Психология

Регистрация паранормальных явлений


§ 1. Общее положение

На  страницах  различного  рода  периодических  сейчас   публикуется   много
сообщений о пси-явлениях, но их дискуссионный  характер  остается  таким  же
острым, как много лет тому назад, по-прежнему  придерживаются  самых  разных
взглядов: одни  отзываются  резко  отрицательно  о  самой  возможности  пси-
явлений и паранормальных  способностей  у  людей,  другие  же  считают,  что
наступило время для серьезного  изучения  пси-явлений  и  людей,  обладающих
экстрасенсорными способностями.
В то же время четко оформилось биофизическое  направление,  считающее  своей
главной   задачей   всесторонние   исследования   физических   полей   живых
организмов, в том числе экстрасенсов-операторов,  на  основе  которых  могут
быть  объяснены  необычные  способности  людей,   в   частности   мануальная
диагностика  и   лечение.   Рассмотрим   подробнее   каждое   из   указанных
направлений.


Телекинез, психокинез, левитация

В  печати  сообщается  о  способности  некоторых  людей   к   телекинезу   и
психокинезу. Один из известных экстрасенсов - экспериментаторов — В.  Авдеев
способен взглядом вращать  стрелку  компаса  и  передвигать  и  вращать  сам
компас. Академик Ю. Б. Кобзарев, радиофизик по специальности,  участвовавший
в проведении опытов, подтверждает, что В.  Авдеев  может  воздействовать  на
стрелку компаса, находясь от  него  на  расстоянии  более  метра.  В  другой
статье  рассказывается,  что  В.  Авдеев  дистанционно  передвигает   легкие
предметы — сигареты, спички, банку из-под кофе, пробирки,  приближая  к  ним
лишь только тыльные стороны рук, а  испытуемая  Н.  С.  Кулагина  перемещала
спички,  сигареты,  накрытые   стеклянным   колпаком,   исключавшим   всякое
подозрение  на  контакт  предметов  с   руками   или   какие-либо   элементы
трюкачества (426,427).
Автор статьи (426) сообщает далее о возможности  обучения  телекинезу  через
передачу энергии от экстрасенса  к  другому  человеку  и  о  важном  выводе,
сделанном  большой  группой  экспериментаторов  —   физиков   Ленинградского
института  точной  механики  и  оптики   (ЛИТМО)   и   Московского   высшего
технического училища (МВТУ им. Баумана), о  том,  что  „...общая  физическая
модель телекинеза  требует  уточнения,  однако  сам  его  факт  не  вызывает
сомнения" (426).
Уже многократно перед различными  специалистами  была  показана  способность
всемирно известного экстрасенса Н. С.  Кулагиной  к  телекинезу  (408,  416,
426, 428-431). Явления телекинеза, проводимого Н.  С.  Кулагиной,  наблюдали
известные ученые-физики — академик Р. В. Хохлов, профессора  Ф.  В.  Бункин,
Я. М. Терлецкий, С. П. Капица,  а  также  академики  Ю.  В.  Гуляев,  Ю.  Б.
Кобзарев и ученые институтов Ленинграда  (ЛИТМО)  и  Москвы  (МВТУ).  Ученые
отметили,  что  при  телекинезе   генерируются   сильные   импульсные   поля
электромагнитного   происхождения   и    акустические    сигналы    (щелчки)
длительностью в десятые—сотые доли секунды. Ленинградские  ученые-физики  во
главе с ректором ЛИТМО профессором Г. Н. Дульиевым, проводя  эксперименты  с
Н. С. Кулагиной, установили, что она способна на  расстоянии  воздействовать
на весы, и даже в том случае, если они закрыты экраном из стекла,  и,  кроме
того, может рассеивать лазерное излучение  некоторых  длин  волн,  создавать
импульсы магнитного  поля  (408).  Сообщается  также,  что  Н.  С.  Кулагина
способна рукой вызвать ожог кожи, засвечивать  пленку  в  светонепроницаемых
конвертах, изменять состав разных жидкостей в  закрытых  сосудах  (431).  Во
время опытов с Н. С. Кулагиной  установлено  образование  мощных  физических
полей,  повышение  проводимости  воздуха  вокруг  кистей   рук,   оптическое
свечение кожи рук, а через нее впрыскивание заряженных  капелек,  образующих
в воздухе аэрозольный туман, несущий заряд до 7—10 Кл.
В периодической печати сообщается о других лицах, способных к телекинезу,  —
москвичке  А.  М.  Виноградовой  (432),  ленинградке  М.  Кузьменко   (433).
Приводятся сведения о способности некоторых людей  к  левитации  —  созданию
условий, при которых происходит удержание предметов (или тела) в  воздухе  с
помощью биосилового поля, подобно тому как это было описано вышг в опытах  с
Б. В. Ермолаевым, Н. С. Кулагиной, Э. Д. Шевчик.
Так, например, в одной из статей (431) рассказано, что  инженер  и  врач  Е.
Рогожин, педагог И. Дехтярь способны, не прикасаясь  к  пластмассовому  мячу
для игры в настольный теннис, поднять его с поверхности стола  и  удерживать
в воздухе в течение всего периода, во  время  которого  происходит  фиксация
этого явления на  фото-  и/или  кинопленку.  В  другом  газетном  сообщении,
опубликованном  недавно,  приведены  сведения  о  психокинезе  —  дистантном
воздействии экстрасенса на  микрокалориметр,  с  помощью  которого  измеряют
выделение  небольших  количеств  тепла  (430).  Если   экстрасенс   мысленно
представлял себе микрокалориметр, находящийся в огне,  то  указанный  прибор
отмечал это  „...изменением  температуры,  причем  даже  с  10-километрового
расстояния".
Блестящий  пример  телекинеза,  который   подтверждает   предложенную   нами
гипотезу биогравитации, недавно был приведен на страницах центральных  газет
(523, 524). Шестиклассница Инга  Казаченко,  живущая  в  г.  Гродно  (УССР),
обладает феноменальной  способностью:  ее  руки  притягивают  к  себе  любые
предметы — книги, тюбики с зубной пастой,  пластмассовые  ручки,  карандаши,
портмоне,   связку   ключей   и   другие   предметы   (кроме    стеклянных).
Корреспонденты, побывавшие в семье, сообщают, что „умение воздействовать  на
предметы не покидает девочку ни на минуту" (524). Вот как проходил  один  из
экспериментов. „Отец девочки, Анатолий  Александрович,  приставил  к  ладони
Инги дно большой алюминиевой сковороды, и она оказалась притянутой  к  руке.
Затем он поднес к  сковороде  одну  за  другой  две  килограммовые  гантели,
которые со звоном прилипли к днищу. Затем добавил туда  же  трехсотграммовый
молоток. Общий вес предметов, „повисших" над полом  вопреки  всем  законам,—
около четырех килограммов" (524).  При  воздействии  рук  девочки  на  людей
последние ощущают легкое покалывание, тепло, у  них  поднимаются  волосы  на
затылке,  они  чувствуют  изменение  положения  тела.  Все  это   несомненно
свидетельствует о биогравитационном  воздействии  рук  девочки  на  предметы
(стеклянные предметы она сможет держать при  определенном  навыке).  Следует
отметить, что известный парапсихолог Л. Л. Васильев скептически относился  к
возможной роли гравитации 220
в пси-явлениях (525), но, как приведено выше (часть  третья),  накапливается
все большее число фактов, подтверждающих эту гипотезу, и  пример  телекинеза
под влиянием рук Инги Казаченко один из наиболее наглядных.
Полтергейст
Этот термин дословно переводится с немецкого языка  как  „шумящий  дух".  Он
обозначает явление, близкое к психокинезу, но другой природы,  связанное  со
спонтанным  перемещением,  полетом,  движением  разных  предметов  домашнего
обихода. Во время этого явления  отмечаются  шумы,  стуки,  самопроизвольное
открывание дверей, водопроводных  кранов,  нарушение  работы  электробытовой
аппаратуры — радиоприемников, телевизоров, электросчетчиков,  холодильников,
появление воды, надписей на стенах, изменение температуры, а в ряде  случаев
перемещение большой по весу мебели (шкафы,  диваны,  холодильники,  стулья).
Документально  зафиксированные  учеными  случаи  полтергейста   неоднократно
отмечались  в  различных  городах   и   областях   нашей   страны   (Москва,
Подмосковье, Кемерово, Сыктывкар, Горький, Минская область  и  т.  д.).  Это
вызвало  повышенный  интерес  ученых  к  полтергейсту  (435)   и   появление
различных гипотез, объясняющих его механизмы  (436-443).  Авторы  предлагают
рассматривать полтергейст как явление, связанное с системой глюонных  цепей,
с  ультразвуковыми  колебаниями,  плазменными   образованиями,   изменениями
геомагнитного поля Земли и другими причинами.
Вот как описывают очевидцы некоторые случаи полтергейста. В деревянном  доме
под г. Клином в деревне  Никитское  в  семье  Рощиных  наблюдались  странные
явления —  падал  сервант,  в  окна  вылетали  предметы  домашнего  обихода,
выбивало электрические  предохранители  из  электросети  (443).  Аналогичное
явление отмечалось в деревне Слободе (Смолевический р-н Минской  обл.),  где
в    доме    Г.    Е.    Клима-шонка    происходили    следующие    события:
„...самопроизвольное движение различных предметов, находящихся  в  квартире:
вывинчиваются  предохранительные  пробки  из  электросчетчика,  сбрасываются
постельные принадлежности, переворачивается  „вверх  ногами"  стол,  падает,
при этом не разбиваясь, трельяж, открываются окна, через  которые  на  улицу
вылетают подушки, одеяла, матраци иные вещи"  (444).  Отмечается  интересная
особенность: несмотря  на  интенсивные  движения  и  перемещения  хрупких  и
стеклянных  предметов  (зеркальный  трельяж,  стеклянные  банки,   цветочные
горшки), они не разбиваются, а многочисленные выброшенные  через  дверь  или
окно предметы не переворачиваются с содержимым, а аккуратно ставятся на  пол
или землю. Так, соседка В. А. Андриевская рассказывает  о  происшедшем  даже
такое: „Стоим мы с Надеждой Ивановной (хозяйка дома. —А. Д.),
221
к примеру, во дворе возле дома,  разговариваем.  Вдруг  сзади  на  цементную
дорожку опускается сковорода с блинами, накрытая тарелкой, кастрюля с  супом
и чайник. Мгновение назад вся  посуда  вместе  с  содержимым  находилась  на
газовой плите. Подошли к двери на веранду, а оттуда вылетает табурет,  вслед
за ним кочан капусты и три ложки..."
Один  из  случаев  полтергейста  произошел  в  Москве  в  общежитии  молодых
строителей  (445,  446).   Авторы   этих   корреспонденции   сообщают,   что
проживавшие в одной комнате  три  молодые  девушки  (18—  20  лет)  отметили
сильные стуки, перемещение и исчезновение домашних вещей, продолжавшиеся  на
протяжении нескольких недель. В одной  из  статей  сказано,  что  „невидимка
отвечал  девочкам  установленными  ударами,  за  что  и   получил   прозвище
Барабашка... мог отвесить кому-нибудь  подзатыльник,  спрятать  тапочки  или
среди ночи поднять невообразимый шум. Правда, и помогал  хозяйкам  квартиры,
готовил  к  завтраку  бутерброды,  включал,  когда  надо,  в  розетку  утюг,
сообщал, когда на кухне кипел чайник..." (445).
Автор этой  статьи  указывает,  что  наиболее  убедительным  ему  показалось
объяснение этого явления, приводимое  заведующим  лабораторией  психотроники
Отдела теоретических проблем АН СССР Т. В. Исакова. По его мнению, в  основе
спонтанного полтергейста лежит особое психофизическое состояние,  близкое  к
самогипнозу,  для  чего  требуются  „...особые  условия   —   геофизические,
космофизические  или  социальные,  способные  заставить  человека  выполнять
действия неосознанно, но в оптимальном режиме". Сообщается, что  аналогичные
явления происходили в одной из квартир г. Горького (447):  „...вдруг  начали
сами собой падать шкафы, на глазах у  изумленных  жильцов  с  необыкновенной
быстротой начали „убегать" вперед стенные часы, а  на  полу  невеСть  откуда
появляются  лужи  воды..."  В  статье  приводится  мнение  академика  Ю.  Б.
Кобзарева, высказанное  по  этому  поводу:  „Хотя  такого  рода  явления  не
укладываются в  рамки  наших  представлений  о  мире  и  нам  неизвестен  их
механизм, мы не должны просто отмахиваться от них... К сожалению,  и  многие
физики не верят  в  явления  бесспорные  и  экспериментально  подтвержденные
только потому, что их пока нельзя объяснить".
Шрогения
Одновременно с явлениями полтергейста отмечено еще одно  аномальное  явление
— пнрогения — спонтанное самовозгорание предметов (443, 448—450).  В  первых
трех статьях рассказывается о юм, что в г. Енакиеве (УССР) в  семье  шахтера
К.,  состоящей  из  жены   и   13-летнего   сына   Саши,,   „...повзрывадись
электролампочки  по  всей  квартире...   взорвалась   открытая   бутылка   с
уксусом... подпрыгивает
и  падает  трехстворчатый.  шкаф,  переворачивается  вверх  дном  стиральная
машина™. В добавление к этому в  квартире  самопроизвольно  возникло  девять
пожаров: загорелось войлочное покрытие на  полу,  вспыхнула  обивка  входной
двери, загорелись  клеенка  на  балконе,  розетки,  стул,  газеты...  Семья,
спасаясь  от  пожара,  переехалак  родственникам   —   родителям   жены,   и
самопроизвольные возгорания  вещей  (ковры,  мебель,  бумага)  я  там  вновь
продолжались. Отец мальчика отметил, что завсе  время  произошло  около  100
случаев возгорания.
Анализ происшедшего показывает, что причины возгорания предметов  связаны  с
13-летним Сашей: в  школе  у  него  вспыхнул  дневник,  обуглились  тетради,
горели его рубашки, джинсовые  штаны,  книжки,  а  при  его  обследовании  в
детской клинической больнице отмечено возгорание одежды  соседа  по  палате.
При появлении Саши К. у  двоюродной  сестры  загорелась  ее  меховая  шубка,
шарфики шапка. Девочка вспоминает  так  о  случившемся:  „В  другой  раз  он
переоделся у нас. Снял школьные форменные брюки, повесил их на стул,  и  они
как  вспыхнут!"  (448).  Роль  детей  в  пубертатном  возрасте  для  случаев
пирогении  является  известным  фактом.  Отмечается  в  одном   из   случаев
пирогении, что „самовозгорание происходит в присутствии людей и  чаще  всего
(но не обязательно) девочки одиннадцати лет" (443).
По  мнению  ученых,  исследовавших  это  явление,  возможную   роль   играет
„раскондентркровавшаяся"  шаровая  молния,   поглощение   вещества   которой
окружающими предметами приводит  к  их  возгоранию  (449);  важное  значение
имеют  также  особые   спонтанные   состояния   участников   „полтергейста",
возникающие под воздействием внешних физических и  психофизических  факторов
различной  природы  (450).  Как  уже  отмечалось,  явления  полтергейста   и
пирогении весьма распространены. Так, председатель  комиссии  по  аномальным
явлениям член-корреспондент АН СССР профессор В. С.  Троицкий  сообщил,  что
„...явления, подобные енакиевскому, не так  давно  были  зарегистрированы  в
деревне Слободе Смолевического  района  Минской  области  (1982-1983  гг.),в
деревне Никитской под г. Клином (1986-1987 гг.), а также в Енакиеве ".



§ 1. Нейропсихический статус экстрасенсов и пси-явления
В прошлом неоднократно предпринимались попытки  составить  представление  об
особенностях личности экстрасенсов,  но  в  общем  они  не  дали  каких-либо
однозначных  результатов:  люди  были  разного  возраста  и  пола,   разного
нервного типа и т. д. (481). Однако следует отметить, что  такие  уникальные
способности, как ясновидение, предвидение, интроскопия и  некоторые  другие,
появляются чаще  всего  у  людей,  перенесших  черепно-мозговые  травмы  или
чрезвычайно стрессовые ситуации, клиническую смерть и т. д.

Если схематически представить  исследования  парапсихологических  свойств  у
людей в виде  Гаусовой  кривой  (рис.  17),  то  можно  отметить  следующее.
Указанную  кривую  нормального  распределения  признаков  и  свойств   можно
разделить на три части (А, В, С),
В средней из них (часть  В)  психология  исследует  психические  особенности
обычных людей, т. е. тех лиц,  которых  большинство  и  психика  которых  не
имеет видимых отклонений, указывающих  на  аномальность  или  на  выраженную
экстрасенсорную  способность,  хотя  всегда  имеется   чрезвычайно   большая
вариабильность любых функциональных параметров и свойств (482,483).
В боковых частях кривой (А и  С)  психологи  имеют  дело  с  изучением  лиц,
относящихся к представителям двух крайних  психических  полярностей  —  ярко
выраженной экстрасенсорики, с одной стороны, и различной степени  умственной
отсталости (дебильность, олигофрения и т. д.)  —  с  другой.  Соответственно
этому  лица,  относящиеся  к   части   А,   изучаются   парапсихологами,   а
принадлежащие  к  части  С  исследуются  психопатологами  и   дефектологами.
Необходимо отметить, что пси-явления встречаются во всех частях (А,  В,  С),
но с разной частотой и с различной степенью выраженности. Наиболее сильно  и
с   широким   диапазоном   проявляются   экстрасенсорные    способности    у
представителей части А.  В  части  В  наиболее  частыми  бывают  такие  пси-
явления, как предвидение во сне, телепатическая родственная  связь  (мать  —
ребенок),  передача  мыслей  во  время  атональных  состояний  кого-либо  из
близких родственников, экстрасенсорное лечение и другие явления. В  части  С
у  лиц  с  нарушением  психики  пси-явления  большей  частью  наблюдаются  в
скрытой, неявной форме: предвидения юродивых  людей,  образные  „видения"  у
кликуш.   Но   поскольку   психические   нарушения   у   людей   чрезвычайно
многообразны, это предопределяет и большое разнообразие у  них  пси-явлений.
Последнее хорошо иллюстрируется исследованиями  по  изучению  пси-явлений  у
левшей и у больных с очаговыми поражениями головного мозга (484^489).
В основу своей работы указанные исследователи положили принцип  симметрии  —
важный  методологический  принцип  в   изучении   сознания   человека.   Они
сконцентрировали свое внимание на так называемой  функциональной  асимметрии
человека,  под  которой  понимается  широкая   совокупность   функциональных
проявлений в нервно-психической  и  физиологической  деятельности  человека:
взаимодействие в совместной работе правой  и  левой  частей  парных  органов
тела человека (глаза,  уши,  руки,  ноги,  гемисферы  мозга)  и  организация
различных функций в пространстве и во времени  (487,  с.  124).  Изучавшиеся
признаки асимметрии  подразделялись  на  три  основные  группы  —  моторные,
сенсорные  и  психические.  В   результате   проведенной   работы   авторами
предложена важная гипотеза, „...согласно которой  функциональная  асимметрия
полушарий  выражает  собой  особую   пространственно-временную   организацию
работы целого мозга... что именно пространств енно-вре-232

[pic]



Парапсихология
Психология
Патопсихология  Состояние психики
Рис. 17. Структурное единство психологии как науки. Пояснения в тексте
менная  организация  составляет  наиболее   фундаментальную   характеристику
целостной   нервно-психической   деятельности   человека"   (488,   с.   3).
Принципиальное положение ученых состоит  в  том,  что  парная  работа  мозга
осуществляется в настоящем времени так, что правое  полушарие  опирается  на
прошлое, а левое — на будущее время.
В  предыдущей  работе  по  изучению  психопатологической  симптоматики   при
поражении правого и левого  полушарий  мозга  (486)  было  отмечено,  что  у
некоторых леворуких  больных  проявление  нервно-психических  нарушений  при
поражении правого или левого полушарий мозга  совпадает  с  праворукими.  Но
вместе с тем  у  левшей  с  очаговым  поражением  мозга  выявлены  различные
нарушения нервно-психической деятельности, иные, чгм у правшей, — среди  них
отмечаются  исключительные  феномены,   не   встречающиеся   среди   правшей
(485,492). Летальный анализ клинических  случаев,  проведенный  профессорами
Н. Н. Братиной и Т. А. Доброхотовой, показал, что  левшам  в  норме,  а  при
патологии  в  особенности  присуща  иная,   чем   у   правшей,   организация
чувственного восприятия и познания, а также  иная  пространственно-временная
организация психической деятельности  мозга.  Они  выражают  это  в  краткой
форме так: „Психические явления левшей в патологии подчас не укладываются  в
традиционные представления  о  мыслимых  пределах  психических  возможностей
человека в норме и патологии" (487, с. 134).
Ученые приводят описание таких  исключительных  феноменов,  с  которыми  они
встретились в  процессе  изучения  больных:  зеркальные  формы  деятельности
(чтение, письмо, движение, рисование, восприятие,  представление),  феномены
обратной последовательности устной и  письменной  речи,  феномен  расширения
пространства  видения  и  феномен  предвосхищения.  Мы   остановимся   более
подробно именно на последних феноменах, поскольку они полностью относятся  к
парапсихологии.
Авторы исследования отмечают, что эти феномены редкие и наблюдаются  у  3—5%
больных.  Феномен  расширения  пространства  видения  описывается  ими   как
возникший пароксизмалыю (внезапно) и быстро  исчезающий,  а  вне  пароксизма
больные не способны к подобным восприятиям. Суть  феномена  состоит  в  том,
что на мгновение приступа больные  становятся  будто  способными  воспринять
(чаще они говорят „увидеть") то, что находится  за  пределами  охватываемого
зрением пространства. Больные этого типа  часто  испытывают  также  ощущение
„уже виденного" по отношению к ситуации, которую видят впервые.
Второй исключительный феномен — предвосхищения  —  заключается  в  том,  что
„...больные испытывают на короткое мгновение припадка  еще  ощущение,  будто
видят и слышат  то,  чего  еще  нет,  а  состоит»  ся  в  ближайшем  будущем
(выделено мной.  —  А.  Д.)  ...Согласно  этому  ощущению,  левша  в  момент
приступа будто способен  с  помощью  органов  чувств  воспринять  и  события
будущего  времени"   (485,   с.   135).   Авторы   работы   указывают,   что
исключительные феномены „..лриво-дят в замешательство  врача,  представляясь
необъяснимыми (с. 103)**. Но, по их мнению, феномен  предвосхищения  сравним
с   психическим   явлением,   называемым   „антиципацией"   —   способностью
предугадывать   грядущую   опасность   на   основе   некоторых    признаков,
появляющихся в ходе обычно протекающей динамической  ситуации  (488).  Между
тем из приведенных данных видно, что врачи-клиницисты в  своей  деятельности
встретились  со  случаями,  давно  и  широко  известными  в  парапсихологии,
связанными с видением событий прошедшего и  будущего  времени  (см.  гл.  3,
табл. 4).
Как уже указывалось выше, в рассматриваемой работе Н. Н. Бра-гиной и  Т.  А.
Доброхотовой у левшей была выявлена также иная, чем у  правшей,  организация
чувственного  познания.  Описаны  исключительные  феномены  так  называемого
кожно-оптического  чувства   (дерма-видение)   :   „Прикасаясь   к   объекту
определенной частью кожи (пальцев, ладоней и т. д.), больные  читают  (здесь
и  далее  выделено  мной.  —  А.  Д)  текст,  определяют  цвета,  раскрывают
содержание картинок..." Одна из больных  с  помощью  осязания  различала  не
только зрительные, но и  вкусовые  стимулы:  отличала  соленое  от  сладкого
(487,  с.  130).  Здесь  уместно  отметить,  что   феномен   исключительного
дермавидения, которым обладала экстрасенс Р. Кулешова, был тщательно  изучен
и подтвержден биофизиками еще в 1965 году (490) .
В  заключение  авторы  исследования  приходят   к   выводу   о   расхождении
доминантности левого полушария у левшей в ряде  обеспечиваемых  ими  функций
(речь, движения, действия и т. д.) , и, как следствие этого,  предполагается
иное, чем у правшей, функционирование полушарий мозга во  времени.  Поэтому,
как они пишут, „...правомерно думать, 234
что  иной  временной  организации  парной  работы  полушарий  мозга   левшей
сопутствует  и  другой,  чем  у  правшей,  способ  становления   психических
процессов во времени и пространстве'* (485, с. 144).
Таким  образом,  на  основании  этой  исключительной  по  своей   значимости
совместной работы клиницистов  —  психиатра  и  невропатолога  —  впервые  в
мировой науке на основе принципа  симметрии  приведена  в  стройную  систему
парная работа полушарий мозга  человека  с  использованием  пространственно-
временных  представлений.   Проведенное   исследование   очень   ценно   для
экстрасенсорики по  целому  ряду  причин.  Прежде  всего  в  нем  на  строго
документированном материале четко показано  наличие  у  пациентов  таких  же
феноменов, которые давно  известны  в  парапсихологии.  Кроме  того,  авторы
своими исследованиями подтверждают давно высказанное нами положение  о  том,
что пси-явления (ясновидение, ретровидение, предвидение и др.)  представляют
собой  психические   пространственно-временные   явления,   происходящие   в
результате особой деятельности мозга (см.  гл.  3).  Очень  ценным  является
также и то, что в своем исследовании авторы  выявляют  очаговую  локализацию
изменений в работе мозга в ходе изучения исключительных феноменов и  ведущую
роль левпвства в них, детально • описывая психологический  и  функциональный
статус людей с такими проявлениями. Данная  работа  не  только  подтверждает
реальность исключительных феноменов, но и вскрывает их глубинные механизмы.
§ 2. Возможные механизмы телепатической связи
Вопросы информационного взаимодействия биологических систем  рассматриваются
с разных позиций в работах  многих  отечественных  ученых  (378,410,461,479,
491-495, 497).
Наиболее   обстоятельные   теоретико-экспериментальные   исследования   были
выполнены  по  обоснованию   биоэлектромагнитных   гипотез   экстрасенсорных
явлений, в частности телепатии, ясновидения  и  др.  Однако  многие  ведущие
ученые — психологи и психофизиологи — выражают  сомнение  по  этому  поводу:
„Некоторые парапсихологи неправомерно считают, что изучаемые ими  явления  —
это  обычные  физические  явления,  которые  можно   объяснить   с   помощью
электромагнитного излучения" (497). Но исследования в этом плане  проводятся
многими учеными.
Основываясь на результатах своих  исследований  и  используя  методы  теории
информации, доктор технических наук, профессор И. М. Коган (378) приходит  к
принципиальному выводу, что „...факты телепатической передачи информации  на
небольшие расстояния могут иметь место благодаря полю биотоков  в  диапазоне
сверхдлинных волн порядка сотен километров". Вместе с тем он  отмечает,  что
если учесть
235
волноводный  характер   распространения   таких   волн   (между   Землей   и
ионосферой), то появляется возможность для дальней телепатической связи.  По
его мнению, характерной особенностью телепатических  экспериментов  является
„...малое количество возможных исходов, т. е. высокая априорная  вероятность
передаваемой информации", и большое время  приема  телепатических  сигналов,
что  „...приводит  к  малой  величине  необходимой  пропускной   способности
системы передачи и приема телепатической информации".
Теоретические  выводы  и  расчеты  подкрепляются  результатами   проведенных
экспериментов   по   дальней   телепатической   связи.   В   серии    опытов
Москва—Новосибирск,  Ленинград-Москва,  Москва-Томск  (4000  км),  Москва—г.
Кудымкар—с. Каменка (Пермская область)  передавались  образы  предметов.  Во
всех случаях полученные результаты по восприятию  предметов  были  высокими.
Основные  выводы  автора  следующие:  1)  реально   наблюдавшаяся   скорость
передачи биоинформации весьма невелика и лежит в  пределах  примерно  0,005-
0,2 бит/с; 2)  реально  осуществленная  скорость  передачи  биоинформации  с
увеличением расстояния в общем уменьшается; 3) при  передаче  телепатической
информации  перцепиентом  логические  понятия  типа  названия  предмета   не
воспринимаются.   Как   правило,   воспринимаются   качественные   признаки,
вызывающие ощущения (форма, цвет, твердость и т. п.), указания  к  характеру
действия  (направление  поиска  и  т.  п.),  эмоции;  4)   наиболее   четкое
восприятие телепатической информации происходит в  течение  коротких  (до  1
мин) промежутков времени (378, с. 120-121).
Поддержку биоэлектромагнитной гипотезы телепатической связи  можно  найти  в
вышеприведенной работе академика В. М. Глушкова  (478).  Он  указывает,  что
если согласованно управлять  амплитудой,  фазой  "и  частотой  биологических
источников (нервных  клеток),  то  можно  получить  направленные  излучения,
переносящие энергию на большие расстояния. Он  исходит  из  того,  как  было
отмечено выше, что „...главнейшее отличие живой материи от  неживой  состоит
именно в ее особой структуризации  и  наличии  управления...",  которое  при
определенных условиях  „...может  обеспечить  своеобразную  настройку  живых
тканей на направленное излучение  и  направленный  прием  колебаний  (прежде
всего  электромагнитной  и  акустической  природы)  ".  Кроме  того,   автор
указывает, что  принимать  слабые  сигналы  можно  на  основе  осуществления
фазовых сдвигов колебаний, принятых отдельными элементами биосистемы, а  для
проверки гипотезы необходимы  тонкие  исследования  структуры  распределения
амплитуд и фаз колебаний, излучаемых живыми тканями.
Как показывают исследования профессора А. В. Чернетцкого,  биоинформационное
взаимодействие  между  изолированными  живыми  системами  можно   построить,
исходя  из  биоплазменных  представлений  и  связи  организма  с  физическим
вакуумом (119). По его теории, ко-236
лебания  биоплазмы  в  энергетических  центрах  и  акупунктурных  меридианах
(каналах) приводят к  поляризации  физического  вакуума  и  к  возникновению
электромагнитных   волн    с    продольной    распространению    компонентой
электрического поля, обладающей специфическими  особенностями,  в  частности
высокой  проникающей  способностью,  отрицательной  проводимостью  в  среде,
большой величиной  показателя  преломления,  с  длиной  волны,  составляющей
десятки сантиметров. Через  энергетические  центры  (чакры)  и  биологически
активные  точки  возможно  поступление  энергии  физического  вакуума.   Как
отмечает профессор А. В. Чернетцкий, именно плазменно-вакуумный подход  дает
возможность  понять  основы  формирования  излучений  живых   организмов   и
особенности их биополей.
Другие  исследователи   считают,   что   объяснение   телепатии   и   других
информационных, энергетических явлений в парапсихологии возможно  на  основе
образования и излучения электромагнитных  солитонов  (118,  121),  лептонно-
электромагнитных  представлений  (33,  84)  или  способности   биологических
объектов создавать безэнергетические продольные волны  4-х  потенциала  поля
(114). Авторы  последней  работы  подчеркивают,  что  биологические  системы
удовлетворяют основным требованиям  безэнергетической  передачи  информации,
поскольку  у  них  имеются   активные   передающие   и   приемные   системы,
затрачивающие  энергию.  Из  приводимых  выше  исследований   следует,   что
отрицательное мнение, высказанное в Большой Советской  Энциклопедии  в  1967
г.  по  поводу  сущности  парапсихологии,  по-видимому,  будет  изменено   в
ближайшем будущем. В  этом  издании  говорилось:  „До  сего  времени  многие
ученые сомневаются в  правомерности  отнесения  парапсихологии  к  категории
научных дисциплин. Скептицизм основан на том, что явления парапсихологии  не
удается объяснить в рамках современной  науки"  (499).  Экспериментальные  и
теоретические  исследования  отечественных  и  зарубежных  ученых  дают  все
основания  надеяться,  что  сложные  вопросы  парапсихологии  будут   вскоре
объяснены именно с позиций современной науки.
В третьем издании БСЭ ученые-психологи  говорят  уже  о  пси-явлениях  более
утвердительно:  „Таким   образом,   в   том,   что   объединяется   понятием
„парапсихология", нужно различать, с одной  стороны,  мнимые,  рекламируемые
мистиками и шарлатанами „сверхъестественные" феномены, а с  другой  стороны,
явления реально  существующие,  но  еще  не  получившие  удовлетворительного
научного психологического и физического объяснения... некоторые из них,  по-
видимому, действительно имеют место" (497). Как  видно  из  цитаты,  учеными
уже сделан  большой  шаг  в  признании  реальности  некоторых  парапсихологи
ческих явлений. Правда,  они  делают  оговорку:  „Причиной  недоверия  также
является то, что парапсихологические явления невоспроизводимы, т. е. они  не
отвечают  требованиям,  предъявляемым  к  достоверности   научных   фактов".
Однако, как можно было видеть из материалов,
237
приведенных выше  (ч,  IV,  гл.  1,  2),  все  исследования,  проведенные  е
экстрасенсами  высококвалифицированными  учеными  различных  специальностей,
были  получены  в  условиях  многократного  повторения  исключительных  пси-
явлений  и  феноменов  в  строго   контролируемых   лабораторных   условиях:
левитация  и  телекинез  предметов,   засветка   фотопленки,   дистанционное
воздействие на изолированные органы  животных,  отклонение  лазерного  луча,
лечебные и диагностические способности и др.
Здесь следует остановиться еще раз на одном принципиально важном  вопросе  —
связи пси-явлений с бессознательным, — который кратко  был  рассмотрен  выше
(ч. I, гл. 5). Уже  там  подчеркивалась  важная  роль  бессознательного  для
понимания проблем парапсихологии. Такие сложные явления,  как  реинкарнация,
спонтанная   телепатия,   информационно-энергетическое   поле,    астральная
проекция   и   ряд   других,   теснейшим   образом   связаны   с    понятием
бессознательного.   Экспериментальный   опыт   работы    с    экстрасенсами,
исключительными  феноменами,  показывает,  что  многое  из  того,  что   они
показывают,  они  делают  бессознательно.  Выше  мы  акцентировали  на  этом
внимание,  приводя  слова  экстрасенсов,  что  производимые   ими   феномены
получаются   сами   собой,   под   влиянием   неосознаваемого    внутреннего
необъяснимого чувства.
Если признать справедливым тесную связь пси-явлений  с  бессознательным,  то
необходимо  признать  также  основополагающие  положения,  необходимые   для
изучения этой области психики (500). Авторы этой принципиальной  работы  при
изучении  бессознательного  предлагают  отказаться  от   требований   точной
воспроизводимости любого  явления,  от  жесткого  требования  разделения  на
субъект  и  объект  в  процессе  познания  и  от  признания   онтологической
реальностью только того,  что  может  быть  воспринято  через  приборы.  Они
обосновывают свои предложения тем, тго при изучении человека  важными  могут
быть и однократные исключительные  проявления,  а  сам  человек  может  быть
приемником особого рода и обнаруживать  реальности,  скрытые  от  физических
приборов. Несомненно, что продвижение в новые области знания  парапсихологии
и бессознательного может произойти  только  при  смене  действующей  научной
парадигмы, при революционном обновлении научных взглядов и идей  о  сущности
психики и ее законах.

§ 4. Биологическое поле
Понятие о биополе является одним из самых широко  используемых  в  настоящее
время и одним из самых дискуссионных. Науке предстоит решить  принципиальный
вопрос: имеется или не имеется у человека (и  других  живых  систем)  особое
биологическое поле, качественно отличное от других известных в физике  видов
полей. Бурные дискуссии на эту тему  в  статьях  и  на  страницах  газет  не
привели   пока   к   какому-либо   конкретному   заключению.   Исследователи
разделились  на  несколько  основных  групп.  Одни   считают,   что   новых,
неизвестных науке полей в живом организме не существует.  Так,  академик  Ю.
В.  Гуляев  категорично  заявил  в  одном  из   интервью:   „Давайте   сразу
договоримся — не употреблять термин  „биополе".  Мистических  биополей  нет,
есть реальные физические поля биологических объектов" (475). Им совместно  с
доктором физико-математических наук Э. Э. Годиком
у экстрасенсов были изучены электрические, магнитные поля и  различные  виды
излучений   —   инфракрасное,   радиотепловое,   оптическое,   акустическое,
изменения химического состава среды, окружающей человека (412,413,476).
Другие ученые  считают  иначе.  Например,  академик  Ю.  Б.  Кобзарев  прямо
указывает:  „Физическая  реальность  существования  биополя   подтверждается
рядом косвенных физических экспериментов, а также  субъективными  ощущениями
экспериментаторов" (477).
Вместе с тем профессор И.  М.  Коган  (378,  с.  124),  говоря  о  различных
аспектах   „сверхчувственных"   явлений,   отмечает:   „Их   объединяет    с
биоинформацией  то  обстоятельство,  что,  являясь   „дистанционными",   они
происходят в „полях" живых организмов. Поэтому исследование и изучение  этих
полей — биополей  —  является  актуальной  задачей  широких  масштабов".  Из
вышеприведенного видно, насколько диаметрально противоположных точек  зрения
на природу биологического поля придерживаются ученые.
Другие ученые полагают, что если телепатия и телекинез надежно  установлены,
то  их  можно   объяснить   с   помощью   известных   физических   полей   и
закономерностей  их  действия.  Например,  академик  В.  М.  Глушков  (478),
рассматривая особенности физических полей биологических объектов,  отмечает,
что „...особенности полей, создаваемых биосистемами,  следует  искать  не  в
особой их физической природе, а  в  особой  структурной  организации  полей,
хорошо известных физикам (прежде  всего  электромагнитных)".  Далее  он  так
поясняет свою мысль: „Как  и  всякое  материальное  тело,  любая  биосистема
способна создавать в окружающем пространстве поля той  или  иной  физической
природы. Нас в первую очередь  будут  интересовать  здесь  переменные  поля,
возникающие  в  результате  наложения  друг  на  друга  колебаний,   которые
индуцируются большим числом источников (нейронов, белковых молекул и т.  п.)
...Если  же  согласованно  управлять  амплитудой,  фазой  (а   возможно,   и
частотой)  всех  источников,  то  в  принципе  можно  получить  направленные
излучения, переносящие  энергию  на  большие  расстояния  без  существенного
затухания (принцип  фазированной  антенной  решетки)...  Указанными  (хорошо
известными  в  технике)  феноменами  можно  в  принципе   объяснить   многие
загадочные явления парапсихологического характера,  разумеется,  только  те,
которые имеют место в природе, а не являются плодом воображения".
По  мнению  ученых,   экстрасенсорные   способности   людей   указывают   на
специфичность биологического поля у них.  Комментируя  лечебное  воздействие
врача-экстрасенса Н. С. Златкина (479), академик  Ю.  Б.  Кобзарев  отмечает
важность  лечебного  воздействия  полей,  окружающих  врачей,  на   организм
больного — статических и  медленно  меняющихся  электрических  и  магнитных,
быстрых  пульсаций  этих  полей,  электромагнитных  волн  различных  частот,
импульсных  выбросов  быст-родвигающихся   частиц,   несущих   электрические
заряды. Очень важно замечание академика Ю. Б. Кобзарева, что  „...сила  этих
полей зависит от состояния организма, она  может  существенно  меняться  нод
влиянием  внешних  воздействий  или  даже  в  результате  волевого   усилия"
(выделено  мной. — А. Д.).    Как  видно  из   сказанного,  академик  Ю.  Б.
Кобзарев  использует  понятие  биополя,  вкладывая   в   него   определенный
физический  смысл,  и  поясняет:  „...возможно,  что   врачевание   биополем
происходит не только и даже не столько за счет теплового воздействия,  а  за
счет какого-либо другого физического компонента поля врачевателя"  (479,  с.
7).  Это  замечание  академика  Ю.  Б.  Коб-зарева  существенно,  ибо,   как
показывают исследования биополя экстрасенсов, в его структуре  есть  особые,
присущие только ему компоненты. Так,  предварительный  опыт,  проведенный  в
СССР  американским  ученым  Д.  Хикманом,  сотрудником   Института   скрытых
возможностей  человека  (Сан-^анциско,  США),  по  изучению  экстрасенсорных
возможностей Е. Ю. Давиташвили, показал, что в  •излучении  ее  рук,  помимо
электромагнитной радиации, есть я необъяснимые сипы (428). Опыт  •состоял  в
засветке кусков цветной пленки (чувствительность 200  ед.),  находившихся  в
черных  светонепроницаемых  конвертах.  Е.  Давиташвили  держала  их   между
ладонями 25—50 с и возвращала экспериментатору.  Изучение  пленки  показало,
что засветка ее была своеобразной: в  центре  кадра  находится  яркое  белое
пятно,  а  вокруг  него  расходятся  красные  и  голубые  пятнышки,   иногда
отмечалась и сплошная засветка кусков  пленки.  По  мнению  доктора  физико-
математических наук  Э.  Э.  Годика,  засветка  пленки  связана  с  тепловым
воздействием рук, а академик Ю. В.  Гуляев,  как  пишет  автор  статьи,  „не
исключает при этом рентгеновского  излучения"  (выделено  мной.  —  А,  Д.).
Опыты,  выполненные  доктором  медицинских  наук,   профессором   Читинского
медицинского института Б. И. Кузником совместно  с  Е.  Ю.  Давиташвили,  по
изучению  биополевого  воздействия  на  эритроциты  и  изолированное  сердце
кролика были очень  важными  (40).  Они  показали,  что  Е.  Ю.  Давиташвили
способна вызывать сокращение остановленного изолированного сердца  животного
и  определять  различие  эритроцитов  больного   н  здорового  человека.  На
основании  опытов  профессор  В.  М.  Кузник  предполагает,  что   „...есть,
очевидно, такое излучение, о котором мы  не  знаем  и  можем  о  нем  только
догадываться".
Исследования  биополевого  воздействия  другого  исключительного   по   силе
феномена — Ф. Д. Конюховой, из белорусской деревни Пилыпи-чи, проведенные  в
Институте радиотехники и радиоэлектроники АН СССР, во  ВНИ  и  испытательном
институте  медицинской  техники  Минздрава  СССР,  на  кафедре  госпитальной
хирургии Университета дружбы  народов,  показали  изменения,  происшедшие  в
электромагнитном   спектре   воды   (обычная   водопроводная,   минеральная,
родниковая) после бесконтактного воздействия рук экстрасенса  (457,  с.  3).
До воздействия  во  всех  образцах  воды  была  зарегистрирована  одинаковая
частота излучения — 20 килогерц, а после  обработки  —  соответственно  170,
242
190 и 230 килогерц, и при этом отмечалось изменение энергии  межмолекулярных
взаимодействий и структурных особенностей воды,  а  также  биологическая  ее
активация   —   она   приобретала   противовирусные   свойства.    Изучение,
предпринятое  профессором  Б.  М.  Степановым,  показало,   что   в   момент
экстрасенсорного воздействия изменяются физические поля около кистей рук  Ф.
Д.   Конюховой,   увеличивается    интенсивность    оптического    излучения
биологически актив--иых зон ее кожного покрова и, как  говорится  в  статье,
„...ее энергия пробивала любой материал.  Больные  ощущали  ее  даже  сквозь
бетонную толщу". Эритроциты донорской крови после экстрасенсорной  обработки
ампулы были живыми на восьмой день, а  в  контрольной  (без  обработки)  они
были мертвыми.
Известный ученый, вице президент  Всемирной  ассоциации  народной  медицины,
доктор  медицинских   наук,   профессор   Ф.   Н.   Ромашов,   исследовавший
удивительные особенности биополя Ф.  Д.  Конюховой,  считает,  что  „...руки
Федоры  Даниловны  вызывают  активизацию  обменных  процессов  в  организме,
стимулируют специфические и  неспецифические  формы  иммунитета".  Говоря  о
способностях Ф. Д.  Кояю-ховой,  ученый  поясняет,  что  они  „...проявление
тончайших энергий, не учтенных в химических  и  физических  школах.  И  беда
наша  заключается  в  том,  что  неизвестное  явление  мы  пытаемся  изучать
известными способами познания" (457).
Очень интересно мнение  доктора  технических  наук,  специалиста  по  теории
информации профессора И. М. Когана, посвятившего многие годы  изучению  пси-
явлений.  В  своем  интервью  о  проблемах  парапсихологии   он   специально
остановился  на  вопросе  о  биологическом  поле  (424)   и   отметил,   что
представления о биополе очень широкие — от научных до  чисто  спекулятивных,
причем  „...некоторые  оппоненты   стараются   навязать   мысль   о   чем-то
необыкновенном. Биологическое поле — поле, создаваемое живым  организмом.  И
ничего больше". Далее И. М. Коган так развивает свою идею: „Биополе  состоит
из множества элементов,  которые  можно  и  нужно  изучать  обычными  (а  не
„потусторонними") физическими методами. Но есть нюанс. Во-первых,  возможно,
что сложный живой организм создает поля, современной  физике  неизвестные...
Во-вторых, элементы могут  взаимодействовать  и  в  результате  обнаруживать
новые свойства". Его  мнение  разделяет  профессор-лесовод  И.  С.  Марченко
(480), изучающий био-аогические поля древесных растений. Исходное  положение
его теории биополя состоит в том, что  „...существует  еще  и  биологическая
форма  движения  материи,  которую  должен  реализовать  свой   материальный
носитель". А структуру этого поля он представляет так: „...поле живого  есть
интеграция физических —  известных,  а  возможно,  и  неизвестных  —  полей"
(480).  Следует   сказать,   что   здесь   вопрос   о   биологическом   поле
рассматривается главным образом с позиций экстрасенсорики., ибо известно  из
экспериментов, что пси-явления проявляются
243
у  экстрасенсов  только  в  особых  состояниях  и  в  этом  случае  их  поля
значительно отличаются от полей обычных, людей и от их же собственного  поля
в обычном состоянии.
Необходимо  отметить,  что  вопрос  о  биополе  тесным  образом   связан   с
пониманием  сущности   фундаментальных   уровней   структурной   организации
материи. Естественно, наш анализ не претендует на исчерпывающую  полноту,  а
лишь схематически показывает возможные  пути  решения  проблемы  и  отражает
взгляды и гипотезы лишь небольшого ряда ученых,  связанных  с  исследованием
пси-явлений.  Подчеркивая  важность  проблемы,  философ  и  психолог,  член-
корреспондент   АН   СССР   А.   Г.   Спиркин   отмечает    следующее:    „В
мировоззренческом плане здесь вырисовывается более богатое  представление  о
материи и  формах  ее  проявления...  В  общетеоретическом  плане  мы  здесь
сталкиваемся  с   неким   новым   связующим   звеном   между   психическими,
биологическими и физическими процессами, со своеобразной  психобиофизической
реальностью" (477,с. 104).
Определение    материи   как   „...объективной  реальности,   которая   дана
человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется,  отображается
нашими ощущениями, существуя независимо от  них",  существенно  развилось  и
обогатилось новым содержанием з^а последние десятилетия.  Наука  подтвердила
правоту идеи о многообразии форм материи: открыты  различные  корпускулярные
виды  материи  (мезоны,   барионы,   летоны),   полевые   формы,   резонансы
(резонансные   частицы),   представляющие      собой      коротко    живущие
возбужденные    состояния  сильнодействующих   частиц   (адронов),   открыты
„виртуальные" частицы физического вакуума. В Большой Советской  Энциклопедии
в статье о материи (503) указывается: „В мире может  существовать  множество
других, неизвестных еще нам видов материи с необычными  свойствами,  но  все
они элементы  объективной  реальности,  существующей  независимо  от  нашего
сознания"   (выделено   мной. — А. Д.). Но вся острота  проблем  пси-явлений
и парапсихологии в целом состоит именно в том, что, исходя  из  имеющихся  к
настоящему времени твердоустановленных фактов, следует  признать,  что  есть
виды    (или    формы)    материи,    зависящие    от    сознания,    мысли.
Энергоинформационный  дуализм  представляет  собой  не  просто   философское
умозрительное  понятие,  а  становится   объективной   реальностью,   данной
человеку  в  ощущениях,   так   же   как   дуализм   волны   и   частицы   в
электромагнетизме или как связаны материя и энергия в знаменитой формуле  А.
Эйнштейна. Мысль материальна, но это  материя  особого  рода  —  психическая
материя, и задача современной науки  состоит  в  ее  глубоком  познании  как
единицы психики человека, его сознания.
Анализируя  проблему  фундаментального   уровня   материи   и   многообразия
структурной организации, философ А. К. Манеев (504) приходит к  выводу,  что
основной и глубинной  причиной  их  возникновения  является  вечно  наличная
субстанция — „синтетическая реальность по-244
левого типа, у которой нет границ  в  пространстве".  Возникшие  образования
автор рассматривает с позиций субстратов и носителей  свойств.  Он  отмечает
следующее: „Применительно к живым организмам  их  телесная  подсистема  есть
носитель жизни и психики, а  субстратом  последних  является  невещественная
материальная  формация  —  биополе...  Биополе,  как  непрерывная  формация,
пронизывает весь организм,  обеспечивая  высшую  ступень  целостности  живых
систем и отправление в  них  нефизиологических,  информационно-отражательных
биопсифункций" (выделено мной. — А. Д.).
Автор этой работы один из первых среди философов  понял  гносеологическую  и
онтологическую  важность  понятия  биополя   для   науки,   четко   вычленил
информационную и  субстратно-полевую  природу  биосистем  и  вьюел  на  этой
основе ряд принципиально важных положений. Он  считает,  что  „...на  основе
признания  биополя  представляется  возможным  более   глубокое   постижение
сущности мышления", и добавляет далее:  „...и  эпигенетическая,  т.  е.  вся
приобретаемая организмом, информация  также  фиксируется  в  его  биополевом
субстрате как своего рода дополнение к  генетической  информации"  (505,  с.
120,124).
Высказано  предположение,  что  биополе   представляет   собой   не   только
совокупность известных физических полей, а различного рода физические  поля,
имеющие новые, ранее неизвестные свойства. Так, одна  группа  исследователей
выдвигает концепцию о том,  что  биополе  представляет  собой  разновидность
силового поля, основанного на  гшаз-менно-вакуумном  подходе  к  био  эле  к
тронным   явлениям:   образуются   электромагнитные   волны   с   продольной
распространению   компонентой   электрического   поля,    формирующейся    в
энергетических центрах  и  каналах  акупунктурной  системы  человека  (409).
Кроме того, в энергетике  биоэлектронных  процессов  предлагается  учитывать
тепловые и акустические биофононы  и  биофотоны,  которые  образуют  биополе
человека (506, 507), и микролептонные квантовые  оболочки,  окружающие  тело
человека (410,461).
Углубленный  анализ   биологического   поля   экстрасенса   провели   ученые
Ленинградского института точной механики  и  оптики  (ЛИТМО)  и  Московского
высшего технического училища им, Н. Э. Баумана  (МВТУ).  Ученые  разработали
большую программу исследований изменений свойств биополя Н. С. Кулагиной  во
время проведения ею телекинеза  —  перемещение  легких,  весом  в  несколько
граммов, металлических и диэлектрических предметов (414) *.

В  этих  тщательно  поставленных  экспериментах   не   только   четко   было
подтверждено и исследовано явление телекинеза (в  ряде  опытов  перемещались
предметы,  окруженные  металлическим  сетчатым  экраном),  но  и  измерялись
магнитные, акустические эффекты и взаимодействие поля  оператора-экстрасенса
с лучом лазера. Установлены факты дистанционного  воздействия  оператора  на
магнитную стрелку компаса  и  образование  во  время  телекинеза  импульсных
магнитных полей с величиной магнитной индукции в 27 •  10"*  Тл,  импульсных
акустических полей длительностью 10~2—10~5 с  и  амплитудой  в  70—  90  дБ.
Кроме  того,  изучалось  распространение  излучения   в   зоне   воздействия
оператора на предмет: среда в области между  руками  оператора  и  предметом
зондировалась лазерным излучением (длина волны 0,63; 1,15; 3,39; 10,6  мкм).
Было зарегистрировано уверенное ослабление излучения с длиной волны  в  10,6
мкм при заполнении газовой кюветы воздухом, азотом  и  углекислым  газом,  а
при воздействии на  откаченную  (не  заполненную  газом)  кювету  ослабления
излучения не наблюдалось.
Конечно,  вопрос  о  биополе  экстрасенса  и  его  изменениях  н   характере
возникающих излучений  во  время  пси-явлений  еще  очень  далек  от  своего
разрешения,  но  уже  сейчас  ясно,  что  наряду  с  традиционно  изучаемыми
физическими  полями  и  излучениями  (весь  электромагнитный   диапазон)   у
экстрасенса во время исключительных феноменов имеются еще и неизвестные,  но
весьма существенные энергосиловые компоненты  биополя.  Например,  сообщено,
что  известная  оператор-экстрасенс  кандидат  педагогических  наук  А.   М.
Виноградова может бесконтактно перемещать предметы из  различных  материалов
весом в десятки  граммов  (508).  После  того  как  она  „зарядит"  предметы
излучением своего биополя, их  может  дистантно  передвигать  любой  обычный
человек. Но самое интересное состоит еще в том, что А.  М.  Виноградова  при
желании  может  противодействовать  своим  полем  попытке  другого  человека
сдвинуть  „заряженный"  ею  объект.  Кроме  того,  она  может   избирательно
передвигать объекты, находящиеся рядом, и, как  отмечено,  вызывать  поворот
плоскости поляризации поляроида примерно на 5°  (эксперимент  профессора  В.
М. Илюшина и кандидата физико-математических наук В. Г. Адаменко).
Таким образом,  из  всего  приведенного  выше  видно,  что  ученые,  проведя
многочисленные эксперименты с высокоодаренными  экстрасенсами,  убедились  в
реальности проявляемых ими феноменов и в их  исключительности:  дистанционно
мысленным усилием перемещать легкие  предметы,  детально  восстанавливать  в
памяти  события  прошлого  в  жизни  любого  человека,  описывать   грядущие
события,  отклонять  лазерный   луч   или   уменьшать   его   интенсивность,
засвечивать фотопленку руками или лобными долями головы,  воздействовать  на
электрическую активность рыб, на изолированное сердце  животного,  считывать
пальцами рук полную информацию о предмете и т, д. Учитывая 246
реальность таких пси-явлений,  как  полтергейст,  пирогения,  психометрия  и
др.,  ученые  пришли  к  выводу  о   необходимости   проведения   дальнейших
исследований  в  этой  области.  Очень  хорошо  сказал  об  этом  математик,
изучающий проблему бессознательного, профессор В.  В.  Налимов  в  одной  из
своих бесед:  „...не  следует  бояться  таких  слов,  как  „парапсихология",
,,медитация", „экстрасенсы", ибо... это  только  слова,  обозначающие  слабо
исследованные явления" (423). Еще более категорично высказался  академик  В.
А.  Трапезников,  директор  Института  проблем  управления   (автоматики   и
телемеханики)  АН  СССР:  „Природа  этих  явлений  пока  не   известна,   но
отмахиваться от нее нельзя, не рискуя погубить науку" (452).
§ 5. Краткий анализ современных исследований пси-явлений за рубежом
Несмотря на то что парапсихология  на  Западен  Востоке  развивается  многие
десятилетия,  созданы  различные  общества  и  ассоциации,  изучающие   пси-
явления, а в ряде университетов и колледжей  введены  специально  лекционные
курсы и издается  очень  много  книг  и  журналов,  освещающих  все  аспекты
парапсихологии;  она  ,.„по-прежнему  продолжает   быть   предметом   острых
дискуссий и подвергается резкой критике со  стороны  научной  общественности
(391).
Одна  из  причин  негативного  отношения   к   парапсихологии   со   стороны
классических наук, имеющих свою теорию,  традиционные  мето-'  ды,  объекты,
состоит в ее мулыидисциплинарном характере исследований, т. е.  в  том,  что
она вторгается в  самые  различные  области  современного  естествознания  и
оперирует их понятиями,  привнося  в  них  необычный  смысл.  Парапсихология
активно вторгается в космогонию (идея семантической Вселенной,  космического
подобия  человека,  Великого  разума,  космического   сознания),   квантовую
механику и  физику  (использование  вероятностных  понятий,  теорий  скрытых
переменных, роли микро-  и  макроквактовых  явлений,  физического  вакуума),
медицину (нетрадиционные методы диагностики и лечения) и т. д.
Другой причиной скептического отношения большой части современных  ученых  к
парапсихологии является неправильный, исторически сложившийся взгляд на  нее
как на мистическую, оккультную науку, так как некоторые ее адепты  заявляют,
что парапсихология ничего общего  не  имеет  с  классической  наукой,  с  ее
принципами,  законами   и   будто   бы   пси-явления   имеют   нефизическую,
нематериальную природу и существуют вне  рамок  основополагающих  физических
законов сохранения. Кроме  того,  парапсихологам  „вменяется  в  вину",  что
более чем за 100  лет  своих  исследований  они  так  и  не  смогли  открыть
субстрат пси-явлений и не известен канал передачи воздействия и информации.
Такой критический взгляд  приводит  к  тому,  что  на  парапсихологию  вновь
взваливают  тяжелый  груз  прошедших  давних  времен,  периодов   повального
увлечения спиритизмом, мистикой и иррациональным и другими  трансцендентными
направлениями.   Именно   такая   противоречивая   и   зачастую   совершенно
неправильная интерпретация пси-явлений со стороны  людей  с  разным  уровнем
развития,  научной  и  философской  подготовки  создает  искаженную  картину
подлинной сущности парапсихологии, делая ее чуть ли не религией  современной
науки, основанной только на  вере,  наукой  о  душе,  уводящей  от  реальной
действительности,  и  мешая  ее   подлинному   становлению.   Парапсихология
встречает  сильное  сопротивление  со  стороны   психологов   и   философов,
поскольку признает  мысль  материализованной  сущностью,  способной  активно
взаимодействовать с  окружающей  средой,  влиять  на  качество  и  состояние
веществ и динамику процессов и выполнять сен-сомоторные функции.
Феномены  и  пси-явления  в  парапсихологии  настолько  необычны,   что   на
страницах многих научных зарубежных  журналов  они  отвергаются  просто  как
случаи обмана, ловкого  трюкачества  и  фокусничества,  проводимые  с  целью
получения денег у доверчивой публики (389, 390). Вот один из примеров  таких
необычных  феноменов.  Было  опубликовано  сообщение  об  экспериментах   по
изучению пси-явлений, проведенных в  Китайской  Народной  Республике  (509).
Авторы  изучали  способность  некоторых   лиц   проводить   дематериализацию
предметов и их перенос с места на место с помощью  мысленных  усилий  (теле-
портация): предмет, находящийся,  скажем,  на  столе,  исчезал  и  появлялся
через  некоторое  время  вновь  на  том  же  месте,  или  же  этот   предмет
переносился в  другое  место  по  желанию  экстрасенса.  Например,  предмет,
положенный в один из карманов костюма, оказывался в  другом  кармане  или  в
костюме другого лица, находящегося в этой же  самой  или  соседней  комнате,
причем никаких контактов между людьми нет, так как все  находятся  на  своих
заранее определенных местах. Обь-ективный  контроль  за  всем  происходившим
проводился   с   помощью   электронного   оборудования    (видеомагнитофоны,
рентгеновские установки, приемопередающие радио устройств а и т. д.).
Экспериментальные  исследования  указанных  пси-явлений  проводились  в   15
опытах по исчезновению и  появлению  вновь  радиопередатчика  с  независимым
электропитанием размером со спичечный коробок  (45X38X18  мм3),  работавшего
на частоте 91—193 мГц. Под мысленным воздействием экстрасенса он  исчезал  с
одного места комнаты (размером 9X5  м2)  и  появлялся  в  другом.  Как  было
сказано выше, все происходящее записывалось на видеомагнитофонах,  а  работа
радиопередатчика пеленговалась с помощью специальной  аппаратуры.  Во  время
опытов было отмечено  колебание  радиосигнала  в  переходный  период,  затем
полное исчезновение сигнала в момент телепортадии  и  ослабление  сигнала  в
момент появления радиопередатчика на прежнем месте. Частотный сдвиг  сигнала
во время перехода к исчезновению был очень малым, но  отмечалось  нагревание
объекта в период „переноса" и быстрое сни-248
жение потенциала питающей батареи по  сравнению  с  обычным  ее  состоянием.
Например, при нормальной работе радиопередатчика в  течение  5  ч  потенциал
батареи снижается с 4,5  до  2,1  В,  а  при  исчезновении  его  на  88  мин
потенциал снижался с 4,5 до ОД В. Время, необходимое,  чтобы  предмет  исчез
под воздействием экстрасенса, составляло от 1  до  56  мин,  а  длительность
самого времени отсуствия предмета колебалось от 24 с до 61 мин.
Исследователи  проводили  также  эксперименты  по  переносу  и  исчезновению
насекомых, часов и светочувствительных материалов (фотопленка,  фотобумага);
перенос осуществлялся из одного светонепроницаемого пакета в  другой.  Опыты
показали,  что  фотоматериалы  при   переносе   не   были   засвечены,   ход
механических часов не изменялся (время их отсутствия  -  30  мин  43  с),  а
электронные  отстали  на  7,5  мин  при  общей  длительности  опыта  9  мин.
Насекомые (плодовая мушка) после переноса и исчезновения  (11-73  мин)  были
живыми еще несколько дней. Авторы статьи воздерживаются от  объяснения  всех
наблюдаемых  явлений,  но  указывают,  что  перенос  не   был   механическим
переносом в трехмерном пространстве. Подобного рода примеров можно  привести
немало из научных и популярных журналов по парапсихологии.
Следует  сказать,  что  серьезных  и  вдумчивых  исследователей  в   области
парапсихологии скептицизм современных ученых не останавливает, поскольку  их
уверенность в своей правоте основана на реальных фактах, полученных  ими  на
протяжении  многих  лет  упорной   лабораторной   проверки   и   результатах
наблюдений пси-явлений в жизни. Все это  послужило  основанием  для  издания
глубоких, обобщающих монографий по теории и экспериментальным  исследованиям
в парапсихологии (381-383,509).
На страницах одного из самых авторитетных психологических журналов  в  мире,
.Доведение и науки о мозге"  (Принстон,  США),  в  1987  г.  было  проведено
открытое обсуждение вопросов  парапсихологии.  Основой  дискуссии  послужили
две большие обзорно-критические статьи (394, 511), которые  хорошо  знакомят
читателей с широким кругом важнейших проблем парапсихологии  и  серьезно  их
рассматривают. В этих статьях,  написанных  с  разных  позиций,  подробно  и
тщательно  излагаются  вопросы  реальности  пси-явлений,  доказательства  их
существования и обнаружения, методы и способы  изучения,  выбора  адекватной
статистики ч контроля, воспроизводимости экспериментов, источники  возможных
ошибок и т.д.
Обе статьи были заранее разосланы на отзыв пятидесяти ведущим ученым мира  -
философам,  психологам,  физикам,   математикам   и   Другим   специалистам,
занимающимся психологией и парапсихологией. Их развернутые ответы  приведены
в одном из номеров  журнала,  где  были  опубликованы  статьи  вышеуказанных
авторов. Этот открытый Форум, на котором  всесторонне  обсуждались  проблемы
парапсихоло-Ю Зак. 987

247
гаи, очень важен и плодотворен,  ибо  показывает  разные  взгляды  ученых  и
тенденции развития парапсихологии, ее точки роста и трудности.  Ниже  кратко
суммируются основные положения проведенной дискуссии.
Несмотря на то что парапсихология в своем длительном развитии  опиралась  на
изучение пси-явлений у отдельных одаренных  личностей  (в  каждое  время  их
называли по-разному: медиумы, психики, сенсити-вы,  феномены,  экстрасенсы),
тем не менее укреплялось желание исследовать обычных людей, не  отличавшихся
исключительными способностями, и проводить  эксперименты  в  лаборатории  на
стандартном  оборудовании  с  большим  контингентом  людей.  Такие   подходы
одобрялись, поскольку их проведение способствовало большей  доказательности,
расширяло  границы  применимости,  способствовало  накоплению  убедительного
статистического  материала.  Как  уже  отмечалось  выше  (ч.  III,  гл.  2),
критические замечания оппонентов были правильно восприняты  парапсихологами.
Их эксперименты стали выполняться на основе  современной  автоматизированной
техники и ЭВМ,  позволивших  проводить  необходимую  рандомизацию,  повысить
точность оценки  ответов,  ускорить  обработку  экспериментальных  данных  и
надежность  проведения  всего  опыта.   Однако   критические   замечания   и
требования  оппонентов  продолжались  даже  и  при  таком   высоком   уровне
проводимых исследований.
В  этом  отношении  особенно   показательными   были   три   фундаментальных
исследования пси-явлений: по изучению предвидения (512— 514), психокинеза  и
дальновидения (515, 516). В  опытах  X.  Шмидта  на  протяжении  почти  двух
десятилетий  изучалась  способность  людей  предвидеть  события   случайного
процесса — радиоактивного распада  элементов.  С  этой  целью  использовался
высокоскоростной генератор случайных событий, построенный  с  использованием
стронция-90 в качестве радиоактивного  источника.  Его  излучение  запускало
электронное устройство, которое в случайном порядке  включало  на  приборной
панели  перед  испытуемым  электрические  лампочки  четырех  цветов.  Задача
испытуемого состояла в том, чтобы указать, какого цвета лампочка  загорится,
для чего он заранее должен был  нажать  на  кнопку  соответствующего  цвета.
Если цвет нажатой кнопки соответствовал цвету загоревшейся лампочки, то  это
считалось „попаданием", а в противном случае попытка была неудачной.
В первом опыте с участием трех лиц общее число попыток составило  63  066  и
было отмечено 16  458  попаданий,  что  на  691,5  случаев  больше  среднего
случайного ожидания; при этом вероятность,  что  такой  результат  получится
случайно, равнялась 2-10~9. Во втором опыте из 20  тыс.  попыток  превышение
над  случайностью  было  на  401  попадание  больше,   что   соответствовало
случайному шансу с вероятностью 10~10. Эти и другие опыты  X.  Шмидта  вновь
подверглись критике, и  тогда  он,  учитывая  эти  замечания,  создал  новое
устройство 250
с генератором случайных событий,  в  котором  использовалась  ЭВМ  с  1  млн
операций в секунду, работающая по программам, алгоритм  которых  запускается
с помощью  определенных  кодовых  чисел,  зада-.ваемых  проверяющими  лицами
независимо от X. Шмидта (517).
Анализ всех 322 экспериментов, проведенных X. Шмидтом и его  последователями
с генераторами случайных событий с  1969  по  1984  г.,  включал  данные  30
исследователей (56 сообщений). Из них 71 опыт (21%)  был  на  уровне  5%-ной
значимости, комбинированная биноминальная вероятность  составляла  5,4-Ю"43,
а если исключить данные X. Шмидта и Р. Джана, то она была меньше 425-10"7.
Ученые лаборатории аномальных явлений Принстонского университета с  1979  г.
провели  исследования  по   большой   программе   изучения   экстрасенсорных
способностей  людей  (516).  Она  включала   в   себя   серии   оригинальных
экспериментов,  выполненных  на  высоком  научном   уровне:   с   оптическим
интерферометром Фабри—Перо, термисторным мостом,  упругим  тензодатчиком,  с
генераторами  случайных  событий,   механическим   прибором   для   изучения
психокинеза и т. д. Во всех экспериментах испытуемые должны были  попытаться
изменить данные опытов так, чтобы  они  отличались  от  нормального  дрейфа,
идущего   без   вмешательства   чзловека,   или    изменить    вероятностное
распределение событий по сравнению со стандартным.
Кроме того, эти ученые проводили эксперименты  по  дальновидению,  для  чего
один из участников опыта находился на большом  удалении  в  США  или  был  в
Европе,  а  перцепиент  находился  в  лаборатории  и  письменно  или   устно
обрисовывал обстановку, в  которой  находился  второй  участник.  Результаты
экспериментов были обработаны с помощью  оригинальных  методик  и  оказались
статистически значимыми. Вероятность случайного  „попадания"  равнялась  13-
Ю"11- В опытах по предвидению с генераторами случайных  событий  участвовало
47 операторов, было проведено 290 экспериментальных  серий  с  общим  числом
попыток в 2,5 млн раз. Во всех  опытах  получены  статистически  достоверные
результаты.
Выполненная программа является одним из самых  фундаментальных  исследований
в мире по подтверждению реальности экстрасенсорных  способностей  у  обычных
людей. На основе проведенных экспериментов ученые развивают  свою  концепцию
связи сознания человека с окружающей средой, где  под  сознанием  понимаются
все психофизиологические и психические  процессы  и  состояния  —  познание,
интуиция, инстинктивные действия, эмоции и т. д., а  единицей  обмена  любой
реальности является информация.
В последнее десятилетие был развит еще один оригинальный метод изучения пси-
явлений, так называемый метод общего поля (МОП) (518).  Он  состоит  в  том,
что у испытуемого создается на глазах гомогенное  зрительное  поле  за  счет
того, что глаза закрыты  пластмассовыми  полусферами  от  мяча  для  игры  в
настольный теннис с ватой по
10*
251
краям. Испытуемый находится в кресле или постели, лицо его освещается  белым
или красным светом, а через микрофоны  в  ушах  подается  приятное  звучание
музыки, что создает впечатление у испытуемого „погружения в  море  света"  и
вызывает состояние  расслабления.  В  соседней  комнате  индуктор  вскрывает
конверт, содержащий картину - мишень, смотрит  на  нее  в  течение  15  мин.
Затем испытуемому дают четыре картинки и просят указать соответствие  каждой
из них виденному в состоянии МОП. С момента введения  МОП  в  1974  г.  было
проведено 42 опубликованных эксперимента, в 19  из  которых  (45%)  получены
достоверные доказательства  дистанционной  передачи  информации  при  5%-ном
уровне значимости, а в 26 из 36 опытов (72%) результаты превышали  случайное
ожидание (519).
Все,  что  кратко  изложено  выше,   и   многие   другие   исследования   по
экстрасенсорике, на которых  мы  не  остановились,  подверглись  тщательному
критическому анализу на  страницах  журнала  „Поведение  и  науки  о  мозге"
(521). Открытое обсуждение  показало,  что  проведенные  парапсихологические
исследования до  сих  пор  не  внушают  доверия  оппонентам  и  вызывают  их
критические замечания. Критики стремятся показать, что в  парапсихологии  до
настоящего времени нет, во-первых,  безупречных  фактов,  на  которые  можно
опереться, во-вторых, ни особой методологии,  ни  принципов  и  законов  или
основополагающих понятий и, в-третьих, что пси-явления  рассматриваются  ими
просто как аномальные явления. По их мнению, лабораторные исследования  пси-
явлений показывают существование очень малых  пси-эффектов,  не  оказывающих
практически влияние на осуществление физиологических  функций,  реактивность
или  поведение  человека  в   обыденной   жизни.   А   некоторые   оппоненты
бездоказательно по-прежнему считают,  что  парапсихология  уводит  науку  от
реального мира в потусторонний, разрывая  на  части  дух  (психику)  и  тело
(сому).
Если внимательно изучить все возражения оппонентов  и  отбросить  совершенно
необоснованные  обвинения  парапсихологов  в  спиритизме  и   погружении   в
иррациональное   (постмортальные   явления,   предсмертные    состояния    и
трансцендентные явления), то в  конечном  итоге  становится  ясным,  что  на
сегодня  спор  между  сторонниками  и  противниками  парапсихологии  идет  о
следующем. Во-первых, остро стоит вопрос о  том,  что  является  действующим
агентом в пси-явлениях; во-вторых,  не  ясно,  откуда  берется  энергия  при
проявлении пси-феноменов и,  в-третьих,  каков  канал  коммуникации,  т.  е.
способ передачи информации или воздействия между организмами или между  ними
и средой. Как было отмечено ранее,  в  работах  отечественных  и  зарубежных
ученых сделаны серьезные  попытки  ответить  на  все  вопросы,  поставленные
оппонентами, но, как мы  видели,  они  требуют  смены  существующей  научной
парадигмы.
252

Сложившаяся веками в науке  привычная  для  нас  физиче  екая  картина  мира
предполагает существование  отдельных  объекте!  которые  связываются  между
собой лишь тогда, когда между ниг имеет  место  механическое  взаимодействие
или взаимодействие с мощью поля. На  принципе  дискретности  основывается  и
понимав работы мозга.
Такому  принципу  дискретности  противостоит  физика  микро!  ра,   согласно
которой элементарные частицы — не только  корпускуля]  ные,  но  и  волновые
образования.  Частица,  обладающая  волновыа  признаками,  теряет   свойство
четкой локальности: она может сущес1 вовать во всей Вселенной.
Выдвинута гипотеза о возможном существовании микрообъе! тов  одновременно  в
различных частях пространства. В этом не восп[ нимаемом  нами  микромире  мы
еще можем  допустить  такую  стрг  ность,  как  пребывание  каждого  из  его
элементов во многих точкз Вселенной.
Другое дело — окружающие нас  макрообъекты,  В  отношении  ни$  у  нас  есть
личный  опыт,  требующий  от  нас  полной   определенности   О1   носительно
местоположения предметов в пространстве. Если этот стс стоит в кабинете,  то
он не может находиться в спальне, в столовс и так  далее.  Что  же  касается
пребывания этого стола вне Земли, в р*
1    Европейская психологическая наука уже  ассимилировала  многие  вое  ные
методы. В частности, это относится к теории и  практике  развития  воли.  С»
например, книгу К. АазароЦ "ТЬе Ас! оГ \УШ", вошедшую в основной теоре  ский
фонд гуманистической психологии.
30
личных точках  пространства,  то  возможность  такого  пребывания  полностью
исключена.
Однако находятся физики,  которые  утверждают,  что  и  макрообъекты  являют
собой волновые структуры  и  могут  пребывать  одновременно  в  любой  точке
мироздания. При этом допускается,  что  в  определенной  точке  пространства
этой волны больше, чем в других: стол, который стоит в  кабинете,  пребывает
и везде, только в кабинете его больше. -
Гипотеза нелокальности макрообъектов нашла свое подтверждение в  голографии.
С ее помощью можно получить целостное объемное изображение объекта.  Методом
специальной  съемки  сначала  можно  получить  фотопластинку,   на   которой
изображены полосы и  пятна,  не  имеющие  ничего  общего  с  фотографируемым
объектом. Если же такую пластинку поставить под луч лазера, то невдалеке  от
нее в пространстве появится объемное изображение объекта: его в  отличие  от
фотографии можно обойти со всех сторон и рассмотреть все его точки. Если  ее
разбить и взять только половину, то предмет все равно будет воспроизведен  в
пространстве, только с меньшей отчетливостью. Даже маленького кусочка  такой
пластинки,  помещенного  под  лазерный  луч,  вполне  достаточно,  чтобы   в
пространстве появилось объемное изображение предмета.
Физики  полагают,  что  голограмма  объекта  —   стоячая   световая   волна.
Допускается возможным распространить голо  графический  принцип  на  область
макрообъектов  и  рассматривать  каждый  предмет  как   волновую   структуру
(стоячую волну), подобную оптической го-ло_гр,амме.
Р. Ф. Авраменко и В. И. Николаева (309) рассмотрели  такую  модель  мира,  в
которой он являет собой гигантскую  голографическую  пластинку.  Эта  модель
оказывается  приемлемой,  если  допустить  (это  допущение   реально),   что
Вселенная имеет форму гиперсферы, где каждый предмет, будучи стоячей  волной
и находясь в определенном  месте  пространства,  одновременно  находится  во
всех точках Вселенной (309).
Голографическое представление мира и  в  особенности  принцип  нелокальности
имеют глубокий мировоззренческий и методологический смысл. Если все  объекты
Вселенной находятся (в скрытой от наблюдателя волновой форме) в любой  точке
пространства,  значит,  явления  ясновидения  и   дальновидения   объяснимы:
достаточно обеспечить в данной точке пространства  Необходимую  фокусировку,
которая  позволила  бы  наблюдателю  обнаруживать  скрытые  в  каждой  точке
волновые структуры объектов, находящихся на большом от него расстоянии. >
Такое явление, как мгновенное  узнавание,  нельзя  понять,  если  ограничить
себя представлением о мозге как просто о множестве  системно  организованных
клеток.
Действительно, я взглянул на человека и сразу узнал в нем своего
31знакомого. Почему попавшее на сетчатку и  в  мозг  впечатление  от  этот.;
человека попало именно в ту ячейку памяти,  в  которой  хранился  ещ  образ?
Такая скорость  процесса  опознания  исключает  последователь.  ный  перебор
ячеек памяти. Феномен мгновенного узнавания подск», зывает,  что  между  той
инстанцией, в которую пришло впечатление, и той, в которой  хранился  образ,
существует  такое  взаимодействие,  ко:  торое  позволяет  извлечь  материал
памяти  без  его  последовательного  поиска.  А   это,   в   свою   очередь,
предполагает наличие между  этими  инстанциями  взаимодействия  по  принципу
внутримозгового радио.
Видимо, в клетках (и молекулах) мозга  существуют  такие  процессы,  которые
обеспечивают дистанционные взаимодействия между различными системами  мозга.
Допустимо, что эти же процессы могут оказаться основой взаимодействия  мозга
с внешним миром и, в частности, с мозгом других людей.  О  том,  что  такого
рода процессы реальны, говорят исследования, направленные  на  использование
квантовой механики при анализе работы мозговых клеток и их систем:  в  мозге
человека разыгрываются и к в антово механические процессы.
Известное и  физиологии  и  кибернетике  представление,  что  образ  объекта
кодируется с помощью двоичного состояния  нервных  клеток  (возбужденного  и
заторможенного), ныне не может считаться удовлетворительным:  каждая  клетка
воспринимающих корковых полей  способна  к  отображению  различньгх  качеств
предметов — цвета, звука, пространственных очертаний и т, п. ,
Предметы внешнего мира могут  быть  рассмотрены  по  своим  пространственным
свойствам как системы искривлений, или, говоря  на  волновом  языке  физики,
как некоторые системы распределения амплитуд. Отсюда  гипотеза  о  том,  что
построение  пространственных  свойств  объекта  при  восприятии  может  быть
рассмотрено как процесс  возникновения  некоторой  стоячей  волны,  подобной
висящему в воздухе голографическому изображению.  Распределение  амплитуд  в
этой вол не-восприятии соответствует кривизне отображаемого объекта.
Человек действует в определенном физическом  мире,  свойства  которого,  его
глубинная структура не могут не оказывать  определяющего  влияния  на  формы
его  психической  активности,  в  частности  на  процессы  восприятия.  Если
Вселенная — гигантская топографическая и к в  антово  механическая  система,
то и психика (отраженный мир),^ регулирующая поведение человека и  животных,
видимо, должна содер-жать ^ себе элементы  голографии,  имеющей  квантов  о-
волновую при-родуЛ/
Если принять эту точку зрения, то информационные записи  на  соответствующих
молекулах в нервных клетках целесообразно  рассма  ривать  как  совокупность
голограмм, каждая из которых, не  буд  еще  образом  объекта,  являет  собой
основу для возникновения об  за:  образ  может  возникнуть  при  прохождении
через записи-гологр мы некоторого специального подсвечивания,  подобно  тому
как с п 32
мощью лазерного луча подсвечивается пластинка в оптической голографии.
Отсюда понятно, почему на уровне молекул  и  осуществленного  с  их  помощью
кодирования не может быть прямой адекватности кодовой записи  и  отражаемого
в этой записи объекта. Если сопоставить воссоздаваемый с  помощью  голограмм
объект   с   той   голографической   записью,   которая   имеет   место   на
голографической пластинке, то также не будет никакого видимого  соответствия
между  объектом  и   способом   его   кодирования.   Вместе   с   тем   само
голографическое  изображение,  возникающее  при   просвечивании   голограммы
лазерным  лучом,  обнаруживает  полное  совпадение  своих   пространственных
особенностей с особенностями отображаемого объекта.
Предлагаемая квантово-волновая гипотеза не только имеет под собой  основу  в
современном естествознании  (332).  Она  имеет  и  определенный  общенаучный
смысл, поскольку  в  этой  гипотезе  на  конкретно-научном  уровне  решается
вопрос об адекватности в норме психического отражения своему объекту.
Для преодоления концепции изоморфизма в понимании процесса отражения  мозгом
объекта необходимо преодолеть тот принципиальный иероглифизм, который  имеет
место в отношении проблемы биоинформации.
Преодолеть  же  иероглифизм  не  так  просто.  Если,  например,  сопоставить
генетический код, выраженный  на  языке  молекул,  то  между  этим  кодом  и
пространственными особенностями кодируемого организма (формой  головы,  ушей
и т. д.) нельзя найти никакого сходства. Между  элементами  пространственной
структуры  организма  и  элементами  генетического  кода  можно  найти  лишь
изоморфные отношения. Если  рассматривать  наиболее  изученный  молекулярный
уровень кодирования информации в живых  системах,  то  указанный  изоморфизм
может рассматриваться как некий общий принцип современной биологии.
Развиваемая здесь волновая (голографическая) точка зрения позволяет  указать
на  тот  фундаментальный  уровень  живой  материи,  на  котором  приобретает
совершенно конкретный естественнонаучный смысл  общенаучный  принцип  прямой
адекватности образа отображаемому  объекту.  Таким  образом,  основанная  на
представлениях современной физики  гипотеза  квантово-волнового  кодирования
образа,  осуществляемого  с  помощью  мозга,  позволяет  преодолеть   барьер
изоморфизма и иероглифизма в современной биологии. Здесь необходимо еще  раз
вспомнить о единстве информационных процессов в жизни и психике.
Однако конкретная реализации указанного  физического  подхода  в  психологии
связана   с   очень   большими   трудностями:   психологическая    регуляция
деятельности  не  есть  лишь   воспроизведение   совокупности   отображенных
объектов, но включает в себя построение моделей 2 Зак. 987
таких объектов или их совокупностей, которые не  воспринш  ранее  человеком.
Иначе  говоря,  процесс  информационного  моде  вания  мира   как   процесс,
регулирующий деятельность, должен б] процессом   творческим.
С точки зрения волновой психофизики это означает, что пост енная  с  помощью
мозга волновая модель объекта  должна  иметь  ную  связь  с  соответствующей
голографической записью в нейрою То  есть  должен  быть  механизм,  который,
преобразуя эту запись в  ответствии  с  поставленной  целью,  изменял  бы  в
нужном  направлена!!  структуру  модели.  Кроме  того,  должна  быть   такая
регулирующая к станция, которая могла бы сопоставлять  измененную  модель  с
целв и прекращать процесс (при достижении цели) или  продолжать  его  нужном
направлении.
Когда рассматривается возможный способ физического  кода]  вания  образов  и
моделей как проявлений психической деятельное то не нужно понимать,  что  их
состав ограничивается лишь  чисто  прв»|  странственными  структурами,  лишь
картинками  объектов.  В   струк!$|   ру   моделирующих   процессов   входит
функционирование связей и о*| ношений. Волновой язык должен  рассматриваться
и  как  язык  кодирй|  вания  связей  и  отношений,  входящих  в   структуру
моделирующих пр^ цессов.
Иерархия  осуществленных  на  этом  языке  голографических  3!  сей   должна
соответствовать нейропсихолотческой  карте  мозга.  В  карте  имеются  зоны,
связанные с непосредственным восприятием, ш ются  и  более  высокие  уровни,
которые  обеспечивают  процесс  устан(  ления  отношений  между   объектами.
Существуют  и  еще   более   высо!   уровни,   связанные   с   планированием
преобразования  внешней  ере?  с  формированием  цели,  ее  кодированием   и
динамикой. Все эти уров! должны иметь свою модификацию волновой записи.
Реализация топографического принципа предполагает, однако, работку и  анализ
ряда сложнейших проблем, связанных с функцио!  рованием  мозга  как  органа,
регулирующего поведение животных и ловека.
Но прежде всего  необходимо  доказать  волновой  характер  вые!  психических
процессов человека и главным образом таких специе ческих человеческих  видов
деятельности, как мышление и связан! с ним волновые процессы.
В этой связи  большой  интерес  представляет  идея  резонансных  явз  ний  в
центральной  нервной  системе  (330,  320),  Согласно  точке  эре!   А.   А.
Ухтомского, резонансные  взаимодействия  между  различи!  нервными  центрами
формируются в процессе отражения мозгом о) Жающей действительности.
Эта идея резонансных процессов в нервной  системе,  развивав»  замечательным
русским  физиологом,  позволяет  предположить,  между   составными   частями
системы интеллектуальной саморегуш 34
осуществляются   информационные   взаимодействия,   по   типу   близкие    к
резонансным. Для доказательства гипотезы резонансного управления  в  системе
интеллектуальной  саморегуляции  целесообразно  проанализировать   временные
параметры  высших  психических  процессов.  Среди  этих  процессов  наиболее
измеряемыми   оказываются   различные   компоненты   речевой   деятельности.
Думается,  что  анализ  времени  осуществления  высших  проявлений   речевых
автоматизмов и сопоставление  этого  времени  с  временем  реакции  позволят
выявить  резонансный  характер  актуализации  речевых  единиц  и  тем  самым
приблизиться к пониманию волновой основы высших психических процессов.
С  точки  зрения  методики,  позволяющей  выявить   волновые   (резонансные)
взаимодействия,  большой  интерес  представляет   деятельность   синхронного
переводчика. Эта деятельность предполагает высшую  форму  речевого  общения,
высшее владение речевыми автоматизмами. Синхронный  переводчик  осуществляет
перевод с одного языка на другой  со  скоростью,  близкой  к  скорости  того
процесса громкой речи, которая осуществляется при обычном разговоре.
Для  того  чтобы  такая  скорость  речевой   деятельности   была   возможна,
синхронному переводчику необходимо актуализировать  слова  и  грамматические
структуры того языка, на который он должен  переводить,  почти  одновременно
со словами  и  грамматическими  структурами  того  языка,  с  которого  этот
перевод осуществляется.
С точки зрения организации психологического  эксперимента,  демонстрирующего
волновую  природу  психологического  кодирования,  целесообразно   вычленить
некоторые существенные компоненты синхронного перевода и  затем  подвергнуть
их   лабораторному   экспериментальному   анализу.   Интересно   проследить,
например, с какой скоростью актуализируются соответствующие  русские  слова,
если  произносятся   слова   иностранные.   Для   получения   более   четких
экспериментальных  результатов  целесообразно   организовать   опыты   таким
образом, чтобы каждое  подаваемое  слово  было  бы  случайным.  В  противном
случае  у  переводчика  может  возникнуть  установка  на  появление   слова,
относящегося к ограниченной  лексической  группе.  Каждое  подаваемое  слово
должно быть адресовано ко всему  словарному  запасу  переводчика.  Именно  в
этом  случае  может  возникнуть  ситуация  актуализации  элемента  опыта  из
практически бесконечного числа элементов. Такой эксперимент по  исследованию
речевой деятельности может быть сопоставлен с  классическими  экспериментами
по скорости реакции.
После  возникновения  теории  информации  возрастание  времени  реакции  при
увеличении числа альтернатив стало связываться  с  возрастанием  информации,
подсчитьтаемой по  известной  формуле  Шеннона.  Такое  возрастание  времени
реакции при возрастании числа альтернатив было названо законом Хика.
Однако дальнейшие исследования показали ограниченность дейст-2*
вия закона Хика. Было установлено,  что  уже  после  десяти  сигналов  время
реакции перестает возрастать (314).  'Это  значит,  что  уже  в  ус.  ловиях
реакции выбора при определенном  количестве  сигналов  про.  цесс  активного
выбора реакций сменяется процессом, имеющим существенно иной механизм.
Переводчик в эксперименте со случайной подачей иностранных слов  может  быть
уподобен испытуемому в таком опыте с измерением времени реакций,  в  котором
он должен быть готовым отреагировать одной из имеющихся  у  него  нескольких
сотен или тысяч реакций при возникновении  одного  из  возможных  нескольких
сотен (тысяч) сигналов. Будет ли в данном случае время его  речевой  реакции
перевода существенно,  во  много  раз  отличаться  от  времени  двигательной
реакции в условиях эксперимента с несколькими кнопками или сиг. налами?
Переводчик оперирует не только со словами,  но  и  с  речевыми  структурами,
грамматическими формами.  Здесь  возникает  вопрос  о  временных  параметрах
актуализации грамматических форм в эксперименте,  в  котором  требуется  как
можно быстрее опознать речевую  структуру.  Представляло  интерес  выяснить,
какие   существуют   временные   различия   между   актуализацией   слов   и
актуализацией речевых структур.
Во  многих  исследованиях  по  педагогической  психологии  содержится   идея
свертывания  и  автоматизации  операций  при  достижении  человеком  высшего
уровня мастерства в том или ином  виде  деятельности.  Согласно  этой  точке
зрения,  состав,  язык  операций,  действий  остается  прежним.  Речевая  же
деятельность синхронного  переводчика  позволяет  предположить,  что  высший
уровень овладения  деятельностью  предполагает  качественно  иной,  волновой
язык процесса, который именно на этом  высшем  уровне  обнаруживает  себя  в
полной мере.
Временные параметры речевых реакций  переводчиков  определялись  в  условиях
лабораторного эксперимента, в  котором  в  качестве  испытуемых  участвовали
студенты П-Ш курсов иностранного факультета  университета  (исследование  Д.
В. Балубовой и др.) (310). Количество английских слов, входящих  в  активный
словарь    этой    категории    испытуемых,    превышало    одну     тысячу.
Последовательности  из  тридцати  английских  слов,  которые   предъявлялись
испытуемым  для  перевода,  составлялись  на   основе   случайной   выборки.
Инструкция  первой  серии   опытов   требовала,   чтобы   при   предъявлении
английского слова испытуемый как можно  скорее  отвечал  адекватным  русским
словом. Слова в первой серии предъявлялись в двух вариантах — на слух и  для
зрительного восприятия.  Оба  варианта  записывались  на  магнитофон.  Время
речевой реакции перевода определялось с помощью  измерения  длины  магнитной
ленты, прошедшей между предъявлением слова  и  началом  ответа  испытуемого.
Для каждого испытуемого подсчитывалось среднее время  его  реакции  перевода
по  тридцати  словам.  Совокупность  всех  значений  времени  перевода  была
объектом анализа в первой серии.
Во второй серии экспериментов определялось время распознавания
матических структур. В  опытах  этой  серии  испытуемым  предлага-английские
фразы, состоящие из шести или восьми слов. Инструк-
требовала определить содержащуюся в этих фразах грамматическую Структуру  за
минимально короткое время и назвать  вид  этой  структуры.  $сего  было  три
структуры. Фразы предлагались как для зрительного,
и для  слухового  восприятия.  Фразы  были  составлены  таким  образом,  что
заканчивались на основном  элементе  грамматической  структуры;  это  лишало
испытуемого дополнительного времени обдумывания при зрительном или  слуховом
восприятии фразы.
В таблице 1 приведены полученные в двух сериях эксперимента  материалы.  Как
видно из таблицы, между показателями реакции  перевода  отдельных  слов  при
зрительном и слуховом восприятии  обнаруживается  существенная  разница:  за
исключением  отдельных  испытуемых,   при   слуховом   восприятии   слов   у
большинства  время  реакции  короче,  чем  при  восприятии  зрительном.  Это
соответствует данным о времени зрительных и слуховых реакций (333).
Особенно резкие различия в скорости реакции  между  зрением  и  слухом  были
обнаружены  во  время  распознавания  грамматических  структур.  Реакция  на
английские  фразы  при  зрительном  их  восприятии   оказалась   значительно
длительнее, чем при слуховом восприятии. Поскольку эти различия связаны, по-
видимому, с особенностями процесса  чтения  и  физиологическими  процессами,
происходящими в зрительном анализаторе, а также  в  связи  с  тем,  что  нас
интересует прежде всего центральное звено актуализации  прошлого  опыта,  мы
исключили  время  зрительных   реакций   на   грамматические   структуры   и
ограничились лишь рассмотрением реакций при слуховом восприятии.
Как  уже  говорилось,  число  распознаваемых   грамматических   структур   в
настоящем эксперименте равнялось  трем.  Поскольку  первая  структура  могла
длительнее  анализироваться  в  силу  ориентировки,   а   третья   структура
распознавалась  слишком  быстро,  было  решено  при  рассмотрении  материала
второй серии подвергнуть анализу  показатели  времени  реакции  лишь  второй
грамматической структуры при слуховом восприятии английских фраз.
Рассматривая таблицу 1, мы видим, что основное количество  значений  времени
перевода отдельных слов приходится на показатели времени реакции меньше  0,4
с. Таких значений времени при слуховом восприятии слов  оказалось  70%.  43%
составили показатели, не превышающие 0,5 с, 23% — показатели меньше  0,4  с.
Наименьший  показатель  был  обнаружен  у  испытуемого  Б.  Н.—0,32  с.  Что
касается числа показателей, больших 0,7 с, то  их  при  слуховом  восприятии
слов оказалось всего три случая, т. е. 10% показателей.
Как уже  говорилось,  в  соответствии  с  литературными  данными  о  времени
реакций длительность реакций при зрительном восприятии слов  в  массе  своей
существенно превысила длительность реакций при
37

Таблица 1 Время актуализации английских слов и грамматических структур, с
слуховом восприятии. Однако ни у кого  из  наших  испытуемых  среднее  время
распознавания английских слов, предъявленных для зрительного восприятия,  не
достигло 1 с.
Количество  показателей  времени  реакции  при  зрительном  восприятии  слов
меньшее, чем 0,7 с, составило всего 23%. 50%  показателей  в  этом  варианте
опыта составили значения, не достигшие 0,8 с, и  50%  значений  пришлось  на
величины времени в промежутке между 0,8 и 0,99 с.
38
Что же касается  показателей  времени  реакции  при  слуховом  рас->знавании
грамматических структур, то значения этих показателей |*акже не превышали  1
с. Распределение времени реакции при распо-даавании грамматических  структур
похоже на распределение времени [йеакции  при  переводе  отдельных  слов  на
основе их зрительного вос-[яриятия. Также  оказалось,  что  число  значений,
меньших 0,8 с,  состави-фо  50%.  50%  показателей  составили  те  значения,
которые были между ;0,8 и 0,99 с. Что же касается значений времени  реакции,
меньших 0,6 с, то таких значений оказалось всего три случая  —  10%.  Такова
общая количественная характеристика времени  реакций  при  переводе  слов  и
грамматических структур, представленных в   обобщающей  таблице.  Полученные
экспериментальные данные приобретают смысл при сопоставлении их с  известной
в  психологии  длительностью  простых  психических  процессов.  Так,   время
прочтения слова, согласно исследованиям Кэтелла,  близко  к  0,43  с  (333).
Если сравнить полученное в наших опытах  среднее  время  перевода  отдельных
слов при слуховом их восприятии с этой величиной, то можно сделать  вывод  о
том, что время перевода отдельного слова практически совпадает  со  временем
его прочтения на  английском  языке.  Иначе  говоря,  сам  процесс  перевода
происходит мгновенно.
Вторым  моментом,  выступившим  в   анализе   полученных   экспериментальных
материалов,  оказался   факт   неприменимости   закона   Хика   к   процессу
актуализации лингвистических единиц. Уже говорилось  выше,  что  этот  закон
перестает действовать при  определенном  количестве  сигналов  и  реакций  в
эксперименте с реакцией выбора. Особенно  разительно  неприменимость  закона
Хика к анализу сложной реактивной деятельности человека проявляется в  нашем
эксперименте, в котором имеют место сотни и тысячи альтернатив.  Если  иметь
в виду, что среднее время реакции при десяти сигналах составляет 0,62 с,  то
ока-жется, что основная масса  значений  времени  речевых  реакций  при  ог-
ромном, практически  бесконечном  количестве  альтернатив  лежит  ниже  этой
величины.
Объем словаря и количество  возможных  'сигналов  в  ситуации  про-веденного
эксперимента таковы, что  для  объяснения  полученных  временных  данных  не
может быть использована та модель последовательного  представления  реакций,
их оценки  и  выбора  их  оптимальной,  которая  берет  свое  начало  от  Ф.
Дондерса.
Невозможность   в   этих   условиях   последовательной    деятельности    по
представлению различных вариантов и выбору  из  них  наилучшего  следует  из
сопоставления времени  адекватных  реакций  на  одиночные  слова  и  речевые
структуры со временем простой двигательной реакции на звуковой сигнал  (0,14
с). Полученные в эксперименте длительности лишь в 3—6  раз  превышают  время
простейшего психологического явления, в то время как количество  хранимых  в
памяти  реакций  (адекватных  русских  ел  ч)  и  число  возможных  сигналов
(случайно подаваемых

английских  слов)  более   тысячи.   Полученные   экспериментальные   данные
позволяют вместо последовательности перебора  возможных  реакций  предложить
иную модель  актуализации  прошлого  опыта.  Эта  модель  предполагает,  что
каждый входящий сигнал воздействует на всю совокупность  прошлого  опыта;  в
результате актуализируется та  реакция  (в  нашем  эксперименте  то  слово),
которая адекватна пришедшему сигналу.  Здесь  возможна  следующая  аналогия:
при  воздействии  определенным  звуком  на   все   струны   рояля   начинает
вибрировать та струна,  физические  параметры  которой  соответствуют  этому
звуку. Именно такое взаимодействие  в  физике  носит  название  резонансного
взаимодействия.   Следовательно,   материалы    проведенного    эксперимента
свидетельствуют  в  пользу  волнового  способа  кодирования  в   психической
деятельности.
Можно  было  бы  привести  много   примеров   резонансного   управления,   а
следовательно, и волнового кодирования  информационных  процессов  мозга.  О
реальности волновой психофизики говорят  экспериментальные  и  теоретические
материалы. Однако уже данных приведенного исследования достаточно для  того,
чтобы ощутить реальность  волновых  процессов,  обеспечивающих  регулирующую
работу мозга.
Разумеется, самого факта резонанса в  мозговых  процессах  еще  недостаточно
для доказательства голо  графической  природы  образов  и  мыслей  человека.
Факты резонансных, основанных на волновом кодировании взаимодействий лишь  в
определенной мере повышают вероятность голографических моделей.
Прямым доказательством  существования  мозговых  голограмм  была  бы  прямая
регистрация выбросов психофизических  структур  за  пределы  мозга.  Большой
методический интерес в этом отношении представляют так  называемые  пси-фото
графин,  сведения  о  которых  время  от  времени  появляются  на  страницах
парапсихологических изданий  (141,  158).  Безусловно,  подтверждающими  эту
гипотезу являются те факты засветки запечатанной  фотографической  пленки  с
помощью глаз, которые  были  зарегистрированы  у  известного  экстрасенса  и
феномена Н. С. Кулагиной.
Все эти факты позволяют  ставить  вопрос  о  разработке  такой  методики,  с
помощью которой можно было бы осуществлять прямую регистрацию стоячих  волн,
выбрасываемых из глаз во  время  зрительного  восприятия  или  представления
различных объектов.  При  этом  необходимо,  чтобы  такая  регистрация  была
возможна не только у отдельных исключительных  личностей,  но  и  у  обычных
людей.
Разработка такого  метода  существенно  продвинет  вперед  понимание  работы
мозга и прольет свет на многие парапсихологические явления. Если образ  того
или иного предмета, генерируемый  мозгом  человека,  действительно  окажется
стоячей волной, своего рода  голограммой,  то  к  этому  образу  могут  быть
применены все те принципы, которые применяются к волновым  структурам.  Так,
на образ как психофизи-40
|ческую категорию может быть распространен тот  принцип  нелокально-гсти,  о
котором  мы  говорили  выше  и  согласно  которому  стоячие  вол-Гны   могут
оказаться в любой точке пространства.
Реализуя принцип  нелокальности  в  отношении  психологических  образов  как
голограмм, можно утверждать, что в каждой точке про-странства  в  латентном,
скрытом виде существуют образы и мысли всех людей. Отсюда вытекает  одна  из
гипотез,    которая    позволяет    дать    естественнонаучное    объяснение
биоинформационным контактам (телепатии).  Разумеется,  проблема  регистрации
образов как выброшенных, экстериоризованных за пределы  мозга  стоячих  волн
не является простой проблемой в методическом отношении.  Исследователям  еще
придется решить целый ряд более мелких проблем,  прежде  чем  будут  созданы
приборы,  надежно  регистрирующие  мозговые  голограммы.  Но  здесь  научной
психологии   оказывает   помощь    совокупность    материалов,    полученных
парапсихологами при изучении  различных  пси-феноменов,  а  также  данные  в
психиатрии  и  психологии.  Материалы  эти  при  всей  их   исключительности
свидетельствуют  о   реальности   выдвигаемой   ш   ^холого-голо-графической
гипотезы и о том, что  поиски  средств  объективной  регистрации  образов  у
обычных испытуемых в конце концов увенчаются успехом.
В этом направлении сделаны очень важные наблюдения. Например,  врач-психиатр
Г.  П.  Крохалев  проводил  экспериментальные  исследования  галлюцинаций  у
больных  людей  и  обнаружил,  что  зрительные   галлюцинации   могут   быть
объективно зарегистрированы на фото-и кинопленке (207, 208, 203). По  мнению
этого исследователя, глаз  формирует  в  пространстве  го  л  о  графическое
изображение  образа,  возникающего  в  мозге.  Ученый   считает,   что   при
зрительных галлюцинациях происходит обратная передача информации  от  центра
зрительного анализатора  к  периферии  с  проекцией  зрительного  образа  из
сетчатки глаз в пространство.

[pic]



ГЛАВА 1.  БИОИНФОРМАЦИОННЫЙ КОНТАКТ ЧЕЛОВЕК-РАСТЕНИЕ
Экспериментам, проводившимся в  Советском  Союзе  и  посвященным  психолого-
ботаническим   дистанционным   взаимодействиям    человека    и    растения,
предшествовали   многочисленные   фундаментальные   исследования.   К    ним
необходимо прежде всего отнести работы  известного  индийского  ученого  Дж.
Чандра   Боса,   сделавшего   крупнейшие   открытия    чувствительности    и
раздражимости растений и их связи  с  человеком.  Существенен  здесь  также,
цикл работ советских физиологов и биофизиков растений И. И.  Гунара,  В.  Г.
Карма-нова (316, 318) и ряда других,  которые  показали,  что  электрические
импульсы  и  процессы,  возникающие  в  растениях,  имеют  много  общего   с
электрическими процессами, происходящими в организме животных и человека.
Чрезвычайно  важным  звеном   с   раскрытии   механизмов   биоинформационных
взаимодействий являются исследования сибирского ученого В. П.  Казначеева  и
его сотрудников (319). Эта группа исследователей, как  известно,  установила
наличие информационной связи между  клетками,  помещенными  в  изолированные
колбы. В этих экспериментах был зафиксирован  факт  как  бы  „сопереживания"
между живыми клетками; отрицательное воздействие на одну клеточную  культуру
вызывало аналогичные изменения в клетках другой культуры.
В связи с этими экспериментальными  результатами  перестают  казаться  столь
невероятными  и  сенсационными  результаты  американского  исследователя  К.
Бакстера (27). Его результаты широко известны, они подробно описаны в  книге
П. Томпкинса и Кр. Берда „Тайная жизнь, растений" (28). Здесь  целесообразно
рассказать об экспериментах К. Бакстера лишь в самых общих чертах.
Все  началось  с  того,  что  Бакстеру  пришла  довольно  необычная   мысль:
поставить датчики, которые обычно ставят на человека  при  проведении  опыта
по  детекции  лжи,  на  комнатное  растение.  Ему  захотелось  выяснить,  не
возникнет ли у растения кожно-гальваническая реакция  в  тот  момент,  когда
рядом будет умирать живое существо.  Если  бы  такая  реакция  возникла,  то
криминалистика смогла бы получить новое мощное  оружие:  растения  могли  бы
использоваться в качестве свидетелей преступлений.  Эксперимент,  в  котором
моделировалось наиболее тяжкое  преступление  -  убийство,  был  организован
следующим   образом.   Живая   креветка   располагалась   на    поверхности,
закрепленной над сосудом с кипящей водой. Эта  поверхность  переворачивалась
по сигналу датчика случайных чисел,  т.  е,  в  момент,  не  известный  даже
экспериментатору. Когда автомат срабатывал, креветка падала в  кипящую  воду
и погибала,  а  на  ленте  прибора,  предназначенного  для  регистрации  КГР
растения, появлялась отметка.
В этих экспериментах было зарегистрировано, что  лист  комнатного  растения,
находящегося вблизи умирающей креветки, реагирует на  ее  смерть  тем  самым
кожно-гальваническим   рефлексом,    наличием    которого    характеризуются
психоэнергетические процессы человека.
То ошеломляющее действие, которое оказали на весь мир, а  отнюдь  не  только
на научные  круги  эксперименты  Бакстера,  вполне  понятно.  Ведь  растение
представляет  собой  систему  живых  клеток,   лишенных   специализированной
нервной регуляции. Что же касается креветки, то это —  животное,  обладающее
пусть примитивной, но все же нервной системой. Эти живые организмы,  стоящие
на  различных  ступенях  эволюционной  лестницы,  оказываются  способными  в
определенном смысле „понимать" друг друга, „общаться" между собой на  каком-
то едином языке.
Еще большее впечатление  произвел  другой,  также  отмеченный  К.  Бакстером
факт. Это факт  контакта  между  растением  и  человеком.  Из  экспериментов
американского криминалиста — а  Бакстер  был  криминалистом-специалистом  по
детекции лжи - следовало,  что  те  процессы,  которые  происходят  в  мозге
человека и приводят к психоэнергетической реакции  кожи,  способны  вызывать
аналогичную реакцию у растения.
Совершенно естественно,  что  опыты  Бакстера  стали  объектом  пристального
внимания со стороны многих исследователей в разных странах мира.  Во  многих
лабораториях    и    университетах    делались    попытки    воспроизведения
биоинформационных контактов человека—растения.
Однако результаты проверочных  экспериментов  были  неоднозначны.  Некоторые
лаборатории сообщали об удачном  воспроизведении  экспериментов  Бакстера  и
подтверждали его основные результаты.  Другие  исследовательские  коллективы
сообщали  о  неподтверждении  такого  рода  контактов.  В  ряде   публикаций
приводились сведения о том, что и  сам  Бакстер  не  всегда  мог  обеспечить
стабильную повторяемость своих экспериментов: биоинформационный  контакт  то
появлялся, то исчезал, хотя  условия  эксперимента  всегда  воспроизводились
однозначно.
Создалась довольно сложная ситуация: с одной  стороны,  описанные  Бакстером
факты в ряде случаев подтверждались, а с другой —  их  воспроизводимость  не
была  абсолютной.  Эта  ситуация  требовала  новой  методики   исследований,
которая позволяла более глубоко и надежно
82
регистрировать    воспроизводимость     этой     формы     биоинформационных
взаимодействий. Именно в такой неопределенной ситуации В. Н. Пушкин,  В.  М.
Фетисов,  Г.  И.  Ангушев  начали  свои   поисковые   психолого-ботанические
исследования.  Способ  регистрации  кожно-гальванической  реакции   в   этих
экспериментальных исследованиях  был  несколько  отличен  от  записи  КГР  у
Бакстера.  Выше,  при  характеристике  психоэнергетической   функции   кожи,
указывалось, что  существует  два  способа  регистрации  КГР  —  регистрация
уменьшения кожного сопротивления (регистрация по Фере) и запись  собственных
импульсов кожи (регистрация по Тарханову).  Если  в  экспериментах  Бакстера
использовался метод Фере,  то  в  наших  экспериментах  был  применен  метод
Тарханова:  электрические  реакции  растения  регистрировались   с   помощью
четырех-канального энцефалографа.
Нужно отметить, что  первые  наши  попытки  зарегистрировать  информационный
контакт человека и растения были неудачными. Эти  неудачи  навели  на  мысль
использовать  метод  гипноза   для   управления   психическими   состояниями
человека.  Мы   предполагали,   что   для   наступления   реакции   растения
требовалось, чтобы человек переживал*  эмоциональное  состояние  максимально
интенсивно. Обычные условия, однако, не давали возможности этого достичь.  С
помощью гипноза можно было преодолеть трудности, связанные  с  актуализацией
сильных  эмоциональных  переживаний.  Известно,   что   опытный   гипнотизер
способен  пробудить  в  испытуемом  самые  различные,  и  притом  достаточно
сильные, переживания. Гипнотизер как  бы  способен  в  определенные  моменты
времени включать и выключать его психоэнергетическую  реакцию,  связанную  с
возникновением эмоциональных состояний.
Как  выяснилось  в  дальнейшем,   именно   такое   управление   психическими
состояниями   с   помощью   гипноза   было   необходимо   для    стабильного
воспроизведения био информационно го контакта между человеком  и  растением.
Несколько  забегая  вперед,  заметим,  что  именно   отсутствие   управления
психоэнергетикой было причиной неудачных экспериментов как самого  Бакстераа
так и многих его последователей,
Оказалось, что для организации эксперимента существенным является не  только
состояние человека, но и состояние  растения.  Как  показали  многочисленные
эксперименты, в период, следующий непосредственно за  установкой  электродов
на листе растения, оно генерирует довольно  многочисленные  и  беспорядочные
импульсы. Требуется некоторое время, чтобы  растение  „успокоилось",  т.  е.
чтобы  спонтанные  импульсы,  порождаемые  его  листьями,   прекратились   и
записывающее  устройство  энцефалографа  начало  писать  прямую  линию.  Для
проведения этих экспериментов была необходима  именно  такая  прямая  линия,
свидетельствующая о „спокойном" исходном состоянии растения.
В ходе  экспериментов  был  отмечен  факт,  что  далеко  не  все  испытуемые
оказались способными входить в контакт с растением. Это,  по-видимому,  было
связано с индивидуальными особенностями психо-
83 энергетической системы участвовавших в экспериментах. Было отмечено,  что
наиболее способными оказались студентки, обладающие живым  темпераментом,  с
открытыми эмоциональными реакциями, выражающимися  в  быстром  возникновении
достаточно сильных эмоциональных состояний. Интересно, что, если  испытуемая
однажды обнаруживала биоинформационный контакт  с  растением,  в  дальнейшем
они устанавливались легко и надежно.
Эксперименты  проходили   следующим   образом.   Приведем   эксперимент   со
студенткой Татьяной. Придя в лабораторию, испытуемая располагалась в  кресле
в удобном для гипноза положении  на  расстоянии  около  метра  от  растения,
стоящего тут же на  столе.  После  того  как  испытуемая  была  погружена  в
гипноз, ей внушалась идентификация с растением. Гипнотизер говорил  ей:  „Ты
уже не Татьяна, ты — цветок, тот самый цветок,  который  стоит  на  столе  в
лаборатории". Собственно эксперимент начинался после  того,  как  Татьяна  в
состоянии глубокого гипноза подтверждала, что она цветок.
Первой   задачей    эксперимента    являлось    выяснение    самого    факта
биоинформационного   контакта   человек—растение,    являющегося    функцией
гипнотического включения и выключения определенных эмоциональных состояний.
Так, испытуемой внушалось, что она (т. е. цветок)  очень  красива,  что  все
гуляющие в парке дети любуются ею.  На  лице  Татьяны  появлялась  радостная
улыбка. Всем своим существом она показывала, что  внимание,  оказываемое  ей
окружающими, действительно ее радует. Именно во время такого  эмоционального
подъема, вызванного приятными переживаниями,  была  зарегистрирована  первая
реакция растения на эмоциональное состояние человека.
Чтобы   проверить,   не   является   ли   именно   положительный    характер
эмоционального  состояния  значимым  в  реакции  растения,  испытуемой  были
внушены  сильные  отрицательные  эмоции.  Гипнотизер  внушал:  погода  резко
изменилась,  налетел  холодный  ветер,  пошел  сильный  снег,  стало   очень
холодно, бедный цветок в  открытой  степи  чувствует  себя  совсем  неуютно.
Мимика Татьяны резко изменилась. Выражение лица стало грустным.  Она  начала
дрожать, как человек, вдруг оказавшийся на морозе в  легкой  летней  одежде.
Цветок не замедлил отреагировать на это состояние испытуемой.
После двух экспериментов  был  сделан  перерыв,  в  течение  которого  лента
прибора двигалась, а перо продолжало писать на ленте линию. В течение  всего
пятнадцатиминутного  перерыва,  пока  испытуемая  находилась   в   спокойном
состоянии, цветок не  обнаружил  никаких  реакций.  Линия  записи  на  ленте
оставалась прямой.
После перерыва гипнотизер начал вновь с внушения ощущения холодного ветра  и
неприятных эмоций, возникающих при похолодании. К этому холодному ветру  был
добавлен  еще  и  какой-то  злой  человек,  который  приближался   к   нашей
испытуемой с самыми коварными и
84
злыми намерениями. Реакция на внушение была незамедлительной: Татьяна  вновь
обнаружила мимику, соответствующую отрицательным эмоциям,  Пвсток  сразу  же
отреагировал  достаточно  выраженными  электрическими  потенциалами:  вместо
прямой  линии  из-под  пера  прибора  появилась   характерная   для   кожно-
гальванической реакции волна.
После внушения неприятных и отрицательных чувств гипнотизер вновь перешел  к
чувствам приятным. Он стал внушать,  что  холодный  ветер  прекратился,  что
снова вышло яркое солнце и что всем растениям, в том числе и нашему  цветку-
Татьяне, стало тепло и хорошо. Вместо  злого  человека  к  ней  приближается
веселый маленький мальчик, который  любуется  ею.  Мимика  испытуемой  снова
изменилась, озноб, вызванный холодным ветром, прошел, и  на  лице  появилась
радостная улыбка. Цветок снова дал выраженную волну КГР.
Дальше мы получали электрическую  реакцию  с  листа  растения  столько  раз,
сколько хотели, и в те моменты,  когда  нам  это  требовалось.  По  сигналу,
поступающему от генератора случайных чисел, наш  гипнотизер  внушал  Татьяне
то положительные, то отрицательные эмоции, и растение неизбежно  реагировало
на изменение психологического состояния человека.
Для  оценки   наших   экспериментов   была   приглашена   группа   экспертов
(высококвалифицированные  скептики),  перед  которыми  стояла   задача:   по
возможности доказать, что связи между изменением психологического  состоянии
человека и кожно-гальванической реакцией  растения  реально  не  существует,
что реакция растения вызвана  случайными  воздействиями  каких-либо  внешних
факторов, ничего общего не имеющих с  биоинформационной  связью  человека  и
растения.
В перерывах между экспериментами члены  экспертной  группы  в  разное  время
включали  энцефалограф,  соединенный  с  электродами,  стоящими  на  листьях
растения.  Энцефалограф  работал  часами,  не  воспроизведя  ни  разу   КГР,
характерных для экспериментов с загипнотизированными испытуемыми.
Вполне  разумным  выглядело  предположение,  что   где-то   поблизости   мог
действовать фактор, вызывающий электрические разряды в воздухе, а  волны  на
ленте  энцефалографа,  зафиксированные  в  ходе  эксперимента,  могли   быть
результатом этого чисто искрового  воздействия,  Для  исключения  артефактов
такого  рода   электроды,   не   занятые   в   ходе   эксперимента   каналов
энцефалографа, развешивались в воздухе или крепились на различные  предметы.
Разумеется, эксперименты с этими проверками  скептики  осуществляли  сами  -
сами  накладывали  электроды,  сами  вели  запись,  сами  подавали   сигналы
гипнотизеру, который менял психологическое состояние испытуемых.
Вся совокупность проверочных экспериментов показала, что в  перерывах  между
опытами  или  на  параллельных  каналах  энцефалографа  не  только  не  было
зарегистрировано  реакций,  подобных  КГР,  писчики  не  отметили  на  ленте
прибора вообще никаких реакций. Скептики
85
имели  возможность  убедиться  в  следующем:  в  то  время  как   электроды,
установленные  на  растении,  порождали  волны  КГР   в   момент   изменения
психологического состояния испытуемой,  каналы  энцефалографа,  связанные  с
контрольными электродами, писали лишь прямую линию.
Вся совокупность специальных проверок позволила сделать  вывод  о  том,  что
реакции типа кожно-гальванических отнюдь не  случайно  связаны  с  моментами
возникновения  эмоциональных  состояний  испытуемого,  вызванных   командами
гипнотизера. Таким образом, уже на  первом  этапе  исследования  исключалась
возможность влияния случайных факторов на ход  эксперимента.  Осознавая  всю
необычность  наших   психолого-ботанических   экспериментов,   мы   особенно
тщательно проверяли и перепроверяли свои результаты.
Наконец, когда в условиях одной лаборатории, в которой работали  и  получали
устойчивый результат  пять  сменявших  друг  друга  экспериментаторов,  была
достигнута  максимально  возможная  чистота  и   надежность   экспериментов,
методика была передана  в  другую  лабораторию,  где  надежность  полученных
данных проверяла еще одна  группа  из  пяти  экспериментаторов.  Лишь  после
такого  повторного  коллективного  контроля  за  условиями  эксперимента  со
стороны   представителей   разных   отраслей   науки   (физиков,   биологов,
психологов) полученные данные рассматривались как имеющие научное значение.
Мы привели в качестве иллюстрации описание конкретного эксперимента с  одной
из испытуемых. Теперь целесообразно  дать  общую  характеристику  полученных
экспериментальных данных.
Результаты исследования могут быть охарактеризованы следующим образом.
В экспериментах участвовало 24 человека, которые  были  подобраны  из  более
широкого  контингента  по  признаку  внушаемости.   Все   испьггуемые   были
студентами московских институтов в возрасте от 18 до 24 лет. Каждый  из  них
участвовал в нескольких сериях экспериментов (от десяти и больше).
Анализ электроэнцефалографических лент, записанных  в  наших  экспериментах,
показал, что совпадение по времени изменений электропотенциалов  растений  с
командами гипнотизера  исключает  его  рассмотрение  как  случайное.  Вполне
надежное  совпадение  между  этими  командами  и  электрическими   реакциями
растений было зарегистрировано в случае с 21  испытуемым  из  24.  Вопрос  о
том, почему некоторые  испытуемые  не  оказывают  воздействия  на  растения,
требует специального изучения. Как уже  отмечалось,  вероятно,  здесь  имеет
значение характеризующий  психоэнергетическую  систему  тип  эмоциональности
человека, а также характер воздействия  гипнотизера  (глубина  гипноза,  его
действенность и т. д.).
На рис. 6.  представлены  условия  проведения  экспериментов,  которые  были
выработаны  в  результате  длительной  работы  и  которые  могут   считаться
наиболее приемлемыми при организации экспериментов
86
[pic]


такого рода. Именно в этих условиях были  получены  основные  принципиальные
факты (84).
Типичным   фактом,   зарегистрированным   в   эксперименте,   является    та
последовательность  команд  и  электрических   реакций   растения,   которая
представлена  на  рисунке  7.  Момент  подачи  команд  на  рисунках  отмечен
стрелками, скорость движения ленты 7,5 мм/с.  На  приведенной  ленте  видно,
что   подаваемые   в   разное   время   команды   гипнотизера   предшествуют
электрическим реакциям растения.
Некоторые факты, полученные в наших экспериментах, позволяют думать  о  том,
что  растение  способно  реагировать   не   только   на   момент   изменения
психологического  состояния   загипнотизированного   человека,   но   и   на
внутренние конфликтные процессы, происходящие в его сознании.
Об этом прямо говорят результаты экспериментов по детекции пжи,  проведенные
с некоторыми из наших испытуемых. В этих довольно  любопытных  экспериментах
на коже испытуемого  не  было  никаких  датчиков,  не  подключались  никакие
приборы, которые обычно используют при детекции лжи.  Датчиком  конфликтного
состояния в данном случае было рядом расположенное растение.
Вся остальная структура эксперимента была  той  же,  что  и  в  традиционных
пробных сериях по детекции  лжи.  Испытуемой  предлагалось  задумать  какое-
нибудь число от единицы до десяти. Гипнотизер договаривался  с  ней  о  том,
что она будет тщательным образом скрывать это число. На каждое из  названных
вслух чисел она должна говорить „нет", категорически отрицая все варианты.
После  того  как  такое  внушение   было   произведено,   испытуемой   стали
последовательно вслух перечислять числа от одного до  десяти.  Каждое  число
она встречала решительным „нет",  так  что  было  довольно  трудно  угадать,
какое именно число она скрывает. Единственным источником  информации  в  том
случае могло быть только растение, которое отреагировало волной  КГР,  после
того как была произнесена цифра 6. Как потом  оказалось,  именно  эту  цифру
задумала испытуемая.
Но   вернемся   к   экспериментальному   материалу.   Интерес   представляют
особенности  формы  электрических  реакций  растений,  зарегистрированные  в
наших  экспериментах.  Как  уже  говорилось,  на  рисунке   7   представлены
различные формы таких реакций.  Особого  внимания  заслуживают  неоднократно
зафиксированные  реакции  в  виде  сильных  (50  микровольт)   периодических
импульсов, повторяющихся  с  медленно  затухающей  частотой  в  пределах  от
десятых долей до единиц герц.
Вся совокупность экспериментального материала, полученного на  основе  более
300 проб с нашими испытуемыми, и прежде всего совпадение команд  гипнотизера
с электрическими реакциями растений, позволяет  сделать  вывод  о  том,  что
источником этих электрических  реакций  является  то  состояние  испытуемых,
которое возникало при воздействии команд.
Таким образом, результаты исследования, проведенного  в  двух  лабораториях,
расположенных в различных районах  Москвы,  и  осуществленного  при  участии
разных испытуемых и разных экспериментаторов с соблюдением необходимых  мер,
препятствующих появлению артефактов, с  использованием  различных  растений,
электродов и регистрирующей  аппаратуры,  дают  основание  считать  реальным
эффект  возникновения  электрических  импульсов  более  50   микровольт   на
электродах, наложенных на лист растения, в связи с  изменением  психического
состояния человека, удаленного на расстояние 1—3 м от растения.
После установления факта информационного воздействия  человека  на  растение
сотрудником  нашей  лаборатории  О.  И.  Мотковым   была   проведена   серия
экспериментов, в которой испытуемыми  были  люди,  занимающиеся  специальной
тренировкой способности сосредоточиваться  и  произвольно  управлять  своими
вегетативными функциями. Опыты показали, что  субъекты,  достигшие  высокого
уровня управления работой вегетативных систем организма,  способны  вызывать
реакции растений без гипноза.
Какое  же   значение   для   решения   некоторых   фундаментальных   проблем
психологической науки имеют результаты этих экспериментов?
Прежде всего  эксперименты  свидетельствуют  о  том,  что  лишенный  нервной
системы, состоящий из совокупности растительных клеток организм  откликается
на  процессы,  происходящие  в  нервной   системе   человека   —   существа,
находящегося на высшем уровне биологической организации. Это  обстоятельство
со всей  очевидностью  свидетельствует  об  общности  процессов  переработки
информации,  осуществляющихся  в  соматических  (растительных)   и   нервных
клетках.
Данные  молекулярной  биологии  свидетельствуют,  следовательно,  в   пользу
общности внешних  контуров  информационных  систем  соматической  и  нервной
клеток. Результаты же опытов  по  воздействию  человека  на  растения  прямо
подтверждают  и  общность  тех  внутренних  процессов,  которые,   вероятно,
осуществляются в этих системах: реакция растительной клетки  на  психические
(т. е. информационные) процессы, происходящие в  нервных  клетках,  возможны
лишь в том случае, если эти клетки „говорят на одном языке",  если  динамика
информационных процессов и в том и в другом случае оказывается аналогичной.
Поскольку животные есть более поздний результат  биологической  эволюции,  а
нервная клетка существенно моложе клетки  растительной,  то  есть  основания
заключить, что психика человека и животных,  т.  е.  информационная  система
поведения, непосредственно возникла из информационной системы жизни, из  той
системы  кодирования  и  переноса  информации,   которая   имеет   место   в
растительной  клетке.  Когда  в  ходе   биологической   эволюции   появились
существа, обладающие органами движения и способные  благодаря  этим  органам
самостоятельно добывать себе пищу, возникла необходимость  в  информационной
систе-
89
ме, которая позволила бы таким существам строить необходимые  для  регуляции
поведения модели окружающей среды.  Такая  информационная  система  возникла
как модификация и специализация информационной службы  растительных  клеток.
Для обеспечения этой функции возникли специализированные клетки — нейроны.
Следовательно, психолого-ботанические эксперименты позволяют  выдвинуть,  на
наш взгляд, достаточно обоснованную и аргументированную гипотезу о  генезисе
психики и нервной системы, об  их  происхождении  из  информационных  систем
растительных клеток.
Известно,  что  любая  информация  кодируется  с  помощью   тех   или   иных
материальных  единиц,  например,  написанными  разными  способами   словами.
Какова же материальная основа таких психологических  структур,  как  образы?
Традиция современной науки при ответе на  этот  вопрос  склоняется  к  языку
химии, к языку молекул. Однако теоретический  анализ  говорит  не  в  пользу
такого  химического  языка.  Так,   например,   молекулы   не   могут   быть
использованы  для  моделирования  объектов  окружающей  среды.  Кроме  того,
молекулы могут находиться как в живом существе, так и  в  существе  умершем.
Сама по себе химическая  структура,  несмотря  на  ее  несомненную  связь  с
информационными  процессами,  не   позволяет   дифференцировать   живое   от
неживого.  Психику  же  можно  рассматривать  только  как  свойство  живого.
Молекулы статичны, их можно считать пространством, в котором  осуществляется
динамика   -   процесс,   являющийся   материальной   основой    психической
деятельности.  Вероятно,   недоучет   статичности   молекул,   неспособность
различать молекулы, в которых разыгрывается процесс,  от  молекул  „мертвых"
является  причиной  тех  неудач,  которые  в  последние  годы   преследовали
сторонников молекулярной биопсихологии.
Этот анализ позволяет предположить,  что  материальное  кодирование  психики
осуществляется не на  клеточном  и  молекулярном,  а  на  существенно  более
глубоком, фундаментальном уровне. В  связи  с  этим  возникает  идея  весьма
тонких  биофизических  процессов,  которые   происходят   с   использованием
внутреннего пространства информационных молекул. Выше уже говорилось о  том,
что именно с помощью такой специальной  психологической  физики  оказывается
возможным динамическое, процессуальное кодирование психических явлений.
Результаты психолого-ботанических  исследований  могут  быть  рассмотрены  в
качестве свидетельства в пользу  этой  субмолекулярной  физической  гипотезы
материальной основы психики. Действительно,  раздражителем  для  растений  в
этих экспериментах может быть некая биофизическая структура, несущая в  себе
информацию  о   психическом   состоянии   человека.   Экстериоризация   этой
структуры,  происходящая  в   тот   момент,   когда   человек   осуществляет
интенсивное  эмоциональное  переживание,   вызывает   в   клетках   растения
электрическую реакцию.
Разумеется, еще раз необходимо  подчеркнуть  гипотетический  характер  такой
интерпретации. Однако несомненно: исследования контак-
90
та растения с человеком при управлении его  психическими  состояниями  могут
дать материал для обсуждения некоторых  принципиальных  проблем  современной
общей психологии.
Приведенные в этой  главе  психолого-ботанические  эксперименты  могут  быть
рассмотрены с различных точек  зрения.  Так,  уже  стало  традицией  считать
электрическую реакцию растения на человеческие психические состояния  фактом
парапсихологическим,  т.  е.  чем-то  таким,   что   находится   вне   сферы
естественнонаучного анализа.
Однако наше сопоставление информационных систем поведения и  клетки  говорит
о другом. Этот анализ свидетельствует о том, что не только сама  способность
растения реагировать на психику человека должна стать объектом  пристального
внимания  со  стороны  естественнонаучного  исследования,  но  что,   будучи
рассмотренной  с  научных  позиций,  способность  эта  становится,  в   свою
очередь, важным  звеном,  связующим  различные  области  естественнонаучного
знания. Благодаря этому звену удается, на наш взгляд, представить  в  единой
системе такие на первый  взгляд  различные  реальности,  как  информационные
процессы в живой клетке и человеческом мозге.
Нужно ли после такого анализа оставлять биоинформационную связь  человека  и
растения в системе  парапсихологии?  Едва  ли  это  целесообразно.  Было  бы
естественнее и дальше осуществлять исследования  такого  взаимодействия  под
углом зрения целого комплекса современных научных  направлений.  Обособление
этого  факта,  ограничение  его  анализа  лишь  замкнутой  в   себе   сферой
парапсихологии носило бы тупиковый характер.
Таким   образом,   исследования   психолого-ботапических   биоинформационных
контактов,   осуществлявшиеся   традиционно   в   рамках   замкнутой   сферы
парапсихологии, оказались  хорошим  примером  того,  как  вообще  необходимо
подходить к парапсихолопгческим явлениям. Предлагаемый здесь ход  состоит  в
том, чтобы как раз изымать их из некоторой замнутой сферы и делать  объектом
комплексного научного анализа.
Но рассказ о биоинформационных контактах между человеком и растениями  и  об
экспериментальных исследованиях этих контактов еще не  закончен.  Толчком  к
дальнейшим   экспериментам   были   соображения   наших    коллег-скептиков.
Убедившись в том, что эксперименты с растениями выполнены  вполне  корректно
и что реакция растения на изменения психологического  состояния  человека  —
реальный факт, скептики направили  острие  своей  критики  на  интерпретацию
полученных результатов.
„Те факты, которые были получены в экспериментах с  растениями,  -  говорили
скептики, - вовсе не свидетельствуют о существовании  некоторых  неизвестных
ранее  физических  выбросов,  обеспечивающих  информационные  взаимодействия
между живыми существами. Речь идет в данном случае, по-видимому,  о  другом.
При возникновении
91
эмоционального  состояния  в  коже  человека  возникают  достаточно   мощные
химические процессы и происходят выбросы химических веществ,  Такие  выбросы
химических  веществ  в  момент  смены  психологических  состояний  достигают
растения и  вызывают  кожно-гальваническую  реакцию,  фиксируемую  на  ленте
энцефалографа.
Разумеется, действие физических факторов также нельзя исключить. Но  это  не
те физические  структуры  волнового  характера,  которые  не  сделались  еще
объектом современной науки.  Возможно,  что  это  просто  динамика  тепловых
излучений, изменение температуры тела, которые опять-таки  нельзя  исключить
при смене эмоциональных состояний" !.
Так  критиковали  нас  наши  коллеги-скептики,  и  нужно  сказать,  что   их
доброжелательная критика оказалась очень полезной. Она явилась стимулом  для
новой серии экспериментов, цель которой состояла в том, чтобы показать,  что
именно   образ   как   информационно-психологическая   реальность,    именно
материальные структуры,  обеспечивающие  функционирование  образа,  являются
причиной кожно-гальванической реакции в наших экспериментах.
Для доказательства такого дистанционного функционирования  образа  оказалось
достаточным лишь несколько видоизменить нашу схему эксперимента, немного  ее
усложнив. На этот раз на нашем  энцефалографе  осуществлялась  запись  не  с
одного, а с  двух  стоящих  рядом  на  столе  растений.  Растения  эти  были
расположены практически на одном расстоянии от испытуемого. Так же как  и  в
основном опыте, внушение эмоциональных состояний  испытуемым  осуществлялось
после того, как растения  „успокаивались"  и  на  ленте  энцефалографа  перо
начинало чертить прямую линию. Два свободных канала нашего  четыре  хканаль-
ного энцефалографа также использовались для контроля: одна  пара  электродов
была замкнута, другая - свободно подвешена.
Суть эксперимента состояла в том, что после погружения в  гипноз  испытуемые
попеременно отождествлялись то с одним растением,  то  с  другим,  причем  в
обоих  случаях  им  внушались  достаточно  сильные  эмоции,  адресованные  к
соответствующему растению.
В результате такого опыта была получена на  ленте  попеременная  регистрация
активности  растений.  При  этом   четко   было   зафиксировано   следующее:
определенное растение обнаруживало волну КГР  именно  тогда,  когда  к  нему
было  адресовано  эмоциональное  состояние  человека.  В  это  время   перо,
связанное  с  другим  растением,  записывало  прямую  линию.  Смена  каналов
активного растения, фиксирующего  волны  КГР,  происходила  одновременно  со
сменой адресата в тот момент, когда испытуемый по команде гипнотизера  менял
адресата внушенных ему эмоций.
1 Имеется в  виду  наша  экстериоризация  биофизической  структуры,  несущая
информацию о психическом состоянии человека. (Примеч. автора.)
92
Такие закономерные смены растения — объекта эмоций —  удавалось  производить
много раз, и каждый раз КГР регистрировалось  именно  с  того  растения,  на
которое была направлена эмоция испытуемого.
Как уже говорилось, схема  эксперимента  была  проста,  но  с  помощью  него
удалось внести некоторую ясность в причину биоинформационных  взаимодействий
между человеком  и  растением.  Прежде  всего  удалось  исключить  гипотезы,
связанные с выбросом химических веществ, которые будто  бы  вызывали  кожно-
гальваническую   реакцию   растений.   Эти    гипотезы    исключались    тем
обстоятельством, что растения стояли  практически  на  одном  расстоянии  от
человека. В этих условиях выброшенные испытуемым химические вещества  должны
были бы одновременно достигнуть обоих растений и одновременно вызвать у  них
КГР. По этой же причине можно  было  исключить  и  ту  физическую  гипотезу,
которая признавала изменение температуры тела причиной  кожно-гальванической
реакции растений.
Так, основательная критика наших честных скептиков-доброжелателей привела  к
организации эксперимента, исключившего гипотезы, лежащие  на  поверхности  и
рассматриваемые как наиболее вероятные. Этот пример чрезвычайно  поучителен.
Он свидетельствует о том,  что  в  исследовании  странных  явлений  скептики
нужны  и  даже  в  какой-то  мере  необходимы.  Но   нужны   доброжелательно
настроенные,  а  самое  главное  —  честные  скептики,  заинтересованные   в
развитии нашего действительного знания о мире, а не в  доказательстве  своих
наперед заданных гипотез.
Итак, контрольный эксперимент  с  попеременным  подключением  двух  растений
позволил оставить для  рассмотрения  лишь  гипотезу,  наименее  вероятную  с
точки зрения современной традиционной науки. Эта гипотеза предполагает,  что
материальный носитель идущего от человека сигнала должен  содержать  в  себе
самом некоторую структуру образа того живого  объекта,  к  которому  он  был
направлен.
Следовательно, образ именно этого,  а  не  иного  растения  вызывал  реакцию
данного  растения.  Отсюда  следует,   что   в   момент   изменения   своего
эмоционального состояния человек генерирует  не  просто  код  как  „мертвую"
последовательность  символов,  но  осуществляет  живое"  кодирование  живого
существа, живого организма. Организм этот взаимодействует со своим  образом,
закодированным в сообщении, и в результате  —  кожно-гальваническая  реакция
именно данного растения, а не какого-либо другого.
Здесь мы пока  можем  абстрагироваться  от  анализа  материального  носителя
образа. Быть  может,  в  данном  случае  опять-таки  имеется  взаимодействие
образа как  голографической  волны  с  объектом  как  выражением  устойчивой
волновой структуры. Эта волновая гипотеза  мира  легко  могла  бы  объяснить
отмеченные в эксперименте взаимодействия.
Существенно, что указанное  взаимодействие  является  фактом  в  достаточной
степени исключительным. Зарегистрированные в наших экспериментах явления  со
всей очевидностью говорят и  о  тех  барьерах,  которые  возникают  на  пути
изучения биоинформационных воздействий. Ведь чтобы зафиксировать факт  связи
между человеком и растением, было необходимо, во-первых, с  помощью  гипноза
снять регулирующее воздействие лобных долей испытуемого, во-вторых,  вызвать
с помощью все того же гипноза достаточно сильные эмоциональные  переживания.
Последнее  обстоятельство  свидетельствует  о  том,  что  зарегистрированная
форма   информационного   взаимодействия    требует    достаточно    мощного
психоэнергетического обеспечения.


смотреть на рефераты похожие на "Регистрация паранормальных явлений"