Социология

Контрольная по социологии


Московский государственный
                            университет коммерции



                                                 экономический факультет
                                                 2-й курс



                             КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА
                         По дисциплине: «Социология»
                                  Тема № 6



                                               Работу выполнила
                                               Студентка

                                               Рыбак Ирина Александровна



                               Пятигорск 2001



    1. Социология Т.Парсона: структурно-функциональная теория социальных
                                   систем.

                          Структурный функционализм
    К середине 30-х гг. социологи США  накопили  значительный  эмпирический
материал,  осуществив  большое  количество  разнообразных  по  масштабу   и
тематике эмпирических социологических  исследований,  которые,  однако,  не
выходили за рамки отдельных  регионов  страны  и  касались  лишь  некоторых
проблем общественной жизни. Анализируя эмпирические факты,  они  добивались
только  частных  обобщений  частных  явлений  или  их  классов,  увеличивая
численность «дискретных теорий». Но чем больше появлялось таких теорий, тем
острее осознавалась необходимость разработки систематической теории  науки,
которая сама является наиболее важным показателем ее
    зрелости.
    За  решение  этой  задачи  взялся  один   из   ведущих   преподавателей
социологического факультета Гарвардского университета США  Толкотт  Персоне
(1902—1979), который в 1937 г. опубликовал  свою  первую  книгу  «Структура
социального  действия».  В  ней  он  наметил  стратегию  построения   общей
социологической теории. Этой стратегии он в  основном  и  придерживался  на
протяжении всего творческого пути:  прежде  всего  в  работах  50-х  гг.  —
«Социальная система» и «К  общей  теории  действия»  (написанной  вместе  с
Э.Шилзом); 60-х гг. — «Общества: эволюционные и сравнительные перспективы»;
70-х гг. — «Система современных обществ» и «Социальная система  и  эволюция
теории действия».
    Другим важнейшим представителем  этой  социологической  школы  является
Роберт Кинг Мертон (1910 г.). Его  основные  труды:  «Социальная  теория  и
социальная структура»  (1957),  «Социальная  структура  и  аномия»  (1966),
«Явные и латентные функции» (1968), «Социология науки» (1973).

        Структурно-функциональная теория социальных систем Т.Парсонса
    Оценивая результаты развития эмпирической социологии в  США  в  20—30-е
гг., Т.Парсонс отмечал, что не могли удачно завершиться  попытки  построить
«исчерпывающие эмпирические обобщения», как  и  еще  более  ранние  попытки
установить значение различных «факторов» в определении социальных  явлений.
Он  подчеркивал,  что  факторные  теории  (например,  теория   общественных
формаций К.Маркса) лишь задерживали развитие теории социальной системы, так
как, по его мнению, игнорировали  фундаментальный  принцип  любой  науки  —
изучение фактов только специфических для нее явлений.
    Цель  теоретической  деятельности  Т.Парсонса  —  усилить  внимание   к
пренебрегаемым  ранее  «социальным  элементам»   социальной   системы   как
доминирующим факторам на основе разработки обобщающей  концептуальной-схемы
анализа  социальных  систем.  Каждый   исследователь   старается   добиться
«адекватного» описания эмпирической реальности, когда даются определенные и
эмпирически проверяемые (верифицируемые) ответы «на все относящиеся к  делу
научно важные вопросы». А важность этих  вопросов  определяется  логической
структурой обобщенной концептуальной схемы.
    Для разработки структурно-функциональной теоретической системы, полагал
Парсонс,  сложились   следующие   теоретические   предпосылки.   Э.Дюркгейм
осуществил  анализ  стабильности  социальной  системы,  состоящей  из  фун-
кционально-дифференцированых   ролей.   М.Вебер   обосновал   необходимость
эмпирического  изучения  социальных  организаций  и  институтов,  используя
обобщенную теоретическую схему. Антропологи  стали  рассматривать  общество
как единую функциональную систему. Психологи начали анализировать  человека
как динамическую структурно-функциональную систему.
    Начав разработку систематической теории в социологии,  Парсонс  ввел  в
научный оборот систему координат «действующее лицо — ситуация», аналогичную
системе координат в биологии —  «организм  —  среда».  Эмпирическая  работа
социолога приобретает смысл  благодаря  «системе  координат»  как  наиболее
общей конструкции категорий. Но для описания и анализа эмпирической системы
необходимы и структурные категории.  Т.Парсонс  подчеркивает,  что  функции
системы  координат  и  структурных  категорий  при  использовании   их   на
дескриптивном (описательном) уровне  «состоят  в  установлении  необходимых
фактов и в постановке проблем динамического анализа».
    В отличие от Э.Дюркгейма, социальную систему он  рассматривает  не  как
систему «культурных стандартов», а как систему  мотивированного  поведения,
взаимодействующую с культурными стандартами как с  окружающей  средой.  Для
выведения из системы координат «действующее  лицо  —  ситуация»  социальных
систем ему понадобился функциональный анализ  «осложняющих  обстоятельств»,
возникающих в результате взаимодействия множества субъектов действия. Новый
подход   к   социальным   системам   избавляет   Т.Парсонса   от   прежнего
противопоставления  общества  и  личности,  которое  было  характерно   для
концепций как  Дюркгейма,  так  и  Вебера.  В  новой  концептуальной  схеме
Парсонса  общество   и   личность   представлены   как   две   относительно
самостоятельные   подсистемы   общей   системы    действия.    Такими    же
самостоятельными подсистемами являются поведенческий организм  и  культура.
По  отношению  друг  к  другу  эти  подсистемы   общей   системы   действия
рассматриваются как специфические среды их деятельности.
    В его концепции понятие «роль» соединяет подсистему  действующего  лица
как психической единицы с определенной социальной структурой. А  сама  роль
определяется как дифференцированный «сектор» целостного действия  личности,
как элемент обобщенной стандартизации действий того или иного индивидуума в
социальной системе.  От  стандартизации  действий  взаимодействующих  между
собой лиц зависит устойчивость социальных структур  социальных  систем  как
стандартизированных социальных отношений и самих социальных систем. Поэтому
особое значение в  социологии,  полагал  Парсонс,  имеет  анализ  процессов
интернализации (усвоения ценностей и норм общества, культурных образцов)  и
социализации (усвоения стандартов  и  идеалов  групп  до  уровня  мотивации
социального действия). Эти  процессы  непосредственно  связаны  с  решением
четырех проблем  выживания  социальных  систем  или  системных  реквизитов:
адаптации, достижения цели, интеграции и латентности как сохранения формы и
снятия  напряжения  («схема  эйджил»  —  по  первым  буквам  этих  слов  на
английском языке).
    Система стандартизированных ожиданий, согласно Т.Парсонсу, —  важнейший
аспект  социальной   структуры.   Системы   стандартизированных   ожиданий,
пронизывающих то или иное действие в какой-либо самодостаточной  социальной
системе общества, он условно называет «институтами». Выявление  действующих
в социальных системах, коренящихся в культуре и определяющих направленность
и  характер  действия  людей  стандартизированных   ожиданий   (нормативных
экспектаций) — главный предмет социологического анализа Т.Парсонса. В ролях
ожидания интегрируются  с  мотивами  деятелей.  В  процессе  стандартизации
система ожиданий  должна  приобрести  достаточную  степень  определенности.
Неопределенность в системе ожиданий — источник социальной аномии.
    Интеграцию   систем   стандартизированных   ожиданий   с    эффективной
совокупностью поддерживающих их  санкций  следует  рассматривать,  согласно
Парсонсу,  как  процесс  институционализации.  Институционализированные   в
социальной системе стандартизированные ожидания  в  той  или  иной  степени
согласуются с ценностными предпосылками, то есть легитимируются.
    Наряду с действующими во всех развитых  обществах  правовыми  способами
санкционирования  стандартизированных  ожиданий  существуют   обязательства
действовать  «рационально»  в  экономических  и  политических   контекстах.
Эффективность  правовых  систем  во  многом  зависит   от   соответствующей
моральной поддержки  большинства  людей,  на  которых  распространяется  их
действие.
    Ценности (образцы) Т.Парсонс рассматривал как главные элементы  особого
механизма связи между социальными и культурными системами, а  нормы  —  как
социальные  явления,  регулирующие   конкретные   социальные   процессы   и
отношения.
    Т.Парсонс постоянно выступал  за  понимание  социологии  как  науки  об
институциональной структуре,  а  не  о  социальных  системах  вообще.  Ведь
социальными системами не в последнюю очередь интересовались  антропологи  и
экономисты,   политологи    и    культурологи,    психологи    и    юристы.
Институциональная   структура   (официально   признанная   и   утвержденная
соответствующим  образом)  —  основной  объект   анализа   для   социолога,
акцентирующего свое внимание на проблеме стабильности социальной системы.
    Согласно   основным   положениям    структурно-функциональной    теории
социальных систем, общество — социальная система, достигшая по отношению  к
окружающей среде наивысшего  уровня  самодостаточности.  Эта  точка  зрения
Т.Парсонса на  общество  как  социальную  систему  полностью  расходится  с
общепринятым в 50-е гг. взглядом на общество как на совокупность конкретных
индивидов и сближается с воззрением  К.Маркса  на  общество  как  на  сумму
связей и отношений, в которых индивиды  находятся  друг  с  другом.  Но,  в
отличие от К.Маркса, члены общества  рассматриваются  Парсонсом  как  часть
окружения   данной    социальной    системы,    внутренних    условий    ее
функционирования. Т.Парсонс обратил пристальное внимание на главные аспекты
тенденции к  классовому  конфликту  в  западном  типе  социальной  системы:
индивидуальность  выбора  занятий  и  некоторое   равенство   возможностей;
определенная  противоположность  между  властью  и  подчиненными;  развитие
различных  культур  в  рамках  дифференцированной   социальной   структуры;
зависимость  дифференциации  семей  от  различий  в   положении   людей   в
профессиональной  структуре;  неосуществимость  на   практике   абсолютного
равенства  возможностей.  Учитывая  их,   можно   создавать   условия   для
предотвращения    перерастания    латентных    конфликтов    в    классовое
противоборство.
    Посредством  структурированного   нормативного   порядка   в   обществе
организуется коллективная  жизнь  населения.  Общество  также  представляет
собою огромный коллектив, который Парсонс называл социетальным сообществом.
Для выживания и развития такое сообщество, состоящее из  личностей,  должно
придерживаться единой •культурной ориентации. А для этого личности в  соци-
етальном  сообществе  должны  обладать  соответствующим  уровнем   культуры
поведения  и  действия.  Несмотря  на  совершенствование   в   социетальном
сообществе механизма достижения соглашения между его  членами  по  основным
вопросам его жизнедеятельности, считал Парсонс,  всегда  будет  сохраняться
потребность  в  особом  механизме  принуждения.  Поддержание   нормативного
порядка связано . непосредственно с осуществлением контроля  за  поведением
личностей и групп в границах определенной территории и за ее пределами.
    Сводя  воедино  использованные  при  определении   понятия   «общество»
различные критерии самодостаточности, Т.Парсонс утверждал, что общество как
социетальное  сообщество  должно  иметь  не  только  «отличительный  статус
членства». Самодостаточность  социетального  сообщества,  по  Парсонсу,  не
требует выполнения его членами всех ролевых обязательств  внутри  общества.
Но общество должно предоставить  своим  членам  достаточный  набор  ролевых
возможностей для реализации фундаментальных потребностей личностей и самого
общества в целом.
    Анализ Т.Парсонсом эволюции обществ неразрывно связан с его подходом  к
социальным системам и социальным сообществам как к процессу  взаимодействия
(интеракции).  Это   взаимодействие,   отмечал   Парсонс,   происходит   на
лингвистическом уровне выражения и в коммуникации,  хотя  взаимодействующие
могут  использовать  такие  средства  интеракции,  как,  например,  деньги,
власть. Все это — символические уровни взаимодействия.
    Среди всех процессов  изменения  общества  Т.Парсонс  выделяет  процесс
усиления адаптивных возможностей и рассматривает его в  основном  в  рамках
общей  традиции  функционализма,  основанной  еще  Г.Спенсером.   Т.Парсонс
исследует  дифференциацию  основных   элементов   и   подсистем   общества.
Обладающие своим местом  в  обществе  элементы  и  подсистемы  со  временем
делятся в масштабе более широкой системы на различающиеся  одновременно  по
структуре  и  по  функциональной  роли  элементы  и  подсистемы.   Процессы
дифференциации порождают проблемы интеграции.
    Положение о росте общей  адаптивной  способности  общества  Т.  Парсонс
сознательно использовал в своей теории эволюции обществ, проводя аналогию с
заимствованным из теории органической эволюции  положением  о  росте  общей
адаптивной  способности  организма.  Согласно  этому   положению,   главным
отличительным  признаком  наиболее  примитивного  типа  общества   является
чрезвычайно низкий уровень дифференциации между его основными подсистемами.

                           Функционализм Р.Мертона

    Главную суть  своего  подхода  Р.Мертон  выразил  комплексным  понятием
«функциональность». Согласно этому понятию взаимосвязь общества в  целом  и
его отдельных частей обеспечивается самыми разнообразными и  специфическими
их  функциями,  которые  могут  наблюдаться  и  многократно  повторяться  в
конкретных объектах и фактах. Задача социолога состоит  в  том,  чтобы  «не
рассуждать о внутреннем содержании социологических  фактов  и  объектов,  а
просто рассматривать реальные, зримые, доступные для изучения  и  обобщения
последствия функций».
    Для наблюдения и изучения функций Р.Мертон предлагает  методологический
инструмент, который называет «теории среднего радиуса действия». Суть их он
формулирует так: «Это  теории,  находящиеся  в  промежуточном  пространстве
между частными, но тоже  необходимыми  рабочими  гипотезами,  во  множестве
возникающими   в   ходе   повседневных   исследований,    и    всеохватными
систематическими попытками развить единую теорию, которая  будет  объяснять
все  наблюдаемые  типы  социального  поведения,  социальных  организаций  и
социальных изменений». Именно здесь, на среднем  уровне,  как  подчеркивает
Р.Мертон, социология выполняет свою  основную  роль  в  обществе,  ибо  это
«именно та социальная наука, которая оперирует  теориями  среднего  радиуса
охвата, концентрирующими в себе факторы  реального  управления  социальными
процессами с учетом конкретных  эмпирических  исследований  и  отвергающими
метафизические претензии на всеохватность  и  универсальность».  Ясно,  что
таким утверждением Р.Мертон выразил свое несогласие с теорией  структурного
функционализма Т.Парсонса, претендовавшей на эти качества  всеохватности  и
универсальности.
    Определив таким образом свой «объект» исследования, Р.Мертон  выдвигает
целый ряд положений, обосновывающих логику своего практического  подхода  к
делу.  При  этом  он  выделяет"  три  ключевых   условия   или   требования
функционального анализа,  которые,  по  его  мнению,  приобретают  характер
аксиом: это — «функциональное единство», «функциональная универсальность» и
«функциональная принудительность».
    «Функциональное  единство»   социологического   анализа,   подчеркивает
Мертон, определяется не «сверху», не при  помощи  какой-либо  теории,  а  в
бесконечной   глубине   социальных   фактов,   которые   благодаря    своей
функциональной определенности являются интегрирующими факторами  социальной
жизни, функциональные качества универсальны и представлены во  всех  формах
культуры,  что  легко  увидеть  при  их  анализе.  Мало  того,  они   носят
императивный,  принудительный  характер   в   первую   очередь   для   всех
общественных институтов, хотя это может  проявляться  по-разному.  В  целом
функциональный анализ применим только к  стабильным  и  стандартизированным
объектам,  которыми   могут   быть   повторяющиеся   и   типовые   явления,
характеризующиеся  устойчивостью  (социальные  роли,  социальные  процессы,
институционные объекты, социальные структуры, средства социального контроля
и т.д.).
    Автор  концепции  подробно   раскрывает   различные   стороны   понятия
«функция».  Функция  —  это  «те  наблюдаемые  следствия,  которые   служат
саморегуляции данной системы или приспособлению ее к среде».  Дисфункция  —
это «те  наблюдаемые  следствия,  которые  ослабляют  саморегуляцию  данной
системы или ее приспособление к среде». В проявлении функции может быть две
формы — явная и скрытая. В том случае, когда внутренняя смысловая мотивация
совпадает с объективными следствиями, проявляется явная функция. Именно так
она осознается участниками  поведенческой  системы  или  ситуации.  Скрытая
(«латентная») функция этих проявлений не имеет.
    Таковы  основные  теоретические  положения  функционалистской   системы
Р.Мертона. Несомненно, она обладает целым  рядом  привлекательных  свойств.
Это — и тесная связь с «человеческой реальностью»,  которая  ни  при  каких
обстоятельствах не должна  уходить  из  поля  зрения  социолога,  оставаясь
«живой», несконструированной, отражающей практические проблемы людей. Это —
и  возможность  сохранить  теоретическую  «научность»,  исключая  при  этом
неизбежный  метафизический  и  мировоззренческий  груз  общего   социально-
философского учения. Это  —  и  смысловая  и  понятийная  наглядность,  что
особенно  характерно  для   его   «теории   среднего   радиуса   действия»,
демонстрирующей свою инструментальность, убедительность, интерпретативность
в глазах менеджеров и социальных исследователей несоциологического профиля.
Если Т.Парсонс уделил  основное  внимание  анализу  механизмов  поддержания
«социального порядка», то Р.Мертон сосредоточил  свои  усилия  на  изучении
дисфункциональ-ных   явлений,   возникающих   вследствие    напряжений    и
противоречий в социальной жизни.
    Классическим примером социологического анализа Р.Мертона,  построенного
на основе «теории среднего  радиуса  действия»,  является  рассмотрение  им
отклоняющегося поведения и аномии.  Согласно  его  утверждению,  социальная
аномия — это особое нравственно-психологическое состояние индивидуального и
общественного  сознания,  которое   характеризуется   разложением   системы
моральных ценностей и вакуумом идеалов. Причина аномии — противоречие между
господствующими в обществе индивидуалистическими «нормами-целями»  культуры
(стремления к богатству, власти, успеху, выступающие в качестве установок и
мотивов   личности)   и   существующими   институтами,   санкционированными
средствами достижения этих целей.  Они-то  как  раз,  подчеркивает  Мертон,
практически лишают подавляющее большинство американцев  всякой  возможности
реализовать поставленные цели законным  путем.  Это  противоречие  лежит  в
основе преступности, апатии и разочарования в жизни.  Мертон  рассматривает
это противоречие не как продукт капиталистического строя,  а  как  всеобщий
конфликт, типичный для индустриального общества.
    Все виды  социального  поведения,  в  том  числе  и  отклоняющегося,  в
зависимости от того, принимает человек или нет культурные  нормы,  Р.Мертон
делит на пять типов индивидуальной адаптации:
    — конформизм, когда социальные цели общества и  способы  их  достижения
принимаются полностью (лояльные, спокойные и законопослушные граждане);
    — инновационность, когда принимаются социальные цели, но не способы  их
достижения (рэкет, воровство, подделка денег, злоупотребления, обман);
    —  ритуализм  —  социальные  цели  не  осмысливаются,  но  способы   их
достижения неколебимы и священны (стяжательство, махинации, подлоги и др.);
    — ретритизм  —  отрицание  и  того  и  другого  (анархизм,  наркомания,
бродяжничество);
    — мятеж, бунт — замена и первого  и  второго  (политический  терроризм,
борьба за свободу, революционность, радикализм).
    Этот  пример  мертоновского  подхода  к  острым  социальным   проблемам
демонстрирует две стороны его учения:
    стремление к утверждению стабильности в обществе и  выявление  условий,
которые ее ограничивают.



                         2. Социальные организации.

    Основные  черты  социальной  организации  Социальные  институты   тесно
связаны с социальными организациями. Многие  социологи  называют  социальные
организации разновидностью социального института — сложными институтами.
    Термин  «  организация»  применяется  очень  широко.   В   кибернетике,
экономике,   биологии,   технических   науках   он    выступает    синонимом
упорядоченности. В социологии объектом  упорядоченности  являются  индивиды,
социальные  группы  и  общности,  включенные  в  совместную  деятельность  и
выполняющие определенные социальные функции.
    Социальная организация, по А. И. Пригожину, имеет ряд характерных черт:
    1) Она обладает целевой природой, поскольку  создается  для  реализации
определенных целей и оценивается через  целедостижение.  Это  означает,  что
организация представляет собой средство  и  инструмент  обеспечения  функции
объединения и регламентации поведения людей  ради  такой  цели,  которая  не
может быть достигнута людьми порознь, в одиночку.
    2) Ради достижения цели члены организации вынуждены  распределиться  по
ролям и статусам. Следовательно, социальная организация  представляет  собой
сложную  взаимосвязанную  систему  социальных  позиций  и   ролей,   которые
исполняются входящими в нее членами. Социальная  организация  дает  человеку
возможность удовлетворить  свои  потребности  и  интересы  в  тех  пределах,
которые устанавливаются социальным статусом  человека,  социальными  ролями,
которые ему  предписаны,  социальными  нормами  и  ценностями,  принятыми  в
данной социальной организации.
    3) Организация возникает на основе разделения труда и его специализации
по функциональному признаку. Поэтому в социальных организациях  имеют  место
различные горизонтальные структуры. Однако более существенным для  понимания
организации  является  то,  что  они  всегда   строятся   по   вертикальному
(иерархическому) признаку, в котором довольно четко  выделяются  управляющая
и.  управляемая  подсистемы.  Необходимость  управляющей   системы   вызвана
потребностью  координации  разнонаправленной   деятельности   горизонтальных
структур. Иерархичность же построения  организации  обеспечивает  достижение
единства цели, придает ей устойчивость и эффективность.
    4)  Управляющие  подсистемы   создают   свои   специфические   средства
регулирования и контроля за деятельностью организации.  Среди  этих  средств
значительную   роль   играют   так   называемые    институциональные,    или
внутриорганизационные нормы, то есть нормы, которые создаются  деятельностью
особых институтов, обладающих на это особыми полномочиями. Данные  институты
осуществляют и проводят нормативные  требования  в  жизнь,  поддерживают  их
своей особой властью и влиянием, контролируют их осуществление  и  применяют
свои санкции.
    На  основе  действия  этих  четырех  факторов  возникает   определенный
организационный порядок как система относительно стабильных целей, связей  и
норм, регулирующих организационные связи, взаимодействия и отношения.
    5)  Социальные  организации  представляют  собой  целостную  социальную
систему. А целое, как отмечалось выше, больше своих частей. Поэтому на  базе
соединения   различных   элементов    организации    в    целое    создается
организационный, или кооперативный, эффект. Организационный эффект  означает
синерппо, прирост дополнительной энергии, превышающий  сумму  индивидуальных
усилий ее участников. Из чего же  складывается  этот  эффект?  Исследователи
организации  называют  три  основных  его   составляющих:   а)   организация
объединяет усилия многих своих  членов,  уже  простая  массовость,  то  есть
одновременность многих усилий, дает  прирост  энергии;  б)  сами  единицы  —
элементы организации, включаясь  в  нее,  становятся  несколько  иными:  они
превращаются    в    частично    специализированные,    а,    следовательно,
однонаправленные  элементы,  выполняющие  лишь  определенную  функцию.   Эта
специализированная  однонаправленность  действия  индивида  позволяет  также
усилить его энергию, поскольку энергия концентрируется  в  одной  точке,  в)
благодаря управляющей подсистеме  действия  людей  синхронизируются,  а  это
также служит мощным источником повышения общей энергии организации.
    формальные  и  неформальные  организации.  Бюрократия  как   социальное
явление
    Наряду с выделением характерных черт организации  социологи  предлагают
определенную  их  типологию.  Наиболее  часто   различаются   формальные   и
неформальные организации. Критерием  этого  разграничения,  как  следует  из
названных типов организации, служит степень формализации существующих в  них
связей, взаимодействий и отношений. А. И. Пригожин характеризует  формальную
организацию как способ  организационного  построения  на  основе  социальной
формализации связей, статусов и норм. В основе формальной организации  лежит
разделение  труда,  возникающее  как  результат  необходимой  специализации.
Разделение труда выступает в виде системы статусов — должностей,  каждая  из
которых  наделена  специфическими   функциями   таким   образом,   что   все
функциональные   задачи   оказываются    распределенными    между    членами
организации. Должностные статусы упорядочиваются в  иерархическую  структуру
по сходству функциональных задач, в различные организационные  подразделения
по  принципу  руководящие  —  подчиненные,  в  лестницу  зависимостей  между
низшими (подчиненными) и высшими (руководящими).
    Формальная организация  обеспечивает  прохождение  деловой  информации,
необходимой  для  функционального  взаимодействия.  Она  включает   в   себя
различные  регуляторы,  нормирующие  и   планирующие   деятельность   данной
социальной организации: нормы  и  образцы  служебного  поведения,  программы
деятельности,  принципы  и  нормы  вознаграждения.  Формальная   организация
рациональна,  то  есть  в  ее   основе   лежит   принцип   целесообразности,
сознательного движения к известной  цели.  Она  принципиально  безлична,  то
есть рассчитана на абстрактных индивидов, между  которыми  не  предусмотрено
никаких отношений, кроме служебных, проходящих по определенной программе.
    Формальная  организация  имеет   сильную   тенденцию   превращаться   в
бюрократическую систему. В социологии существуют  противоположные  оценки  и
характеристики  этой  системы.  М.   Вебер   высоко   оценивал   возможности
бюрократии и считал ее  развитие  положительной  перспективой  исторического
процесса. По Веберу, идеальный тип бюрократии включает  следующие  свойства:
управленческая  деятельность  осуществляется  постоянно;  установлена  сфера
власти и компетенции  каждого  уровня  и  индивида  в  аппарате  управления:
иерархия  образует  основной  принцип  контроля  за  чиновником,   последний
отделен от собственности на средства управления,  а  должность  отделена  от
индивида,    выполняющего    административные    функции;     управленческая
деятельность становится особой профессией;  существует  система  образования
по  подготовке  чиновников,  управленческие   функции   документируются;   в
управлении господствует принцип безличности.
    Главное достоинство бюрократии, по Веберу, — это высокая  хозяйственно-
экономическая  эффективность:  точность,   быстрота,   знания,   постоянство
управленческого  процесса,  служебная  тайна,  единоначалие,   субординация,
сведение к минимуму конфликтов и экономичность. Таковы основные  достоинства
бюрократического  управления   организацией.   Главный   же   недостаток   —
игнорирование  специфики  конфликтных   ситуаций,   действия   по   шаблону,
отсутствие необходимой гибкости.  М.  Вебер  считал,  что  можно  выработать
определенные  гарантии  от  бюрократических  недостатков  и  злоупотреблений
властью.
    Веберовская  теория  бюрократии  подвергается  критике  в   современной
социологии организаций с разных  позиций.  Т.  Парсонс,  А.  Голднер  и  др.
считают,  что  два  типа  власти  —  на  основе  положения  в   иерархии   и
профессионального   знания—противоречат    друг    другу.Власть    бюрократа
базируется  на  праве  приказа,  и  поэтому  подчинение  ему   не   является
добровольным. Подчинение специалисту связано с признанием его социального  и
профессионального статуса и поэтому добровольно.  Противоречие  между  этими
двумя основаниями власти может быть основой постоянных  конфликтов.  Главной
практической проблемой современных организаций является определение  степени
самостоятельности  специалистов  в  сфере  оперативной  формулировки   целей
деятельности, типа решаемых задач, способа использования знания  и  контроля
исполнения.
    Большое  место  в   социологии   организаций   отводится   исследованию
противоречий между  бюрократической  организацией  управления  и  творческой
деятельностью, восприимчивостью  организаций  к  нововведениям.  Французский
социолог М.  Крозье  убедительно  показал,  что  способность  организаций  к
нововведениям  зависит  от  существования  таких  норм,   которые   поощряют
конструктивную  и  творческую   деятельность.   Между   тем,   сама   логика
деятельности бюрократических организаций, характер сложившихся в ней  связей
и   зависимостей   препятствуют   национальной   деятельности:    бюрократия
координирует деятельность низших звеньев с опорой  на  сложившуюся  иерархию
служебных зависимостей. Действия подчиненных толкуются как правильные,  если
они  соответствуют  уставам  и  приказам   начальства.   Однако   знания   и
способность к творчеству не могут передаваться в приказном порядке.  Система
поощрения в  бюрократических  организациях  также  способствует  конформизму
поведения и мышления, а не самостоятельности  и  творчеству.  Вывод  следует
однозначный: бюрократия не в состоянии управлять творческим процессом.
    Тормозящие  влияния  бюрократии  на  нововведения  проявляются  и   при
противоречии  между  централизованным   управлением   и   профессионализмом.
Бюрократия стремится к однородности в организационных  системах.  Чрезмерная
разнородность  задач,  функций   и   звеньев   ор-.   ганизации   затрудняет
руководство,  хотя  и  создает   большие   возможности   для   нововведений.
Американские социологи Блау и  Скотт  на  основе  эмпирических  исследований
доказали, что группы, выполнявшие простые  задачи,  решают  их  лучше,  если
существует иерархическая структура управления. А группы,  решающие  сложные,
комплексные  и  неопределенные  проблемы,  дают  лучшие   результаты,   если
организационные отношения исключают иерархическую систему власти.
    Бюрократия как идеально-типическая  система  организационных  отношений
предусматривает преобразование единичных  и  особых  интересов  во  всеобщие
интересы  организации  и,  следовательно,  исключает  наличие   собственного
интереса у управляющих структур и лиц  (канцелярии  и  учреждения  создаются
для  реализации  целей  организации).  Но  внутри  канцелярий  и  учреждений
действуют конкретные индивиды, материальные и иные интересы  которых  больше
связаны  не  столько  с  целями  организации  вообще,  сколько   с   фактами
существования учреждений и формами регламентации  управляющей  деятельности.
Тем самым  устойчивость  данных  учреждений  и  форм  управления  становится
главной  целью  людей,  занятых  в  управлении.   Уже   К.   Маркс   отмечал
существование особого корпоративного интереса бюрократии  в  государстве.  В
результате   цели   организации   преобразуются   в   средства   поддержания
устойчивости учреждений,  форм  регламентации  деятельности  и  материальных
интересов  особых  групп  людей  —  правящей  элиты.  В  советском  обществе
существовал особый класс людей, имевших свои,  отличные  от  всего  общества
интересы, — класс партийно-хозяйственной номенклатуры.
    В качестве противовеса и компенсации недостатков формальных организаций
возникают   и   функционируют   неформальные    организации.    Неформальные
организации представляют  собой  спонтанно  сложившуюся  систему  социальных
связей,  взаимодействий  норм   межличностных   и   межгруппового   общения.
Неформальные  организации  возникают  там,  где   неисправность   формальной
организации  вызывает   нарушение   важных   для   жизнедеятельности   всего
социального организма функций. Они компенсируют его  за  счет  функционально
направленной самоорганизации  и  саморегуляции.  В  основе  механизма  такой
компенсации лежит определенная общность интересов организации и ее членов.
    Известно, что функция в организации не тождественна ее носителю. Всегда
существует зазор между разделением функций и личностями. Личность  сохраняет
определенную автономию по отношению  к  функции.  Благодаря  этой  автономии
работник получает определенный диапазон свободы  в  выборе  конкретных  форм
служебного  поведения  и  взаимодействия  с  другими  членами   организации.
Неформальная организация как  непосредственная  спонтанная  общность  людей,
основанная на личном выборе связей и ассоциаций  между  собой,  предполагает
личностные неформализованные служебные  отношения,  решение  организационных
задач способами, отличными от формальных предписаний  и  т.  д.  В  ней  нет
жестокого   закрепления   безличных   стандартов,    делающих    организацию
устойчивой. Напротив,  в  ней  превалируют  групповые  нормы,  а  спонтанное
взаимодействие  людей  придает  гибкость  организационному  поведению.  Если
формальная   организация   опирается   на   жесткую   структуру   отношений,
зафиксированную  в  иерархии  должностных  функциональных  позиций,   то   в
неформальной — подобная структура носит ситуационный характер.  Неформальная
организация  создает  большие  возможности  для   творческой,   продуктивной
деятельности, разработки и внедрения нововведений.
    Марксистское учение о государстве как социальной организации  классово-
антагонистического общества. Государство и гражданское общество.
    Наиболее крупной социальной организацией общества является государство.
Государство   возникает   из   определенных   социальных   потребностей,   с
определенной целевой направленностью, в нем  довольно  четко  осуществляется
социальная  стратификация,  выявление   социальных   статусов   и   позиций,
наличествует ярко выраженные управляющая и управляемая подсистемы  и  другие
признаки социальной организации. В социологии  существует  множество  теорий
государства. Наиболее разработанным нам представляется  марксистское  учение
о  государстве  как   социальной   организации   классово-антагонистического
общества.
    Основоположники этой теории К. Маркс, Ф. Энгельс и В. И. Ленин исходили
из предпосылки, что в основе всех форм общественных отношений, в  том  числе
и политических  отношений,  которые  прежде  всего  организуют  государство,
лежат социальные интересы. Интересы  —  это  реальные  жизненные  стремления
индивидов, слоев, групп, классов и других общностей, которыми оно  осознанно
или неосознанно руководствуется в своих действиях  и  которыми  определяется
их  объективное  положение  в  системе  общественного  производства.  Основу
социальных интересов составляет та или иная  форма  собственности.  Волевое,
авторитарное выражение  интереса  субъекта  собственности,  проявляющееся  в
организации  социального  управления,  есть  социальная   власть.   Основные
функции  власти  —  это  осуществление  интересов   субъекта   собственности
посредством  организации   управления.   Средствами   осуществления   власти
выступают различные социальные  институты,  которые  функционируют  с  целью
реализации властной воли.
    С точки зрения марксизма, в первобытнообщинном, бесклассовом  обществе,
базировавшемся   на   общественной   собственности,   существовало    полное
совпадение коренных интересов людей и социальная  власть  принадлежала  всем
его  членам.  В  этом  обществе  не  было  дифференциации  его   членов   на
властвующих  и  подвластных.  Субъект  и  объект  власти  совпадали.   Совет
старейшин, вожди являлись органами власти, возникшими вследствие  разделения
труда. Эти  органы  обладали  высшим  властным  авторитетом,  их  воля  была
обязательна  для  всех  членов  общества.  В  условиях  совпадения  коренных
интересов авторитарная воля органов  власти  выступала  как  интегрированная
воля всего общества. Гарантией реализации этой власти служили нормы  морали,
обычаи, традиции,  которые  формировались  в  общественном  мнении.  В  этих
условиях силы общественного мнения было достаточно для осуществления  власти
и вопрос о создании специальных  орудий  властвования  не  имел  объективной
основы для возникновения.
    Общественное  разделение  труда  нарушило   целостность   общественного
интереса, способствовало разделению относительно  самостоятельных  интересов
и социальных групп, произошел  процесс  классообразования.  В  своей  основе
процесс  классообразования  есть   процесс   отчуждения   основных   средств
производства от непосредственных производителей, в результате чего  коренным
образом  изменяется  отношение  одной  группы  людей  к  другой,   а   также
происходят  процессы   обособления   этих   групп.   Субъект   собственности
конституируется как класс, противостоящий  непосредственным  производителям,
отчужденным  от   средств   производства.   Интересы   этих   двух   классов
непримиримы,  разгорается  классовая  борьба.  Чтобы  эти   противоречия   и
противоположные  классы  «не  пожирали  друг  друга  в  бесплодной  борьбе»,
отмечал В. И. Ленин, возникает сила, стоящая, по-видимому, над обществом,  —
государство. Таким образом, вследствие отчуждения собственности  в  процессе
классообразования социальная власть также отчуждается от общества и  находит
способ своей реализации  в  государстве  как  форме  отчужденной  власти.  В
классовом обществе власть  в  ее  структурно-функциональном  измерении  есть
политические отношения, в институциональном плане — власть есть  государство
как публично-властная форма организации классового общества.
    Классовое  расслоение  потребовало  наделения   социальных   институтов
дополнительными функциями,  в  частности,  введения  предписаний,  требующих
безусловного им подчинения. Для этой цели норм религии,  морали,  обычаев  и
традиций   оказалось   явно   недостаточно.    Потребовалось    формирование
институциональных  норм,   то   есть   норм,   которые   создаются   особыми
институтами, обладающими на это особыми прерогативами.
    В случае, когда в качестве такого сложного типа  социального  института
выступает  государство,  нормативная  деятельность   реализуется   в   форме
правовой регламентации. Право  —  это  исторически  определенная  социальная
форма, посредством которой обеспечивается целостность  общественной  системы
путем принудительного подчинения особому  интересу  государственной  власти.
Основным элементом правовой системы являются правовые нормы. Правовые  нормы
— это организованные в определенной структуре и выраженные  в  установленной
форме общие правила, регулирующие типичное  общественное  отношение  или  ту
или иную сторону этого отношения.
    В  государстве  уже  четко  разделяется   управляющая   и   управляемые
подсистемы.  Важнейшее  место  в  структуре  государства   как   социального
института (публично-властной организации классового общества  )  принадлежит
государственному аппарату. Государственный аппарат  —  это  тот  необходимый
комитет, который в силу разделения  труда  внутри  публично-властной  формы,
организации классового общества  осуществляет  функции  этой  организации  и
классовой  власти.  Государственный  аппарат   есть   результат   разделения
политико-управленческой  деятельности  внутри   классового   организованного
общества. Если в доклассовом  обществе  публичное  властвование,  управление
обществом было прочно вплетено в материально-практическую  деятельность,  то
процесс  классообразования  привел  к  отпочкованию   публичной   власти   в
самостоятельную социальную функцию. «Непроизводительный труд,  в  частности,
труд по  руководству  превращается  в  исключительную  функцию  одной  части
работников, а производительный  труд  —  в  исключительную  функцию  других»
(Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 26. Ч. 1.- С. 293).
    Государственный  аппарат  —  это  тот   слой,   «корпорация»,   который
практически осуществляет  власть  в  государстве,  приводя  в  движение  всю
огромную и сложную государственную  машину.  «Существование  государственной
власти находит свое выражение именно  в  чиновниках,  армии,  администрации,
судах», — писал К. Маркс (Там же. Т.  6.-  С.  287).  Концентрация  властных
полномочий в руках государственной бюрократии  зачастую  приводит  к  весьма
значительной самостоятельности  государственного  аппарата  по  отношению  к
классу, вплоть до того, что бюрократия  диктует  свою  волю,  основанную  на
частном  «корпоративном  интересе»,   господствующему   классу.   К.   Маркс
неоднократно отмечал наличие у бюрократии своих особых целей, которые она  в
процессе властвования  выдает  за  всеобщие.  Бюрократия  составляет  особое
замкнутое общество в государстве. Бюрократия  считает  самое  себя  конечной
целью государства, так как бюрократия делает  свои  «формальные  цели  своим
содержанием, то она всегда вступает в конфликт  с  реальными  целями»  (Там,
же.- Т. 1.- С. 270-271). И этот факт может откладывать  серьезный  отпечаток
на функционирование государственных учреждений. Эти  учреждения  в  какой-то
мере могут оторваться от обслуживания классовых интересов  и  замкнуться  на
«корпоративном»   интересе   государственной   бюрократии.    Однако,    как
подчеркивал К.  Маркс,  всегда  «бюрократия  при  всем  своем  стремлении  к
самовластию была орудием господствующего класса».
    Главная функция государства состоит  в  формировании  такой  социальной
среды, которая содержала  бы  в  себе  предпосылки  развития  господствующих
производственных  отношений  и   самого   класса   собственников.   Марксизм
утверждает,   что   организация   общества   в   форме   государства    есть
институционализация   в   политической   форме   экономического   могущества
господствующих  классов,  концентрированное  выражение  этого  могущества  и
создание на его основе принципиальных условий существования данного  способа
производства. Однако создание таких условий невозможно без  общего  интереса
класса  собственников   и   направления   воли   всех   граждан   (подданных
государства) в одно  русло,  что  предусматривает  определенное  ограничение
стихии самого этого класса, обуздание стихии единичных интересов.
    Другой  не  менее  важной  функцией  государства  является   подавление
сопротивления  угнетенных  классов,  установление  отношений  господства   и
подчинения. Господство — это  не  что  иное,  как  навязывание  воли  класса
остальной   части   общества   посредством   применения   институционального
принуждения. Принуждение осуществляется многообразными формами  воздействия,
в том  числе  и  идеологическими.  Идеология  в  этом  плане  предстает  как
инструмент  господствующих  классов,  функционирующий  в   государстве   для
внедрения в сознание масс принципов и идеалов, способствующих  осуществлению
классового господства.
    Государству, как наиболее общей форме социальной организации  отношений
людей,, в известной мере, противостоит такая форма  социальной  организации,
как  гражданское  общество.  Гражданское   общество   —   это   совокупность
независимых, имеющих  возможность  реализовать  свои  цели  личностей  и  их
добровольных объединений.
    Как самостоятельная форма социальной организации  гражданское  общество
формируется в процессе борьбы  с  властью,  первоначально  требуя  изменения
своих прав, затем добиваясь участия в управлении  государством  и,  наконец,
превращая  государственную.власть  в   надежный   инструмент   регулирования
общественных отношений.
    В  центре  гражданского   общества   находится   суверенная   личность,
обладающая  разнообразными  правами  и  свободами,  прежде   всего,   такими
«неотчужденными» правами, как право  на  жизнь,  собственность,  свободу.  В
этих  условиях  поведение   человека   определяется,   прежде   всего,   его
собственными интересами, на него  ложится  и  вся  ответственность  за  свои
действия. Такая личность превыше всего ценит  собственную  свободу,  уважая,
вместе  с  тем,  законные   интересы   других   людей.   Ценность   человека
определяется его личностными качествами, что стимулирует в нем стремление  к
раскрытию и  развитию  его  способностей.  Осознание  личностной  самооценки
является важнейшей характеристикой гражданского общества.
    Формирование гражданского общества связано со становлением и  развитием
капиталистического способа производства, который  способствовал  утверждению
идеологии  индивидуализма.   В   условиях   капиталистических   общественных
отношений  индивид  получил  возможность  действовать  как   самостоятельная
общественная сила, чьи возможности во многом  зависела  от  его  собственных
способностей. Становление капиталистического общества в  политической  сфере
способствовало утверждению правового государства, вырабатывающего  механизмы
защиты общества и личности от произвола государственной власти.
    Такой тип общества в странах Западной Европы формировался на рубеже XIX
- XX вв. В России в это время  начали  закладываться  только  первоначальные
задатки гражданского общества. Но этот процесс был прерван  в  октябре  1917
г. В результате социалистической революции советское  общество  превратилось
в тоталитарную систему. Тоталитаризм полностью подчиняет  интересы  личности
интересам государства. Государственная  машина  регламентировала  все,  даже
самые интимные стороны жизни  советских  людей.  В  настоящее  время  Россия
встала на путь создания гражданского государства со всеми  его  необходимыми
атрибутами:  правовым  государством,  правом  людей  на  собственность,   на
свободу деятельности и выражения мнений и убеждений.



смотреть на рефераты похожие на "Контрольная по социологии"