется, это только начало  вашего  романа,  и  вам  предоставляется
возможность строить в воображении дальнейшее  развитие  событии  и  находить
умственные (и иные) стратегии, которые  могут  быть  реализованы  для  того,
чтобы привести вас к успеху,
    Этот  очень  простои  пример  позволяет  понять,  насколько  необходима
долговременная память для дальнейших попыток мышления. Совершенно ясно,  что
в большинстве случаев она играет чрезвычайно  важную  роль  в  поиске  новых
решений тех или иных проблем.

 o Негативная роль памяти.
    Существуют, однако, случаи, когда  долговременная  память  не  помогает
найти решение проблемы, а, наоборот, затрудняет его нахождение. Так  бывает,
в частности, тогда, когда какие-то предвзятые идеи о  назначении  предметов,
образе действий того или иного человека  или  о  том,  как  может  произойти
какое-то событие, мешают нам  увидеть  все  это  по-иному,  нежели  в  свете
бывшей у нас до сих пор информации.
      Такая функциональная ригидность проявляется, например, когда нам нужно
закрутить  винт,  а  отвертки  нет,  и  нам  даже  не  приходит   в   голову
воспользоваться лежащим на столе ножом. Тот  же  механизм  действует,  когда
приходится иметь дело  с  изменениями  терминологии,  единиц  измерения  или
денежной системы. Трудности, которые возникают  у  многих  жителей  Северной
Америки при переходе от английских мер к метрическим или у французов,  когда
они рассчитывают цену покупки в «новых франках» (тогда  как  старых  франков
не существует, по крайней мере, официально, уже  более  30  лет),-  вот  два
очевидных примера функциональной ригидности.


4. Мышление и речь


    Преимущество человека перед другими животными  состоит,  прежде  всего,
его чрезвычайно высокой способности к мышлению. Однако эта способность,  так
же как и лежащие в  ее  основе  восприятие  и  память  были  бы  значительно
слабее, если бы у человека одновременно с этими процессами  не  выработалось
орудие, служащее их продолжением и дополнением, - речь.
    С точки зрения Брунера, речь-это необходимое  условие  развития  мысли.
Еще  до  него  Выготский  (1934)  подчеркивал,  что  развитие   мышления   в
значительной степени определяется «речевыми орудиями ума». Пиаже,  напротив,
полагает,  что  речь-это  всего  лишь  одна  из  символических  активностей,
формирующаяся в общем русле развития познавательных способностей  ребенка  и
дающая ему возможность «документировать» достигнутые успехи.
    Как бы то ни было,  совершенно  очевидно,  что  речь-это  действительно
важное  средство,  к  которому  мы  прибегаем,  когда  нам   нужно   разумно
аргументировать свое отношение к разным  жизненным  проблемам.  Однако  надо
сказать, что это лишь второстепенная функция речи. Только немногие люди  (и,
может быть, это к лучшему) занимаются одним тем, что логически мыслят,  а  с
помощью речи лишь выдают результат своих  размышлений.  Для  большинства  же
речь - в основном способ передавать информацию,  размышлять  над  жизненными
явлениями и внутренними состояниями  или  просто  получать  удовольствие  от
разговора.
    Таким образом, речь-это средство общения, необходимое, прежде всего для
вовлечения субъекта в социальную среду. Именно  благодаря  речи  формируются
первые связи между матерью и ребенком,  устанавливаются  основы  социального
поведения в группе детей, и, наконец, именно через речь и  язык,  культурные
традиции в значительной степени влияют на наш образ мыслей и действий.


II. Речь



1. Общение и язык


    У большинства  животных  существуют  сигналы,  с  помощью  которых  они
обижаются. Птицы поднимают крик в случае опасности,  и  у  них  ecть  особые
песни,  с  помощью  которых  они  подзывают   и   распознают   потенциальных
партнеров, когда для этого приходит время. Пчелы  в  своих  ульях  исполняют
особые танцы, благодаря которым, как выяснили этологи, они  сообщают  другим
пчелам о направлении и расстоянии до источника нектара. У некоторых  стадных
обезьян существует более 20 сигналов с вполне определенным значением.  Когда
опасность грозит с воздуха, эти обезьяны издают одни крики, а когда с земли-
другие. Каждый из этих сигналов имеет значение для выживания группы.
    Однако во всех этих случаях сигналы лишь запускают какие-то  врожденные
поведенческие реакции. Иными словами, они связаны  с  конкретной  ситуацией,
на которую животные из сообщества реагируют более или  менее  «механически».
Такого рода сигналы есть и у человека:  очевидными  примерами  служат  крики
боли или непроизвольные восклицания, предупреждающие об опасности.
    Человеческая речь отличается от средств общения  других  животных  тем,
что она позволяет передать представление также и  о  том,  чего  в  наличной
ситуации нет.  Поэтому  с  помощью  речи  можно  рассказывать  не  только  о
текущих, но и о прошлых или будущих событиях, даже если они не имеют  ничего
общего с собственным опытом говорящего.
    Однако главное, что ставит человеческую речь выше всех  прочих  средств
общения, - это способность ребенка уже в очень раннем  возрасте  понимать  и
конструировать из нескольких десятков звуков  родного  языка  неограниченное
количество речевых сигналов, которые в большинстве случаев ребенок ранее  не
произносил и не слышал и которые будут  иметь  для  него  и  для  окружающих
определенное значение.
    Необходимым условием такой лингвистической компетенции  служит  неявное
(имплицитное) знание закономерностей языка, до сих пор представляющее  собой
загадку для специалистов.
    Эти закономерности касаются трех основных сторон речи:  фонологии,  или
знания звуков языка; синтаксиса,  или  понимания  взаимосвязи  и  комбинаций
между словами, из которых  построена  фраза,  и  семантики,  т.е.  понимания
значения слов и фраз.
    Задача психолингвистики состоит в том, чтобы понять, каким  образом  на
основе этих  трех  типов  закономерностей  язык  усваивается,  понимается  и
воспроизводится людьми. Что же  касается  специалистов  в  области  языковой
психологии, то их больше интересует, каким образом человек более  или  менее
эффективно общается на своем языке. Знания в этой  области  подсказывают,  в
частности, как можно помочь преодолеть трудности, возникающие  при  изучении
языка у отдельных лиц или при разработке методов обучения.
    В 70-х годах несколькими группами американских  ученых  был  разработан
еще один путь изучения языковой коммуникации.  Речь  идет  о  многочисленных
опытах, поставленных на высших обезьянах; в  этих  опытах  ставилась  задача
выяснить, в какой степени и каким образом можно научить этих наших  «близких
родственников»  языку,  сходному  с  человеческим.   Возможности   оказались
ограниченными, однако эти попытки обогатили наши знания о формировании  речи
и  позволили  лучше   понять,   почему   ребенок   так   легко   приобретает
лингвистическую компетентность.


2. Теории развития речи

    Существует множество теорий, объясняющих развитие речи.  Как  и  другие
концепции, касающиеся поведения, они расходятся, в частности,  в  вопросе  о
том, является ли речь чисто человеческим приобретением, и если да, то  можно
ли  считать  ее  структуры  универсальными  и  наследственными  или  же  это
приобретенные структуры, различные в разных  культурах.  С  другой  стороны,
многие споры связаны с тем, зависит ли развитие речи от  развития  мышления,
или, напротив, речь служит основой для развития познавательных функций.


 o Теории научения
    Уотсон представляет себе тесную связь между речью и мышлением.  По  его
мнению, ребенок научается говорить методом обусловливания,  и  приобретаемые
им  лингвистические  поведенческие  реакции  постепенно  интериоризуются   и
формируют «внутренний диалог», который и есть мышление.
    Ранние   бихевиористы  не  сомневались  в   том,   что   речь   всецело
определяется  той  средой,  в  которую  помещен  ребенок.   Coгласно   таким
представлениям, ребенок усваивает родной язык просто путем  последовательных
приближений под давлением социальной среды,  в  которой  за  одними  звуками
следует подкрепление, а за другими - нет.
    Однако, если  подобные  механизмы,  по-видимому,  действительно  играют
некоторую роль в первые месяцы обучения языку,  все  же  трудно  представить
себе,  чтобы  именно  на  их  основе  вырабатывалось  все   то   бесконечное
разнообразие фраз, которое человек конструирует и произносит в течение  всей
жизни.
    Другие сторонники  бихевиористского  подхода  особо  подчеркивают  роль
подражания речи родителей; тем  самым  они  принижают  значение  социального
подкрепления и  активного  вмешательства  окружающей  среды  в  формировании
лингвистических  поведенческих  реакций.  Такие  механизмы,  может  быть,  и
позволяют объяснить появление  у  человека  каких-то  речевых  оборотов  или
характерного  местного  говора  у  людей,  живущих  в  разных  областях,  но
говорящих на одном языке. Однако если бы подражание действительно  лежало  в
основе  усвоения  языка,   то   речь   ребенка   точно   воспроизводила   бы
грамматически правильную (по крайней мере, в теории) «родительскую  модель».
На самом же деле это совсем не так. Чаще всего  ребенок  сначала  произносит
какие-то  оригинальные  и  часто  неправильные  фразы,  но  затем   он   сам
корректирует их с грамматической точки зрения независимо от  того,  что  ему
навязывают родители.

 o Преформистские теории
    Современные  психолингвисты,  например   Хомский,   отмечают,   что   у
большинства языков базовая  структура  сходна.  Так,  в  каждом  предложении
имеются подлежащее, сказуемое и дополнения, из  этого  следует,  что  каждый
язык - это лишь один, свойственный данной культуре вариант  базовой  модели,
общей для всех людей.
    Таким образом, по  мнению  преформистов,  существует  некая  структура,
наследственно  заложенная  в  мозгу.  Именно   она   определяет   врожденную
способность каждого человека видоизменять значение или  смысл  любой  данной
фразы,  а  также  строить  неограниченное  число  осмысленный  высказываний.
Значит, именно эта врожденная лингвистическая компетентность лежит в  основе
развития познавательных и интеллектуальных процессов у ребенка.
    Ясно,  что  эта  преформистская  теория   диаметрально   противоположна
бихевиористическим концепциям,  а  во  многом  и  конструктивистской  теории
Пиаже.
    Действительно,  даже,  несмотря  на   то,   что   преформисты   отводят
определенную роль среде, с  которой  должен  взаимодействовать  ребенок  для
развития  своего  потенциала,   приоритет   все-таки   отдается   врожденным
структурам, благодаря которым ребенок уже  в  очень  раннем  возрасте  может
усваивать грамматические правила, свойственные его родному языку.
  Ленненберг, кроме того, отмечает, что  критический  период  для  усвоения
основ языка во всех культурах одинаков и соответствует возрасту от  полутора
до трех лет. Известны случаи, когда родители истязали своих детей и  держали
их в шкафах или в замурованных комната; такие дети  в  дальнейшем  с  трудом
обучались говорить, и чем позже их освобождали (а порой  это  происходило  в
возрасте 11-13 лет), тем больше у них  были  затруднения.  Даже  если  такие
дети научались языку, их речь была лишена гибкости  и  всецело  определялась
выученными правилами.

 o Релятивистские теории
    В  результате  наблюдений,  осуществленных  в  различных   общественных
группах, такие теоретики, как Сапир, выдвинули концепцию,  согласно  которой
язык можно рассматривать только в контексте той или иной культуры. При  этом
каждой культуре свойственна определенная языковая структура, которая  служит
своею рода матрицей для мышления ее представителей.
    По мнению Уорфа, можно даже утверждать, что само наше  восприятие,  или
наша картина мира, зависит от языка. Например, у эскимосов существует  много
различных слов для обозначения  разных  видов  снега,  и,  значит,  их  дети
должны более четко воспринимать его формы. С  другой  стороны,  у  одной  из
народностей Новой Гвинеи существует только два слова  для  обозначения  всех
цветов (мили - темный,  мола  -  светлый),  и  поэтому  восприятие  цветовою
спектра у них якобы сужено.
    Более поздние  исследования,  однако,  показали,  что  даже  при  такой
ограниченности цветового словаря  люди  способны  различать  и  распознавать
разные оттенки среди  предъявляемых  образцов.  Точно  так  же  каждый,  кто
занимается зимними видами спорта, быстро научается различать рыхлый снег  от
липкого или обледеневшего  (либо  с  какими-то  промежуточными  свойствами),
хотя у него и нет  для  этого  специальных  слов,  как  в  языке  эскимосов.
Представитель   преформистского   направления   Леннеберг,    чьи    взгляды
противоположны  релятивистским  концепциям,  считает,  что  различия   между
языками затрагивают только их поверхностную структуру и что в  каждом  языке
такая  структура   адаптирован   к   специфическим   нуждам   представителей
соответствующей культуры.
    Как бы то ни было, язык-это  основа  общения,  и  представители  разных
народов  по-разному  вспоминают  и  рассказывают  о  происходивших  с   ними
событиях. Француз реагирует на те же явления не так, как англичанин, и  даже
не так, как житель Квебека, говорящий на французском языке.
    В той степени, в  которой  культура  определяет  понятия  (а  носителем
понятий является язык),  можно  полагать,  что  способ  выражения  мыслей  в
значительный степени от этой культуры зависит.
    С точки зрения Выготского (1966) и советских психологов, язык по  своей
сути - это социальный продукт, который постепенно  интериоризуется  ребенком
и становится главным  «организатором»  его  поведения  и  таких  когнитивных
процессов, как восприятие, память, решение задач или принятие решений

 o Конструктивистская теория
    Согласно концепции  Пиаже, развитие языка  не  отличается  от  развития
восприятия или памяти,  ни  даже  от  развития  мыслительных  процессов  (в
противоположность взглядам преформистов).
    Наследуется лишь деятельность интеллекта, а познание  мира,  в  котором
язык  служит  лишь  одним  из   способов   отображения,   формируется   при
взаимодействии ребенка со средой. Сам по себе, как уже говорилось, язык при
этом не играет никакой роли в развитии мышления и интеллекта.
    Подобная точка зрения, если не  доводить  ее  до  крайности,  позволяет
согласовать основные положения других концепций, и поэтому ее  сегодня,  по-
видимому, разделяют очень многие психологи.

    Перед тем как закончить эту главу, надо  рассмотреть  еще  один  важный
вопрос. Ясно, что  большинство  людей  воспринимают  одни  и  те  же  вещи,
сохраняют в памяти очень  большой  объем  информации,  могут  формулировать
множество понятий и решать встающие перед  ними  проблемы.  Кроме  того,  у
людей есть достаточно развитый  язык,  позволяющий  передавать  друг  другу
важные сведения.
    Однако,  при  всем  этом  сходстве  есть  и  количественные   различия.
Некоторые люди воспринимают  не  так  быстро,  запоминают  хуже,  с  большим
трудом организуют мышление или  обладают  более  бедным  словарным  запасом.
Другие же, напротив, запоминают без  каких-либо  усилий,  легко  приобретают
множество понятий, быстро решают встающие перед  ними  проблемы  и  обладают
богатым и  разнообразны  языком.  Кто-то  может  легко  решать  практические
проблемы, но не  способен  правильно  сформулировать  абстрактное  суждение;
напротив, у многих  представителей  «интеллектуальной  элиты»  часто  бывает
наоборот. Порой за красивыми словами может скрываться  совершенно  никчемная
и неоформленная мысль, а многие творческие разработки, потребовавшие  от  их
авторов высокого уровня мышления, лишь с трудом описываются словами.
    Все это зависит от уровня интеллекта человека, т. е. от его способности
осуществлять ту или другую (или каждую) из упоминавшихся функций, лежащих  в
основе адаптации к окружающему миру.
    Кроме того, есть люди, которые всегда могут в чрезвычайно короткий срок
найти «нужное» решение проблемы.  Другие  же,  напротив,  дают  чаще  всего
оригинальные  решения,  порой  даже  противоположные  тому,   что   ожидают
окружающие.



                                 Литература



1. Готфруа, Жо «Что такое психология?», изд. Москва, 1996 год

2. «Общая психология», изд. Москва, 1995 год

3. Аткинсон, Вильям «Сила мысли; Память и уход за ней»,  изд.  Москва,  1996
   год

-----------------------

                                  ЖИВОТНОЕ


                                    ПТИЦА


                                    РЫБА


                                   МЛЕКО-
                                  ПИТАЮЩЕЕ


                                  Канарейка


                                   Воробей




смотреть на рефераты похожие на "Память, мышление и общение"