Социология

Демографические проблемы современной Японии



                МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

       ВЛАДИВОСТОКСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И СЕРВИСА

                      ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ


                           КАФЕДРА РЕГИОНОВЕДЕНИЯ



                                                        Студента группы


                                                        РВ – 00 – 01

                                                        Гриванова Р. И.

                                   РЕФЕРАТ

                Демографические проблемы современной Японии.

                                                        Проверил:
                                                        профессор, д. э. н.,

                                                        Безруков И. С.



                              Владивосток 2002

      Конец XX века совпал для Японии с важным сдвигом в ее  демографической
структуре. Число пожилых людей старше  65  лет  (их  сейчас  20,5  миллиона)
впервые превысило число детей  до  15  лет  (их  около  19  миллионов),  что
составляет соответственно 16 и 15 процентов  населения.  Нация  стремительно
стареет. И хотя  этот  процесс  получил  благозвучное  название  "серебряная
революция", обе породивших ее  причины  сулят  стране  серьезные  социально-
экономические осложнения.

                                    Отцы.

      Первая из этих причин — впечатляющий  рост  средней  продолжительности
жизни: 77 лет для мужчин и 84  года  для  женщин.  Япония  заняла  по  этому
показателю первое место в мире и в ближайшие годы уйдет вперед  еще  дальше.
Кардинальное улучшение медицинского обслуживания  в  сочетании  со  здоровой
национальной диетой (рис, овощи, морепродукты, растительное  масло)  сделали
для японцев уход на пенсию началом "второй жизни" протяженностью не 5, а  20
— 25 лет.
      В результате увеличивается число людей в возрасте более 65 лет. Причем
это старение нации происходит гораздо быстрее, чем в  других  странах.  Доля
населения старше 65 лет возросла в Японии с 7 до 16 процентов всего  за  три
десятилетия. Тогда как во Франции аналогичный процесс занял 114 лет,  в  США
— 69 лет. Демографы уверенно прогнозируют, что  к  2025  году  к  возрастной
категории за 65 лет будет относиться 25 процентов жителей,  то  есть  каждый
четвертый  японец.  Это  означает,  что  если  нынче  на  одного  пенсионера
приходится 6 — 7 работающих, то скоро каждого из них должны будут  содержать
двое тружеников.
      Быстрое  старение  нации  сопровождается  другим,  не  менее   опасным
демографическим  феноменом:  падением  рождаемости.   Трудолюбивым   японцам
пришла  пора  встревожиться  по  поводу  своих  способностей   к   массовому
производству. Но не к выпуску автомобилей  или  телевизоров,  а  к  созданию
собственного потомства. В трудные послевоенные  годы  в  стране  восходящего
солнца ежегодно появлялось на свет почти три миллиона младенцев. Ныне  же  —
лишь немногим более миллиона.
      Показатель   рождаемости   (то   есть   количество   детей,    которое
среднестатистическая  женщина  производит  на  свет   за   свою   жизнь)   с
послевоенной цифры 4,5 опустился ниже 1,4.  (Для  воспроизводства  требуется
не менее 2,1.) Это значит, что население Японии, достигнув к 2008  году  128
миллионов, затем начнет сокращаться примерно на полмиллиона человек в год.
      Итак, с одной стороны  —  «серебряная  революция»,  то  есть  старение
нации, с  другой  —  падение  рождаемости.  Сочетание  этих  двух  тенденций
чревато весьма негативными последствиями. Во-первых, рост числа  пенсионеров
при уменьшении числа работающих создаст  непосильную  нагрузку  для  системы
социального обеспечения. В 2025 году, когда каждому четвертому японцу  будет
больше 65 лет, отчисления в пенсионный фонд придется  увеличить  до  35  или
даже  до  50  процентов  заработной  платы  против  нынешних  17   процентов
(половину  этой  суммы  сейчас  представляют  работодатели).   Чтобы   такие
отчисления были посильны для тружеников, придется  удвоить  им  зарплату.  А
это   неизбежно   скажется   на   цене   продукции,   то    есть    на    ее
конкурентоспособности.
      Во-вторых, рост числа пенсионеров приведет к увеличению налогов, а это
в свою очередь  уменьшит  приток  инвестиций,  более  того,  вызовет  утечку
капиталов.  В-третьих,  из-за  снижения  рождаемости   обострится   нехватка
рабочей силы, а ввозить ее из-за рубежа японцы опасаются.  Ведущие  концерны
станут еще активнее перемещать производственные мощности в другие страны,  а
это   разорит   малые   и   средние   предприятия,   являющиеся   ныне    их
субподрядчиками.  В-четвертых, снизится уровень личных  сбережений,  который
служит одним из ключевых факторов динамизма японской экономики.
      Наконец,  социальный  аспект,  то  есть  область  семейных  отношений.
Обогнав по эффективности производства Северную Америку  и  Западную  Европу,
Япония остается далеко позади них  в  области  социального  обеспечения.  До
недавних пор  этот  недостаток  компенсировался  конфуцианскими  традициями:
«три поколения под одной крышей».
      Старший  сын  (особая  роль  которого   в   семье   подчеркивалась   с
малолетства) не только наследовал отчий дом, но и гарантировал  обеспеченную
старость  родителям.  С  того  дня,  как  свекровь  торжественно  передавала
невестке самодзи (деревянную лопаточку для раскладывания риса),  хозяйничать
в  доме  начинало  следующее  поколение,  а  отец  и  мать  сохраняли   лишь
совещательный голос в семейных делах.
      В 60-х годах  80  процентов  японских  семей  жили  по  принципу  «три
поколения под одной крышей». Ныне же их осталось лишь около 30 процентов,  и
по количеству одиноких стариков Япония скоро догонит Англию.
      На вопрос, почему молодежь теперь все чаще предпочитает жить  отдельно
от родителей, один японец ответил так: - Ну, во-первых, для этого  появились
материальные предпосылки, молодая семья в состоянии обзавестись  собственным
жильем. А во-вторых, принцип «три поколения под одной  крышей»  годится  для
развивающихся стран, где старцы не живут так долго, как у нас…
      В Стране восходящего солнца сейчас  насчитывается  44  миллиона  семей
(после войны было вдвое меньше). Причем 12 миллионов из них состоят из  двух
человек, а 10 миллионов — вообще одиночки. В  XXI  веке  более  двух  третей
японцев  будут  доживать  свою  жизнь  одни.  Но  справедливости  ради  надо
заметить, что того желают не только их дети, но и они сами.
      В средневековой Японии  существовал  бесчеловечный  обычай  «убасуте».
Жители бедных селений уносили обессилевших стариков в горы и  после  ритуала
прощания оставляли их умирать в  одиночестве.  Нынешнему  поколению  пожилых
японцев  подобная  участь  не  грозит.  Хотя   заложенное   в   национальной
психологии представление о глубоких старцах как о  бремени  для  их  близких
порой дает о  себе  знать.  Даже  в  средствах  массовой  информации  звучат
сетования тех, кто вынужден ухаживать за беспомощной 80-летней  матерью  или
отцом.
      Однако большинство японских пенсионеров  материально  обеспечили  свою
старость. Государственные пенсии  (около  600  долларов  в  месяц),  которые
предоставляются с  65-летнего  возраста,  обычно  дополняются  выплатами  из
частных пенсионных фондов, а они по крайней мере вдвое выше.
      По заключению  японской  медицинской  ассоциации,  пожилым  людям  для
счастья нужно четыре условия: быть здоровым, быть экономически  независимым,
иметь друзей, оптимистически смотреть на жизнь,
      С 70 — 80-х годов в Японии стали популярны «родзин  курабу»,  то  есть
«клубы стариков». Там есть школы бальных танцев,  кружки  икэбаны  и  чайной
церемонии, курсы иностранных языков. Но сейчас эти клубы  вышли  из  моды  —
причем главным образом из-за своего названия.  Шестидесятилетние  да  и  те,
кто старше их, не хотят называть себя стариками.
      Поэтому огромным успехом пользуется ассоциация «Вторая  жизнь».  Среди
ее членов, кстати говоря, немало людей, которые берут уроки  русского  языка
по  телевидению.  Компания  «Эн-Эйч-Кей»  приглашает  вести  занятия   наших
известных дикторов. В этой  роли,  в  частности,  выступали  Анна  Шатилова,
Ангелина Вовк, Татьяна Судец. Оказалось, что русский язык —  именно  потому,
что он один из самых трудных, — многие японские  долгожители  взялись  учить
по совету врачей как профилактическое средство от старческого маразма…
      Ассоциация «Вторая жизнь», цель которой найти японцам занятие на 20—25
лет  после  ухода  на  пенсию,   —   наглядное   олицетворение   «серебряной
революции». Что же касается  второй  демографической  проблемы  —  тенденции
опустевших колыбелей, то ее олицетворяют молодые японки, которые  не  только
не хотят выходить замуж (средний возраст невест — за 27 лет), но  и,  заведя
семью, избегают иметь детей, чтобы не ломать служебную карьеру.  Именно  эта
социальная категория тратит больше всего  денег  на  туалеты  и  парфюмерию,
чаще всего совершает зарубежные  поездки.  Выдвигалась  идея  обложить  этих
молодых, живущих в свое удовольствие женщин высоким налогом за  бездетность.
Но через  парламент  законопроект  не  прошел.  Его  сочли  нарушением  прав
человека. Рожать, мол, или не рожать — личное дело женщины. А то  будет  как
в милитаристской Японии, где патриотическим долгом  каждой  семьи  считалось
подарить родине хотя бы двух сыновей.

                                    Дети.

      Наряду  со  старением  нации  и  падением  рождаемости  происходит   и
изменение японской молодежи как таковой. Многие из тех, кто сейчас учится  в
университетах Японии ни разу не  надевали  кимоно.  Эта  часть  студентов  и
студенток не знакома с традиционной японской музыкой и театром. Они  никогда
не были в саду камней, не видели Кабуки и вообще мало что знают  об  истории
и   традиционной   культуре   своей   страны.   Их   интересы   одновременно
космополитичны и ограниченны благодаря вековому «особому пути» Японии.
      Поколение  родителей  нынешней   молодежи   обеспечило   экономический
прогресс Японии. А у современной молодежи, похоже, уже нет цели трудиться  в
поте лица ради  процветания  фирмы.  Современная  японская  молодежь  больше
интересуется собой, и  у  нее  нет  желания  решать  социальные  проблемы  и
улучшать общество. Если  раньше  японская  молодежь  активно  участвовала  в
жизни общества уже хотя бы тем, что интенсивно  трудилась  в  фирме,  в  том
числе и затем, чтобы достичь материального  благополучия,  то  теперь  такая
цель, достижение благополучия, значения не имеет,  благополучие  достигнуто.
И теперь, когда  молодые  люди  потеряли  эту  экономическую  цель,  некогда
объединявшую людей, их система ценностей стала индивидуальной.
      Молодые японцы теперь стремятся к достижению  не  тех  целей,  которые
навязываются им со стороны, внешними условиями, а тех,  которые  диктует  им
их индивидуальный внутренний мир.
      Обилие свободного времени вкупе с поголовной мобильной телефонизацией,
выводящей  контакты  подростков  из-под  контроля  родителей,  позволяют  им
заниматься чем заблагорассудится. В результате японская молодежь  имеет  все
шансы прослыть самой эпатирующей и экстремальной на свете.
      Усиление индивидуализма — большая проблема, и сейчас идут  споры,  что
оно несет Японии. Но дело в том, что причины роста индивидуализма  коренятся
не столько в субъективных настроениях молодежи, сколько являются  следствием
объективного  хода  развития  экономики.  В   прошлом   японская   экономика
строилась на семейном  принципе:  при  системе  пожизненного  найма  человек
ассоциировал всю свою жизнь  с  фирмой,  предприятием.  Сейчас  складывается
иная система, которая предоставляет человеку преимущества не потому, что  он
является служащим фирмы, а  по  способностям.  А  от  неспособных  стараются
избавляться, и для Японии  это  совершенно  новый  подход.  И  хотя  старшие
поколения выступают против развития  индивидуализма,  его  стимулирует  само
развитие экономики. Поэтому опасения, что по мере взросления молодежь  будет
возвращаться к коллективным системам ценностей, беспочвенны.
      Молодежь сейчас уже  не  выносит  никакого  давления  извне,  никакого
навязывания. Индивидуализм японской молодежи — не  подражание  Западу,  а  в
первую очередь протест против  засилия  коллективного,  группового  сознания
прежней  эпохи.  Индивидуализм  японской  молодежи  имеет  совершенно   иное
качество,  чем  индивидуализм  молодых  американцев.  Американцы  выросли  в
христианской культуре, у них есть представление  о  Боге,  а  японцы  такого
представления не имеют. Появилось много людей,  которые  хотят  зарабатывать
деньги разными способами, оптимальными для себя, не встраиваясь  в  какую-то
структуру.
      Министерство труда Японии  выразило  обеспокоенность:  многие  молодые
люди, которые отказываются от «работы на всю жизнь» в  крупных  корпорациях,
якобы угрожают процветанию страны. Во время экономического взлета  Японии  в
1980-х годах получение  постоянного  места  в  крупной  японской  корпорации
считалось вершиной успеха, гарантировавшей благополучие и стабильный  доход.
Однако современная японская  молодежь,  получившая  среднее  и  даже  высшее
образование, предпочитает  трудиться  на  временных  работах,  не  требующих
специального образования, без каких-либо перспектив роста.
      С 1982 года число таких молодых людей, которых здесь называют «фрита»,
утроилось, составив  уже  1,5  миллиона  человек.  По  данным  исследования,
проведенного по заказу  японского  правительства,  число  выпускников  школ,
которые не пытаются искать себе «карьерную» работу, в два  раза  превосходит
число тех, кто такую  работу  искал,  но  не  получил.  Около  80  процентов
японских безработных сами покинули свое место или вообще его не  искали.  За
прошедшие десять лет  образ  сотрудника  крупной  корпорации  превратился  в
глазах молодежи из «служащего-самурая» в «корпоративного трутня».
       Стиль работы крупных японских корпораций  предполагает,  что  молодой
человек довольно долго работает  на  низших  должностях,  получая  небольшую
зарплату,  зато  получает  гарантию,  что  будет  работать  там  всю  жизнь,
постепенно получая все возрастающую  зарплату.  Однако  в  результате  серии
банкротств крупных предприятий доверие жителей Страны восходящего  солнца  к
такому стилю работы сильно упало.
      Около 20 процентов японской молодежи даже не пытаются найти  работу  и
не планируют свое будущее, довольствуясь случайными подработками. Истории  о
системе пожизненного найма и легенды о  преданности  работника  фирме  скоро
могут стать достоянием учебников по истории экономики.

      “Серебряная революция” в стране  пустых  колыбелей  может  привести  к
тому, что Япония вступит в XXII век с населением  67  миллионов  человек,  а
это вдвое меньше, чем на пороге XXI века. А достаточно  радикальное  отличие
взглядов детей от жизненных принципов отцов может абсолютно  изменить  облик
будущей Японии.
                       Список используемой литературы.

     1. Овчинников В. “Серебряная революция” в стране  пустых  колыбелей  //
        Российская газета. – 21. 08. 1999. – с. 7.
     2. Энциклопедия “Япония от А до Я”: Молодежь Японии // Япония  сегодня.
        – 2001.
     3. Куланов А. Ещё один удар по японскому  мифу  //  Япония  сегодня.  –
        2000.
     4. Молодежь Японии больше не хочет работать и жить на  одном  месте  //
        Собеседник online. – 05.07.2000.





смотреть на рефераты похожие на "Демографические проблемы современной Японии"