Философия

Фридрих Ницше: ОПЫТ КРИТИКИ ХРИСТИАНСТВА


               Санкт-Петербургский Государственный Университет
                            Факультет Менеджмента



                               Фридрих Ницше:

                          опыт Критики христианства



                                                        Реферат по философии

Преподаватель - Ростошинский


                                  1999 год
                  Фридрих Ницше: опыт критики христианства


      Фридрих Вильгельм Ницше родился  в  1844  году  в  местечке  Реккен  в
Тюрингии,  входившей  в  то  время  в  состав  Пруссии.   Отец   Ницше   был
протестантским священником, мать – дочерью  пастора.  После  смерти  отца  в
1849 году семейство перебирается в Наумбург, где Фридрих Ницше  поступает  в
гимназию.   Домашнее   воспитание,   пронизанное    духом    протестантского
благочестия, в окружении матери, сестры, теток наложило отпечаток на  Ницше:
он с детства хорошо знал библию, любил поэзию и музыку. Его  мягкие  манеры,
рассудительность, вежливый тон вызывали постоянные насмешки  над  «маленьким
пастором», как его окрестили одноклассники.

      Гимназия  давала  основательное  образование,   особенно   в   области
классической филологии. Неудивителен поэтому выбор Ницше:  хотя  в  Боннском
университете он сначала,  по  желанию  матери,  записался  на  теологический
факультет, но через год, осенью  1865,  сменил  богословие  на  классическую
филологию.  Вслед  за  своим   профессором,   известным   филологом,   Ницше
перебирается в Лейпциг, где и  заканчивает  университет.  Будучи  студентом,
Ницше пишет настолько  квалифицированные  исследования,  что  его  профессор
рекомендует  еще  не  окончившего  университетский  курс  Ницше   на   место
профессора классической филологии в Базельском университете. Сдав  экзамены,
быстро  получив  докторскую  степень  за  уже  опубликованные   студенческие
работы,  Ницше  перебирается  в  Базель,  где   с   1869   года   преподавал
классическую филологию.

      Уже  в  гимназических   сочинениях   Ницше   был   виден   незаурядный
литературный талант. У него появились  и  первые  сомнения  в  достоверности
священного  писания.  В  апреле  1864  года  Ницше  создал  два  философско-
поэтических эссе: «Рок и история» и «Свобода воли  и  рок»,  где  содержатся
чуть ли не все основные  идеи  его  будущих  произведений.  Во  втором  эссе
самыми примечательными кажутся резкие выпады Ницше против христианской  идеи
потустороннего мира: «То, что  Бог  становится  человеком,  указывает  лишь:
человек должен искать свое блаженство не в  бесконечности,  а  создать  свое
небо на земле; иллюзия неземного мира исказила отношение человеческого  духа
к миру земному: она была созданием детства народов…  В  тяжких  сомнениях  и
битвах мужает человечество: оно осознает в самом себе начало,  сердцевину  и
конец религий». Развитие эти мысли получат, конечно, гораздо позже.

      В 1882 году  Ницше  написал  в  Генуе  «Веселую  науку»,  в  одном  из
фрагментов которой – «Безумном человеке» -  возникает  тема  «смерти  Бога»,
авторитет Бога и церкви исчезает, на их место  приходит  авторитет  совести,
авторитет разума. В 1883 году  Ницше  всего  за  несколько  месяцев  написал
книгу «Так говорил Заратустра», первая часть которой заканчивается  словами:
«Мертвы  все  боги;  теперь  мы  хотим,  чтобы  здравствовал  сверхчеловек».
Сверхчеловек Ницше –  это  результат  культурно-духовного  совершенствования
человека, тип, настолько превосходящий современного Ницше человека,  что  он
образует новый и особый биологический тип. Сверхчеловек –  это  нравственный
образ,  означающий   высшую   ступень   духовного   расцвета   человечества,
олицетворение новых моральных идеалов, этот сверхчеловек приходит  на  место
умершего  Бога,  он  должен  вести  человечество  к   совершенству,   должен
восстановить в силе все качества человека.

      Ницше обрушивался на один из главных постулатов  христианской  веры  в
вечное существование по милости Бога  в  потустороннем  мире.  Ему  казалось
абсурдом то, что смерть должна быть искуплением первородного греха  Адама  и
Евы, он высказал поразительную мысль о том, что чем сильнее  воля  к  жизни,
тем ужаснее страх смерти. И как можно жить, не думая о смерти, а зная  о  ее
неумолимости и неизбежности, не бояться ее?

      Перед лицом смерти мало кто найдет в себе мужество сказать, что  «Бога
нет». Достоинство сверхчеловека появляется из преодоления страха смерти,  но
совершенно по иному, чем в  христианстве.  В  то  время  как  христианин  не
боится  смерти,  поскольку  верит  в  данную  ему  Богом  вечную  жизнь,  то
сверхчеловек Ницше не  боится  смерти,  хотя  не  верит  ни  в  Бога,  ни  в
бессмертие, он сам себя чувствует Богом.  Ницше  говорит,  что  мужественный
высший человек «с гордостью» созерцает бездну.  Люди  верят  в  Бога  только
потому, что боятся смерти. Тот, кто победит страх смерти, сам станет Богом.

      Свою мечту о совершенстве люди в  прошлые  века  воплотили  в  идее  о
существовании Бога как высшей и совершенной личности и  тем  самым  признали
невозможность  достижения  совершенства,  ибо  Бог  –   это   потустороннее,
недоступное,  непостижимое  бытие.  Смерть  Бога  потребовалась  Ницше   для
утверждения жизни сверхчеловека как  высшего  идеала  земного  существования
человека. Сверхчеловек Ницше предстает  земным,  посюсторонним  и  вроде  бы
вполне  достижимым  идеалом,  устремляясь  к  которому  человек  приобретает
реальную возможность преодолеть свое несовершенное состояние  и  стать  выше
самого себя.

      У Ницше аргументация сведена к минимуму и фрагментарна. Речь не идет о
теоретическом опровержении Бога. Констатация  факта  «Бога  нет»  не  играет
решающей роли, хотя, разумеется, Ницше не  утверждает  и  обратного.  Он  не
придает особого  значения  теоретическому  обоснованию  этого  высказывания.
Существует Бог или нет, - это не так уж и важно,  хотя  Ницше  считает,  что
Бога нет. Главное для Ницше то,  что  вера  в  Бога  вредна,  что  эта  вера
парализует и порабощает. Что означают слова  «Бог  мертв»?  –  То,  что  мир
лишился своего  смысла.  Значит,  необходимо  наполнить  мир  иным  смыслом,
вместо умерших ценностей  утвердить  новые.  «Умерли  все  боги,  теперь  мы
хотим, чтобы жил сверхчеловек», - говорит Заратустра. Смерть Бога  открывает
возможность свободы создания новых ценностей и сверхчеловека.

      После «Заратустры» все созданное ранее казалось  Ницше  столь  слабым,
что у  него  возник  замысел  переписать  прежние  работы,  но  из-за  своей
физической слабости он ограничился лишь новыми предисловиями к уже  вышедшим
книгам. И вместо  ревизии  прошлого  Ницше  создает  «прелюдию  к  философии
будущего» – книгу «По ту  сторону  добра  и  зла»,  в  которой  предсказывал
катастрофические процессы будущего.

      В 1888 году Ницше начинает подготовку фундаментального труда,  который
должен был бы вместить в себя всю его философию. У него  сложился  следующий
план книги «Переоценка всех ценностей»: Книга первая.  Антихристианин:  опыт
критики христианства. Книга  вторая.  Вольный  дух:  критика  философии  как
нигилистического движения. Книга третья. Имморалист: критика невежества  как
самого  фатального  рода,  повседневной  морали.  Книга  четвертая.  Дионис:
философия вечного возвращения.

      Ницше набросал около 400 заметок для «главного сочинения» всей  жизни,
которые после его смерти были собраны  и  объединены  его  сестрой  в  книгу
«Воля к власти». Долгое время эта книга считалась  главным  его  сочинением,
но на деле представляла собой фальсификацию: эти и иные разрозненные  записи
Ницше  были  скомпонованы  так,  чтобы   Ницше   мог   выглядеть   идеологом
германского национализма,  а  впоследствии  и  нацизма.  В  действительности
такого труда как «Воля к власти» не существовало. Таким образом,  написанный
в  сентябре  1888  года  «Антихристианин»  является  первой  и  единственной
законченной  частью   главного   философского   труда   Ницше,   а   критика
христианства является лишь одним из элементов его учения.

      К рукописи работы «Антихристианин» самим Ницше был  приклеен  набросок
следующего содержания:

      «Закон против христианства  -  издан  в  День  Спасения,  первый  день
Первого Года (30 сентября 1888  г.  ложного  календаря).  Смертельная  война
пороку: порок есть христианство.
      Тезис  1.  Порочность   есть   всякого   рода   противоестественность.
Порочнейшим человеком  является  священник,  он  учит  противоестественному.
Против священника нужны не доводы, а каторга.
      Тезис 2. Всякое участие в богослужении есть покушение на  общественную
нравственность. Нужно быть суровее к протестантам, чем к католикам,  суровее
к  либеральным  протестантам,  чем  к  правоверным.  Чем   ближе   к   науке
принимающий   участие   в   христианской   службе,   тем   он    преступнее.
Следовательно, преступником из преступников является философ.
      Тезис 3: Достойные проклятия места, где христианство  высиживало  свои
яйца-базилики, должны быть сровнены с землей. Как безумные места  Земли  они
должны стать ужасом для всего мира. Там должно разводить ядовитых гадов.
      Тезис  4:   Проповедь   целомудрия   есть   публичное   побуждение   к
противоестественности. Любое презрение к половой  жизни,  любое  загрязнение
ее понятием «нечистое» есть грех против святого духа жизни.
      Тезис 5: Запрещается есть за одним столом со священником: этим человек
исключает себя из порядочного  общества.  Священник  –  это  наш  чандала  –
должен быть объявлен  вне  закона,  его  должно  морить  голодом,  гнать  во
всякого рода пустыни.
      Тезис 6: Должно называть священную историю теми именами,  каковых  она
заслуживает, а именно проклятая история; должно пользоваться  словом  «бог»,
«спасение», «избавитель» как ругательствами, клеймом преступника.
      Тезис 7: Все остальное следует из вышеизложенного.
                                                                 Антихрист».

      В чем же Ницше обвинял христианство? В том,  что  христианство  -  это
религия сострадания, религия слабых и больных людей, что христианство  ведет
к несвободе и несопротивлению человека, что  христианство  оперирует  сплошь
воображаемыми понятиями, что оно  возводит  «греховность»  человека  и  что,
наконец, религия и наука несовместимы.

      Христианство     подхватило     вымышленный     Платоном     истинный,
сверхчувственный, потусторонний мир высших идеалов, норм,  принципов,  целей
и  ценностей,  который  был  возведен  над  земной  жизнью,  чтобы   придать
последней порядок и внутренний смысл. Поскольку потусторонний мир  понимался
как совершенный,  безусловный,  абсолютный,  истинный,  добрый,  прекрасный,
желанный, постольку земной  мир,  в  котором  живут  люди  со  всеми  своими
делами, заботами, трудностями и лишениями,  представлялся  в  качестве  лишь
кажущегося,  несовершенного,  ненастоящего,  обманчивого,  порочного   мира.
Искусственно воздвигнутый истинный  мир  предстал  в  сознании  людей  неким
идеалом,   которому   были   приданы   соответствующие   атрибуты   в   виде
разнообразных ценностей и целей, и который в связи с этим стал  основой  для
критики известного нам земного мира,  ибо  первый  казался  более  ценным  и
значимым, чем второй.

      В  связи  с  этим  Ницше  выступал  против   признания   существования
идеального мира. Реально  существующий  мир  –  единственный  мир,  а  некий
«идеальный  мир»  есть  своеобразное  повторение  существующего  мира.  Этот
идеальный мир – целительный, утешающий мир иллюзий и фикций,  это  все,  что
мы ценим и ощущаем как приятное. Он есть источник  опаснейших  покушений  на
жизнь, величайших сомнений и всяческого обесценивания того мира, который  мы
представляем собой. Так земная жизнь оказывается лишенной смысла и  ценности
и начинает отвергаться.

      При этом «совершенный» мир, по мнению  Ницше,  был  создан  на  основе
страданий  и  бессилия  людей.  Те,  кто  презирает  тело   и   землю   ради
потустороннего мира, - это  больные  и  умирающие.  В  глубине  христианства
живет  ненависть  больных  людей,  инстинкт,  направленный  против  здоровых
людей.   Не   обладая   самостоятельностью,   здоровьем,   интеллектуальными
способностями, физической крепостью простолюдины, слабые, больные,  усталые,
отверженные,    обездоленные,    посредственные,    неудачники    используют
христианскую мораль для оправдания недостатка мощи и уверенности  в  себе  и
для борьбы с сильными и независимыми людьми.

      Именно они, «упадочные люди», а  не  сильные  личности,  нуждаются  во
взаимопомощи,  сострадании,  милосердии,  любви   со   стороны   окружающих,
человечности. Без этого они просто бы не сумели выжить и тем более  навязать
свое господство и отомстить за  себя  и  за  свою  врожденную  ущербность  и
неполноценность. Высшим же людям такого рода моральные  ценности  не  только
не нужны, но и вредны, ибо  обессиливают  их  души.  Они  поэтому  разделяют
ценности  противоположного  характера,  которые   связаны   с   утверждением
инстинкта воли к жизни и власти. В книге «По ту сторону добра и  зла»  Ницше
пишет, что «всюду, где только появляется на  земле  религиозный  невроз,  мы
встречаем  его  в  связи  с  тремя  опасными   диетическими   предписаниями:
одиночество, пост и половое воздержание».

      Можно вспомнить известное положение Ницше,  вызывающее  много  споров:
«Падающего - толкни». Какой смысл вкладывает философ  в  этот  сам  по  себе
неприглядный тезис? Ницше прежде всего имеет в виду критику  христианства  в
связи с тем,  что  христианство  называют  религией  сострадания,  в  Библии
сострадание возведено в ранг первой  добродетели…  Сострадание  же,  считает
Ницше, «есть  расточительность  чувства,  вредный  для  морального  здоровья
паразит… оно патологично…  это  –  зараза»,  сострадание  уменьшает  энергию
жизненного  чувства,  разносит  «заразу  страдания»   -   оно   воздействует
угнетающе. Сострадая кому-то, человек  сам  слабеет.  Сострадание  во  много
крат увеличивает потери силы, страдания же  и  без  того  дорого  обходятся.
Ницше считает, что сострадание парализует закон развития –  закон  селекции,
когда  слабые  и  больные  должны  умереть,  чтобы  дать  дорогу  сильным  и
здоровым; сострадание поддерживает жизнь в  том,  что  созрело  для  гибели.
Поэтому:  «Пусть  гибнут  слабые  и  уродливые  –  первая  заповедь   нашего
человеколюбия. Надо еще помогать им гибнуть. Что вреднее  любого  порока?  –
сострадать слабым и калекам – христианство…»

      Любая религия появилась из страха и нужды, когда люди не знали  ничего
о природе и ее законах, все было проявлением мистических сил, которых  можно
было  умиротворить  путем  молитв  и  жертвоприношений.  Ницше  пишет,   что
христианство ни в  одной  точке  не  соприкасается  с  действительностью,  в
религии присутствуют сплошь выдуманные понятия: Бог, душа, дух, грех,  кара,
искупление,   благодать,   страшный   суд,   вечная   жизнь…    Христианство
противопоставляет духовное (чистое) и  природное  (грязное).  И,  как  пишет
Ницше, «этим все объясняется». У кого  есть  причины  ненавидеть  природное,
реальное?  -–У  того,  кто  от  этой  реальности  страдает.  А  страдают  от
действительности слабые и  больные,  которых  сострадание  поддерживает  «на
плаву»…

      Церковь же возводит в ранг святых больных  или  безумцев,  а  «высшие»
состояния  души,   религиозный   экстаз   напоминают   Ницше   эпилептоидные
состояния…  Вспомним,  как  в  российских  деревнях  дурачки  и   помешанные
считались святыми людьми, а их слова  –  пророчествами…  Вспомним  слова  из
Библии: «… бог избрал немудрое мира  …  и  немощное  мира  избрал  бог  …  и
незнатное мира и уничиженное…»!  А  чего  стоит  образ  Бога,  распятого  на
кресте! – Ницше пишет: «Неужели до сих  пор  не  понятно  ужасное  коварство
этого  символа?   Божественно   все   страдающее…»   Божественны   мученики,
страдавшие за веру…  Но  ведь  мученичество  не  доказывает  истинность,  не
меняет ценность дела, за которое люди  принимают  мучения.  Для  Ницше  сама
идея жертвы на благо человечества  была  чем-то  нездоровым,  противоречащим
самой жизни. Христос жертвует собой  ради  человека,  во  искупление  грехов
человеческих и примирения человека с  Богом,  и  Ницше  пишет:  «бог  принес
своего сына на заклание ради прощения грехов. Вот и покончено с  евангелием,
да как! Искупительная жертва, да  еще  в  самой  отвратительной,  варварской
своей форме – невинного приносят в жертву за грехи виновных!»

      Христианство возникло, чтобы облегчить жизнь человека, но  теперь  оно
должно сначала отяготить их жизнь сознанием греховности, чтобы  потом  иметь
возможность облегчить их. Церковь устроила все так, что без  нее  теперь  ни
шагу: все естественные события (рождение, свадьба,  смерть)  теперь  требуют
присутствия жреца, который бы «освятил»  событие.  Христианство  проповедует
греховность  и  презренность  человека  вообще,  так  что   уже   невозможно
презирать других людей. Путем выдвижения  чрезмерных  требований,  сравнения
человека с совершенным Богом церковь заставляет  человека  чувствовать  себя
греховным, дурным,  ему  становятся  нужны  сверхъестественные  силы,  чтобы
снять это бремя,  чтобы  «спастись»  от  «греховности»,  но  когда  отпадает
представление  о  Боге,  то  отпадает  и  чувство  «греха»   как   нарушения
божественных предписаний.

      Инстинктивная ненависть к реальности, неприятие антипатии, вражды, как
следствие болезненности, ведут  только  к  тому,  что  человеку  не  хочется
сопротивляться, не хочется бороться с этой действительностью – и  появляется
христианство, религия любви,  то  есть  несопротивления  и  покорности.  «Не
противиться, не гневаться, не призывать к ответу… И  злу  не  противиться  –
любить его». Уже в ранней юности Ницше записывал мысли, предвосхищающие  его
позднейшую  критику  христианства:   мировая   скорбь,   которую   порождает
христианское миросозерцание, есть ни что иное как примирение  с  собственным
бессилием,  благовидный   предлог,   извиняющий   собственную   слабость   и
нерешительность, трусливый отказ от созидания собственной судьбы.

      Религия – это заблуждение, еще никакая религия ни прямо,  ни  косвенно
не содержала истины. Ницше пишет: «Религия типа  христианской,  ни  в  одной
точке не соприкасающаяся с  действительностью  и  немедленно  гибнущая,  как
только мы признаем правоту действительности хотя бы  в  одной  точке,  такая
религия не может не враждовать с «мудростью мира сего», сиречь с  наукой,  -
она  благословит  все  средства,  пригодные  для   того,   чтобы   отравить,
оклеветать,  осрамить  дисциплину  духа,  честность  и  строгость  в  делах,
затрагивающих совесть духа, благородную  холодность  и  независимость  духа…
Нельзя быть филологом и врачом и не быть  при  этом  антихристианином.  Ведь
филолог видит, что стоит за «священными книгами», а врач  видит,  что  стоит
за физиологической деградацией типичного христианина».

      Вот как Ницше интерпретирует знаменитую историю изгнания Адама  и  Евы
из рая: Бог –само совершенство – прогуливается по  саду  и  ему  скучно.  Он
решает создать человека, Адама, но и Адаму  тоже  становится  скучно…  Тогда
бог создал животных, но они не развлекали  человека,  он  был  «господином»…
Бог создает женщину, но это было ошибкой! Ева подбивает Адама  вкусить  плод
от дерева познания, и человек стал соперником бога – ведь  благодаря  знанию
становишься как бог… «Наука запретна как таковая, она одна и  находится  под
запретом. Наука – первый грех, зародыш  всякого  греха,  первородный  грех».
Надо было заставить человека забыть о науке, человек не должен  думать  –  и
бог создал боль и болезни, нищету, дряхлость, смерть… Но человек  продолжает
думать, «дело познания растет, высится… несет с собой сумерки богам»!

      Религия  является  для  общества  тормозящим,   мешающим,   негативным
фактором. Религия служит массам, это оружие черни и  рабов.  В  христианстве
находит свое выражение ненависть черни,  рядового  человека  к  благородным…
Бог, святость, любовь к ближнему,  сострадание  –  предрассудки,  выдуманные
теми,  чья  жизнь  пуста  и  монотонна.  Вера  в  Бога  не  возвышает  и  не
одухотворяет  человека,  а,  напротив,  сковывает  его  и  лишает   свободы.
Свободному человеку Бог не нужен, ибо  он  сам  для  себя  высшая  ценность.
Церковь для Ницше –  смертельный  враг  всего  благородного  на  земле.  Она
отстаивает  рабские  ценности,  стремится  растоптать   всякое   величие   в
человеке. Ницше пишет: «В христианстве на первый  взгляд  выходят  инстинкты
угнетенных  и  порабощенных:  в  нем   ищут   спасения   низшие   сословия»,
«Христианство – это восстание пресмыкающихся  по  земле  против  всего,  что
стоит и высится: евангелие «низких» принижает»,  «Христианство  вело  борьбу
не на жизнь, а на смерть с высшим типом человека, оно  предало  анафеме  все
основные его  инстинкты  и  извлекло  из  них  зло…  Христианство  принимало
сторону всего слабого, низкого, уродливого;  свой  идеал  оно  составило  по
противоположности инстинктам сохранения жизни, жизни в силе».

      У Ницше вопрос веры связан с проблемой морали, ценностей  и  поведения
человека. Смысл и цель, с которой Ницше объявил войну  христианству,  -  это
упразднение морали. Смерть Бога открывает  человеку  возможность  творческой
свободы для создания новых ценностных миров. В гибели заложено  возрождение.
На  место  духовных  ценностей,  связанных  с  идеей  Бога,   Ницше   ставит
диаметрально противоположные ценности, вытекающие из  потребностей  и  целей
реальной жизни  сверхчеловека.  Приход  сверхчеловека  обусловлен  процессом
становления человека, отвержением бытия Бога и связанных с ним  моральных  и
религиозных ценностей. Отсюда в философии Ницше вытекает тотальный  нигилизм
и переоценка всех ценностей.

      Цель бытия человека Ницше видит в создании того, что выше человека,  а
именно в создании сверхчеловека, который должен превосходить человека в  той
же степени, в какой последний превосходит  обезьяну.  Взятый  сам  по  себе,
человек в силу своего несовершенства не может быть целью для самого себя.  В
цепи развития живого мира он  представляет  собой  мост  между  животными  и
сверхчеловеком, и поэтому содержанием его жизни является переход  и  гибель,
то есть не результат, а процесс становления, человек должен принести себя  в
жертву земле, чтобы она стала землей сверхчеловека.

      Раскрывая содержание христианской  морали,  Ницше  отмечает,  что  это
мораль  альтруизма,  добра,  любви  к  ближнему,  сострадания  и  гуманизма.
Поскольку она является стадной моралью, не выражающей  в  себе  естественные
жизненные инстинкты отдельно взятого человека, постольку  ее  утверждение  и
поддержание в жизни людей  возможно  лишь  только  посредством  принуждения.
Христианская  мораль  –  это  долг,  которому  все   должны   беспрекословно
подчиняться.  Чтобы такое подчинение осуществилось и понадобилась идея  Бога
как высшего нравственного идеала, авторитета  и  судьи,  который  не  только
предписывает нравственные нормы, но и неустанно и скрупулезно следит  за  их
исполнением: наказывает грешников (пытками в  аду)  и  поощряет  праведников
(безмятежной жизнью в рае). Страх перед божьим наказанием является  основным
мотивом морального поведения людей.

      Одним  из  исходных  и  ключевых   постулатов   анализа   особенностей
христианской  морали  у  Ницше  является  тезис  о   наличии   среди   людей
прирожденных рангов, то есть о том, что люди не  равны.  По  его  мнению,  в
зависимости от имеющейся у индивидов с рождения степени мощи и полноты  воли
к власти, а также наличия у них физиологического превосходства люди  делятся
на две породы (расы) – низшую (к которой относится  подавляющее  большинство
людей) и высшую (незначительное меньшинство). Сама природа выделяет  сильных
духом, мускулами и посредственных людей, которых намного больше.

      В этой связи в морали не может иметь силы положение  «что  справедливо
для  одного,  то  справедливо  и  для  другого».  Так,  если  один  признает
справедливыми такие моральные требования  как  «не  убий»,  «не  кради»,  то
другой может их оценить как несправедливые. Поэтому в обществе  должно  быть
столько моралей,  сколько  имеется  среди  людей  рангов  (слоев).  Согласно
Ницше, «есть мораль господ и мораль рабов». При этом в жизни  тех  и  других
возникают и утверждаются диаметрально противоположные моральные ценности.

      Христианская мораль является недоразумением в силу прежде всего  того,
что она призвана победить страсти и инстинкты с целью исправить  человека  и
сделать его лучше на  основе  требований  разума.  Однако,  согласно  Ницше,
подъем добродетельности несовместим с одновременным ростом ума и  понимания,
а источник счастья заключается вовсе не в разуме, а в жизненных  инстинктах.
Поэтому отказываться в морали от страстей и инстинктов  –  значит  подрывать
корень человеческой жизни и тем самым придавать  морали  противоестественное
состояние. По мнению Ницше, всякая мораль отрицает жизнь, ибо направлена  на
борьбу с инстинктами и влечениями человека.

      Христианские моралисты пытались всеми  силами  заглушить,  искоренить,
вырвать вон и тем самым очистить человеческую душу  от  скверны.  Основанием
для этого служил тот факт, что страсти часто оказываются источником  больших
бед.  К  тому  же,  будучи  связаны  со  стремлением  людей   к   мимолетным
удовольствиям и наслаждениям, они представлялись  как  проявление  животного
начала в человеке, поэтому оценивались в  качестве  ненормальных  и  опасных
явлений. Когда  индивид  оказывается  в  подчинении  у  своих  страстей,  он
утрачивает способность разумного контроля за своим поведением и  тем  самым,
пусть временно, перестает быть  мыслящим  существом.  Но  в  жизни  человека
только то правильно и нормально, что направляется  разумом.  Отсюда  делался
вывод, что человек не может быть «хорошим», пока  не  освободится  от  своих
дурных и предосудительных страстей.

      Христианская мораль как инстинкт стада, как своеобразная иллюзия  рода
является определенной тиранией и  гнетом  по  отношению  к  отдельно  взятой
личности,  особенно  и  прежде  всего   высшей.   Принуждая   к   выполнению
нравственного   долга,   она   лишает   человека   свободы,   независимости,
самостоятельности, активности, творчества и заставляет его жертвовать  собой
для будущего. Быть моральным – значит  оказывать  послушание  и  повиновение
издревле установленному закону или обычаю. личность  тем  самым  попадает  в
зависимость  от  нравственных  традиций.  В  этой  связи  оказывается,   что
уважения в ней достойно лишь то, в какой мере она способна повиноваться.

      Мораль долга требует от индивида постоянно держать себя  в  руках,  то
есть неукоснительно  руководствоваться  и  подчиняться  ее  раз  и  навсегда
установленным правилам, что при наличии неизбежных проявлений  присущих  ему
естественных   побуждений   и   склонностей   не    может    не    порождать
раздражительность и внутреннее  напряжение.  выполняя  одинаковые  для  всех
нормы   нравственности,    человек    оказывается    в    своем    поведении
запрограммированным  на  определенный  стандарт  и   образ   действия,   что
уничтожает его индивидуальность, ибо не позволяет ему проявить себя.

      Долг заставляет человека работать, думать, чувствовать без  внутренней
необходимости, без глубокого  личного  выбора,  без  удовольствия,  то  есть
автоматически. Это ведет к обеднению личности, к ее самоотказу  и  отрицанию
ее уникальности. Попадая в сферу морали индивид  обрекается  кроме  того  на
постоянное болезненное недовольство собой,  поскольку  не  в  силах  достичь
предписываемых  ему  нравственных  идеалов  и   целей.   Человек   перестает
принадлежать себе и стремиться к достижению своих интересов, в  которых  как
раз и выражается воля его жизненных инстинктов. Тем самым  человек  начинает
выбирать и предпочитать не то, что ему нужно, а то, что ему вредно.

      Ограничивающий свободу личности моральный долг посредством  воспитания
внедряется в духовный мир человека  в  виде  совести,  представляющей  собой
сознание вины и в то же  время  своеобразный  внутренний  трибунал,  который
постоянно заставляет индивида находиться в подчинении у общества. Совесть  –
это  общественный  долг,  то  есть  стадный  инстинкт,  ставший   внутренним
убеждением и мотивом поведения личности. Она осуждает поступок  потому,  что
он долгое время был осуждаем в обществе.

      Отвергая  христианскую  мораль,  основным  понятием  которой  является
понятие вины, Ницше не мог не отвергать и совесть  как  сознание  вины.  Для
Ницше совесть предстает в качестве чисто негативного феномена,  недостойного
какого-либо уважения. Ницше призывал «ампутировать» совесть, которая  в  его
понимании является только сознанием вины, ответственности,  долженствования,
некоего суда…

      Но  место  христианской  морали   Ницше   предлагал   мораль   эгоизма
(имморали),   когда   поведение   отдельно   взятого   человека    предельно
раскрепощается. Эгоизм – это способ  жизни  человека  за  счет  других.  Для
эгоиста другие имеют значение только как  средства.  Целью  же  является  он
сам, всегда и при любых обстоятельствах. Эгоизм выступает главным пунктом  в
искусстве самосохранения личности и ее становления  самой  собой.  Только  в
морали эгоизма личность приобретает сознание своей бесконечной ценности.

      Согласно Ницше, право на эгоизм должны иметь не все, а  только  высшие
люди,  с  жизнью  которых  якобы  связано   развитие   человеческого   рода.
Незнатные, слабые и посредственные люди не имеют права на эгоизм,  поскольку
он ориентировал бы их на самоутверждение и отнимание  места  под  солнцем  у
высших  людей.  Поэтому  «слабые  и  неудачники  должны  погибнуть:   первое
положение нашей любви к человеку. И им должно еще помочь в этом».


      Христианство навязывает  жизни  воображаемый  смысл,  препятствуя  тем
самым выявлению смысла истинного и заменяя реальные цели идеальными. В  мире
же, в котором «Бог мертв» и не существует более моральной  тирании,  человек
остается  одиноким  и   свободным.   Но   одновременно   он   становится   и
ответственным за все существующее, ибо разум  находит  полное  освобождение,
лишь руководствуясь осознанным выбором, лишь взваливая на себя  определенные
обязательства.  И  если  необходимости  невозможно  избежать,  то   истинная
свобода и заключается в ее полном принятии. принять мир земной и  не  тешить
себя иллюзиями о мире потустороннем – это означает господствовать  над  всем
земным. Ницше потому и  отвергал  христианство,  что  оно  отрицает  свободу
духа, самостоятельность и ответственность человека, превращает  несвободу  в
идеал, а смирение – в добродетель.

                                 Литература


«Беспокойство духа», М.:Знание, серия «Философия и жизнь» №3/1992
1. «Сумерки  богов»  /  Сост.  и  общ.  ред.  А.  А.  Яковлева:  перевод.  -
   М.:Политиздат, 1990.-398 с.
      «Фридрих Ницше и русская религиозная философия» в двух томах  /  сост.
Войская И.Т., Минск, 1996
      Виндельбанд  В.  «От  Канта  до  Ницше»  /  пер.  с  нем.   под   ред.
А.И.Введенского. – М.: «Канон-пресс», 1998.- 496 с.
2. Делез Ж. «Тайна Ариадны» - Вопросы философии, №4/1993
      Дудкин В.В. «Достоевский и Ницше (проблема человека)»,-  Петрозаводск,
1994.- 153 с.
3. Игнатов А. «Черт и сверхчеловек. предчувствие  тоталитаризма  Достоевским
   и Ницше» – Вопросы философии, №4/1993
      Кучевский В.Б. «Философия нигилизма Фридриха Ницше»,- М.,  1996.-  166
с.
      Немировская  А.З.  «Ницше:  мораль  «по  ту  сторону  добра  и   зла»,
М.:Знание, серия «Этика» №6/1991
      Новиков А. «Так говорил Фридрих Ницше» – Аврора, №11-12/1992
4. Патрушев А.И. «Жизнь и драма Фридриха Ницше» – Новая и новейшая  история,
   №5/1993
5. Скворцов А. «Достоевский и Ницше о Боге и безбожии» - Октябрь, №11/1996
6. Ф. Ницше «Антихристианин: Опыт критики христианства»
      Ф. Ницше «К генеалогии морали»
7. Ф. Ницше «По ту сторону добра и зла»
8. Ф. Ницше «Так говорил Заратустра»
9. Ф. Ницше «Человеческое, слишком человеческое»
Цвейг С. «Вчерашний мир», - М.:Радуга, 1991.– 544 с.
      Шаповал С.И. «Этика Фридриха Ницше  и  современная  буржуазная  теория
морали» – автореферат, - Киев, 1988
      Ясперс К. «Ницше и христианство», - М.:Медиум, 1993


смотреть на рефераты похожие на "Фридрих Ницше: ОПЫТ КРИТИКИ ХРИСТИАНСТВА"