Уголовное право и процесс

Соучастие в преступлении


                                 Содержание

                                Введение    2
   1. Понятие соучастия в преступлении. Объективные, субъективные признаки
                                соучастия   3
                     2. Формы соучастия в преступлении 7
                          3. Виды соучастников   10
                    4. Ответственность соучастников   23
                               Заключение  28
                       Библиографический список     30


                                  Введение


    Институт соучастия в преступлении является  одним  из  самых  важных  и
сложных  в  теории  уголовного  права.   И   это   неслучайно.   Преступная
деятельность, как и всякое творчество человека, может осуществляться как  в
одиночку, так и группой лиц,  и  даже  определенной  организацией  людей  с
разветвленной деятельностью, наделенных различными преступными "правами"  и
"обязанностями",  с  иерархическим  руководством:   от   организаторов   до
исполнителей, пособников и укрывателей.
    Понятие  соучастия  претерпело  в  последние  десятилетия  определенное
изменение. В УК 1960 года всего две статьи о  соучастии.  В  УК  1995  года
ответственность за соучастие регламентируют  уже  5  статей  и  17  частей.
Понятие соучастия, как умышленное совместное участие двух или более  лиц  в
совершении   преступления,    дополнено:    «в    совершении    умышленного
преступления»[1].
    Актуальность   рассмотрения   данной   темы   определяется    следующим
обстоятельством. Правоприменительная практика показывает, что  в  соучастии
совершается очень большое количество преступлений  (примерно  одна  треть),
причем наиболее тяжких и опасных. Естественно  поэтому,  что  в  обстановке
сегодняшнего роста  преступности  в  законодательстве  соучастию  отводится
большое место.
    Не обойдена эта  проблема  и  теорией  уголовного  права.  Соучастию  в
преступлении был посвящен  седьмой  Международный  Конгресс  по  уголовному
праву, проходивший в  1957  г.  в  Афинах,  который  принял  весьма  важную
резолюцию,  воплотившую  наиболее  прогрессивные  концепции,  принятые   на
вооружение большинством европейских, латиноамериканских и азиатских стран.
    Целью  работы  является  раскрытие   основных   понятий   соучастия   в
преступлении. Для этого предполагается рассмотреть  соответствующий  раздел
действующего УК, а также комментарии к нему, произведенные в общей  учебной
и специализированной  литературе.  Следует  отметить,  что  данные  вопросы
рассмотрены в этих источниках весьма обстоятельно.

   1. Понятие соучастия в преступлении. Объективные, субъективные признаки
                                  соучастия


    Нормы о соучастии сосредоточены в главе 7 УК РФ (в ст. 32—36). В ст. 32
дается  научно-практическое  определение   самого   понятия   соучастия   в
преступлении. В нем сформулированы  основные  признаки  соучастия,  которые
отражают  принятую  в  России  концепцию,  выработанную  русскими  учеными-
правоведами еще во второй половине XIX столетия.
    Это определение  звучит  так:  "Соучастием  в  преступлении  признается
умышленное совместное участие двух или более лиц в  совершении  умышленного
преступления"[2].  Данное  определение  и  все  последующие   постановления
закона, развивающие основные  положения  этого  общего  правила,  полностью
соответствуют  ключевым  положениям   Резолюции   седьмого   Международного
Конгресса по уголовному праву.
    Существует несколько взглядов на  саму  юридическую  природу  института
соучастия. Основные позиции, которые их  разделяют,  можно  свести  к  двум
основополагающим:
    а) возможно ли неосторожное соучастие  в  умышленном  или  неосторожном
преступлении; б) является ли юридическая природа соучастия акцессорной,  т.
е. базируется  ли  она  на  основе  исполнения  преступления,  или  же  все
соучастники,  несмотря  на  их  различную  роль,   являются   своеобразными
исполнителями преступного  деяния,  либо  среди  них  центральной  является
фигура исполнителя, а все остальные соучастники группируются  вокруг  него,
как бы являясь его помощниками?
    Ответ можно найти в тексте ст. 32 УК. В  законе  прямо  подчеркивается,
что соучастием признается умышленное участие  нескольких  лиц  и  только  в
умышленном преступлении. Четкость этого постановления совершенно  исключает
неосторожное соучастие в умышленном  или  неосторожном  преступлении  (речь
идет  о  применении  именно   постановлений   о   соучастии   в   названных
обстоятельствах).
    В  ч.  1  ст.  33  УК   "Виды   соучастников   преступления"   сказано:
"Соучастниками преступления наряду с исполнителем  признаются  организатор,
подстрекатель  и  пособник"[3].  Эта  формула  лишь  очерчивает  круг  лиц,
ответственность которых определяется по правилам, устанавливаемым главой  7
УК, но не раскрывает самой юридической  природы  соучастия.  Думается,  что
законодательная  формула  целиком  и  полностью  демонстрирует  акцессорную
природу соучастия в УК РФ. Суть акцессорной теории  заключена  в  признании
того очевидного факта, что ключевой фигурой является исполнитель,  ибо  без
него соучастия нет и не может быть, хотя отсутствие среди  действующих  лиц
организатора, либо подстрекателя, либо пособника  не  исключает  соучастия.
Кроме того, особые условия и формы  ответственности  соучастников  возможны
только  в  том  случае,  если  исполнитель   закончил   задуманный   состав
преступления или, по крайней мере, начал его выполнять. А раз это  так,  то
соучастие по самой своей сущности акцессорно, т.  е.  зависит  от  действий
исполнителя.  Об  этом  свидетельствует  уже  тот  факт,  что   неудавшееся
подстрекательство  или  пособничество  не  имеет   никакого   отношения   к
соучастию, а квалифицируется по правилам о стядиях преступной деятельности.
    Согласно ст. 32 УК соучастием признается лишь  умышленная  деятельность
участвующих в преступлении лиц.
    Умысел свидетельствует  о  наличии  единства  действий  участников,  не
только внешне, но  и  внутренне  сцементированных  единой  волей  и  единым
стремлением к преступлению. Как известно, при соучастии состав преступления
непосредственно осуществляется исполнителем. Действия  других  соучастников
создают лишь благоприятные для этого условия. Поэтому любая их деятельность
всегда определенным образом отражается в действиях исполнителя,  которые  и
приводят к преступному результату.
    Вторым признаком, указанным  в  законодательном  определении,  является
совместность участия в преступлении. Совместность  означает,  что  все  они
участвуют:  а)  в  совершении  одного  и  того  же  преступления  либо  как
соисполнители, т. е. совместно выполняют объективную сторону  преступления,
либо одновременно или частью и в разное время; б) в качестве организаторов,
подстрекателей и пособников.
    В этом случае они, как  правило,  не  участвуют  в  исполнении  состава
преступления,  но  либо  руководят  им  (организатор),  либо  возбуждают  в
исполнителе  решимость   совершить   его,   либо   содействуют   совершению
преступления физически или интеллектуально (подстрекатель и пособник).
    Соучастие, как правило, с объективной стороны предполагает действия, но
в ряде случаев они могут быть совершены и путем бездействия.  Такие  случаи
возможны,  если  бездействию  предшествовало  соглашение,  заключенное   до
совершения  преступления  или  в  момент  его  совершения,  но  всегда   до
наступления  преступного  результата.  Например,   умышленное   бездействие
должностного лица, обязанного в силу своего служебного положения  принимать
меры по предотвращению преступления, когда оно  заведомо  по  соглашению  с
преступником таких мер не принимает.
    Первая важная  особенность  соучастия:  оно  мыслимо  либо  до  момента
совершения преступления, либо как присоединяющаяся  деятельность  в  момент
начала преступления и во время его продолжения, но  всегда  до  наступления
преступного  результата.  Второй  предпосылкой  причинной  связи   является
требование, чтобы соучастники чем-либо активно содействовали  преступлению.
При этом вновь возникает вопрос о бездействии.  В  подавляющем  большинстве
работ о причинной связи считается, что и  бездействие  в  уголовно-правовом
смысле может причинять вред, так как любое  преступное  бездействие  всегда
представляет собой неисполнение определенных обязанностей,  благодаря  чему
начинают действовать вредоносные силы, причиняющие преступный результат,  и
причинителем его признается тот субъект, который должен был в данный момент
действовать, чтобы предотвратить преступные последствия.  К  этому  следует
добавить:  только  то  бездействие  может  считаться  соучастием,   которое
исполнитель использует как средство, помогающее ему совершить преступление.
Кроме того,  обязательно  требуется,  чтобы  соучастник  был  осведомлен  о
действиях исполнителя, а последний— о бездействии соучастника.
    Все соучастники  должны  иметь  представление  о  преступном  характере
намерений и действий исполнителя. Не менее важным является вопрос и  знания
исполнителем других соучастников. На этот вопрос следует ответить так: если
исполнитель не сознает преступной деятельности подстрекателя, а выступает в
качестве простого орудия в руках подстрекателя, то  ни  тот  ни  другой  не
могут считаться соучастниками одного и того же преступления. Независимо  от
ответственности  исполнителя   подстрекатель   в   данном   случае   должен
рассматриваться    как    посредственный    причинитель.     Однако     для
подстрекательства не  требуется  личного  общения  с  исполнителем,  т.  е.
исполнитель вовсе не должен всегда знать лично подстрекателя. То  же  самое
можно сказать и о пособнике. Важно  лишь,  чтобы  он  знал,  что  оказывает
помощь исполнителю в совершении преступного акта.
    Итак, соучастие возможно там, где у соучастников имеются:  а)  взаимное
знание о преступной деятельности друг друга; б) единое намерение  совершить
одно и то же преступление, хотя, разумеется, цели и мотивы у них могут быть
и разными.
    В тех случаях, когда закон конструирует состав преступления, предъявляя
особые   требования   к   его   субъективной   стороне,   это    требование
распространяется и на других соучастников. Соучастники умышленного убийства
из корыстных побуждений (п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ) должны знать о  наличии
корыстного мотива у исполнителя. Если же закон не указывает на  специальные
цели и мотивы преступления, то знание их, если они имелись  у  исполнителя,
соучастниками не требуется. В  этом  случае  достаточно  знания  того,  что
преступление совершается исполнителем умышленно.
    Далее. Лица могут нести ответственность за  соучастие  в  более  тяжком
преступлении лишь в случае, если они знали о его квалифицирующих признаках.
Если исполнитель преступления признан невменяемым или несовершеннолетним, а
соучастники  не  знали  об  этом,  то  речь  должна  идти  о  покушении  на
преступление  с   негодными   средствами.   Если   подстрекатель   склоняет
исполнителя к умышленному преступлению,  а  он  действует  неосторожно,  то
также  нет  соучастия,  а  есть  покушение  на   умышленное   преступление;
исполнитель же отвечает за неосторожное. Знание или незнание  чисто  личных
обстоятельств,  характеризующих  исполнителя,  если  они  не  относятся   к
основным элементам состава преступления, не может влиять на ответственность
соучастников.
    Особенности волевого момента умысла соучастников заключаются в том, что
во  всех  случаях  он  является  прямым.  Нельзя  говорить  о  соучастии  в
преступлении, если  подстрекатель  или  пособник  действовали  с  косвенным
умыслом. Соучастник, сознавая, что  его  действия  способствуют  совершению
преступления, не может сознательно допускать, что в нем участвует. Если  он
содействует преступлению или подстрекает к нему, то он желает этого.
    Вместе  с  тем   общность   намерения   всех   соучастников   совершить
преступление  не  означает  общности  их  целей  и   мотивов.   Наличие   у
подстрекателя и пособника иных  мотивов,  чем  у  исполнителя  (исполнитель
совершает корыстное преступление, а соучастники  действуют  из  мести),  не
влияет на квалификацию (участие в корыстном преступлении).  Таким  образом,
юридическая судьба соучастников зависит от исполнителя. Суть  акцессорности
соучастия в том и заключается, что не личные  побуждения,  цели,  мотивы  и
действия определяют в конечном итоге характер их  ответственности,  а  лишь
те,  которые  они  внушали  исполнителю  и  которыми  он  руководствовался,
совершая преступление. Судебная практика России всегда придерживалась такой
позиции. Так, например, Ш., подговаривая  своего  брата  Д.  обокрасть  К.,
действовала из ревности и мести. К. же совершил  кражу  и  Ш.  отвечала  за
подстрекательство к краже, хотя не преследовала корыстных целей.


                      2. Формы соучастия в преступлении


    Лицо может выступать в роли организатора группы лиц, соединившихся  для
совершения одного преступления. Однако чаще всего такая группа организуется
для совершения неопределенного количества преступлений либо для постоянного
занятия  преступной  деятельностью.  Статья  35  УК  содержит   определение
различных преступных групп, отличающихся по степени их организованности.
    В ч. 1 ст.  35  УК  говорится  о  самой  примитивной  форме  совместной
преступной деятельности. "Преступление признается совершенным группой  лиц,
если в его совершении совместно участвовали два или более  исполнителя  без
предварительного сговора"[4]. Здесь организатором может выступать лишь один
из соисполнителей, хотя  выявить  его  в  такой  группе  бывает  достаточно
сложно.
    Часть 2 ст. 35 УК предусматривает наиболее простую  преступную  группу,
организованную  по  предварительному  сговору:   "Преступление   признается
совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали
лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления"[5]. Этот
вид соучастия (как и предусмотренный ч. 1 ст. 35 УК) — классический  пример
совиновничества (соисполнительства). В данном  случае  организатором  может
выступать человек, по  чьей  инициативе  создана  эта  группа,  который  ее
возглавлял и сам  непосредственно  участвовал  в  преступлении  в  качестве
соисполнителя.
    В  ч.  3  ст.  35  УК  сказано:  "Преступление  признается  совершенным
организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц,  заранее
объединившихся для совершения одного или нескольких  преступлений"[6].  Эта
группа   отличается:   а)    организованностью    и    б)    устойчивостью.
Организованность,  но  мнению  законодателя,  выражается  прежде  всего   в
устойчивости до совершения первого преступления. Устойчивость  предполагает
довольно высокий уровень, который выражается в том, что ее  предварительная
деятельность,  во-первых,  рассчитана  на  более   или   менее   длительное
существование  и  преступную   деятельность.   Такая   деятельность   может
выражаться в  подготовке  и  совершении  определенных  преступлений:  краж,
грабежей, разбоев,  заказных  убийств,  рэкета  и  т.  п.  Для  этих  групп
преступный  универсализм  не  характерен  (подобная  тенденция  свойственна
организованным группам, когда они перерастают в преступное сообщество).  Но
их   уже   отличают   существенные   элементы    преступной    организации:
целенаправленность, организованное руководство, дисциплина среди участников
и т. п.
    Во главе таких групп стоят наиболее авторитетные  преступники,  которые
вырабатывают планы, руководят преступлениями  на  месте  их  совершения,  а
зачастую и сами являются основными исполнителями.
    Наибольшую опасность для  общества  и  государства  представляет  собой
организованное преступное сообщество, которое предусмотрено ч. 4 ст. 5 У К:
    "Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной
организацией),  если  оно  совершено  сплоченной,  организованной   группой
(организацией),  созданной  для  совершения   тяжких   или   особо   тяжких
преступлений"[7], либо объединением организованных групп, созданных  в  тех
же  целях.  В  российском  уголовном  законодательстве  данное  определение
появилось  впервые  за  все  существование  советского   и   постсоветского
государства.
    Согласно ч. 4 ст. 35 УК  преступное  сообщество  —  это  организованная
группа  (банда,  шайка),  для   которой   характерны   три   признака:   а)
устойчивость;  б)  сплоченность;  в)  совершение  тяжких  и  особо   тяжких
преступлений.
    Устойчивость означает, что преступное сообщество создается для  занятия
преступной деятельностью, т. е. для совершения  неопределенного  количества
преступлений за неопределенный, сравнительно длительный срок.  Сплоченность
означает высокую степень организованности, иерархическое руководство, т. е.
во главе стоит  босс,  шеф,  старик,  хозяин  и  т.  п.  Он,  как  правило,
возглавляет  "совет",  на  котором  решаются  основные  вопросы  преступной
деятельности, утверждаются  планы  преступлений  и  т.  п.  В  него  входят
руководители  отдельных  преступных  формирований,  и   (обычно   временно)
руководители отдельных преступлений. На последней ступени организации стоят
рядовые исполнители, наводчики, пособники, укрыватели, сбытчики  имущества,
добытого преступным путем. В той  или  иной  степени  в  руководство  могут
включаться различные советники — юристы, коррумпированные должностные  лица
и т. п. Всех их цементирует строжайшая дисциплина, основанная  на  круговой
поруке.
    Чаще всего такие преступные группы избирают основным ремеслом: хищения,
торговлю    наркотиками,    рэкет,    бандитизм,    охрану    (естественно,
принудительную) и т. п. Вместе  с  тем  основное  ремесло  не  препятствует
занятию и другой преступной деятельностью, например, заказными  убийствами.
Но в большинстве своем "любимое" занятие группы — один-два вида  преступной
деятельности.
    Следует признать, что организованная  преступность  стала  в  настоящее
время прямой, реальной и страшной  угрозой  российскому  обществу.  Поэтому
проблемы  законодательства,  организации  борьбы  именно  с  организованной
преступностью встали во весь  рост  перед  государством  и  особенно  перед
органами охраны общественного и государственного правопорядка.


                            3. Виды соучастников


    УК РФ называет  четыре  вида  соучастников:  исполнитель,  организатор,
подстрекатель и пособник. Все  они  отличаются  друг  от  друга  формами  и
характером участия в преступлении. Какие же критерии положены в  основу  их
разграничения? На  этот  счет  следует  сделать  несколько  предварительных
замечаний.
    Существуют две основные  теории  —  субъективная  и  объективная.  Суть
первой состоит в том, что проводить различие между ними  следует,  учитывая
заинтересованность в преступном результате, независимо от  их  объективного
вклада в его достижение.  Согласно  этому  те,  кто  считает  деяние  своим
собственным,  должен  признаваться   главным   виновником   (в   частности,
исполнителем), все остальные — соучастниками. Однако в СССР и России всегда
в основу различения соучастников выдвигались объективные критерии.  Ст.  34
УК РФ говорит о двух критериях, которые должны быть положены  в  основу,  —
степень  и  характер   участия   в   преступлении.   Поскольку   закон   не
предусматривает  обязательного  смягчения  уголовной   ответственности   по
формальным основаниям, то главным в определении  объема  вины  соучастников
является  степень  участия,  хотя  не  следует  забывать  и  того,  что   в
большинстве  случаев  она  напрямую  зависит  от   характера   деятельности
соучастника.
    Степень участия представляет собой всестороннюю оценку фактической роли
субъекта в совершении преступления. Характер же участия представляет  собой
критерий разграничения  исполнителей,  подстрекателей  и  пособников  между
собой. Однако указанный  критерий  в  отношении  организатора  преступлений
должен быть дополнен и  некоторыми  другими  деталями.  Основным  моментом,
характеризующим организатора преступления, является степень его  участия  в
преступлении, которая всегда оказывается наивысшей.
    Итак,  характер  участия  в   преступлении   определяет   разграничение
исполнителей,  подстрекателей  и  пособников.  Наивысшая  степень   участия
характерна  для  организатора  преступления,  хотя  формально  его  роль  в
преступлении может выглядеть как  исполнение,  подстрекательство  или  даже
пособничество деянию. Исполнитель преступления. Часть 2 ст. 33 УК гласит:
    "Исполнителем   признается    лицо,    непосредственно    совершив-|шее
преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении  совместно
с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее  преступление
посредством   использования   других   лиц,   не    подлежащих    уголовной
ответственности в силу возраста, невменяемости  или  других  обстоятельств,
предусмотренных настоящим Кодексом"[8].
    Итак,  исполнитель  —  это  прежде  всего  лицо,   выполняющее   состав
преступления, предусмотренный законом. Этим он отличается от  подстрекателя
и  пособника.   Российское   уголовное   право   неизменно   придерживается
объективного понимания исполнения преступления. Следует отметить и то,  что
ст. 33 УК впервые  указывает  на  посредственное  исполнение  (причинение).
Развивая данное  определение,  можно  сказать  следующее:  под  исполнением
преступления  следует  понимать  не  только   непосредственное   совершение
действий, образующих состав преступления, и не только использование с  этой
целью различного рода предметов, приспособлений, механизмов и т. п.,  но  и
животных и даже людей при так называемом посредственном причинении,  т.  е.
при использовании людей в качестве орудий преступления.
    Посредственное  причинение  невозможно  в  преступлениях,  где  законом
предусмотрен специальный субъект (исполнитель), например  в  должностных  и
воинских преступлениях, а  также  в  преступлениях,  где  субъект  обладает
какими-либо физиологическими свойствами, например при изнасиловании.  Кроме
того,   невозможно   посредственное   причинение   при    так    называемых
собственноручных деликтах (дезертирство, уклонение от призыва  на  воинскую
службу и т. п.).
    Итак, посредственное причинение объясняется: а) причинами,  заложенными
в  самом  исполнителе  (невменяемость,  несовершеннолетие);  б)  ошибкой  в
основных  элементах,  образующих  объективную  сторону  состава,  если  она
вызвана самим причинителем или он  ей  воспользовался;  в)  физическим  или
психическим насилием, заставившим исполнителя  действовать  помимо  воли  и
желания; г) отношениями власти и подчинения (исполнение приказа). Однако не
может быть посредственного причинения при неосторожных действиях,  которыми
созданы   условия,   благоприятствующие   общественно   опасным   действиям
несовершеннолетних   или    невменяемых.    Следует    рассматривать    как
посредственное  причинение  и  заражение  лица   заведомо   для   виновного
неизлечимой болезнью при наличии умысла на причинение смерти.
    Исполнить  преступление  —  значит   выполнить   состав   преступления,
инкриминируемого  всем  его  соучастникам.  Согласно  ч.  2  ст.   33   УК,
исполнителем считается не  только  лицо,  которое  единолично  и  полностью
реализовало состав преступления, но и все,  кто  принимал  непосредственное
участие в выполнении  объективной  стороны  состава  преступления.  Понятие
"непосредственное участие в преступлении" нельзя назвать точным.  Например,
пособник,  закрывающий  похитителю   дверь   хранилища,   также   принимает
непосредственное  участие  (хотя  и  не  в  самом  акте   хищения,   но   в
непосредственной близости от исполнения). Следует сделать  одно  уточнение:
конститутивным  признаком  соисполнительства  является  хотя  бы  частичное
осуществление   каждым   соисполнителем   объективной    стороны    состава
преступления.  При  этом,   разумеется,   следует   учитывать   характерные
особенности компонентов, образующих объективную сторону состава.
    Таким образом, участие в совершении преступления является отличительным
признаком соисполнителъства. При этом  всегда  надо  учитывать  характерные
особенности описания в законе элементов состава преступления. Если закон не
содержит деталей действий, а подробно описывает лишь преступный  результат,
то соисполнительством следует считать совершение любых действий,  приведших
к данному результату. Например, составы  убийства  или  причинения  тяжкого
вреда здоровью потерпевшего описаны так, что главным признаком  объективной
стороны   является   причинение   смерти   или   вреда   здоровью;    здесь
соисполнительством   следует   считать   любые   действия   насильственного
характера, причинившие данный результат, — механические, физические и т. д.
При  изложении  объективной  стороны  ряда  других  составов   преступлений
законодатель отдает предпочтение описанию  действий,  а  не  результата.  В
подобных случаях соисполнительством будет  совершение  хотя  бы  одного  из
описанных действий. Например,  при  изнасиловании  соисполнителями  следует
считать не только лиц, совершивших сам половой акт, но и тех, кто употребил
насилие в отношении потерпевшей, чтобы парализовать ее сопротивление.
    Если объективная сторона преступления включает в  себя  и  действие,  и
бездействие,  то  соисполнителями  должны  считаться   и   действующие,   и
бездействующие лица, если все они стремятся достигнуть одного результата.
    Если  состав  преступления  по  закону  может  быть   выполнен   только
специальным субъектом, то и соисполнителями этих  преступлений  могут  быть
только  специальные  субъекты.  К  числу  таких  составов  следует  отнести
должностные, воинские и некоторые другие преступления. Все остальные  лица,
участвующие в подобных преступлениях, могут рассматриваться  как  пособники
или подстрекатели. Ключевая роль  исполнителя  преступления,  в  частности,
заключается в  его  особом  юридическом  положении,  которое  выражается  в
следующем:  а)  его  действиями,  как  правило,  определяется  квалификация
действий  всех  соучастников;   б)   если   исполнитель   совершил   только
приготовление или покушение на преступление,  то  и  действия  соучастников
квалифицируются как  соучастие  в  приготовлении  или  покушении;  в)  срок
истечения  давности  для  соучастников  начинается  с  момента   совершения
действий исполнителем; г) местом совершения преступления  считается  место,
где  действовал  исполнитель,  независимо  от  места   действия   остальных
соучастников.
    Подстрекательство  к  преступлению.  Часть  4.  ст.   33   УК   гласит:
"Подстрекателем  признается  лицо,  склонившее  другое  лицо  к  совершению
преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом"[9]. Прежде
чем  рассматривать  способы  подстрекательства,  следует  выяснить,  в  чем
усматривать основу ответственности за него:  в  самом  факте  склонения  на
преступление, в возникшей у исполнителя решимости его совершить, или только
в реализации этой решимости. В  литературе  высказывались  самые  различные
точки зрения. В российской теории уголовного права и  в  судебной  практике
сложился вполне определенный взгляд на этот институт уголовного права и его
можно определить следующим образом:  подстрекательство  предполагает  такое
склонение  другого  лица  к  преступлению,  при  котором  у  подстрекаемого
возникает намерение совершить преступление, если  это  намерение  полностью
или частично было реализовано.  В  судебной  практике  подстрекательство  в
чистом  виде  встречается  крайне  редко.  Чаще  всего  оно  выливается   в
организацию преступления. Тем не  менее  опасность  этого  вида  соучастия,
особенно в настоящее время, увеличивается.
    Само подстрекательство, да и личность подстрекателя представляют собой,
как правило, большую опасность, чем пособничество, особенно если речь  идет
о склонении к преступной деятельности несовершеннолетних.
    Итак, подстрекательство, согласно УК, представляет  собой  склонение  к
преступлению, внушение другому лицу мысли о  желательности,  необходимости,
потребности  или  выгодности  конкретного  преступления,  т.   е.   процесс
воздействия на волю и интеллект исполнителя. Подстрекательство же  как  вид
соучастия предполагает прежде всего результат этого процесса.
    Объективной  сущностью  подстрекательства   является   воздействие   на
сознание и волю исполнителя с целью склонить его к совершению преступления.
Причем это  воздействие  не  парализует  волю  подстрекателя.  Он  остается
свободно действующим субъектом. Подстрекать можно одного или нескольких, но
определенных лиц, причем  к  совершению  конкретного  преступления.  Нельзя
рассматривать как подстрекательство обучение  преступному  ремеслу  вообще.
Нельзя считать подстрекательством и различные виды агитации  и  пропаганды,
если они не содержат призыва к совершению определенных преступлений. Нельзя
рассматривать как подстрекательство выражение  мысли  совершить  конкретное
преступление, если это не обращено к конкретным лицам. Равным образом, если
исполнитель совершил в интересах другого субъекта какое-либо  преступление,
зная, что этот субъект  заинтересован  в  нем,  последний  также  не  может
рассматриваться как подстрекатель.
    Не  придавая  решающего  значения  характеру  действий   подстрекателя,
российское уголовное законодательство перечисляет наиболее распространенные
способы подстрекательства,  которые  могут  быть  только  ориентировочными.
Среди них УК РФ упоминает уговор, подкуп, угрозу.
    Уговор (убеждение) как способ подстрекательства наиболее распространен:
исполнителю внушается мысль, что он имеет какой-либо прямой  или  косвенный
материальный, моральный или другой интерес  в  преступлении.  При  этом  не
имеет значения, может ли  подстрекаемый  в  действительности  получить  эту
выгоду или подстрекатель обманывает его. Практически уговор —  это  просьба
совершить преступление, но заявленная  более  настойчиво  и,  как  правило,
неоднократно.  Уговор  можно  уподобить   систематической   психологической
обработке сознания исполнителя с  целью  внушить  ему  решимость  совершить
преступление и побороть контрмотивы к нему.
    Подкуп. Этим термином можно обозначить любое склонение  к  преступлению
путем  обещания  материальных  выгод  —  передачи  денежных   средств   или
имущества, освобождения от имущественных  обязательств,  обещание  выгодной
сделки и т. п. Выгода может быть заключена в самом совершении  преступления
(например, избавление от нетрудоспособного члена семьи).  Подстрекательство
путем подкупа может иметь место и при "заказном" убийстве.  В  этом  случае
подстрекатель чаще  всего  выступает  как  организатор.  При  этом  следует
заметить, что в  случае  подкупа  для  совершения  наемного  убийства  само
преступление может быть квалифицировано для организатора и как убийство  по
другим мотивам.
    Угроза. И этот способ подстрекательства близко примыкает к  организации
преступления, поскольку может представлять собой "заказное" убийство.  Если
же угроза представляет собой лишь способ обычного подстрекательства, то она
должна быть реальной и  достаточно  серьезной,  например  угроза  применить
физическое  насилие  (в  том  числе  и  по  отношению  к  близким),  лишить
имущества,  прав  на  имущество.  Думается,  что   степень   реальности   и
серьезности угрозы должна быть основанием отграничения подстрекательства от
организации преступления.
    К числу других способов подстрекательства может быть отнесена  просьба.
Этот вид подстрекательства к преступлению возможен  по  отношению  к  лицу,
которое находится в более или менее близких отношениях с подстрекателем.
    Поручение представляет собой задание совершить  преступление,  даваемое
подстрекателем исполнителю устно, письменно или иным  путем.  Обычно  такая
ситуация возможна,  когда  между  поручающим  и  уполномоченным  существуют
определенные  взаимоотношения  служебного,  семейного  или  иного  порядка,
дающие одному лицу возможность в  определенной  мере  влиять  на  поведение
другого. Вместе с тем  поручение  —  не  распоряжение,  а  скорее  просьба,
основанная на доверии и  без  использования  серьезного  давления  на  волю
исполнителя.  Во  всех  случаях  оно  должно  быть  "чистым"  и  не  носить
организационного характера;  в  противном  случае  поручитель  может  стать
организатором преступления.
    В числе иных способов подстрекательства можно  назвать  приказ,  обман,
физическое насилие. Эти средства вплотную  соприкасаются  с  посредственным
исполнением, что всегда должно учитываться с особым вниманием.
    Во всех случаях следует установить, внушил ли подстрекатель исполнителю
решимость  совершить  преступление  именно  своими  действиями.   Средства,
которыми он пользовался, имеют здесь лишь второстепенное значение.
    Субъективная  сторона  подстрекательства   заключается   в   следующем:
подстрекатель, возбуждая в другом лице  решимость  совершить  преступление,
всегда должен предвидеть, во-первых,  все  те  фактические  обстоятельства,
которые образуют преступления, и, во-вторых, развитие причинной связи между
своими действиями и совершением преступления.
    Законодательство  большинства  стран,  в  том  числе  и  российское,  в
принципе    отвергает    возможность    неосторожного    подстрекательства,
следовательно, предполагает  только  умысел,  причем  прямой,  ибо  волевая
сторона   деятельности   подстрекателя   заключается   в   желании   видеть
преступление совершенным. Желание подстрекателя, чтобы исполнитель  сделал,
как тот подсказал, внушил ему, т. е. видеть  преступление  совершенным  или
начатым, является необходимым компонентом подстрекательства.
    Цели,  которые  преследует  подстрекатель,  могут  простираться  дальше
желания видеть преступление совершенным. Они могут не совпадать и с целями,
которые он внушает исполнителю. В судебной практике нередки  случаи,  когда
один человек, желая отомстить кому-либо, подстрекает другого  ограбить  или
обокрасть его. В этом случае цель подстрекателя — месть,  а  исполнителя  —
корысть. Точно так  же  могут  не  совпадать  и  мотивы  преступления.  Для
квалификации действий подстрекателя главную  роль  играют  цели  и  мотивы,
которыми  руководствовался  исполнитель.  Собственные  же  цели  и   мотивы
подстрекателя могут иметь значение лишь в плане оценки его личности.
    Если  преступление  окончено,  то  подстрекатель  должен  отвечать   за
оконченное   преступление.   Соответственно   покушение   исполнителя    на
преступление вменяется в вину  именно  как  покушение,  хотя  подстрекатель
исполнил свою роль и его деятельность давно окончена.  Все  обстоятельства,
которые учитываются при покушении и приготовлении, должны быть  рассмотрены
и относительно подстрекателя.
    Пособничество преступлению представляет собой наиболее распространенный
вид соучастия. В общей массе преступности на долю пособничества  приходится
около трех процентов. Согласно ч. 5 ст. 33 УК, "Пособником признается лицо,
содействовавшее    совершению    преступления     советами,     указаниями,
предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо
устранением  препятствий,  а   также   лицо,   заранее   обещавшее   скрыть
преступника,   средства   или   орудия   совершения   преступления,   следы
преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее
обещавшее приобрести или сбыть такие предметы"[10].
    Данное   определение,   текстуально   повторяя    понятие    собственно
пособничества, совершенно справедливо  указывает  и  на  второй,  не  менее
распространенный его вид,  который  ранее  лишь  декларировался  теорией  и
безусловно  признавался  практикой  —  заранее   обещанное   укрывательство
преступника и следов  преступления.  Что  касается  не  обещанного  заранее
укрывательства  и  недонесения,  то   подобные   действия   называются   не
соучастием, а прикосновенностью. Они наказуемы лишь по небольшой  категории
преступлений и предусмотрены отдельными статьями Особенной части УК.
    Одним из основных вопросов учения о пособничестве является отграничение
его  от  исполнения.  Пособником  должен  считаться  тот,  кто  содействует
подготовке или совершению преступления, не принимая  участия  в  действиях,
образующих  объективную   сторону   состава   преступления,   которому   он
способствует. Исключением могут быть случаи, когда совершается преступление
со  специальным  субъектом.  Например,  если  А.   как   должностное   лицо
содействовал Б. — недолжностному лицу в  подделке  документа,  который  мог
составить  в  силу  своего  служебного  положения,  то  он   отвечает   как
исполнитель должностного подлога, а Б. —  только  как  пособник.  В  данном
случае можно констатировать наличие посредственного причинения.
    При установлении пособничества принципиальное значение имеет время  его
совершения. По смыслу ч. 5 ст. 33 УК  пособничество  может  быть  совершено
либо до начала исполнения преступления, либо в момент его совершения, но  в
любом случае до фактического его окончания. В редких случаях  пособничество
возможно  до  того,  как  индивидуализировался   исполнитель,   или   когда
подстрекатель  сначала  уговорил  пособника  предоставить  ему  орудия  или
средства преступления, для которого он еще  не  подыскал  исполнителя.  При
этом следует иметь в виду, что во всех таких случаях  инициатива  совершить
преступление возникает помимо пособника. Однако если исполнитель так  и  не
определился  или  отказался  от   преступления,   то   действия   пособника
квалифицируются   как   приготовление,   поскольку   необходимое    условие
пособничества — причинение преступного результата. Не  является  соучастием
оказание помощи, которой исполнитель не  воспользовался  или  которая  была
столь незначительной, что не могла повлиять на развитие причинной связи.
    Пособничество в большинстве случаев представляет собой совершение каких-
либо действий, но в принципе нельзя отрицать возможности бездействия,  если
на пособнике лежала обязанность действовать, а он умышленно этого не делал.
Однако пособничество в преступлениях, совершаемых путем бездействия, всегда
должно  носить  активную  форму.  В  большинстве  таких  случаев   возможно
интеллектуальное пособничество,  кроме  преступлений,  объективная  сторона
которых выражается не только путем действий, но и путем бездействия.
    Пособничество  принято  делить  на   интеллектуальное   и   физическое.
Интеллектуальное пособничество согласно  п.  5  ст.  33  УК  заключается  в
содействии преступлению советами, указаниями,  предоставлением  информации,
заранее данным обещанием скрыть  преступление,  оружие  или  иные  средства
совершения преступления, а равно заранее  данное  обещание  приобрести  или
сбыть такие предметы. К этому, как нам представляется, необходимо  добавить
и заранее данное обещание не донести  о  совершенном  преступлении  или  не
препятствовать его совершению, если субъект обязан был ему препятствовать.
    Под советом следует понимать  разъяснение,  как  лучше  или  безопаснее
подготовить преступление, каким путем целесообразнее его совершить, в какое
время   лучше   начать   осуществление   задуманного,   кого   привлечь   в
соисполнители.  Словом,  любая  информация,  рекомендация,  относящаяся   к
осуществлению основных или факультативных элементов состава преступления.
    Под указанием понимается наставление или разъяснение, как действовать в
данном случае.  Во  всем  остальном  различие  между  советом  и  указанием
провести довольно сложно. Советы и указания могут быть даны как устно,  так
и письменно, поэтому не всегда  требуется,  чтобы  исполнитель  и  пособник
общались между собой непосредственно. Советы и  указания  могут  быть  даны
открыто или в замаскированной форме.
    Предоставление   информации    —    новая    форма    интеллектуального
пособничества, которая близка по своему характеру к совету и  указанию,  но
по сравнению с советом она  более  нейтральна.  Совет  выявляет  интерес  к
непосредственному совершению конкретного  преступления.  Предоставление  же
информации — это  простая  передача  сведений  о  потерпевшем,  об  объекте
преступления, о средствах его охраны,  о  возможных  препятствиях  на  пути
осуществления преступного замысла при видимом отсутствии какой-либо  личной
заинтересованности к самому  факту  преступления,  о  котором,  разумеется,
информатор имеет достаточное представление.
    Данное  заранее  обещание  скрыть  преступника,  средства  или   орудия
преступления, его следы либо предметы, добытые преступным  путем,  а  равно
обещание приобрести или сбыть их является интеллектуальным  пособничеством.
Именно в силу того, что такое укрывательство обещано  заранее,  оно  делает
этот вид прикосновенности к  преступлению  пособничеством.  Здесь  обещание
укрепляет решимость преступника, устраняет колебания и увеличивает шансы на
безнаказанность. Именно благодаря обещанию заранее обещанное укрывательство
становится  в  причинную  связь  с  преступлением.  Само   же   последующее
исполнение или неисполнение  обещания  уже  не  играет  какой-либо  роли  в
юридической оценке этого пособничества. Хотя закон  ничего  не  говорит  об
обещанном заранее недонесении или попустительстве преступлению,  они  также
могут представлять собой интеллектуальное пособничество, когда  между  этим
обещанием и совершенным преступлением имеется причинная  связь  (укрепление
решимости совершить преступление). Под обещанием следует понимать не только
словесное заверение или выражение согласия, но  и  различные  конклюдентные
действия.
    Физическое пособничество представляет собой содействие  путем  оказания
физической помощи  исполнителю  при  подготовке  или  совершении  последним
преступления, если  эта  помощь  не  является  частью  объективной  стороны
состава.
    Закон упоминает два вида физического пособничества:  а)  предоставление
средств для  совершения  преступления;  б)  устранение  препятствий  к  его
совершению при подготовке или исполнении.
    Физическое  пособничество  также  должно  быть   необходимым   условием
совершения  преступления.  Если  исполнитель  не  воспользовался   услугами
физического пособника, то  последний  не  может  быть  назван  соучастником
преступления, ибо он фактически  в  нем  не  участвовал.  В  данном  случае
отсутствует  причинная  связь,  а  следовательно,  и  объективное   условие
ответственности.
    Под  предоставлением  средств  понимаются   любые   действия,   которые
облегчают возможность совершить или довести до конца начатое  преступление.
Действия пособника могут заключаться в  предоставлении  преступнику  орудий
совершения преступления: снабжение убийцы оружием, грабителя —  отмычкой  и
т.  д.  К  этому  же  виду  пособничества  можно   отнести   предоставление
исполнителю  различных  побочных  средств,   необходимых   для   достижения
преступного результата: транспорта, фальшивых документов и т. п.
    К устранению препятствий можно отнести взлом хранилища для  последующей
кражи, отравление сторожевых собак с тем, чтобы  исполнитель  мог  свободно
проникнуть на склад, согласие часового или сторожа  на  хищение  со  склада
материальных  ценностей.  На  практике  обе  указанные   в   законе   формы
физического пособничества настолько тесно переплетаются друг с другом,  что
между ними трудно провести грань.
    Организатор преступления.  Согласно  ч.  3  ст.  33  УК  "Организатором
признается лицо, организовавшее совершение  преступления  или  руководившее
его  исполнением,  а  равно  лицо,  создавшее  организованную  группу   или
преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими"[11].
    Анализ   современной   преступности   показывает,   что   в   различных
организациях, объединенных общим названием  "организованная  преступность",
среди главных виновников следует выделить таких, чья роль не ограничивается
только выполнением действий, образующих состав преступления.  Это  вынудило
теорию уголовного права и законодателя разработать и внести в УК еще одного
участника групповой преступности — организатора.
    Часть 3 ст. 33 УК определяет два вида преступной деятельности, входящих
в  понятие  организатора,  —   организация   конкретного   преступления   и
организованной  группы  либо  преступного  сообщества.  Под  организаторами
конкретного преступления  следует  понимать  лиц,  которые:  а)  организуют
преступление, т. е. не только склоняют другое лицо  к  преступлению,  но  и
сами участвуют в его совершении в  качестве  непосредственных  исполнителей
наряду со втянутыми ими лицами; б) руководят  непосредственным  совершением
преступления в качестве главарей, руководителей, распорядителей  преступной
деятельности, независимо от  того,  участвуют  они  при  этом  физически  в
исполнении состава преступления  или  совершают  только  действия,  которые
способствуют преступной деятельности исполнителей.
    Итак, организатора преступления от других  участников  отличает  прежде
всего инициатива,  проявляемая  в  подготовке  к  преступлению,  вовлечение
других лиц, активное  участие  в  разработке  плана  совершения  преступных
действий и, очень часто, активное участие в самом преступном акте.
    Руководитель  (организатор)  преступления,  нередко  сам  не   принимая
участия  в  подготовке   преступления,   руководит   его   непосредственным
осуществлением, отдает различные распоряжения. В самом преступном  акте  он
может  выполнять  лишь  функции  пособника,  но  от  этого  его   роль   не
превращается во второстепенную. Руководство преступной  деятельностью,  как
правило, осуществляется  как  соучастие  с  предварительным  соглашением  в
наиболее организованной его форме.
    Личные цели организатора могут  и  не  совпадать  с  целями  конкретных
исполнителей; тем не менее он должен отвечать  за  все,  что  соответствует
целям, которые были  внушены  непосредственным  исполнителям  преступления.
Так, лицо, организующее разбой, может лично преследовать цель мести, однако
отвечать  оно  должно  за  организацию   корыстного   преступления.   Здесь
необходимо  подчеркнуть,  что  главным   признаком   субъективной   стороны
организатора является намерение совершить преступление.


                       4. Ответственность соучастников


    Ст. 34 УК предусматривает общие основания ответственности соучастников.
Часть 5 ст. 35 УК  оговаривает  особенности  ответственности  организаторов
преступного  сообщества  и  его  участников.  Согласно  ч.  1  ст.  34   УК
"Ответственность  соучастников  преступления  определяется   характером   и
степенью участия  каждого  из  них  в  совершенном  преступлении"[12].  Что
касается соисполнителей, то они отвечают по одной статье  УК  за  совместно
совершенное ими преступление. Все остальные соучастники отвечают по той  же
статье Особенной части УК, но со ссылкой на ст. 33 УК.
    Степень участия в преступлении — это мера интенсивности и эффективности
деятельности соучастников как в осуществлении преступного действия, так и в
достижении реального результата или в создании возможности его наступления.
Вместе с тем из всех названных соучастников  можно  выделить  организатора,
степень  участия  которого  в  преступлении   логически   всегда   является
наивысшей. Поэтому в отношении него наказание может  быть  смягчено  только
при наличии  смягчающих  обстоятельств  личного  характера.  Говоря  же  об
индивидуализации ответственности соучастников, необходимо иметь в виду, что
любому из них могут  быть  вменены  все  элементы,  характеризующие  состав
деяния, совершенного исполнителем. Вместе с  тем  соучастники  могут  нести
ответственность только за обстоятельства, связанные с составом выполненного
деяния, но не с личностью исполнителя, а потому объективные отягчающие  или
смягчающие обстоятельства распространяются на всех соучастников, тогда  как
личные обстоятельства должны вменяться только их носителю.
    К  конструктивным  признакам  объективного  характера  следует  отнести
наступление или возможность  наступления  тяжких  последствий,  обстановку,
способ, время  и  место  совершения  преступления.  Если  они  охватывались
сознанием соучастников, то безусловно должны влиять на  ответственность.  К
обстоятельствам, которые характеризуют субъективную  сторону  или  субъекта
преступления,  относятся  возраст,   особые   мотивы   и   цели,   присущие
субъективной  стороне  преступления.  Если  они  являются   конструктивными
признаками состава, то вменяются в вину всем соучастникам. При этом следует
различать два случая: а) когда эти элементы имеются на стороне исполнителя;
б) когда они имеются на стороне других соучастников.
    Все субъективные обстоятельства,  указанные  в  диспозиции  статьи  УК,
вмененной исполнителю, подлежат вменению всем соучастникам, даже  если  они
фактически отсутствовали.  Например,  пособник  корыстного  убийства  будет
отвечать за соучастие в нем и в том случае, если он  не  преследовал  таких
целей.
    Если закон в качестве квалифицирующего  обстоятельства  предусматривает
неоднократность и она  имеется  на  стороне  исполнителя,  то  вменяется  и
соучастникам, которые об этом знали. На том же  основании  следует  считать
правильной  конструкцию,  которая  допускает   возможность   соучастия   со
специальным субъектом. Это правило зафиксировано в ч.4 ст. 34 УК:
    "Лицо, не являющееся субъектом  преступления,  специально  указанным  в
соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее  в
совершении преступления, предусмотренного  этой  статьей,  несет  уголовную
ответственность  за  данное  преступление  в  качестве  его   организатора,
подстрекателя или пособника"[13]. Сказанное, однако, не относится к случаям
невменяемости исполнителя или соучастника. То же самое следует сказать и  о
возрасте  исполнителя   и   соучастников   (ст.   20   УК).   Если   личные
обстоятельства,  зафиксированные  в  законе,  имеются  только  на   стороне
соучастников (кроме исполнителя), то они вменяются именно им.
    Эксцесс исполнителя. Термином  "эксцесс"  обозначается  обычно  крайнее
проявление  чего-либо.  Согласно  ст.  36  УК  РФ  "Эксцессом   исполнителя
признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом
других соучастников. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления
уголовной ответственности не подлежат"[14].
    При эксцессе исполнителя  волевой  и  интеллектуальный  моменты  умысла
соучастников характеризуются незнанием того, что исполнитель задумал  выйти
за пределы совместной преступной деятельности  или  совершить  иное,  более
квалифицированное  преступление.  Сказанное  означает,  что  при   эксцессе
отсутствует  как  причинная   связь   между   действиями   соучастников   и
преступлением,  совершенным  исполнителем,  так  и  вина,  и  это  является
основанием  освобождения  соучастников  от  ответственности  за   действия,
совершенные   исполнителем.   Исполнитель   является   действующим    лицом
преступления, а не механическим инструментом. При  выполнении  даже  самого
тщательного плана исполнитель всегда, сообразуясь с обстановкой,  вносит  в
него существенные коррективы и иногда столь значительные, что меняется  сам
облик преступления.
    Эксцесс  исполнителя  можно   разделить   на   два   вида   —   эксцесс
количественный и эксцесс качественный.
    При количественном эксцессе преступление однородно тому,  которое  было
задумано. Несмотря на известные  отклонения,  оно  не  прерывает  причинной
связи.  Вместе  с  тем  соучастники  не  могут  отвечать  за  преступление,
совершенное исполнителем, поскольку оно не  охватывалось  их  предвидением.
Они отвечают лишь за преступление,  в  котором  участвовали  и  на  которое
уполномочили исполнителя. Например, подстрекатель, склонивший исполнителя к
вымогательству, будет отвечать за соучастие именно в  вымогательстве,  хотя
исполнитель и совершил разбойное нападение. То  же  самое  будет  и  в  том
случае, если исполнитель совершил менее тяжкое преступление.
    Иначе  обстоит  дело  при  качественном  эксцессе,  когда   совершенное
преступление  неоднородно  задуманному   соучастниками.   В   этом   случае
абсолютная несоизмеримость двух преступлений (задуманного  и  совершенного)
прерывает причинную связь  между  действиями  соучастников  и  исполнителя.
Поэтому первые не могут отвечать за соучастие в  том,  чего  не  было.  Они
должны отвечать за приготовление к задуманному преступлению, если оно  было
задумано как тяжкое или особо тяжкое (ч. 2 ст. 30 УК).
    Неудавшееся  соучастие  относится  к  случаям,  которые  можно  назвать
беспоследственным  соучастием.  Рассмотрим  следующие  обстоятельства:   а)
подстрекатель пытался  склонить  исполнителя  к  преступлению,  организатор
сделал попытку  организовать  преступление,  но  исполнитель  (исполнители)
отказался его совершить; б)  исполнитель  согласился,  но  затем  отказался
совершить преступление; в) исполнитель хотел совершить преступление, но  не
довел его до конца; г) пособник снабдил исполнителя  орудиями  преступления
или дал совет, как его совершить,  но  ни  тем  ни  другим  исполнитель  не
воспользовался; д)  исполнитель  не  довел  преступление  до  конца  по  не
зависящим  от  него  обстоятельствам,  хотя  и  воспользовался  содействием
соучастников.
    Неудавшимся соучастием будут только случаи, указанные в  п.  а,  б,  г.
Отличие этих случаев от остальных заключается в том,  что  при  неудавшемся
подстрекательстве  и  пособничестве  либо  нет  преступления  вообще,  либо
отсутствует объективная связь между действиями исполнителя и  соучастников.
При таких обстоятельствах возникает вопрос: можно  ли  случаи  неудавшегося
соучастия квалифицировать  вообще  как  соучастие?  В  УК  РФ  этот  вопрос
частично решен в ч.  5  ст.  34  УК:  "В  случае  недоведения  исполнителем
преступления до конца по не зависящим  от  него  обстоятельствам  остальные
соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению
или покушение  на  преступление.  За  приготовление  к  преступлению  несет
уголовную ответственность также лицо, которому  по  не  зависящим  от  него
обстоятельствам   не   удалось   склонить   других   лиц    к    совершению
преступления"[15]. Из сказанного следует, что здесь соучастие  превращается
как  бы  в  исполнение,  когда  соучастники   пытаются   сами   осуществить
преступление, создавая для этого необходимые  условия.  Они  и  отвечают  в
таких  случаях  за  приготовление  к  преступлению.  Это  не  относится   к
преступлениям, где исполнителем может быть только специальный субъект.
    Добровольный отказ соучастников подробно регулируется ст. 31 У К. Часть
1  ст.  31  УК  считает  добровольным  отказом:  "...   прекращение   лицом
приготовления  к  преступлению  либо  прекращение  действия  (бездействия),
непосредственно  направленного  на  совершение  преступления,   если   лицо
осознавало  возможность  доведения  преступления  до  конца"[16].  В  ч.  2
названной статьи сказано, что лицо не подлежит  уголовной  ответственности,
если  оно  добровольно  и  окончательно  отказалось  от   доведения   этого
преступления до конца. Здесь речь  идет  об  исполнителе  преступления.  Он
может отказаться от преступления, просто прервав его осуществление либо  не
начиная последнее. Отказ должен быть окончательным и  бесповоротным,  а  не
временным   прерыванием   преступной   деятельности.   Что   же    касается
добровольного отказа других  соучастников  преступления,  то  к  сказанному
следует добавить: особенности добровольного отказа соучастников зависят  от
того, что их  действия  совершаются,  как  правило,  до  начала  исполнения
преступления. Вследствие этого и добровольный отказ их возможен до  либо  в
самый  начальный  момент  деятельности  исполнителя,  т.   е.   всегда   до
наступления преступного результата. Дело в том, что при добровольном отказе
соучастников  мы  сталкиваемся  с   положением,   которое   возникает   при
добровольном отказе от оконченного покушения.  Но  добровольный  отказ  при
оконченном  покушении  возможен  в  весьма  ограниченных  случаях   и   при
соблюдении некоторых условий. Они указаны в ч. 4 и 5 ст. 31 УК:
"4. Организатор преступления и подстрекатель  к  преступлению  не  подлежат
уголовной ответственности, если эти лица своевременным  сообщением  органам
власти или иными своевременно предпринятыми мерами предотвратили  доведение
преступления исполнителем до конца.
    Пособник не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял  все
зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления.
    5. Если действия организатора или подстрекателя, предусмотренные частью
четвертой  настоящей  статьи,  не  привели  к   предотвращению   совершения
преступления исполнителем, то предпринятые  им  меры  могут  быть  признаны
смягчающими обстоятельствами при назначении наказания"[17].
    Что касается характера деятельности организатора  и  подстрекателя  при
добровольном отказе, то  она  должна  быть  всегда  активно  направлена  на
предотвращение преступления. Добровольный отказ пособника может  выразиться
в бездействии в том  случае,  если  он  пообещал  предоставить  исполнителю
орудия или средства для совершения преступления, но не сделал этого.


                                 Заключение


    В современных  условиях  в  России  происходит  возрастание  количества
преступлений,  совершаемых  в  соучастии:  групповых,  организованных   форм
преступного  поведения,  Уголовный  закон  (ст.  32  УК  РФ)  даёт   понятие
соучастия в преступлении. Согласно УК, соучастием в преступлении  признаётся
умышленное совместное участие двух или более лиц  в  совершении  умышленного
преступления.
    Данное понятие включает в себя следующие признаки: во-первых, соучастие
возможно в умышленном преступлении. Умысел предполагает намерение  совершить
преступление и виновное лицо принимает волевые усилия  для  его  совершения.
При неосторожном преступлении правонарушитель не имеет  намерения  совершить
преступление и значит не готовит  и  не  имеет  соучастников;  во-вторых,  в
преступлении принимают участие  два  или  более  лица,  то  есть  оно  имеет
групповой (или организованный характер). При  этом  все  соучастники  должны
иметь признаки субъекта преступления: физические, вменяемые лица,  достигшие
возраста с которого наступает уголовная  ответственность  (ст.ст.  19-21  УК
РФ); в-третьих, групповая деятельность (соучастие) предполагает также  такой
признак,  как  совместность,  участие  вместе,  ориентация   на   совместный
преступный результат, а  также  наличие  причинной  связи  между  действиями
(бездействием) каждого соучастника и совокупными  преступными  последствиями
(угрозой наступления таких последствий). И, несмотря на то,  что  конкретное
общественно   опасное  деяние  выполняется   лишь   исполнителем,   действие
(бездействие) других соучастников создают  необходимые  условия  и  причинно
связаны с деянием исполнителя.
    Форма  и  виды  соучастии   позволяют   индивидуализировать   уголовную
ответственность в зависимости  от  роли  и  степени  общественной  опасности
каждого соучастника. В большинстве  случаев  за  совершение  преступления  в
группе, в составе организованной группы или преступного  сообщества  степень
общественной  опасности  преступного  посягательства  возрастает,   как   бы
"усиливается" криминальный  эффект  такой  деятельности  в  результате  чего
законом предусмотрена более строгая уголовная ответственность.
    Установление и закрепление роли каждого соучастника позволяет правильно
квалифицировать преступные деяния и индивидуализировать их ответственность.

Библиографический список


1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996  года  №  63–ФЗ.  –
   М., 1996.
2. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Под общей редакцией Скуратова Ю.  И.
   и Лебедева В. М. М.: Юрист, 1996.
3.  Бурчак  Ф.Г.  Соучастие:  социальные,   криминологические   и   правовые
   проблемы. Киев, 1986.
4. Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория,  практика.  -  М.:
   АО "Центр ЮрИнфоР", 2001.
5. Наумов А. В. Уголовное право. Общая  часть.  Курс  лекций.  М.:  Зерцало,
   1996.
6. Новое Уголовное право России / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. –  М.:  Зерцало,
   1996.
7. Уголовное право. Общая часть. / Под ред. Казаченко И.  А.,  Незнамова  З.
   А. М.: Юрист, 1997.
8. Уголовное право Российской  Федерации.  Общая  часть.  /  Под  ред.  Б.В.
   Здравомыслова. – М.: Юрист, 1996.
9. Козаченко И.Я.,  Курченко  В.И.  Соисполнительство  и  пособничество.  //
   Российский юридический журнал. 1994. №1. С. 68-80.
10. Е. Гришко Понятие преступного сообщества (преступной организации) и  его
   место в институте соучастия // Уголовное право. 2000. № 3. С. 28-44.


-----------------------
[1] Новое Уголовное право России. / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. М., 1996. С.
56.
[2] УК РФ от 13 июня 1996 г. М., 1996. С. 31.
[3] УК РФ от 13 июня 1996 г. М., 1996. С. 32.
[4] УК РФ от 13 июня 1996 г. М., 1996. С. 33.
[5] Там же, с. 33.
[6] Там же, с. 34.
[7] УК РФ от 13 июня 1996 г. М., 1996. С. 7.
[8] УК РФ от 13 июня 1996 г. М., 1996. С. 32.
[9] УК РФ от 13 июня 1996 г. М., 1996. С. 32.
[10] УК РФ от 13 июня 1996 г. М., 1996. С. 33.
[11] УК РФ от 13 июня 1996 г. М., 1996. С. 33.
[12] УК РФ от 13 июня 1996 г. М., 1996. С. 34.
[13] УК РФ от 13 июня 1996 г. М., 1996. С. 6.
[14] Там же, с. 35.
[15] УК РФ от 13 июня 1996 г. М., 1996. С. 34.
[16] УК РФ от 13 июня 1996 г. М., 1996. С. 30.
[17] Там же, с. 30-31.



смотреть на рефераты похожие на "Соучастие в преступлении"