Философия

Идея развития в философии и науке

                  МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ
                         Аспирантура и докторантура
                              Кафедра философии



                       Реферат по курсу философии для
                        сдачи кандидатского экзамена


                      Идея развития в философии и науке
         ___________________________________________________________
                               (тема реферата)



    Проверил:
    MASTER


    Выполнил:
    STUDENT



                                 Донецк 2003
                                    ПЛАН


|ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………………...                              | 3    |
|1 ИДЕЯ РАЗВИТИЯ В ФИЛОСОФИИ ………………………………..                       | 5    |
|1.1 Сущность понятия «развитие» в философии ……………………...          | 5    |
|1.2. Теоретический анализ  понятия «развитие» в философии ………    | 7    |
|ИДЕЯ РАЗВИТИЯ В НАУЧНОМ ТВОРЧЕСТВЕ ………………...                     |11    |
|2.1 Историческое развитие философских взглядов на научный процесс|11    |
|…………………………………………………………………...                                     |      |
|Определение проблемной ситуации ……………………………….                    |14    |
|2.3 Гипотеза и ее значение ……………………………………………...                  |22    |
|ЗАКЛЮЧЕНИЕ ………………………………………………………….                               |30    |
|ЛИТЕРАТУРА …………………………………………………………..                              |31    |



                                  ВВЕДЕНИЕ

    Проблема возникновения нового  знания,  научного  поиска  и  творчества
привлекали  внимание  ученых  с  самого  начала  становления  науки.  Особую
актуальность они приобретают в настоящий момент, поскольку в  сферу  научно-
исследовательской деятельности вовлечены сотни  тысяч  людей,  а  результаты
этих исследований становятся непосредственной производительной силой.
      Объектом исследования данной работы является не само научное открытие,
как нечто уже свершившееся и статичное, а  процесс,  в  результате  которого
это открытие свершилось. Научная деятельность включает в себя, как  одну  из
составляющих,  творческую  деятельность.  Поэтому  мы   будем   использовать
результаты, полученные в области творческой деятельности  и  считать  их  не
только полезными, но  и  необходимыми  при  исследовании  процесса  научного
открытия.
      Целью данной работы является выявление особенностей процесса  научного
открытия, анализ тех  составляющих,  без  которых  получение  новых  научных
истин не представляется возможным.
      Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:
      - определить сущность понятия «развитие» в философии и  провести  его
        теоретический анализ;
      - изучить  историческое  развитие  философских  взглядов  на  процесс
        научного творчества;
      - исследовать процесс научного творчества и сформировать  собственные
        выводы из проведенного исследования.
    В  философских  словарях  «развитие»  трактуется  как  качественные,  в
основном,  необратимые,  направленные  изменения   системы.   Направленность
изменений может  иметь  следующие  векторы:  прогрессивный,  регрессивный  и
горизонтальный. Пример  последнего  -  качественные  изменения  в  химии,  в
таблице   Д.И.   Менделеева,   где   изменения   развертываются   на   одном
горизонтально-структурном уровне организации материи. Развитие  может  иметь
различные   формы:   прямолинейную,    лестнично-поступательную,    ломаную,
волнообразную, спиралевидную и др. [1, с. 256].
    Развитие в философии понимается  также  как  закономерное  качественное
изменение  материальных  и   идеальных   объектов,   характеризующееся   как
необратимое и направленное.  Одновременное  наличие  этих  свойств  отличает
развитие от других изменений. Обратимые изменения характерны  для  процессов
функционирования  (т.е.  циклического  воспроизведения  постоянной   системы
связей и  отношений);  при  отсутствии  направленности  изменения  не  могут
накапливаться,  что  лишает  процесс  свойственной  для   развития   единой,
внутренне взаимосвязанной линии;  отсутствие  закономерностей  характеризует
случайные изменения катастрофического типа [2, с. 400].
    Таким образом, обобщая философское понимание развития,  можно  сказать,
что  развитие  есть  процесс   качественных   изменений,   характеризующихся
необратимостью,    многомерностью,    направленностью    и    возникновением
качественно новых образований



                         1 ИДЕЯ РАЗВИТИЯ В ФИЛОСОФИИ

                 1.1 Сущность понятия «развитие» в философии

    Философское  осмысление  развития  означает  воспроизведение   всеобщих
характеристик всего многообразия связей, отношений и  процессов  реальности.
В результате развития возникает новое качественное состояние объекта.
    Существенную характеристику развития составляет время, поскольку всякое
развитие осуществляется в реальном  времени  и  только  время  выявляет  его
направленность.  Современная  общественная  жизнь  убедительно  подтверждает
сложный,  неоднозначный  характер  процессов   развития,   показывает,   что
общественный  прогресс   есть   результат   диалектического   взаимодействия
многообразных   процессов,   в    которых    решающая    роль    принадлежит
целенаправленной деятельности человека [2].
    Единый  мировой  процесс  развития   –   это   непрерывное   усложнение
организации,   происходящее   в   результате   взаимодействия    объективной
необходимости со столь же объективной стохастичностью Вселенной.  Реальность
такова,  что  необходимость  не   исключает   случайность,   но   определяет
потенциальные возможности развития, которые описываются законами природы.
    Единый процесс развития охватывает неживую, живую природу  и  общество.
Все это – звенья единой цепи, и поэтому естественно попытаться описать  весь
процесс развития на одном языке, в рамках  единой  схемы,  с  использованием
общей терминологии. В качестве ключевых понятий взята  дарвиновская  триада:
изменчивость, наследственность, отбор.
    Изменчивостью   называются   любые    проявления    стохастичности    и
неопределенности. Они  составляют  естественное  содержание  всех  процессов
микромира,  но  имеют   место   и   на   макроуровне.   Неопределенность   и
стохастичность лежат в основе функционирования всех механизмов  нашего  мира
и  порождают  многочисленные  проблемы  философского  и   социально-научного
характера. Их далеко не всегда можно  объяснить  –  далеко  не  всегда  ясны
причины возникновения стохастичности  и  неопределенности.  Но  изменчивость
является фактом – одним из основных  «эмпирических  обобщений»,  с  которыми
исследователям непрерывно приходится сталкиваться.
    Вместе  с  тем  изменчивость  –  случайность   и   неопределенность   –
проявляется не сама по себе, а  в  контексте  необходимости,  т.е.  законов,
управляющих движением материи и развитием ее организационных форм.
    По существу, все развитие нашего мира можно представить моделью некоего
турбулентнообразного движения материи – как  непрерывное  образование  новых
форм организации, их неизбежное разрушение, последовательность переходов  от
одних состояний к другим.  Различие  будет  заключаться  лишь  во  временных
масштабах,  в  степени  детализации  анализа   и   характере   интерпретации
результата. Таким образом, все наблюдаемое нами – это единство случайного  и
необходимого, стохастического и детерминированного.
    Случайность  и  неопределенность  –  это  понятия  не  тождественны   –
пронизывают все уровни организации материи. Процессы, протекающие в  неживой
природе (броуновское движение и т.д.), процессы биологические  (мутагенез  и
др.), социальные процессы (конфликты и др.) – все  они  подвержены  действию
случайностей, которые мы  далеко  не  всегда  можем  проследить  так,  чтобы
понять  их  источник,  а  тем  более  правильно  учесть,  делая  анализ  или
прогнозируя события.
    Второй   важнейший   фактор,   определяющий   процессы   развития,    –
наследственность. Этим термином обозначается не только  способность  материи
сохранять свои особенности, но и ее способность  изменяться  от  прошлого  к
будущему,  способность  будущего  зависеть  от  прошлого.   Таким   образом,
наследственность – это  термин,  отражающий  влияние  прошлого  на  будущее.

    Третий фактор – отбор. Внутривидовой отбор  отбирает  те  признаки,  те
особенности, которые, возникнув в результате  действия  случайных  факторов,
затем передаются в будущее за счет действия механизмов наследственности  [3,
с. 127].

          1.2. Теоретический анализ  понятия «развитие» в философии

    Мышление древних не знало понятия развития в точном смысле этого слова,
т.к. время тогда понималось как  протекающее  циклически.  Представление  об
абсолютно совершенном  космосе,  на  которое  опиралось  античное  мышление,
исключало  постановку  вопроса  о   направленных   изменениях,   ведущих   к
возникновению принципиально нового. Идея направленности времени  выдвигается
в христианстве, которое относит ее лишь к  сфере  духа.  С  возникновение  в
эпоху  Возрождения  опытной  науки  идея   линейного   направления   времени
распространяется на  природу  -  формируется  представление  о  естественной
истории, т.е. необратимых и направленных изменениях природных объектов.  Это
нашло выражение в космогонических гипотезах, а затем в  теориях  эволюции  и
биологии. Глубокую философскую разработку идея развития получила в  немецкой
классической философии, особенно у Гегеля,  который  строил  диалектику  как
учение о всеобщем развитии духа. Идеализм  гегелевского  учения  о  развитии
подвергся критике в марксизме, истолковывающем  развитие  как  универсальное
свойство материи и вместе с тем как всеобщий принцип, служащий  основой  для
объяснения истории общества и познания. Общей философской  теорией  развития
является материалистическая диалектика, законы которой  дают  характеристику
внутреннего механизма, движущих сил, общей  направленности  и  основных  фаз
развития.  Диалектико-материалистическое  учение   о   развитии   составляет
философско-методологический фундамент теории  революционного  преобразования
общества.  Марксизм  показал  принципиальное  различие  и   вместе   с   тем
органическое единство двух типов развития - эволюции и революции.
    Современная наука  исследует  сложно  организованные  саморазвивающиеся
объекты - системы, во многих ее областях разрабатываются  специально-научные
теории развития. В  таких  теориях  описываются,  в  частности,  нелинейные,
скачкообразные  преобразования.  В  данном  случае   необходима   разработка
методологической  базы,  содержащей  специально-научные  теории,   адекватно
воспроизводящие процессы, происходящие в саморазвивающихся системах.
    В  последнее  время  на  характер  мышления   исследователей   начинает
оказывать все большее влияние  учение  В.И.  Вернадского  о  биосфере  и  ее
постепенном  переходе  в  ноосферу.  В  основе  учения   Вернадского   лежит
представление о взаимозависимости процессов, протекающих на Земле.  Все  они
связаны  друг  с  другом  и  являются  фрагментами  ее  развития.  Важнейшим
событием в  истории  нашей  планеты  было  появление  на  ней  жизни,  резко
ускорившей  все  процессы  преобразования  неживой,  по  терминологии   В.И.
Вернадского,  «косной»  материи.  В.И.  Вернадский   начал   систематическое
изучение единого процесса развития с момента  возникновения  Земли,  который
отстоит от сегодняшнего дня на 4,5 млрд. лет [4].
    За последние годы многое  удалось  понять  в  том,  что  можно  назвать
механизмами  развития  (в  частности,  эволюции),  в  том,  как   происходят
изменения структуры (организации) материи,  как  возникают  новые  качества,
что является движителем процесса самоорганизации. В связи с этим  выделяются
следующие механизмы развития:
Адаптационные механизмы. Основная их особенность  состоит  в  том,  что  они
позволяют  с  определенной   точностью   предвидеть   развитие   события   –
прогнозировать  его.  Это   происходит   потому,   что   адаптация   –   это
самонастройка,    обеспечивающая    развивающейся    системе    устойчивость
(стабильность) в данных конкретных условиях внешней среды.
Пороговые (бифуркационные (по А. Пуанкаре)) механизмы развития.  Организация
системы обладает пороговыми  состояниями,  переход  через  которые  ведет  к
резкому качественному изменению протекающих в  ней  процессов,  к  изменению
самой ее организации. Более того, переход от старой  организации  системы  к
новой неоднозначен, т.е.  возможно  целое  множество  различных  новых  форм
организации.
    Термин «бифуркация» в последнее время (после работ Уитни и Р.Тома)  все
чаще стали заменять термином «катастрофа».  Таким  образом,  на  перекрестке
«эволюционных   каналов»   происходит   «катастрофа».   Характер    развития
качественно  меняется.  Возникает  несколько  новых  и  различных  вариантов
развития  (эволюции).  Этих  вариантов  столько,  сколько  новых   «каналов»
выходит  на  «перекресток».  В  характеристике   бифуркационного   механизма
основным является неопределенность путей дальнейшего развития.
    Выделение механизмов адаптации и катастроф  позволяет  не  только  дать
новую интерпретацию процессов  развития.  Оно  позволяет  сделать  наглядным
один   принцип,   имеющий   важное   значение   для   понимания    процессов
самоорганизации вообще и эволюции живого  мира  в  частности.  Этот  принцип
носит название принципа дивергенции - расхождения  (или  размножения)  новых
форм организации.
    Чем сложнее система, тем больше вероятность увеличения числа  возможных
путей  ее  эволюции  (т.е.  дивергенции),  а  вероятность   появления   двух
развивающихся систем в тождественных эволюционных каналах практически  равна
нулю. Это  и  означает,  что  процесс  развития  (самоорганизации)  ведет  к
непрерывному росту разнообразия форм.
    Важнейшей особенностью эволюционного процесса  является  противоречивое
взаимодействие тенденций двух различных типов – тенденций к  стабильности  и
тенденции поиска новых, более рациональных  способов  использования  внешних
энергии и вещества, необходимо требующих  ограничения  стабильности  [5,  с.
249].



                    2 ИДЕЯ РАЗВИТИЯ В НАУЧНОМ ТВОРЧЕСТВЕ

      2.1 Историческое развитие философских взглядов на научный процесс

    Процесс поиска и творчества в науке представляет собой весьма сложную и
комплексную  проблему.  Многими   исследователями   в   области   творческой
деятельности отмечалось, что научный поиск характеризуется рядом  внешних  и
внутренних, объективных и субъективных  особенностей.  К  ним  относятся,  в
частности,  новизна,  эмоциональность,   различный   характер   мыслительной
деятельности на различных этапах  научного  поиска,  особая  роль  интуиции,
кажущаяся  случайность,  неожиданность,  внезапность  догадки.   Интерес   к
вопросам научного познания вспыхивает в эпоху Нового  времени.  Это  связано
со становлением и оформлением естественных наук, отделившихся от  философии.
Физика,   химия,   астрономия,   математика,   механика    превращаются    в
самостоятельные науки. Если  конкретные  "частные"  науки  открывают  законы
природы, то философия призвана обнаружить законы  мышления,  действующие  во
всех науках.
       Многие  вопросы,  поставленные  философией  того  времени,   остаются
открытыми и по  сей  день.  Одним  из  них  является  вопрос  о  соотношении
логического  и  интуитивного  компонента  в  процессе  научного  творчества.
Каждая философская школа имела свою теорию познания,  где  этим  компонентам
отводилась  различная  роль.  Нам  представляется  целесообразным   провести
краткий обзор основных взглядов на процесс научного поиска.
      Наиболее старой и традиционной точкой зрения на процесс  возникновения
новых научных идей и теорий является концепция эмпиризма.  Обычно  различают
две ее  формы.  Сторонники  индуктивно-эмпирического  подхода  считают,  что
новые открытия в науке возникают путем индуктивного  обобщения  эмпирических
фактов,  выдвижения   различных   альтернативных   гипотез   и   последующим
исключением  тех  из  них,  которые  не  соответствуют  фактам.  С   помощью
индуктивной логики они считали возможным делать открытия в науке  независимо
от таланта, интуиции, подготовки и опыта исследователя.
      С дальнейшим  развитием  науки,  однако,  выяснилось,  что  с  помощью
индуктивной логики можно было находить простейшие  эмпирические  гипотезы  и
законы  о  взаимосвязях  между   непосредственно   наблюдаемыми   свойствами
явлений.
       Сторонники  так  называемого   дескриптивного,   или   описательного,
эмпиризма  рассматривают  новое  знание  как  систематизированное   описание
опыта, а законы науки считают  выражением  функционального  отношения  между
переменными, характеризующими эмпирически измеряемые величины явлений.
      Дальнейший прогресс науки, проникновение  познания  в  более  глубокую
сущность  явлений  убедительно  свидетельствовали  о   том,   что   никакого
непосредственного логического пути от опыта к теории не существует.  Поэтому
нельзя  было  надеяться  на  построение  какого-либо  алгоритма,  с  помощью
которого можно было бы открывать новые истины в науке.
      С течением времени индуктивно-эмпирический подход к развитию  научного
познания  сменяется  гипотетико-дедуктивным.  В  нем  почти   все   внимание
уделяется  методам  логического  анализа,   обоснования   и   проверки   уже
существующих  гипотез.  Как  приходят  к   самим   гипотезам,   как   вообще
генерируются новые идеи в  науке  -  все  это  считается  не  относящимся  к
философии, т.к. не поддается логическому анализу.
       В  наибольшей  степени  такое  резкое   противопоставление   процесса
открытия, возникновения новых идей их обоснованию и проверке характерно  для
логического позитивизма.
      Сторонники критического рационализма во главе с  К.  Поппером  хотя  и
выступали против  некоторых  идей  логических  позитивистов,  тем  не  менее
поддерживали их основную точку зрения на задачи философии  науки.  Последняя
должна заниматься обоснованием уже существующих гипотез и теорий,  а  не  их
генезисом.
      Что касается процесса  генерирования  новых  гипотез  и  научных  идей
вообще,   то   рационалисты   XVII-XVIII   вв.   считали    их    источником
интеллектуальную  интуицию,   которую   они   противопоставляли   логике   и
дискурсивному мышлению в целом, конечно, интуиция, догадка, озарение  играют
огромную  роль  в  творческом  мышлении,  но  нельзя  их   противопоставлять
дискурсивному мышлению, опирающимся на логику,  а  тем  более  рассматривать
как чисто  иррациональные  процессы,  не  поддающиеся  какому-либо  анализу.
Между тем сторонники интуитивизма  как  в  прошлом,  так  и  теперь  считают
процесс научного открытия и творчества в целом не  только  не  анализируемым
рациональными  методами,  но  и  не  требующим  такого  анализа  мистическим
процессом.
      Коренной недостаток отмеченных подходов к проблеме  научного  открытия
и творчества состоит,  во-первых,  в  том,  что  они  рассматривают  научное
познание не в развитии, не в движении от незнания  к  знанию,  от  неполного
знания к более полному, т.е.  не  как  процесс  исследования,  а  как  нечто
готовое, ставшее как результат. Во-вторых, в  таком  сложном  диалектически-
противоречивом процессе, каким является научное исследование,  они  выделяют
лишь  частные  его  аспекты.  Конечно,  это   аспекты   весьма   важны   для
исследования, но они никоим образом не исчерпывают всего процесса и даже  не
выражают его существенных особенностей с гносеологической точки  зрения.  В-
третьих, они не обращают внимание на тот  факт,  что  такое  решение  всегда
связано с решением  научных  проблем,  являющихся  закономерным  результатом
существующего на данный момент научного знания [6, с. 535].
      Современные исследователи, поняв ошибки  и  недостатки  предшествующих
взглядов на природу научного открытия, наконец-то пришли к мысли о том,  что
нельзя построить некий универсальный алгоритм, следуя которому ученый  может
делать научные открытия. Более того, не существует  даже  такого  алгоритма,
благодаря  которому,  скажем  школьник,  сможет  сформулировать  и  доказать
теорему  Пифагора  без  посторонней  помощи,  т.е.  совершить   субъективное
открытие.  Поэтому  на  современном  этапе  задача  состоит  в  том,   чтобы
построить такую общую модель процесса  научного  поиска  и  исследования,  в
которой  возникновение  нового  научного   знания   и   открытия   было   бы
закономерным  результатом  всего  процесса  научного  поиска,   начиная   от
выдвижения научной проблемы и кончая ее решением в виде новой научной  идеи,
закона или даже целой теории. Это,  однако,  вовсе  не  означает  того,  что
такая модель будет отображать весь  сложный  процесс  поиска  со  всеми  его
деталями  и  случайностями.  Как  и  всякая  модель,  она  раскрывает   лишь
существенные  его  особенности  с   точки   зрения   используемых   в   ходе
исследования эвристических и логических методов.


                     2.2 Определение проблемной ситуации


    Всякое подлинно  научное  исследование  постоянно  связано  с  решением
проблем,  и  поэтому  оно  представляет  собой   проблемно   ориентированный
процесс. Проблемной ситуацией, или проблемой, в самом общем смысле,  принято
называть такую ситуацию, в которой наличные стратегии  деятельности  и  весь
арсенал прошлого опыта не позволяют человеку разрешить возникшую  трудность,
а требуется создание совершенно новой, не похожей на предыдущие,  стратегии.
В теории научного познания под проблемной ситуацией  понимают  прежде  всего
познавательную ситуацию, выражающуюся в  невозможности  объяснить  имеющиеся
факты в рамках существующего знания. Путь к научному открытию  начинается  с
обнаружения  проблемной  ситуации,  проходит   через   ее   формулировку   и
завершается разрешением этой ситуации.
      Проблема является не только исходным пунктом исследования,  о  котором
можно  забыть  после   того,   как   деятельность   уже   начата;   напротив
существование проблемы только и делает исследование осмысленным.  Прекратить
исследование проблемы - значит прекратить исследование. С этой точки  зрения
вся  наука  и  научная  деятельность  вообще  посвящена   решению   проблем,
оригинальных или более или менее стандартных.
      По поводу роли проблемы в науке  существуют  различные  точки  зрения.
Так, иногда возникает впечатление, что научная деятельность  состоит  скорее
не в постановке проблем, а в их решении. Что же касается  самой  способности
видеть проблемы, то, как известно, один некомпетентный человек может  задать
столько вопросов, что на них не сможет  ответить  целый  научный  коллектив.
Тем не менее, мы считаем,  что  деятельность  по  обнаружению  и  постановке
проблем является характерной  для  человека.  Так,  Герман  Вейль  отмечает:
«Натуральный ряд чисел, которые  мы  конструируем,  создает  простые  числа,
которые мы открываем, а они в свою очередь, создают проблемы, о  которых  мы
и  не  мечтали.  Вот  именно  так  и  становится  возможным   математическое
открытие. Подчеркнем, что самыми важными объектами,  которые  мы  открываем,
являются  именно  проблемы  и  новые  виды  критических  рассуждений.  Таким
образом, возникает  некоторый  новый  вид  математического  существования  –
проблемы, новый вид интуиции – интуиция,  которая  позволяет  нам  видеть  и
понимать  проблемы  до  их  решения»  [7,  с.  478].  Научное   исследование
неразрывным образом  связано  с  существованием  проблем,  поскольку  только
постановка проблемы и делает эту деятельность осмысленной.
      Все цели научной деятельности группируются вокруг проблем  и  сводятся
к следующему: обнаружению проблем, которые оставались  незамеченными  ранее;
формулированию   найденных   или   предложенных   ранее,   но    неправильно
поставленных проблем; включению  сформулированных  проблем  в  ту  или  иную
наличную систему знания и попытке решить их с целью  обогащения  и  развития
этой системы знания. Поэтому можно сказать, что прогресс  знания  состоит  в
постановке, уточнении и решении новых проблем. Проблема при  этом  выступает
как связующий элемент в  поступательном  движении  человеческого  знания  от
неполного  и  неточного  к  все  более  полному  и  точному.  Обнаружение  и
постановка проблемы  вскрывает  неполноту  предыдущих  знаний  и  тем  самым
является необходимым и неизбежным моментом в этом переходе к новому знанию.
      Прежде, чем приступить  к  дальнейшему  анализу  проблемной  ситуации,
следует  выяснить,  является  ли  проблема  исходным  или  конечным  пунктом
исследования.
       До  сих  пор  мы  предполагали,  что  проблема  это  начальный   этап
исследованию. Однако существует  и  другая  точка  зрения  на  этот  вопрос.
Некоторые  исследователи  отмечают,   что   проблема   всегда   предполагает
некоторое   предварительное   знание.    Поэтому    начало    познавательной
деятельности  не  должно  содержать  знание.  Таким  образом,  проблема   не
является исходным пунктом исследования, она возникает лишь в его  конце  как
результат исследования.
       В  методологической  концепции  К.  Поппера,  наоборот,  роль  теорий
несколько  приуменьшается  по  сравнению  с  ролью  проблем.  По  мнению  К.
Поппера, история  науки  является  на  самом  деле  не  историей  теорий,  а
историей проблем, свободно выбираемых для исследования ученым в  зависимости
от его внутренних интересов. Такая концепция принижает  роль  теоретического
знания.
      Мы считаем, что наиболее разумной концепцией по вопросу о  соотношении
проблем и теорий будет такая, согласно  которой  проблемы  и  теории  -  это
равноправные элементы научного знания, тесно взаимосвязанные друг  с  другом
(в том смысле, что проблема порождает теорию, а теория  -  новые  проблемы).
Развитие знания тогда представляется в виде непрерывного  процесса.  Изучать
этот процесс можно двояким образом: либо с точки зрения смены  теорий,  либо
как процесс смены проблем.  Оба  подхода  будут  выделять  лишь  два  разных
аспекта единого процесса познания, и при этом можно утверждать заранее,  что
во многом результаты, полученные в рамках одного  подхода,  будут  повторять
результаты, полученные в рамках другого.  По  предъявленной  проблеме  можно
реконструировать с достаточной  степенью  точности  знания,  которое  к  ней
привело,  и  наоборот,  достигнутый  уровень  знания  определяет   проблемы,
которые можно поставить для дальнейшего исследования.
      Тем не менее, если рассматривать отдельный исследовательский цикл,  то
удобнее считать, что он начинается с постановки проблемы. Эта  точка  зрения
более  распространена  в  литературе,  поэтому  и  мы  в  дальнейшем   будем
придерживаться этого взгляда.
       Первоначально  может  показаться,  что  проблема  "всплывает"   перед
исследователем  как  некое   случайное   событие   требующее   понимания   и
объяснения.  Однако,  как  правило,  эта  проблема  обусловлена  всем  ходом
развития науки  и  является  не  случайной,  а  закономерной.  Так  известны
случаи, когда одна и та же проблема была  поставлена  и  решена  несколькими
учеными независимо друг от друга практически в  одно  и  то  же  время.  Так
Абель и Якоби оспаривали  друг  у  друга  право  считаться  основоположником
теории эллиптических функций, Клейн и Анри Пуанкаре соперничали  в  создании
теории автоморфных функций.
      Появление проблемной ситуации определено различными  обстоятельствами.
Прежде всего, она  появляется  при  невозможности  описать  факт  с  помощью
существующего  теоретического  знания,  имеющего  обосновательный  характер.
Здесь  проблемная  ситуация   в   большей   мере   навязывается   объективно
существующими явлениями, которые нам еще не  ясны.  Но  может  быть  и  иной
вариант, когда проблемная ситуация не связана с фактами,  не  вписывающимися
в имеющиеся теоретические знания, а, как  в  случае  создания  общей  теории
относительности,  обусловлено  расширением  и  разработкой   уже   имеющейся
теоретической (мировоззренческой программы).
       Проблемная  ситуация  субъективна  по   форме,   но   объективна   по
содержанию. Объективно она навязывается  исследователю  переплетением  новых
результатов наблюдений и  экспериментов,  выражаемых  в  форме  эмпирических
знаний  -  фактов  и  законов,  и  тех  теоретических  знаний,  которые  уже
подтверждены. Чаще всего  проблемная  ситуация  обнаруживает  себя  в  свете
практических или  теоретических  интересов  общества.  Она  подготавливается
всем ходом развития материальной и духовной культуры, в том числе  развитием
теории  и  практики  науки,  отношением  к  ней  со  стороны  государства  и
общества,  заинтересованностью  последних  в   ее   разрешении.   Социально-
историческая среда существенно влияет на обнаружение проблемной  ситуации  и
ее  решение.  Она  может  способствовать  научному  открытию,  но  может   и
затормозить его появление [8, с. 514].
      В  проблемной  ситуации  наиболее  ярко  проявляется  индивидуальность
ученого:   уровень    его    профессиональной    подготовленности,    умение
ориентировать в проблеме, развитая  степень  риска,  возможность  отойти  от
старых канонизированных представлений, подвижность ума и т.д.
      В анализе проблемной ситуации приходится  иметь  дело  и  с  вопросами
личностно-психологического  плана,  поскольку  эта   ситуация   переживается
ученым и в ней проявляется его интуиция, особенности мышления и т.д.
    Следует отметить, что не существует общего метода порождения  глубоких,
плодотворных,   разрешимых   проблем.   Тем   не   менее,   история    науки
свидетельствует о том, что во многих случаях глубоко научные и  плодотворные
проблемы возникали при реализации следующих четырех установок:
следует критически относиться к  предлагаемым  решениям  ранее  поставленных
проблем, даже если на первый взгляд  эти  решения  кажутся  безупречными;  в
любом случае  можно  найти  некоторые  недостатки,  или,  по  крайней  мере,
обобщить найденное решение или конкретизировать его применительно к  какому-
либо частному случаю;
необходимо применять известные решения к новым ситуациям и пытаться  оценить
их на пригодность: если решение проблемы сохраняет  силу,  то  в  результате
получают обобщение не  только  решения,  но  и  проблемы,  если  же  решение
оказывается неприемлемым, то возникает новый комплекс проблем;
необходимо  сознательно  стремиться  к  обобщению  уже  известных   проблем,
пытаясь перенести их в новые области или ввести еще одни параметр;
необходимо  стремиться  увязать  наличие  проблемы  с  проблемами  в  других
областях знания, рассматривать проблемы комплексно.
      В целом же выбор проблем носит творческий характер, и здесь необходимы
скорее интуиция и опыт, нежели методика.
      Важно отметить, что проблемы глобального  характера  типа:  "что  есть
первоматерия мира", "что такое объект?", "что есть  движение?",  "что  такое
человек?", "что есть разум?" могут лишь определять границы  отдельных  наук,
но не являются начальным этапом научного исследования.
      Очевидно, что не любая проблема  является  научной.  Научные  проблемы
выделяются из класса  всех  остальных  тем,  что   они  ставятся  на  основе
научных предпосылок и исследуются научными  методами  с  доминирующей  целью
расширения научного знания.
      Научные проблемы могут быть классифицированы на  различные  подклассы.
Приведем  классификацию  В.Н.  Карповича  [9,  с.  93],   которая   наглядно
представлена на схеме 1.



    Научные  проблемы  делятся  на  предметные  и  процедурные.  Предметные
проблемы  относятся  к  изучаемым  объектам,  а  процедурные  -  к  способам
получения и  оценки  знания.  В  свою  очередь,  предметные  проблемы  можно
подразделить  на  эмпирические  и  концептуальные,  а   процедурные   -   на
методологические и оценочные. Для решения  эмпирических  проблем  необходимо
прибегать к операциям с предметами наряду  с  чисто  теоретическим  анализом
материала,   в   то   время   как   концептуальные   проблемы   не   требуют
непосредственного обращения к реальности. В отличие  от  предметных  проблем
процедурные проблемы  всегда  являются  концептуальными;  само  же  различие
процедурных проблем заключается уже в том, что методологические проблемы  не
могут иметь решения в виде оценочных суждений,  в  то  время  как  оценочные
проблемы вводят в науку ценностные параметры и установки.
      Эмпирической проблемой является в первую очередь поиск данных;  ответ
на эмпирические проблемы может быть дан на основе таких научных методов  как
наблюдение, эксперимент, измерение и т.п.  Кроме  того,  проблема  считается
эмпирической,  если  для  ее  решения  необходимо  конструировать   приборы,
приготовлять реактивы и т.д. Концептуальные проблемы  связаны  с  полученным
ранее множеством данных и заключается  в  их  организации  и  интерпретации,
выведении  следствий  и  формировании  гипотез,  устранении  противоречий  в
соответствии с требованием логической строгости.  Методологические  проблемы
касаются   в   основном   планирования   исследования:   при   их    решении
устанавливаются   некоторые   соглашения,   определяется   порядок   решения
проблемы,    проведения    наблюдений    и    экспериментов,    очерчиваются
предполагаемые концептуальные процедуры  и  т.п.  Оценочные  проблемы  имеют
дело с оценкой эмпирических  данных,  гипотез,  теорий  и  т.п.,  и  даже  с
оценкой самой проблемы как осмысленной, правильно построенной и корректной.
    Для того,  чтобы  проблема  считалась  правильно  поставленной,  должны
существовать  следующие   необходимые   и   достаточные   условия    (причем
соблюдение этих условий не гарантирует безусловного успеха исследования,  но
во всяком случае предохраняет от напрасной потери времени) [10, с. 124]:
наличие  некоторого  предварительного  научного  знания   (данные,   теория,
методика), в которое может быть включена исследуемая проблема;
формально правильное построение;
корректность проблемы, т.е. ее предпосылки не должны быть ложными;
достаточная ограниченность, но не глобальность проблемы;
указание на условие существования решения и его единственность;
принятие соглашения о признаках  приемлемого  решения  и  способах  проверки
решения на приемлемость.
    Далеко не все  научные проблемы в конце концов так или иначе  решаются;
некоторые проблемы остаются нерешенными в течение  продолжительного  времени
после их  постановки  (например,  теорема  Ферма  оставалась  нерешенной  на
протяжении нескольких столетий), другие проблемы  оказываются  неразрешимыми
(например, задачи о квадратуре  круга,  трисекции  угла  и  удвоении  куба),
третьи вообще исчезают из поля зрения сменяющихся поколений ученых.


                         2.3 Гипотеза и ее значение


      После того как  проблема  или  проблемный  комплекс  сформулированы  и
исследованы,  т.е.  проанализированы  на  предмет  правильности  постановки,
наличия и единственности решения и т.д., следует поиск решения проблем.  Сам
процесс поиска решения зависит от того, с какого  рода  проблемой  мы  имеем
дело,  эмпирической  или  концептуальной.  Некоторые  проблемы   разрешаются
обращением к реальному  миру,  поиском  новых  фактов  посредством  процедур
наблюдения, измерения и т.п., другие же проблемы могут  быть  решены  только
путем  построения  некоторых  новых  теорий,  нового  субъективного   образа
объективного мира.
      Действовать в решении проблемы  без  какой-либо  гипотезы  невозможно.
Даже  решение  очевидных  практических  задач   осуществляются   на   основе
представлений, что эти задачи надо решать именно так в силу  предшествующего
опыта  и  стремления   оптимально   добиться   желаемого   результата.   Эти
представления и есть  гипотеза.  В  более  сложной  задаче  представления  о
деятельности по достижению цели  скрыто  в  ее  информационной  системе.  На
первых этапах решения обычно гипотезы выдвигаются интуитивно. Они  позволяют
зафиксировать область  поиска,  а  при  успешном  продвижении  в  решении  и
сужении  области  поиска  повышается  роль   логической   обоснованности   и
контролируемости гипотезы [11, с. 231].
    Следует отметить, что гипотеза всегда обладает  большим  содержанием  и
большей логической силой, чем те данные, на которых она основана.  Поскольку
гипотеза не относится к единичным суждениям опыта, а всегда  превосходит  их
по содержанию, ее нельзя обосновать, исходя только из  данных.  Эмпирические
данные могут лишь опровергнуть гипотезу,  но  не  подтвердить  ее.  Гипотеза
ставится под сомнение уже в том случае, когда вступает в  противоречие  хотя
бы   с  одним  фактом  или  при  ее  логической  проверке  убеждаются,   что
гипотетические  способы  действия  не  приводят  к  цели.  Но  каждая  новая
гипотеза, как правило, не отбрасывает целиком содержание прежних гипотез,  а
использует все рациональное. Новая гипотеза в  основе  своей  выступает  как
усовершенствованная предыдущая.
      Существенным  в  появлении  гипотезы   часто   является   внезапность,
неожиданность. Это похоже на ситуацию, когда мы входим в темную  комнату,  в
которой не знаем, где зажигается  свет.  Отыскивая  в  темноте  выключатель,
натыкаемся на какую-то мебель, острые углы, с трудом различаем  бесформенные
темные массы. Но вот выключатель нашелся, свет  зажжен  -  все  сразу  стало
ясным, обоснованным. Именно  так  могут  иногда  выглядеть  размышления  при
решении задачи: гипотеза - это  внезапное  просветление,  вносящее  ясность,
порядок, связь и  целесообразность  в  детали,  которые  до  этого  казались
смутными, разбросанными, запутанными, неуловимыми.  Она  вносит  существенно
новый связующий элемент в детали  задачи.  Вслед  за  ней  приходит  твердая
уверенность, что цель достижима. Внезапность - это очень характерная  черта,
но ее трудно  описать.  Появление  впечатляющей  гипотезы  психологи  иногда
описывают как едва слышную  подсказку  внутреннего  голоса.  Любая  решающая
гипотеза влечет за  собой  революционную  перестройку  в  общем  взгляде  на
задачу.  Вместе  с  ней  элементы  проблемы  начинают  играть  новую   роль,
приобретают новый смысл.
      Многие  исследователи,  изучавшие  деятельность   человеческого   ума,
заметили,  что  существуют  две  различные  категории  того,  что   называют
мыслями: к первой относятся те, которые мы  порождаем  активно,  посредством
акта мышления, обдумывания. Ко второй  -  те,  которые  вспыхивают  в  нашем
сознании самопроизвольно.
      Итак, гипотеза может  выступать  как  продукт  осознанной  организации
мышления в научном поиске. Однако не  только  этот  вид  деятельности  может
сформировать   гипотезу.   Существует   бессознательный   вид   мыслительной
деятельности, протекающей на основе спонтанных актов мышления,  которыми  мы
не можем управлять, подобно тому как мы не можем управлять  силами  природы.
Подсознательная работа  мышления  осуществляется  и  в  периоды  перерыва  в
сознательной работе. Однако, после  перерыва  проясняются  лишь  те  задачи,
решения которых мы желаем всей душой или над решением которых мы  напряженно
работали. Чтобы вызвать подсознательную деятельность, совершенно  необходимо
сознательное усилие и напряжение.
      «Пробы и ошибки ученого  состоят  из  гипотез.  Он  формулирует  их  в
словах, чаще всего письменно. А затем он пытается выявить в  одной  из  этих
гипотез изъяны, критикуя их или проверяя  экспериментально,  и  в  этом  ему
помогают его коллеги,  которые  будут  довольны,  если  эти  изъяны  удастся
найти. И если гипотеза не сумеет противостоять критике и  не  выдержит  этих
проверок по крайней мере так же хорошо, как  ее  конкуренты,  то  она  будет
отброшена» [12, с. 148].  Любая  проблема  в  науке  для  своего  решения  в
принципе допускает множество конкурирующих между собой гипотез,  причем  все
они,  конечно,  должны  соответствовать  обнаруженным  фактам,  а   так   же
предпосылкам и требованиям, предъявленным к решению проблемы.
      Этапы генерирования и формулирования гипотез, их  логико-теоретической
разработки,  эмпирического  и  концептуального  обоснования  и  практической
проверки   составляют   звенья   единого,   целостного   процесса   научного
исследования, в ходе которого разрешаются проблемы, и тем самым  достигается
более  полное,  точное  и   конкретное   знание   действительности.   Ученый
пользуется   всеми   доступными   ему   методами   исследований,   способами
рассуждений, эмпирическими и концептуальными средствами, а так же,  конечно,
опирается на свой опыт, способности, интуицию и  т.п.  Вот  почему  изучение
процесса научного исследования представляет собой  комплексную  проблему,  в
решении которой принимают участие ученые разных специальностей.
      Этап генерирования новых идей и гипотез  является  самым  трудным  для
философско-методологического  анализа,   т.к.   не   существует   каких-либо
логических канонов, алгоритмов или иных систематических процедур, с  помощью
которых можно было бы строить наиболее  правдоподобные  гипотезы.  Вместе  с
тем, в ходе развития науки, также логики  и  методологии  научного  познания
постепенно  вырабатывались  такие  методы,  приемы  исследования  и  способы
рассуждений, которые  в  той  или  иной  мере  способствовали  решению  этой
задачи.  Среди  логических  методов,   которые   начали   использоваться   в
естествознании еще с самого начала его зарождения, следует  отметить  методы
индукции и аналогии. Хотя они не приводят к достоверным результатам, но  все
же помогают строить догадки, выдвигать разумные предположения.
       В  еще  большей   мере   это   справедливо   относительно   аналогии,
моделирования, экстраполяции и других методов логического и  математического
исследования. Важно обратить внимание на то, что  в  процессе  генерирования
новых научных гипотез используются такие способы рассуждений,  которые  дают
не  достоверное,  а  только  вероятное,  или  правдоподобное,  заключение  и
которые поэтому можно назвать не дедуктивным.  Иными  словами,  рассуждения,
основанные на них, помогают ученому искать  истину,  но  не  гарантируют  ее
получение без дополнительного конкретного исследования.
       Для  того  чтобы  отделить  наиболее  правдоподобные  из  выдвигаемых
гипотез, на их формулировку накладываются некоторые ограничения:
гипотеза должна быть  синтаксически  правильно  построенным  и  семантически
осмысленным утверждением внутри некоторого текста;
гипотеза  должна  быть  до  некоторой  степени  обоснованной  предшествующим
знанием или,  в  случае  полной  ее  оригинальности,  по  крайней  мере,  не
противоречить научному знанию;
гипотеза должны быть не только в принципе проверяемой при изменении  знания,
но  и  эмпирически  проверяемой  наличными   методами,   т.е.   она   должна
соответствовать развитию научного инструментария.
      Приведенные  ограничения  являются  необходимыми  и  достаточными  для
квалификации гипотезы как научной,  независимо  от  того,  окажется  ли  она
впоследствии истинной или ложной.
      Научная идея, даже если она истинна, не  возникает  на  пустом  месте.
Для того, чтобы гипотеза  была  принята  к  рассмотрению,  она  должна  быть
связана с имеющимся до  ее появления знанием, и только  в  этом  случае  она
может быть предметом исследования  и  дальнейшей  проверки.  Бесспорно,  что
такого  рода  обоснование  гипотезы  в  предшествующем  знании  не  является
окончательным,  и  для  одних  и  тех  же  гипотез  часто   находят   разные
обоснования.  Однако  этот  факт   свидетельствует   только   о   том,   что
обоснованность гипотезы является  необходимым  условием  ее  приемлемости  –
отсутствие обоснованности дискредитирует  гипотезу  настолько,  что  она  не
может быть предметом дальнейшего обсуждения.
       Степень   обоснованности   гипотезы   может   варьироваться   от   ее
теоретического  выведения   из   наличного   знания   до   соответствия   не
результатам, но общему духу современной науки. Несмотря  на  все  неясности,
связанные с понятием  о  духе  времени,  это  понятие  все-таки  может  быть
полезным для понимания принципов принятия гипотез  и  отказа  от  них.  Так,
обращаясь к общему интеллектуальному климату того или иного  времени,  можно
объяснить,   почему    некоторые    гипотезы    представлялись    совершенно
естественными и очевидными, несмотря на их ложность, в то время  как  другие
предположения, будучи  истинными,  категорически  отвергались.  Гипотезы  не
только  не  появляются  на  пустом  месте,  но   и   оцениваются   в   свете
общекультурного контекста;  их  формулирование,  исследование  или  принятие
составляют один из аспектов развития культуры.
      Таким образом, можно сделать два важных  вывода.  Во-первых,  критерий
связи с наличным знанием носит  двойственный  характер,  является  внутренне
противоречивым с точки зрения прогресса: с одной  стороны,  он  предохраняет
от совершенно безумных идей, обеспечивая одновременно преемственность,  а  с
другой - может вызвать при неоправданном  преувеличении  его  роли  задержку
развития научного знания, делая невозможной  научную  революцию.  Во-вторых,
столь  же  внутренне  противоречивым  и  двойственным  является  и  критерий
соответствия эмпирическим данным: с одной  стороны,  он  представляет  собой
необходимое условие  истинности  и  предохраняет  от  спекуляции,  с  другой
стороны, с его помощью можно оправдать ничем не обоснованные  и  определенно
ложные  гипотезы.  Критерии  обоснованности  и   соответствия   эмпирическим
данным,  рассматриваемые  отдельно  друг  от  друга,  должны  применяться  с
большей осторожностью, если хотят избежать догматического  отрицания  истины
или догматического настаивания на лжи. Наиболее правильным будет учет  обоих
критериев,  совместное  обращение  и  к  обоснованности,  и  к  эмпирической
проверке.
       Гипотезы  присутствуют  на   всех   стадиях   научного   исследования
независимо от его  характера  -  фундаментального  или  прикладного,  однако
наиболее выражено их применение в следующих случаях:
обобщение   и   суммирование   результатов    проведенных    наблюдений    и
экспериментов;
интерпретация полученных обобщений;
обоснование некоторых ранее введенных предположений;
планирование  экспериментов  для  получения  новых   данных   или   проверке
некоторых допущений.
      Гипотезы настолько распространены в науке, что ученые иногда  даже  не
замечают  гипотетического  характера  знания  и   полагают,   что   возможны
исследования  без  предпосылок  в  виде  гипотез.  Однако  это  мнение  явно
ошибочно.  Как  говорилось  выше,   исследование   состоит   в   постановке,
формулировании и  решении  проблемы,  а  каждая  проблема  возникает  только
внутри некоторого предварительного  знания,  содержащего  гипотезы,  и  даже
предпосылка имеет гипотетический характер.
      Рассмотрим основные функции гипотез в науке.
      Во-первых, гипотезы применяются для обобщения  опыта,  суммирования  и
предположительного расширения наличных эмпирических данных.
      Во-вторых, гипотезы могут быть  посылками  дедуктивного  вывода,  т.е.
произвольными   предположениями   гипотетико-дедуктивной   схемы,   рабочими
гипотезами или упрощающими допущениями, принимаемыми даже при сомнении в  их
истинности. Эти гипотезы позволяют перейти от идеальных  объектов  теории  к
опыту и неизбежны  в  той  мере,  в  какой  невозможно  устранить  идеальные
объекты из теории.
      В-третьих,  гипотезы  применяются   для   ориентировки   исследования,
придания  ему  направленного  характера.  Выполняя  эту  функцию,   гипотеза
выступает либо в форме рабочей, либо  в  форме  предварительных  и  неточных
положений программного характера.
      В-четвертых,  гипотезы  используются  для  интерпретации  эмпирических
данных или других гипотез.
      В-пятых, гипотезы могут применять  для  защиты  других  гипотез  перед
лицом новых опытных данных или  выявленного  противоречия  с  уже  имевшимся
ранее знанием.
      Усовершенствование научной догадки, как и ее  выдвижение,  совершается
по  единой  схеме:  "анализ-синтез-проверка".  Циклическое  повторение  этих
шагов приводит к последовательному улучшению  первоначальной  догадки,  пока
не будет  достигнут  результат,  успешно  выдерживающий  другие  проверки  и
дающий удовлетворительное решение проблемы в целом.
      Циклическое повторение анализа  задачи,  синтеза  идеи  решения  и  ее
проверки подготавливает несколькими путями почву для будущего открытия.  Во-
первых, углубляется понимание проблемы  как  за  счет  выявленных  связей  в
структуре исследуемой проблемы, так и за счет привлечения все более  широкой
информации по изучаемому вопросу. Во-вторых,  каждая  относительная  неудача
существенно ограничивает область дальнейших поисков. Пути возможных  решений
в начале исследования определяются опытом решения сходных задач  и  наличной
информацией по исследуемой проблеме. В-третьих,  исчерпав  последовательными
циклами   "анализ-синтез-проверка"   те   походы   к    проблеме,    которые
подсказывались близкими  аналогиями,  идеями  сходных  задач,  исследователь
бывает вынужден обращаться  к  более  сильным  средствам,  к  более  далеким
аналогиям, нестандартным, неожиданным параллелям.



                                 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Проведенное в данной работе исследование сущности понятия «развитие»  с
философской и научной точек зрения было направлено,  в  первую  очередь,  на
осознание  самим  автором  понятия  «развитие».  Таким   образом,   осознано
необходимое условие деятельности любого исследователя: рассмотрение  явления
в его динамике, развитии.
    Адекватная модель процесса научного исследования, результатом  которого
является открытие,  охватывает  стадию  формулирования  и  оценки  проблемы;
открытие, генерирование и обоснование новых научных идей. И  хотя  наука  не
располагает каким-либо безошибочно действующим методом  генерирования  новых
научных идей и  гипотез,  она  располагает  широким  разнообразием  методов,
приемов,  средств  и   способов   рассуждений   как   логического,   так   и
эвристического характера, которые в значительной мере регулируют и  облегают
процесс исследования.
    Научная и  практическая  деятельность  исследователя  тесно  связана  с
научно-производственной активностью с  применением  теоретических  знаний  и
логических средств. На различных этапах  исследований  теоретические  знания
определяют цель, проблему и гипотезу.
    Из проведенного в данной работе исследования можно сделать  однозначный
вывод: интерес к вопросам научного открытия не  утихнет  до  тех  пор,  пока
относительные истины, окружающие нас, не превратятся в абсолютные, что,  как
мне кажется, не произойдет никогда.



                                 ЛИТЕРАТУРА

Краткий философский словарь / Под. ред. А.П. Алексеева М.: Проспект, 1997.
Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. М.: Политиздат, 1988.
Моисеев Н.Н. Алгоритмы развития. М.; Наука, 1987. - 232 с.
Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. - М.: Наука, 1986.
Симонов П.В. Междисциплинарная концепция человека. М.; Знание, 1989.  -  386
с.
6. Філософія. Підручник /  За  загальною  редакцією  Горлача  М.І.,  Кременя
 В.Г., Рибалко В.К. - Харків: Консум, 2000. - 672 с.
Герман Вейль. Математическое мышление. - М.: Наука, 1989, - 682 с.
Спиркин А.Г. Философия: Учебник. - М.: Гардарики, 2000. - 816 с.
Карпович В.Н. Проблема. Гипотеза. Закон. - Новосибирск: Наука, 1980.  -  176
с.
Яковлев В.А. Диалектика творческого процесса в науке. - М.: Наука,  1989.  -
276 с.
Селье Г. От мечты к открытию? Как стать ученым. - М.: Прогресс, 1987. -  383
с.
Методологические проблемы научно-технического творчества.  -  Рига:  Знание,
1984. - 240 с.
-----------------------
Научные проблемы

                                 Предметные

                                 Процедурные

                                Эмпирические

                               Концептуальные

                              Методологические

Оценочные

                   Схема 1. Классификация научных проблем




смотреть на рефераты похожие на "Идея развития в философии и науке "