Право

Правоотношения



                                 Содержание

    Введение.
    1. Понятие, признаки, виды и состав правоотношений.
    2. Субъекты правоотношений. Понятие правосубъектности. Правоспособность
       субъектов правоотношений и юридическая обязанность.
    3. Объекты правоотношений. Юридические факты.
    Заключение.
    Список литературы.
                                  Введение

    Выбирая данную тему для курсовой работы, я руководствовалась  важностью
этой темы, ее значимостью для всех  отраслей  права.  И  эта  значимость  не
случайна,  она  вытекает   из   самой   сущности   правового   регулирования
общественных отношений. Несмотря на то, что каждая отрасль права  регулирует
отдельный вид  общественных  отношений,  каждая  отрасль  права  имеет  свои
обусловленные спецификой метод и объект, но правоотношение, тем не менее,  в
любых правовых отношениях  присутствует  всегда.  И  для  того,  чтобы  ясно
представить себе механизм действия правового отношения,  необходимо,  прежде
всего, овладеть понятием и структурой правоотношения.
    Правовые отношения, проблема их понятия и содержания является одной  из
фундаментальных проблем теории  права  и  юридической  науки  в  целом.  Это
определяется  тем,  что  любая  правовая  проблема  есть  в  конечном  итоге
проблема   правовых   отношений,   проблема   правовых   связей    субъектов
правоотношений.
    Общественный характер правоотношения в юридической науке признан давно.
Но в  исследованиях  внутреннего  строения  (структуры)  правоотношения  его
единая с общественными  отношениями  природа  прослеживается  не  всегда.  В
итоге зачастую упускается из вида тот факт, что правоотношения есть,  прежде
всего, отношения между людьми, а не просто  отношения  между  их  правами  и
обязанностями.   Именно   с   этой   точки   зрения   в   настоящей   работе
рассматривается такой феномен общественных  отношений,  как  правоотношение.

             1. Понятие, признаки, виды и состав правоотношений.

    Правоотношения - это фактически существующие индивидуально-определенные
связи социального порядка между  управомоченными  и  обязанными  субъектами,
урегулированные нормами права.
    Современная наука признает, что правовые отношения  являются  одним  из
видов  общественных  (социальных)  отношений.  Это  лишь  одна   из   сторон
общественной жизни, то есть отношений, возникающих между людьми  в  процессе
общения. Наряду с правоотношениями современная наука об  обществе  различает
также отношения экономические, политические, нравственные,  брачно-семейные,
трудовые, экологические и т.п.
    Отечественные   правоведы   рассматривают   правовые   отношения    как
надстроечные, то есть  как  отношения,  возникающие  в  результате  действия
определенных производственных  отношений  -  как  производное  определенного
экономического  базиса.  Именно   такая   традиция   оценки   правоотношений
сложилась  в  юридической  литературе  в  советский  период.  Поэтому,   как
правило,  утверждалось, что характер складывающихся правовых отношений  мало
зависит  от  воли  и  сознания  людей.  Подтверждением  тому   служат   типы
сложившихся в различные периоды  цивилизации  правовых  отношений,  которые,
несомненно,  зависели  от  реального  уровня  развития  производственных   и
обменных отношений.
     Но, признавая приоритет производственных отношений, нельзя забывать  о
влиянии и других факторов - таких как политика, уровень развития культуры  и
общественной нравственности, идеология, сложившиеся формы брачных  отношений
и т.п.
    Кроме  того,  правоотношение  -  объективно  сложное  явление  правовой
действительности.[1]  Ему,  так  же,  как  и   другим   видам   общественных
отношений, присущи  свои  особенности  и  специфические  формы  взаимосвязей
между их участниками (субъектами). Характерной  особенностью  правоотношений
является прежде всего то, что они всегда осознаны их участниками  и  созданы
по их воле, т.е. это индивидуально-волевые отношения.
    Подобные отношения, например, возникают также в  сфере  экономики  -  в
процессе  обмена  товаров,  инвестирования  и  т.п.;  в   сфере   социальных
отношений - в процессе лечения больных, оплаты труда; в области  культуры  -
получения образования, концертной деятельности и т.п.. Все  эти  действия  и
взаимосвязи  регулируются  правом  и   таким   образом   приобретают   форму
правоотношений.  Следовательно,  по  своей  природе  правоотношения  -   это
волевые взаимоотношения,  то  есть  такие  отношения,  которые  возникают  и
реализуются по воле и сознанию людей.
    Индивидуальные   волевые   экономические,   политические,   социальные,
культурные, семейные и иные отношения  приобретают  с  помощью  права  новое
качество в виде юридических прав  и  обязанностей  сторон,  с  которыми  они
могут и в надлежащих случаях - должны соотносить свое поведение.  Эти  права
охраняются   государством,   а   исполнение   обязанностей    обеспечивается
принуждением государства в разных формах.
    Что же представляют собой юридические обязанности?  Прямые  предписания
обязательного  поведения,  ограничивающие  рамки   свободы,   как   правило,
обращены к отдельным людям и  организациям:  они  устанавливают  то  должное
поведение,   которому   каждый   субъект   обязан    следовать    в    своей
жизнедеятельности, соблюдая свободу и  интересы  других  лиц  и  общества  в
целом. Такое должное поведение, возникающее между людьми, и  характеризуется
в теории права как юридическая обязанность.
    Что же касается юридических прав, то для  того,  чтобы  наиболее  точно
определить   сущность,   содержание   и   структуру    правоотношения    как
общественного явления необходимо различать юридическое право  в  объективном
смысле и субъективные права. Это позволит  избежать  отождествления  понятия
права как совокупности норм, правил и правоотношений с  понятием  права  как
правомочия конкретного лица, субъекта права.
    Если речь идет о совокупности юридических норм  (то  есть  определенных
правил поведения, регулирующих отношения между людьми), относящихся ко  всем
лицам, подчиняющимся их действию, то такая совокупность составляет  право  в
объективном  смысле.  Такие  нормы  сами  по  себе  не  порождают   прав   и
обязанностей  конкретных  лиц  (организаций  или  государства),   они   лишь
предназначены для регулирования  тех  отношений,  которые  могут  возникнуть
между сторонами  в  конкретных  случаях.  Например,  наличие  в  Гражданском
кодексе норм о договоре аренды не означает,  что  участники   правоотношений
(в данном случае - гражданских) обязаны  заключить  такой  договор.  Но  его
возможность  обуславливается  объективным  правом  и  именуется  юридическим
фактом.
    В свою очередь заключение договора,  как  юридический  факт,  порождает
определенные отношения,  которые  и  являются   правоотношениями  сторон  (в
рассматриваемом   нами   примере   -   гражданскими   правоотношениями),   а
правомочия, возникающие у их  участников  -  субъективными  правами  сторон.
Следовательно, субъективное право  -  это  всегда  право,  уже  имеющееся  у
конкретного лица  (организации,  государства)  и  возникшее  из  конкретного
правооснования.
    Такова позитивно-правовая концепция  юридических  субъективных  прав  и
обязанностей, в основе которой лежит связь прав и обязанностей  с  правовыми
нормами, а также обусловленность ими. В  соответствии  с  позитивно-правовой
концепцией можно дать следующее - уточненное -  определение  правоотношений:
правовые  отношения  -  есть  отношения  между  людьми  и  их  объединениями
(организациями), урегулированные  нормами  права  и  состоящие  во  взаимной
связи   субъективных   прав   и    юридических    обязанностей    участников
правоотношения.[2]
    Условия   возникновения   и   юридическое   содержание   правоотношения
устанавливаются  законами,  нормативными   актами   государства,   а   также
правовыми обычаями и  прецедентами,  то  есть  нормами  права,  без  которых
правовые отношения, как правило, возникать не  могут.  Следовательно,  можно
сказать, что нормы права предшествуют правоотношениям. Общая  закономерность
развития правовых  отношений  состоит  именно  в  том,  что  при  нормальных
условиях  развития  общества,  без  норм  права   соответствующие   правовые
отношения возникать и развиваться не могут.
    Например,  отношения  собственности  в  любом  цивилизованном  обществе
укрепляются и развиваются только тогда, когда они предусмотрены  и  защищены
законами   государства.[3]   Законодательно   регулируются    также    формы
государственного правления и устройства, основные права и  свободы  граждан,
отношения гражданства, отношения собственности, порядок  ответственности  за
правонарушения, разрешение споров и т.д. Следовательно, можно  сказать,  что
правоотношение действительно  теснейшим образом связано  с  таким  понятием,
как нормы права.
    Обусловленность содержания правоотношений определенными  нормами  права
не означает,  однако,  что  все  виды  индивидуальных  правоотношений  могут
возникать и развиваться только при наличии  соответствующих  норм  права.  В
действительности нормы права зачастую устанавливают лишь отдельные  принципы
правового  регулирования,  которые  как  бы  очерчивают  определенные  рамки
правоотношений. Как следствие этого в реальной практике,  например,  частно-
правового регулирования действует принцип “Разрешено все, что  не  запрещено
законом.”
    Понятие правового  отношения  в  совокупности  с  юридическими  нормами
составляет необходимый, а иногда  и  исходный  элемент  юридического  права.
Взаимосвязь норм права и правоотношения обуславливает реальную  жизнь  права
как   регулятора   общественных   отношений.    “Обязательная    взаимосвязь
правоотношения  с  правовыми   нормами   составляет   важнейшее   требование
законности каждого конкретного правоотношения.”[4]
    Можно сказать, что  признаком  законности  любого  рода  правоотношений
служат правовые нормы, которые предусматривают:
кто может  быть  участником  правоотношения  (гражданин,  юридическое  лицо,
государство);
какие  обстоятельства  (юридические  факты)  необходимы  для   возникновения
правоотношения;
каково содержание взаимных прав  и  обязанностей  участников  правоотношений
(субъективное право и юридическая обязанность);
каковы последствия невыполнения сторонами правоотношений своих  обязанностей
(возможность привлечения к ответственности).
    При всей важности выработки и установления юридических  норм  не  менее
важно, чтобы эти нормы действовали, находили воплощение  в  реальной  жизни.
Формой же такого  воплощения  и  выступают  права  и  обязанности  реальных,
индивидуально определенных участников правовых отношений. При  возникновении
правовых  отношений   юридические   права   и   обязанности   не   подменяют
экономическое,   социальное    или    личностно-индивидуальное    содержание
общественных отношений, а  лишь  оформляют  строгие  рамки,  сроки,  условия
выполнения договора, семейного, административного или  трудового  отношения,
условия реализации прав гражданина и т.п. В этом состоит значение права  для
охраны интересов сторон правоотношения, реальной защиты их  судом  или  иным
органом государства.
    На  основании  всего   вышесказанного,   как   отмечают   отечественные
правоведы, следует признать  правильным  “не  только  нормативный  подход  к
праву, но и социологическое видение права,  подчеркивающее  “жизнь  права  в
правоотношениях”, защищаемых, а частично  и  создаваемых  судом.  В  понятие
юридического права следует включать как юридические нормы,  так  и  правовые
отношения, которые также составляют его необходимый,  а  иногда  и  исходный
элемент.”[5]
    Содержание правоотношения - проблема сугубо теоретическая:  исследовать
правоотношение  непосредственно  невозможно.  По   признанию   отечественных
юристов, сколько-нибудь  эффективные  методы  эмпирического  изучения  этого
феномена теории права пока  неизвестны,  поэтому  исследуется  он  только  с
помощью логического анализа.[6]
    Основное специфическое содержание правоотношения как  одного  из  видов
общественных взаимоотношений состоит  в  том,  что  его  участники  обладают
взаимными правами и обязанностями, а также определенным  образом  действуют,
используя и осуществляя свои права и обязанности.
    При таком восприятии содержания правоотношения возникает, однако,  одно
логическое  затруднение,  связанное  с  отделением  правового  отношения  от
других видов общественных отношений. Как уже  было  сказано  выше,  правовое
отношение выступает в качестве юридической формы фактического  общественного
отношения.  Например,  осуществление  компетенции  органа  власти  -   форма
реализации властной функции  органа  государственной  власти,  осуществление
права  и  обязанности  договора  купли-продажи  -  форма  денежного   обмена
товаров, брак - форма супружеских  отношений  и  т.п.  То  есть  в  процессе
реализации правоотношение и  фактическое  отношение  как  бы  сливаются.  Но
грань различия между ними  и  здесь  выступает  в  виде  признания  реальных
действий участников фактами  не  только  экономической,  социальной  и  т.п.
жизни, но и фактами  юридическими,  которые  характеризуют  данные  правовые
отношения в их развитии - по их возникновению,  изменению,  осуществлению  и
прекращению.
    В  состоянии  правового  отношения  имеется  и  фактическое   поведение
субъектов и их правовые обязанности.  Права  и  обязанности  образуют  форму
правового отношения - фактическое поведение субъектов, его содержание.
     По структуре и функциональному назначению субъективных прав,  которыми
обладают  участники  правоотношений,  различают  пассивные  (относительные),
активные и смешанные правоотношения.
    В   относительных   правоотношениях,   где   интерес   одной    стороны
удовлетворяется  через  действия  обязанной  стороны,   субъективное   право
выступает как право требовать от обязанной стороны совершения тех  или  иных
действий - передачи вещи, поставки продукции, участия в воспитании  детей  и
др.
     Абсолютными принято называть правоотношения,  в  которых  субъективное
право  выступает  в   виде   обеспеченной   правом   (законом)   возможности
собственного поведения, в виде  свободного  выбора  собственного  поведения.
Возможность требовать выступает здесь как  нечто  вторичное,  как  поддержка
осуществления  собственных  прав  свобод.   Таково,   например,   содержание
правомочий собственника какого-либо  имущества  -  владеть,  пользоваться  и
распоряжаться; таково же и содержание политических свобод -  свободы  слова,
собраний, печати и пр.  Требования  собственника  заключаются  в  устранении
препятствий к осуществлению права, а  требования  граждан  по  осуществлению
прав  и  свобод  -  в  надлежащем  обеспечении  государством   правопорядка,
недопущении препятствий законному осуществлению политических прав и свобод.
    В одном и том же сложном  отношении  оба  типа  содержания  прав  могут
объединяться.    Например,    осуществление    права     предпринимательской
деятельности связано с такими собственными действиями,  как  учреждение  или
преобразование предприятия, а также с привлечением финансовых средств  путем
заключения договора о  кредитовании,  о  найме  работников,  об  услугах  по
страхованию и т.п.
    Что же касается субъективных обязанностей участников правоотношений, то
они состоят в должном поведении, соответствующем  субъективному  праву.  Это
относится не только к относительным, но и к абсолютным правоотношениям,  где
субъективному праву корреспондируют пассивные обязанности не нарушать  права
собственности, не  препятствовать  их  осуществлению  (как  и  осуществлению
гражданами других прав).
    Пассивные обязанности “не нарушать” и “не препятствовать”  относятся  к
тем субъективным правам, которые признаются государством, как  принадлежащие
каждому человеку и гражданину государства. Если эти неотчуждаемые  права  не
обеспечиваются  обязанностями   других   уважать   права   человека   и   не
ограничивать свободы его действий, вряд ли можно говорить об их  юридической
обеспеченности.[7]
    Содержание правоотношения, поведение ее сторон, моделируется в правовой
норме  и  содержится  в  ее  главной  части   -   диспозиции.   Схематически
юридическую  норму,  служащую  основой  правоотношений,  можно   представить
следующим образом:



    Наконец, следует упомянуть и о том, что каждое юридическое субъективное
право связано с притязанием, т.е. с возможностью обратиться в суд  или  иной
государственный  орган  за  защитой  своего  права,  если  имеет  место  его
нарушение, неисполнение законного требования и т.п. Право  на  обращение  за
защитой в суд - один из  важнейших  принципов  демократического  общества  и
государства.

  2. Субъекты правоотношений. Понятие правосубъектности. Правоспособность и
                               дееспособность.

    В основном выводы теории права о содержательной стороне  правоотношений
сводятся к следующему.
    В  правоотношении  всегда  можно  выделить   четыре   взаимодействующих
элемента:  субъект  правоотношения,  объект   правоотношения,   субъективное
право, юридическую обязанность.  Прежде  всего  о  субъекте  правоотношения.
Право   превращает   участника    общественных    отношений    в    субъекта
правоотношений. Таким  субъектом  по  современным  теоретическим  воззрениям
может  быть  физическое  лицо   (индивид)   и   организационно   оформленное
коллективное образование.
    К  физическим  лицам  относятся   граждане   (в   некоторых   монархиях
подданные), лица  без  гражданства,  иностранные  граждане.  К  организациям
прежде  всего  относятся  юридические  лица,  некоторые  иные   коллективные
образования, само  государство  в  целом  (оно  может  выступать  и  в  виде
юридического лица в некоторых имущественных правоотношениях).
    Теоретические представления о субъекте правоотношений  в  XIX—XX  веках
претерпевали большие изменения, отражая само динамическое развитие  правовой
системы.  Так,  еще  в  начале  XX  века  шел   спор:   только   ли   живое,
индивидуальное  лицо   может   быть   субъектом   правоотношения?   Развитие
представлений  о  самой  жизни,  новые  медицинские  данные  о   пробуждении
интеллекта  у  человеческого  зародыша  (реакции  на  внешние   раздражители
матери,  на  ее  эмоции)  привели  к  утверждениям  о  правах  человеческого
эмбриона, прежде всего на жизнь (как одно из  обоснований  протестов  против
абортов).  И  если  раньше  в  XIX  веке  человеческий  зародыш  фигурировал
исключительно в качестве субъекта наследственных отношений,  то  теперь  он,
по мнению многих ученых, стал и субъектом иных правоотношений, в  том  числе
связанных  с  обеспечением  жизни  (концепции,  основанные  на  естественно-
правовых идеях).
    Различение разных субъектов правоотношений среди физических  лиц  имеет
большой  социальный,  практический  смысл.  Те  или  иные   категории   этих
субъектов могут иметь разные по  объему  и  содержанию  правомочия  и  нести
разные обязанности. Например, иностранные  граждане  имеют  в  имущественном
обороте, как правило, равные права с гражданами того или иного  государства,
но политические права (избирательное право, служба в армии) у них разные.  В
современной Украине есть и иные ограничения прав иностранных  граждан.  Так,
иностранный гражданин не вправе учреждать газету.  Определенные  ограничения
установлены и для лиц без гражданства.
    Проблема   гражданства   и,   соответственно,   объема   правомочий   и
обязанностей   становится   особенно   актуальной   на   современном   этапе
украинского  государства, когда свыше 5  миллионов  соотечественников  после
распада СССР оказались  за  рубежом,  в  странах  так  называемого  ближнего
зарубежья, в странах СНГ. В какой-то степени помогают  решить  эту  проблему
теоретические  конструкции,   вошедшие   в   законодательство,   о   двойном
гражданстве. В этом  случае  при  наличии  соответствующих  договоров  объем
правомочий и обязанностей для  гражданина  Украины  сохраняется,  если  даже
место его жительства находится за рубежом.
    А могут ли быть субъектами правоотношений животные? Как будто странный,
экзотический  вопрос!  Но  его   приходится   теоретически   решать,   когда
сталкиваешься, например, со  случаями  передачи  завещанием  наследственного
имущества любимой собачке, кошке: увы,  такие  редкие,  экзотические  случаи
также приметы взбалмошного XX века, причуды богатых людей.  Разумеется,  тут
опять же, по существу, речь идет об отношениях между конкретными  людьми  по
поводу содержания конкретного животного,  но  никак  не  между  человеком  и
животным. Хотя история права знает и наказание животных (в средние  века,  в
борьбе с так называемыми ведьмами), да и у одного из церковных  колоколов  в
свое  время  вырвали  по  приговору  язык  за  «призыв»  к  бунту.   Словом,
субъектный состав правоотношений только со временем отлился в  четкий  набор
физических лиц и коллективных образований, прежде всего юридических лиц.
    В  современном  гражданском  законодательстве  почти  всех   государств
получило четкое определение юридическое лицо — коллективный участник  прежде
всего экономического оборота.
    Потребности  включать  в  экономический  оборот,  в  систему   товарно-
денежных, имущественных  отношений  коллективные  хозяйственные  образования
(компании,  фирмы)  привели  к  появлению  уже  в  XIX  веке   теоретической
конструкции юридического лица.
    Но поскольку это  означало  принципиальный  отход  от  представлений  о
субъектах правоотношений  как  исключительно  живых,  индивидуальных  лицах,
немецкий  юрист  ученый  Савиньи  (тот  самый,  с  именем  которого  связана
историческая школа права) разработал так  называемую  концепцию  юридических
фикций.
    Он выделил ряд общепризнанных юридических условностей, фикций, которые,
однако, признаются реальностями и  в  этом  качестве  участвуют  в  правовой
жизни, в правовых отношениях. Например, признание  в  установленном  порядке
безвестно отсутствующего в  течение  определенного  срока  лица  —  умершим.
Такой же юридической фикцией Савиньи считал и юридическое лицо.
    Однако развитие правовых форм экономического  оборота,  развитие  новых
форм экономических,  прежде  всего  товарно-денежных,  отношений  привели  к
становлению  юридического  лица  в  XX  веке  в  качестве  вполне  реального
субъекта  правоотношения,  со  своими   вполне   четкими   характеристиками,
закрепленными в законодательстве, в том числе в Гражданском кодексе РФ.
    Вообще,  проблеме  юридических  фикций,  превращению  их  первоначально
условного содержания во вполне реальное уделяется  мало  внимания  в  теории
права. А жаль! Теория фикций, например, хорошо объясняла  бы  все  сложности
процесса приватизации, который идет в России в конце XX века.
    Действительно,  первоначально  приватизация  через  акционирование  как
содержание  процесса  появления  коллективной  частной  собственности,   как
утверждение  о  появлении  класса  собственников,  коллективно   управляющих
приватизированным  предприятием,—  это,   конечно,   очередная   юридическая
фикция. Но  процесс  только  начался,  и  в  перспективе  эта  фикция  может
смениться реальными правовыми отношениями в этой области.
    Исторически определение юридического лица как  субъекта  правоотношения
пошло по пути выделения основных черт, наличие которых позволяет считать  то
или иное коллективное образование юридическим лицом и  «иметь  с  ним  дело»
другим организациям, другим субъектам правоотношений. И хотя  подробно  тема
о юридическом лице рассматривается в  науке  гражданского  права,  в  рамках
теории права также необходимо рассмотреть некоторые основные  характеристики
юридического лица как коллективного субъекта правоотношения.
    Прежде  всего,  это  —  организационное  единство,   т.е.   наличие   в
коллективном субъекте управленческих, организационных  связей,  образованных
для   ведения    хозяйственной    (коммерческой),    некоммерческой,    иной
деятельности, для достижения целей,  обозначенных  в  уставе,  учредительном
договоре.
    Далее юридическое лицо — это организация, которая обладает обособленным
имуществом, имеющая, как  правило,  текущие  и  расчетные  счета  в  банках,
способная использовать свое имущество,  денежные  средства  в  экономическом
обороте.
    К этим организационным  и  имущественным  характеристикам  юридического
лица  следует  добавить  и  правовые:  организация  может  от  своего  имени
приобретать  имущественные  и   личные   неимущественные   права   и   нести
соответствующие обязанности; быть истцом или ответчиком  в  суде,  арбитраже
или третейском суде.
    Гражданский Кодекс Украины так определил юридическое лицо в статье  23:
«юридическим лицом признается  организация,  которая  имеет  в  собственном,
хозяйственном ведении или оперативном управлении  обособленное  имущество  и
отвечает по своим обязательствам этим  имуществом,  может  от  своего  имени
приобретать и осуществлять имущественные и личные права, нести  обязанности,
быть истцом и ответчиком в суде».
    Устанавливается еще одно правило — юридическое лицо считается созданным
с момента его государственной регистрации.
    Существование того или иного юридического лица в  современной  Украине,
таким образом, начинается с момента его регистрации в  Министерстве  юстиции
Украины.
    На  этом  обстоятельстве  следует  остановиться  подробнее.  В  мировой
практике есть два способа организации и ведения  хозяйственной  коллективной
деятельности: разрешительный и уведомительный.
    При разрешительном основную роль  играет  регистрация  по  определенным
правилам, в определенном порядке, в  определенных  государственных  органах.
Социальный смысл регистрационного способа — контроль  государства  (чиновник
при этом играет решающую роль) над созданием  и  деятельностью  коллективных
субъектов. Только  после  регистрации  субъект  имеет  право  участвовать  в
хозяйственной жизни.
    При уведомительном — сами субъекты сообщают (уведомляют) регистрирующий
орган о  создании  и  деятельности  коллективного  субъекта.  Такой  субъект
действует, как правило, с момента  посылки  уведомления  о  своем  создании.
Социальное различие  этих  двух  способов  возникновения  юридического  лица
становится вполне понятным. При первом — сохраняется  контроль  государства,
чиновник  может  демонстрировать  все  свое  значение,   обеспечивает   свое
присутствие в экономической жизни.
    При  втором  —  государству  отводится  роль  регистратора,   участника
хозяйственных процессов.
    В качестве коллективного субъекта могут участвовать  в  правоотношениях
не только юридические лица, но и такие субъекты, как  государство,  например
в  правоотношениях,  основанных  на  общепризнанных   принципах   и   нормах
международного права. Но государство во многих имущественных,  в  том  числе
бюджетных, отношениях может выступать и как юридическое лицо,  как  «казна».
Подробно  эти  вопросы   обсуждаются   в   рамках   наук   государственного,
финансового права.
    А для теории права при изучении субъектного состава  правоотношений,  в
том числе  физических  субъектов  правоотношений,  возникают  еще  несколько
ключевых вопросов, на  которые  надо  давать  ответы,  чтобы  раскрыть  суть
правоотношений.
    Один  из  них  —  это  вопрос  о  том,  все  ли  физические   участники
общественных отношений и в какой  степени  могут  обладать  теми  правами  и
нести те обязанности, которые «даруют» им нормы объективного права?
    Второй  —  кто  и  в  какой  степени  может  нести  ответственность  за
конкретные  нарушения  в  связке  «правомочия  —  обязанности»   конкретного
правоотношения?
    Для  ответа  на  первый  вопрос  теория  права  сформулировала  понятие
правоспособности,   т.е.   абстрактной   способности    каждого    участника
общественных  отношений  с  момента  рождения  и  до  момента  смерти   быть
обладателем,  носителем  прав.  Эта  способность  получает   законодательное
закрепление  прежде  всего  в  гражданском  законодательстве.  Статья  9  ГК
Украины устанавливает, что  способность  иметь  гражданские  права  и  нести
обязанности (гражданская  правоспособность)  признается  в  равной  мере  за
всеми  гражданами.  Правоспособность  гражданина  возникает  в  момент   его
рождения и прекращается  смертью.  Содержание  гражданской  правоспособности
весьма обширно — от права собственности на имущество до «иных  имущественных
и личных неимущественных прав».
    На последнее  обстоятельство  следует  обратить  особое  внимание.  Да,
абстрактной способностью иметь гражданские права и нести обязанности  в  том
или ином объеме обладают все граждане в равной мере с момента рождения и  до
смерти. Но так обстоит дело только с гражданскими правами  и  обязанностями.
Что же касается иных прав  (политических,  некоторых  социальных,  личных  и
других  прав),  то  распространение  на   эти   права   конструкции   равной
возможности (способности) иметь их всеми субъектами  правоотношений  требует
уточнений.  Прежде  всего  это  касается   такой   характеристики   субъекта
правоотношения, как объем  правоспособности,  который  глубоко  исследовался
еще в дореволюционной юридической литературе.
    Все люди являются правоспособными, но не в равной мере, не в одинаковом
объеме.
    Это обусловлено, прежде всего, различием между людьми: и по  творческим
способностями,  и  по  наличию  воли,  и  по  умственному  и   нравственному
развитию. Разве можно предоставлять одинаковые права  ребенку  и  взрослому,
умалишенному и здравомыслящему?
    Разной  способностью  иметь  политические   права   обладают   граждане
государства и иностранные граждане и т.д.
    В  этой  связи  теория  права  кроме  правоспособности  вводит  понятие
дееспособности,   которое   также   характеризуется   своим   объемом.   Под
дееспособностью  понимается  способность   лица   самостоятельно   совершать
юридические действия, т.е. вступать по собственной воле  или  желанию  в  те
или  иные  правоотношения,  приобретать  права,  осуществлять  свои   права,
выполнять  свои  обязанности.  Не  все   правоспособные   лица   оказываются
дееспособными.
    Возраст, состояние здоровья  «разрушают»  единство  правоспособности  и
дееспособности. Например,  ограничение  дееспособности  распространяется  на
детей и людей, страдающих дефектами воли и сознания (на сумасшедших).
    В   полном   объеме    дееспособность    наступает    при    достижении
совершеннолетия.
    Таким  образом,  на  объем  правоспособности  и  дееспособности  влияет
возраст, в первую очередь возраст гражданского  совершеннолетия,  достижение
которого  делает  конкретное  лицо  дееспособным  для  совершения  различных
юридических сделок.
    В законодательствах всех стран  определяется  и  возраст  политического
совершеннолетия, с достижением которого гражданин  приобретает  политические
права (избирать  и  быть  избранным  на  различные  общественно-политические
должности, судебные должности и т.п.). Однако  в  тоталитарных  государствах
объем политической правоспособности зависит не только от возраста, но  и  от
партийной принадлежности, признания  господствующей  идеологии.  Иногда  это
закрепляется в конституции, когда партии  придается  юридически  руководящая
роль, иногда это фактически реализуется путем  установления  так  называемой
номенклатуры.
    Определяет законодательство и возраст брачного  совершеннолетия,  когда
человек приобретает юридическую способность вступать в брак.
    В законодательстве ряда стран на объем правоспособности влияет  пол,  а
именно сохраняются некоторые ограничения для участия женщин  в  политической
жизни. Борьба за равноправие полов, т.е. за равные объемы  правоспособности,
завершилась в конституциях принципом равноправия независимо от пола, так  же
как и от других  социальных,  расовых,  национальных  характеристик.  И  тем
более странно, когда  в  объявлениях,  публикуемых  в  российских  средствах
"массовой информации, до сих  пор  сохраняются  обозначения:  «требуется  на
работу бухгалтер, счетовод, юрист и т.п.» «м» (мужчина), а «ж» (женщина)  не
требуется». Конечно, это дело работодателя определить окончательно, кого  он
возьмет на работу. Но объявлять официально предпочтение по признаку  пола  —
это нарушение и конституции, и  основополагающего  принципа  равных  объемов
правоспособности.
    Правда,  есть  и  иные  взгляды  на  эту  проблему,  которые   отрицают
необходимость  такого  равноправия  под  предлогом  разного   предназначения
женщин и мужчин, разных способностей и  иных  различий.  Идут  иногда  такие
предложения также и от женщин.
    Однако история свидетельствует, что принцип равноправия —  это  большое
достижение цивилизации.
    На правоспособность влияет и здоровье лица. О дефектах воли и  сознания
речь уже шла. Важно определить области, где учет здоровья для  возникновения
правоотношения становится особенно важным.
    В частности, здоровье  относится  к  брачной  правоспособности.  Уже  в
дореволюционной  литературе,  где  специально  исследовался   этот   вопрос,
выделялись разные обстоятельства. Например, половое бессилие  может  служить
поводом к расторжению брака. Душевные болезни лишают  человека  политических
прав  и  дееспособности.  Глухота  и  слепота,   естественно,   препятствуют
поступлению на государственную службу.
    На правоспособность влияет и родство. Прежде всего речь идет  о  браке.
Близкие родственники не имеют права вступать друг  с  другом  в  брак.  Так,
зародившиеся в глубокой древности запреты на инцесты, о которых шла  речь  в
предыдущих  выпусках,  в  конце   XX   века   получили   всеобщее   правовое
закрепление.
    Однако родство влияет не только на брачную правоспособность, но также и
на занятие определенных должностей на  государственной  службе,  когда  надо
ограничить так называемую «семейственность», иные родственные отношения.
    В государствах, имеющих теократические тенденции,  на  правоспособность
может влиять и религия. В некоторых государствах одна из религий  признается
господствующей. И тогда «иноверцы»,  граждане  иного  вероисповедания  могут
иметь формальные ограничения  или  ограничения,  складывающиеся  на  бытовом
уровне, для занятия тех или иных  должностей,  проживания  в  тех  или  иных
местностях, обучения и т.п. Так было, например, в  царской  России,  знавшей
«черту еврейской оседлости», норму для  принятия  в  учебные  заведения  лиц
иудейского вероисповедания.
    В настоящее время во многих  государствах,  закрепивших  в  конституции
свой светский характер, осуществляется  полная  веротерпимость,  запрещается
господствующая идеология.
    Однако вопрос господствующей религии в настоящее время остается  весьма
сложным,  в  том  числе  в  современной  России.  Традиционно  в  российской
государственности существует проблема сектантства, наличия разных  конфессий
и места в системе конфессий православия.
    Борьба   с   сектантством,   ограничения   свободы   проповеди   разных
проповедников, принадлежащих к «вредным» антисоциальным сектам  (чего  стоит
пример только с сектами «Аум синрике», «Белое братство» и т.п.)  показывают,
что правоспособность тех или иных  лиц,  принадлежащих  к  подобным  сектам,
объективно   нуждается   в   ограничениях.   Но,   думается,   должно    это
осуществляться в законном порядке, устанавливаться судом.
    Возникают и новые вопросы об отношении к религии. В частности, и  такой
—   в   какой   мере   идеи   о   загробной   жизни   могут   препятствовать
террористическому  использованию  оружия,   если   оно   попадает   в   руки
террористов-«камикадзе», в том числе ядерного. В  фундаменталистском  исламе
смерть в  джихаде  (священной  войне)  считается  благом,  способом  прямого
перемещения в рай. Она не служит сдерживающим началом для террористов.  Иное
дело  православие,  запрещающее  самоубийство.  Вообще,   появление   оружия
массового поражения, в  том  числе  химического,  биологического,  по-новому
ставит вопрос о  борьбе  с  терроризмом,  который  может  оказаться  грозным
способом   достижения   целей    национально-освободительных,    религиозных
движений. Не менее сложен и вопрос о соотношении конфессий,  существующих  в
современной Украине. Ясно только одно, что  в  светском  государстве,  каким
сегодня  является  Украина,  недопустимо  ограничивать  правоспособность  по
признаку вероисповеданий.
    В свое время в царской России «совращение» кого-либо из  православия  в
другое  вероисповедание  считалось  уголовным   преступлением,   тогда   как
«обращение»  иноверца  в  православие  поддерживалось  законодательством.  В
настоящее   время,   как   отмечалось,   такой   подход   преодолен.   Объем
правоспособности ныне независим от религиозных воззрений. Это стало  большим
конституционным завоеванием, важнейшим принципом.
    Однако  в  некоторых  государствах,  где   господствует   мусульманская
религия, еще существуют ограничения для гражданских и политических  прав  по
вероисповедальному признаку.
    К концу XX века  преодолено  в  большинстве  государств  и  различие  в
правоспособности, существовавшее в  некоторых  странах  по  признакам  расы,
национальности.
    В США, например, преодолена сегрегационная идеология, и  роль  судебных
прецедентов, обеспечивших десегрегацию, была.
    В  современной   Украине   определение   национальности   стало   делом
гражданина, а не государства. Конституция позволяет  российскому  гражданину
вообще отказываться от определения своей национальности. Этой нормой,  пока,
на этом этапе закончилась правовая история пресловутого  «пункта  пятого»  —
графы  почти  во  всех  документах,  в  которой  обязательно   должна   была
указываться национальность (в паспорте, анкете и т.д.).
    Еще одним условием,  влияющим  на  правоспособность  физического  лица,
является  то,  что  в  дореволюционной   юридической   литературе   называли
гражданской честью. Она состоит из признания  за  человеком  доброго  имени,
личного достоинства, которое принадлежит каждому гражданину,  не  умалившему
эти  свои  характеристики  неблаговидными  поступками.  Наличие  гражданской
чести   позволяет   каждому   гражданину   участвовать   в    экономической,
политической и иной деятельности.
    Однако умаление гражданской чести, подтвержденное судебным  приговором,
может ограничивать правоспособность  гражданина  на  занятие  той  или  иной
должности,  той  или  иной   деятельностью.   Разумеется,   тут   совершенно
недопустим произвол и речь может идти о таком умалении  только  на  законных
основаниях и только в установленном порядке.
    И, наконец, ответ на второй вопрос — о  способности  нести  юридическую
ответственность.  Тут  решающую  роль  играют  дееспособные   характеристики
субъекта правоотношения. Если этот субъект дееспособен, то  естественно,  он
может нести и ответственность за нарушение тех или иных  обязанностей.  Если
же он  недееспособен  («повреждение»  духовного  характера  —  сумасшествие,
возрастные ограничения), то, конечно же, о  юридической  ответственности  не
может быть и речи.
    Отсюда  появление  такого   понятия,   как   деликтоспособность,   т.е.
способность субъекта правоотношения  нести  юридическую  ответственность  за
нарушение тех или иных правовых требований.
    Деликтоспособность  —  это  также  зависимая  от   правоспособности   и
дееспособности характеристика субъекта правоотношения.
    Деликтоспособность  —  это  установленная  законом   способность   лица
отвечать за  свои  поступки  при  совершении  правонарушений:  преступлений,
проступков, деликтов (нарушений в гражданско-правовой сфере).
    Рассмотрение всей системы факторов, влияющих на объем правоспособности,
показывает,  как  тесно   переплетены   между   собой   правоспособность   и
дееспособность  субъекта   правоотношений.   В   некоторых   случаях   объем
правоспособности   влияет   на   дееспособность,   например    невозможность
осуществлять свои права на вступление в брак. С другой  стороны,  конкретная
дееспособность гражданина всегда свидетельствует о его правоспособности.
    Поэтому теория права создала еще  одну  конструкцию,  определяющую  эту
взаимозависимость, а именно правосубъектность. Это понятие  и  характеризует
конкретный объем правомочий  и  обязанностей,  которым  обладает  конкретный
субъект  правоотношений  и  который  он  может  осуществлять  в   конкретном
правоотношении. Кроме того, эта категория включает в  себя  деликтоспособную
характеристику субъекта правоотношения.
    Таким образом, правосубъектность включает в себя как правоспособность и
дееспособность, так и деликтоспособность субъекта правоотношения.
    В литературе можно встретить и понятие  «правовой  статус»,  которое  в
общем синонимично понятию «правосубъектность». Различие в том, что  правовой
статус гражданина определяет набор прав,  которыми  гражданин  обладает  для
вступления в гипотетическое, возможное правоотношение,  а  правосубъектность
— это  Уже  характеристика  правомочий  конкретного  субъекта  в  конкретном
правоотношении.
    Проблема  правоспособности  и  дееспособности  имеет  отношение   и   к
коллективным   субъектам   правоотношения   —    государственным    органам,
юридическим лицам и т.д.
    Но  для  их  характеристики  не  применяются  эти  понятия.  Для  одних
коллективных субъектов, как правило,  государственного  органа,  применяется
понятие компетенции, т.е. наличия властных полномочий в  определенной  сфере
(предмете  ведения),  которыми   государственные   органы   наделяются   для
осуществления своих функций, решения задач.  Для  других  —  организационно-
правовая форма, содержание которой  определяется  в  уставах,  учредительных
документах  различных  хозяйствующих  субъектов  путем   обозначения   цели,
способов хозяйствования и т.д.
    Таким  образом,  компетенция  —  это  характеристика   правоспособности
государственных   органов,   а   организационно-правовая   форма   —    иных
коллективных  субъектов  (например,  акционерных  обществ,  фирм  и   т.п.).
Используется для характеристики коллективных субъектов и  понятие  «правовой
статус». При этом имеется в виду место  государственного  органа  в  системе
управления, форма собственности,  которая  лежит  в  основе  организационно-
правовой характеристики субъекта, другие критерии.
    Теперь о следующих элементах  правоотношения  —  субъективном  праве  и
юридической обязанности.
    Выделение  субъективного  права  в  составе   правоотношения   является
необходимым, если иметь в виду,  что  правоотношение  —  это  отношение  как
минимум  двух  субъектов.   И   понятие   субъективного   права   определяет
распределение прав и обязанностей этих как минимум  двух  субъектов  с  тем,
чтобы возможность определенного  поведения  одного  субъекта  не  уничтожала
возможности определенного поведения другого субъекта.
    В этом смысле и говорится о субъективном праве как о  мере  возможного,
свободного поведения одного субъекта и о юридической  обязанности  как  мере
должного, обязательного поведения другого субъекта. Мера должного  поведения
обозначается как юридическая обязанность.
    Традиционно   в   теории   субъективное    право    определяется    как
гарантированная  законом  мера  возможного  (дозволенного,  управомоченного)
поведения субъекта,  а  субъективная  юридическая  обязанность  —  это  мера
предписанного законом необходимого совершения обязанным лицом  определенного
действия (или воздержания от  такового)  с  целью  соблюдения  субъективного
права. Субъективное право содержит в конкретном правоотношении  указание  на
возможность поведения, на меру этого возможного поведения, на  осуществление
прав в интересах управомоченного,  на  обеспечение  государственной  охраны,
защиты прав управомоченного. Эта мера определяет сумму возможных  правомочий
в субъективном праве.
    Например, право собственности в правоотношениях  раскрывается  в  своих
правомочиях — субъект имеет правомочия владения, пользования и  распоряжения
имуществом.
    А право журналиста на получение информации от  государственного  органа
раскрывается  в  конкретном  правоотношении  как  правомочие  знакомиться  с
информацией, получать разъяснения, копию документа.
    Выделяет теория и еще одно значение правомочия — притязание. Это  такое
правомочие, которое четко требует совершения конкретного действия  обязанным
лицом,  органом,   государством   в   интересах   управомоченного   субъекта
правоотношения.
    Общая характеристика субъектного права убедительно показывает, что  это
право, в сущности, есть  не  что  иное,  как  мера  внешней  свободы  одного
субъекта по отношению к другому субъекту.
    Поэтому-то субъективная юридическая обязанность  —  это  также  не  что
иное,  как  необходимое   (должное)   поведение,   мера   этого   поведения,
удовлетворяющая    интерес    управомоченного.    Исполнение    этой    меры
осуществляется  субъектами  правоотношений,  обеспечивается  в   необходимых
случаях государством.
    Правоотношение  может  быть  простым  (например,  при  притязаниях   на
возмещение вреда), сложным — когда в нем наличествуют  несколько  притязаний
и обязанностей нескольких субъектов. Среди субъектов,  имеющих  субъективные
права и юридические обязанности, могут быть  физические  лица,  коллективные
субъекты.
    Конечно, если правоотношение строится по схеме обязательного  отношения
— правомочиям одного конкретного субъекта соответствуют обязанности  другого
субъекта, — тогда  все  обстоит  относительно  просто.  Это  так  называемые
обязательственные  правоотношения  (например,  отношения,  возникающие   при
сделке купли-продажи).
    Однако  многие  правоотношения  строятся  и  по   иному   типу,   когда
правомочиям одного  субъекта  —  его  субъективному  праву  —  соответствуют
обязательства   неопределенного   круга   лиц   (субъектов).   Например,   в
правоотношениях     собственности     субъекту-собственнику     противостоит
неопределенный круг лиц, обязанных не препятствовать  собственнику  владеть,
пользоваться, распоряжаться своим имуществом. Это так называемые  абсолютные
правоотношения.

                3. Объекты правоотношений. Юридические факты.

    Крупной  проблемой  в  теории  являются  научное  определение   объекта
правоотношения. При этом  «схлестываются»  несколько  концепций:  интересов,
поведения, благ и т.д.
    Прежде  всего,  следует  различать  объект  (предмет)  права  и  объект
правоотношения.  Объект  права  —  это  общественные  отношения,  которые  и
регулируются системой норм (правил).
    Объект правоотношения — это различные блага, которые стремятся получить
управомоченные субъекты, это состояния, которых они стремятся  достичь,  это
то поведение, которого они  ждут  от  обязанных  субъектов  и  т.д.  Словом,
теория  на  современном  этапе  утверждает  о  многоаспектности   объектного
содержания правоотношений. Это и предметы материального мира, в том числе  и
такие  значимые,  как  средства  производства,  и  объекты  духовной   жизни
(например,  личные  неимущественные  права,   в   том   числе   на   объекты
интеллектуальной собственности). Сюда же  относятся  и  требуемое  поведение
субъектов, и результат этого поведения.
    Словом,   как   многообразен   мир,   так   многообразны   и    объекты
правоотношений.  Даже  человек  как  вещь  в  некоторых  правовых   системах
становился  объектом  правоотношений,  в   частности   в   рабовладельческих
обществах.
    Важно также иметь в виду, что объект правоотношений отнюдь не пассивный
элемент. Он также влияет  на  содержание  конкретного  субъективного  права,
юридических  обязанностей.  Одни   правомочия   требуются   для   достижения
необходимого общественного состояния, другие для  возмещения  вреда,  третьи
для организации требуемого поведения и т.д.
    Правоотношения,  так  же  как  и  другие  социальные  процессы,   имеют
динамичный характер. Они живут  социальной  и  правовой  жизнью:  возникают,
изменяются,  прекращаются.  Например,  имущественные  правоотношения  купли-
продажи.  Продавец  продал,  ,  получатель  купил   —   сделка   состоялась,
правоотношение возникло.  Оно  породило  последствия  —  различные  взаимные
обязательства продавца и покупателя:  товар  должен  быть  такого  качества,
каким его обусловили  стороны,  деньги  должны  быть  вручены  продавцу  или
переведены на его счет и т.п.
    Но правоотношения могут и изменяться. Например, в случае замены  одного
субъекта правоотношения другим, когда субъект передает  свои  правомочия  на
законном  основании  другому   субъекту.   Наконец,   правоотношение   может
прекращаться,  когда  наступает  событие,   исключающее   его   продолжение,
например смерть одного из субъектов.
    Решающую  роль  при  этом  играют   юридические   факты,   т.е.   такие
обстоятельства, такие  поступки,  такие  состояния,  которым  закон  придает
юридическое значение.
    В чем проявляется это юридическое значение? Теория права  утверждает  —
как раз во  влиянии  этих  фактов  на  правоотношение  —  их  возникновение,
наличие, развитие, состояние.
    Конкретные жизненные обстоятельства, с которыми нормы  права  связывают
возникновение,  изменение,  прекращение  правоотношений,  т.е.   юридические
факты, описываются в гипотезе нормы права, в  уже  упоминавшемся  логическом
«если».  А  в  правовую  жизнь  они  и  воплощаются  путем  их   соблюдения,
исполнения, применения, использования конкретным субъектом правоотношения.
    Норма права со своей гипотезой, юридический факт,  правосубъектность  —
это предпосылки возникновения правоотношения. Их наличие позволяет  субъекту
вступить в правоотношение, создать его. Но при некоторых юридических  фактах
правоотношение возникает и помимо воли и желания субъекта.
    Раскрыв и обобщив  эти  ситуации,  теория  права  предлагает  следующую
структуру юридических фактов.
    Прежде всего, теория выделяет события и действия. События —  это  такие
юридические факты, которые не связаны с  волей  и  желаниями  субъектов,  но
порождают правоотношения  (рождение,  смерть,  стихийное  бедствие  и  др.).
Например, после смерти  субъекта  возникает  наследственное  правоотношение.
Такими событиями могут быть совершеннолетие, болезнь и т.п.
    Напротив, действия связаны с волей субъектов правоотношений. Они  могут
быть правомерными  и  неправомерными.  К  правомерному  поведению  относятся
юридические  поступки  и  юридические  акты.  Юридические   поступки   могут
совершаться  без  специального  намерения   породить   какие-либо   правовые
последствия, но происходят по воле  субъекта.  Например,  кто-либо  создает,
как шутят,  «нетленное»  творение  —  стихи,  песню  и  т.п.  Он  становится
обладателем авторского права на свое произведение, но вряд  ли  кто-либо  из
юношей, сочиняющих  стихи,  задумывается  прежде  всего  о  своем  авторском
праве, а не о своих чувствах, которые он поверяет бумаге.
    Но так поступают не все.  Юридические  акты  —  это  действия,  которые
направлены  на  появление  юридических  последствий.  В  той   же   ситуации
творческого порыва субъект может иметь и намерение получить гонорар за  свое
произведение, для этого заключается договор с издательством.
    Такое обстоятельство теория обозначает не как юридические  поступки,  а
как волевой юридический акт  (акт  —  не  как  документ,  а  как  действие),
который направлен напрямую на порождение правоотношения.
    Эти юридические акты есть не что  иное,  как  волеизъявление  субъекта,
выражающееся в таких формах, как заявление, жалоба, приказ,  сделка  и  т.п.
Юридические же поступки влияют на правоотношения косвенно, создавая  их  как
бы попутно, самопроизвольно, синергетически.
    Следует также обратить внимание на  то,  что,  определяя  действие  как
юридический факт, теория имеет в виду и бездействие  как  юридический  факт.
Например, когда субъект вместо действий  бездействует,  не  выполняет  своих
обязательств, причиняет бездействием вред и т.д. Порождает правоотношение  и
неправомерное поведение. Тогда возникает, как правило, правоотношение  между
правонарушителем   и   соответствующим   органом   государства   по   поводу
определения наказания, исполнения наказания и т.п.
    Противоправное поведение субъекта  в  своих  крайних  уголовно-правовых
формах — преступление — именуется деянием (преступное  деяние)  и  изучается
наукой  уголовного  права.  В  науке   гражданского   права   правонарушение
обозначается  как  деликт.  В  науке  административного   права   выделяется
административное  правонарушение  —  проступок.   Правонарушение   в   сфере
трудового   права,   например   нарушение   требований   дисциплины,   также
определяется как проступок.
    Итак, схема юридических фактов выглядит следующим образом:
    [pic]
    Теория выделяет в качестве юридических  фактов  еще  и  так  называемые
юридические состояния. В правовых  системах  некоторых  государств  к  таким
состояниям, порождающим определенные  правоотношения,  относились  сословия.
Принадлежность  к   тому   или   иному   сословию   порождала   определенные
правоотношения,  содержанием  которого  было  предоставление  тем  или  иным
субъектам привилегий, обязанностей, ответственности.
    Состояние гражданства (подданства) также становится юридическим фактом,
порождая  определенные  правоотношения  между  гражданином  и   государством
(например, обязанность государства охранять граждан,  защищать  их  даже  за
рубежом и т.д.).
    Рассуждая о юридических фактах, надо отметить, что по правовой роли  их
можно обозначить как образующие, изменяющие, прекращающие правоотношения.
    Во многих случаях только  совокупность  нескольких  юридических  фактов
порождает  правоотношения.  Такие   ситуации   обозначают   в   теории   как
юридический состав (наличие  нескольких  фактов).  Например,  для  получения
пенсии по старости необходимо  достижение  определенного  возраста,  наличие
трудового стажа, заявление о назначении пенсии, решение  органа  социального
обеспечения, некоторые другие условия.
    Особый интерес вызывают такие  юридические  факты,  как,  презумпции  и
фикции.
    Теория права, кроме реальных фактов, выделяет и те жизненные  ситуации,
которые имеют  вероятностный  характер,  могут  наступить  с  той  или  иной
степенью вероятности. Эти вероятностные обстоятельства — реальность мира,  и
право не может их игнорировать. Не может их игнорировать и теория права.
    Презумпции (предположения) имеют юридическое значение во многих  сферах
общественной  жизни.   Презумпция   невиновности,   которая   закреплена   в
Конституции,  фундаментально  определяет  отношение  каждого  гражданина   и
правоохранительных органов. Статья 62 устанавливает, что  каждый  обвиняемый
в совершении преступления  считается  невиновным,  пока  его  виновность  не
будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим  в
законную силу приговором суда.
    Теория  права  различает  опровержимые  и  неопровержимые   презумпции,
фактические и законные презумпции.
    Еще более  сложный  характер  имеют  так  называемые  фикции,  т.е.  те
фактически несуществующие  положения,  которые,  однако,  правом  признаются
существующими и имеющими юридическое значение.
    Например, днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается  день
вступления в силу решения суда об объявлении его умершим. Еще одна фикция  —
признание, что  судимости  не  было  у  субъекта,  если  она  была  снята  в
установленном порядке и т.д.
    Словом, презумпции и фикции — своеобразные юридические  факты,  которые
еще подлежат глубокому изучению представителями теоретико-правового знания.
                                 Заключение

       На   основании   всего   вышеизложенного   можно    заключить,    что
правоотношение не является чем-то  особенным.  Это  те  же  необходимые  для
существования  людей  общественные  отношения,   только   получившие   через
законодателя и другие правотворческие органы свою юридическую оценку  и  тем
самым взятые под охрану государства.
         Основными  же  признаками  правоотношений  как  одного   из   видов
общественных отношений можно  считать:  их  регулирование  общеобязательными
нормами   права;   присущее   им   свойство    регулярности,    многократной
повторяемости;  их  социальную  значимость;  их  свойство  возникать   между
конкретно-определенными лицами  (субъектами);  определенность  поведения  их
участников по отношению друг  к  другу;  возможность  их  обеспечения  силой
государственного принуждения.

                              Список литературы

      1. Конституция Украины
      2. Гражданский кодекс Украины.
      3. Власов В.С. Основы государства и права. - Ярославль, 1995.
      4. Гражданское право // Под ред. Толстого Ю.К.,  СергееваА.П.  Ч.1.  -
         СПб., 1996.
      1. Иванова З.Д. Законность  -  основа  правоотношений  в  деятельности
         милиции. - М., 1987.
      2. Протасов В.Н. Правовые отношения как система. - М., 1991.
      3. Спиридонов Л.И. Теория государства и права. - СПб., 1995.
      4. Теория государства и права: Курс лекций / под ред. М.Н.Марченко.  -
         М., 1996.
      5. Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. - М., 1974.



-----------------------
[1] См., напр.: Протасов В.И. Правоотношение как система. - М., 1991. С.  4-
9.
[2] Теория государства и права: Курс лекций / под ред. М.Н.Марченко. - М.,
1996. С. 385-386.
[3] Там же. С. 388.
[4] Иванова З.Д .Законность - основа правоотношений в деятельности милиции.
- М., 1987. С. 5.
[5] Там же. С. 389.
[6] См., напр.: Спиридонов Л.И. Теория государства и права. - СПб., 1995.
С.191.
[7] Теория государства и права: Курс лекций / под ред. М.Н.Марченко... С.
397.

-----------------------
                                   Санкция

                                 Диспозиция

                                  Гипотеза

      Последствия невыполнения обязанностей участниками правоотношений.

                               Правоотношения
                      (субъективные права и юридические
                                обязанности)

                         Юридические факты, субъекты
                                правоотношений

2
3


10
23
28
29





смотреть на рефераты похожие на "Правоотношения"