Философия

Философские подходы к анализу общества


             Министерство общего и профессионального образования
              Ухтинский Государственный Технический Университет



                              Кафедра Философии



                            Контрольная работа №2


                                   Тема 31
                  «Филосовские подходы к анализу общества»



                                 Студента II курса ФБО



                                 Специальности ЭАП

                                                                      Шифр
                                   002531

                                  Поповцева Константина
                                                                 Валериевича

                               Домашний адрес:

                  169200 г. Емва,
                                                 ул. Пионерская, д.25, кв.11



                                    План:


      Введение   3
Глава 1. Общество как философская категория. 4
           1.1. Элементы общества 4
           1.2. Подсистемы общества, сферы общественной жизни.      5
           1.3. Функционирование и развитие общества     6
Глава 2. Жизнь в новом обществе и его проблемы.    8
         2.1. Культура в новом обществе 8
         2.3. Проблемы нового общества  10
                Заключение   13
                Список использованной литературы:  15

                                  Введение.

      Вся  жизнь  мировоздания  оказывается   чрезвычайно   короткой,   если
сопоставлять время существования Метагалактики со временем существования  ее
составляющих (например, Солнца). История эволюции Космоса измеряется  жизнью
всего двух поколений  “населения”  Метагалактики.  Эволюция  самой  Земли  и
органической  природы  оказывается  также  быстрой  и  короткой.  За   время
существования Земли она вместе с солнцем сделала  всего  23  оборота  вокруг
центра галактики, а вместе с человеком, ею была пройдена  1/130  часть  этой
космической орбиты. Если предположить, что  земля  существует  24  часа,  то
время существования человека составит около 1  минуты,  а  история  человека
современного типа займет одну секунду.
      Как неопровержимо свидетельствуют факты, было время,  когда  на  Земле
людей не существовало.  Но  с  появлением  людей  появилось  и  человеческое
общество. Люди вне общества существовать не могут. Еще Аристотель (IV в.  до
н.э.) называл человека политическим животным, то есть живущем в  государстве
(политике), в обществе.
      А. Фергюсон в труде “Очерк истории гражданского  общества”  (1767  г.)
писал, что “Человечество следует рассматривать  в  группах,  в  которых  оно
всегда существовало. История отдельного человека–лишь  единичное  проявление
чувств и мыслей приобретенных им в связи с его родом и каждое  исследование,
относящееся к этому  предмету,  должно  исходить  из  целых  обществ,  а  не
отдельных людей”.
Совместная жизнь людей–сложное системное образование. Общество  относится  к
числу  само  развивающихся,  динамичных  систем,  “которые,  сохраняя   свою
качественную определенность, способны самым существенным образом  менять  её
состояния”.[1] Общество представляет собой общественное бытие  (“Бытие”–мир,
который существует как непреходящее единство вне  и  независимо  от  воли  и
сознания человека. Это действительность,  которая  имеет  внутреннюю  логику
своего существования, развития,  и  реально  предзадана  сознанию,  действию
отдельных  индивидов  и  поколений  людей)  людей; объективную   реальность,
своего рода  социальную  материю,  результат  функционирования,  эволюции  и
дифференциации биосферы в  рамках  более  широкой  целостности–развивающейся
Вселенной. Как особый  уровень организации  материи,  человеческое  общество
существует благодаря деятельности людей и включает в качестве  обязательного
условия  своего  функционирования  и  развития  духовную  жизнь.   Благодаря
деятельности людей предметы,  которые  охвачены  практической  деятельностью
людей, становятся частью социального мира.
      Общество–продукт совместной деятельности людей способных  собственными
усилиями  создать  необходимые  условия  существования.  Даже  в   классовом
обществе, где возникают социальные конфликты,  находятся  объективные  общие
интересы, цели, требующие совместных  усилий,  направленных  на  поддержание
единства противоположностей.
      И так, приступим к рассмотрению данной темы. Для  начала  я  хотел  бы
рассмотреть общество как философскую категорию, а затем  его  новый  этап  –
информационное общество.

                Глава 1. Общество как философская категория.


                           1.1. Элементы общества

      Первым необходимым элементом социальной  деятельности  являются  живые
человеческие индивиды–субъекты деятельности, с которыми связаны её  пусковые
и регуляторные механизмы. Несмотря на то, что человек представляет  целый  и
целостный  “микрокосмос”,  он  является  элементом  деятельности,  т.е.   её
простейшим, далее неделимым образованием.
      Вторым элементом  является  объект  социальной  деятельности.  Объекты
социальной деятельности можно разделить на два класса:
     1. Вещи, “орудия” с  помощью  которых  люди  оказывают  воздействие  на
        окружающий их реальный мир. С помощью этих вещей  люди  осуществляют
        адаптивную  деятельность,  приспосабливаясь   к   среде   путем   её
        вещественно–энергетической       переделки,        целенаправленного
        преобразования.
     1. Символы, знаки (книги, картины, иконы, и др.). Эти  предметы  служат
        не  непосредственному  изменению  реальности,  а   изменению   наших
        представлений о мире. Они воздействуют на наше сознание, стремления,
        цели,  и  через  них,  опосредовано,  воздействуют  на  отличную  от
        сознания реальность. Необходимость символов связана с тем, что любые
        идеи, образы, чувства, призванные повлиять на поведение людей, могут
        сделать это,  и  лишь  в  том  случае  обретут  некоторую  “телесную
        оболочку”  становясь  материальными   проводниками,   “перевозчиками
        смысла”.[2]
      Если вещи служат прямым орудием  адаптации,  то  символы  обеспечивают
целенаправленность человеческой деятельности.
      Механический набор  людей,  вещей  и  символов  не  создаёт  целостное
системное образование–общество. Для  его  существования  необходима  сложная
совокупность внутренних связей между всеми классами социальных предметов.


                              Элементы общества



      Человек-субъект        социальные предметы

         деятельности

                       Класс вещей            Класс символов

             Предметы труда        Орудия труда

      Устойчивые, воспроизводимые связи между совместно действующими  людьми
называются общественными отношениями. Эти отношения связывают  людей  как  в
процессе общественной деятельности на основе разделения функций, так  и  при
разделении совместно созданных результатов труда: готовых продуктов труда  и
средств их создания. Подобные отношения владельцами земли, станков и  пр.  и
людьми   лишенных   необходимых   средств   труда,    К.    Маркс    называл
производственно–экономическими  отношениями,  отводя  им  важнейшую  роль  в
организации общественной жизни людей.



             1.2. Подсистемы общества, сферы общественной жизни.

      Любой акт совместной деятельности возможен при наличии взаимосвязанных
людей, вещей, символов.
      Для жизни людей, которым  присуще  активное  приспособление  к  среде,
необходимы соответствующие вещи, созданием которых  занимается  материальное
производство.  Материальное  производство  создает  средства   деятельности,
которые  используются во всех её видах, позволяя  людям  физически  изменять
природную и социальную реальность.
      Производя  необходимые  вещи,  люди   создают   определенную   систему
общественных отношений.  (Использование  новой  производительной  техники  в
Европе нового времени привело к зарождению и  утверждению  капиталистических
отношений,  которые  создали  не   политики,   а   работники   материального
производства).
      В  процессе  материального  производства  люди  создают  и  закрепляют
определенный тип ментальности, способ мышления и чувствования.
      Общественная жизнь предполагает сложнейшую систему социальных  связей,
соединяющих воедино элементы общественной жизни.  В  некоторых  случаях  они
возникают стихийно, в качестве “пробного продукта”,  например  материального
производства. Однако большей  частью  их  нужно  создавать  целенаправленной
специализированной деятельностью, требующих реальных усилий. Это  регулярный
тип деятельности. Высшей  формой  этой  деятельности  является  политическая
деятельность.
      Политическая сфера общественной деятельности имеет сложную  внутреннюю
структуру, где главным  звеном  является  Государство.  Государство  в  свою
очередь  представляет  собой  сложнейший   инструмент,   имеющий   множество
функций, связанных  с  законодательной,  исполнительной,  судебной  властью,
армией, аппаратом принуждения, ...
      За создание и воссоединение элементов общества–символических и  людей,
отвечают духовный и социальный типы деятельности.
      Продуктом духовной деятельности  (наука,  культура,  искусство)  людей
является  информация,  адресованная  человеческому  сознанию–идеи,   образы,
чувства. Так, к созданию (в широком его понимании, охватывающем всю  область
человеческой  деятельности)  относятся  отличные  от   рефлексов   идеальные
побуждения, которые относятся к сфере неосознанного. Зигмунд Фрейд  показал,
какую огромную  роль  играют  в  человеческом  поведении  мутные  желания  и
неосознанные влечения.
      В сферу социальной  жизни  включается  огромный  и  разнообразный  мир
человеческого быта. Именно в этой сфере рождается  человек,  происходит  его
первичная  социализация–воспитание  детей  воспитание  детей   в   семье   и
средствами семьи. Однако последнее слишком  важное  и  сложное  дело,  чтобы
общество могло всецело передоверить его  индивидам  и  первичным  социальным
группам. Рано или поздно оно берет на себя многие  функции  семьи.  Общество
активно включается в процесс воспитания и профессиональной подготовки.


                        Подсистемы общественной жизни

                    (типы совместной деятельности людей)


Материальное           Регулятивная          Социальная       Духовная
Производство           Деятельность          Деятельность
Деятельность



          1.3. Функционирование и развитие общества

        Каким  образом  система,  состоящая  из  многих   частей,   способна
существовать и изменяться  как  единое  целое,  как  возникают  интегральные
средства целого, которых лишены его части?
       Представители монистического течения считают, что на  каждом  “этаже”
социальной структуры можно видеть главный системообразующий фактор,  который
воздействует  на  все  прочие  явления  (т.е.  части  системы  находятся   в
субординационной зависимости).
       Сторонники плюралистического направления убеждены в  том,  что  части
любой  общественной  единицы,  находятся  между  собой   в   координационной
зависимости:  взаимно  влияя  друг  на  друга,   они   не   разделяются   на
определяющие и определяемые.
       Также различные точки зрения на  эту  проблему  у  материалистов  (К.
Маркс) и идеалистов (П. Сорокин).
       “Интегральная концепция” П. Сорокина  исходит  из  идеи  безусловного
сознания  в  общественной  жизни  людей,  характер  социальных  предметов  и
процессов определяется  идеями,  целями,  а  не  вещественно–энергетическими
средствами, используемыми для их  воплощения.  Духовное  всецело  определяет
материальное в жизни общества.
      Рассуждая  о  строении  общества,   Сорокин   выдвигает   два   уровня
организации: уровень культурных систем (совокупность  взаимосвязанных  идей)
и  уровень  собственно  социальных  систем   (совокупность   взаимосвязанных
людей).  Причем  второй  уровень  всецело   подчиняется   первому.   Сорокин
различает отношения субординации между культурным и материальным уровнями  и
отношения  координации  (взаимовлияния)   между   важнейшими   составляющими
Культуры.
      В  истории  существуют,   попеременно   сменяя   два   основных   вида
мировоззрения–“духовный ” и “чувственный”, каждому из которых  соответствует
свой тип общественного устройства (“социокультурная суперсистема”).
      Люди, которые живут в обществах первого типа, исходят из  убеждения  в
том,   что   окружающая   их   реальность   имеет   духовное,   божественное
происхождение.  Соответственно  смысл  своего  существования  они  видят   в
подчинении божественному абсолюту, с презрением или  снисхождением  относясь
ко всему мирскому, переходящему. Поэтому материальное производство  в  таких
обществах имеет  по  существу  поддерживающий  характер.  Основным  объектом
воздействия считается  не  природа,  а  человеческая  душа,  которая  должна
стремиться к слиянию с Богом.
      Прямо противоположные  характеристики  свойственны  обществам  второго
типа,  основанным  на  материалистическом  восприятии  мира,   акцентирующие
чувственные  стороны  человеческого   бытия.   Наконец   Сорокин   допускает
существование          промежуточного          типа          социокультурной
организации–идеалистического,  стремящегося  гармонично  сочетать   принципы
духовности  и  чувственности  “даже  общая  культура  индивида  (как  самого
маленького культурного ареала) не является полностью интегрированной в  одну
причинно–смысловую   систему.   Она   представляет   собой   сосуществование
множества культурных систем–частично гармонирующих друг с  другом,  частично
нейтральных и частично противоположенных  друг  другу–плюс,  сосуществование
множества скоплений, каким-то образом попавших в общую культуру  индивида  и
осевших там.”
      Историческое развитие человечества автор книги “Социологические теории
современности”    рассматривает    как    постоянную    циклическую    смену
“социокультурных  суперсистем”.  Причину  постоянной  смены  систем  Сорокин
видит  в  неспособности  найти  идеальный  баланс  ценностей  существования,
который мог бы обеспечить гармоничное развитие общества.
      К. Маркс, в свою  очередь,  вполне  признаёт  тот  факт,  что  отличие
истории  от  природных  процессов  связано  именно  с   наличием   сознания,
способностью человека “строить в голове” то, что  потом  будет  построено  в
реальности.  К.  Маркс  утверждает,  что  первопричиной  любых  человеческих
действий  является  объективные  т.е.  не   зависящие   от   желаний   людей
потребности, указывающие на то, что необходимо  людям  для  существования  и
развития. В теории Маркса потребности понимаются как  свойство  человеческой
природы, отношение человека к необходимым  условиям  существования,  которое
отлично от сознания и предшествует ему: ”Сознание никогда не может быть чем-
либо иным, как осознанным бытием, а бытие людей  есть  реальный  процесс  их
жизни”.
      Рассматривая сознание как реальную причину социальных изменений, Маркс
категорически отказывается признать  их  первопричиной,  как  это  делали  и
делают философы–идеалисты (например, П. Сорокин).
      Идея первенства объективных потребностей перед отражающим их сознанием
последовательно проводится К. Марксом. Поэтому в основе выделения  подсистем
общества у  него  оказываются  не  важнейшие  идеи  (добро,  справедливость,
Красота,–у П. Сорокина ),  а  важнейшие  потребности  общества  в  продуктах
материального  и  духовного   производства,   производства   непосредственно
человеческой жизни и “форм  общения“  людей,  т.е.  общественных  отношений.
Практическое в жизни общества определяет духовное. Но  и  в  самой  практике
Маркс выделяет определяющую  форму  деятельности–материальное  производство,
которое тем самым становится основой функционирования и развития общества  в
целом.
      Закон определяющей роли  материального  производства  имеет  различные
проявления. Прежде всего, он связан с особой  значимостью  продуктов  такого
производства. Прежде чем быть способным  заниматься  политикой,  наукой  или
искусствам, люди должны есть, пить, одеваться,  потребляя  то,  что  создаёт
материальное производство. В результате все виды деятельности, а  не  только
духовная   вынуждены    подстраиваться    под    требования    материального
производства, служить средством  его  оптимизации,  постоянного  развития  и
совершенствования.
      Подобная  ситуация  характеризует  как  древние,  так  и   современные
общества–даже  радикальная  научно-техническая  революция  не  в   состоянии
опровергнуть определяющей роли материального производства.
      Однако не только с важностью продуктов  связывает  Маркс  определяющую
роль материального производства.  Эта  роль  проявляется  и  в  том,  что  в
процессе создания вещей люди вступают в особые  производственные  отношения,
которые определяют весь образ их жизни, формируют их в  качестве  социальных
существ.   Имеются   в    виду    производственно–экономические    отношения
собственности. Характер  собственности  не  случаен,  и  зависит  от  уровня
развития производительных сил (средств производства, соединенных  с  рабочей
силой) и профессионального разделения труда.
      Собственность на средства производства играет,  по  убеждению  Маркса,
важнейшую роль в его развитии. Собственность оказывает важнейшее  влияние  и
на общественную жизнь, взятую в целом. Связанные  с  экономикой  особенности
практической жизни людей воздействуют,  в  конечном  счете,  и  на  характер
присущего им мышления и чувствования. Стереотипы поведения, представления  о
приличном и неприличном, достойном и недостойном, эстетические  пристрастия,
общий тип культуры, по Марксу,  разняться у представителей  различных  слоев
общества.
      Рассуждая о наиболее глубоких источниках общественных изменений, Маркс
связывает их не со сменой “форм социокультурной духовности”, а с  неуклонным
ростом общественного производства–прежде всего, производства материального.
      Однако мы видим, что современная история,  нарушив  однозначную  связь
между собственностью на средства производства и  благосостоянием  людей,  их
имущественным статусом, существенно корректирует тем  самым  идею  Маркса  о
зависимости между  “базисом”  общества  и  социальным  укладом  общественной
жизни. Мы не можем  напрямую выводить образ  жизни  людей,  способ  их  само
воспроизводства  из  положения   в   системе   производственно–экономических
отношений.


               Глава 2. Жизнь в новом обществе и его проблемы.


                       2.1. Культура в новом обществе


      О.Тоффлер:

      “Мы живем в мире блип-культуры. Вместо длинных “нитей” идей, связанных
друг с другом, - “блипы” информации: объявления, команды, обрывки  новостей,
которые  не  согласуются  со  схемами.  Новые  образы  и  представления   не
поддаются классификации - отчасти потому, что они не укладываются  в  старые
категории, отчасти потому, что имеют странную, текучую, бессвязную форму.
      ...Люди “третьей волны” чувствуют себя свободнее, именно сталкиваясь с
“блипами” -  информационными  сообщениями,  отрывком  из  песни  или  стиха,
заголовком,  мультфильмом,  коллажем  и  т.д.  Ненасытные  читатели  дешевых
изданий и специализированных  журналов,  они  короткими  приемами  поглощают
огромное количество информации. Но и они стремятся  найти  новые  понятия  и
метафоры, которые позволили бы систематизировать или организовать “блипы”  в
более широкое целое. Однако  вместо  того,  чтобы  пытаться  втиснуть  новые
данные в стандартные категории и рамки “второй волны”,  они  хотели  бы  все
устроить на свой  собственный  лад...  Словом,  вместо  того,  чтобы  просто
заимствовать готовую идеальную модель  реальности,  мы  теперь  сами  должны
снова и снова  изобретать  ее.  Это  тяжкое  бремя,  но  оно  вместе  с  тем
открывает большие возможности для развития индивидуальности,  демассификации
личности  и  культуры.  Некоторые,  правда,  не  выдерживают,  ломаются  или
отходят  в  сторону.  Другие   превращаются   в   постоянно   развивающихся,
компетентных индивидов, способных подняться в своей деятельности  на  новый,
более  высокий  уровень.  Но  в  любом   случае   человек   перестает   быть
стандартным,  легко  управляемым  роботом,  каким  его  изображали  писатели
“второй волны”.[3]
      Комментарий:  Тоффлер  одним  из  первых  подметил   произошедшие   за
последнее время коренные изменения в культуре общества, особенно  западного.
Нарастающая сила потока информационного обмена между людьми  породила  новый
тип  культуры,  в  которой  все   подчинено   необходимости   классификации,
унификации с целью  наибольшей  компрессии  и  повышения  эффективности  при
передачи от человека к человеку, будь то лично или через  средства  массовой
информации.

      Х.Сколимовски:

      “Под угрозой излишней  инстументализации  культура  находит  различные
противодействия, отдушины. Выход за пределы ограничивающих  ее  рамок  может
быть осуществлен посредством  наркотиков  или  через  экскурсы  в  восточную
философию.  Возникновение  философии  техники   -   другое   противодействие
культуры  опасности  быть  задушенной  излишней   инстументализацией,   ибо,
повторяю, дебаты о природе техники - это споры о будущем человека...”[4]
      Комментарий: См. ниже к цитате А.Этциони.

      А.Этциони:

      “Движение контр культуры еще глубже подорвало рациональное мышление  и
легитимацию  основного  проекта.  Оно  поставило  под  вопрос  как  ценности
плательщиков, высокий жизненный  уровень,  так  и  достоинства  потребления,
упорного  труда  и  бережливости.  Оно  открыто  и   прямо   бросило   вызов
достоинству    отсроченного    вознаграждения,    самоорганизованности     и
рациональности.  Оно  возвысило  до   уровня   добродетели   психологическое
удовлетворение  от  небольшой  работы,  скромного  потребления  и   открытых
отношений с другими,  природой  и  самим  собой,  отношений,  не  измеряемых
вещами.  Подлинный  рост  усматривают  не  в  экономике,  а  в   гармоничных
отношениях и более глубоком понимании себя и других. В какой бы то  ни  было
форме - (цвет детей(, культура наркотиков, (коммуны(, определенные культы  -
контркультура  видела   в   непосредственном   удовольствии,   в   свободном
проявлении порывов, в нерациональном или иррациональном поведении, в  заботе
скорее о личностных, чем  производственных  нуждах  именно  ту  жизненность,
которую люди  теряли  в  конце  длинной  цепи  рационально  скомбинированных
средств,  составляющих  основу  материалистских  усилий.  Техника,  наука  и
управление расценивались  не  лучше,  чем  экономические  стремления.   Хотя
наиболее очевидные носители контркультуры - секты хиппи - быстро выгорели  и
скоро исчезли, подобно другим крайним сектам в прошлой  социальной  истории,
их культурный и психологический вклад продолжал существовать.  Контркультуру
питало отступление рациональности и видение альтернативного мира”[5].
      Комментарий:  Две  вышеприведенные  цитаты  трактуют  о   сравнительно
недавно возникшем явлении “контркультуры”. Однако следует отметить,  что  во
время разработки этой темы их авторами концепция “информационного  общества”
не  была  еще  столь  разработана,  как  сейчас,  и  вопрос  о   подавлении,
“обездушении”  человека  техникой  стоял   гораздо   острее.   Контркультура
рождалась как протест именно против механистичности и отсутствия культуры  и
вовсе не  стремилась  стать  конкурентом  “блип”-  или  иной  информационной
культуре вследствие различной предназначенности.


                        2.3. Проблемы нового общества


      Ж.Эллюль:

      “Сегодня  мы  переживаем  феномен,  породивший  много  надежд.  Это  -
преображение техники. Мне хотелось бы уточнить, что  вплоть  до  70-х  годов
нашего столетия техника была монолитной силой, ориентированной лишь в  одном
направлении. Она была действительно системой, и имело только  одну  мыслимую
цель - рост во всех направлениях, развертывание  мощностей,  производства  и
т.д., хотя некоторые наблюдатели начинали  уже  ставить  под  сомнение  этот
рост. Сегодня автоматизация и информатизация  способны  мало-помалу  сменить
ориентацию  техники.  Сама  по  себе  техническая  мутация,   информатизация
техники, не вызовет никакого изменения в  положении  пролетариата,  неимущих
масс, никакого освобождения человека не принесет, если не  будет  решимости,
сознательного  выбора,  воли,  способной   использовать   технику   в   этом
направлении. Назовем ее политической волей...  Информатизация  позволила  бы
выбраться  из  технической  системы...  Но  сегодня  для  этого   необходима
подлинная  революция  по  отношению  к  государству  и  автономизировавшейся
технике.
      На мой взгляд, сейчас... мы вышли к  развилке  исторического  пути,  к
месту возможного пересечения между свободным социализмом  и  кибернетизацией
общества. Дело еще не проиграно. Главное, чтобы мир информатики, пусть  даже
самым невинным и немакиавеллистским образом,  не  стал  агентом  технической
системы, увенчав свое движение к концентрации, к  всепроницающему  контролю.
Когда такое кибернетизированное государство  “схватится”,  как  схватывается
ледяная шуга или бетон, то будет, строго говоря, уже слишком поздно”[6].
      Комментарий:  Данная  цитата  из  работы  французского   социолога   и
политолога  Ж.Эллюля  свидетельствует  о  тех   трудностях,   которые   ждут
человечество на пути к  информационному  обществу.  Собственно  говоря,  эта
проблема - “дамоклов меч”, которые будет  вечно  висеть  над  человечеством,
ибо даже в “информационном обществе” опасность появления информатизированно-
бюрократической машины остается.

      Д.Белл:

      “Сейчас  становится  все  более  очевидной   угроза   полицейского   и
политического  наблюдения  за   индивидами   с   использованием   изощренной
информационной  техники...  Все  это  элементарно   подтверждает   один   из
старейших... политических трюизмов: когда какое-либо  агентство,  облеченное
властью, устанавливает бюрократические нормы и стремится, во что  бы  то  ни
стало насаждать  их,  создается  угроза  злоупотреблений.  Другой  не  менее
важный момент заключается в том, что контроль  над  информацией  чаще  всего
выливается в злоупотребления, начиная с  сокрытия  информации  и  кончая  ее
незаконным обнародованием, и что, дабы  предотвратить  эти  злоупотрблениия,
необходимы   институциональные   изменения,    прежде    всего    в    сфере
информации”[7].
      Комментарий: Мнение Д.Белла перекликается с предупреждение Ж.Эллюля  о
возможности срастания информатики и  бюрократии  в  мощную  единую  систему.
Возможность поставить человека под контроль техники - это  второй  “дамоклов
меч”, который будет  вечно  висеть  над  головами  жителей  “информационного
общества”.

      К.Ясперс:

      “Все возрастающая доля  труда  ведет  к  механизации  и  автоматизации
деятельности работающего человека. Труд не облегчает бремя  человека  в  его
упорном воздействии на природу, а превращает человека в часть машины.
      Вследствие  уподобления  всей  жизненной  деятельности  работе  машины
общество становится похоже на одну большую машину, организующую  всею  жизнь
людей. Бюрократия Египта, Римской империи  -  лишь  подступа  к  современную
государству с его разветвленным чиновничьим  аппаратом.  Все,  что  задумано
для осуществления какой-либо деятельности, должно быть построено по  образцу
машины, т.е. должно обладать  точность,  предначертанностью  действий,  быть
связанным внешними правилами... Следствия этой  машинизации  проистекают  из
абсолютно  превосходства  механической  предначертаннсти,  исчисляемости   и
надежности. Все, связанное с душевными переживаниями  и  верой,  допускается
лишь при условии, что оно полезно  для  цели,  поставленной  перед  машиной.
Человек сам становится одним из видом  сырья,  подлежащего  целенаправленной
обработке. Поэтому тот, кто раньше был субстанцией целого и  его  смыслом  -
человек, - теперь становится средством... Люди в  своей  массе  уподобляются
песчинкам  и,  будучи  лишены  корней,  могут  быть,  поэтому   использованы
наилучшим образом. Ощущение жизни служит обычно  рубежом  между  пребыванием
на  работе  и  частной  жизнью.  Однако  частная  жизнь  становится  пустой,
механизируется, и досуг, удовлетворение превращаются в работу”[8].
      “Поэтому человек живет либо в состоянии  глубокой  неудовлетворенности
собой, либо отказывается от самого себя, чтобы прерваться в  функционирующую
деталь машины, не  размышляя,  предаться  своему  витальному  существованию,
теряя  свою   индивидуальность,   перспективу   прошлого   и   будущего,   и
ограничиться узкой полоской настоящего, чтобы, изменяя  самому  себе,  стать
легко  заменяемым  и  пригодным  для  любой  поставленной  перед  ним  цели,
пребывать  в  плену  раз  и  навсегда  данных,  непроверенных,  неподвижных,
недиалектических, легко сменяющих друг друга иллюзорных достоверностей.
      Тот же, кто таит в себе неудовлетворенность,  проявляющуюся  в  вечном
беспокойстве,  постоянно  ощущает  внутренний  разлад.  Он  вынужден  всегда
носить маску, менять эту маску в зависимости  от  ситуации  и  от  людей,  с
которыми он общается. Он перестает постигать  самого  себя,  так  как,  нося
постоянно маску, он, в конце концов, сам уже не знает, кто он”[9].
      Комментарий: Ясперс несколько  драматизирует  ситуацию  “удрученности”
человека в новом обществе, но делает это невольно,  беря  за  точку  отсчета
сегодняшний   или   завтрашний   день,   а   не    общественные    отношения
“информационного века”. И хотя он предупреждает о  тех  же  опасностях,  что
Эллюль и Белл, тем не менее, он сгущает краски,  забывая  о  двунаправленном
свойстве информации - она  размножается  вне  зависимости  от  того,  откуда
исходит.

      Р.Коэн:

      “Мы вправе допустить, что нынешние времена, по крайней  мере,  в  двух
важнейших  отношениях  отличаются  от  прошлого.   Во-первых,   определенный
количественный рост  достиг  критической  точки,  за  которой,  как  принято
говорить, количество переходит в качество, рост вступает в  некоторую  новую
фазу...  Вторая  жизненно  важная  характеристика  нашего   времени...   это
всемирный характер социальных и технических  проблем,  или,  как  сказал  бы
молодой  Маркс,  обнаружение...  (родовой  сущности(  этих  проблем,   среди
которых выделяются следующие:
  политические  и  экономические   препятствия   к   тому,   чтобы   техника
использовалась  для  ликвидации  нищеты;  это   относится   даже   к   самым
промышленно развитым странам, не говоря уже о странах (третьего  мира(,  где
бедность ставит людей на грань вырождения;
  неспособность  социальных  наук  -  и  эмпирических  исследований   в   их
историческом аспекте, и  исследований  современных  общественных  изменений,
равно как и  методологии  общественных  дисциплин,  -  решать  свои  главные
практические и теоретические задачи;
 недостатки образования и воспитания во всем  мире,  препятствующие  решению
указанных  проблем,  мешающие  здоровому,  творческому  пониманию  науки   и
техники как составной части  гуманистического  воспитания  в  эпоху  научно-
технического прогресса; это относится  и  к  подготовке  специалистов,  и  к
общему образованию большинства людей  (к  тому  же  подготовка  специалистов
страдает культивируемым этилизмом);
  неспособность  многих  стран  разрешить  проблемы  своего  индустриального
развития за счет использования внутренних ресурсов либо путем  справедливого
перераспределения капиталов и ресурсов  между  развитыми  капиталистическими
(а также социалистическими, в  первую  очередь  СССР)  странами  и  странами
“третьего мира”, а также  использования  избыточного  сырья,  добываемого  в
развивающихся странах (за исключением нефти и  некоторых  ископаемых  руд  в
ряде районов планеты);
 неспособность научной и  технической  элиты  преодолеть  свою  национальную
ограниченность,  элитаристское  сознание,   если   не   считать   нескольких
героических  исключений  (например,  Пагуошское   движение   или   ВОЗ),   в
особенности это  касается  неспособности  противодействовать  идеологическим
наслоениям в науке;
   фетишизм   науки,   идущий   параллельно   с   фетишизмом    потребления,
вещизмом”[10].
      Комментарий: Р.Коэн попытался  в  концентрированном  виде  представить
читателю проблемы современного общества, которые неизбежно станут еще  более
значимыми по мере того, как мы будет входить в “информационный век”.  Список
из шести пунктов затрагивает многие области человеческой  жизнедеятельности,
однако, является далеко не исчерпывающим. Мне  кажется,  что  любой  человек
может дописать в него еще по пункту и все равно список будет не полон.

                                 Заключение

      В данной разработке я рассмотрел  структуру  общества,  его  развитие,
функционирование и проблемы на основе высказываний философов разных эпох.
       В 50-70-е годы стало очевидно,  что  человечество  вступает  в  новую
эпоху, дорогу к которой проложило бурное развитие техники  и  НТР  в  целом.
Проблема существования и бытия  человека  в  полностью  “технизированном”  и
“информатизированном” мире не могла не занимать философов,  общества.  Таким
образом,  информация  одновременно  определяет  и   социо-культурную   жизнь
человека и его материальное бытие.  В  этом,  по  моему  мнению,  и  состоит
принципиальная новизна грядущего общества.
      Существует множество концепций, пытающихся объяснить, почему в истории
все происходило так, а не иначе.  Основными  из  них  традиционно  считаются
“цивилизационная”  (авторы   -   Тойнби,   Данилевский)   и   “формационная”
(знаменитая “пятичленка” Маркса). Первая из них  кладет  в  основу  развития
человеческого общества социо-культурные типы, а  вторая  -  производственно-
хозяйственные отношения.
      Однако при всем многообразии воззрений на ход  исторического  развития
можно проследить ряд общих характеристических черт у всех авторов:
 история подразделяется на три основных глобальных  этапа,  которые  условно
можно      назвать      “сельскохозяйственный”,      “индустриальный”      и
“постиндустриальный”;
 разграничение  между  этапами  проводится  по  признаку  лежащих  в  основе
рассматриваемой  формации  производственных  отношений  или   взаимодействия
человека с  природой  (соответственно  -  через  орудия,  через  машину  или
технику и через информацию);
  переход  к  следующему  этапу  осуществляется   путем   научно-технической
революции, в ходе которой изменяется среда обитания, что,  в  свою  очередь,
влечет трансформации в сознании людей;
 завершающим историческим этапом, который, по мнению  одних  философов,  уже
наступил, а,  по  мнению  других,  наступит  в  ближайшем  будущем  является
«информационное общество».
      В связи  с  грядущим  наступлением  “информационного  века”,  основной
задачей становится максимально  ускорить  и  упростить  передачу  информации
между   людьми   и   повысить   ее   “усвояемость”.   Именно   поэтому   она
стандартизируется  и  классифицируется  с  тем,  чтобы  как  можно   сильнее
ускорить   процесс   обработки   информационного   потока.   Этот    процесс
воздействует на культуру двояко: с  одной  стороны,  максимально  сближаются
духовная  и  материальная  стороны  жизни  человека,  а  с  другой  стороны,
происходит резкое разграничение эмоционального  и  информационного  аспектов
культуры.
      . Кроме того, мне хотелось бы отметить, что культура  нового  общества
представляет собой весьма  неоднородную  массу,  ибо  находится  в  процессе
формирования, завершения которого следует  ждать,  по  всей  очевидности,  к
середине XXI века.
      Любопытно будет рассмотреть бытие человека в новом обществе,  разложив
его на отдельные элементы.
      Дом и  семья.  Распад  классической  “нуклеарной”  семья  как  “ячейки
общества” на сегодня стал реальностью. Единство формы  семьи  заменяется  на
многообразие видов  брака  и  совместного  проживания.  Естественность  этой
тенденции очевидна, и, согласно данным статистики, в США  уже  сегодня  иные
формы брака численно превышают количество “нуклеарных” семей.
      Дети и  образование.  Очевидно,  что  в  настоящее  время  образование
претерпевает  огромные  изменения,  прежде  всего,  в  плане  специализации,
диверсификации и индивидуализации.
      Политическая,  социальная  и  общественная  жизнь.  В  этой  сфере   я
полностью  согласен  с  идеями  респондентного  телевидения  и   реализации,
высказанными  Дайзардом  и  Мартином.  Несмотря  на  некоторую   утопичность
попыток   построения   “настоящей”    демократии,    подобные    технические
нововведения  служили  бы  как  минимум  надежной  защитой  против   попыток
тоталитарного возрождения.

      5. Проблемы нового общества

      В принципе, вопрос о проблемах затрагивался в каждой части разработки.
Однако я счел уместным вынести его  в  отдельный  параграф.  Я  привлекаю  к
этому внимание потому, что многие авторы (и это доказывают приведенные  мною
цитаты) пытались  слить  воедино  три  вида  проблем:  трудности  настоящего
момента, трудности перехода к новому обществу и собственно  проблемы  нового
общества. Проблемы современного мира широко  известны:  экология,  локальные
войны, экономическая пропасть между Западом и  странами  “третьего  мира”  и
т.д. Мы уже практически выяснили, что надо делать, но не всегда  знаем,  как
- то есть остается открытым вопрос технологий. Кроме того, неясен  вопрос  о
перестройке сознания людей для нового типа мышления.

                      Список использованной литературы:


1. Белл Д. Социальные рамки информационного общества. [4], с.330
2. В.И. Кузнецов “Что такое бытие”
3. Кан Г. Грядущий подъем: экономический, политический, социальный. [4]
4.  Новая  технократическая  волна  на  Западе.  Под   ред.   П.С.Гуревича.
   М.:Прогресс, 1986.
5. П.А. Сорокин “Социологические теории современности”.
6. Современная западная философия. Словарь. М.: Изд-во  полит.  литературы,
   1991.
7. Тоффлер О. Смещение власти: знание, богатство и  принуждение  на  пороге
   XXI века. М.: Изд-во АН СССР, 1991.
8. Тоффлер О. Третья волна. В жур.: США - экономика, политика, идеология. №
   7-11 за 1982 год.
9. Философский словарь. М.:Политиздат, 1987.

-----------------------
[1] В.И. Кузнецов “Что такое бытие”

[2] П.А. Сорокин “Социологические теории современности”.
[3] Тоффлер О.  Третья волна. [5] №7, с. 99
[4] Сколимовски Х. Философия техники как философия человека. [4], с. 242
[5] Этциони А. Масштабная повестка дня. Перестраивая Америку до XXI века.
[4], с. 303
[6] Эллюль Ж. Другая революция. [4], с. 148-151
[7] Белл Д. Социальные рамки информационного общества. [4], с.340
[8] Ясперс К. Современная техника. [4], с. 144
[9] Ясперс К. Современная техника. [4], с. 121
[10] Коэн Р. Социальные последствия современного технического прогресса.
[4], с. 212-219



смотреть на рефераты похожие на "Философские подходы к анализу общества"