Культурология

Чиновничество в России. XIX век.


  Как известно, после  1613  года  абсолютно  все  цари  пытались  заставить
русскую аристократию  «работать на государство»,  -  служить.  Но  чаще  это
заканчивалось неудачей и постепенно росли противоречия между жившей  в  свое
удовольствие  родовитой  аристократией  и  «выскочками»,  которые   получили
звание и титул выслугой. И лишь после Петра I  можно  говорить  о  появлении
особого служилого сословия – дворян.
  Со временем обедневшие аристократы шли к государю в  услужение,  и  вскоре
уже все дворяне обязаны были служить  во  благо  отечества.  Вообще,  служба
вообще ранее рассматривалась прежде всего как военная служба.  И  именно  за
военную службу ранее давались именья, титулы, звания… Гражданская  служба  –
работа в канцелярии до реформ Петра  целиком  была  на  дьяках  и  подьячих.
Церковь была огромной частью государственного аппарата. С увеличением  числа
образованных  граждан  не  духовного  чина  и   было   связано   становление
чиновничества как такового вообще.
  Я  считаю  своей  задачей  освещение  прежде  всего  светского  столичного
чиновничества, так как  по  моему  мнению  оно  представляется  классическим
образцом, эталоном служилого класса на государевой службе. Но,  естественно,
без сравнения столичного и провинциального чиновничества мой  рассказ  будет
не полон.

Есть достаточно много работ, посвященных проблемам самодержавия и  различных
аспектов  жизни  дворянства,  в  которых  имеются   некоторые   сведения   о
российском чиновничестве в XIX веке.
    Чиновничество в этих работах предстает  как  отдельная  каста,  которая
самым непосредственным образом  влияла  на  решение  вопросов  внутренней  и
внешней политики.
    В основном эти работы относятся к 1960-1970-м годам, так что  сведения,
содержащиеся  в  них,  возможно,  могли  быть  отражены  не  совсем   верно.
Негативные моменты могли быть преувеличены, а положительные преуменьшены.
    В  своей  книге  «Российское  самодержавие  в  конце  XIX  века»   П.А.
Зайончковский обращался к вопросу о сословном происхождении и  имущественном
положении высшей бюрократии, то есть лиц, занимавших  руководящие  должности
в государственном управлении. А в  работе  «Кризис  самодержавия  на  рубеже
1870-1880 годов» указывает, что одной из  первых  мер  были  предложения  по
очищению   государственного   аппарата   от   различных   «либеральствующих»
элементов,  позволяющих  себе  критику   правительства.   Это   говорило   о
непопулярности  правительственной  политики  и   об   отношении   к   лицам,
осуществляющим эту политику.
    В свою очередь  Ю.Б. Соловьев в  книге  «Самодержавие  и  дворянство  в
конце XIX века» показывал малую приспособленность аппарата  самодержавия  не
только по своему устройству, но  и  по  принципу  действия  для  быстрого  и
оперативного решения проблем, которыми ему приходилось заниматься и  которые
его не занимали. Во всем сказывался мелкочиновничий подход,  повсюду  давали
себя знать гипертрофированный бюрократизм, безразличие к делу.
    В  статье  А.П.  Корелина  «Российское  дворянство  и   его   сословная
организация   (1901-1904   гг.)»   показаны   через    призму    дворянского
корпоративного устройства основные тенденции  эволюции  высшего  российского
сословия и форм его классовой организации в период  от  падения  крепостного
права до начала первой русской революции.
    Таким  образом  в  своей  работе  я  постарался   использовать   труды,
посвященные как чиновничеству вообще, так и отдельным аспектам  их  жизни  и
деятельности.
    Изучение состояния государственного аппарата России, особенно категории
лиц,  обслуживавших  нужды  государства,  начиная  от  высшей  бюрократии  и
заканчивая  рядовыми  полицейскими   или   низшими   служителями   различных
ведомств, имеет бесспорно большое научное значение.
    Высшее  и  среднее  звено  государственного   аппарата   представляется
чиновничеством, то есть  лицами,  состоящими  на  государственной  службе  и
имеющими классный чин.
    В понятие «чиновничество» включается собственно чиновничество, то  есть
лица,  имеющие  классный  чин  и  состоящие  на  службе  в   государственных
учреждениях,  а  также  канцелярские   служители,   занимающие   аналогичное
положение в правительственном аппарате и  впоследствии  получавшие  классный
чин, также служители церкви, так как  церковь  являлась  долго  неотъемлемой
частью государственного аппарата.
    К этому понятию в широком понимании слова  можно  отнести  и  некоторые
категории лиц, не состоявших на  государственной  службе.  К  ним  относятся
лица,  служившие  по   выборам   в   органах   крестьянского   общественного
управления, выполнявшего прямые полицейские функции, а также члены земств  и
городских органов общественного  управления,  коль  скоро  и  они,  хотя  бы
частично, выполняли те или иные государственные задания.
      Многолетние труды русских историков подтверждают, что немалое  влияние
на вопросы внутренней политики оказывали чиновники.
      Издание в 1722 году  закона,  вводившего  Табель  о  рангах,  положило
начало образованию в России  чиновничества  как  особой  группы,  наделенной
рядом прав и преимуществ.  Собственно,  введение  Табели  о  рангах  явилось
своеобразным развитием закона 1682 года об уничтожении местничества.  Отныне
основной путь получения дворянского звания  лежал  через  службу.  Именно  с
этого момента фактически появляется наряду с поместным служилое  дворянство,
которое с каждым годом увеличивается.
      Табель гражданских чинов устанавливал  14  классов,  соответствовавших
определенным должностям, однако со временем это  соответствие  все  более  и
более нарушалось.
      С  введением  Табели  занятие  любой  классной  должности  в   системе
государственных учреждений становилось  невозможным,  если  данное  лицо  не
являлось чиновником. Для  должностей,  стоявших  на  самых  низших  ступенях
служебной  лестницы,   игравших   «техническую»   роль,   -   канцеляристов,
подканцеляристов,  копиистов  и  т.д.  -  создавался  специальный   институт
канцелярских служителей. Институт канцелярских служителей являлся  начальной
ступенью чиновной службы,  через  которую  должна  была  проходить  основная
масса будущих  чиновников.  При  этом  продолжительность  пребывания  в  ней
определяло происхождение и образование.
      Поступление на  службу  в  гражданское  ведомство  определялось  тремя
условиями: сословным происхождением, возрастом, уровнем знаний.1  Во  второй
статье  указа  говорилось,  что  различие  вероисповедания  или  племени  не
препятствует определению на службу.  В  последующих  изданиях  1842  и  1857
годов имеются указания, что евреи, окончившие  российские  университеты  или
академии и получившие степень доктора, могут вступать в учебную  службу,  но
не иначе как с высочайшего разрешения.) По «праву происхождения» вступать  в
гражданскую службу разрешалось: детям потомственных и личных  дворян,  детям
священников и диаконов как православного, так и униатского  вероисповедания,
а также детям протестантских пасторов и купцов первой гильдии.  Помимо  этих
категорий разрешалось поступать на службу  детям  приказных  служителей,  не
имевших чина, а также детям  придворных  служителей,  почтальонов  и  других
низших почтовых служителей, мастеров и подмастерьев фабрик и заводов, «но  с
тем  ограничением,  что  первые  могут  быть  определены  только  на   места
Придворного ведомства, дети почтовых служителей - по Почтовому ведомству,  а
последние по ведомству Кабинета  и  Департамента  уделов».2   Все  остальные
категории населения, как  указывалось  в  пятом  пункте   «Устава  о  службе
гражданской», не могут  поступать  на  службу.  Однако  в  следующем  пункте
говорилось:  «Запрещение,  в  пятой  статье   поставленное,   остается   без
действия, и лица, в оном означенные, получают право вступать  в  гражданскую
службу: 1) когда кто из них по месту воспитания своего приобретет  право  на
классный чин или вообще окончит курс учения в таком заведении,  из  которого
на основании сего устава дозволено принимать в службу независимо от  рода  и
знания; 2) когда кто приобретет порядком, для сего узаконенным,  ученую  или
академическую степень».3
      Таким образом, сословные рамки несколько расширялись, т.к.  по  уставу
1804 года доступ  в  университеты  был  открыт  для  лиц  всех  сословий,  а
следующий устав 1835 года хотя и ставил своей задачей  сделать  университеты
доступными  в  основном  для  детей  дворян,  но  не  устанавливал   прямого
запрещения  для  поступления  в  них  лиц  других  сословий,   кроме   детей
крепостных.
      Но надо заметить, что даже в наиболее реакционное время (конец 40-х  -
начало 50-х годов) многие студенты не принадлежали к  дворянскому  сословию.
И данные по факультетам Московского университета  -  юридическому  (наиболее
аристократическому  по   составу)   и   историко-филологическому   (наиболее
демократическому) подтверждают это.

                         Юридический факультет (в %)

|Сословия                         |1847г. |1856г. |
|Потомственные дворяне            |59,4   |68,2   |
|Дети чиновников, обер-офицеров,  |16,2   |14,8   |
|духовенства                      |       |       |
|Разночинцы                       |15,6   |11,7   |
|Иностранцы и лица, сословная     |9,5    |5,2    |
|принадлежность которых не        |       |       |
|установлена                      |       |       |



                         Историко-филологический ф-т

|Сословия                         |1847г. |1856г. |
|Потомственные дворяне            |35,4   |41,2   |
|Дети чиновников, обер-офицеров,  |27,5   |41,2   |
|духовенства                      |       |       |
|Разночинцы                       |26,3   |11,2   |
|Иностранцы и лица, сословная     |10,8   |6,4    |
|принадлежность которых не        |       |       |
|установлена                      |       |       |


      Если учесть, что дети чиновников - это дети чиновников низших  рангов,
а обер-офицерские дети - дети солдат выслужившихся  в  офицеры,  то  процент
разночинцев будет выше.
      Вообще, особенно  в  начале  века,  гражданская  служба  у  дворян  не
считалась почетной. Так, автор книги, посвященной  столетию  государственной
канцелярии, по этому поводу писал:  «В  понятиях  того  времени  гражданская
служба вообще не пользовалась  особенным  сочувствием,  клички  «приказный»,
«чернильная душа», «крапивное семя» и т.п., бывшие в общем  употреблении  со
времен   Сумарокова    и    Фонвизина,    наглядно    свидетельствовали    о
пренебрежительном отношении  к  людям,  которым,  однако,  вверялись  важные
государственные дела. Для дворянина вступление в ряды  чиновников  считалось
неуместным,  и  взгляд   этот   поддерживался   иногда   указаниями   высших
правительственных лиц.».
      Не располагая точными данными о сословном составе чиновничества, можно
составить некоторое представление по сведениям о привлекавшихся к  уголовной
ответственности за должностные преступления чиновниках. Так, за  19  лет,  с
1841 по 1859 год, было привлечено палатами уголовного  суда  и  «равными  им
местами» 78496 чиновников4, принадлежащим к самым низшим классам  -  от  XIV
до VIII. По сословной принадлежности они подразделялись на следующие  группы
(в %):

потомственные дворяне............17,3
дети личных дворян...............18,0
дети духовенства................ 3,4
дети купечества..................7,4
дети разночинцев.................53,9

      Другая категория  чиновников,  привлекавшихся  к  ответственности   по
должностным  преступлениям,  судилась  в  уголовных  департаментах   Сената.
Следовательно, как правило, чины VIII-V классов судились в Сенате.  Лица  же
IV-II классов привлекались к суду в редчайших случаях.5
      Число чиновников, привлеченных Сенатом за те  же  19  лет,  составляло
13481 человек6. По принадлежностям к сословиям они распределялись  следующим
образом (в %):
потомственные дворяне...............19,6
дети личных дворян.....……...........40,3
дети духовенства....................6,2
дети купцов.........................8,3
дети разночинцев....................25,3

      Проанализировав эти данные можно увидеть, что процент  личных  дворян,
т.е. потомственных чиновников, значительно  возрастает.  С  другой  стороны,
резко  уменьшается  число  разночинцев.  Это  свидетельствует  о  том,   что
чиновники из этой категории не достигали чинов VIII-V классов.
      В начале века уровень образования  чиновников был крайне  низким,  что
прежде всего, являлось следствием отсутствия сети учебных заведений.  Только
в  1804  году  была  создана  система  высших,  средних  и  низших   учебных
заведений: университеты, губернские гимназии  и  уездные  училища.  Основным
видом  образования  было  домашнее,  весьма  и   весьма   разнообразное,   в
большинстве  своем  сводящееся  к  знанию  грамматики   и   четырех   правил
арифметики.
      В  результате  появился  указ  6  августа  1809   года   «О   правилах
производства в чины по гражданской службе  и  об  испытаниях  в  науках  для
производства в коллежские асессоры и статские советники».
      Тут  же  проводилась  программа   испытаний,   которым   должны   были
подвергнуться  чиновники.  Она  состояла   из   четырех   разделов:   «Науки
словесные», «Правоведение», «Науки исторические» и «Науки  математические  и
физические». Требования  эти,  за  исключением  раздела  «Правоведение»,  не
превышали объема знаний  уездных  училищ,  если  не  принимать  во  внимание
требование  переводить  с  одного  из  иностранных  языков.   Программа   по
правоведению требовала основательного познания «права  естественного,  права
римского и права частного гражданского  с  приложением  сего  к  российскому
законодательству». Объем знаний по математике и  физике  был  минимален,  он
включал в себя знания «по крайней мере начальных оснований математики,  как-
то арифметики с геометрией, и общие сведения в общих частях физики»7.
      Экзамены  должны  были  проводиться  особой  комиссией,  состоящей  из
ректора университета и трех профессоров. В летнее время, с мая  по  октябрь,
как указывалось в законе, должны  были  организовываться  при  университетах
курсы для подготовки чиновников к указанным предметам.
      Указ 6 августа 1809 года вызвал буквально ужас у чиновничества и лютую
ненависть к Сперанскому. Законом об  экзаменах  на  чин  были  недовольны  и
широкие круги дворянства.
      В 1834 году было издано «Положение о порядке производства  в  чины  по
гражданской службе», подразделявшее всех чиновников по  образованию  на  три
разряда: а) лиц с высшим образованием, б) со  средним,  в)  лиц,  окончивших
низшие учебные заведения либо  получивших  образование  на  дому.  Последним
предоставлялась  возможность  приобрести  права  I  и  II   разрядов,   сдав
соответствующие экзамены. Для каждого из разрядов устанавливались  различные
сроки производства в чины.
      Такой   порядок   существовал   до   1856   года,   когда   вопрос   о
чинопроизводства был  пересмотрен.  В  этом  году  большинство  Департамента
законов решительно высказались за ликвидацию преимуществ при производстве  в
чин для лиц, получивших образование.  Они  указывали,  что  «Положение  1834
года, может быть полезное в свое время, оказывается ныне анахронизмом…».
      По образованию чиновники низших классов (X-XIV) в процентном отношении
составляли:

I разряд (высшее образование).......3,2
II разряд (среднее).................11,3
III разряд (низшее).................85,5

      Говоря о чиновничестве нельзя не отметить,  что  в  XIX  веке  условия
материальной жизни основной массы чиновничества, за исключением  высшей  его
группы, были крайне тяжелыми.
      Рассмотрим  некоторые  данные  «Общего  штата  губернских  и   уездных
присутственных мест», установленного в 1800 году для 35 губерний  I  разряда
и  7  губерний  II   разряда   (   Петербургской,   Литовской,   Выборгской,
Курляндской, Эстляндской, Лифляндской,  и  Иркутской  ).  В  этих  губерниях
устанавливался повышенный оклад. Так, начальники губерний, относящихся  к  I
разряду получали 1800 рублей жалования и 1200 рублей столовых, а II  разряда
- 2250 рублей жалования и 1800 рублей столовых.  Оклады  рядовых  чиновников
представляли собой следующее  ( в рублях ):



                          По губернским учреждениям

|Должность                        |по I   |По II   |
|                                 |раз.   |раз.    |
|Советник IV класса (т.е.         |600    |750     |
|коллежский советник)             |       |        |
|Губернский прокурор              |600    |750     |
|Асессор VIII класса (т.е.        |300    |450     |
|коллежский асессор)              |       |        |
|Секретари в губернском правлении |250    |450     |
|и в губернских палатах           |       |        |



                           По уездным учреждениям

|Должность                        |по I   |по II   |
|                                 |раз.   |раз.    |
|Исправник (IX класса титулярный  |250    |375     |
|советник)                        |       |        |
|Уездный судья (VIII класса       |300    |450     |
|коллежский асессор)              |       |        |
|Уездный судья (IX класса)        |250    |375     |
|Уездный доктор                   |300    |400     |
|Уездный землемер                 |300    |400     |
|Уездный лекарь                   |140    |180     |
|Лекарский помощник (подлекарь -  |60     |90      |
|фельдшер)                        |       |        |

      Эти  данные,  относящиеся,  за  исключением  лекарского  помощника,  в
основном к представителям среднего чиновничества от IV класса  (губернаторы)
до IX класса, показывают разницу их содержания.
      Чтобы показать уровень жизни чиновников, недостаточно привести  данные
об окладах содержания, важно знать и размер их бюджета.
      Так, примерный бюджет  столичных  чиновников-аристократов  представлял
собой расходную часть - 1100-1300 рублей, а доходную -  1300-1500  рублей  в
месяц. Такие бюджеты не типичны, но представляют бесспорный интерес с  точки
зрения ознакомления с условиями  жизни  обеспеченного  чиновничества.  Более
типичным является бюджет, где расходная часть - 25-30 рублей, а  доходная  -
260 рублей в месяц. Это бюджет чиновника не бедствующего, но живущего  очень
скромно. Основной  статьей  расходов  здесь  является  оплата  за  квартиру,
представляющую  собой   каморку  за   перегородкой   со   всеми   удобствами
(отоплением и освещением).
      В пореформенный период  наблюдается  повышение  содержания  чиновников
высших  и  центральных  учреждений.  Так,  например,  Сергей  Юльевич  Витте
получал 22 тысячи рублей8.
      Многие из чиновников, в основном чины с VIII и  выше,  владели  какой-
либо собственностью.
      Не за все года XIX века есть точные данные о количестве чиновников,  а
те которые есть составлены на основе данных С.М. Троицкого.  Он  подразделял
эти данные на четыре разряда. К первому из них  он  относил  чиновников  I-V
классов, ко второму -  VI-VIII классов,  к  третьему  -  IX-XIV  классов  и,
наконец,  к  четвертому  -   канцелярских   служителей   различных   классов
(канцеляристов, подканцеляристов, копиистов и т.п.).
      В государственных и дворцовых учреждениях в середине 50-х годов  XVIII
века состояло: по первому разряду - 145, по второму -  562,  по  третьему  -
1344 и по четвертому - 3328 человек,  или  всего  5379  чиновников9.Примерно
такое же количество чиновников, как и в  середине  50-х  годов  XVIII  века,
оставалось и в начале XIX века.
      О численности чиновников в середине века, вернее с 1847 по  1857  год,
существуют точные данные, сохранившиеся в фонде Инспекторского  департамента
гражданского ведомства.  В  1847  году  число  чиновников  составляло  61548
человек. К I классу принадлежал 1 человек, ко II - 40, к III - 166, к  IV  -
484, к V - 1100, к VI - 1621, к VII - 2588,к VIII - 4671 и к IX-XIV -  50877
человек.
      На  протяжении  11  лет  существования   Инспекторского   департамента
численность чиновников росла из года в год,  достигнув  к  1857  году  86066
человек.
      Такой бурный рост количества  чиновников  опережал  рост  населения  в
стране. Таким образом государственный аппарат  в XIX веке рос примерно  в  3
раза быстрее, чем население.
      Имели чиновники и свою  форменную  одежду.  Но  гражданская  форменная
одежда,  установленная  реформой   1834   года,   «отличалась   значительной
вычурностью» и «представляла большие  затруднения  для  ношения».  Сразу  же
после своего воцарения Александр II заменяет  мундиры  французского  образца
полукафтанами, активнее стали носить в это  время  также  фраки  и  сюртуки.
Девизом мундирной реформы 1855-1856  годов  стало  «упрощение  и  удобство».
«Большая  часть  чиновников  с  такой  благодарностью   приняла   дарованные
удобства, как будто давно их ожидала», - говорилось в отчете  Канцелярии  за
1855 год.
      Начальным актом реформы стало утверждение Александром II 9 апреля 1855
года рисунка гражданского вицмундирного полукафтана –  с  полной  юбкой   и
продольными внутренними карманами по сторонам заднего разреза. При этом  он
собственноручно  подрисовал  обшлага:  из  круглых  они  стали  разрезными,
расклешенными10.
      8 марта 1856 года принимается очередное решение по развитию  мундирной
реформы. Согласно утвержденному Александром II «Описанию изменениям в форме
одежды  чинов  гражданского  ведомства…»,  парадные  мундиры  первых   трех
разрядов заменялись полукафтанами. Ранее  установленные  пять  форм  одежды
сохранялись.
      Хотя в результате реформы 1855-1856 годов  гражданские  мундиры  стали
более практичными, сама их система не приобрела простоты.
      Система мундиров еще более усложнялась тем,  что  для  государственных
служащих,  не  имевших  чинов   и   не   занимавших   классных   должностей
устанавливались специальные формы одежды.
      Но все же правильный выбор форменной  одежды (кроме  повседневной)  во
многих случаях оказывался настолько  сложным,  что  требовал  от  чиновников
обращения к тексту законов или совету более опытных сослуживцев.
      Данные о положении, численности, составе и внешнем виде  чиновничества
в  XIX веке дают возможность сделать некоторые выводы.
      Государственный аппарат на протяжении   XIX  века  чрезвычайно  вырос.
Число чиновников с учетом роста населения увеличилось почти в 7 раз.  Отсюда
можно сделать  вывод  о  том,  что  государственные  расходы  на  содержание
различных  чиновников  сильно  выросли,  но  не  только  из-за    увеличения
численности, но и из-за увеличения  выплат  чиновникам  и  постоянной  смены
форменной одежды.
      Анализ  сословного  состава  чиновничества  указывает,   что   процент
потомственных  дворян  среди  чиновников  был  невелик  -  около   20.   Это
свидетельствовало о  пренебрежительном  отношении  поместного  дворянства  к
государственной службе вообще и  к  гражданской  в  особенности.  По  данным
Министерства внутренних  дел,  в  конце  40-х  годов  около  половины  всего
дворянства (48%) - 122436 человек из 253068 - «никогда не бывали ни в  какой
службе».
      Учреждение  Табели  о  рангах  приводит  к  образованию  нового   типа
потомственного дворянства - служилого, которое к  середине  века  составляло
более половины дворян - 148685 из 253068 человек.
      Итак, а что же в частности? Ведь за этой  «сухой»  статистикой  стояли
тысячи человеческих душ… Попробуем воссоздать образ чиновника  классического
типа, и конечно же понять его особенности в сравнении.
      Для начала напишем портрет чиновника середины XIХ века.
   "В России все чиновники живут, задрав рыло  кверху"  —  эта  вышедшая  из
круга   радикальной   интеллигенции   характеристика    подобной    системы
справедлива, очевидно, не только для России прошедших времен. В самом деле:
сверху назначают, сверху награждают,  сверху  распекают…  От  тех  же,  кто
находится внизу, кем, собственно, и приходится управлять, чиновничья судьба
практически не зависит."11
Чиновник высокого ранга осознавал что он выше всех остальных, потому  и  вел
себя соответственно… Лишь императору был он подотчетен. Одежда на  нем  тоже
выглядела безупречно – сказывались  частые  выходы  в  общество,  общение  с
императором каждодневно. Обладал он повелительным голосом, был беспощаден  к
ошибкам подчиненных, но пред императором он отвечал с  дрожью  в  голосе,  и
осознавал, что именно от государя зависит его  положение.  Чиновник  высшего
ранга был уж в годах, он выслужил свою должность, седой  или  с  лысиной,  с
хитрым, вкрадчивым взглядом. Форма на  нем  туго  сидела  и  воротничок  был
постоянно расстегнут, но не при визитах  к  государю.  Он  знает,  что  указ
государя нужно  исполнить  безотлагательно,  но  также  знает  что  поручить
исполнение и надзор он может  своему  ответственному  секретарю.  В  крайнем
случае он может лишь поинтересоваться результатами.  Чиновник  такого  ранга
уже не спешил за новой должностью, зная что выше он уже подняться не  сможет
и потому всячески давил своих противников на  ступенях  служебной  лестницы.
Но он все же знал, что долго продержаться  на  этой  должности  без  радости
государя от его заслуг он не сможет и потому все время либо подыскивал  себе
теплое место к пенсии, либо старался брать взятки,  чем  впрочем  он  вскоре
заслужит немилость государя и будет сослан к  себе  в  именье,  которое  ему
подарил богатый промышленник за  то,  что  чиновник  помог  ему  когда-то  в
получении разрешения от государя на строительство очередного заводика.
  Чиновничество  было  неоднородно.  На  одном  полюсе  находилась  чиновная
знать,  сила  и  влияние  которой  при  Николае   I   чрезвычайно   выросли.
Самодержавие видело в ней для себя надежную опору.  Ознакомьтесь  с  мнением
А. де Кюстина о чиновной знати: "Можете  ли  вы  представить  себе  безумную
погоню за отличиями, явное и тайное соперничество, все страсти,  проявляемые
на войне, существующие постоянно во все времена мира?"
      На другом полюсе находились мелкие чиновники, о которых  вы  составили
представление  на   уроках   литературы,   изучая   повести   А.С.   Пушкина
"Станционный смотритель", Н.В. Гоголя "Шинель".
А вот мнение И. С. Аксакова о провинциальных чиновниках:  «Что  за  ужасная,
губительная  язва  -  чиновнический  клан,  особенно  мелких  канцеляристов-
писцов! <...> Получает два целковых в месяц, ни  к  чему  на  службе,  кроме
переписывания, не способен, женат,  имеет  полдюжины  детей  и  мошенничает.
<...> Всякий выгнанный семинарист лезет в чиновники"12».
      Многое о человеке могут рассказать выражение  лица,  манера  говорить,
общаться  с   близкими,   одеваться…   Психологи   называют   такие   знания
невербальными…13 Вглядимся в лица чиновников. Как мы живем, такие  у  нас  и
лица. На одних  -  покорность  судьбе,  на  других  -  вызов.  Лица  робкие,
угасшие,  испуганные  -  они  привычнее…  «Чиновник  …   низенького   роста,
несколько рябоват, несколько даже на вид подслеповат,  с  небольшой  лысиной
на лбу, с морщинами по обеим сторонам щек. Он, видно, так и родился на  свет
уже совершенно готовым, в вицмундире и с лысиной  на  голове…  Он  не  думал
вовсе о своем платье: у него был не зеленый,  а  какого-то  рыжевато-мучного
цвета вицмундир. Воротничок на нем был  узенький,  низенький,  так  что  шея
его, несмотря на то что  не  была  длинна,  выходя  из  воротника,  казалась
необыкновенно длинною... И всегда что-нибудь да прилипало к его  вицмундиру:
или сенца кусочек или какая-нибудь ниточка.»14.
      Таков был типаж чиновника низкого ранга. Этот  наверняка  ни  разу  не
был во дворце, на приеме у императора, а если чиновник  этот  –  провинциал,
то не был он и в столице наверно ни разу. Его мечтой скорее  был  удобный  и
теплый кабинет, и полное отсутствие ревизий, хорошее жалование  (ну  конечно
о жаловании чиновника высшего ранга он ничего и не слышал,  а  если  слышал,
то знал что ему никогда такового платить не будут). А его склонность  всегда
брать взятки объяснялась не столько нуждой в том,  что  приносили  (ну  если
какой-нибудь зажиточный  крестьянин  принесет  ему  копчености  или  большой
кусок  сала,  бутыль  самогона  он   всегда   был   рад),   сколько   нуждой
почувствовать свою значимость, значимость своей должности.

                                 Заключение


   Уж  сколько  лет  в  России  существует   система   канцелярий,   аппарат
чиновничества, уж сколько  раз  он  перестраивался,  но  никогда  при  новой
перестройке   государственного   аппарата   никто   не   учитывал   органику
государственной  машины.  Как  я  уже  упоминал  в  начале,  государственный
аппарат – это не бездушный робот, идеально выполняющий все (между прочем из-
за идеализированности состояния аппарата управления, устранения  со  стороны
правителя  строгого  контроля,  уже  много  раз  в  России  наступал  развал
функционирования данной системы), а тысячи живых душ, органическая  цепь.  И
как показал опыт правления Николая I, если к системе применяются  репрессии,
то и система будет беспощадна к тем, кто стоит  ниже,  к  населению  страны.
Это, впрочем, доказала и система правления большевиков с 1917 по 1939  года.

  Влиял на состояние государственного аппарата еще и тот факт, что каков  бы
ни был правитель и его политическая программа, в  его  концепцию  не  входит
тщательная разработка системы  функционирования  государственного  аппарата.
Только редкие царственные мужи занимались делом функционирования системы,  и
то постоянного внимания уделить наладке системы управления они не могли.
                                   Сноски:

[?] Корелин А.П.  Российское  дворянство  и  его  сословная  организация  //
История СССР. 1971. №5.

2 Там же.

3 Там же.

4 Зайончковский П.А. Российское самодержавие в конце XIX века. М., 1970

5 Зайончковский П.А. Российское самодержавие в конце XIX века. М., 1970

6 Там же.

7 Ерошкин Е.П. История государственных  учреждений  дореволюционной  России.
Изд. 2-е., -М., 1976. 346 с.

8 Зайончковский П.А. Кризис самодержавия на рубеже 1870-1880 годов. М.,
1970.

9  Троицкий  С.М.  Русский  абсолютизм  и  дворянство  в  XVIII-XIX   веках.
Формирование бюрократии, - М., 1974. с.173.

10 Шепелев Л.Е. Шляпа должна быть с галуном // Родина. 1996. №7. С. 49-52.


11Левандовский   А.А. Самоуправление в контексте самовластья.//3нание —
сила. —1992. — № 2. — С. 64.

12Аксаков И.С. Письма из провинции. - М., 1991. - С. 196.
13Вербальный (лат. verbalis) - устный, словесный.
14Гоголь Н.В. Полн.собр.соч. - М, 1938. - Т.З. - С. 144-145.



смотреть на рефераты похожие на "Чиновничество в России. XIX век. "