Социология

Институт семьи и брака


Содержание

Введение....................................................................
...................................2
Глава       I.       Эволюция       семьи       от        института        к
группе......................................4
Глава          II.          Сущность,           структура,           функции
семьи.......................................7
Глава              III.              Брак              и               семья
сегодня.................................................................14
              §         1.3.         Развод          как          социальное
явление................................................15
           §      2.3.       Пути       возрождения       и       укрепления
семьи..................................18
Заключение..................................................................
...............................23
Литература..................................................................
................................26



                                  Введение
    Семья всегда сверхзначима. Ей, — какой бы она  ни  была  —  мы  обязаны
своим появлением на свет и личностным становлением, перед ней  стоим  мы  на
распутье, выбирая свой вариант ответа на вопрос  о  семейном  положении,  ее
полагаем едва ли не главным мерилом собственной состоятельности.
      С теоретической точки зрения объективно-дистантное рассмотрение  семьи
не только задает отчужденность в подтексте, но и,  извлекая  на  свет  божий
«зеркало статистики», кроме  более  или  менее  любопытных  частных  выводов
приводит к довольно тривиальным общим выводам типа «крепка  семья  —  крепка
держава» и наоборот. Необходим поиск  иных  подходов  к  раскрытию  семейной
проблематики. Один из таких подходов — ценностный. Суть  его  заключается  в
том, чтобы  рассмотреть  семью  как  ценность,  выработанную  человечеством,
осознать реальную достижимость этой ценности уже  сегодня  и  предвидеть  ее
дальнейшее распространение в качестве составляющей прогресса.
      Этот подход позволяет абстрагироваться от многих тривиальных  аспектов
темы, от всех  проблем,  не  попадающих  в  фокус  ценностного  рассмотрения
(дефиниции брака и семьи, их эволюция в ходе истории и  др.),  отвлечься  от
сколько-нибудь   полного   обзора   результатов    конкретно-социологических
исследований, посвященных различным сторонам  семьи  и  семейных  отношений.
Исследования эти, безусловно, нужны, но их избыток может  создавать  иллюзию
того, что наличие таковых в качестве обязательного базиса  любого  изыскания
является,  чуть  ли  не  единственным  критерием  научности  в   социологии.
Намеченный ценностный подход к семье в принципе  не  может  быть  реализован
посредством эмпирии, ибо, не будучи саморазвивающейся системой,  семья  сама
в себе не содержит большую часть того материала, который  мог  бы  послужить
для объяснения  и  понимания  того,  что  она  есть,  и  что  с  ней  должно
произойти.
      Ценностный подход к семье как к социокультурному явлению осуществим  в
рамках социологии. Известно, что семья поаспектно  включена  в  рассмотрение
многих наук — философии, психологии, этики, демографии,  сексологии  (список
можно продолжить). Социология видит семью как особую целостность, и  эта  ее
заинтересованность в исследовании  семьи  как  целого,  как  системы  ставит
социологию в особое к ней отношение, ибо системное,  целостное  рассмотрение
предполагает интеграцию всех знаний о семье, а не выделение  своего  (наряду
с другими) аспекта.
      Вопрос о роли семьи  в  обществе  центральный  в  осмыслении  семейной
проблематики. Но о какой семье  следует  вести  речь?  О  современной.  Той,
которая явилась продуктом длительного развития человечества и которую  можно
отнести к современной не  только  в  историческом  времени,  одинаковом  для
всех, но  и  в  социальном,  отсчитывающем  также  и  скорость  общественных
преобразований.  Сознавая  нечеткость  выдвигаемого  критерия  современного,
целесообразно отметить, что в  пределах  этой  неопределенности  он  все  же
работает и позволяет, например, патриархальный тип  семьи  не  причислять  к
современным.



    Глава I. Эволюция семьи от института к группе.
    Социология   семьи   является   одной   из   интенсивно   развивающихся
социологических специализированных теорий второй половины ХХ века. В  каждой
стране есть свои лидеры в исследовании современной семьи. К примеру: У.  Гуд
в США, Р. Кениг в ФРГ, Р. Флетчер  в  Англии,  Л.  Руссель  во  Франции,  А.
Хорчев в России. Несмотря на разные теоретические подходы в изучении  семьи,
они  выражают  активную  обеспокоенность  кризисным  состоянием   моногамии,
ссылаясь при этом на одни и те же факты: увеличение числа одиноких мужчин  и
женщин, рост разводов, снижение  уровня  рождаемости,  рост  числа  неполных
семей, активизацию добрачных и внебрачных сексуальных связей и  т.п.  Однако
исследователи различных аспектов семейно-брачных отношений не ставят  вопрос
о крахе семьи. Речь, по их  мнению,  идет  о  том,  что  современная  семья,
особенно  в  условиях  крупных  городов,  находится  в  стадии   интенсивных
изменений,    переживает    переходное    состояние    от    насильственной,
патриархальной к добровольной, эгалитарной  моногамии.  Главное  направление
эволюции современной семьи - ее трансформация от  института  к  группе.  Это
означает,  что  в  современной  семье  происходит  ослабление  экономической
функции, главным в  ней  становится  психологическая  атмосфера,  личностное
взаимодействие  супругов.  Такая  семья  в  зарубежной  социологии  получила
различные  названия:  "брачная",  "товарищеская",  "партнерская"  семья.   В
отечественной    социологии    формирующаяся    новая    семья    называется
"супружеской". Это семья, в которой основная ось отношений  определяется  не
родством и родительством, а брачностью,  с  непременной  акцентацией  личных
аспектов [1]. Супружеская  семья,  безусловно,  продолжает  быть  социальным
институтом, ибо в ней по-прежнему ведется домашнее  хозяйство,  рождаются  и
воспитываются  дети,  однако  супружеская  семья  является  в  большей  мере
социально-психологической   группой,   где   на   первое    место    выходит
эмоциональное взаимодействие супругов.
    Глубинной причиной эволюции семьи от института к группе  является,  во-
первых, изменение традиций заключения брака, переход от закрытой к  открытой
системе выбора брачного партнера. До середины Х!Х века в России  действовала
традиция заключения брака "по сговору родителей" с помощью  сватовства.  Так
называемые браки "самокруткой",  т.е.  по  личной  договоренности  жениха  и
невесты без предварительного согласия родителей встречаются редко.  К  таким
союзам общественное мнение относилось враждебно, считая их  противозаконными
и  безнравственными.  Во  второй  половине  ХIХ   века   почти   повсеместно
зарождается новый предбрачный ритуал: молодые  люди  сами  договариваются  о
женитьбе, но  обязательно  уведомляли  об  этом  родителей,  их  мнение  по-
прежнему имело первостепенное значение[2].
    В настоящее время сговор родителей, сватовство, непременное их согласие
на  брак  -  все  это  ушло  в  прошлое.  Итак,  первая  глубинная   причина
трансформации   современной   семьи   является   добровольный   брак,   т.е.
самостоятельный  выбор  брачного  партнера  по  личным  склонностям.  Второй
предпосылкой формирования  семьи  супружеского  типа  является  кардинальное
изменение социального  положения  женщин.  Трехтысячелетний  период  полного
господства  мужчин  закончился.  Если  Х!Х  век  ознаменовался  борьбой   за
достижения равных прав мужчин и женщин.  Как  это  не  парадоксально,  такое
прогрессивное  явление  как  социальное  освобождение  женщин   отрицательно
отразилось на семейном образе жизни, породило ряд серьезных проблем.
    Главное противоречие состоит в том,  что  у  женщин,  получивших  много
прав,  появилось  значительно  больше  обязанностей.  Современная   женщина,
совмещая семейно-бытовые и профессиональные роли  предельно  перегружена.  К
традиционным  семейно-бытовым   ролям   добавились   и   совершенно   новые:
распорядитель  бюджета,  организатор,  психотерапевт,  главный  воспитатель.
Таким образом, с одной стороны, в результате эмансипации женщин  современная
семья  значительно  изменила  свой  облик,  превратившись  в   добровольный,
эгалитарный  союз.   С   другой   стороны,   отсутствие   реальных   условий
гармоничного  сочетания  профессиональных  и  семейных   ролей   привело   к
негативным явлениям в области  семейно-брачных  отношений:  росту  разводов,
падению рождаемости, детской смертности, асоциальному  поведению  подростков
и т.п. Назрела необходимость  поставить  российскую  женщину  материально  и
социально в совершенно другие условия, чтобы она  имела  возможность  выбора
(реальную, а не декларативную): посвятить ли себя только дому,  уйти  только
в профессиональную карьеру или совмещать то и  другое[3].  Прочность  старой
семьи держалась  на  женской  зависимости.  В  патриархальной  семье  вполне
обычен был стабильный брак при полной неудовлетворенности отношениями  между
супругами. Стабильность же супружеской  семьи  поддерживается  исключительно
гармонией  семейных  отношений:  нет  гармонии  -  брак  распадается.  Таким
образом,  в  современной  семье,  с  одной  стороны,  неизмеримо  повышается
"удельный  вес"  психологической  гармонии,  с  другой   -   психологических
коллизий и конфликтов.



    Глава II. Сущность, структура и функции современной семьи.

      Семья — малая социальная группа общества,  основанная  на  супружеском
союзе  и  родственных  связях  (муж  и  жена,  родители   и   дети,   другие
родственники), на совместном ведении общего хозяйства и  взаимной  моральной
ответственности[4].
      Жизнь семьи  характеризуется  материальными  и  духовными  процессами.
Через семью сменяются поколения людей, в ней человек  рождается,  через  нее
продолжается  род.  Семья,  ее  формы  и   функции   напрямую   зависят   от
общественных отношений в целом,  а  также  от  уровня  культурного  развития
общества. Естественно, чем вше культура общества,  следовательно,  тем  выше
культура семьи.
      Понятие семья не следует путать с понятием  брак.  Семья  представляет
собой более сложную систему отношений, чем  брак,  т.к.  она  объединяет  не
только супругов, но и их детей, других родственников.
      В настоящее время в России насчитывается 40 млн. семей.  Примерно  69%
семей состоят из супругов с детьми. За период между  переписями  с  1970  по
1979 г. в СССР было заключено примерно 23 млн. браков и  оформлено  около  7
млн. разводов. В 80-х гг. ежегодно заключалось 2,7 млн.  и  в  то  же  время
расторгалось 900 тыс. брачных союзов. Ежегодно без  отца  остается  примерно
300 тыс. детей[5]. Следует отметить еще одну  особенность  советских  семей:
если в 1959 г. 10% всех семей были национально-смешанные, то в  1979  г.  их
стало уже 15% [6].
      Внутрисемейные отношения могут быть,  как  и  персональные  (отношения
между матерью и сыном) так и групповые (между родителями и детьми или  между
супружескими парами в больших семьях).
      Сущность семьи отражается в ее  функциях,  в  структуре  и  в  ролевом
поведении ее членов.
      Важнейшими функциями  семьи  являются:  репродуктивная,  хозяйственно-
потребительская, воспитательная и восстановительная.
      Репродуктивная  функция  включает  в  себя  воспроизводство  в   детях
численности  родителей,  т.е.   принимает   участие   в   количественном   и
качественном воспроизводстве населения. Можно сказать, что это самая  важная
функция. Ведь, рассуждая логически, чтобы через 24-30  лет  население  нашей
страны было не меньше, чем сейчас, необходимо, чтобы детей в семье  было  не
меньше чем родителей. Желательно даже больше, т.к. иногда двое детей по  тем
или иным причинам не всегда воспроизводят  своих  родителей.  В  целом  1000
человек населения, состоящего  из 2-х детных семей, через 25-30  лет  теряют
треть своей  численности  и  по  статистике  для  воспроизводства  населения
России надо, чтобы примерно 50 % семей имели 3 детей. В настоящее время,  по
причине преобладания городского образа жизни, увеличения  занятости  женщин,
тяжелейшего экономического  положения  рождаемость  падает.  Конечно,  стоит
отметить и связь общего количества разводов и абортов. Таким образом,  может
оказаться, что на двух пенсионеров будет приходиться один работник.  С  этой
точки зрения государство  заинтересовано  в  увеличении  многодетных  семей,
создании им определенных льгот. Но, смотря  на  это  иначе,  в  частности  с
позиций  тенденции  увеличения  рождения  в  многодетных  семьях   детей   с
патологиями,  перенаселения  из-за   ограниченности   ресурсов,   увеличения
неработающего населения  и  других  факторов,  можно  предположить,  что  на
данном  этапе  увеличение  деторождаемости  и  многодетных  семей  не   есть
позитивная сторона.
      Сейчас средняя семья в России состоит из 3,2 человека. Этот показатель
существенно различается в зависимости от региона  бывшего  СССР.  Наибольший
показатель имеет население Таджикистана и Азербайджана (средняя  численность
детей составляет 5—6 человек), а наименьший  показатель  —  население  стран
Прибалтики, Белоруссии. Здесь значительный удельный  вес  занимает  семья  с
одним ребенком. Наличие единственного  ребенка  характерно  для  большинства
городских семей.
      И хотя в 80-х гг. количество таких  семей  уменьшилось,  даже  простое
воспроизводство находится под угрозой.  Пока  этот  процесс  не  остановлен,
сохраняется  вполне  реальная  возможность  депопуляции  населения  в   ряде
регионов страны.
      На репродуктивную функцию  семьи  негативно  влияют  разводы,  поэтому
общество не может безучастно относиться к этому явлению.  Огромное  значение
придается здоровью супругов, их способности к  воспроизводству  самих  себя.
Как свидетельствует статистика, до 15%  семей  страдают  бесплодием,  причем
40% из них по причине бесплодия  мужа.  В  то  же  время  увеличение  двух-,
трехдетных семей сдерживается не только личными устремлениями  супругов,  но
и  экономическими  условиями  и  правовыми  положениями.  Именно   последние
факторы и  явились  причиной  того,  что  в  1997  г.  смертность  превысила
рождаемость в России.
      Сегодня значительная часть молодежи или совсем не получает  информацию
о  семье,  об  этой  сложной  стороне  отношений,  или  получает  ее   очень
недостаточно, что отрицательно сказывается и на дееспособности семьи,  и  на
стабильности браков.  К  сожалению,  подготовка  к  браку  сводится  лишь  к
теоретическим изложениям некоторых догм семейной  жизни.  Однако  этот  курс
требует и эмоциональной, психологической готовности, культуры  межличностных
отношений,  которую   обязана   закладывать   семья.   Такая   эмоциональная
подготовленность  —  основа  умения  любить,  бережно,  внимательно,   чутко
относиться к ближнему, стараться понимать других и правильно оценивать  свое
поведение.
      Оптимизировать процесс самоопределения молодежи в сфере  личной  жизни
одна семья, конечно же, не в состоянии. Это задача, которую призвана  решать
вся система воспитания,  включая  и  искусство,  и  массовую  информацию,  и
общественное мнение, и общественные организации.
      Что  касается  хозяйственно-потребительской  функции  семьи,  то   она
охватывает  такие  стороны  семейных  отношений,   как   ведение   домашнего
хозяйства, единого бюджета. Среди  различных  аспектов  этой  функции  можно
особо выделить проблему «семейной власти» и  социализации  ребенка  при  его
подготовке к будущей самостоятельной жизни.
      Тенденция к установлению равноправия в семье позитивна по своей  сути.
В то же время перекос в сторону феминизации семейного управления в  связи  с
возросшей экономической самостоятельностью женщины, ее определяющей ролью  в
воспитании детей ведет к нарушению психологического комфорта.
      Семья  как  первичная   ячейка   является   воспитательной   колыбелью
человечества. В семье главным образом воспитываются дети.  В  семье  ребенок
получает первые трудовые навыки. У него развивается умение ценить и  уважать
труд людей, там он приобретает опыт заботы о родителях,  родных  и  близких,
учится разумному потреблению различных материальных благ,  накапливает  опыт
общения с деньгами.
      Лучший пример - это  пример  родителей.  В  большинстве  случаев  дети
являются отражением родителей. Конечно же, воспитательная  функция  на  этом
не исчерпывается. Можно говорить и о самовоспитании в семье.
      Если говорить о ребенке,  то  в  семье  он  получает  первые  трудовые
навыки: занимается самообслуживанием, оказывает помощь по дому,  приобретает
опыт заботы о родителях, братьях и  сестрах,  а  главное,  учится  разумному
потреблению материальных и духовных благ.
      Эффективность  семейного  воспитания  зависит,  с  одной  стороны,  от
социально-экономического  потенциала  семьи,  с  другой  —  от  нравственно-
психологического климата [7].
      Семья оказывает влияние на всю жизнь человека, но наиболее значительна
ее роль в самом начале жизненного пути,  когда  закладываются  нравственные,
психологические,  эмоциональные  основы   личности.   Как   никакая   другая
социальная  группа,  семья  обладает  огромным  диапазоном   воспитательного
воздействия. Это особенно доверительная нравственно-эмоциональная  атмосфера
между ее членами, наглядный пример родителей  в  выполнении  общественных  и
семейных обязанностей, совместный труд, беседы с детьми на  интересующие  их
темы, наконец, авторитет родителей в  решении  ряда  сложных  и  важных  для
ребенка и подростка проблем и т.д.
      Семья легче и эффективнее всего осуществляет индивидуальный  подход  к
человеку, вовремя замечает просчеты в воспитательной  деятельности,  активно
стимулирует  проявляющиеся  (порой  очень  рано)  положительные  качества  и
борется с отрицательными чертами характера. При этом если учитывать, что  на
первые  годы  жизни  ребенка  приходится  ряд  важных  «сенситивных   пиков»
развития  (эмоций,  познавательной  активности,  характера),   то   значение
семейного воспитания оказывается практически незаменимым  компонентом  среди
других социальных институтов. Вот почему,  упуская  возможности  воздействия
на ребенка в дошкольные годы, семья часто лишается их вообще.
      Конечно, у каждой семьи, каждого взрослого свои формы и  свои  пределы
возможностей работы с  детьми.  Это  зависит  не  только  от  экономического
базиса семьи, образованности и общей культуры ее членов и даже не всегда  от
педагогических  способностей  того  или  иного  родителя  (они  могут   быть
направлены и на воспитание ханжеских и корыстных качеств).  Эти  возможности
определяются  всей  совокупностью  духовно-нравственных,   личностных   черт
каждого из супругов и членов семьи, ее морально-психологической атмосферой.
      Подлинный авторитет завоевывается не просто дидактическими назиданиями
(как это пытаются делать в семье, а  особенно  в  школе),  а  своим  образом
жизни, поведением. Обычно такой авторитет  не  подвержен  никакой  инфляции.
Авторитет  же   силы,   зависимости,   страха   легко   переходит   в   свою
противоположность,  как  только  лишается  своих   подпорок.   Например,   у
подростка появляется физическая сила, и родители  уже  не  в  состоянии  его
наказать.  Или:  молодой  человек  начинает  сам,   любыми   путями,   порой
нечестными,  добывать  деньги,  и  родители  не  могут,  как  раньше  своими
подачками,  заставить  его  «уважать»  себя,  прислушиваться  к  их  мнению.
Проблема нравственного внутрисемейного авторитета очень важна  и  актуальна,
так как ее решение выходит далеко за рамки семьи и школы.
      Настоящее воспитание в семье — большой труд: и физический, когда  мать
ухаживает  за  малышом,  и  умственный,  когда  речь  идет  о  его  духовном
развитии.  К  сожалению,  это  требование  в  должной  мере  не   осознается
обществом   (воспитание   недостаточно    стимулируется    материально,    а
нравственная  и  социальная   ценность   труда   матери-воспитательницы   не
приравнена ни в  общественном  мнении,  ни  в  трудовом  законодательстве  к
профессиональному труду), да  и  самой  семьей,  которая  часто  воспитывает
(иногда и неплохо) лишь своим «бытием».
      Восстановительная  функция  семьи  состоит  в  поддержании   здоровья,
жизненного  тонуса,  организации   досуга   и   отдыха,   семья   становится
оздоровительной средой, где любой член семьи вправе надеяться на  заботливое
отношение родных и близких.  Для  этого  требуется  не  только  нравственно-
психологическая подготовка, но и соблюдение режима труда  и  отдыха,  режима
питания и прочее.
       Организация досуга играет большую роль в восстановлении. Досуг служит
средством восстановления физических и духовных  сил  человека.  Часто  досуг
происходит у каждого по-своему. Кто-то смотрит ТВ,  слушает  музыку  и  т.д.
это   является   пассивным   отдыхом.   Человек   нуждается    в    активном
отдыхе–путешествия, прогулки. Это  приносит  больше  здоровья  для  семьи  в
целом и каждого её членов.
      Под  структурой  семьи  понимается  совокупность  отношений  между  ее
членами, включая помимо отношений родства и систему  духовных,  нравственных
отношений, в  том  числе  отношений  власти,  авторитета,  и  т.д.  Выделяют
авторитарную   структуру,   где   семьи   делятся    на    авторитарные    и
демократические. Аналог этому–деление на  патриархальные,  матриархальные  и
эгалитарные семьи. Эгалитарные семьи в настоящий момент занимают  лидирующее
положение в развитых странах.
      Ролевое взаимодействие в  семье  есть  совокупность  норм  и  образцов
поведения одних членов семьи  по  отношению  к  другим.  Традиционные  роли,
когда женщина  вела  домашнее  хозяйство,   воспитывала  детей,  а  муж  был
хозяином,    собственником    имущества    и    обеспечивал    экономическую
самостоятельность семьи, изменились. На сегодняшний день  подавляющее  число
женщин участвуют в производственной деятельности, экономическом  обеспечении
семьи, принимают равное участие в общественных  решениях.  С  одной  стороны
это способствовало развитию женщины как личности, равности  супругов,  но  с
другой–привело к снижению уровня рождаемости и увеличению числа разводов.
      Основой современного брака становятся не экономические или  статусные,
а эмоциональные стороны межличностных отношений.



    Глава III. Брак и семья сегодня
    Современное состояние семьи не внушает особого оптимизма.  Ее  проблемы
кажутся порой трудноразрешимыми. Еще несколько лет назад в нашей  литературе
много писали о кризисе буржуазной семьи. Наша советская  семья  определилась
как семья образцовая с бесконфликтным  настоящим  и  блистательным  будущим.
Сейчас в нашей печати иначе как о  кризисе  семьи  не  говорят.  Встречаются
даже утверждения  о  катастрофе  семейной  жизни,  которую  переживает  наше
общество.
      В чем проявляются кризисные  явления  в  семье?  Прежде  всего,  в  ее
нестабильности. В крупных городах распадается свыше 50% браков (в  некоторых
местах  уровень  разводов  достигает  70%).  Причем  у   более   чем   трети
распадающихся семей совместная жизнь продолжалась от нескольких недель до  4
лет, т. е. совсем недолго. Нестабильность семьи приводит  к  росту  неполных
семей,  снижает   родительский   авторитет,   отражается   на   возможностях
формирования новых семей, на здоровье взрослых и детей.
      К  нестабильности  семьи  следует  добавить  ее  дезорганизацию,  т.е.
увеличение числа так называемых конфликтных семей, где муж и жена живут  как
«кошка с  собакой»,  а  воспитание  детей  в  обстановке  ссор  и  скандалов
оставляет желать лучшего. Это самым плачевным  образом  сказывается  как  на
взрослых, так и на детях. Именно в недрах такой семьи  скрываются  источники
алкоголизма, наркомании, неврозов и правонарушений.  В  результате  страдают
взрослые,  страдают  дети,  страдает  общество.  По   данным   еженедельника
«Семья», 1 млн. 100 тыс. детей остаются без семьи, 1 млн. 185 тыс.  страдают
психическими заболеваниями, 900 тыс. подростков  ежегодно  задерживается  за
правонарушения и бродяжничество, 1904 ребенка  в  1997  г.  покончили  жизнь
самоубийством.
      Кто  виноват  в  этом?  Конечно,   взрослые,   обрекающие   детей   на
одиночество, страдания и даже смерть.  Но  в  чем  причины  такой  ситуации?
Только ли злая воля негодяев  и  безответственных  людей?  Конечно,  человек
отвечает за свое поведение. Но часто он  не  ведает,  что  творит,  либо  не
умеет найти правильный путь. Нужно искать более  глубокие  причины.  Главные
из них — серьезные сдвиги в жизни общества. Что происходит?

§ 1.3. Развод как социальное явление.
    Общество и государство оказывают влияние  на  брак  различными  путями:
экономическими, политическими,  идеологическими.  Наиболее  непосредственным
проводником этого влияния являются правовые и моральные средства.  Для  того
чтобы общественное влияние на брак было эффективным, необходимо  достоверное
знание действительного положения  дел:  общих  тенденций  развития  семейно-
брачных  отношений;  причин,  конфликтных  ситуаций,  возникающих  в  браке;
ценностных ориентации  лиц,  состоящих  в  браке  или  собирающихся  в  него
вступить; влияния одних факторов брачной жизни на другие и т. п.  Только  на
основе  такого   анализа   возможны   подлинно   научные   рекомендации   по
совершенствованию  брачно-семейных  отношений.  Необходимость   в   подобном
анализе   уже    возникала.    В    период    обновления    брачно-семейного
законодательства (1968-1969 гг.) мы столкнулись  с  целым  рядом  спорных  и
сложных проблем  правового  регулирования  брака  и  развода.  Сохранять  ли
судебный порядок развода или пойти на  передачу  дел  о  разводах  в  органы
ЗАГС; сделать это в отношении всех дел или только части их; каким  критерием
при этом  руководствоваться?  Законодатель  смог  принять  решение  по  этим
вопросам лишь на  основе  анализа  соответствующих  социологических  данных,
характеризующих проблему развода. Эта же проблема  приобретает  существенное
значение и сейчас в связи с  насущными  задачами  социального  планирования.
Разработка планов социального развития не может не касаться и сферы семейно-
брачных отношений. Обоснованные рекомендации могут  быть  сделаны  только  в
том  случае,  если  мы   будем   хорошо   знать   действительные   процессы,
происходящие  в  современных  браках,  влияние  на  эти  процессы  различных
социальных факторов.
    Развод, то есть юридически  фиксируемый  распад  брака,  есть  антитеза
брака,  его  теневая  сторона.  Социологический   анализ   проблем   развода
(социология развода) - это в определенной степени и  анализ  проблем  самого
брака, в основном его отрицательных сторон. Для того чтобы этот  анализ  был
успешным, необходимо правильное  представление  о  социальной  природе  того
явления, которое  анализируется,  о  его  месте  в  ряду  других  социальных
явлений.  Не  менее  важны,  данные,  подвергаемые   анализу.   Они   должны
достоверно  и  репрезентативно  (то  есть  представительно)  характеризовать
основные обстоятельства брачной жизни, во всяком случае те из  них,  которые
ведут к кризису брака. Только  на  основе  всего  этого  можно  выступать  с
достаточно серьезными предложениями, направленными  на  укрепление  семьи  и
сохранение брака.
    Как отнестись к разводу? Что  это  -  социальное  зло,  правонарушение,
преступление?  Взгляд  на  расторжение   брака   как   на   явление   всегда
нежелательное  иногда  встречается.  В  период  обсуждения   проекта   Основ
законодательства о браке и семье один читатель писал, в  газету  "Известия":
"Надо не облегчать разводы, а ввести закон о наказании  тех  людей,  которые
обращаются за разводом и способствуют развалу семьи".
    Можно с уверенностью сказать, что общество и государство заинтересованы
в том, чтобы разводов было меньше, а семейно-брачные  отношения  развивались
нормально и совершенствовались. Развод  в  любом  случае  свидетельствует  о
непрочности и разрушении семейных  связей  и  поэтому  объективно  не  может
рассматриваться как явление положительное.
    Общество заинтересовано в стабильности семейных отношений, так как  это
обеспечивает здоровые взаимоотношения супругов, благотворно  сказывается  на
воспитании детей, облегчает решение целого ряда социальных  проблем  (жилье,
социальное обеспечение, трудоустройство и т.  д.).  Следовательно,  в  самом
общем  виде  государство  и  общество  не  могут   не   видеть   в   разводе
свидетельства неблагополучия  в  сфере  семейных  отношений.  С  этой  точки
зрения развод является социальным злом.
    Вместе с тем на развод следует смотреть и с иных позиций. Применительно
к каждому конкретному  браку  вопрос  о  нежелательности  или  желательности
развода не может решаться однозначно. В отдельных случаях развод  не  только
не является социальным злом, он, наоборот, необходим.
    Государство, конечно, заинтересовано  в  укреплении  семьи,  и  это  не
случайно:  семья  представляет  собой  первичную  ячейку  общества.  Степень
материального благополучия семьи, ее духовное, и  нравственное  здоровье  во
многом определяют облик человека, его общественную  и  трудовую  активность.
Семья оказывает решающее влияние на подрастающее поколение.  Можно  сказать,
что успехи и трудности, которые переживает  семья,  не  только  определяются
социально-экономическими условиями развития общества, но и  в  свою  очередь
влияют на общество в целом.
    Таким   образом,   укрепление   здоровой,   высоконравственной   семьи,
основанной на чувствах любви, уважения и дружбы  всех  ее  членов,  является
важнейшей общественной задачей. Большая  часть  наших  семей  отвечает  этим
требованиям. Было бы, однако, лицемерием отрицать тот факт, что имеется  еще
немало людей, поведение которых  в  семье  и  быту  далеко  от  тех  высоких
требований,  которые  предъявляет  к  этому  поведению  общество.  Пережитки
прошлого в общественном сознании наиболее живучи  именно  в  сфере  семейных
отношений,  которые  в  силу  своего  личного  и   сравнительно   замкнутого
характера менее других отношений поддаются общественному контролю.  Но  дело
не только в пережитках. Брак заключается добровольно, и в основе  его  лежит
личная склонность супругов. Даже при самом  безупречном  поведении  супругов
эта  склонность  (любовь,  уважение,  духовная  близость)  может  претерпеть
серьезные  изменения  под  влиянием  как  объективных,  так  и  субъективных
причин.
    Причин расторжения  брака  много,  и  далеко  не  всякая  причина  дает
основание  для  оценки  каждого  конкретного  развода   как   отрицательного
явления. В той массе разведенных, которых опрашивали, около 5%  указывали  в
качестве  существенной  причины   развода   "невозможность   иметь   детей".
Потребность  в  материнстве  или  в  отцовстве   является   естественной   и
неодолимой   потребностью   человека.   В   реализации   этой    потребности
заинтересовано  и  общество.  Значит  и  в   этом   случае   развод   нельзя
рассматривать как нежелательное явление.
    А ведь есть и другие причины, при наличии которых мы не  можем  бросить
упрек одному из супругов, если он решается на развод: душевная  болезнь  или
слабоумие; длительное тюремное заключение; безвестное отсутствие, - все  это
причины  такого  характера,  которые   делают   каждый   конкретный   развод
оправданным, а в некоторых случаях даже необходимым.
    Таким образом, определенная часть разводов отвечает  не  только  личным
интересам одного или обоих супругов, но и интересам общества в целом.
    Имеется и еще одна очень важная сторона этой  проблемы.  Брак  является
свободным  и  добровольным  союзом  между  мужчиной  и   женщиной.   Свобода
вступления в  брак  предполагает  и  свободу  развода.  "Свобода  развода  -
обратная сторона свободы брака, неотъемлемая часть свободы личности"[8].
    Из всего сказанного нужно сделать такой вывод: не развод  сам  по  себе
является  главным  социальным  злом.  Главным   социальным   злом   являются
ненормальные отношения в браке, которые  ведут  к  разводу.  Именно  с  ними
необходимо вести борьбу всеми средствами, в том числе в некоторых случаях  и
с помощью развода.

    § 2.3. Пути возрождения и укреплении семьи.

    Впечатление, что сегодняшние  конфликты,  большие  и  малые  катастрофы
обрушились на нас внезапно, как слепая лавина, обманчиво. Их истоки — в  той
тоталитарной системе, которая шлифовалась в стране десятилетиями.
      Социологические   исследования   семьи   и    рождаемости    фиксируют
стереотипность повседневного уклада жизни, причем, показатель числа детей  в
семье   неожиданно   оказывается    интегральным.    Как    правило,    зная
характеристики, можно с успехом прогнозировать и жилищные условия  семьи,  и
уровень  жизни.   Получается,   что   массифицированная   детность   сильнее
дифференцирует поведение и  образ  жизни  людей,  чем  привычные  социальные
переменные. Не имеющие детей, однодетные и трехдетные разнятся сильнее,  чем
по своей профессии, например, или по образованию. В  повседневной  жизни  та
или иная «детность» навязывает  соответствующий  бытовой  уклад,  перекрывая
действие  социального  статуса,  дохода  и  т.  п.  Интересно  и   то,   что
массификация малодетности, в тенденции сплошная, повсеместная, тем не  менее
четко  очерчивается  национально-территориальными  зонами.  Не  случайно   в
Среднеазиатском  регионе   и   в   Закавказье   критерий   детности   играет
определенную роль  в  становлении  национального  характера  человека.  Этот
критерий значим и для  европейской  части  бывшею  Союза,  где  национальное
своеобразие утверждается в оппозиции многодетности. Проблема в  политическом
отношении примечательна, но совершенно не исследована.
      В России малодетность семьи  есть  в  равной  мере  итог  общемирового
процесса, следствие затяжного  кризиса  экономики  и  политики,  причем  под
малодетностью следует понимать не просто наличие одного-двух детей в  семье,
но  и  преобладание  малодетной  ментальности,  такой   системы   ценностных
ориентации,  которая  отличается  сильным  отчуждением  личности   в   сфере
социальных  и  семейных  отношений.  В  обществе,  имитирующем   активность,
отстранение от  псевдоценностей  и  норм  —  защитная  реакция  личности  на
неподлинность существования.  Но  люди  невольно  втягиваются  и  в  процесс
отчужденного восприятия  подлинных  ценностей  как  «казенных».  Именно  это
произошло с  ценностью  существования  человеческого  рода,  воспроизводства
населения, рождаемости, семьи, детей. Отчужденный человек стал относиться  к
этим ценностям не как к своим собственным, а как  к  навязываемым  извне.  И
результат этой трансформации ценностных ориентации  не  замедлил  сказаться.
Массовая малодетность семей — вот ее итог, который рано или поздно  начинает
беспокоить и само  государство:  нехватка  трудовых  ресурсов  и  пополнения
армии.
      Но государство — бюрократический орган, и все, что связано с семьей  в
общественной  жизни,  его  мало  интересует  изначально.  Дает  себя   знать
историческая  противоположность  семьи  и  государства,  о  которой   немало
говорилось во все  времена.  Ориентация  государства  на  социальную  защиту
населения, ограниченную  чисто  материальной  помощью,  конечно,  производит
впечатление заботы о населении. Эта сиюминутная политика  находит  отклик  в
массах, но для решения нашей проблемы  семьи  такой  заботы,  мягко  говоря,
недостаточно.  Речь  должна  идти  о  возрождении   определенных   ценностей
семейной жизни.
      Интересно, что до сих пор в социологии семьи и демографии  чувствуются
отголоски  характерной  для   большевизма   политики   антипатриархальности,
антитрадиционалиэма: малейшая попытка отменить  ценность  для  существования
семьи как социального  института  взаимосвязи  грех  поколений,  автономного
семейного производства, четкого  распределения  внутрисемейных  ролей  между
родителями и детьми, мужьями и женами  тотчас  же  толкуется  как  проповедь
патриархальности и домостроевщины, где  муж  кнутом  и  пряником  показывает
власть жене и детям.
      В стране до сих пор нет семейной политики в строгом смысле  слова  или
демографической политики в области рождаемости. Постоянно  подчеркиваемая  в
официальных документах необходимость большей  заботы  о  семье,  о  женщине-
матери упирается в обещания государственной  помощи  малообеспеченным  слоям
населения, в число которых попадают теперь все многодетные семьи,  множество
семей с одним родителем, семей с инвалидами, молодых  семей  с  престарелыми
иждивенцами и др., а также в вопросах охраны материнства до и  после  родов,
для женщин, занятых  в  государственном  секторе.  Самостоятельная  семейная
политика может  стать  составной  частью  социальной  политики  лишь  в  том
случае, если будет признана сама проблема кризиса  семьи,  причем  на  самом
высоком уровне —  государственном.  В  истории  немало  примеров  того,  как
трудно и долго решаются даже общепризнанные проблемы, но что  можно  сказать
о решении проблем, которые не то чтобы неизвестны,  неузнаны,  а  о  которых
наслышаны многие и которым отказано в праве называться проблемами?

      Осуществляемая сегодня реформа прямо не  связана  с  учетом  интересов
семьи с  несколькими  детьми,  родительства  и  родства  в  их  отношении  к
совместной  общесемейной  деятельности.  На   мой   взгляд,   нужна   особая
социальная  политика,  направленная   на  укрепление  семьи  с   несколькими
детьми, которая способна нейтрализовать кризисный  характер  брачно-семейных
процессов  (давно   беспокоящий   нашу   общественность),   выражающийся   в
нестабильности  браков,   высокой   разводимости   и   росте   добровольного
безбрачия, отчужденности членов семьи и асоциальных  формах  внутрисемейного
общения, насилии в семье и росте числа детей, содержащихся в  детских  домах
и интернатах, распространенности соматических и невротических расстройств  у
детей в малодетных семьях, росте правонарушений детей и подростков и т.д.
      Трансформация экономических и политических  основ  (в  ее  сегодняшних
формах — без специальной семейной  и  демографической  политики)  при  своем
возможном  успешном  развитии  создаст  лишь  базу  благополучия  семьи,  но
автоматически не укрепит,  не  восстановит  институт  семьи  в  общественной
жизни. Только  специальная  семейная  политика,  поощряющая  семейный  строй
жизни и  устраняющая  последствия  сложившегося  при  сталинизме  подавления
ценностей семейных отношений ценностями идеологическими и  государственными,
способна  обеспечить  бесперебойное   осуществление   двух   фундаментальных
семейных функций — рождения и  воспитания  необходимого  числа  детей.  Люди
должны «хотеть» семейной жизни и ослаблению  этого  желания,  кризису  семьи
необходимо положить конец.
      В условиях, когда  малодетная  семья  все  более  становится  убежищем
сосуществования трех одиночеств, а  все  социальные  институты  противостоят
ей, соревнуясь в перехвате семейных функций, требуется не  благотворительная
помощь семье, а радикальное изменение места семьи в обществе. Возможно,  это
потребует  создания  новой  системы  поощрения  семейного  образа  жизни   и
семейственности, принципиально исключающей какое-либо принуждение. Отказ  от
семейной политики в общенациональном масштабе из-за боязни  вмешательства  в
частную  жизнь  вовсе  не  безобиден.   Политика   невмешательства   сегодня
гибельна.



                                 Заключение
      Итак, семья как ячейка общества является неотделимой составной  частью
общества.  И  жизнь   общества   характеризуется   теми   же   духовными   и
материальными процессами, как  и  жизнь  семьи.  Чем  выше  культура  семьи,
следовательно, тем выше культура всего общества. Общество состоит из  людей,
которые являются отцами и матерями в своих семьях, а также их детей. В  этой
связи очень важны роли отца и матери в семье, а в  частности  воспитательная
функция семьи. Ведь от того, как родители  приучают  своих  детей  к  труду,
уважению к старшим, любви к окружающей природе и людям,  зависит  то,  каким
будет общество, в котором будут жить наши дети.
      Последствиями дурного общения в семье могут быть конфликты и  разводы,
которые наносят большой социальный вред  обществу.  Чем  меньше  разводов  в
семьях, тем здоровее общество.
    Таким образом, общество (а его тоже можно назвать большой семьей) прямо
пропорционально зависит от здоровья семьи, так же как и  здоровье  семьи  от
общества.
      Семья это один  из  механизмов  самоорганизации  общества,  с  работой
которого  связано  утверждение  целого  ряда   общечеловеческих   ценностей.
Поэтому семья сама имеет  ценностное  значение  и  встроена  в  общественный
прогресс.  Конечно  же,   кризисы   обществ,   цивилизаций   не   могут   не
деформировать  семью:  ценностный  вакуум,  социальная  апатия,  нигилизм  и
другие социальные расстройства показывают нам, что  саморазрушение  общества
неизбежно касается семьи. Но  у  общества  нет  будущего  вне  прогресса,  а
прогресса нет без семьи.
      Семья дает укорененность в социуме: одинокий человек либо замыкается в
себе, либо растворяется в обществе, в работе, в выполнении общественных  дел
(при этом, как правило, ощущение ненужности  самому  себе  не  проходит),  а
семья  делает  человека  носителем  интересов  многих  половозрастных  групп
населения и даже полноценным потребителем.
      Семья —  оплот  и  возжигатель  человеческой  любви,  так  необходимой
каждому  и  всем.  Прав  был  Э.  Фромм,  когда  утверждал,  что   осознание
человеческой отдельности без воссоединения в любви это источник  стыда  и  в
то же время вины  и  тревоги.  Во  все  времена,  во  всех  культурах  перед
человеком  стоит  один  и  тот  же  вопрос:  как  выйти  за  пределы   своей
индивидуальной жизни и обрести единение. Любовь позволяет ответить  на  этот
вопрос положительно: «Нередко можно найти  двух  людей,  влюбленных  друг  в
друга и не испытывающих любви больше ни к кому. На самом деле их любовь  это
эгоизм двоих... Любовь делает предпочтение, но в другом человеке  она  любит
все человечество, все, что есть живого»[9]. В этих идеях  нет  новизны.  Еще
В.Соловьев полагал, что смысл любви в  оправдании  и  спасении  человеческой
индивидуальности  через  жертву  эгоизма,  но  аргументация   Фромма   лучше
ориентирована на современного читателя.
      Не имеющий опыта любви в  семье  не  в  состоянии  возлюбить  ближнего
своего. Любовь представляет собой уникальный род познания,  проникновения  в
тайну личности. «Единственный путь полного знания, это акт любви:  этот  акт
выходит за пределы мысли, выходит за пределы слова. Это смелое погружение  в
переживание единства»[10]. Семья помогает раскрыться творческому  потенциалу
личности,  способствует  ее  творческой  самореализации.  Она  не  позволяет
человеку забыть о ценностях иного рода. И естественно, что  «в  целом  люди,
состоящие в браке, счастливее тех, кто не женат (не замужем),  разведен  или
одинок в результате смерти одного из супругов»[11].
      Сказанного достаточно для основного  вывода:  непреходящая  значимость
семьи как завоевания  общественного  прогресса,  ее  главное  предназначение
заключается  в  наделении  людей  полноценностью  как  социальной,   так   и
психологической. Ценность семьи заключается в том, что только  она  способна
поставлять обществу  людей,  в  которых  оно  так  остро  нуждается,  людей,
способных на настоящую любовь, а также  «достраивать»  мужчин  и  женщин  до
качественно новых, гармоничных социальных субъектов. Ведь только  влюбленный
имеет  право  на  звание  человека.  Кстати  говоря,  для  кого  «ценностно-
лирическая» по форме аргументация кажется неуместной,  либо  неубедительной,
может воспользоваться терминологией  системных  исследований.  Каждый  имеет
право на приемлемый для него язык — лишь бы не в ущерб смыслу.



                                 Литература
 . Аргайл М. Психология счастья. М., 1990.
 . Бедный М.С., «Семья–здоровье–общество», М., 1986.
 . Бердяев Н. А. Размышления об Эросе // Семья: Книга для чтения. М., 1991.
   Кн. 2.
 . Голод С. И. Стабильность семьи: социологический и демографический
   аспекты. Л., 1984
 . Жвинклене А. Семейная интеграция как объект исследования //
   Социологические исследования. 1987. №1. С.72.
 . Клайн В. Как подготовить ребенка к жизни. М.—Л., 1991.
 . Литвинова Г. И. Под защитой государства. М., 1989.
 . Литвинова Г. И. Человек после развода. М., 1993.
 . Маркович Д. «Общая социология», Р-на дону, 1993.
 . Мацковский М. С. Социология семьи: Проблемы теории, методологии и
   методики. М., 1998.
 . Осипов Г.В., Коваленко Ю.П. «Социология», М., 1998.
 . Плотниекс И. Психология в семье. М.,1991.
 . Сысенко В.А. Супружеские конфликты. М., 1993.
 . Смелзер Н.Дж. Социология. // Социологические исследования. №10, 1992,
   с.79.
 . Солодников В.В. Семья: социологическая и социально-психологическая
   парадигмы. // Социологические исследования. №6, 1994, с.130.
 . Сысенко В.А. Отцы и дети // Социологические исследования. 1986. №2. С.
   100
 . Франк С. Л. Религия любви // Русский Эпос, или Философия любви в России.
   М., 1991.
 . Фромм Э. Искусство любви: Исследование природы любви. Минск, 1990.
 . Харчев А.Г. Брак и семья. М., 1997.
 . Харчев А.Г., Мацковский М.С. «Современная семья и её проблемы М., 1997.
 . Чегот Д.М. Брак, семья, зако Харчев А.Г. Брак и семья. М., 1997.

-----------------------
[1] Голод С.И. Семья и брак: историко-социологический анализ. – СПб, 1998,
с 177-187.
[2] Жирнова Г.В. Брак и свадьба русских горожан в прошлом и настоящем. –
М., 1998, с 16-78.
[3] Антонов А.И., Медков В.М. Социология семьи. – М., 1996, с. 292.
[4] Харчев А.Г. Брак и семья. М., 1997. С.75.
[5] Харчев А.Г. Человек после развода. Вильнюс, 1985. С.3.
[6] Сусоколов А.А. Межнациональные браки. М., 1996. С. 10.
[7] Плотниекс И. Психология в семье. М.,1991.
[8]Королев Ю.А. Семья, государство и общество. – М., Юридическая
литература, 1971, с. 151.
[9] Фромм Э. Искусство любви: Исследование природы любви. Минск, 1990. С.
34
[10] Там же,  С. 21
[11] Аргайл М. Психология счастья. М., 1990. С. 45