Иностранные языки

Иностранцы в Германии



                Министерство образования Республики Беларусь

          Могилевский государственный университет им. А.А.Кулешова



                         Кафедра иностранных языков



                           «Иностранцы в Германии»



                               Курсовая работа



                                                       Шавель Юрия Павловича

                                                студента 5 курса, группы «В»

                                               факультета иностранных языков

                                                       научный руководитель-

                                                 Зенчик Галина Владимировна.



                                Могилев, 2001

Содержание:



I.  Введение.


II. Основная часть.

        1. Миграция в Германии. История и современность.
         1.1. Линии исторического развития.
         1.2. Бегство и вынужденная миграция.

         1.3. От страны эмиграции к стране иммиграции.

                   2. Иностранцы в Германии.
                       2.1. Немцы и иностранцы.
                         2.2.Либеральное   законодательство   в    отношении
гражданства.
                       2.3. Проблематика права на убежище.
                       2.4. Новое законодательство о праве на убежище.
         2.5. Ситуация в западных землях Германии.
         2.6. Иностранцы как важный экономический фактор.
         2.7. Иностранцы на рабочих местах.
         2.8. Дети иностранцев.

III. Заключение.


IV. Литература.



  Введение


      В ситуации отмеченной крупными миграционными процессами во всем  мире,
  тема иммиграции является темой будущего для многих европейских,  а  также
  неевропейских стран. Ни  для  одной  страны  нельзя  сделать  исключение.
  Различия между ними лишь в том, что одни являются странами иммигрантов, а
  другие - нет, но и у них есть иммиграция.
      Тема иммиграции актуальна в Германии как никогда, ее широко  обсуждают
  и политики и население.  Германия  официально  никогда  не  была  страной
  иммиграции, однако ни в один другой регион Европы во второй  половине  XX
  века не переселялось столько людей, как на территорию старой Федеративной
  Республики. Девять процентов общего населения Германии не  имеет  сегодня
  германского  паспорта.   Федеральное   правительство   отреагировало   на
  изменения в иммиграционной ситуации  рядом  мер.  Во-первых,  -  реформой
  права на гражданство: теперь дети  иностранцев  автоматически  становятся
  гражданами Германии, если их родители живут в стране  более  8  лет.  Во-
  вторых, - введением «грин-кард», позволяющих специалистам  компьютерщикам
  из  стран-нечленов  Европейского  Союза  быстро  и  без   бюрократических
  проволочек  получить  разрешение  на  работу.  В-третьих,  -    созданием
  иммиграционной комиссии, которая до середины 2001 года должна разработать
  новые концепции иммиграции и интеграции.
      Иногда эта тема  приобретает  черты  религиозной  войны  -  германская
  дискуссия об «иммиграции». Да или нет?  При  этом  реальность  уже  давно
  отодвинула на задний план избитые тезисы. Немцы десятки лет живут  вместе
  с соседями, коллегами и  школьными  товарищами,  которые  эмигрировали  в
  Германию, хотя в новых федеральных землях этот опыт еще невелик. Германия
  ежегодно принимает около 300.000 человек,  из  которых  примерно  200.000
  имеют перспективу остаться в стране на  длительный  срок.  Однако  многих
  политиков, похоже, не волнуют задачи в области интеграции, вытекающие  из
  этого положения вещей.  При  этом  речь  давно  уже  идет  о  том,  чтобы
  развивать Германию как страну иммигрантов, так как уже сейчас численность
  ежегодно приезжающих в Германию иммигрантов равна населению  среднего  по
  величине города.
      Имея девятипроцентную долю иностранцев в общей численности  населения,
  Германия находится в этом отношении в верхней  части  списка  европейских
  стран. Каждый четвертый переселенец приехал  из  страны-члена  Евросоюза,
  главным образом - из Италии, Греции, Австрии, Португалии и Испании. Самую
  большую группу иностранных жителей составляют турки - 2,1  млн.  человек.
  Данные о регионах происхождения мигрантов и о предпочитаемых ими  странах
  показывают, что большая часть миграционных процессов Германии  связана  с
  Европой. В 1999 г. из стран Европы не входящих в ЕС, а также  из  Азии  в
  Германию въехало больше людей, чем выехало из Германии в эти регионы.
      Иностранное население неравномерно расселено по  территории  Германии.
  Почти 70% всех мигрантов проживает в четырех  (западных)  крупных  землях
  Баден Вюртемберг, Бавария, Гессен  и  Северный  Рейн-Вестфалия.  В  новых
  федеральных землях Бранденбург, Мекленбург-Передняя  Померания,  Саксония
  Анхальт, Саксония  и  Тюрингия  доля  иностранцев  весьма  невелика.  Она
  превышает 2% только в Бранденбурге и Саксонии. В  крупных  индустриальных
  районах старых федеральных земель, а  также  в  Бертине  мигрантов  вдвое
  больше чем в сельской  местности.  В  городах  доля  иностранных  жителей
  достигает в среднем 15%, а в некоторых  случаях  даже  заметно  превышает
  этот показатель.
      За последние 40 лет в Германию въехало более 30 млн. человек. За  этот
  же период Федеративную Республику покинуло более 21 млн. человек. Высокие
  показатели иммиграции в начале 90-х годов (например, в 1992 г. в Германию
  въехали  1.5  миллиона)  объясняются  прежде  всего  большим  количеством
  немецких репатриантов из республик  бывшего  Советского  Союза  и  других
  восточноевропейских государств, ростом числа лиц  просящих  политического
  убежища, притоком беженцев из Югославии  (начиная  с  1991-1992  гг.),  а
  также возросшей трудовой миграцией из стран, не  входящих  в  Европейский
  Союз. В последнее время наплыв мигрантов снизился. В 1999 г.  в  Германию
  въехало всего лишь 875 тысяч человек и 672 тысячи уехали из страны.



      Основная часть.

      Миграция в Германии. История и современность.
      Люди издавна покидали родину в поисках работы  и  убежища.  Сейчас  во
  всем мире 150 млн. человек живут за пределами родных  стран.  Германия  -
  одна из тех  стран,  куда  стремятся  эмигранты:  здесь  живут  7,4  млн.
  иностранцев. Они приехали на работу  либо  в  поисках  убежища,  либо  на
  учебу, либо в качестве высококвалифицированных   специалистов.
      Миграция соединяет историю  и  современность.  Она  стержень  conditio
  humana - в конце  концов  «человек  разумный»  расселился  по  свету  как
  «человек мигрирующий». Поэтому считать сегодняшнее  перемещение  людей  в
  историческом аспекте исключением и бояться их в будущем склонны лишь  те,
  кто не знает истории: в ней перемещения людей через границы государств  и
  столкновения различных культур являются скорее правилом, чем исключением.
  В течении истории немцы за  рубежом  и  иностранцы  в  Германии  пережили
  буквально все мыслимые формы передвижений населения вопреки  существующим
  границам.  Это  были  эмиграция,  иммиграция,   транзитные   перемещения,
  переселение немцев на заработки за  границу  и  иностранцев  в  Германию;
  бегство и  вынужденное  переселение  немцев  за  рубеж  и  иностранцев  в
  Германию, при этом немцы выступали в роли и жертв, и преступников - как в
  границах Германии так и за ее пределами. История немцев знает  не  только
  перемещения людей через границы, но и границ через людские судьбы гонения
  на «чужаков» внутри страны - евреев, цыган и других.
        Первыми  иммигрантами  были   голландцы,   гугеноты,   вальденцы   и
  зальцбуржцы, воспринимавшихся в Германской империи как люди, пострадавшие
  за веру. Они вызывали у коренного населения  такое  почтение,  что  можно
  говорить о своего рода конфессионально обусловленной передаче технологий.
  Интеграция чужаков, несмотря на многие шероховатости, в значительной мере
  облегчалась интересом коренного населения к новым людям и явлениям.

      Линии исторического развития
      Первыми эмигрантами из континентального  германоязычного  пространства
  были, например, предки семибургских саксонцев  в  нынешней  Румынии.  Они
  oсели в тогдашнем венгерском королевстве в середине XII века.  Венгерские
  соседи называли их «саксонцами», но они  происходили  преимущественно  из
  областей Рейна и Мозеля. В XVIII  веке  из  германоязычного  пространства
  вышли и другие группы переселенцев:  с  юго-запада  и  центральной  части
  –«банатские швабы», из верхней Швабии и Бадена – «cатмарские  швабы».  Их
  поселения служили освоению и защите новых земель.  Поэтому  они  получали
  особые экономические и культурные привилегии, выполнявшие роль стимула.
      Но и в других регионах юго-восточной, центрально-восточной и восточной
  Европы  у  германцев  были  поселения,  жители   которых   имели   особые
  привилегии. Их  следы  затерялись  лишь  в  период  мировых  войн.  Этому
  способствовали  принудительное  переселение,  культурные   репрессии   и,
  наконец, эмиграция тех, чьи потомки возвращаются сегодня  на  родину  как
  «переселенцы», чтобы жить здесь «немцем среди немцев».
       В 1830-е годы  континентальный  восточный  поток  уступил  первенство
  эпохальному передвижению масс на Запад -  за океан. Начиная с голода 1815-
  1817 гг. до начала Первой мировой  войны  в  1914  г.  трансатлантический
  исход привел только в Соединенные Штаты 5,5  млн.  немцев.  В  конце  XIX
  столетия эмиграция сократила население Германии ровно на 5 млн.  человек.
  Напряжённость между ростом населения и   возможностью  прокормиться  была
  ослаблена быстрым подъемом экономики  в  кайзеровском  рейхе  с  развитой
  промышленностью. В начале 1890-х годов  эмиграция  за  океан  существенно
  сократилась.
       В противовес резкому снижению массового отъезда немцев с начала 1890-
  е годов усилилось массовое передвижение в Америку населения  восточной  и
  юго-восточной Европы.  До  начала  Первой  мировой  войны  более  5  млн.
  эмигрантов из Австро-Венгрии и  России  (в  частности,  поляки  и  евреи)
  пересекли рейх на пути в морские порты. Большинство садилось на корабли в
  Бремене и Гамбурге.
       В кайзеровской Германии, которая вышла на ведущие позиции  в  мировой
  экономике, рассогласование спроса и предложения на рынке труда  приобрело
  в конце ХIХ в. своеобразную форму: «нехватка людей» в сельском хозяйстве,
  рабочих в промышленности, на строительстве дорог и каналов с 1890-х годов
  сделали сезонные перемещения «иностранных отходников» в Германию массовым
  движением. По ведомственным оценкам,  накануне  Первой  мировой  войны  в
  Германии было 1,2 млн. «иностранных отходников».  Среди  них  преобладали
  поляки и итальянцы. Большинство работало в Пруссии.
       В Веймарской республике занятость  иностранцев  была  невысокой  и  к
  моменту кризиса  мировой  экономики  почти  сошла  на  нет.  В  национал-
  социалистской Германии 1933-1938 гг. она сначала немного возросла. С 1939
  г.  она  увеличилась  в  миллионы  раз  и   вылилась   в   рабский   труд
  депортированных  «иностранных  рабочих»  и  военнопленных  по   программе
  «использования  иностранцев»  в  милитаризованной  национал-социалистской
  экономике. Выжившие жертвы по окончании войны составили 10-12 млн.
       Страна, которая в своей  истории  часто  оказывалась  прибежищем  для
  иностранцев, сама вынудила многих испытать невзгоды  чужбины,  обращая  в
  бегство или вынуждая эмигрировать. В XIX в это относится в частности,  не
  только к «преследованиям демагогов» согласно Карлсбадским решениям 1819г.
   Речь идет и о бегстве преследуемых  революционеров  1848-1849  гг.  -  в
  Соединенных Штатах и Австралии их еще называли «forty-eighters» - а также
  о германских социалистах,  которые  во  времена  закона  Бисмарка  против
  социалистов  (1878-1890)  перебрались   в   европейскую   и   заокеанскую
  эмиграцию. Все это после «захвата власти» национал-социалистами в    1933
  г.  померкло  перед  лицом  политически,   мировоззренчески   и   расово-
  идеологически обусловленной эмиграции из национал-социалистской Германии.
  Люди эмигрировали в более чем 80 стран  мира,  среди  которых  на  первом
  месте были Соединенные Штаты Америки. Для многих, прежде всего  еврейских
  эмигрантов, бегство в изгнание было спасением от смертельной опасности.

      Бегство и вынужденная миграция


      Во Вторую  мировую  войну  последовали  волна  бегства  и  вынужденных
  переселений из областей, определенных как сфера интересов пактом Гитлера-
  Сталина 1939 г., насильственное  переселение,  изгнание  и  депортация  в
  Европе, оккупированной Германией, а  также  на  советской  территории.  В
  конце были  лагерный  плен,  каторжные  работы  и  реинтеграция  немецких
  военнопленных,  а  также,  в  1950-е  годы,  «поздние   возвращенцы»   из
  Советского Союза, крупнейшие в истории Европы вынужденные  переселения  в
  виде бегства и изгнания немцев из восточных областей.

      С конца Второй мировой войны в  Германии  наблюдались  четыре  крупных
  процесса иммиграции  и  интеграции.  При  этом  в  Восточной  Германии  и
  Западной Германии доминировал часто противоположный опыт. Первый  процесс
  - немецкие беженцы и  изгнанники:  на  Западе  их  сочувственно  называли
  «изгнанными  с  родины»,  на  Востоке  же  они   получили   косметическое
  обозначение «переселенцы». На Западе  влиятельные  организация  изгнанных
  десятилетиями  официально  выступали  за  «право  на  родину»,  а  в  ГДР
  «проблема переселенцев» стала с оглядкой на восточных  соседей  табу.  На
  Западе приток эмигрантов из Восточной и Юго-Восточной Европы  продолжался
  и  после  окончания  изгнаний:  в  1951--1988  гг.   через   лагеря   для
  перебежчиков границы прошли почти 1,6 млн. человек. На Востоке же, по  ту
  сторону «интеграции переселенцев», приток переселенцев  был  невелик:  по
  указанным причинам он был связан лишь  с  «воссоединением  семей».  Менее
  заметной на Западе была сначала иммиграция беженцев, искавших убежища, но
  с начала   1980-х она быстро нарастает. В ГДР доминировали не  иммиграция
  и интеграция, а эмиграция и изоляция вследствие переселения  или  бегства
  на Запад. В духе «холодной войны» Запад приветствовал эти  процессы,  так
  как «бегство от коммунистической власти» означало «голосование ногами»  в
  соперничестве двух систем и одновременно желательный приток рабочей силы.
  В  ГДР,  напротив,  нелегальный  путь   на   Запад   рассматривался   как
  предательство родины и как строго наказуемое деяние. По  возможности  эти
  темы полностью замалчивались, как в начале 1950-х замалчивались «проблемы
  переселенцев». Многие вопросы, связанные с иммиграцией и  интеграцией,  с
  эмиграцией и изоляцией были вытеснены из общественного сознания ГДР.
       Вторая  крупная  волна  иммиграции  в  Федеративную  Республику  была
  вызвана «гастарбайтерами»  и  иммигрантами:  договор  между  Германией  и
  Италией 1955г. дал начало официально организованной вербовке  иностранных
  кадров в страну «экономического чуда».  Строительство  стены  на  Востоке
  невольно подстегнуло поток приезжих: когда после 1961 г. эмиграция из ГДР
  иссякла, усилилась вербовка  иностранных  рабочих.  «Гастарбайтеры»,  или
  «гостящие рабочие» - так их называли  в  обиходе,  но  не  в  официальных
  документах - в отличие от  «иностранных  рабочих»  национал-социалистской
  Германии  и  «иностранных  отходников»  кайзеровской  Германии.  Вербовка
  рабочих на Западе продолжалась  до  «нефтяного  шока»  1973  г.,  который
  положил  ей  конец.  За   это   время   в   страну   приехало   14   млн.
  «гастарбайтеров», из них 11 млн. человек  вернулись  впоследствии  домой.
  Оставшиеся  поселились  в  Германии,  вызвали  к  себе  семьи,  так   что
  большинство из них уже к концу 1970-х жило в парадоксальных  общественных
  условиях - в ситуации иммиграции без страны иммиграции. Дело в  том,  что
  на  правительственном  уровне  это  явление  «опровергалось»,  из   сферы
  политических решений вытеснялось,  в  административных  процедурах  стало
  табу. Не было зрелых концепций по вопросам иммиграции и  интеграции:  то,
  что  становится   табу,   невозможно   формировать.   В   ГДР   на   базе
  правительственных соглашений также работали иностранцы, хотя и не в таком
  объеме, как на Западе. Это были приезжие преимущественно  из  Вьетнама  и
  Мозамбика. Как и «гастарбайтеры» на Западе, они «вкалывали»   в  наименее
  престижных сферах, в самых тяжёлых условиях, например,  три  четверти  из
  них работали в  сменном  режиме.  Привлечение  иностранцев  в  ГДР  также
  замалчивалось или маскировалось под  видом  стажировки.  По  отношению  к
  иностранцам, заключившим срочные договора, в государстве закрытых  границ
  действовала система «шефства», подотчётная администрации  и  авторитарная
  по своему характеру. В целом это была не столько  социальная  интеграция,
  сколько предписанная государством сегрегация, имевшая и  пространственное
  выражение (аналог гетто). Иностранцев размещали в отдельных общежитиях  и
  таким образом обозначали социальную дистанцию.  Личные  контакты  с  ними
  осуществлялись по разрешению и требовали  отчета.  Предписанная  изоляция
  чужих и публичное  замалчивание  их  существования  создавали  социальный
  вакуум. В нем  селились  слухи  и  злоба,  расцветали  недоверие,  страх,
  ненависть.   Федеральный   президент   Вольфганг    Тирзе    говорил    о
  «восточногерманской форме  апартеида»,  бывшая  уполномоченная  по  делам
  иностранцев  Корнелия  Шмальц-Якобсен  -  о  «ксенофобии   за   закрытыми
  дверьми». Когда тоталитарной дрессировке пришел конец, скрытая  неприязнь
  к чужакам вырвалась наряжу. В процесс объединения ринулись немцы, ставшие
  друг  другу  чужими,  с  противоположным  политико-идеологическим  опытом
  наряду со многими нерешенными вопросами  обнажив  и  нерешенные  в  обоих
  государствах проблемы общения с чужаками.
      Третья группа иммигрантов в послевоенные годы - лица, ищущие убежища и
   прочие беженцы. Ответом западных послевоенных немцев на прием или  отказ
  в приеме немецких  эмигрантов  1933-1945  гг.  стал  известный  абзац  из
  четырех  слов  в  ст.  16  конституции,  по  поводу  которого  так  много
  дискутировали  и  о  котором  сегодня   написаны   многочисленные   тома:
  «Преследуемые по политическим мотивам имеют право на убежище».
      Четвертая большая группа выселенцы и немецкие иммигранты из  Восточной
  Европы:  иммиграция  переселенцев  это  своего  рода  «возвращение  через
  поколение». Предки мигрантов выехали из  страны  несколько  десятков  или
  сотню лет назад или, как в случае «семибургских саксонцев» еще в  позднем
  средневековье - когда Германия еще не существовала.  Те,  кто  официально
  признан «выселенцем», могут, с точки  зрения  правовых  норм  в  связи  с
  последствиями войны, претендовать  на  германское  гражданство  со  всеми
  правами и обязанностями. Однако в  культурном,  ментальном  и  социальном
  отношении они – настоящие иммигранты. Из-за недооценки или смешения их  с
  изгнанными и  послевоенными  беженцами  вопрос  об  их  интеграции  стоит
  особенно остро. Проблемы иммиграции обострялись по мере  массового  роста
  иммиграции выселенцев. Они  имели  место,  хотя  уровень  1993  г.  путем
  выделения особых контингентов был максимально снижен до 220 тыс.  человек
  и затем путём определенных ограничений доведен до 100  тысяч  в  1998  г.
  Немаловажную роль  сыграли  языковые  тесты,  введенные  в  1996  году  в
  регионах происхождения.  Иммиграция  выселенцев  долгое  время  считалась
  образцовым  экспериментом  рекомендованным  для  интеграции   иностранных
  иммигрантов. В условиях нарастающего бюджетного дефицита ситуация заметно
  изменилась.  Впрочем,  выселенцы,  несмотря  на  сокращение  пособий   по
  интеграции,   остаются   привилегированной   группой   иммигрантов.   При
  интеграции  «чужих»  немцев   с   Востока   выявились   новые   серьезные
  миграционные трудности. Между тем в ходе  осуществляемой  уже  в  течение
  десятилетий  интеграции  «своих»  иностранцев  не  удается  справиться  с
  решением многих проблем.

      От страны эмиграции к стране иммиграции

      Несмотря на все светлые и темные стороны  в  истории  миграции  внутри
  страны, в страну и из страны, магистральная линия исторического  развития
  в ХIХ и XX в.в. состояла в том, что Германия из страны эмиграции  сначала
  стала страной привозного труда, а затем и страной куда стремятся  попасть
  эмигранты. Это было известно еще до сенсационного отчета ООН  о  развитии
  населения весной 2000 г., где говорится, что  Германия  еще  долго  будет
  оставаться желанной для эмиграции страной.
        Прогрессирующее  демографическое  «старение»  населения  Германии  в
  действительности таит  серьезные  проблемы.  Они  касаются  экономической
  динамики и солидарности поколений. Демографическая политика  как  таковая
  не является альтернативой. Речь должна  идти  об  условиях,  при  которых
  население растет за счет рождении и/или  иммиграции. Для этого необходимы
  теоретические  концепции,  рассматривающие   миграцию   как   центральную
  проблему наряду с другими аспектами. При рассмотрении миграции  важно  не
  упускать из  виду,  что,  несмотря  на  приток  иммигрантов  Германия  не
  перестала быть страной эмиграции и транзита. Федеративная Республика,  по
  крайней  мере,  с  окончанием  «холодной  войны»  и  связанными   с   ней
  передвижениями на селения между Востоком и  Западом  -  словно  гончарный
  круг международных миграционных  процессов  она  принимает  эмигрантов  и
  миграционных рабочих, но  и  отпускает  людей  в  другие  страны  жить  и
  работать.  В   нее   вливаются   многочисленные   транзитные   иностранцы
  путешественники, а также  множество  беженцев,  для  которых  Германия  -
  промежуточная станция на пути  к  другим  странам.  Вот  почему  Германии
  необходима всеобъемлющая концепция для всех типов миграции.

      Иностранцы в Германии.
      Немцы и иностранцы.
      В 1990 и 1991 гг. на Германию приходилось 58 процентов, а в    1992 г.
   уже 79 процентов всех ищущих убежища в странах Европейского  Сообщества.
  В 1992 году  на  проживание  и  питание  иностранных  мигрантов  Германии
  пришлось истратить почти 9 миллиардов немецких марок.
      Ввиду экономических трудностей  в  стране,  с  середины  1992  года  в
  Германии  имеют  место  акты  насилия  по  отношению  к  иностранцам.  Их
  совершают,  в  основном,  молодые  люди,  не  имеющие   профессионального
  образования. Немецкая общественность во многих городах страны участвовала
  в  спонтанных  и  организованных  митингах  солидарности  с  иностранными
  согражданами,  в  которых  приняли  участие  ведущие  представители  всех
  общественных групп: политических партий, религиозных общин, а также  фирм
  и  рабочих.  На  специальных  мероприятиях  популярные   среди   молодёжи
  спортсмены и музыканты призывают  оказывать  противодействие  насилию  по
  отношению к иностранцам.
      Враждебность по отношению к иностранцам никогда не встречала поддержки
  у немецкого населения. По мнению компетентных наблюдателей,  ненависть  и
  насилие  являются   свидетельством   ущербности   системы   ценностей   у
  определённой части населения; при этом некоторую роль  играет  зависть  к
  успехам иностранных сограждан.
      Ответственные  деятели  политики  и   общества   проявляют   решимость
  позаботиться о том, чтобы все люди в  Германии  могли  жить  без  страха.
  Германский Бундестаг в октябре 1992 года подчеркнул:
      «Иностранцы являются частью  нашего  общества  и  нашей  экономической
  жизни;  -  они  вносят  существенный  вклад  в  фонд  нашего  социального
  обеспечения и  обогащают  культурную  жизнь  в  Германии.  Добрососедская
  совместная  жизнь  должна  быть  сохранена  и,  если   нужно,   улучшена.
  Необходимо и  далее  содействовать  интеграции  иностранцев.  Федеральный
  канцлер Гельмут Коль в одном из правительственных заявлений в  июне  1993
  года заверил, что в Германии нет места насилию против иностранцев.
      Основой федеральном и земельной политики по  отношению  к  иностранцам
  являются  принятые  в  1977  году  «Предложения  комиссии  представителей
  федерации  и  земель  по  поводу  разработки  широкомасштабной  концепции
  повышения степени занятости иностранцев».  В  этом  документе  содержатся
  следующие пункты:
      - Федеративная Республика  Германия  не  является  страной,  регулярно
  принимающей иммигрантов.
      - Промышленные предприятия не могут рассчитывать на то, что  им  будет
  разрешено приглашать любое количество иностранных рабочих  для  работы  в
  Германии.
      - В Германии будут, однако, в  течение  длительного  времени  работать
  иностранные рабочие  и  служащие.  С  учётом  особых  проблем  второго  и
  третьего поколения иностранцев в Германии, необходимо проведение политики
  обеспечения рабочих мест для иностранцев.
      -  Необходимо  проведение  мер   повышения   уровня   профессиональной
  подготовки  иностранцев  в  Германии,  чтобы  повысить  их  готовность  к
  возвращению в свою страну.
      - Проживание иностранцев и их семей в Федеративной Республике Германия
  должно быть обеспечено в социальном и  правовом  плане;  им  должна  быть
  обеспечена возможность социальной интеграции.
      Заступая в  должность  федерального  канцлера  в  октябре  1982  года,
  Гельмут  Коль  так  сформулировал  основы  своей  политики  в   отношении
  иностранцев:
      «Политика  федерального   правительства   в   отношении   иностранцев,
  направлена на интеграцию тех иностранцев, которые легально  проживают  на
  территории нашей страны, -  в  частности,  иностранцев,  приглашённых  на
  работу, и членов их семей; наша политика направлена также на  ограничение
  иммиграции из стран, не входящих в Европейское  Сообщество;  целью  нашей
  политики является  также  оказание  помощи  тем  иностранцам,  кто  хочет
  вернуться в свою страну».
      Эти принципы нашли своё отражение в  «Законе  о  въезде  и  пребывании
  иностранцев на территории Федеративной Республики Германия»,  действующем
  с 1 января 1991 года. В  этом  законе  нашло  подтверждение  распоряжение
  правительства от 1973 года о  запрете  вербовки  иностранных  рабочих  из
  стран, не принадлежащих к Европейскому  Сообществу.  Политика  интеграции
  иностранцев не  направлена  на  их  ассимиляцию.  Первая  «уполномоченная
  федерального правительства по вопросам интеграции иностранных  рабочих  и
  служащих и членов их семей» госпожа Лизелоттэ Функэ (вышла в  отставку  в
  1991 году),  определила своё представление об интеграции иностранцев  как
  «постепенное привыкание к нашему образу жизни  и  мирное  сосуществование
  людей различного происхождения, при взаимном  уважении  к  национальному,
  культурному и религиозному самопониманию друг друга.»
      Германская политика  по  отношению  к  иностранцам  покоится  на  двух
  основах: во-первых,  на  законодательстве  о  проживании  иностранцев  на
  территории  Германии  и  их  праве  работать  здесь,  и,  во-вторых,   на
  ограничении иммиграции иностранцев из стран, не входящих в ЕС. Усилия  по
  ограничению  иммиграции  включают  в  себя  борьбу  со   злоупотреблением
  гарантированного  конституцией  Германии  права  на  убежище   тем,   кто
  подвергается преследованиям по политическим причинам.
      В процессе интеграции от иностранцев ожидается, что они будут  уважать
  систему ценностей, норм  и  форм  общественной  жизни,  имеющую  место  в
  Германии. Понимаемый таким образом процесс интеграции  оставляет  простор
  для самостоятельной жизни иностранцев.
      В  реальной  жизни  процесс  интеграции  идёт   по-разному.   Надёжных
  критериев измерения достигнутого уровня интеграции не существует. Однако,
  начало этого процесса заметно в сфере профессионального производственного
  обучения, а также в сфере политической, социальной и экономической. Стало
  заметным активное участие второго  и  третьего  поколения  иностранцев  в
  процессе  приобретения  профессии.  Об  интеграции   в   сфере   политики
  свидетельствует растущий интерес к событиям в  Германии,  к  деятельности
  политических партий и к  участию  в  работе  профсоюзов  и  муниципальных
  «советах помощи иностранцам». Социальная интеграция включает в  себя  как
  привыкание к чисто внешним сторонам жизни в Германии  (квартира,  мебель,
  одежда, свободное время, владение немецким языком, контакты  с  немцами),
  так и уважение к немецким законам. Экономическая интеграция проявляется в
  основании иностранцами собственных фирм в Германии.

      Либеральное    законодательство в отношении гражданства.

      В репортажах заграничных средств массовой информации об актах  насилия
  по отношению к иностранцам в Германии многократно делался  упрёк  в  том,
  что Германия решает вопрос о гражданстве  по  этническим  признакам.  При
  этом утверждалось, что такое  законодательство  способствует  ксенофобии.
  Это, однако, не соответствует истине. Действующий с 1  января  1991  года
  закон  об  иностранцах  значительно   упростил   процедуру   приобретения
  гражданства Германии. Здесь, однако, необходимо отметить, что  тот  факт,
  что до сих пор немецкое гражданство  было  дано  сравнительно  небольшому
  проценту иностранцев,  проживающих  в  Германии,  объяснялся  не  столько
  действовавшим   законодательством,   сколько   личным   решением    самих
  иностранцев, желавших сохранить своё  прежнее  гражданство  и  тем  самым
  возможность в будущем вернуться на родину.

      В соответствии с законом от 1991 года, следующие категории  лиц  могут
  претендовать на гражданство Германии:

      1. Иностранцы в возрасте от 16 до  24  лет,  легально  находившиеся  и
  находящиеся в Германии и 6 лет  подряд  посещавшие  школу  на  территории
  Федеративной Республики Германия;
      2. Иностранцы в возрасте  свыше  24  лет,  которые  легально  жили  на
  территории Федеративной Республики Германия в течение  15  лет  подряд  и
  которые в состоянии зарабатывать на жизнь себе и своей семье.
      3. Супруги и несовершеннолетние дети иностранцев старше 24 лет;
  при этом для супругов выполнение условия о предварительном легальном  15-
  летнем пребывании  на  территории  Федеративной  Республики  Германия  не
  является обязательным.
      Лицо, не имеющее судимости и входящее в одну из этих  категорий  имеет
  право  претендовать  на  получение  гражданства  Федеративной  Республики
  Германия.
      6 сентября 1992 года  правительственная  коалиция  ХДС/ХСС  и  Св.Д.П.
  договорилась  с  оппозиционной  СДПГ  (социал-демократы)   о   дальнейшей
  либерализации  немецкого  законодательства  о  приобретении   гражданства
  Германии. Среди прочего, право вышеназванного круга лиц на подачу просьбы
  с получении немецкого гражданства  должно  быть  расширено  до  права  на
  получение гражданства. При этом этническая точка зрения не играет никакой
  роли. Немецкое законодательство о праве на гражданство является одним  из
  самых либеральных в Европе.
      Иногда делаются попытки интерпретации действующего в Германии принципа
  «гражданство ребёнка = гражданство родителей» как  господство  этнических
  критериев  в  вопросе  о  гражданстве.  Люди,  предпринимающие   подобные
  попытки, старательно забывают,  что этот принцип действует почти во  всех
  странах мира. Принцип же,  по  которому  человек  автоматически  получает
  гражданство страны, в которой он родился, действует лишь в «классических»
  иммиграционных странах, - США, Канаде и Австралии,  -  которые  с  самого
  своего возникновения старались привлечь большое количество иммигрантов.
      При признании гражданства Германии за переселенцами в соответствии  со
  статьей 116 конституции Федеративной Республики  Германия,  речь  идёт  в
  первую очередь о гуманитарной помощи этническому  немецкому  меньшинству,
  угнетавшемуся в коммунистических странах. Хотя здесь этническое  немецкое
  происхождение  и  является  необходимой  юридической   предпосылкой   для
  признания  соответствующих  лиц  гражданами  Германии,  но   политическим
  мотивом здесь отнюдь не является стремление  дать  всем  людям  немецкого
  происхождения гражданство Германии, - в какой бы стране они ни жили. Речь
  идёт о том, чтобы оказать этим людям  моральную  и  материальную  помощь.
  Понятие гражданства Германии в  статье  116  германской  конституции,  не
  вступает в конфликт с законодательством касательно  гражданства  соседних
  стран к востоку от Германии.
      Между  Федеративной  Республикой  Германия  и  Российской  Федерацией,
  Венгрией и Польшей имеют место двусторонние договоры о защите живущего  в
  этих странах  немецкого  меньшинства.  Эти  договоры  являются  составной
  частью договоров о дружбе и добрососедских отношениях. Цель  федерального
  правительства Германии:  сделать  жизнь  людей  в  их  стране  достаточно
  перспективной;  но  если  они  захотят,  то  они  смогут  переселиться  в
  Германию.

      Проблематика права на убежище.
      Продолжающийся в  течение  многих  лет  массивный  непрерывный  приток
  иностранцев в Германию, прибывающих под  предлогом  поиска  политического
  убежища, привёл к тому, что во многих странах мира создалось впечатление,
  что право на убежище  (гарантированное  немецкой  конституцией)  является
  ничем иным  как  правом  на  бесконтрольную  иммиграцию  и  проживание  в
  Германии на средства немецкого налогоплательщика. Злоупотребление  правом
  на убежище вызвало в Германии дискуссию о необходимости новой политики  в
  отношении иностранцев и их  права  на  убежище.  Речь  идёт  о  следующих
  основных пунктах:

      - сохранение права  на  убежище  для  всех  преследуемых  по  причинам
  расового, религиозного или политического характера,

      - ускорение административного процесса признания права на убежище

      - принятие законов об урегулировании процесса иммиграции
      Федеративная  Республика  Германия  является   единственным   в   мире
  государством, где право на убежище закреплено в  конституции.  Количество
  претендующих на это право увеличилось  настолько,  что  страна  не  может
  принять всех желающих. В 1988 году претендентов было 103.000, в 1991 году
  уже 256.000, а в 1992 году - свыше 600.000. На Германию приходится  около
  половины  всех  тех,  кто  прибывает  в  западную  Европу  с  требованием
  предоставить ему  политическое  убежище.  Большой  дорогостоящий  аппарат
  чиновников («Федеральное  ведомство  по  вопросам  признания  иностранных
  беженцев»   и   другие   учреждения,   регистрирующие   и   обслуживающие
  претендентов),   а  также  непропорционально  большое  количество   судей
  административных  судов  занимается  рассмотрением  заявлений;  право  на
  политическое убежище признаётся лишь за весьма малой долей  претендентов.
  В 1991 году лишь 6,9 процентов всех претендовавших на статус  политически
  преследуемых  лиц  было  признано  таковыми.  Пока  ведётся  рассмотрение
  заявлений, подавшие их лица проживают в  Германии  на  полном  содержании
  немецкого налогоплательщика; при  этом  речь  идёт  не  о  месяцах,  а  о
  нескольких   годах,   ибо   процесс   рассмотрения   заявления         (с
  привлечением  дорогостоящих  переводчиков,  с   рассмотрением   жалоб   в
  административных судах и т.д.) отнимает очень много времени. Важным шагом
  на пути решения этой проблемы было принятие в декабре 1991 года закона об
  ускорении процесса рассмотрения дел  о  признании  статуса  политического
  беженца.

      Новое законодательство о праве на убежище.
      После многочисленных изменений действующих законов об иностранцах и  о
  процессе признания  статуса  политического  беженца  было  решено  внести
  изменения  в  конституцию.  В  прежнем  тексте  конституции  Федеративной
  Республики Германия право на политическое убежище формулировалось  весьма
  категорично (статья 16-2, предложение 2): «Политически преследуемые имеют
  право на убежище». Это, в частности, приводило  к  тому,  что  невозможно
  было лишить права на  убежище  того,  кто,  живя  в  Германии,   совершил
  тяжёлое  преступление.  Новый  вариант  текста  о  политическом   убежище
  тщательно обсуждался с представителями оппозиционной СДПГ. (для изменения
  конституции  необходимо   две   трети   голосов   депутатов   Германского
  Бундестага).   Осенью   1992   года   была   достигнута   соответствующая
  договорённость, а 26 мая 1993 года в конституцию  Германии  были  внесены
  необходимые   поправки,   направленные    на    ограничение    количества
  рассматриваемых  заявлений  о   предоставлении    статуса   политического
  беженца.  Речь идёт о  барьере  для  тех,  кто  не  является  политически
  преследуемым,  а  пытается  проникнуть  в  Германию  по  совершенно  иным
  причинам.   Новый текст соответствующей статьи конституции вошёл в силу 1
  июля 1993 года. В основном, речь идёт о следующих пунктах:
      -   Иностранец,    въехавший   в   Германию   через    «нерепрессивное
  государство»,  не имеет возможности подать заявление о признании  за  ним
  статуса политического беженца, - он  отправляется  обратно  в  упомянутое
  государство.  К таким  государствам  относятся  все  страны  Европейского
  Сообщества, а также Швейцария, Австрия, Чехия, Польша, Швеция,  Финляндия
  и Норвегия. Все  соседи  Федеративной  Республики  Германия  принадлежат,
  таким образом, к числу нерепрессивных государств.
      - Понятие «нерепрессивное государство» охватывает все те  государства,
  в которых,  в силу правового положения,   практики  применения  права   и
  общей политической  ситуации   нет  политических   преследований.   Лицо,
  прибывшее  из  такой  страны,  отправляется  обратно,  если   не   сможет
  убедительно  доказать,  что  лично  ему  там  грозит   преследование   по
  политическим причинам.
      - Не проводятся через процесс признания политически  преследуемыми  те
  лица, которые находятся в Германии как беженцы  из  регионов,  охваченных
  войной или гражданской войной.  Они  получают  временное   разрешение  на
  пребывание в Германии;  в  течение  этого  времени  они  не  имеют  права
  подавать заявления о признании за ними статуса политически преследуемых.
      По оценкам  экспертов,  применение  нового  законодательства  позволит
  быстро отсеять около двух третей всех  лиц,  пытающихся  выдать  себя  за
  политически преследуемых.
      В этой связи необходимо упомянуть подписанное 7 мая 1993  года  бывшим
  федеральным министром внутренних дел Зайтерсом и министром внутренних дел
  Польши Милчановским соглашение о «сотрудничестве в  вопросах,  касающихся
  следствии миграции». Польша обязуется принимать  обратно  тех  мигрантов,
  которые проникли в Германию через польскую территорию  (Польша  входит  в
  число  нерепрессивных  государств).  Германия,  в  свою  очередь,   будет
  оказывать Польше  финансовую  помощь  в  оснащении  польских  учреждений,
  занимающихся иммигрантами.

      Ситуация в западных землях Германии.
      К началу 1993 года в Германии  проживало  6,5  миллионов  иностранцев;
  около четверти из них является гражданами стран Европейского  Сообщества.
  Наиболее крупная национальная группа среди иностранных сограждан - турки,
  которых в Германии насчитывается 1,8 миллионов. На втором месте - 950.000
  лиц из бывшей Югославии, на третьем - 560.000  итальянцев,  на  четвертом
  -342.000 греков, на пятом - 279.000 поляков, на шестом 135.000  испанцев.
  Среди прибывающих в Германию мигрантов  особое  место  занимают  граждане
  Румынии; в 1991 и 1992 году их приехало 139.000 человек; в  1990  году  -
  около 35.000.
      Средний  возраст  иностранцев   ниже   среднего   возраста   немецкого
  населения. 78 процентов иностранцев имеют возраст  менее  45  лет;  в  то
  время,  как  доля  этой  возрастной  группы  среди  немецкого   населения
  составляет 56 процентов.
      Для многих иностранцев  Германия  стала  новой  родиной.  Это,  прежде
  всего, относится  к  родившимся  и  выросшим  в  Германии  детям  первого
  поколения так называемых «гастарбайтеров», то есть, тех,  кто  приехал  в
  Германию  на  заработки.  Интересно  отметить,   что   каждый   четвёртый
  иностранец живет в Германии не менее 20 лет, а каждый пятый живёт здесь в
  течение времени от 15 до 20 лет. Все в  большей  степени  они  становятся
  местными жителями с иностранным паспортом в кармане. Свыше 700.000 турок,
  400.000  мигрантов  из  бывшей  Югославии,  300.000  итальянцев,  200.000
  греков, 100.000 испанцев и 50.000  португальцев  живут  долее  15  лет  в
  западных землях Германии. В то же время живущие здесь иностранцы почти не
  используют возможности получения немецкого гражданства. Ибо это  означает
  необходимость отказаться от прежнего гражданства. С 1980 года гражданство
  Германии получило 516 тысяч человек: в  основном,  переселенцы  немецкого
  происхождения.  167.000  из   этого   общего   количества   пришлось   на
  иностранцев.
      Иностранцы, живущие  в  западной  части  Германии,  распределяются  по
  западным федеральным землям неравномерно. Почти треть  всех  иностранцев,
  живущих в западных  землях,  находится  в  индустриальных  центрах  земли
  Северный  Рейн-Вестфалия  (29,8  процентов);  почти  пятая   часть   всех
  иностранцев,  живущих  в  западных  землях,  находится  в  индустриальных
  центрах земли Бадэн-Вюртемберг (18 процентов);  много  иностранцев  живёт
  также в регионе Райн-Майн-Некар и в западной части Берлина.
      Если говорить о доле иностранцев в общем населении  городов  Германии,
  то здесь нужно отметить  Франкфурт-на-Майне  и  Оффенбах:  по  данным  на
  сентябрь 1990 года, доля иностранцев в общем  населении  здесь  составила
  23, процентов.  За  ними  следуют  Мюнхен  (21  процент),  Штуттгарт  (20
  процентов), Маннхайм (17,4 процентов) и Дюссельдорф (15,8 процентов).
      В городах иностранцы обычно концентрируются в нескольких  районах.  По
  мере увеличения длительности их проживания  в  Германии,  по  мере  роста
  доходов, по мере увеличения ориентации на немецкий образ жизни,  меняются
  и потребности и привычки иностранцев,  -  в  том  числе,  и  в  том,  что
  касается жилья. Приобретение жилья длительное  время  не  играло  роли  в
  жизни иностранцев в Германии. Накопленные деньги  сберегались  для  жизни
  после  возвращения  на  родину.  По  мере  увеличения   продолжительности
  пребывания в Германии, планы на будущее менялись,  желание  вернуться  на
  родину  становилось  менее  горячим,   и   иностранцы   начали   покупать
  собственные дома и  квартиры;  одновременно  уменьшается  объём  немецкой
  валюты, переводимой ими в их страны.  На сегодняшний  день  45.000  турок
  приобрели в  Германии  недвижимость  и  заключили  135.000  договоров  со
  «строительными сберкассами».


      Иностранцы как важный экономический фактор
      Открытость  по  отношению  к  различным   культурам   стала   решающим
  преимуществом  в  конкурентной  борьбе.  В   условиях   глобализированной
  экономики необходимо раскрывать творческий и инновационный  потенциал  за
  счет внутреннего многообразия.
      Перед  началом  первой  мировой  войны  американский   критик-социолог
  Рэндольф Борн писал об отношении США и иммигрантами: «Для того  чтобы  не
  впасть в стагнацию нам необходимы новые народы». Национальные государства
  долго гордились  своей  автаркией:  они  обеспечивали  себя  собственными
  силами, основывали  собственную  промышленность  и  находили  необходимых
  специалистов среди собственного народа. Не только национальная  гордость,
  но и политическая и  общественная  реальность  национального  государства
  привели к тому, что власть  имущие,  как  и  их  народ,  долго  не  могли
  примириться с мнением о том, что приезжие, иммигранты и  мигранты,  могут
  быть им жизненно необходимы. Однако Борн проявил дальновидность: в  новой
  сегодняшней экономике страны, опирающейся только на национальные  таланты
  и не видящие в иммигрантах источника обогащения своей культуры, неизбежно
  окажутся позади других наций, как в  экономическом,  так  и  политическом
  плане.
      Значит ли это, что иммиграция по американскому или канадскому образцу,
  - в любом случае лучший выход? Нет. Однако богатые  страны  со  стареющим
  населением и падением  рождаемости  не  могут  ожидать  повышения  своего
  жизненного уровня без помощи одаренных, динамичных иммигрантов из  других
  стран. Сколько людей им нужно, сколько иммигрантов  им  стоит  принять  –
  зависит от ситуации, а также от мнения и потребностей местного населения.
  Однако любой здоровой, богатой стране, так или иначе, нужны талантливые и
  энергичные люди со стороны. И так или иначе  большое  число  специалистов
  приедет из более бедных стран третьего мира.
      В обществе знаний идеи являются источником создания стоимости, а новые
  идеи – ценные идеи – часто появляются от соприкосновения различных  точек
  зрения. А это в свою очередь происходит тогда, когда люди сосуществуют  в
  неоднородных обществах.
      Однако  это  объединение  разных  людей  из  различных  стран   должно
  определенным образом контролироваться; в противном случае оно приведет  к
  общественным  беспорядкам.  Но  и  при  правильном  подходе   объединение
  этнических  и  национальных  групп  создает  почву   для   инноваций.   В
  определенном смысле мы здесь имеем дело со спросом  и  предложением.  Без
  пополнения новыми талантами инновационная  способность  ослабевает.  Хотя
  часть талантливых людей могут быть местными уроженцами, но промышленные и
  технологические предприятия во всем мире  все  больше  делают  ставку  на
  иностранцев. Германский  автомобильный  гигант  «Даймлер-Бенц»  слился  с
  «Крайслером» не  только  для  того,  чтобы  свести  воедино  многообразие
  различных точек зрения. А что хорошо для крупных  предприятий,  хорошо  и
  для всего общества в целом.
      Исландия является самой этнически «чистой» страной Европы; кроме того,
  в Исландии самый низкий уровень безработицы  и  она  принимает  рекордное
  число иммигрантов, дабы обеспечить дальнейший рост  экономики.  Ирландия,
  страна с самым высоким экономическим ростом в  Европе,  из  которой  люди
  долгое время только эмигрировали, пережила за последние три года  крупный
  приток иммигрантов, что повлекло за собой возникновение новых вопросов  о
  сущности ирландского общества. Сингапур, один из  «азиатских  тигров»,  с
  давних пор много инвестировал в этническое многообразие, а с недавних пор
  прилагает еще больше  усилий  по  традиционному  привлечению  иностранных
  специалистов. Конечно, страны могут закрыть свои  двери  для  иностранных
  специалистов, он тогда они должны осознавать, что тем самым  они  рискуют
  своим благосостоянием. Им необходимо этническое многообразие, если они не
  хотят оказаться в экономическом, демографическом и общественном застое.
      Раньше немцы приходили в ужас от этой мысли; сегодня она, пожалуй,  не
  кажется им столь радикальной.  После  того,  как  политики  десятилетиями
  твердили, что Германия – это страна  для  немцев,  а  не  привлекательная
  страна иммигрантов для лучших и светлейших умов, они, наконец,  осознали,
  что  Германия  только  выиграет  от  притока  иммигрантов   и   «покупки»
  специалистов на мировом рынке. Германия  не  должна  рассматривать  прием
  иностранцев как акт благотворительности, а должна направлять этот  приток
  в страну или, во всяком случае, влиять на него.  Скептики  возразят,  что
  Германия, в которой более 3 млн. своих безработных, вряд ли может активно
  ходатайствовать о  приезде   талантливых  иностранных  специалистов.  Это
  возражение  имеет  право   на   существование,   но   оно   демонстрирует
  значительное недопонимание того, как  возникают  новые  рабочие  места  и
  предприятия. Примером может служить следующая история.  До  недавних  пор
  германские ведомства отклоняли  почти  все  заявления  от  фирм,  которые
  хотели взять на работу программистов из неевропейских стран и  государств
  третьего мира. «Консептуер», быстро развивающееся германское  предприятие
  в  области  информационных  технологий,  получило  для   семи   индийцев,
  заявление которых на  получение  разрешения  было  отклонено  германскими
  ведомствами, вид на жительство  в  Канаде  и  открыло  с  ними  канадский
  филиал. Таким образом, Германия не потеряла рабочие  места, но если  семь
  индийцев работали бы в Германии, то они, конечно, платили бы налоги.  Это
  еще не все: семь индийцев не могли  самостоятельно  руководить  филиалом.
  Поэтому фирма направила в Канаду двух немцев, которые с тех пор  живут  и
  работают там.
      Они в течение  продолжительного  времени  не  вернутся  в  Германию  –
  сколько рабочих мест это будет стоить стране? Как видно из этого примера,
  дело в том, что Германия должна лучше управлять иммиграцией и эмиграцией,
  в противном случае одаренные немцы последуют за специалистами за границу.
  Это  можно  также  рассматривать  с  другой  точки  зрения:   присутствие
  иностранных специалистов делает  страну  привлекательнее  и  для  местной
  интеллигенции. Достаточно взглянуть на германские  вузы:  практически  не
  один североамериканец не учится в германских университетах, даже  на  тех
  курсах, где занятия проходят на английском языке. В  то  же  время  немцы
  стремятся попасть в лучшие американские университеты, даже не  смотря  на
  то, что им приходится учиться на иностранном языке.
      Немцам, как и прежде, становится не по себе при  мысли  о  том,  чтобы
  надо управлять иммиграцией  и  эмиграцией  людей  и  «заново  изобретать»
  формальные отношения между индивидуумом и  обществом.  Однако  постепенно
  они  начинают  осознавать,  что   планомерная   иммиграционная   политика
  направлена не только на то, чтобы вербовать иностранных специалистов,  но
  и на удержание  в  стране  собственных  талантов.  Старый  аргумент,  что
  иммигранты отнимают у местных жителей рабочие места,  теряет  силу.  Чаще
  эмигрируют не безработные, а специалисты, которых не хватает в  Германии.
  Положительным новшеством правительство Шредера являются  два  новаторских
  изменения в законодательстве,  которые  значительно  облегчают  получение
  германского гражданства и  разрешение  на  работу  для  иностранцев.  Это
  полезный шаг. Несмотря на то, что эти меры пока еще  носят  символический
  характер,  они  все  же  свидетельствуют  о  том,  что  Германия   готова
  участвовать в глобальной конкурентной борьбе за специалистов и создать  в
  стране жизнестойкое, неоднородное общество.  Благодаря  новому  закону  о
  приобретении  гражданства  и  введению  грин-кард   развернулась   важная
  дискуссия о германской самобытности.  После  того,  как  понятие  «немец»
  больше  не  определяется  исключительно  историческим  происхождением,  а
  принимается также во внимание вклад, который любой человек может внести в
  жизнь Германии, возникает большой вопрос, как германскому обществу  стать
  ещё более неоднородным. Другими словами, речь идет не о том, является  ли
  неоднородность преимуществом,  а о том,  какой  вид  многообразия  пойдёт
  больше на пользу Германии и иностранцам,  живущим  и  работающим  в  ней.
  Конечно, немцы сами должны ответить на этот вопрос.  Но  при  этом  можно
  дать ей несколько советов.
      Прежде всего,  нужно  сказать,  что  сущность  иммиграции  изменилась.
  Многие люди больше не ищут новой родины, когда приезжают в другую страну,
  а сохраняют свои старые связи, завязывая новые отношения. Таким  образом,
  прежняя модель миграции – страна А лишается гражданина в пользу страны  Б
  – устарела. Сегодня  люди  находятся  в  движении.  Они  хотят  сохранить
  «корни» - свои обычаи, традиции, язык; и в то же время  они  хотят  иметь
  «крылья» - свободу выбора нового пути.
      Это  влияет  и  на  то,  как  правительство  и   работодатели   должны
  реагировать  на  неоднородность.  Раньше  было  достаточно   предписаний,
  которые действовали для всех и суть которых сводилась к тому, что если ты
  придерживаешься правил, то тебя  признают,  а  если  нет,  то  ты  должен
  покинуть страну или в лучшем случае жить изгоем. Из  этого  свода  правил
  выросло   понятие   «национальной   самобытности»,   которое    поставило
  иммигрантов в Германии перед проблемой: они должны  были  научиться  быть
  немцами, вести себя как местные жители.
      Такая принудительная интеграция больше не функционирует. Талантливые и
  одаренные люди, которые сами могут выбирать, где им жить и  работать,  не
  допустят такого обращения с собой. Единственная альтернатива  заключается
  в том, чтобы признать за иммигрантами их «корни» и  «крылья»,  как  можно
  сильнее интегрировать  их  в  жизнь  Германии,  но  не  ценою  отказа  от
  свойственных им черт. Скептики возразят, что иммигранты никогда не смогут
  безоговорочно интегрироваться в  германское  общество  и  быть  полностью
  лояльными стране, если они сохранят свои корни.  Но  подобное  требование
  устарело, на мировом рынке специалистов отдельная страна может  надеяться
  в лучшем случае только на определённую  долю.  Поэтому  уже  недостаточно
  выдавать иностранным  специалистам  разрешение  на  работу,  ограниченное
  сроком  действия.  Для  того,  чтобы  действительно  извлечь  выгоду   из
  привлечения иностранных экспертов,  страна  должна  сделать  больше.  Она
  должна  предоставить  им  возможность  приезжать  и  уезжать,  когда   им
  заблагорассудится.
      Иностранцы в  значительной степени содействуют общему благосостоянию в
  Германии. Как покупатели они  способствуют  экономической  конъюнктуре  в
  стране. Те суммы, что в первые годы  пребывания  иностранцев  в  Германии
  переводились заграницу, сегодня, в основном, тратятся ими  на  внутреннем
  немецком рынке, -  на  приобретение  всего  необходимого  для  жизни,  на
  покупку  потребительских  товаров  длительного  пользования,  на   уплату
  страховых взносов, на покупку недвижимости и производственные инвестиции.
      Иностранцы могут претендовать на социальную помощь, на помощь в оплате
  жилья,  на получение денег на детей в семье, и т.д.  С  другой   стороны,
  они   выполняют  свои  обязанности  как  налогоплательщики  и  социально-
  застрахованные. Общая сумма всех налогов и социальных взносов, уплаченных
  иностранцами в 1992 году, оценивается  в 90  миллиардов  немецких  марок.
  Турки внесли 450 миллионов немецких  марок в фонд  солидарности  в  1991-
  1992 гг. (взносы в этот фонд,  служащий покрытию части расходов в связи с
  объединением Германии,  были обязательны  для  всех  налогоплательщиков).
  Необходимо упомянуть и долю турок в уплате косвенных  налогов,   налог  с
  оборота,  налог на табачные изделия,  на бензин и т.д. Общая  сумма  всех
  этих налогов, уплаченных турками, оценивается  в  8  миллиардов  немецких
  марок.
      Общие взносы всех иностранцев, занятых по  найму,   в  государственный
  фонд пенсионного страхования, составили в 1989 году почти  13  миллиардов
  немецких марок; в то же время общая сумма пенсионных  выплат  иностранцам
  составила лишь 4 миллиарда немецких марок. Таким  образом,  иностранцы  в
  настоящее время участвуют в финансировании пенсионного фонда.

      Иностранцы на рабочих местах.

      Большинство  иностранцев,  работающих  в  Германии,  платит  взносы  в
  социальный фонд пенсионного страхования (в 1991 г.:  почти  2  миллиона).
  Это, в основном, рабочие. Но  в  последнее  время  наблюдается  небольшое
  увеличение доли служащих среди иностранцев, занятых по найму. Большинство
  иностранцев, занятых по найму, - турки  (630.000).  325.000  иностранцев,
  занятых по найму, - из бывшей Югославии, 171.000 - из Италии,  105.000  -
  из Греции, 93.000 - из Австрии, 61.000 - из Испании, 46.000 - из Польши;,
  46.000 - из Португалии, 45.000 - из Франции, 40.000 - из  Великобритании.
  Почти  половина  всех  иностранцев  работает  в  обрабатывающих  секторах
  промышленности   (производство   и   обработка   стали,   машиностроение,
  автомобилестроение, электротехническое, химическое, текстильное и швейное
  производство).  В  секторе  стали,  машиностроения  и  автомобилестроения
  занято 237.000 иностранцев эта группа секторов  играет  одну  из  ведущих
  ролей. 21,5 процентов иностранцев, занятых по найму, работает  в  секторе
  обслуживания. Около 8 процентов приходится на сектор торговли  и  столько
  же на строительный сектор. Все больше иностранцев основывают  в  Германии
  собственные предприятия, магазины и т.д. За 20 лет доля  предпринимателей
  среди занятых иностранцев в Германии  выросла  с  1,6  процентов  до  5,1
  процентов  (1988г.).  В  1990  году  200.000   иностранцев   в   Германии
  принадлежали к социальной группе «предприниматели и члены их семей».  Для
  сравнения: в 1971 году - 51.000. Наиболее популярными  среди  иностранцев
  являются:  гастрономия,   пошив  одежды,  изготовление  обуви,  торговля,
  услуги,  транспорт.  Наиболее  значителен  рост  количества  иностранцев,
  владеющих  малыми  предприятиями.    Среди  частнопрактикующих  врачей  в
  Германии  доля иностранцев составляет сейчас около 5 процентов,  -  втрое
  больше, чем в 1970 году.  С  80-х  годов  наиболее  заметна  тенденция  к
  основанию собственных предприятий турками,  - особенно  в земле  Северный
  Рейн-Вестфалия, где сосредоточена большая часть всех турок, проживающих в
  Германии. Исследования «Центра по изучению  жизни  турок»  показали,  что
  турецкие   предприниматели   представлены   сегодня   в    55    секторах
  (книготорговля,  ремонт  автомобилей,  экспорт-импорт  и  т.д.).    Центр
  оценивает общую стоимость имущества этих  предприятий  в  5,1  миллиардов
  немецких марок, а их общий товарооборот - в 23 миллиарда немецких  марок.
  Они являются, таким  образом,  важным  экономическим  фактором,  -  не  в
  последнюю очередь, и потому, что создают рабочие места.
      Дети иностранцев.
      В настоящее время в  Германии  проживает  около  1,3  миллионов  детей
  иностранцев в возрасте до 16 лет; из них около 75 процентов - из 6 стран.
  Почти половина - турки (600.000). Ситуация иностранцев в возрасте  до  16
  лет отличается от ситуации их немецких сверстников. Здесь нужно упомянуть
  трудности с языком, трудности с образованием, а  также  принадлежность  к
  различным культурным кругам.
      В  1990  г.  в  общеобразовательных  школах  Германии   было   780.000
  иностранных учащихся. 30 процентов из них посещали школу  типа  хауптшуле
  (неполная  средняя  школа),  18  процентов  -   зондершуле   (школы   для
  отстающих), и лишь 10 процентов - гимназию.  У  их  немецких  сверстников
  картина  иная:  15,5  процентов  посещали  хауптшуле,  3.1  процентов   -
  зондершуле и 22,8 процентов - гимназию.
      Если сравнивать между собой отдельные  национальности,  то  получается
  следующая картина: гимназию посещал каждый семнадцатый турецкий школьник,
  каждый восемнадцатый итальянский школьник и каждый восьмой греческий.
      Почти все дети иностранцев, занятых по найму, родились или  выросли  в
  Германии. Почти все они хорошо или очень хорошо владеют немецким  языком.
  Они с каждым годом достигают всё больших успехов в  учёбе.  В  1990  году
  45,9 из них закончили хауптшуле, 25,2 процентов - реальную школу,  и  6,4
  процентов - гимназию. Для сравнения: в 1983  году  гимназию  закончили  5
  процентов. Доля иностранной молодёжи, не сумевших получить  свидетельство
  об окончании хауптшуле (неполная средняя школа),  снизилась с  29  до  22
  процентов.
      Что касается профессионального обучения,  то  нужно  отметить,  что  в
  последнее время выросла готовность иностранной молодёжи пройти принятый в
  Германии полный курс профессионального обучения. В 1985 году  в  Германии
  было  лишь  51.000  иностранных  учеников   дуального   производственного
  профессионального обучения; в 1992 году их уже было 108.000.  («Дуальное»
  означает, что речь идёт о сочетании обучения на производстве с  обучением
  в соответствующей школе.) Доля  иностранцев  в  общей  возрастной  группе
  населения от 15  до  18  лет  составляет  около  12  процентов;  доля  же
  иностранных  учеников   среди   всех   учеников   в   системе   дуального
  профессионального обучения составляет всего 6,6 процентов. В то время как
  70 процентов немецкой молодёжи до 18  лет  стремилось  получить  дуальное
  профессиональное  образование,  соответствующая  доля  среди  иностранной
  молодёжи  лишь  33,5  процентов.  Причины  отказа  от   профессионального
  образования - в желании  многих  молодых  иностранцев  как  можно  скорее
  начать зарабатывать  деньги.  Значение  профессиональной  квалификации  в
  сегодняшних условиях, когда рынок  рабочей  силы  предъявляет  всё  новые
  требования, очень часто не учитывается  родителями  молодых  иностранцев,
  считающих, исходя из  собственного  опыта  двадцатилетней  давности,  что
  простого школьного образования вполне достаточно.
      Почти четверть молодых иностранцев, начавших прохождение полного курса
    профессионального  обучения,   не   оканчивает   его.   Отсутствие   же
  полноценного  профессионального  образования  не  даёт   найти   хорошего
  рабочего места и мешает процессу  социальной  интеграции.  В  современных
  условиях  (всё  более  сложная  технология,  всё  большая  потребность  в
  квалифицированной  рабочей  силе  в   сочетании   с   всё   уменьшающейся
  потребностью  в  неквалифицированных  рабочих)  молодых  иностранцев  без
  профессионального образования  меньше  шансов  на  хороший  заработок.  С
  другой стороны, в связи с уменьшением количества  немецкой  молодёжи  (по
  причинам демографического характера),   у молодых иностранцев ещё никогда
  не было такого большого выбора мест профессионального обучения.
  Заключение.

      Кинорежиссер Билли Вильдер родился в 1906 г. в  Галиции.  Ребенком  он
  приехал с родителями в Вену. В 20-е годы он переехал в  Берлин  и  оттуда
  бежал от нацистов в Голливуд. Он - типичный мигрант XX в, один из  многих
  миллионов европейцев, искавших на чужбине работу и заработок, свободу или
  защиту от преследований. Более  или  менее  добровольные  передвижения  и
  вынужденное бегство не только  перемешали  части  населения  Европы.  Они
  оставляли  след  в  биографиях  и  коллективной  памяти  мигрантов.   Они
  оказывали огромное влияние  на  политику  и  общество  стран,  в  которые
  устремлялись потоки мигрантов. Уже в  начале  вербовки  гастарбайтеров  в
  начале 60-х в крупных городах Федеративной Республики  Германия  возникло
  невиданное ранее языковое, культурное и религиозное разнообразие.  Многие
  рабочие-мигранты остались к ним либо приехали семьи, либо они  обзавелись
  ими в Германии. Поэтому здесь идет речь не только с иммигрантами, но и  с
  родившимися  здесь  представителями  новых  этно-религиозных  меньшинств.
  Сейчас  в  Германии  нет  единого  мнения  о  том,  как  будет  выглядеть
  соотношение коренного большинства и новых меньшинств.  По  этому  вопросу
  есть, по крайней мере, две разные точки зрения: одни выступают за  далеко
  идущую  ассимиляцию  меньшинств.  Именно  это   желание   скрывается   за
  требованием  адаптации  мигрантов  и  их  детей  к  германской   «ведущей
  культуре», о которой ведется так много споров. Получается, принадлежность
  к меньшинству - не более, чем переходная  стадия.  Противоположная  точка
  зрения исходит из долговременного этнического  разнообразия  и  принимает
  его.  Первая  концепция  опирается  на   представление   о   сравнительно
  однородной германской  нации.  Перманентная  миграция  не  должна  менять
  ситуации.  Основной  груз  интеграции  при  этом  ложится  на  мигрантов.
  Интегрируясь, они получают полные права. Вторая концепция видит  довольно
  «пестрое» население, в котором мигранты и их дети не просто интегрированы
  в результате усвоения немецких ценностей и норм, но привносят собственную
  идентичность и культуру. На практике  это  приводит  к  плюралистическому
  обществу, в котором «другое»  не  равнозначно  «чужому».  В  этой  модели
  конфликты неизбежны. Следовательно, речь идет не об их предотвращении,  а
  об установлении правил их разрешения. Важной предпосылкой этого  является
  равенство реальных возможностей, к  которым  относится  как  можно  более
  раннее  и  неограниченное  предоставление   иммигрантам   гражданских   и
  социальных прав. В политических дискуссиях об иммиграции сегодня и завтра
  речь идет не только о перераспределении ресурсов,  шансов  на  участие  и
  жизнь, но также о признании (или непризнании)  религиозных  и  культурных
  различий.  Очевидно,  что  ассимиляция  новых  иммигрантов   к   обществу
  большинства требует немалых адаптационных усилий. Как правило,  они  сами
  расплачиваются за риск неудачи. Одновременно эта  модель  пытается  сразу
  ограничить разнообразие  Статус  кво  норм,  ценностных  представлений  и
  культурного своеобразия целевого общества должен сохраняться, несмотря на
  приток иммигрантов. Это «культурное своеобразие» имеет широкий диапазон -
  от  языка  большинства  через  определенные  представления  о   семье   и
  воспитании до западно-христианских  традиций.  С  сугубо  немецкой  точки
  зрения, ассимиляция была бы преимуществом, если бы Германия  таким  путем
  могла избежать разногласий с фундаменталистской картиной мира или большой
  асимметрией в правах и обязанностях мужчин и женщин. Однако форсированная
  ассимиляция  означает,  что  со  временем  исчезнет  большая  часть  того
  культурного капитала,  который  мигранты  привозят  с  собой  в  качестве
  «невидимого багажа». Космополитическая модель  исходит  из  ограниченного
  набора  не  обсуждаемых  правил  игры.  Но  в  реальном  мире   отдельные
  этнические группы и их члены  обладают  большей  свободой  индивидуальных
  проявлений.  Для  разных  этнических  групп  это  означает  признание  их
  культурной идентичности.  Такой  подход  облегчает  доступ  прежде  всего
  мигрантам первого  поколения.  А  для  принимающей  страны  это  означает
  большее   космополитическое     разнообразие.   Если   удается    достичь
  космополитического    равновесия,    это    не     только     увеличивает
  привлекательность принимающей страны, но и дает ей ряд преимуществ.  Если
  же этого сделать не удается, то социальная цена расколотого по этнической
  линии общества оказывается довольно высокой  -  особенно  в  тех  случаях
  когда иммиграции сопутствует длительная маргинализация и изоляция.
       В политическом и  демографическом  плане  Германия  стоит  на  пороге
  принципиального решения. Население страны стареет и сокращается.  Поэтому
  есть  две  альтернативы:  либо   она   попытается   радикальным   образом
  приспособить свою экономику, инфраструктуру и  социальное  обеспечение  к
  значительному сокращению населения, либо шире откроет двери  приезжим.  В
  будущем Германии понадобятся  не  «гастарбайтеры»,  а  «новые  граждане»,
  остающиеся  надолго.  А  это  стоит  денег.  Именно  молодые   и   хорошо
  образованные мигранты будут выбирать, в какой стране  им  остаться  жить.
  Германии придется привлекать иммигрантов в конкурентной борьбе с  другими
  индустриально развитыми странами.
      Для  того,  чтобы  сделать  Германию   привлекательной   страной   для
  иммигрантов,   недостаточно   предписаний    правительства.    Необходимы
  радикальные перемены, которые должны происходить на всех уровнях общества
  и по личной инициативе. Для этого не существует готовых  решений.  Однако
  ясно, какой путь ведёт вперёд: немцы должны  выйти  в  мир,  а  другие  –
  иностранцы, иммигранты – должны приехать в Германию и раскрыть здесь свой
  потенциал. Из этого понимания возникает новая модель успеха Германии.



      Литература:

1. Deutschland., Nr. 6/2000., Dezember/Januar.
2. Panasjuk H.H.-J. Deutschland. Land und Leute., Minsk,  Wyschaja  Schkola,
  1996.
3. Sozial-Reportage. Auslдnder. Internationales 2/1993.
4.   Tatsachen   ьber   Deutschland.   Herausgegeben   vom    Presse-    und
  Informationsamt der  Bundesregierung,  Societдts-Verlag,  Frankfurt/Mein,
  1997



смотреть на рефераты похожие на "Иностранцы в Германии"