Психология

Характер. Типология характера по Фромму

Характер. Типология характеров по Э. Фромму.

      В  буквальном  переводе  с  греческого  характер   означает   чеканка,
отпечаток. В психологии под характером понимают совокупность  индивидуально-
своеобразных психических свойств, которые проявляются у личности в  типичных
условиях и  выражаются  в  присущих  ей  способах  деятельности  в  подобных
условиях. Характер взаимосвязан с другими сторонами личности, в частности  с
темпераментом  и  способностями.  В  общении  с  людьми  характер   человека
проявляется в манере поведения, манера общения, в способах  реагирования  на
действия и поступки людей.


                          Общие понятия о характере


      Характер - это индивидуальное сочетание существенных свойств личности,
выражающих отношение человека  к  действительности  и  проявляющихся  в  его
поведении, в его поступках.
      Характер,  как  и  темперамент,  является  достаточно   устойчивым   и
малоизменяемым.  Темперамент  на  форме  проявления  характера,  своеобразно
окрашивает те или иные его черты. Так, настойчивость у  холерика  выражается
в кипучей  деятельности,  у  флегматика  -  в  сосредоточенном  обдумывании.
Холерик трудится энергично, страстно, флегматик -  методично,  не  спеша.  С
другой стороны, и сам темперамент перестраивается  под  влиянием  характера:
человек с сильным характером может подавить некоторые отрицательные  стороны
своего темперамента, контролировать его проявления. С характером  неразрывно
связаны и способности. Высокий уровень способностей связан с такими  чертами
характера, как коллективизм  -  чувство  неразрывной  связи  с  коллективом,
желание работать для его блага, вера в свои силы и возможности,  соединенная
с   постоянной    неудовлетворенностью    своими    достижениями,    высокой
требовательностью к себе,  умением  критически  относиться  к  своему  делу.
Расцвет способностей связан с умением настойчиво преодолевать трудности,  не
падать  духом  под  влиянием  неудач,  работать   организованно,   проявлять
инициативу.  Связь  характера  и  способностей  выражается  и  в  том,   что
формирование  таких  черт   характера,   как   трудолюбие,   инициативность,
решительность,  организованность,  настойчивость,  происходит   в   той   же
деятельности ребенка, в которой формируются и его способности.  Например,  в
процессе труда как одного из  основных  видов  деятельности  развивается,  с
одной стороны, способность к труду,  а  с  другой  -  трудолюбие  как  черта
характера.
      Характер в отличие от темперамента обусловлен  не  столько  свойствами
нервной системы, сколько культурой человека, его воспитанием.
      Существует  разделение  черт  личности  человека  на  мотивационные  и
инструментальные.   Мотивационные   побуждают,   направляют    деятельность,
поддерживают ее, а инструментальные придают ей определенный стиль.  Характер
можно отнести к числу инструментальных личностных свойств.  От  него  больше
зависит не содержание, а манера выполнения деятельности.  Правда,  как  было
сказано, характер может проявляться и в выборе цели действия. Однако,  когда
цель определена, характер выступает больше в  своей  инструментальной  роли,
т.е. как средство достижения поставленной цели.
      Перечислим основные черты личности, которые входят в состав  характера
человека. Во-первых, это те свойства личности, которые  определяют  поступки
человека в выборе целей деятельности (более или менее  трудных).  Здесь  как
определенные  характерологические  черты  могут  проявиться  рациональность,
расчетливость  или  противоположные  им  качества.  Во-вторых,  в  структуры
характера включены черты, которые относятся  к  действиям,  направленным  на
достижение   поставленных    целей:    настойчивость,    целеустремленность,
последовательность и другие, а также альтернативные  им  (как  свидетельство
отсутствия  характера).  В  этом  плане  характер  сближается  не  только  с
темпераментом, но и с волей человека. В-третьих, с состав  характера  входят
чисто инструментальные черты,  непосредственно  связанные  с  темпераментом:
экстраверсия  -  интроверсия,  спокойствие  –  тревожность,  сдержанность  –
импульсивность, переключаемость – ригидность и  др.  своеобразное  сочетание
всех  этих  черт  характера  у  одного  человека  позволяет  отнести  его  к
определенному типу.

                     Типология характеров по Э. Фромму.

      Э.  Фромм  определяет  характер  как  "относительно  устойчивую  форму
канализации энергии человека  в  процессе  ассимиляции  и  социализации".  В
детстве  характер  формируется  в   семье,   которая   служит   "психическим
агентством"  общества.  Приспособление   ребенка   в   семейной   обстановке
вырабатывает у него характер с общей для большинства  членов  его  класса  и
культуры   сердцевиной.   На   сердцевину,   или   "социальный    характер",
накладываются варианты индивидуального характера, обусловленного  спецификой
влияния родителей.
      По мнению Э. Фромма, следовательно, типы характера являются  продуктом
взаимодействия ребенка и родителей, которое начинается с  момента  рождения.
Он 'дискутирует с  ортодоксальным  представлением  о  типах  как  результате
чередований стадий развития либидо. Анальный характер,  например,  не  имеет
никакого  отношения  к  либидо.  Запоры  –  это  не   причина   формирования
характера, а скорее его  выражение.  Важнейшим  фактором  является  домашняя
атмосфера, проникнутая духом стяжательства,  тревожности,  подозрительности.
У ребенка поэтому развивается "чувство дефицита", и  он  цепляется  за  все,
что имеет. Скупой человек – не  потому  скуп,  что  удерживает  фекалии;  он
крепко держится за любую вещь, включая фекалии.
      Его  родители  из  категории  людей,   проявляющих   щепетильность   в
требованиях туалета.

                           Рецептивная ориентация

      Человек с рецептивным характером считает, что все, в чем он  нуждается
должно быть  доставлено  извне.  Он  пассивно  опирается  на  авторитеты  в
получении знаний и помощи и вообще ищет в людях поддержки. Любовь для  него
означает  –  быть  любимым,  но  не  активный  процесс  любви;  он   крайне
чувствителен к любому недостатку любви или внимания. Пассивность связана  с
неспособностью  отказать  другим   и   бесконечным   поиском   "магического
помощника". Страх утраты любви препятствует выбору из  двух  друзей,  когда
того требует ситуация, ввиду возможности лишиться  расположения  одного  из
них. Этот тип любит поесть  и  выпить,  что  служит  средством  преодоления
беспокойства  и  депрессии.  Его  рот  особенно  заметная,  часто  наиболее
выраженная черта.  На  жизнь  он  смотрит,  как  правило,  с  оптимизмом  и
дружелюбием, пока не возникает угроза источнику  благополучия.  Отзывчив  и
оказывает помощь  другим,  но  за  этим  лежит  потребность  заручиться  их
благосклонностью.

                         Эксплуататорская ориентация

      Человек с эксплуататорской ориентацией пытается все получить от  людей
посредством силы  и  хитрости.  Что  касается  любви  и  привязанности,  он
испытывает эти чувства только к тем, кто еще что-то  может  дать.  Подобным
образом он ворует идеи и выдает их за  свои.  Недостаток  оригинальности  у
многих  одаренных  людей,   утверждает   Фромм,   объясняется   ориентацией
характера.  Установка  распространяется  на  материальные   вещи,   крайним
примером служит клептомания. Вещь доставляет удовольствие, только если  она
украдена, даже при наличии большого количества денег. Отличительной  чертой
является "кусающийся" рот, обычно  дающий  о  себе  знать  саркастическими,
язвительными   замечаниями   о   людях.    Этому    человеку    свойственны
подозрительность, цинизм,  зависть,  ревность.  В  общем,  он  предпочитает
имеющееся у других и предпринимает максимум возможного в целях присвоения.

                          Накопительская ориентация

      Скряга основывает безопасность на бережливости и сохранении имущества.
Расходы вызывают чувство опасности и тревожность. Он окружает себя  стеной,
за которую вносит, сколько возможно, и старается, чтобы  ничего  не  попало
наружу. Скупость распространяется равным образом как на  чувства  и  мысли,
так на деньги и вещи.  Даже  любовь  рассматривается  в  качестве  средства
присвоения     любимого.     Поведение     характеризуется      педантичной
упорядоченностью,      компульсивной      чистоплотностью,       навязчивой
пунктуальностью, упрямством. Подозрительность и  боязнь  интимности  обычно
являются сопутствующими чертами.

                             Рыночная ориентация

      Люди этой категории относятся к своей личности, как к товару,  который
можно купить и продать. Они формируют у себя качества, пользующиеся спросом
у других. У них отсутствует истинный стабильный характер, и на  самом  деле
они не  умеют  распоряжаться  своей  судьбой.  Основными  являются  чувства
опустошенности и беспокойства. Рыночная ориентация в равной мере  относится
к мышлению. Предназначение мышления сводится к быстрому схватыванию явлений
в целях успешного манипулирования. Это приводит  к  поверхностности  вместо
проникновения  в  сущность  феноменов.  У  таких  людей,  чтобы   выполнять
социальную роль и пользоваться спросом  на  рынке,  не  должно  сохраниться
индивидуальности.

                           Продуктивная ориентация

      Четыре    предыдущих    ориентации,    согласно    Фромму,    являются
непродуктивными.  Продуктивность  определяется  как  "способность  человека
использовать   свои   силы   и   реализовать   присущий   ему   потенциал".
Подразумевается  развитие  возможностей  творчества  и  любви,  полное   их
раскрытие. Такой человек не обязательно должен  стать  великим  ученым  или
художником. Он просто может независимо  мыслить,  уважать  себя  и  других,
получать  чувственное  наслаждение,  не  испытывая   тревоги,   восхищаться
творениями природы и искусства.  Короче  говоря,  он  наслаждается  жизнью.
Непродуктивные элементы  все  еще  сохраняются,  но  они  трансформируются.
Упрямство, например, становится настойчивостью, стремление  к  эксплуатации
превращается в способность взять инициативу на себя.
                        Внешняя  и внутренняя  речь.
                         Средства коммуникации. Речь

     Передача любой информации возможна лишь посредством знаков,  точнее  —
знаковых систем. Обычно различают вербальную  и  невербальную  коммуникацию,
но последнюю делят еще  на  несколько  форм:  кинестетика,  паралингвистика,
проксемика, визуальное общение. Каждая  из  них  образует  свою  собственную
знаковую систему.
     Проблему речи обычно ставят в психологии в контексте: мышление и речь.
Действительно с мышлением речь связана  особенно  тесно.  Генетически  речь
возникла вместе с мышлением в общественно-трудовой практике и развивалась в
единстве с ним в процессе общественно-исторического развития  человечества.
Значительную роль в речи играют и эмоциональные моменты: речь коррелируется
сознанием в целом. Сознание человека формируется в  общении  между  людьми.
Основная функция сознания — осознание бытия, его отражение, и язык  и  речь
выполняют ее специфическим образом:  они  отражают  бытие,  обозначая  его.
Речь, как и язык, если брать их в единстве, обозначает отражения бытия.  Но
они в то же время различны и обозначают два аспекта единого целого. Речь  —
это деятельность общения — выражения, воздействия, сообщения —  посредством
языка; речь — это язык в действии, это  форма  существования  сознания  для
другого, служащая средством общения с ним, и  форма  обобщенного  отражения
действительности, или форма существования мышления.
     Таким образом, речь — особая и  наиболее  совершенная  форма  общения,
свойственная только человеку. В речевом общении  участвуют  две  стороны  —
говорящий и слушающий. Говорящий отбирает слова, необходимые для  выражения
мысли, связывает их  по  правилам  грамматики  и  произносит  их  благодаря
артикуляции органов  речи.  Слушающий  воспринимает  речь,  так  или  иначе
понимает высказанную в  ней  мысль.  Ясно,  что  у  обоих  —  говорящего  и
слушающего — должно быть что-то общее, должны быть  одинаковые  средства  и
правила передачи мысли. Таким общим средством и  системой  правил  является
тот или иной национальный язык, вырабатываемый в процессе речевого  общения
на протяжении многих поколений.
     Язык — строго нормализованная система средств общения, а речь  ч-  его
применение в процессе общения для передачи мысли  и  чувства.  В  языке  нет
мыслей — это набор разных средств для выражения мысли.  Когда  же  из  этого
набора отобрана в речи некоторая определенная система языковых средств, —  в
ней будет высказана определенная мысль.

                                Функции речи

     Речь   выполняет   две   основные   функции   —   коммуникативную    и
сигнификативную, благодаря которым речь является средством общения и формой
существования мысли, сознания.
     Мы  знаем,  что  основным  в  слове   является   его   значение,   его
семантическое содержание. Наше внимание обычно сосредоточено  на  смысловом
содержании речи. Каждое слово  человеческого  языка  обозначает  какой-либо
предмет, указывает на него, вызывает у нас образ того или  иного  предмета;
говоря какие-то слова, мы каждый раз обозначаем тот или  иной  предмет,  то
или иное явление.  Этим  язык  человека  отличается  от  «языка»  животных,
который выражает  в  звуках  лишь  аффективное  состояние,  но  никогда  не
обозначает звуками определенных  предметов.  Это  основная  функция  слова,
которая называется сигнификативной. Обозначающая функция является важнейшей
функцией  слов,  составляющих  язык.  Она  позволяет  человеку  произвольно
вызывать образы соответствующих предметов, иметь дело с предметами  даже  в
их отсутствие. Как говорят некоторые психологи, слово позволяет «удваивать»
мир, иметь дело не только с наглядно воспринимаемыми образами предметов, но
и с образами предметов, вызванными во внутреннем  представлении  с  помощью
слов.
      Слово имеет и другую, более  сложную  функцию,  оно  дает  возможность
анализировать  предметы,  выделять  их  существенные   свойства,   относить
предметы к определенной категории. Таким образом, слово является  средством
абстракции и обобщения, отражает глубокие связи и отношения, которые  стоят
за предметами внешнего мира. Эта вторая  его  функция  обычно  обозначается
термином значение слова. Овладевая словом, человек автоматически  усваивает
сложную систему связей и  отношений,  в  которых  состоит  данный  предмет,
сложившихся  в   многовековой   истории   человечества.   Эта   способность
анализировать предмет, выделять в нем существенные свойства и относить  его
к определенным категориям и называется значением слова.
      Еще одна функция речи — коммуникативная —  включает  в  себя  средства
выражения и средства воздействия. Выразительная функция  сама  по  себе  не
определяет речи; речь не отождестви-ма с любой выразительной реакцией, речь
есть только там, где есть значение, имеющее материальный  носитель.  Всякая
речь говорит о чем-то, т.е. имеет какой-то предмет; всякая  речь  вместе  с
тем обращена к кому-то. Стержнем смыслового содержания речи  является  то,,
что она обозначает. Но живая речь обычно выражает  неизмеримо  больше,  чем
она собственно  обозначает.  Благодаря  заключенным  в  речи  выразительным
моментам, она сплошь и рядом далеко выходит за пределы абстрактной  системы
значений.
      Речь как средство выражения включается  в  совокупность  выразительных
движений — наряду с жестом, мимикой и пр. Звук, как выразительное движение,
имеется и у животных. Но речью, словом этот звук  становится'  лишь  тогда,
когда  он  перестает  только   сопровождать   соответствующее   аффективное
состояние  субъекта  и  начинает  его  обозначать.  Выразительная  функция,
включаясь в человеческую речь, перестраивается, входя  в  ее  семантическое
содержание.  В  таком  виде  эмоциональность   играет   в   речи   человека
значительную роль. Неверно  было  бы  целиком  интеллектуализировать  речь,
превращая  ее  только  в  орудие  мышления.  В   ней   есть   эмоционально-
выразительные компоненты, проступающие в ритме,  паузах,  в  интонациях,  в
модуляциях голоса и других выразительных экспрессивных моментах, Которые  в
большей или меньшей степени  всегда  имеются  в  речи  —  особенно  устной,
сказываясь, впрочем, и в  письменной  —  в  ритме  и  в  расстановке  слов.
Человеческая речь не  сводится  лишь  к  совокупности  знаний,  она  обычно
выражает и эмоциональное отношение человека к тому, о  чем  он  говорит,  и
часто к тому, к кому  он  обращается.  Можно  даже  сказать,  что  чем  она
выразительнее, тем более она — речь, а не  только  язык,  потому  что,  чем
выразительнее речь, тем больше в ней проявляется говорящий,  его  лицо,  он
сам.
      Будучи средством выражения, речь является вместе  с  тем  и  средством
воздействия. Функция воздействия в человеческой речи  —  одна  из  наиболее
основных ее функций. Человек говорит не  для  того,  чтобы  воздействовать,
если не непосредственно на поведение, то на мысль или чувства, на  сознание
других людей. Речь имеет социальное предназначение, она — средство общения,
и эту функцию  выполняет  в  первую  очередь,  поскольку  служит  средством
воздействия.
     Сигнальная мимика животных может иметь своим следствием  ту  или  иную
реакцию других животных, но средством сознательного воздействия, при помощи
которого  субъект  в   состоянии   оказать   воздействие,   соответствующее
поставленной им цели, может быть только речь,  которая  что-то  обозначает,
имеет  определенное  значение.  Речь  в  подлинном  смысле  слова  является
средством сознательного воздействия и сообщения на основе ее семантического
содержания, — в этом специфика речи в подлинном  смысле  слова,  т.е.  речи
человека.
     Итак,  в  речи  человека  можно  психологическим   анализом   выделить
различные функции, но они не внешние друг  другу  аспекты,  они  включены  в
единство, внутри которого определяют  и  опосредуют  друг  друга.  Понимание
является одним из конституирующих  моментов  речи.  Возникновение  речи  вне
общества невозможно,  речь  —  социальный  продукт,  она  предназначена  для
общения и возникает в общении. Две основные функции речи  —  коммуникативная
и сигнификативная, благодаря  которым  речь  является  средством  общения  и
формой существования мысли, сознания, —  формируются  одна  через  другую  и
функционируют одна в другой.
     Речь обычно должна  разрешить  какую-то  более  или  менее  осознанную
говорящим задачу и является действием, оказывающим то или  иное  воздействие
на тех, к кому она обращена. Для того, чтобы речь стала вполне  сознательным
действием, необходимо прежде всего, чтобы говорящий  четко  осознал  задачу,
которую должна разрешить  его  речь,  ее  основную  цель.  Однако  понимание
задачи, которую должна разрешить  речь,  предполагает  не  только  осознание
цели, но  и1  учет  условий,  в  которых  она  осуществляется.  Эти  условия
определяются характером предмета,  о  котором  идет  речь,  и  особенностями
аудитории, к которой она обращена. Лишь при  учете  целей  и  условий  в  их
соотношении человек знает, что и как ему сказать, и может строить свою  речь
как сознательное действие, способное разрешить задачу, которую он поставил.

                          Виды речевой деятельности

      Итак, речь — это  вербальная  коммуникация,  т.е.  процесс  общения  с
помощью языка. Различают следующие виды речи: внешняя и внутренняя. Внешняя
речь подразделяется, в свою очередь, на устную и письменную, а устная —  на
монологическую и диалогическую:



     Все виды речи тесно взаимодействуют друг  с  другом.  Общим  для  всех
видов речи является произнесение слов (вслух или про себя).  Однако  каждый
из  видов  речи  имеет  свои  специфические  особенности.   Когда   человек
произносит  что-то  про  себя  (внутренняя   р.ечь),   в   речедвигательный
анализатор от органов  речи  поступают  кинестезические  импульсы.  Никакая
мысль не может быть сформулирована без языка  и  без  материальных  речевых
процессов. При подготовке к устной и, особенно, к письменной  речи  имеется
фаза внутреннего проговаривания речи про себя. Это и есть внутренняя речь.
     Внешняя речь, как уже было сказано,  бывает  устной  и  письменной.  В
письменной речи условия общения опосредствованы  текстом.  Письменная  речь
более  концентрирована  по  содержанию,  чем   устная,   разговорная.   Под
письменной понимают речь с использованием письменных знаков. В  большинстве
современных языков (кроме языков,  в  которых  применяется  идеографическое
письмо), звуки речи обозначаются буквами.  Письменная  речь  —  процесс,  в
котором  имеется  образуемый  из  сложного  соотношения   речевых   звуков,
воспринимаемых слухом  букв,  видимых  зрением,  и  производимых  человеком
речедвижений (так как звуки языка не  могут  появиться  без  речедвижений).
Отсюда понятно, что письменная речь появляется позже устной  и  формируется
на ее основе. Это  относится  к  развитию  ее  как  в  обществе,  так  и  в
индивидуальной жизни  человека.  Процессы  анализа  и  синтеза  видимого  и
слышимого слова различны. Отсюда следует, что переходы от одного к  другому
должны  специально  разрабатываться.  В  этом   состоит   задача   обучения
письменной речи.
      Слышимая речь, которая кем-то произносится, называется устной речью. В
устной речи общение ограничено условиями  пространства  и  времени.  Обычно
собеседники хорошо видят друг друга или находятся на таком расстоянии,  что
могут услышать сказанные слова, что накладывает отпечаток на характер речи.
При изменении условий, например при разговоре по  телефону,  характеристики
речи обычно меняются (она становится более краткой, менее  обстоятельной  и
т.п.). Особенно значительно изменяется характер речевого общения при  теле-
и радиовещании, когда слушающий  не  имеет  возможности  подать  реплику  и
получить на нее ответ.
     Устная речь может быть диалогической и  монологической.  Диалогическая
речь  поддерживается  взаимными  репликами  собеседников,   называясь   еще
разговорной. Обычно  она  не  полностью  развернута,  так  как  многое  или
вытекает из того, что было сказано раньше, или заранее известно  говорящим,
или очевидно из  имеющейся  ситуации.  Поддержание  разговорной  речи,  как
правило,  требует  естественный  ответ  на   побуждение   собеседника   или
существует как реакция на происходящее вокруг.
     Монологическая речь продолжается  достаточно  долго,  не  перебивается
репликами  других  и  требует   предварительной   подготовки.   Обычно   это
развернутая, подготовленная речь (например, лекция,  доклад,  выступление  и
т.п.).  При  подготовке  такая  речь  нередко  неоднократно  проговаривается
(особенно ее  отдельные  места),  перестраивается  план,  отбираются  нужные
слова и предложения  и,  часто,  письменно  фиксируется  план  устной  речи.
Монологическая  речь  имеет  большую   композиционную   сложность,   требует
завершенности мысли, строгой  логики  и  последовательности.  Монологическая
речь труднее диалогической, ее развернутые формы  в  онтогенезе  развиваются
позднее и ее.  формирование  у  учащихся  представляет  специальную  задачу,
которую педагогам приходится решать на протяжении всех лет обучения.
      Как  уже  отмечалось,  передача   любой   информации   возможна   лишь
посредством знаков, знаковых  систем.  В  коммуникативном  процессе  обычно
выделяют  вербальную  (в  качестве  знаковой  системы  используется   речь,
характеристики которой мы рассмотрели) и невербальную  коммуникацию  (когда
используются различные неречевые знаковые системы).  Рассмотрим  каждую  из
систем.
      Вербальная  коммуникация  использует  в  качестве   знаковой   системы
человеческую речь. Под речью здесь понимается естественный  звуковой  язык,
т.е. система фонетических знаков, включающих два принципа —  лексический  и
синтаксический. Речь является самым универсальным  средством  коммуникаций,
поскольку при передаче информации с ее помощью менее всего  теряется  смысл
общения.  Благодаря   ей   осуществляется   кодирование   и   декодирование
информации. Диалогическая речь как специфический вид разговора представляет
собой  последовательную  смену  коммуникативных  ролей,  в   ходе   которой
выявляется смысл речевого сообщения.
      Вообще относительно использования речи как некоторой знаковой  системы
в  процессе  коммуникации  справедливо  все,  что  говорилось  о   сущности
коммуникации  в  целом.  Это  означает,  что  посредством  речи  не  просто
«движется»  информация,   но   участники   коммуникации   особым   способом
воздействуют друг  на  друга,  ориентируют  и  убеждают  друг  друга,  т.е.
стремятся достичь определенного изменения поведения.
     В   работах   чехословацкого   социального    психолога    Я.Яноу-шека
последовательность действий говорящего и слушающего исследована  достаточно
подробно. С точки зрения передачи и восприятия смысла сообщения схема К—С—Р
(коммуникатор—сообщение—реципиент)    асимметрична.    Для    коммуникатора
(говорящего)   смысл   информации   предшествует    процессу    кодирования
(высказыванию), так как он сначала  имеет  определенный  замысел,  а  затем
воплощает  его  в  систему  знаков.  Для  слушающего   (реципиента)   смысл
принимаемого сообщения раскрывается одновременно с декодированием.
     Точность  понимания  слушающим  смысла   высказывания,   может   стать
очевидной   для   коммуникатора   лишь   тогда,   когда   произойдет   смена
«коммуникативных ролей», т.е. когда реципиент превратится в коммуникатора  и
своим высказыванием даст знать, как он понял  принятую  информацию.  Диалог,
или диалогическая речь, как специфический вид разговора  представляет  собой
последовательную смену коммуникативных  ролей,  в  ходе  которой  выявляется
смысл   речевого   сообщения,   т.е.   происходит   «обогащение,    развитие
информации».
      Содержание  общения  состоит  в  том,  что  в  процессе   коммуникации
осуществляется взаимовлияние людей друг на друга. Чтобы  полностью  описать
этот процесс, недостаточно знать только  структуру  коммуникативного  акта,
необходимо еще проанализировать и мотивы общающихся, их цели,  установки  и
пр. Для этого нужно обратиться к тем знаковым системам, которые включены  в
речевое общение помимо речи. Хотя речь и является  универсальным  средством
общения, она приобретает значение только при условии  включения  в  систему
деятельности, в свою очередь обязательно дополняемое употреблением  других,
неречевых знаковых  систем.  Поэтому  коммуникативный  процесс  оказывается
неполным, если мы отвлекаемся от невербальных его средств.
      Невербальная коммуникация. Первым  среди  них  нужно  назвать  оптико-
кинетическую  систему  знаков,  что  включает   в   себя   жесты,   мимику,
пантомимику.. В целом эта оптико-кинетическая система предстает  как  более
или менее отчетливо воспринимаемое свойство общей моторики, преимущественно
различных частей тела (рук — и тогда мы имеем жестикуляцию; лица — и  тогда
мы имеем мимику; позы — и тогда мы имеем пантомимику). Эта  общая  моторика
различных частей тела отображает эмоциональные реакции человека,  благодаря
чему общение приобретает нюансы. Эти нюансы оказываются неоднозначными  при
употреблении, например, одних и тех  же  жестов  в  различных  национальных
культурах.
     Паралингвистическая    и    экстралингвистическая    системы    знаков
представляют   собой   также   «добавки»   к    вербальной    коммуникации.
Паралингвистическая система — это система вокализации, т.е.  тембр  голоса,
его диапазон, тональность. Экстралингвистическая система — включение в речь
пауз, а также других средств, например покашливание, плач, смех и, наконец,
темп речи.
     Проксемика   —   это   специальная   область,   занимающаяся   нормами
пространственной и временной организации общения.  Основатель  проксемики  —
Э.Холл  предложил  особую  методику  оценки  интимности  общения  на  основе
изучения организации его пространства.
     Визуальное общение («контакт  глаз»)  —  новая  область  исследования.
Доказано, что, как и все невербальные средства, контакт глаз имеет  значение
дополнения к вербальной коммуникации.
     Для всех четырех систем невербальной коммуникации важен  общий  вопрос
методологического   характера.   Чтобы   описанные   системы    невербальной
коммуникации как-то расширяли ее, должна иметь  место  некоторая  общая  для
общающихся  система  кодов.  Есть  такое  понятие   «семантически   значимая
информация» — это  как  раз  та  информация,  которая  влияет  на  изменение
поведения,  т.е.  та,  которая  имеет  смысл.  В  настоящее  время  в  науке
предпринимаются попытки, направленные на выделение  каких-то  единиц  внутри
каждой системы знаков по аналогии с единицами в системе речи.  Эта  проблема
как раз и представляет собой главную трудность.
     В целом можно сделать  вывод,  что  анализ  всех  систем  невербальной
коммуникации   показывает,   что    они,    несомненно,    играют    большую
вспомогательную роль (а иногда самостоятельную) в коммуникативном  процессе.
Обладая  способностью  не  только   усиливать   или   ослаблять   вербальное
воздействие, все системы невербальной коммуникации  помогают  выявить  такой
существенный  параметр  коммуникативного   процесса,   как   намерение   его
участников.  Вместе  с  вербальной   системой   коммуникации   эти   системы
обеспечивают  обмен   информацией,   необходимый   людям   для   организации
совместной деятельности.
             Развивающее обучение (Д.Б. Эльконин – В.В. Давыдов)
      Развивающее обучение системы Д. Б. Эльконина - В. В. Давыдова  (РО)  -
это целостная педагогическая система,  альтернативная  традиционной  системе
школьного обучения, одна из государственных систем развивающего обучения
      Цель развивающего обучения - развитие ученика как субъекта учения.
      Развивающее обучение предполагает  кардинальное  изменение  содержания
школьного образования, основу которого  должна  составлять  система  научных
понятий.
      Суть его в следующем: формирование умения учиться связано с  развитием
психологических  новообразований  и  способностей:   основы   теоретического
сознания и мышления,  рефлексия,  анализ,  планирование.  Конечная  цель  РО
состоит в том, чтобы  обеспечить  каждому  школьнику  условия  для  развития
самоизменяющегося субъекта учения.  Быть  таким  субъектом  -  значит  иметь
потребность в самоизменении и быть способным  удовлетворять  ее  посредством
учения, т.е. хотеть, любить и уметь учиться.
      Основные умения учащихся -  видеть,  формулировать  проблему,  ставить
цель,  планировать  действия,  анализировать,  моделировать,   выдвигать   и
защищать гипотезы, осуществлять контроль и оценку своих действий.
      В 60-е гг. был создан научный коллектив  под  руководством  психологов
В.В.Давыдова  и  Д.  Б.  Эльконина,  который  исследовал  значение  младшего
школьного возраста в психическом развитии человека.  Было  выявлено,  что  в
современных  условиях   в   этом   возрасте   можно   решать   специфические
образовательные задачи  при  условии  развития  учебной  деятельности  и  ее
субъекта,  абстрактно-теоретического  мышления,   произвольного   управления
поведением.
      Исследованиями было  также  установлено,  что  традиционное  начальное
образование  не  обеспечивает  полноценного  развития  большинства   младших
школьников. Это означает, что оно не  создает  необходимых  «зон  ближайшего
развития», а лишь тренирует и закрепляет те психические функции,  которые  в
своей основе  возникли  и  начали  развиваться  еще  в  дошкольном  возрасте
(чувственное наблюдение, эмпирическое мышление, утилитарная память и т.п.).
      Такое обучение ориентировано не только на ознакомление с фактами, но и
на  познание  отношений  между  ними,   установление   причинно-следственных
связей, на  превращение  отношений  в  объект  изучения.  Исходя  из  этого,
В.В.Давыдов  и  Д.Б.Эльконин  предлагают  перестроить   содержание   учебных
предметов и логику (способы) его изложения в учебном процессе.
      Предложенная   система   развивающего    обучения    противопоставлена
существующей системе обучения, прежде всего, по принципиальному  направлению
—  формирование  познавательной  деятельности   школьника.   Известно,   что
традиционное обучение преимущественно направлено от  частного,  конкретного,
единичного к общему, абстрактному, целому; от случая, факта  к  системе;  от
явления к сущности. Развивающееся в ходе такого  обучения  мышление  ребенка
названо В. В.Давыдовым эмпирическим.
      Данный тип обучения, по мнению В.В.Давыдова, повсеместно доминирует  в
школе и характерен также и для  большинства  новаций,  в  том  числе  и  для
системы  Л.  В.  Занкова.   Так,   сотрудники   его   лаборатории,   проводя
обследование,  проверяли  способность  детей  к  классификации,  группировке
предметов.
      Учащиеся  экспериментальных  классов  легко   переходили   от   одного
основания группировки к другому. Однако это был лишь показатель  развития  у
них эмпирического мышления.
      Основной линией умственного развития в теории Л. В.  Занкова  является
образование   «функциональной   системы   разнородных   способов   действия»
(обобщения, выделения  существенного,  анализирующего  наблюдения).  Однако,
несмотря на принцип теоретизации учебного материала, Л.В.Занков,  по  мнению
В.В.Давыдова,  не  смог  на  философско-логическом  уровне  понять  значений
теоретических знании для развития  школьников.  Овладение  понятиями  —  это
процесс  формирования  определенной  операциональной  системы.  Если  знания
усваиваются в процессе эмпирического мышления,  то  у  учащихся  формируются
такие  умственные  действия,  как   сравнение,   обобщение   (абстракция   и
конкретизация). Для получения теоретических знаний «требуется,  —  пишет  Э.
В. Ильенков, — не абстракция, а синтез и анализ». Вместе с тем в системе  Л.
В. Занкова формирование понятий складывается  большей  частью  по  линии  от
чувственно-воспринимаемых фактов к абстракции.
      В.В.Давыдов поставил вопрос о  возможности  концептуальной  разработки
новой системы обучения с направлением, обратным традиционному: от  общего  к
частному,  от  абстрактного  к  конкретному,  от  системного  к  единичному.
Развивающееся  в  процессе  такого  обучения  мышление  ребенка  названо  В.
В.Давыдовым теоретическим, а само такое обучение  —  развивающим.  При  этом
В.В.Давыдов  опирается  на  исходные"  положения   Л.С.Выготского,   Д.   Б.
Эльконина относительно того, что ведущая значимость  обучения  в  умственном
развитии  выражается  прежде  всего  через  содержание  усваиваемых  знаний,
производным от которого являются методы (или способы) организации обучения.
      Готовность младших  школьников  к  овладению  теоретическими  знаниями
В.В.Давыдов усматривает в самой логике психологического развития ребенка,  и
прежде всего развития воображения и ориентации на отслеживание  генетически-
смысловых связей и отношений. Достигая школьного возраста, ребенок  обладает
сильно развитым воображением, которое значительно раздвигает
      рамки чувственно-воспринимаемой реальности и выводит детское  сознание
за  пределы  непосредственно  опытных  ограничений.  Это  позволяет  ребенку
постигать  целое  раньше  частей,  отмечать  главное  на  фоне   частностей,
предвосхищать  результат  действия  до  его  совершения  и  т.д.  При   этом
направленность детского сознания всегда связана с желанием  понять,  постичь
сам факт происхождения явления (откуда и как  оно  рождается,  появляется  и
т.п.), распознать  его  сущностное  назначение,  смысл  в  окружающей  жизни
(«зачем оно нужно, для чего оно служит, какова его роль и т.п.»).
      Данные особенности развития свидетельствуют о зачатках  теоретического
мышления у детей преддошкольного возраста,  которые  служат  психологическим
базисом, естественной основой формирования теоретических знаний в  начальной
школе, носящих обобщенно-смысловой характер отражения действительности.
      В основе теоретического мышления лежит содержательное обобщение.
      Ребенок, анализируя некоторую развивающуюся систему предметов, может
обнаружить ее генетически исходное, существенное или всеобщёе основание.
Выделение и фиксация этого основания есть содержательное обобщение данной
системы. Опираясь на это обобщение, он способен затем мысленно проследить
происхождение частных, и единичных особенностей системы. Теоретическое
мышление в том и заключается, что создает содержательное обобщение той или
иной системы, а затем строит эту систему, раскрывая всеобщность ее
основания.
В.В. Давыдов приводит шесть основных различий эмпирического и торитического
знания.

                             Эмпирическое знание
1. Вырабатывается в сравнении предметов, представлений о них; в результате
  в них выделяются общие свойства

2. При сравнении выделяется некоторая совокупность предметов, относимых к
  определенному классу (на основе формально общего свойства, без раскрытия
  внутренней их связи).

3.    Опирается на наблюдение, отражает в представлении предмета

  внешние его свойства

4. Формально общее свойство рядополагается с особенным и единичным

5. Конкретизация состоит в под

  боре иллюстраций, примеров, входящих в данный класс предметов.
6. Средством фиксации являются

  слова-термины.



                            Теоретическое знание
1. Возникает при анализе роли и

   функций некоторого особенного отношения внутри целостной системы,
   отношение является генетически исходной основой всех проявлений системы.

2. В процессе анализа раскрывается

   генетически     исходное     отношение,

   всеобщее основание, сущность целостной системы.

3. Возникает как осмысленное пре

   образование предметов, отражает их

   внутренние отношения и связи, «вы

   ходя» за пределы представления

4. Связь реально существующего

   всеобщего отношения целостной системы и ее различных проявлений
   фиксируется как связь всеобщего и единичного

5. Конкретизация состоит в выведении и объяснении особенных и единичных
   проявлений всеобщего основания целостной системы.

6. Выражаются в способах умственной деятельности, а затем в символознаковых
   средствах.
      В.В.Давыдов дает характеристику теоретического знания,  получаемого  в
результате  содержательного  абстрагирования  и  обобщения.  Оно  составляет
основу  развивающего   обучения.   Подчеркивается   важность   мыслительного
действия анализа  (и  соответственно  синтеза),  а  не  только  сравнения  и
преобразования для установления  генетически  исходного  основания  и  связи
всех свойств  для  выявления  и  обработки  обобщенного  способа  умственной
деятельности.
      Еще одно существенное отличие теоретического знания  состоит  в  том,
что при его формировании  вскрываются,  устанавливаются  связи  всеобщего  и
единичного  внутри   целостной   системы,   понимание   ее   сущности,   что
предполагает активную мыслительную деятельность  не  только  представление).
И,  наконец,  форма  существования  теоретического  знания.  В   теории   В.
В.Давыдова это, прежде всего, способы  умственной  деятельности,  обобщенные
способы действий.
      Такое понимание теоретического знания и основного направления обучения
как  восхождения  от  абстрактного  к  конкретному  основывается  на   иной,
собственно   психологической   интерпретации   существующих    дидактических
принципов.  Так,  В.  В.Давыдов,   рассмотрев   общедидактические   принципы
сознательности,  наглядности,   преемственности,   доступности,   научности,
утверждает другую, собственно психолого-педагогическую их природу:
принцип преемственности трансформируется в принцип качественного

различия стадий обучения, каждая из которых соотносится с разными этапами

психического развития;
принцип  доступности  трансформируется  в  принцип  развивающего   обучения,
наполняясь новым содержанием, «когда можно закономерно управлять

темпами и содержанием развития посредством организации обучающего воз

действия»;
принцип сознательности имеет новое содержание как принцип деятельности.  При
этом ученики получают сведения не в готовом виде, а лишь выясняя,

устанавливая  условия  их  происхождения  как  способов  деятельности.  Этот
третий принцип послужил основой для формирования новой модели  обучения  как
преобразующе-воспроизводящей деятельности обучающихся;
* принцип наглядности фиксируется В. В.Давыдовым как  принцип  предметности.
Реализуя этот принцип, обучающийся должен выявить предмет и представить его
в виде модели. Это существенная характеристика преобразующе-воспроизводящей
   деятельности    обучения,    когда    модельное,  знаково  символическое
представление ее процесса и результата занимает значительное место.
      При   всем   различии   эмпирического   и   теоретического   мышления,
соответствующих им мыслительных действий и знаний, оба  этих  типа  мышления
необходимы  каждому  человеку,   поскольку   они   дополняют   друг   друга.
Теоретическое мышление решает присущие ему задачи в самых  различных  сферах
общественного сознания — научном познании, создании художественных  образов,
разработке правовых  норм,  поиске  нравственных  и  религиозных  ценностей.
Поэтому неправомерно связывать его с оперированием лишь научными понятиями.
      Развивающее обучение  должно  разрабатываться  в  соответствии  с  его
структурой и  особенностями.  В.В.Давыдов  формулирует  основные  положения,
характеризующие не только содержание учебных  предметов,  но  и  те  умения,
которые должны быть сформированы у учащихся при усвоении  этих  предметов  в
учебной деятельности.
1. Усвоение знаний,  носящих  общий  и  абстрактный  характер,  предшествует
знакомству учащихся с более  частными  и  конкретными  знаниями;  последние
выводятся учащимися из общего и абстрактного как из своей единой основы.
2. Усвоение знаний, конституирующих данный учебный предмет или его

основные разделы, в процессе анализа условий их происхождения, благодаря

которым они становятся необходимыми.
3. Формирование умения при выявлении предметных источников тех или

иных  знаний  обнаруживать  в  учебном  материале   генетически   исходное,
существенное,  всеобщее  отношение,  определяющее  содержание  и  структуру
объекта данных знаний.
4. Умение воспроизводить это отношение в особых предметных, графических  или
буквенных моделях, позволяющих изучать его свойства в чистом

виде.
5. Умение конкретизировать генетически исходное, всеобщее отношение

изучаемого объекта в системе частных знаний о нем в таком единстве, которое

обеспечивает мысленные переходы от всеобщего к частному и обратно.
6. Умение переходить от выполнения действий в умственном плане к

выполнению их во внешнем плане и обратно.
      В основе развивающего обучения школьников по системе В.В.  Давыдова  -
Д.Б. Эльконина лежит теория формирования учебной деятельности и ее  субъекта
в процессе усвоения теоретических знаний посредством  анализа,  планирования
и рефлексии.
      Данный приоритет основан на результатах исследований  Д.Б.  Эльконина,
согласно которым основным критерием умственного  развития  ребенка  является
наличие   правильно   организованной    структуры    учебной    деятельности
(сформированная  учебная  деятельность)  с  ее  компонентами  —  постановкой
задачи, выбором средств, самоконтролем и самопроверкой, а  также  правильное
соотношение предметных и символических планов в учебной деятельности.
      В соответствии с теорией В.В. Давыдова  для  формирования  полноценной
учебной  деятельности   у   младших   школьников   необходимо,   чтобы   они
систематически решали учебные задачи. При  этом  они  находят  общий  способ
подхода ко многим частным задачам, которые в последующем выполняются как  бы
с ходу и сразу правильно.
      Учебная  задача  решается  посредством  системы  действий.  Первое   —
принятие учебной задачи, второе — преобразование ситуации, входящей в нее.
     Усвоение теоретических  знаний  посредством  соответствующих  действий
требует  ориентации   на   существенные   отношения   изучаемых   предметов,
предполагающей анализ, планирование и рефлексию  содержательного  характера.
Поэтому при усвоении теоретических знаний  возникают  условия  для  развития
названных  мыслительных  действий  как  важных  компонентов   теоретического
мышления.
      Носитель учебной деятельности — ее субъект. Младший школьник  в  этой
роли выполняет учебную деятельность  первоначально  вместе  с  другими  и  с
помощью  учителя.  Развитие  субъекта  происходит  в   самом   процессе   ее
становления, когда школьник постепенно превращается в  учащегося,  т.  е.  в
ребенка, изменяющего и совершенствующего самого себя. Для  этого  он  должен
знать о своих в  чем-либо  ограниченных  возможностях,  стремиться  и  уметь
преодолевать свою собственную  ограниченность.  Это  означает,  что  ребенок
должен рассматривать основания своих собственных  действий  и  знаний,  т.е.
рефлексировать.
       Развитие   у   ребенка   потребности    в    учебной    деятельности,
соответствующих  мотивов  способствует  усилению  желания  учиться.   Именно
желание и умение  учиться  характеризуют  младшего  школьника  как  субъекта
учебной деятельности.
      Первоначально  младшие  школьники   выполняют   учебную   деятельность
совместно, поддерживают друг друга в решении задачи,  обсуждают  и  выбирают
пути поиска данного решения. Именно  в  этих  ситуациях  и  возникают  «зоны
ближайшего развития». Иными словами, на первых этапах  учебная  деятельность
выполняется коллективным субъектом.  Постепенно  эту  деятельность  начинает
самостоятельно   осуществлять   каждый,   становящийся   ее   индивидуальным
субъектом.
      Концепция развивающего  обучения  В.  В.Давыдова  и  Д.  Б.  Эльконина
нацелена, прежде всего, на развитие творчества как основы  личности.  Многие
положения  этой  концепции  получили  подтверждение  в  процессе  длительной
экспериментальной работы.
      Развивающее  обучение  по  системе  Д.  Б.  Эльконина—В.   В.Давыдова,
внедренное   в   практику   школьного   обучения,   получило    всестороннюю
интерпретацию  в  работах  Л.И.Айдаровой,  А.  К.   Марковой,   В.В.Рубцова,
А.З.Зака, В.В.Репкина, М. М. Разумовской, Г.  Г.  Граник  и  др.  Сама  идея
развивающего  обучения  кратко  воплотилась  в  экспериментальных   системах
обучения Д.Н.Богоявленского,  С.Ф.Жуйкова,  М.Ф.Косиловой,  И.Я.Каплуновича,
Б.Е-Хаева, а также в опыте работы Т.В.  Некрасовой,  Г.Н.  Кудиновой  и  др.
Развитие и апробация системы Эльконина-Давыдова продолжается и  в  настоящее
время.
     Однако  эта  концепция  пока  недостаточно  реализуется   в   массовой
образовательной практике.

             Теория поэтапного формирования умственных действий
                              (П.Я. Гальперин)

      Наиболее полно и  теоретически  обоснованно  преимущества  управления,
программирования  в  образовательном  процессе  представлены  в  направлении
обучения,  основанном  на  психологической  теории  формирования  умственных
действий'.   П.   Я.   Гальперин,   поставив   задачу   "приоткрытая   тайны
возникновения психического процесса", т. е. того,  как  может  материальное,
предметное преобразоваться в идеальное,  психическое,  разработал  целостную
схему этого преобразования. Совместно с Н.  Ф.  Талызиной  эта  теория  была
реализована  на  практике  в  процессе  обучения.  Исходными  теоретическими
постулатами послужили следующие  положения,  разработанные  в  отечественной
психологии Л. С. Выготским, С. Л. Рубинштейном, А. Н. Леонтьевым:
      —        всякое    внутреннее    психическое    есть     превращенное,
интериоризированное внешнее, сначала    психическая    функция     выступает
   как    интерпсихологическая,    затем    как интрапсихологическая (Л.  С.
Выготский);

      —     психика   (познание)   и   деятельность   суть    единство,    а
не   тождество    (С.    Л.  Рубинштейн):    психическое    формируется    в
деятельности,   деятельность   регулируется  психическим  (образом,  мыслью,
планом);

психическая  внутренняя  деятельность  имеет  такую  же  структуру,  что   и
внешняя, предметная (А. Н. Леонтьев, Н. Ф. Талызина);

психическое  развитие  имеет  социальную  природу.  "Развитие   человеческих
индивидов  пошло    не    путем  развертывания   внутреннего   наследственно
заложенного видовым опытом,  а путем усвоения внешнего общественного  опыта,
закрепленного в средствах производства, в языке (А. Н. Леонтьев)";

деятельностная  природа  психического,  образа  "позволяет  рассматривать  в
качестве  его  единицы  действие".   "...Отсюда  следует,  что  и  управлять
формированием образов молено   только   через  посредство    тех   действий,
 с  помощью   которых  они

формируются ".
      П. Я, Гальперин поставил перед обучением принципиально новые задачи:

а)    описать    любое    формируемое     действие     совокупностью     его
свойств,   подлежащих

формированию;  б)  создать  условия  для  формирования  этих   свойств;   в)
разработать систему

ориентиров,  необходимых  и   достаточных   для   управления   правильностью
формирования

действия  и  избегания  ошибок.  П.  Я.   Гальперин  разграничил  две  части
осваиваемого

предметного действия: его понимание и умение  его  выполнить.  Первая  часть
играет роль

ориентировки и названа "ориентировочной", вторая  —  исполнительная.  П.  Я.
Гальперин

придавал  особую  роль  ориентировочной  части,  считая  ее  и  "управляющей
инстанцией",

позднее   он    назовет    ее    "штурманской    картой".    В    результате
проведенных   П.   Я.

Гальпериным и его учениками исследований было установлено, что:
      "...а. Вместе с действиями формируются чувственные образы и понятия  о
предметах  этих  действий.  Формирование   действий,   образов   и   понятий
составляет разные стороны одного и того  лее  процесса.  Более  того,  схемы
действий и схемы предметов могут в значительной мере замещать друг  друга  в
том  смысле,   что   известные   свойства   предмета   начинают   обозначать
определенные способы действия, а за каждым  звеном  действия  предполагаются
определенные свойства его предмета.
      б.    Умственный план составляет только  один  из  идеальных,  планов.
Другим   является   план   восприятия.      Возможно,       что      третьим
самостоятельным   планом   деятельности отдельного  человека  является  план
речи. Во всяком случае, умственный план образуется только на основе  речевой
формы действия.
      в.    Действие   переносится   в   идеальный   план    или    целиком,
  или   только   в   своей ориентировочной части.  В этом  последнем  случае
исполнительная часть действия  остается  в  материальном  плане  и,  меняясь
вместе  с  ориентировочной  частью,   в  конечном   счете   превращается   в
двигательный навык.
      г.    Перенос действия в идеальный, в  частности  в  умственный  план,
совершается путем

отражения  его  предметного, содержания  средствами каждого  из этих  планов
 и

выражается многократными последовательными изменениями формы действия.
      д.     Перенос  действия  в  умственный   план,   его   интериоризация
составляют только одну линию его изменений. Другие, неизбежные  и  не  менее
важные  линии  составляют  изменения:  полноты  звеньев  действия,  меры  их
дифференцировки, меры овладения шли, темпа,  ритма  и  силовых  показателей.
Эти изменения обусловливают, во-первых, смену  способов  исполнения  и  форм
обратной связи, во-вторых, определяют достигнутые качества  действие  Первые
из этих изменений ведут к преобразованию идеально  выполняемого  действия  в
нечто, что в самонаблюдении  открывается  как  психический  процесс;  вторые
позволяют управлять формированием  таких  свойств  действия,  как  гибкость,
разумность, сознательность, критичность и т. д. ".

      Основной характеристикой выполняемых действий П. Я.  Гальперин  считал
разумность. По сравнению с традиционным обучением по типу проб и ошибок,  П.
Я.  Гальперин  обосновал  преимущества  второго  и  особенно  третьего  типа
учения,   где   реализуется   полная   ориентировочная    основа    действия
обучающегося.
      Данная теория  явилась  фундаментом  разработанного  Н.  Ф.  Талызиной
программирования учебного процесса как программы управления им.
      Н. Ф. Талызина с позиции теории управления и на основе  теории  П.  Я.
Гальперина о  планомерном  формировании  умственных  действий  разрабатывает
основные элементы нового  направления  программирования  учебного  процесса:
его  цель  —  определение  исходного  уровня   познавательной   деятельности
обучающихся,  определение  содержания  обучения   как   системы   умственных
действий,  определение  средств,  т.  е.  действий  как  обобщенных  средств
усвоения широкого круга знаний по третьему  типу  ориентировки;  определение
пяти  основных  этапов  усвоения,  на  каждом   из   которых   к   действиям
предъявляются свои требования; разработка  алгоритма  (системы  предписаний)
действий, обратная связь и  обеспечение  на  ее  основе  регуляции  процесса
научения.
      Существенным  для  реализации   этого   направления   программирования
являются   общие   характеристики   действий:   по   форме    (материальная,
внешнеречевая, речь "про себя", умственная); по степени  обобщенности;  мере
развернутости; мере освоения действия и по тому, дается  ли  оно  в  готовом
виде или осваивается самостоятельно. В действии выделяются  ориентировочные,
исполнительные и контрольные  функции.  Согласно  Н.  Ф.  Талызиной,  "любое
действие человека представляет собой своеобразную  микросистему  управления,
включающую   "управляющий   орган"   (ориентировочная    часть    действия),
исполнительный "рабочий орган" (исполнительная часть действия),  следящий  и
сравнивающий, механизм (контрольная  часть  действия)".  Центральным  звеном
формирования  умственных  действий  является  его  ориентировочная   основа,
характеризуемая  полнотой,   обобщенностью   и   степенью   самостоятельного
освоения действий. Третий тип  ориентировочной  основы  действий,  отличаясь
оптимумом полноты, обобщенности, самостоятельности,  обеспечивает  наивысшую
эффективность  формирования  умственных  действий.   Соотнося   существующие
подходы  к  обучению,  Н.  Ф.  Талызина  отмечает,  что   по   сравнению   с
бихевиористской  теорией  программирования  теория  поэтапного  формирования
умственных действий "программирует и строит наиболее рациональную  структуру
(систему познавательных действий)  ".  Это  подлинное  управление  развитием
человека. В те  же  время  эта  теория  служит  примером  "последовательного
воплощения деятельпостного подхода к обучению".


смотреть на рефераты похожие на "Характер. Типология характера по Фромму "