Экономика

Особенности экономического развития Японии в 70-80-е годы 20 века



                                  Введение.


      В  российской  экономике  наступил  период  неустойчивого  равновесия.
Необходимы  новые,  нестандартные  решения,  способные  вызвать   в   стране
оживление и экономический рост. Уже намечены некоторые  необходимые  шаги  в
направлении  к  новой  модели:  это  приоритет  развития  реального  сектора
экономики,   активная   (возможно,   косвенная)   государственная   роль   в
стимулировании частных  инвестиций,  рациональный  патернализм  в  отношении
отечественного    бизнеса.    Эти,    ставшие    бесспорными,     результаты
"постлиберального" прозрения необходимо  "приложить"  к  модели,  в  которой
ресурсы  отраслей,  регионов,   интеллектуальный   потенциал,   значительные
масштабы рынка сочетались бы таким образом, чтобы  вновь  заработал  маховик
экономического движения к росту.
      Экономический рост - это подтверждает опыт многих  стран  -  результат
правильно  избранной  инвестиционной  политики.  Главное  в  ней   -   четко
расставленные инвестиционные приоритеты, которые при значительных  факторных
ограничениях позволяют наиболее эффективно использовать  имеющиеся  ресурсы.
И дело здесь не столько в возможности масштабных финансовых вливаний -  даже
это  ограничение  можно  преодолеть  за  счет  маневренности  и  гибкости  в
управлении инвестиционным процессом. Важно определить  те  направления,  где
инвестиции могут  иметь  максимальную  производительность  и  создать  такие
условия,   чтобы   эта   цель   достигалась   с   высокой    эффективностью.
Административное  руководство  со   стороны   государства   необходимо   при
определении стратегических целей развития экономики страны на том  или  ином
этапе. Но механизмом, наиболее эффективно реализующим данные цели,  является
частная инициатива (или инициатива частных инвесторов). Зарубежный  опыт,  и
прежде всего опыт Японии, позволяет рассмотреть проблему инвестиций.
      В послевоенный период ситуация в экономике Японии во многом напоминала
Россию в  период  после  либеральных  реформ.  Маленькая  островная  страна,
оказалась  перед  лицом  разрухи,  вызванной   демилитаризацией   экономики,
разрушением флота, огромной безработицей. Негде было  взять  ресурсы,  чтобы
накормить 110-миллионное население и  не  сорваться  в  пропасть  социально-
политических потрясений. Об экономическом росте не было и  речи  -  западные
эксперты утверждали, что Япония  навсегда  останется  мировой  экономической
окраиной.



                  Глава 1. Становление современной Японии.


      На данный момент, экономика Японии – вторая  по  объему  ВВП  в  мире.
Уникальность географического положения  во  многом  обусловило  историческую
замкнутость Японии и своеобразный островной менталитет  ее  жителей.  Запасы
полезных ископаемых чрезвычайно скудны. Сколь  либо  заметной  хозяйственное
значение имеют лишь известняк, сера и каменный  уголь.  Сельскохозяйственные
угодья более чем скромные - 13% всех земель пригодны для обработки.  Что  же
касается ресурсов мирового  океана,  то  здесь  позиции  Японии  куда  более
благоприятные - страна является одним из крупнейших  в  мире  производителей
рыбы и морепродуктов. Немаловажную  роль  в  экономическом  развитии  страны
сыграла ее национальная специфика. Япония  была  изолирована  от  Европы,  и
наибольшее влияние на нее оказывали древние восточные  цивилизации  Китая  и
Кореи.  Длительное  время  страна  сохраняла  черты  феодализма,  и   только
буржуазная революция 1868 - 1912 гг. привела к  развитию  военно-феодального
капитализма, во главе которого стояло сильное государство.  Подобная  модель
развития  толкала  Японию  к  укреплению  военно-политического  положения  в
Азиатско-Тихоокеанском регионе. Япония неоднократно  участвовала  в  военных
действиях, но как правило, обычно терпела поражение,  что  развивало  у  нее
определенный комплекс неполноценности.  Неслучайно,  что  Япония  стремилась
освободиться от своих комплексов.

      Ключ к пониманию успехов в современном экономическом  развитии  Японии
можно  обнаружить  в  особенностях  ее  послевоенного  развития.  Япония   -
достаточно консервативная страна, в современной истории  она  менялась  лишь
дважды. Первый раз в ходе буржуазной революции конца 19  в.,  ознаменовавший
переход от феодализма к капитализму. Вторая перемена  связана  с  поражением
страны во второй  Мировой  войне,  когда  для  выхода  экономики  страны  из
коллапса потребовалась  жесткая  вертикаль  современного  администрирования,
украшенная декоративным демократизмом. Послевоенные преобразования в  Японии
не были добровольными, они проводились под давлением  внешних  и  внутренних
факторов. Примерно треть своего промышленного потенциала страна  потеряла  в
ходе военных действий, уровень  безработицы  был  чрезвычайно  высок,  поток
беженцев захлестнул практически всю территорию страны, свирепствовали  голод
и инфляция, существовал тотальный дефицит практически всего.  Была  сломлена
национальная гордость японцев: страна потерпела поражение в  войне,  на  нее
были  сброшены  атомные  бомбы,  введены  оккупационные  войска  США.   Итак
стартовые условия превращения Японии  в  "страну  восходящего  солнца"  были
весьма тяжелыми, но не уникальными: в таком же положении были и  Германия  и
СССР.

      Фактически японские  реформы  разрабатывались  ведущими  американскими
профессорами-экономистами и практическими специалистами, а на месте  реформы
проводил генерал Дуглас Макартур. Американский журнал "Management Review"  в
1988 г. назвал решение Макартура  по  восстановлению  послевоенной  японской
экономики на 49 место среди 75  лучших  управленческих  решений,  когда-либо
принятых за всю историю человечества. Целью реформ было построение в  Японии
демократического общества, разоружение бывшего агрессора. В  первую  очередь
была  проведена  финансовая  стабилизация,  в  рамках  которой   оказывалась
американская  финансовая  помощь,  поставлялись  горючее,  продовольствие  и
медикаменты. Все гуманитарные товары продавались  за  деньги,  а  полученная
выручка   шла   на   финансирование   сельского   хозяйства.   Воровство   и
разбазаривание средств пресекались оккупационными  властями.  Уже  через  10
лет  Япония  смогла  полностью  расплатиться  с  США  за  оказанную  помощь.
Приоритетом экономических реформ стала не финансовая стабилизация, а  подъем
производства. Оставшиеся военные заводы  были  демонтированы  под  контролем
войск США. Конверсия была  оформлена  законодательно:  согласно  конституции
Японии не разрешается  иметь  военные  расходы  свыше  1%  ВВП,  запрещается
ввозить,  иметь  и  хранить  ядерное   оружие.   Подобные   запреты   только
способствовали лидерству Японии  в  гражданских  технологиях  и  гражданской
промышленности: в то время как сверх державы  истощали  свои  силы  в  гонке
вооружений, Япония занимала нишу  за  нишей  на  мировом  рынке  гражданской
продукции. Далее в  экономике  был  преодолен  хозяйственный  коллапс.  Были
проведены следующие мероприятия:
    . введена процедура банкротств, реорганизация и ликвидация компаний,
    . восстановление контроля над ключевыми отраслями экономики,
    . жесткий контроль за уровнем цен и заработной платы.

      Данные преобразования проводились в условиях жесткой дисциплины,  даже
диктатуры:   саботажники   штрафовались,   даже    подвергались    тюремному
заключению,  их   имущество   конфисковывалось.   Одновременно   запускались
конверсионные предприятия,  заводы,  остановленные  в  довоенный  и  военный
периоды. Была проведена  земельная  реформа:  около  80%  всех  земель  были
отобраны у бывших владельцев-помещиков и проданы  крестьянам  по  достаточно
низким ценам. Таким образом было создано массовое фермерское производство  и
через два года был преодолен продовольственный кризис. Не менее  радикальной
реформой стала для Японии демонополизация экономики. Всего за два года  была
проведена крупнейшая в мировой истории операция  по  перераспределению  прав
собственности:   70%   акций   перешло   во   владение   граждан.   В   ходе
демонополизации были  распущены  концерны,  холдинговые  компании.  Не  были
затронуты только банки, на которых покоилось могущество японской  экономики.
Был введен в  действие  антимонопольный  закон,  специально  написанный  для
Японии в  Соединенных  Штатах.  И  уже  в  самую  последнюю  очередь,  когда
американская оккупация подходила к концу, в стране  была  проведена  шоковая
терапия. Она включала в себя:
    . бюджетную реформу, основой которой стал баланс государственных доходов
      и расходов по всем статьям,  отмену  дотаций  убыточным  предприятиям,
      сокращение расходов на управление;
    . новую кредитную политику,  направленную  на  предотвращение  кредитной
      экспансии;
    . ценовую реформу, которая заключалась в отмене фиксированных цен;
    . валютную реформу, установившую фиксированный курс йены по отношению  к
      американскому доллару на уровне 360 йен за доллар.

      После демилитаризации и ухода из  страны  основных  сил  оккупационной
армии Япония получает  в  свое  распространение  преобразованную  экономику,
которая начинает постепенно отвоевывать себе место  под  солнцем  в  системе
мировых общественных связей.[1]
      До 1970-х годов для экономики Японии был характерен экстенсивный  путь
развития: создавались гигантские заводы, наращивавшие выпуск  продукции  при
одновременном сокращении издержек производства, заимствовались и  улучшались
новые технологии, расширялась система  государственных  заказов.  За  период
1960 - 1973 гг. средние темпы роста составили 14%, что позволило говорить  о
"японском экономическом чуде", а страну с тех пор  стали  называть  "страной
восходящего солнца". Для японской экономики  того  периода  были  характерны
такие черты как:
    . интенсивный  инвестиционный  процесс,  строительный  бум,  техническая
      модернизация производства;
    . бурное развитие металлургии и машиностроения;
    . ориентация на экспортное сырье в необработанном виде (нефть,  железные
      руды и т. д.);
    . энерго-, материало- и трудоемкие производства.

      Несмотря на успехи японской экономики в начале  70-х  годов,  правящие
круги страны сознавали, что  экстенсивные  факторы  развития  промышленности
близки к исчерпанию и неизбежен переход к иному типу  экономического  роста.
В опубликованном в  мае  1971г.  специальном  докладе  "Каковы  должны  быть
главные направления структурной и внешнеторговой  политики  в  70-х  годах?"
впервые   был   обоснован   курс   на   создание   новой,   так   называемой
интеллектуалоемкой структуры  производства,  ориентированной  на  ускоренный
рост  наукоемких   отраслей,   отраслей   сложной   сборки,   информационной
индустрии. Переход к новому типу развития  предполагался  довольно  плавным,
если бы не "нефтяной шок" 1973 - 1974гг.
      Зашаталась в  первую  очередь  одна  из  основ  японской  экономики  -
отлаженная система ресурсообеспечения, которая  складывалась  на  протяжении
всего послевоенного периода. Поэтому  формирование  новой  модели  оказалось
весьма болезненным, особенно для  энерго-  и  материалоемких  индустриальных
отраслей.   В   черной   металлургии    первые    признаки    относительного
неблагополучия были в значительной степени  неожиданными.  К  этому  времени
отрасль прочно занимала  место  признанного  мирового  лидера  и  по  темпам
наращивания  производства,  и  по  его  технологическому  уровню.   Прогнозы
министерства внешней торговли и промышленности оценивали перспективы  черной
металлургии весьма оптимистично.  Например,  предполагалось,  что  в  1975г.
будет произведено 160 млн. т стали, в 1980г. - 215 млн.  т,  а  в  1985г.  -
даже  300  млн.  т.  Однако  кризис   основных   металлоемких   отраслей   -
судостроения, автопромышленности, строительства -  привел  к  резкому  спаду
металлопотребления в стране, вызвал устойчивую стагнацию спроса на  стальной
прокат и сокращение его  производства.  Инерционность  отраслевого  развития
обострила  ситуацию,  так  как  некоторые  компании  продолжали   наращивать
мощности основных переделов почти до  конца  70-х  годов,  реализуя  крупные
инвестиционные программы, заложенные еще в предыдущий период.  В  результате
в  разгар  структурного  кризиса  загрузка  мощностей  в   японской   черной
металлургии упала до невиданно низкого уровня - 62%.[2]
    Углублению кризиса способствовали  и  внешнеэкономические  факторы.  На
протяжении длительного периода основой  высокой  конкурентоспособности  было
сочетание дешевой рабочей силы и высокой производительности труда. К  началу
80-х годов эти преимущества фактически  были  утрачены.  Динамично  растущие
Корея, Тайвань, Индия, Китай сумели обеспечить  производство  более  дешевой
металлопродукции и потеснили лидера не только на международных рынках, но  и
на  внутреннем  рынке  Японии.  Кроме  того,  реальные  возможности  резкого
сокращения производственных затрат за  счет  технической  модернизации  были
довольно  ограничены  и  требовали  огромных  капитальных  затрат,  так  как
уровень многих переделов японской металлургии к тому  времени  был  один  из
самых передовых в мире. Например, здесь уже в  конце  70-х  годов  полностью
ликвидировали  мартеновский  процесс,  а  удельный  вес  непрерывного  литья
превысил 90%.
      Во  внешней  торговле  с  развитыми  странами   расширилась   практика
использования  нетарифных  барьеров  и  демпинговых  процедур,   что   также
способствовало сокращению  японского  присутствия  на  международных  рынках
металлопродукции. Особую остроту приобрели отношения  с  США,  чей  обширный
рынок на протяжении длительного периода  был  исключительно  привлекательным
для  японских  компаний.  На  торговлю  с  Японией  к  началу   80-х   годов
приходилось около  трети  общей  суммы  внешнеторгового  дефицита  США,  что
способствовало   росту   в   стране   антияпонских    настроений,    активно
подогреваемых профсоюзами. В 1985г. администрация США предприняла  меры  для
укрепления  позиций  своих  экспортеров  на   внешних   рынках   посредством
контролируемого снижения курса доллара. Это привело к  тяжелым  последствиям
для  ведущих  отраслей  Японии,  прежде  всего  черной  металлургии.   Резко
повысились издержки производства, упала прибыльность, обострились  трудности
со сбытом. Японский экспорт стального проката в США за 1976 -  1987гг.  упал
почти с 6 млн. т до 1 млн. т в год.
      Энергетический  кризис  1973  г.  и  последовавшие  за   ним   мировые
экономические кризисы середины 70-х  и  начала  80-х  годов  очень  серьезно
отразились  на  экономическом  росте  Японии,   продемонстрировали   высокую
степень  зависимости  японской  экономики  от  внешних  рынков   и   мировой
хозяйственной конъюнктуры.



                             Глава 2. Перемены.


      Глубина и масштабность  экономического  кризиса  середины  70-х-годов,
обнажившего высокую энергосырьевую  уязвимость  японской  экономики,  жестко
детерминировали направления трансформации последней.
      Промышленность и общество Японии должны были приспособиться к  "новому
экономическому порядку" (NEO — New economic  order).  Для  этого  необходимо
было расширить сферу  приложения  усилий  по  повышению  производительности,
ранее  предпринимавшихся  в  рамках  отдельных  предприятий.   Кроме   того,
возникла  необходимость  в   создании   органа,   который   вырабатывал   бы
предложения  по  координации  энергосберегающей  политики   и   промышленной
структуры,  по  административной   реформе,   по   приспособлению   японской
экономики к NEO  и  ее  самореформированию.  В  этих  целях  Японский  центр
производительности (JPC) учредил Национальный социально-экономический  совет
(SECJ) и начал активную деятельность по выработке предложений.

      Изменения на производстве.


      Одно  из  главных  изменений  -  усиление   процессов   интенсификации
использования производственных ресурсов, прежде всего в  сфере  материально-
вещественного   производства.   По-видимому,   можно   даже   считать,   что
формирование новой модели экономического роста началось  именно  с  усиления
процессов интенсификации в данной сфере.
      В  наиболее   полном   виде   интенсификация   была   осуществлена   в
обрабатывающей  промышленности.  При  общем   увеличении   производства   за
1975—1987 гг. более чем на 70% потребление сырья  и  материалов  уменьшилось
на 16,6%, энергии - возросло лишь на 16%, численность  обеспеченных  работой
сократилась на 5%, резко снизились темпы  реального  капиталонакопления.  Из
этого следует, что после «нефтяного шока»  1973—1974  гг.  главным  фактором
роста в японской  промышленности  стал  научно-технический  прогресс,  в  то
время как значение других факторов относительно сократилось.  Эти  изменения
в соотношении факторов роста позволяют сделать вывод о том, что  после  1973
г.  развитие   японской   промышленности   базируется   преимущественно   на
интенсивных факторах роста.
      Усилия  японских  фирм  по  увеличению   эффективности   использования
оборудования  прежде  всего  были   направлены   на   дальнейшее   повышение
технического  уровня  производственного  аппарата  промышленности.   В   70-
е—начале 80-х годов его основой стала электронизация  производства.  В  этот
период  практически  все  виды  промышленного  оборудования  были   оснащены
средствами автоматического контроля и. системами программного управления.  В
результате   были   созданы   возможности   для    быстрого,    оперативного
перепрограммирования  производственных  систем  и  заложены   принципиальные
основы гибкой автоматизации производства.
      Улучшению  экономических  показателей  использования  основных  фондов
способствовали также ликвидация в значительных  масштабах  неэффективного  и
неперспективного  оборудования  в  ряде  отраслей,  лизинг  некоторых  видов
оборудования (в первую очередь компьютерной  техники),  а  также  увеличение
продолжительности рабочей недели, расширение применения  сверхурочных  работ
и т. д.



      Особенности использования рабочей силы.


      "Нефтяной шок" привел к снижению показателей не  только  производства,
но и производительности. Повысился уровень безработицы (с 1,1 %  в  1970  г.
до 1,9 % в 1975 г.), реальное число безработных превысило  1  млн.  человек.
Однако уровень безработицы в Японии был ниже ее уровня в  передовых  странах
Запада. Это произошло потому,  что,  как  было  указано  выше,  на  японских
предприятиях обеспечение  найма  считалось  наиболее  приоритетной  задачей.
Сокращение  штатов  не  могло   рассматриваться   в   качестве   противовеса
экономическому спаду. Метод, который  был  выбран,  заключался  в  повышении
производительности, увеличении  свободы  в  распределении  рабочей  силы  на
предприятиях и увеличении на этой основе добавленной стоимости. На  японских
предприятиях активно применялись  принципы  "кайдзэн"  (принцип  постоянного
усовершенствования) и "точно в срок",  которые  были  институционализированы
именно в этот период.    В результате значительно возросло  участие  рабочих
на местах в усовершенствовании  технологических  процессов  и  в  управлении
производством.
      В японском учебнике  по  управлению  на  предприятии  можно  прочитать
следующие: “Увеличение  продуктивности  производства  достигается  в  первую
очередь не внедрением передовых технологических методов,  и  хотя  они,  без
сомнения, чрезвычайно  важны,  а  организацией  менеджмента.  Этим  термином
именуется координация и объединение в процессе  производства  индивидуальных
усилий и  предоставление  работающим  побудительных  мотивов,  которые,  во-
первых,  стимулировали  бы   координацию   и   объединение   и,   во-вторых,
способствовали бы совмещению взглядов и  целей  всех  или  по  крайней  мере
большинства   участников   производства.    Выражаясь    проще    увеличение
продуктивности производства находится в прямой зависимости от  эффективности
использования трудовых ресурсов”.
      Именно в этот период выявилась истинная ценность движения за повышение
производительности. Предприятия стали использовать знания и опыт рабочих  на
местах,  осуществлять  кардинальный  пересмотр  производственных  процессов,
избавляться от  складских  запасов  и  незавершенных  изделий.  Кроме  того,
качество продукции стало обеспечиваться на  стадии  ее  изготовления.  Иными
словами,  произошел  концептуальный  переход  от  обеспечения  качества   на
последнем этапе производственной линии  к  обеспечению  качества  на  каждой
стадии процесса производства. Ответственность за  качество  продукции  стали
нести рабочие на  местах,  которые  активно  поддерживали  такие  изменения.
Высокообразованные   японские   рабочие   правильно   понимали   воздействие
"нефтяного шока" на их предприятия и экономику  Японии  в  целом  и  поэтому
разделяли беспокойство владельцев предприятий.
      Японская рабочая  сила  имеет  самый  высокий  уровень  образования  в
капиталистическом мире. К началу 80-х  гг.  около  40%  новой  рабочей  силы
училась в вузах и только 6% закончило свое образование  на  уровне  неполной
средней школы.
      Для  Японии  характерна  система  “пожизненного  найма”.   Пожизненная
занятость существует как норма, принцип, но  отнюдь  не  как  практика.  Она
распространяется на рабочих и служащих крупных корпораций, причем только  на
лиц мужского пола. Постоянные рабочие составляют от 20 до 30% рабочей  силы.
Пожизненный наем завершается для рабочего по достижении 55-60  лет.  Это  не
означает, что работник должен уйти с предприятия: он может быть снова  нанят
тем же предпринимателем, но уже в качестве временного.
      В масштабах всего общества это нашло отражение в  самом  низком  среди
развитых капиталистических стран уровне безработицы, который на  конец  1988
г.  составлял  2,5%.  По  мнению   ряда   западных   экономистов,   масштабы
безработицы в Японии могли быть по меньшей мере  вдвое  больше,  если  бы  к
официально  регистрируемым  безработным  были  причислены  те  явно   лишние
работники,  которых  японские  фирмы  держат  в  силу  своего  традиционного
подхода к этой проблеме.
      Государство, будучи в не меньшей степени заинтересовано  в  сохранении
социальной  стабильности,  активно   поддерживает   такую   линию   японских
компаний, в том числе и путем  частичной  компенсации  потерь,  которые  они
несут вследствие сохранения  избыточной  рабочей  силы.  Примером  подобного
рода компенсации . может служить осуществлявшееся во  второй  половине  70-х
годов субсидирование временного увольнения рабочих с сохранением  заработной
платы, организации профессионального переобучения  или  общеобразовательного
обучения  избыточной  рабочей  силы,  найма  пожилых  рабочих.   Государство
возмещало  от  половины  до  двух  третей  расходов  компаний   на   выплату
заработной платы временно уволенным рабочим или организацию  переобучения  в
течение двух с половиной — пяти месяцев (в зависимости от размера и  профиля
фирмы). В случае найма работников в возрасте 45—54  лет  субсидировалось  от
половины до двух третей расходов компаний на оплату их труда в течение  трех
месяцев, а при найме работников в возрасте 55—56  лет—от  половины  до  двух
третей соответствующих расходов в течение шести месяцев.
      Уровень заработной платы в Японии изменяется в  зависимости  от  стажа
работы. Заработная плата возрастает каждый год. Брачным возрастом  в  Японии
считается 30 лет. До 30 дет заработная плата возрастает медленно.  После  30
лет она возрастает значительно  быстрее,  так  как  потребности  рабочего  в
связи с появлением семьи увеличиваются. После  40-45  лет  заработная  плата
растет медленно.
      Чем больше корпорация наймет молодых рабочих, тем ниже  будет  уровень
средней заработной платы. [3] Для  японцев,  вообще,  не  характерно  терять
возможную прибыль.  Наиболее  показательным  примером  этого  может  служить
подобный случай. В самом центре Токио на набережной у водяного рва,  который
окружает императорский дворец, в маленьком декоративном водоеме  дикая  утка
высидела  девятерых  утят.  Событие  это  благодаря  телевидению   привлекло
внимание токийцев, и ежедневно несколько тысяч  зевак  приходили  посмотреть
на утиную семью. А после того  как  городская  газета  предложила  читателям
угадать, когда утка поведет  птенцов  в  ров  на  постоянное  жительство,  и
пообещала за верный ответ  дорогой  приз,  у  выложенного  плитками  прудика
стало  так  многолюдно,  что  не  протолкнуться.  Тираж  газеты,   регулярно
оповещавшей о жизни утиного выводка, значительно возрос.
      Подле искусственного водоема появились киоски с мороженым и сладостями
— толпа состояла преимущественно из детей. Многие из  них  до  той  поры  ни
разу  не  видели  живого  утенка.  Фирма,  специализировавшаяся  на   мелких
металлоизделиях, выпустила значок с изображением утки и  утят.  Она  продала
почти 20 тысяч таких значков. Другая фирма, текстильная, изготовила майки  с
нарисованной на груди и спине уткой.
      Концерн «Мицуи», близ которого располагался водоем,  широко  распахнул
свои двери, и уставшие лицезреть утиное семейство токийцы могли в  вестибюле
отдохнуть и одновременно познакомиться с рекламными  плакатами  и  буклетами
концерна,  что,  собственно,  и  было  главной  целью  сотрудников  «Мицуи».
Телефонно-телеграфная корпорация записала  на  магнитофонную  пленку  утиное
кряканье,  и  те,  кому  хотелось  его  послушать,  звонили   по   телефону,
объявленному в газетах и по телевидению. В Японии абонентная  плата  зависит
от числа  и  продолжительности  телефонных  разговоров.  Метрополитен  издал
плакат со схемой, как  добраться  до  утки  с  выводком,  и  вывесил  его  в
ближайших к прудику подземных станциях,  потому  что  беспрестанные  вопросы
пассажиров: «Где тут у вас утки?» — отвлекали служащих от дела.  И  все  это
было проделано в течении месяца пока утка не покинула пруд.[4]

      Изменения отраслевой структуры.


      В качестве следующей отличительной черты новой  модели  экономического
роста можно назвать крупные сдвиги в  отраслевой  структуре  производства  и
занятости как на общехозяйственном уровне, так и в рамках отдельных  сфер  и
отраслей.  На  общехозяйственном  уровне  структурные  сдвиги  проявились  в
заметном  ускорении  повышения  удельного  веса  третичных  отраслей  (сферы
услуг),   причем   интенсификация   материально-вещественного   производства
способствовала этому процессу, создав возможности для перелива  в  указанные
отрасли дополнительных ресурсов (высвободившейся рабочей силы,  капиталов  и
т. д.).
      Так, с 1975 по 1987 г. доля третичного сектора в отраслевой  структуре
производства и занятости увеличилась соответственно с  42,2  до  47,0%  и  с
52,1 до 58/1 %. Только за 1985 -1987 гг. в сфере услуг  нашли  работу  около
1,5 млн. человек. За это же  время  в  обрабатывающей  промышленности  число
рабочих мест сократилось более  чем  на  300  тыс.  Общий  же  удельный  вес
вторичного  сектора  в  отраслевой  структуре   производства   и   занятости
уменьшился за 1975—1987 гг. соответственно с 53,9 до  51,0%  и  с  35,2,  до
34,5%, а первичного—соответственно с 3,9 до 2,3% и с 12,7 до 7,5%.[5]

      Распределение занятого населения по отраслям народного хозяйства [6],
%

|Отрасль                                 |1980      |1985      |1990      |
|Сельское, лесное и рыбное хозяйство     |10,4      |8,8       |7,2       |
|Добывающая промышленность               |0,2       |0,1       |0,1       |
|Обрабатывающая промышленность           |24,7      |25,0      |24,1      |
|Строительство                           |9,9       |9,1       |9,4       |
|Итого материальное производство         |45,2      |43,0      |40,8      |
|Транспорт и связь, энергетика,          |6,9       |6,5       |6,5       |
|водоснабжение                           |          |          |          |
|Торговля и финансы                      |26,0      |26,3      |26,8      |
|Услуги частные                          |18,1      |20,8      |22,8      |
|Услуги государственные                  |3,6       |3,4       |3,1       |
|Итого производство нематериальных благ  |54,8      |57,0      |59,2      |

      В рамках отдельных секторов  хозяйства  формирование  новой  структуры
производства проявляется в опережающем развитии  отраслей  и  производств  с
более высоким уровнем наукоемкости и добавленной стоимости. Например, в  том
же  третичном  секторе  преимущественное  развитие   получило   производство
информационных и  интеллектуальных  услуг,  а  доля  торговли,  коммунальных
услуг и транспорта постепенно снижалась.
      В  обрабатывающей  промышленности  в  отличие  от   периода   быстрого
экономического роста, для которого был характерен упор  на  базовые  отрасли
(черную    и     цветную     металлургию,     химическую     промышленность,
нефтеперерабатывающую и т. д.), с середины 70-х годов лидерство переходит  к
машиностроительному комплексу,  а  в  рамках  его  -  к  группе  наукоемких,
высокотехнологичных производств (производство  ЭВМ,  промышленных   роботов,
авиакосмической техники, оборудования, для АЭС и т. д.).
      В сельском хозяйстве поднялась доля интенсивных отраслей (промышленное
птицеводство,  свиноводство   и   садоводство-защищенного   грунта),   а   в
земледельческих отраслях  заметно  снизился  удельный  вес  рисоводства  при
повышении доли овощеводства и плодоводства.
      Отраслевая структура валового внутреннего продукта [7] , %

|Отрасль                                 |1980      |1985      |1990      |
|Сельское, лесное и рыбное хозяйство     |3,1       |1,9       |2,4       |
|Добывающая промышленность               |0,5       |0,3       |0,2       |
|Обрабатывающая промышленность           |25,6      |26,8      |26,8      |
|Строительство                           |10,3      |8,3       |9,6       |
|Итого материальное производство         |39,0      |38,4      |39,0      |
|Транспорт и связь                       |6,2       |6,3       |6,3       |
|Энергетика, газовое хозяйство,          |3,0       |2,9       |2,8       |
|водоснабжение                           |          |          |          |
|Торговля оптовая и розничная            |12,5      |11,7      |12,9      |
|Финансы, страхование, операции с        |14,4      |15,1      |16,0      |
|недвижимостью                           |          |          |          |
|Услуги частные                          |19,7      |20,9      |19,1      |
|Услуги государственные                  |5,2       |4,7       |3,9       |
|Итого производство нематериальных благ  |61,0      |61,6      |61,0      |

      Отраслевое распределение годовых приростов основного капитала [8] , %


|Отрасль                                 |1980      |1985      |1990      |
|Сельское, лесное и рыбное хозяйство     |14,8      |5,3       |7,5       |
|Добывающая промышленность               |0,2       |0,05      |0,1       |
|Обрабатывающая промышленность           |34,3      |36,7      |26,4      |
|В том числе машиностроение              |12,4      |14,5      |11,7      |
|Строительство                           |5,2       |4,4       |4,9       |
|Итого материальное производство         |54,5      |46,4      |38,9      |
|Транспорт и связь                       |4,4       |6,6       |10,5      |
|Энергетика, газовое хозяйство,          |11,8      |5,6       |14,1      |
|водоснабжение                           |          |          |          |
|Торговля оптовая и розничная            |14,2      |11,5      |9,5       |
|Финансы, страхование, операции с        |4,3       |9,6       |5,2       |
|недвижимостью                           |          |          |          |
|Услуги частные                          |10,8      |20,2      |21,8      |
|Итого производство нематериальных благ  |45,5      |53,6      |61,1      |

      Особо  следует  остановиться  на  вопросах  развития   информационного
комплекса  -  сектора  экономики,   объединяющего   отрасли,   связанные   с
обработкой   и   предоставлением   информации.                             .
            .
      Развитие такого направления НТП, как электронизация, подвело  японскую
экономику и общество в целом к вступлению в новый  этап  развития  —   этап,
когда в качестве одного из важнейших  ресурсов  экономического  роста  будут
выступить  информационные  ресурсы,  т.   е.   наличные   фонды   знаний   и
информационно-вычислительной  техники,  которые,   будучи   использованы   в
практических целях, позволят резко поднять производительность труда в  самых
различных областях человеческой деятельности.
      В процессе электронизации японской экономики  были  заложены  основные
элементы технологической базы  формирования  и  эксплуатации  информационных
ресурсов—средства   высокоскоростной    обработки    информации,    средства
автоматического поиска и передачи информации, а в последние годы были  резко
ускорены работы в области формирования  математического  обеспечения  и  баз
данных.



      Развитие науки и техники.


      Так же особо следует выделить такую, как резкое усиление  влияния  НТП
на все сферы японской  экономики.  Оно  обусловлено  прежде  всего  заметным
возрастанием научно-технического потенциала Японии.
      Длительное время Япония развивала производство,  используя  зарубежную
технологию. В I950-I982 гг. она закупила и внедрила около 40 тыс.  лицензий,
причем Япония не просто копировала  иностранную  технологию,  но  стремилась
совершенствовать ее.
      К началу 70-х гг. японские капиталисты поняли, что нельзя полагаться в
экономическом развитии  на  импортированную  технологию.  Расходы  на  НИОКР
(научно-исследовательские, опытные и конструкторские  работы)  стали  быстро
возрастать, начали разворачиваться  фундаментальные  исследования.  Японский
монополистический капитал  поставил  задачу  превратить  страну  в  основной
источник технологии капиталистического  мира,  стать  лидером  не  только  в
области промышленной технологии, но  и  в  научных  исследованиях,  создании
новых видов  продуктов,  в  области  дизайна.  "Творчество  является  боевым
лозунгом новой битвы Японии".[9]

      Регистрация патентов в некоторых странах в 1980 г.

|              |         Всего|На территории |              |Число патентов|
|Страна        |              |страны        |За рубежом    |на            |
|              |патентов      |              |              |100 тыс.      |
|              |              |              |              |жителей       |
|Япония        |191 020       |165 730       |25 290        |147           |
|США           |104 329       |62 098        |42 231        |28.8          |
|Великобритания|41 640        |9 612         |22 028        |35            |
|Австралия     |15 936        |6 582         |9 354         |48            |


      В I979-I983 гг. темпы прироста расходов на НИОКР в  Японии  были  в  2
раза выше, чем в США и странах ЕЭС. В 1983 г. страна занимала  второе  место
в капиталистическом мире по объему расходов на НИОКР -  33493,7  млн  долл.,
уступая лишь США - 88329 млн долл. По количеству научных сотрудников  Япония
также уступала только США. По отношению  расходов  на  НИОКР  к  ВНП  Япония
занимала третье место после США и ФРГ.
      Основную роль в финансировании НИОКР в Японии играет частный капитал -
65,2% в  1983  г.  Государство  предоставляет  24%  фондов  на  НИОКР.  Роль
государства в финансировании НИОКР в Японии меньше, чем в США (48,4%) и  ФРГ
(41,6%). Основной объем НИОКР выполняется частными корпорациями  -  63,5%  в
1983 г. На государственные научные учреждения приходится  9,6%  расходов  на
НИОКР. По сравнению с другими капиталистическими странами  большую,  роль  в
научных исследованиях играют вузы - 23%, но  удельный  вес  вузов  в  объеме
выполняемых работ постоянно сокращается.  Возрастает  значимость  в  научных
исследованиях промышленных фирм. В I984-I985  гг. на долю 5 крупнейших  фирм
приходилось 17,2% общего объема НИОКР, выполненных в  промышленности,  10  -
27,3%, 20 - 36,6%.[10] В  целях  стимулирования  проведения  фундаментальных
исследований и  разработок  новейших  технологий  государством  совместно  о
частными корпорациями создается Центр по ключевым технологиям. Из  импортера
зарубежной технологии Япония быстро превращается в  экспортера.  В  1983  г.
платежи за иностранную технологию составили 748,9 млн  долл.  в  ценах  1975
г., а получения от экспорта технологии - 645,9 млн долл.  Платежи  превышают
доходы лишь на 102,9 млн долл.
    Важной частью развития японских  технологий  стал  венчур.  Динамичность
любой  экономической  системы  тесно   связана   с   возможностями   научно-
технического  развития.  Последние   значительно   возросли   в   результате
распространения  в  структуре  современной  западной  экономики   венчурного
(рискового) бизнеса. Особую значимость  он  приобрел  на  современном  этапе
развития научно-технической революции  и,  более  того,  явился  условием  и
предпосылкой ее  ускорения  в  70-80-е  годы.  Венчурный  бизнес  становится
механизмом  реализации  научных   достижений   и   структурной   перестройки
экономики.  Около 30-50% объема прибылей промышленные  компании  получают  в
результате реализации новых видов продукции,  период  существования  которых
на рынке не превышает пяти лет. Крупные  корпорации  наращивают  расходы  на
НИОКР, не  прерывая  их  даже  в  годы  циклических  спадов  производства  и
сокращения    прибылей.    Однако    постоянное    обновление     продукции,
совершенствование технологических процессов, наталкиваются  на  возрастающие
трудности. И менее всего они состоят в недостатке капиталов. Главный  тормоз
-   в   необходимости   подчинения   научно-технического   прогресса   целям
максимального  приращения  капитала.  Чем  крупнее  компания,  тем   сильнее
действуют  тенденции  к   стагнации,   бюрократизации   управления   научно-
техническим прогрессом. Одним из  способов  смягчения  противоречий  научно-
технического  развития  в  рамках   крупных   корпораций   служит   массовое
возникновение мелких фирм. В Японии венчурный бизнес начался  по  инициативе
государства:  первые  три  фирмы   созданы   в   1963   году   министерством
международной  торговли  и  промышленности  за  счет  средств   центрального
правительства,  префектур  и   банков.   За   22   года   деятельности   три
полуправительственные  фирмы  венчурного  капитала  поддержали  около   2000
компаний.  В  1975  году  японское  министерство  международной  торговли  и
промышленности создало центр венчурного предпринимательства.


    Влияние НТП на экономику.


    Влияние  НТР  на  материалоемкость  производства  было   противоречивым.
Возникла тенденция к расширению числа  вовлекаемых  в  процесс  производства
сырьевых  материалов.  Использование   материалосберегавшей   технологии   и
вторичного сырья способствовало  уменьшению  материалоемкости  производства.
Однако достижения научно-технического прогресса, позволяющие в целом в  ряде
случаев более рационально и аффективно использовать сырье и топливо, лишь  в
небольшой степени сдерживали в 60-70-е гг.  общую  тенденцию  к  абсолютному
увеличению потребления  сырьевых  материалов.  В  середине  70-х  годов  был
провозглашен курс на создание структуры наукоемкого типа с низкой энерго-  и
материалоемкостью,  который  последовательно  и  успешно  осуществлялся   на
основе совместных действий, с одной стороны, частных  фирм,  а  с  другой  —
государства,    подкрепляющего    этот    курс    серией    законодательных,
административных и финансовых мер.
      В  70-80-е  гг.  происходило  значительное  сокращение   энергоемкости
японской экономики. С 1974 по 1981 гг.  потребление  энергия  в  расчете  на
единицу ВНП в Японии ежегодно снижалось на 3,4%. тогда как в США - на 2%,  в
ФРГ - на 1,7%, в Великобритании и Франции - на 2,1%, в Италии -  на  1,5.  В
указанный период для производства 1  млн  долл.  ВНП  в  Японии  требовалось
292,6 кл нефти против 525,2 кл в ЯДА, 420,5 кл в Великобритании, 322,9 кл  в
Италии.[11]
      Наукоемкость обрабатывающей промышленности, измеряемая  как  отношение
расходов на НИОКР к стоимости, добавленной обработкой,  возрастает.  В  1969
г. наукоемкость японской обрабатывающей  промышленности  составила  2,9%,  в
1979 г. - 4,25% в 1983 г. - 5,7%.
      Расширение влияния НТП  на  японскую  экономику  проявилось  в  первую
очередь  в  существенном   изменении   соотношения   факторов   расширенного
воспроизводства. Так, согласно расчетам японских экономистов,  вклад  НТП  в
обеспечение экономического роста,  составлявший  в  конце  60-х—начале  70-х
годов в среднем 40—50%, во второй  половине  70-х  -  первой  половине  80-х
годов возрос  уже  до  примерно  70%,  а  в  отдельные  годы  этого  периода
поднимался  и  до  уровня  80—90%.   За  этими   цифрами   стоит   громадное
преобразующее  влияние  НТП  на  японскую  экономику  и  общество  в  целом:
глубокие качественные сдвиги  в  сфере  производственного,  общественного  и
личного  потребления,  появление  огромного  количества   новых   продуктов,
производств, видов услуг, заметное повышение технического уровня,  изменение
профиля многих отраслей и т. д.
      В  80-е  гг.  японские  корпорации  ставят  своей  целью  производство
продуктов   возрастающей    сложности,    обеспечение    большей    гибкости
производства,   производство   небольших    партий    товаров,    расширение
ассортимента для  удовлетворения  разнообразных  потребностей  потребителей.
Конкурентоспособность японских  корпораций  базируется  на  низких  ценах  и
высоком качестве продуктов в  условиях  гибкого  производства,  позволяющего
снижать издержки.
      Чтобы решать такие сложные проблемы,  как  организация  мелкосерийного
производства при высоком уровне качества и  низких  издержках  производства,
японский монополистический капитал использует различные приемы.  Заслуживает
внимания применение системы "канбан". Она  начала  использоваться  "Тойотой"
еще в 30-е гг.  "Канбан",  или  система  поставки  точно  в  срок,  ведет  к
сокращению товароматериальных запасов. Объем складских запасов  на  "Тойоте"
рассчитан на I час работы, у "Форда" - до 3 недель. На автомобильном  заводе
фирмы «Ниссан», выпускавшем 420 тысяч  машин  в  год,  комплектующих  частей
имелось на два  часа  работы  конвейера.  Смежники  привозили  эти  части  с
точностью плюс-минус два часа, и на заводе не было  случая,  чтобы  конвейер
останавливался. Благодаря отсутствию складских помещений и рабочих,  занятых
в них, японские автомобилестроители экономили на  издержках  производства  в
расчете на одну машину в  среднем  94  доллара.  Переналадка  автоматических
линий по  изготовлению  левых  крыльев  в  "Тойоте"  занимает  5  минут,  на
"Вольво" - 4 часа. В различных модификациях система "канбан"  применяется  и
в других корпорациях Японии.
      Со  второй   половины   70-х   годов   началась   также   и   массовая
электронизация, т. е. оснащение микроэлектронной  техникой  различных  видов
продукции потребительского  назначения  —  автомобилей,  всевозможных  видов
бытовой электротехники и электронной аппаратуры. Это  позволило  значительно
повысить комфортабельность этих изделий  (за  счет  расширения  их  функций,
введения автоматического регулирования и контроля) и,  их  экономичность  (с
точки зрения веса, габаритов, потребления топлива, электроэнергии и т.  д.).
В  условиях  высокой  насыщенности  внутреннего  рынка  и  замедления  роста
реальных доходов  населения  электронизация  продукции  послужила  одним  из
средств стимулирования потребительского спроса.
      С начала 80-х годов в Японии быстрыми темпами расширяется производство
персональных  компьютеров,  сыгравших  решающую  роль  в   автоматизации   и
повышении  производительности   труда   во   многих   сферах   общественного
производства.



      Изменение внешнеэкономической политики.


      До  сих  пор  речь  шла  о  процессах  перестройки   главным   образом
внутреннего сектора  японской  экономики.  Однако  свое  прямое  продолжение
данные  процессы  находят   и   во   внешнеэкономической   сфере,   глубокая
перестройка которой также является  одной  из  основных  черт  новой  модели
экономического роста. Эта  перестройка  была  продиктована  главным  образом
необходимостью выхода из  того  явного  тупика,  в  который  зашла  прежняя,
«вертикальная»  модель  внешнеторговых  связей  Японии,  ориентированная  на
импорт преимущественно необработанного сырья  и  экспорт  продукции  высокой
степени  обработки.  Развитие  тяжелой  промышленности  вело  к   обострению
экологического   кризиса,    загрязнению    окружающей    среды.    Японский
монополистический капитал учитывал также рост заработной платы и  социальных
расходов на рабочую силу. В то же время  усилилась  конкуренция  со  стороны
развивающихся стран в области  традиционного  экспорта  -  текстиля.  Многие
страны вводили ограничения  на  ввоз  японских  товаров.  В  связи  с  этими
обстоятельствами  традиционная  модель  внешнеэкономической  экспансии  была
изменена. В начале 70-х гг.  японское  правительство  разработало  программу
перестройки экономики. Зарубежным инвестициям  при  этом  отводилась  важная
роль в  реорганизации  промышленной  структуры:  заграничное  инвестирование
должно  было  обеспечить  перемещение   энерго-,   материале-,   трудоемких,
загрязняющих окружающую среду отраслей за границу, в развивающиеся страны.
      Если экспорт товаров с 1986 г. начал сокращаться,  то  вывоз  капитала
стал быстро расти и за три года (с 1986 по 1988 г.) Япония вывезла за  рубеж
лишь в качестве прямых инвестиций около 70 млрд. долл.,  а  общая  сумма  ее
зарубежных активов. более чем удвоилась и превысила 1  трлн.  долл.  В  80-е
гг. происходит превращение Японии из ведущего экспортера товаров в  ведущего
экспортера капитала.
      Экспортом  капитала  в  Японии   занимаются   универсальные   торговые
компании, промышленные фирмы и банки. Японские транснациональные  корпорации
до 80-х гг. были преимущественно "азиатскими". 4556  зарубежных  предприятий
торговых и  промышленных  компаний  страны  были  сконцентрированы  в  Азии.
Японские  инвестиции  в  Азии  направлялись,  во-первых,  в   обрабатывающую
промышленность близлежащих  стран  и  территорий,  таких  как  Южная  Корея,
Тайвань, Сингапур, Гонконг ("малые Японии"); во-вторых,  в  менее  развитые,
но богатые природными ресурсами страны,  такие  как  Индонезия  и  Малайзия.
Японские инвестиции привлекались также  изобилием  дешевой  рабочей  силы  и
расширявшимся внутренним рынком в этих странах.  В  результате  относительно
большая  концентрация  японских,  предприятий  возникла   в   обрабатывающей
промышленности  (текстиль  и   химикалии,   металлопродукты   в   Индонезии,
текстиль, электротовары и  древесная  струака  в  Малайзии).  На  Филлипинах
японские инвестиции направлялись в  горнодобывающую  промышленность,  лесное
хозяйство,   выращивание   земляного   ореха,   а   также   в   текстильную,
автомобильную  и  электротехническую   промышленность.   Внешнеэкономическая
экспансия  японских  ТНК  в  развивающиеся  страны  Азии  порождает   острые
противоречия, антияпонские настроения,  возбуждает  подозрения  относительно
японских целей. . Чтобы ослабить противоречия и сопротивление  развивающихся
стран,  Япония  прилагает  значительные  усилия.  Важной   формой   японской
инвестиционной  политики  является   так   называемая   официальная   помощь
развитию. В 1985 г. она составила 3797 млн долл. (0,29% ВНП).  За  I98I-I985
гг. размеры "помощи" составили 18,1  млрд  долл.  вместо  намечавшихся  21,4
млрд долл. К концу 1980-х годов японские инвестиции в  страны  Юго-Восточной
Азии превысили американские почти в 2,5 раза.
      Другая причина “экспансии” - обстановка на мировом рынке товаров.  Она
изменяется не в пользу Японии  из-за  достаточно  сильных  протекционистских
тенденций, которые проявлялись в  политике  её  торговых  партнеров,  в  том
числе США. Большую роль в этом превращении играет повышение  курса  иены  по
отношению к доллару и другим валютам.  Это  создает  дополнительные  стимулы
для зарубежного инвестирования. По данным  министерства  финансов  Японии  в
1986 г. прямые японские инвестиции составили 58,1 млрд долл., портфельные  -
257,9 млрд долл. [12]  По объему заграничных активов Япония  отстает  только
от США и Англии.
      Новой тенденцией во внешнеэкономических связях  является  определенное
увеличение импорта товаров, производимых японскими зарубежными филиалами,  в
Японию. "Кэнон Инкорпорэйтед" начала с 1986 г.  импортировать  калькуляторы,
производимые ее дочерней компанией  на  Тайване.  Осенью  1986  г.  "Тосиба"
объявила о планах закупок холодильников из  Южной  Кореи.  "Сони"  и  "Хонда
Мотор" импортируют небольшое количество цветных телевизоров и мотоциклов  со
своих заводов в США .

      Стимулирование внутреннего спроса.


      Изменения во внешнеэкономической политике повлекли за собой  изменения
в концепции экономического роста, которые  зафиксированы  в  двух  «докладах
Маэкава», представляющих собой  программу  конкретных  мер  по  определенной
переориентации   экономического   роста   на    внутренний    рынок    путем
стимулирования внутреннего спроса и ослаблению его зависимости от экспорта.
      Перевод обязательств Японии по  стимулированию  внутреннего  спроса  в
русло практических дел был резко  ускорен  стремительным  удорожанием  иены,
начавшимся с сентября 1985 г. и сделавшим  экономически  невыгодным  ведение
экспортных  операций  для  большинства  экспортоориентированных  отраслей  и
производств японской  промышленности.  Это  было  связано  с  невозможностью
значительного повышения экспортных  цен  (которое  могло  бы  компенсировать
потери при переводе экспортных доходов в национальную валюту)  в  обстановке
острейшей конкурентной борьбы с НИС Азии  и  нарастания  торговых  трений  с
ведущими капиталистическими странами.
капиталистическими странами.
      Подталкиваемые жесткими реалиями  капиталистического  рынка,  японские
компании в кратчайшие  сроки  осуществили  перестройку  своей  хозяйственной
практики: наряду с  жесткими  мерами  по  рационализации  производства  были
осуществлены крупные  инвестиции  в  НИОКР,  на  основе  которых  происходит
внедрение компаний в  новые,  высокотехнологичные  производства  и  создание
новых моделей продукции, способных завоевать  насыщенный  внутренний  рынок;
резко расширились масштабы  зарубежного  предпринимательства  японских  фирм
при относительном сокращении объема экспортных операций и т. д.
      Правительство, со своей стороны, в течение 1985—1987 гг.  приняло  три
программы, направленные на расширение внутреннего спроса, в  рамках  которых
в экономику было дополнительно инвестировано около 13 трлн. иен.
      В результате уже  с  1986  г.  японская  экономика  перешла  к  росту,
ориентированному преимущественно на внутренний спрос.

      Административно-финансовая реформа.


      Перестроенные  процессы  в  системе   государственного   регулирования
являются еще одной отличительной чертой новой модели экономического роста.
      Вплоть до конца 70-х годов государственный сектор  японской  экономики
 развивался в основном в рамках тех форм, которые сложились  в  период  50-х
 годов.  Правда,  за  это  время  значительно  выросли  абсолютные  масштабы
 общественного   предпринимательства,   что    диктовалось    необходимостью
 обеспечения соответствующих условий для поддержания быстрого экономического
 роста в частном секторе.
      Осознание  правящими  кругами  Японии  необходимости  внесения  важных
 коррективов в механизм государственного  регулирования  нашло  отражение  в
 разработке и проведении административно-финансовой реформы.
      Общественное  предпринимательство  стало  основным  объектом  внимания
 разработчиков реформы, поскольку выявившаяся еще прежде  утрата  рядом  его
 элементов  своей  не  только   технико-экономической,   но   и   социальной
 эффективности в условиях кризиса государственных  финансов  превратилась  в
 фактор, не только отягчавший экономическое развитие, но  и  в  определенной
 степени подрывавший социальную стабильность.
      Проект административно-финансовой реформы разработан в  I98I-I983  гг.
временной комиссией  по  делам  администрации,  которую  возглавил  почетный
президент  "Кэйдан-рен"  (Федерации  экономических  организаций)  Т.   Доко.
Главными целями административно-финансовой  реформы  являются:  оздоровление
государственных финансов, приватизация  части  государственных  предприятий,
сокращение государственного аппарата.
      Японии начался процесс формирования новой структуры, или новой  модели
общественного  предпринимательства.  Главной  чертой  этой  модели  является
повышение технико-экономической  и  социальной  эффективности  общественного
предпринимательства на основе переключения на  более  гибкие  и  эффективные
его формы, отличающиеся большей автономностью от  государственного  бюджета,
большей  самостоятельностью,  большей  «коммерциализацией»  деятельности  (в
японской иерархии форм  общественного  предпринимательства  их  представляют
специальные акционерные  компании  и  квазиобщественные  предприятия).  Были
отменены прибавки к пенсиям, призванные компенсировать рост  цен,  сокращены
субсидии учебным заведениям, ассигнования на общественные  работы,  повышена
плата  за  медицинское  обслуживание   и   пользование   различными   видами
государственных услуг.
      Японское  правительство  приступило  к  приватизации   государственных
предприятий. Из-за неэффективности и убыточности они  передаются  в  частные
руки.  Часть  публичных  компаний  превращается   в   смешанные,   некоторые
смешанные  компании   становятся   частными.   Снижается   степень   участия
государства в капитале  ряда  корпораций,  усиливается  коммерциализация  их
деятельности.
      В рамках административно-финансовой реформы осуществляется перестройка
аппарата  управления.   Предусмотрено   сокращение   числа   государственных
служащих, количество канцелярий и  отделов  в  министерствах  и  управлениях
ограничено. Упразднены местные отделения министерства  финансов,  управления
по делам администрации и общественной безопасности.

      Во второй половине  70-х—80-е  годы  система  финансирования  японской
экономики и макроэкономическая политика претерпели большие  изменения.  Если
в 50-х - начале  70-х  годов  главными  целями  макроэкономической  политики
являлось  всемерное  стимулирование  экономического  роста   и   поддержание
равновесия  внешнеторгового  баланса,  то  тогда  ими  стали  прежде   всего
контроль за денежной массой и борьба с инфляцией, а  затем  уже  поддержание
определенного уровня совокупного спроса (с целью недопущения  экономического
спада и роста, .безработицы) и обеспечение стабильности курса иены.
      Что  же   касается   соотношения   между   двумя   основными   формами
макроэкономической  политики,  то  после  заметного  возрастания  во  второй
половине 70-х годов значения бюджетной политики  (в  период  быстрых  темпов
роста игравшей весьма скромную роль) с начала  80-х  годов  лидерство  вновь
переходит к кредитно-денежной политике, притом что ее внутреннее  содержание
претерпевает  глубокие  качественные  изменения.  Эти  изменения  связаны  в
первую очередь с  коренными  изменениями  на  японском  финансовом  рынке  -
укреплением  позиций   частного   финансового,   капитала   и   нефинансовых
корпораций,  относительным  падением  роли   городских   банков,   усилением
конкуренции  между   различными   финансовыми   институтами,   массированным
выпуском облигаций госзаймов и т. д.
      Главный смысл происшедших в сфере - кредитно-денежной политики сдвигов
состоит  в  создании  нового,   рыночного   по   своему   существу,   а   не
административного,  как  прежде,  -  механизма  обеспечения  рассматриваемой
политики. Об  этом  говорят  либерализация  все  большего  числа  процентных
ставок  и  бурное   развитие   рынка   ссудных   капиталов   (прежде   всего
краткосрочных),  значительное  расширение  рынка  ценных   бумаг,   активное
манипулирование Банком Японии учетной ставкой процента  для  воздействия  на
размеры кредита и контроля за денежной массой, а  затем -  использование  им
для упомянутых целей (операций на открытом рынке и т. д.)

С середины 1970-х годов характерными чертами японской экономики стали
    . резкое увеличение роли НТП в экономике (расходы на НИОКР составили  3%
      от ВВП, как у США, Германии и Израиля);
    . выход на первый план наукоемких отраслей (машиностроение, электроника,
      новые материалы, телекоммуникации);
    .  экспорт  товаров   сменился   экспортом   капиталов   (Япония   стала
      осуществлять широкомасштабные инвестиции в страны Юго-Восточной  Азии,
      США, Западной Европы);
    . изменение в системе государственного регулирования экономики  (переход
      к  косвенным  методам  государственного  вмешательства  -   подавление
      инфляции, контроль за денежной массой).



                    Глава 3. Экономика “мыльного пузыря”.


      Экономика Японии, столь успешная в развитии в рассматриваемый  период,
с середины 90-х находится в глубочайшем кризисе. Что привело её к этому?
      Причины нынешнего кризиса следует искать в 80-х годах, когда некоторые
параметры структуры экономики и  особенности  хозяйственного  уклада  страны
перестали соответствовать условиям открытой экономики.  Экономика  “мыльного
пузыря”- так назван быстрый рост в Японии  во  второй  половине  1980-х  гг.
рыночной стоимости финансовых  активов,  в  которые  вкладывались  свободные
денежные средства ради извлечения чисто спекулятивной прибыли.
      Во-первых, темпы роста в  годы  «экономического  чуда»  поддерживались
очень высоким уровнем сбережений населения. В  60-х  годах  семьи  городских
рабочих и служащих сберегали до 20% дохода. Причины этого явления имели  как
институциональную  (неразвитость  потребительского  и   жилищного   кредита,
низкий уровень социальной защиты  населения,  отсутствие  системы  налоговых
льгот по инвестициям в недвижимость), так и психологическую природу  (лаг  в
адаптации потребления к быстро возраставшему уровню  личного  располагаемого
дохода). Полоса «догоняющего развития» закончилась в 70-х годах,  но  еще  в
80-х норма сбережений оставалась на  уровне  15—17%  личного  располагаемого
дохода семей и в 90-х снизилась только до 12—13% (в США и Англии — от  4  до
8%). В 80-х годах объем сберегаемого личного  дохода  соответствовал  11—13%
ВВП. [13] Японцы держат около  половины  своих  личных  сбережений  в  форме
банковских депозитов. Деньги населения  составляют  43—44%  депозитной  базы
банков[1]. Высокая норма сбережений в развитой стране далеко  не  безвредна,
так  как  она   создает   постоянный   избыток   капитала   при   недостатке
потребительского спроса.
      Во-вторых, после  того  как  был  создан  промышленный  потенциал  для
конкурентоспособного экспорта и  исчезли  периодические  дефициты  торгового
баланса,  экспортная  ориентация  обрабатывающей   промышленности   осталась
важной опорой экономического роста. Уже в 80-х годах в среднем  около  трети
реального прироста валового продукта обеспечивалось  товарным  экспортом.  К
этому времени был отменен валютно-лицензионный контроль над импортом,  сняты
ограничения для притока иностранного капитала,  а  затем  и  ограничения  на
вывоз японского капитала за границу. Начиная  с  1981  г.  Япония  постоянно
имела активный баланс счета по текущим операциям, сопоставимый с  3—4%  ВВП.
Экспорт позволял поддерживать высокую занятость и высокую  норму  накопления
и приросты основного капитала промышленности на уровне 6—8% в год.
      В середине 80-х годов огромное положительное сальдо в торговле с США и
странами Европы стало  источником  острых  конфликтов  и  ключевым  вопросом
межгосударственных экономических отношений для Японии. В  1986  г.  японское
правительство     объявило     о     новом     направлении     среднесрочной
внешнеэкономической   политики.   Оно   было   сформулировано   в    докладе
правительственной  комиссии,  возглавленной  управляющим  Банка  Японии   Х.
Маэкавой, и состояло в переориентации промышленности на внутренний  спрос  и
поощрении импорта, включая ввоз потребительских товаров.  За  этим  решением
последовала ликвидация большей части протекционистских  ограничений  импорта
(кроме импорта некоторых  сельскохозяйственных  товаров,  в  первую  очередь
риса, который ограничивался до середины 90-х годов).
      Открытие внутреннего рынка сильно изменило товарную структуру  импорта
Японии. Удельный вес готовых изделий в импорте (т.е.  товаров,  потенциально
конкурирующих с внутренней продукцией) поднялся с 29,8% в 1985 г. до  50%  в
1990 г. Но активный баланс по внешним расчетам поддерживал повышенный  спрос
на японскую национальную валюту. Курс иены поднялся с 200,5 иены  за  доллар
в 1985 г. до 135,4 иены в 1990 г. Из-за удорожания  иены  стоимостный  объем
импорта в иеновом выражении  за  1980—1990  гг.  увеличился  всего  на  5,8%
(физический же объем вырос на 73%).
      Импортные товары на внутреннем рынке подешевели на 37,5%  и  составили
реальную   конкуренцию   японской   промышленной   и    сельскохозяйственной
продукции. Тем самым было положено начало медленной  дефляции  цен:  уровень
оптовых цен понизился за 5 лет на 9,9%. [14]
      Поскольку  в  те  годы  дефляция   ограничилась   внутренним   оптовым
товарооборотом, ее связывали только с удорожанием иены.
      Во   внешнеторговых   контрактах   Японии   динамика   импортных   цен
определяется ценами мировой торговли, а экспортных  —  внутренними  оптовыми
ценами на промышленные изделия. Из-за  этого  механизма  экспортные  цены  в
иеновом выражении поднялись на 41%, но  в  реальных  валютах  внешнеторговых
контрактов — только на 10%. В силу начавшейся дефляции товарных цен  экспорт
замедлился,  но   не   настолько,   чтобы   снизить   ориентацию   на   него
промышленности, а активное сальдо счета по текущим операциям сократилось  не
настолько, чтобы остановить работу этого механизма.
      При избытке ликвидных ресурсов Банк Японии поддерживал  низкую  ставку
учета векселей (2,5 — 3% годовых), и соответственно ставки  денежного  рынка
были низкими. Так, краткосрочная ставка «прайм» держалась на  уровне  3,375—
3,750%.Разница со ставками  американских  и  европейских  банков  (а  в  США
ставки  «прайм»  колебались  между  7,5  и  10%)  действовала,  как   насос,
отсасывающий ликвидные  ресурсы.  Между  1985  и  1990  гг.  годовые  объемы
вложений  в  заграничные   облигации   (главным   образом   в   американские
казначейские обязательства) колебались от 60  до  113  млрд.  долл.  В  свою
очередь,  дорогая  иена  стимулировала  поток  прямых  зарубежных  вложений,
которые выросли с 6,5 до 48 млрд.долл. в  год.  Именно  в  эти  годы  Япония
стала крупнейшим  мировым  кредитором,  и  сумма  ее  прямых  инвестиций  за
рубежом достигла 70,8 млрд. долл.[15] Японские производители  автомобилей  и
электроники  переводили  свои  сборочные  мощности  в  Северную  Америку   и
Западную  Европу,  а  производство  комплектующих  (впоследствии  и   сборку
массовых  изделий)  —  в  Юго-Восточную  Азию.  В   Японии   заговорили   об
«опустошении» или «вымывании» национальной промышленности.
      Именно во второй половине 80-х годов крупнейшие японские  промышленные
корпорации   стали   транснациональными,   повторив   путь   европейских   и
американских ТНК. Продукция зарубежных филиалов еще в 1985 г.  не  превышала
3% от объема продаж материнских компаний на внутреннем рынке, а  в  1996  г.
дошла уже до 11,6%. Инвестиции в зарубежное  производство  достигают  36—37%
от объема внутренних инвестиций в среднем по  промышленности.  В  экспортных
же отраслях — намного  больше:  в  производстве  электронных  компонентов  и
микросхем — свыше 79%,  в  автомобильной  промышленности  —  свыше  60%.[16]
Однако отношение зарубежных активов к ВВП  (60%  в  1997  г.)  пока  заметно
меньше, чем  соответствующие  показатели  для  некоторых  европейских  стран
(например, 192% в Великобритании).
      При этом сумма прямых иностранных вложений в Японии на  март  1990  г.
составляла  всего  2,8  млрд.долл,  а  сумма  продаж  компаний  с   участием
иностранного капитала — только 1,2% оборота всех корпораций. [17]  Формально
иностранным фирмам предоставляется национальный  режим,  но  есть  группа  в
принципе закрытых  для  них  отраслей[2].  Фактически  барьером  доступа  на
внутренний  рынок  служат  неформальные  моменты:  особенности  межфирменных
связей, деловой практики, найма рабочей силы  и  т.д.  Главным  препятствием
для  иностранных  инвесторов  является  уровень  цен  на   рынках   факторов
производства (высокая цена земли, рабочей силы и т.д.) и острая  конкуренция
на  рынках  товаров  и  услуг.  Диспропорция   между   прямыми   зарубежными
инвестициями японских компаний и иностранными  капиталовложениями  в  Японии
считается признаком недостаточной открытости этой страны.
      Опасаясь дальнейшего повышения курса иены, японские  власти  сохраняли
остатки ограничений на валютные операции и не шли на расширение роли иены  в
международных расчетах. Иена обслуживает в  среднем  36%  экспорта  и  21,8%
импорта Японии. В торговле с регионом Юго-Восточной  Азии  —  соответственно
48,4 и 26,7%. [18] Иена не стала  ключевой  валютой  даже  для  региональных
расчетов в ближайшем окружении  Японии.  Это  никак  не  соответствует  роли
Японии как крупнейшего в мире кредитора.
      Япония не является реальным ядром того, что нередко называют азиатско-
тихоокеанской интеграцией. Можно говорить  о  Японии  как  о  мощном  центре
притяжения для азиатских стран, как об  источнике  технологий  и  капиталов,
как  о  модели  развития.  Япония  стала  крупнейшим  рынком  для   наиболее
динамичных  стран  Азии.  Фактически  это  только  устойчивый   неформальный
торговый блок. Здесь нет  европейского  переплетения  капиталов.  Из  Японии
идет  односторонний  поток  капиталов  в  регион.  Миграция   рабочей   силы
односторонняя,  в  обратном  направлении:  «гастарбайтеры»  едут  в  Японию,
несмотря на ограничения (Япония  не  предоставляет  иностранцам  ни  статуса
беженца,  ни  гражданства).  Для   переплетения   капиталов   и   свободного
передвижения рабочей  силы,  на  котором  строится  европейская  интеграция,
здесь пока нет объективных условий.
      Продолжительный экспортный бум и  приток  сбережений  граждан  вызвали
огромный рост депозитов в коммерческих банках, объем которых к 1989  г.  был
сопоставим с 120% ВВП.[19] Началась безудержная кредитная экспансия  банков.
Их ликвидные средства вкладывались не столько в  производственные  мощности,
сколько  в  спекулятивные  сделки  промышленных,  торговых   и   риэлторских
компаний с акциями и недвижимостью. Этому способствовала дешевизна  кредита.
«Финансовый  мыльный  пузырь»  набухаґл  в   течение   1986—1990   гг.   Его
формирование на японском фондовом рынке было связано не  только  с  избытком
ликвидных  средств,  но  и  с  олигополистической   структурой   рынка   его
профессиональных   участников   (брокерских    компаний)    и    с    жестко
зарегулированным доступом  корпораций  к  биржевой  котировке  своих  акций.
Поэтому курсы акций далеко отклонились вверх  от  уровня  прибыли  —  своего
финансового источника, а биржевая цена акционерных компаний —  от  стоимости
их основного капитала[3].
      В 80-х годах ярко проявились такие фундаментальные  слабости  японской
экономики, как недостаток внутреннего спроса и  избыточный  приток  денежных
ресурсов. Открытие рынка для иностранной  конкуренции  было  неполным  и  не
смягчило эти слабости.  Японии  не  удалось  добиться  опоры  экономического
роста    на    внутренний    спрос.    Структура     хозяйства     оказалась
законсервированной.
      Тем самым были заложены предпосылки финансового кризиса  и  длительной
дефляции — экономических бед, обрушившихся на Японию в 90-х  годах.  К  тому
же позиции страны как одного из мировых центров силы оказались  слабее,  чем
можно было ожидать, так как  она  не  закрепила  свои  позиции  в  Азиатско-
Тихоокеанском регионе с тем, чтобы рассчитывать на какой-то противовес  двум
другим  центрам.  Менее  десяти  лет  тому  назад  японские   экономисты   и
политологи были уверены  в  том,  что  XXI  в.  будет  «веком  Японии»  (Pax
Japonica). Сейчас они признают,  что  Япония  теряет,  если  не  совсем  уже
потеряла, место лидера в мировой экономической конкуренции.
      Но эти опасения не слишком осознавались до середины 90-х  годов,  т.е.
до тех пор, пока финансовый кризис в самой Японии не  развернулся  в  полную
силу, начав подавлять развитие  ее  реального  сектора,  и  пока  финансовый
кризис в Азии не поставил под вопрос роль Японии  как  одной  из  лидирующих
экономических держав.



                                 Заключение.


      Несмотря на впечатляющие успехи 1960-х - 1980-х годов, к концу  20  в.
Япония испытывает самые серьезные трудности:
    . темпы экономического роста Японии самые низкие в  Большой  семерке.  В
      настоящее время они практически равны нулю.
    . падение национальной валюты. Если весной 1995 г. за один доллар давали
      80 йен, то в ноябре 1999 г. - 105 йен.
    . дефицит государственного бюджета страны в 1998 г. составлял 6%  и  был
      едва не самым высоким среди развитых стран мира.
    .   на   внутреннем   рынке   ощущается   перепроизводство   товаров   и
      соответственно   падение   потребительского   спроса.   Так    продажа
      автомобилей с февраля 1997 г. по февраль 1998 г. снизилась на 22%.
    . примерно на 3% снизились прибыли компаний.
    . начался рост безработицы, столь нехарактерный  для  Японии.  С  уровня
      2,5% - 3% в 1998 г. безработица доросла до 4,5% в 1998 г., в  1999  г.
      уже составляла 7%.
    . сокращение спроса на японскую продукцию в странах Юго-Восточной  Азии,
      на которых ранее приходилось до 40% экспорта.
    . настоящая волна банкротств захлестнула Японию.
      Все больше и больше экономистов называют  Японию  конца  1990-х  годов
"страной заходящего солнца", а самые пессимистично настроенные считают,  что
"Япония уже наполовину мертва".
      Таким образом, иллюзорное благополучие в  период  "экономики  мыльного
пузыря" опасно не только развалом фиктивной экономики и  мощным  потрясением
для общества, но и разрушением связи между инвестициями и  инновациями,  для
восстановления которой потребуется время.
      "Экономика мыльного пузыря"  -  явление  интернациональное.  Вслед  за
Японией и другими  странами  Азии  "мыльный  эффект"  охватил  и  российскую
экономику. Произошло то, что всегда происходит с пузырями  -  он  лопнул.  В
ближайшие годы "мыльный сценарий" России не грозит, но при построении  новой
модели экономического роста необходимо принять во внимание зарубежный опыт.



                       Список используемой литературы.


    1. Япония. Статистический справочник Страны Мира. 1999.
    2. Японская экономическая модель в послевоенные годы.// Япония  сегодня.
       1998.
    3. И. П. Лебедев. Япония: смена модели экономического роста.  М.,  1990,
       с. 127.
    4. В. Я. Цветов. Пятнадцатый камень сада Рёандзи. М., 1987, с. 209.
    5. Кокусай хикаку токэй (Международная сравнительная статистика). Токио.

           1988, № 6, с. 15—16.
    6. Составлено по: Кэйдзай токэй нэнкан, 1998, с.151
    7. Составлено по: Кэйдзай токэй нэнкан, 1998, с.72-75. В ценах 1990 г
    8. Составлено по: Кэйдзай токэй нэнкан, 1998, с.82-83.
    9. Fortune. 1987. March 50. P. 42.
   10. БИКИ.1986.25 сент.С.4
   11.  Аванесов  А.Н.  Япония:  поиски  решения  энергетической  проблемы.
       М.,1986.с.32.
   12. БИКИ. 1987. 17 дек. С.8.
   13. Подсчитано по: Кэйдзай токэй  нэнкан  1998,  с.46-47,  82-83;  Нихон
       токэй нэнкан 1998, с.139, 152.
   14. Кэйдзай токэй нэмпо 1996, с.19, 23
   15. Кэйдзай токэй нэнкан 1998, с.324.
   16. Там же, с.446; Цусё хакусё 1997 (Белая книга по  внешней  торговле).
       Общий обзор.Токио,1997, с.54
   17. Кэйдзай токэй нэнкан 1998, с.322
   18. The Nikkei Weekly. 11.01.1999.
   19.  Подсчитано  по:  Нихон-о  тюсин  то  суру  кокусай   хикаку   токэй
       (Статистика  международных  сопоставлений).  Токио,  1996,  с.83-84;
       Кэйдзай токэй нэнкан 1998, с. 44.



      Введение.   1


      Глава 1. Становление современной Японии.      2


      Глава 2. Перемены.     6

        Изменения на производстве. 6
        Особенности использования рабочей силы.    7
        Изменения отраслевой структуры. 9
        Развитие науки и техники.  11
        Влияние НТП на экономику.  12
        Изменение внешнеэкономической политики.    14
        Стимулирование внутреннего спроса.    15
        Административно-финансовая реформа.   15

      Глава 3. Экономика “мыльного пузыря”.   18


      Заключение. 22


      Список используемой литературы.   23



-----------------------
      [1] В том числе  срочные  вклады  населения  составляют  54-59%  всего
объема срочных банковских депозитов.  Данные  за  1992-1996  гг.  —  Кэйдзай
токэй нэмпо  1996  (Статистический  экономический  ежегодник  1996).  Токио,
1997, с.185, 187.
      [2]  Сельское  и  лесное  хозяйство,  рыболовство,   добыча   полезных
ископаемых,  нефтепереработка,   ядерная   энергетика,   аэрокосмическая   и
оборонная промышленность.

      [3] Индекс курсов акций TOPIX с 1985 по 1990 г. поднялся с  1049,4  до
2881,4, или в 2,75 раза. Основной капитал  предприятий  в  постоянных  ценах
вырос с 519 158 до 730 317 млрд. иен,  или  на  40,6%  (Нихон  токэй  нэнкан
1998, с.152, 481). Сравнение не вполне корректно, так как  оценка  основного
капитала охватывает все  предприятия,  а  индекс  TOPIX  —  только  открытые
корпорации. Но оно отражает общую тенденцию.



смотреть на рефераты похожие на "Особенности экономического развития Японии в 70-80-е годы 20 века"