Уголовное право и процесс

Принципы уголовного процесса


                         Юридический институт мвд рф
                           Владивостокский филиал



                Кафедра уголовного права, уголовного процесса
                      и уголовно-исполнительного права.



                               курсовая работа



                       По уголовному процессу на тему:

                       «принципы уголовного процесса»



                                                                   Выполнил:
                                                          курсант 3-го курса
                                                          302 учебной группы
                                                             рядовой юстиции
                                                               Денисов Д. В.



                                 Владивосток
                                    1999
                                 оглавление:

|Введение                                                              |Стр.   3   |
|Краткая характеристика принципов Уголовного процесса РФ               |Стр.   5   |
|Система принципов Уголовного процесса РФ                              |Стр. 27    |
|Заключение                                                            |Стр. 29    |
|Список используемой литературы                                        |Стр. 30    |
                                  введение

    Принципы — это основные, наиболее общие и руководящие положения какого-
либо  процесса,  явления,  они  невыводимы  из  других  понятий,   первичны.
Существует  несколько  точек   зрения   относительно   некоторых   признаков
(свойств), присущих принципам уголовного  процесса,  что  в  конечном  итоге
сказывается на их теоретическом определении.  Относительно  таких  признаков
как всеобщность, первичность,  обязательность  к  исполнению,  объективность
наблюдается, в целом, единство взглядов, но такой признак как закрепление  в
законе наблюдается не у всех учёных. Так,  в  частности  доктор  юридических
наук Кобликов А. С., выделяет такой признак[1], а кандидат юридических  наук
Галузо В. Н., чьим трудом я пользовался при написании данной работы даже  не
упоминает его. Я же  придерживаюсь  точки  зрения,  что  такой  признак  как
закрепление в законе не является  основным,  хотя  присущ  практически  всем
принципам, в силу того,  что  законодатель  может  не  видеть  необходимости
подобного  упрочения,  так  как  принцип  очевиден   и   в   законодательном
закреплении не  нуждается  (например,  принцип  гуманизма).  Подобное  может
происходить и по иным причинам.
      Итак,  принципами   уголовного   процесса   называются   теоретически
обоснованные основные правовые положения, идеи, нормы общего и  руководящего
значения, определяющие  построение  всех  форм,  институтов,  стадий  УСП  и
обеспечивающие  выполнение  стоящих  перед  ним  задач.  Принципы   выражают
сущность и содержание уголовного процесса  характеризуют  самые  важные  его
свойства   и   качественные   черты,   предмет   и   метод   процессуального
регулирования.
    Принципы всегда представляют собой первичные нормы права, не  выводимые
друг из друга и обнимающие более частные нормы, в  которых  конкретизируется
содержание принципов и которые подчинены этим принципам.  Нормы  -  принципы
носят императивный, властно-повелительный  характер,  содержат  обязательные
предписания, выполнение которых обеспечивается всей  совокупностью  правовых
средств, имеющихся на  вооружении  у  государства.  Своей  целью  они  имеют
человека и  гражданина  и  соответствующие  государственные  органы.  Органы
государства, ведущие процесс, должны  действовать  на  основе  установленных
принципов и несут ответственность за их нарушение.
    Конституция  РФ  закрепила  общеправовые  принципы,  которые,   выражая
природу и сущность демократического государства, содержат  гарантии  прав  и
свобод человека и гражданина.
    Эти принципы исходят из признания человека, его прав  и  свобод  высшей
ценностью.
    Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека  и  гражданина  -
обязанность  государства  (ст.  2  Конституции  РФ).  Сознавая  себя  частью
мирового сообщества, народ РФ принял  Конституцию  РФ,  в  которой  записаны
общепризнанные и отраженные в ряде  международно-правовых  документах  права
человека и гражданина, принципы правосудия.
    В   соответствии   с   конституционными   принципами    в    отраслевом
законодательстве - УПК  содержатся  нормы,  имеющие  основное,  определяющее
значение для всего судопроизводства и отдельных его стадий.
    Основные принципы записаны в  Конституции  РФ,  часть  -  в  отраслевом
законодательстве  -  УПК  и  некоторых  других  законодательных  актах.  Все
принципы неразрывно связаны  между  собой  и  образуют  единую  совокупность
правовых  начал,  одинаково  значимых  для   достижения   целей   уголовного
процесса. Каждый из  них  определяет  такую  сторону  судопроизводства,  без
которой невозможно правильное осуществление его задач.
    Какой бы, однако, ни была юридическая форма закрепления принципов,  они
всегда выступают в качестве норм общего  и  руководящего  значения,  имеющих
трехчленную  структуру,  -  гипотезу,  диспозицию   и   санкцию.   Иначе   в
правоприменительной деятельности соблюдались бы не сами принципы,  а  только
конкретизирующие  их  нормы.  Конституционные  принципы   являются   нормами
прямого и непосредственного действия. Это означает право на применение  этих
норм непосредственно, без внесения соответствующих изменений и дополнений  в
УПК[2]. По моему мнению, это применимо только к  конституционным  принципам,
поскольку  отраслевые  принципы  приобретают  юридическое   значение   после
соответствующего их закрепления в уголовно-процессуальном законодательстве.
    Конституция РФ и внесенные в последние годы изменения  и  дополнения  в
уголовно-процессуальное законодательство значительно  углубили  и  обогатили
демократическое содержание  принципов,  расширили  диапазон  их  применения,
усовершенствовали  формулировку  отдельных   начал,   укрепили   гарантийную
обеспеченность принципов.
    Принципы действуют в рамках целостной системы, где сущность и  значение
каждого принципа обусловливаются не только  собственным  содержанием,  но  и
функционированием всей  системы,  где  нарушение  любого  принципа  приводит
обычно к нарушению других принципов и тем самым к нарушению  законности  при
производстве по делу.
    Становится понятной необходимость знания основ уголовного процесса  РФ,
не  только  нам,   курсантам,   постигающим   азы   уголовно-процессуального
законодательства,  но  и  всем   практическим   работникам,   осуществляющим
процессуальную  деятельность,  а  знание   принципов   уголовного   процесса
необходимо всем гражданам.
           Краткая характеристика принципов Уголовного процесса РФ

                             Принцип законности.
    По праву занимает одно  из  первых  мест.  Под  законностью  понимается
неуклонное соблюдение и исполнение предписаний  Конституции  РФ,  законов  и
соответствующих  им  иных  нормативных  актов   всеми   государственными   и
негосударственными  учреждениями  и  организациями,   должностными   лицами,
гражданами. Основные положения этого принципа  закреплены  в  ч.  2  ст.  15
Конституции РФ.
    Этот общеправовой принцип имеет непосредственное отношение к уголовному
процессу. В уголовно-процессуальном законодательстве он  конкретизируется  в
установлении  порядка  производства  по  уголовным  делам.   В   обязанность
дознавателя,  следователя,  прокурора,  суда   входит   строгое   соблюдение
материальных и процессуальных  законов  (при  возбуждении  уголовного  дела,
предварительном  расследовании,  назначении  дела  к  судебному   заседанию,
судебном разбирательстве, проверке законности и обоснованности  приговора  в
вышестоящих инстанциях и т.д.).
    Закон обязателен для всех субъектов уголовного  процесса.  Для  органов
государства, осуществляющих производство по делу, соблюдение материальных  и
процессуальных  законов  составляет  их  обязанность  перед  государством  и
личностью, за  нарушение  которой  к  ним  могут  быть  применены  различные
санкции, а процессуальные акты, вынесенные  с  нарушением  закона,  признаны
недействительными.
    В уголовном процессе законность стоит на постулате: дозволено  то,  что
разрешено законом. В тех случаях, когда-то  или  иное  действие  существенно
затрагивает права и свободы личности, данное правило дополняет  содержащиеся
в законе запреты, не позволяющие  отступать  от  установленного  им  порядка
производства конкретного действия (применение ареста,  производство  обыска,
освидетельствование и т. д.).
    Ясно, что такой  принцип  как  законность  не  стоит  в  одном  ряду  с
собственно  процессуальными  принципами,  несоразмерен  им,   так   как   он
охватывает собой весь корпус процессуальных начал и соотносится с  ними  как
общее и особенное. Все принципы и  каждый  в  отдельности  служат  прямым  и
непосредственным проявлением законности, и  нарушение  любого  из  них  есть
нарушение законности.
    Иные принципы процесса не дополняют принцип законности,  а  выражают  и
конкретизируют его, составляют его содержание. Законность же  осуществляется
не только через специальные принципы, но и непосредственно.  Её  требования,
в   частности,   всегда    охватывают    содержание    и    внешнюю    форму
правоприменительной,  правореализующей  деятельности   и   служат   основным
условием правильного применения правовых норм.
    Законность - универсальный, всеохватывающий  принцип,  который  находит
свое  выражение  во  всех  принципах   и   нормах   процессуального   права,
характеризует все стороны уголовного  судопроизводства  и  потому  не  может
рассматриваться  как  равновеликое  начало  с   собственно   процессуальными
принципами.  Она  занимает  особое  место  среди  равных   ей   общеправовых
принципов, действующих в уголовном судопроизводстве.
    Таким образом, законность - принцип принципов уголовного  процесса,  но
он немыслим без собственно процессуальных принципов, которые,  я  повторюсь,
обеспечивают реализацию законности в уголовном процессе. Принцип  законности
обеспечивается таким построением процесса, при котором в каждой  последующей
стадии  проверяется  законность  и  обоснованность   решений,   принятых   в
предыдущих стадиях. В случае  обнаружения  нарушений  закона  обеспечивается
принятие мер к их устранению. Важными гарантиями  и  соблюдения  предписаний
закона являются осуществляемые в тех  или  иных  пределах  на  всех  стадиях
уголовного  судопроизводства  судебный  контроль  и  надзор   прокурора   за
исполнением законов  оперативно-розыскными  органами,  органами  дознания  и
органами предварительного следствия.

                            Принцип публичности.
    Принцип публичности  состоит  в  том,  что  уполномоченные  на  ведение
уголовного процесса государственные органы  и  должностные  лица  обязаны  в
пределах своей  компетенции  принять  все  предусмотренные  законом  меры  к
установлению события преступления, виновных лиц  и  справедливому  наказанию
или предотвратить неосновательное  уголовное  преследование  или  незаконное
осуждение  лиц,  а  если  это  имело  место,  принять  меры  к  реабилитации
невиновного.
    В силу принципа  публичности  органы  дознания,  следователь,  прокурор
обязаны при наличии повода и основания  возбудить  уголовное  дело,  принять
все меры, необходимые для его законного разрешения,  независимо  от  воли  и
желания каких-либо учреждений, организаций, граждан.  Исключение  составляют
лишь дела частного и частно-публичного обвинения, возбуждаемые не иначе  как
по  жалобе  потерпевшего.  Но  и  по  ним  ради  охраны  прав  и   интересов
потерпевшего  диспозитивность,  то  есть  право  потерпевшего  распорядиться
своим правом на возбуждение дела, сочетается с  правом  прокурора  возбудить
уголовное дело при наличии предусмотренных ч.  4  ст.  27  УПК  условий:  «В
исключительных   случаях,   если    дело    о    каком-либо    преступлении,
предусмотренном статьями 115,  116,  129  частью  первой,  130,  146  частью
первой и 147 частью первой Уголовного кодекса  Российской  Федерации,  имеет
особое общественное значение или если потерпевший  по  этому  делу  либо  по
делу о преступлении, предусмотренном статьей 131  частью  первой  Уголовного
кодекса Российской Федерации, в силу беспомощного состояния, зависимости  от
обвиняемого или по иным причинам, не  в  состоянии  защищать  свои  права  и
законные интересы, прокурор вправе возбудить такое  дело  и  при  отсутствии
жалобы потерпевшего».
    Принцип публичности наделяет государственные органы широкими  властными
полномочиями, ставит их в положение активных субъектов  процесса,  обязанных
производить  все   необходимые   процессуальные   действия   по   выявлению,
пресечению   и   раскрытию   преступлений,   изобличению   виновных   и   их
справедливому   наказанию   и   недопущению    привлечения    к    уголовной
ответственности и осуждению невиновных (ст. 2 и ст. 3 УПК).
    Государственные  органы  должны  основывать  свои   выводы   на   такой
совокупности   собранных,    всесторонне    и    объективно    исследованных
доказательств, которая делает эти выводы обоснованными  и  справедливыми.  В
силу принципа публичности только государственные органы,  ведущие  уголовный
процесс, могут применять  нормы  права,  меры  процессуального  принуждения,
принимать  решения  о   начале,   движении   и   судьбе   уголовного   дела.
Использование этих и других  полномочий  позволяет  государственным  органам
надлежащим образом выполнять возложенные на них функции.  Социально-правовой
смысл  принципа  публичности  в   социальном   государстве   проявляется   в
органическом  сочетании  интересов  государства  в  охране  прав  и   свобод
человека и гражданина, в том числе обвиняемого  и  потерпевшего,  с  задачей
предотвращения преступлений и справедливого наказания виновного.
    Каждый  государственный  орган,  в  производстве   которого   находится
уголовное дело, обязан не только разъяснять  участвующим  в  деле  лицам  их
права, но и  обеспечивать  реальную  возможность  их  осуществления,  а  при
необходимости обеспечивать личную и имущественную безопасность (ст. 58,  581
УПК). Законные и обоснованные просьбы и ходатайства участвующих в  деле  лиц
должны удовлетворяться. Публично-правовой характер принципа проявляется и  в
том, что органы  государства  на  стадии  предварительного  производства  по
своей инициативе обязаны возбуждать уголовное дело, собирать  и  исследовать
доказательства,  которые  опровергают  возведенное   против   подозреваемого
подозрение, а также обоснованность предъявленного  обвиняемому  обвинения  и
реабилитировать   невиновного.   Государственные   органы   обязаны   строго
соблюдать установленный законом порядок возмещения государством  обвиняемому
и   подозреваемому   ущерба,   причиненного   незаконным   действием    (или
бездействием) должностных лиц при производстве по делу (ст.  53  Конституции
ст. 581 УПК).
    Принцип публичности пронизывает все производство по делу и обеспечивает
как достижение общих  целей  процесса,  так  и  выполнение  непосредственных
задач в каждой отдельной его стадии. Суд  выполняет  свое  публично-правовое
предназначение путем осуществления правосудия.

                Принцип равенства всех перед законом и судом
    Принцип равенства всех перед  законом  и  судом  (ст.  19  Конституции)
действует в  уголовном  процессе,  как  и  во  всех  сферах  общественной  и
государственной жизни. Сущность его в уголовном процессе проявляется в  том,
что  ни  имущественное  и  должностное  положение,  ни  пол,  ни  расовая  и
национальная  принадлежность,  ни  образование,  ни  язык,  ни  отношение  к
религии, ни место жительства, ни убеждения и принадлежность  к  общественным
объединениям, ни другие обстоятельства не  создают  никаких  привилегий  или
оснований для дискриминации ни  одному  лицу,  участвующему  в  деле,  и  не
влияют  на  ход  и  исход  его.  Эти  требования  распространяются  на   все
производство дела, а не только на судебные стадии,  поскольку  нормы  закона
ни на одном этапе судопроизводства не ставят правовой  статус  гражданина  в
зависимость от указанных признаков.
    Все  субъекты  уголовного   судопроизводства,   занимающие   одинаковое
процессуальное  положение,  равны  перед  законом  и  судом,  прокурором   и
органами предварительного расследования.  Каждый  из  них  в  рамках  своего
процессуального  положения   обладает   равной   возможностью   пользоваться
предусмотренными законом процессуальными правами и в равной  мере  исполнять
возложенные на него обязанности[3].
    Равенство граждан перед законом и  судом  проявляется  также  в  равной
обязанности   всех   подчиняться   уголовному   закону   и   нести    равную
ответственность  за   его   нарушение.   Лица,   совершившие   преступления,
привлекаются к уголовной ответственности и подвергаются  действию  одного  и
того же уголовного закона независимо от занимаемой должности,  рода  занятий
и других факторов. Без равной меры  ответственности  за  нарушение  запретов
уголовного закона правовое государство перестает быть правовым.
    Согласно ч. 4 ст. 1 УПК установленный законом порядок  судопроизводства
является единым и обязательным по всем уголовным делам  и  для  всех  судов,
органов  прокуратуры,  предварительного   следствия   и   дознания.   Однако
указанный единый порядок не совсем точен,  так  как  сам  УПК  в  дальнейшем
устанавливает дифференцированный порядок судопроизводства в  зависимости  от
вида преступления, физических и психологических особенностей  обвиняемого  и
предусматривает в этой связи разный объем процессуальных гарантий  (ст.  27,
гл. 32, 33, 34  УПК).  На  мой  взгляд,  есть  необходимость  законодательно
подкорректировать диспозицию ч. 4 ст. 1 УПК словами: «Кроме  случаев,  прямо
предусмотренных законом». Подобная дифференциация судопроизводства  является
отступлением от принципа  равенства  всех  граждан  перед  законом,  но  она
вызвана объективными причинами  и  вполне  оправдана.  Важно  только,  чтобы
каждое лицо, чьи  действия  составляют  предмет  судопроизводства,  обладало
достаточным комплексом процессуальных  прав  и  гарантий  для  защиты  своих
интересов. В противном случае это  будет  уже  не  отступление  от  принципа
равенства граждан перед законом и судом, а его нарушение.
    Особый порядок привлечения Президента  РФ  (ст.  91,  93  Конституции),
судей к уголовной ответственности (ст. 16 Закона о статусе судей  в  РФ[4]),
задержания,   ареста,   обыска   членов   Совета   Федерации   и   депутатов
Государственной Думы (ст. 98 Конституции), конечно,  выводит  эту  категорию
лиц за пределы общих положений принципа равенства  всех  перед  законом,  но
при отсутствии таких гарантий неприкосновенности Президент  РФ,  депутаты  и
судьи  не  смогли  бы  надлежащим  образом   выполнить   свои   обязанности.
Ограждение от прерывания работы определённой  категории  должностных  лиц  в
силу её важности, общественной полезности,  значимости  её  результатов  для
большого количества людей и т.п., безусловно, необходимо, но при  всём  этом
требуется разработать формы подобного ограждения,  а  это  очень  сложный  и
неоднозначный  вопрос.   Ведь   наличие   уголовно-процессуальных   гарантий
неприкосновенности можно рассматривать, по меньшей мере, с  двух  сторон:  в
случае  их  присутствия  —  создаётся   возможность   злоупотребления   ими,
безнаказанно нарушать закон и т.п.; если же их нет, то  опять  же  возникает
вероятность   препятствования   со   стороны   иных   лиц   (действующих   в
противоправных целях) в осуществлении деятельности Президента  РФ,  судей  и
т.д. Сходу определиться с этим вопросом не представляется возможным.

                Принцип осуществления правосудия только судом
    Актом, определяющим суть российской судебной системы, является ст.  118
Конституции РФ, где сказано:
    «1. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом... 3.
Судебная   система   Российской   Федерации   устанавливается   Конституцией
Российской  Федерации  и  федеральным  конституционным   законом.   Создание
чрезвычайных судов не допускается».
    Для уяснения сложившейся к настоящему времени судебной системы в  целом
большое значение имеют положения ст. ст. 125—127 Конституции  РФ,  Закона  о
судебной системе[5] и п.п. 1—5а ст. 34 УПК. Они также  определяют  круг  тех
судов,  которые  уполномочены  отправлять  правосудие  и  осуществлять  иные
полномочия при производстве по уголовным делам. Осуществление правосудия  по
уголовным делам возлагается на суды общей юрисдикции. Никакие  другие  суды,
государственные  либо  иные  органы  не   вправе   осуществлять   этот   вид
деятельности.
    Применительно к  разбирательству  уголовных  дел  суть  этого  принципа
характеризуется  и  тем,  что   только   суду   принадлежит   исключительная
компетенция в решении вопроса о признании подсудимого виновным и  назначении
ему наказания в соответствии с законом (ст.49 Конституции РФ и ст. 13  УПК),
только суд вправе принять решение о применении к  лицу  принудительной  меры
медицинского характера (ст. 403 УПК). Это придает судебному  разбирательству
значение важнейшей стадии процесса, а суд выделяет  из  всех  иных  органов,
ведущих производство по  делу,  ставит  его  в  особое  положение,  обязывая
выступать  гарантом  прав  и  свобод  человека  и   гражданина.   Необходимо
заметить,   что   принцип   осуществления   правосудия   только   судом   не
ограничивается  судебным  разбирательством  в  суде  первой   инстанции,   а
характеризует все судебные стадии  процесса.  В  каждой  из  них  правосудие
осуществляется в тех формах,  какие  соответствуют  характеру  и  назначению
разрешаемых в данной стадии задач.
    Однако необходимо также заметить, что принцип определяет такой правовой
режим, при котором отмена или  изменение  судебных  решений  допускается  не
иначе  как  вышестоящим  судом  и  в  порядке  осуществления  правосудия  по
уголовным делам. Ни  одно  судебное  решение  не  может  быть  отменено  или
изменено каким бы то ни было государственным органом,  в  том  числе  высшей
государственной властью. В этом проявляется не только  исключительность,  но
и  полнота  судебной  власти:  вступившие  в  законную  силу  решения   суда
обязательны для всех, не исключая высшие органы власти (ст. 358 УПК).
    Рассмотрение  уголовных  дел  судами  осуществляется   коллегиально   и
единолично.  Судья  единолично  решает  вопросы,  подлежащие  выяснению  при
назначении  судебного  заседания  (ст.  222  УПК),  вопросы,   связанные   с
подготовкой  к  рассмотрению  дела  в  судебном  заседании  (ст.  228  УПК),
принимает решения,  определяющие  судьбу  уголовного  дела  (ст.  221  УПК).
Значительное  число  дел  по  первой  инстанции  в  районных  судах   должно
рассматриваться единолично (ч. 2 ст. 35 УПК). Тем не менее, думается,  судьи
не  должны   совершать   никаких   действий,   направленных   на   раскрытие
преступлений и изобличение виновных, в частности, формулировать в  отношении
правонарушителя обвинение и  предавать  его  суду  (ст.  418  УПК),  вручать
подсудимому копию  обвинительного  заключения  и  оглашать  его  в  судебном
заседании (ст. 237, 278 УПК), первым допрашивать подсудимого,  потерпевшего,
свидетелей   на   судебном   следствии,   принимать   меры   к   восполнению
доказательств обвинения путем направления дела на  доследование,  возбуждать
дело по новому обвинению и в отношении  другие  лиц,  так  как  эти,  как  и
многие другие, действия, выполняемые судом в силу требований УПК,  вносят  в
правосудие  элементы  обвинительного  уклона  и  негативно  сказываются   на
объективности рассмотрения уголовных дел.
    На освобождение суда  от  несвойственных  ему  обязанностей  направлена
судебная реформа, идеи которой частично реализованы в разделе  10  УПК,  где
устанавливается правила производства в суде присяжных.

                  Язык, на котором ведется судопроизводство
    Настоящий  принцип   является   одним   из   проявлений   в   уголовном
судопроизводстве государственных гарантий национального равноправия  граждан
во всех сферах жизни и свободного употребления ими национальных языков.  Его
исходные  положения  сконцентрированы  в  ст.  26  и  ст.  68   Конституции.
Государственным языком Российской Федерации на всей её  территории  является
русский язык. Республики вправе устанавливать свои государственные языки.
    В  силу  данного  принципа  производство  по  делу  в   государственных
учреждениях в республиках в составе Российской Федерации  может  вестись  на
государственных языках этих республик (или на языке большинства  иноязычного
населения,  компактно  проживающего  в  какой-либо   местности)   наряду   с
государственным языком Российской Федерации.
    Устанавливая государственный язык, Конституция вместе с тем гарантирует
каждому право пользоваться родным языком (ч. 2 ст. 26 Конституции).  Поэтому
участвующим в деле лицам,  не  владеющим  языком  или  языками,  на  которых
ведется судопроизводство, обеспечивают право давать показания,  выступать  в
суде на родном языке, пользоваться  услугами  переводчика  в  процессуальных
действиях,  в  том  числе  для  дачи   объяснений,   показаний   и   полного
ознакомления с материалами дела.
    Лица, владеющие языком судопроизводства, но желающие пользоваться своим
родным  языком,  не  лишаются  такой  возможности.  Право  гражданина  всюду
пользоваться  родным  языком  гарантировано  законом  и  не  знает   никаких
исключений.
    Уголовно-процессуальный  кодекс  (ст.   17)   распространяет   действие
принципа на все стадии уголовного процесса. В  каждой  из  них  выбор  языка
судопроизводства определяется законом, а не волею следователя,  прокурора  и
суда. Судья, народные и присяжные заседатели обязаны знать язык, на  котором
ведется судопроизводство,  в  районе  их  юрисдикции.  Незнание  или  слабое
знание  языка  не   позволяет   им   надлежащим   образом   исполнять   свои
процессуальные обязанности даже с  помощью  переводчика,  судью,  присяжного
заседателя вовсе  лишает  возможности  участвовать  в  вынесении  решений  в
совещательной комнате, доступ в которую для переводчика закрыт.  Поэтому  из
списков присяжных заседателей исключаются  лица,  не  владеющие  языком,  на
котором ведется судопроизводство в данной местности (ст. 80 УПК).
    Незнание  языка   судопроизводства   сторонами   не   препятствует   им
участвовать в деле; осуществляя  свою  деятельность,  каждая  сторона  может
пользоваться помощью переводчика.
    Осуществление   рассматриваемого   принципа   гарантирует    права    и
национальные интересы всех участвующих  в  деле  лиц,  не  владеющих  языком
судопроизводства. Эти права должны быть разъяснены и обеспечена  возможность
их реализации. В частности, обвиняемому  должны  быть  своевременно  вручены
следственные и судебные документы в переводе  на  его  родной  язык  или  на
другой язык, которым он владеет (ст. 17 УПК). К таким документам, во  всяком
случае, относятся те, которые  вручаются  обвиняемому.  Это  правило  должно
быть распространено и на  иных  участников  процесса,  которым  должны  быть
вручены процессуальные документы. Участникам судопроизводства, не  владеющим
или недостаточно владеющим языком, на котором  оно  ведется,  обеспечивается
равенство права делать заявления, давать показания, заявлять  ходатайства  и
отводы, подавать жалобы и выступать в суде на своем  родном  языке.  В  этих
случаях, а также при ознакомлении сторон с материалами уголовного  дела  они
вправе пользоваться бесплатной помощью переводчика.
    Принцип  требует,  чтобы  в  пределах  одной  и   той   же   территории
расследование и судебное разбирательство дел велось на одном языке.  Ведение
следствия и судебного разбирательства на разных  языках  допускается,  если,
например, вышестоящий суд принимает к своему  производству  дело,  подсудное
нижестоящему суду, и  рассматривает  его  по  месту  своего  нахождения  или
пересматривает решение этого суда в кассационном или надзорном порядке.
    Судопроизводство в  Верховном  Суде  Российской  Федерации  ведется  на
русском языке.  Права  лиц,  не  владеющих  русским  языком,  обеспечиваются
участием в деле переводчика.
    Если  лицо  не  владеет  языком  судопроизводства,  то   переводчик   в
обязательном  порядке  привлекается  к  участию   во   всех   процессуальных
действиях, выполняемых  с  участием  такого  лица.  Участие  переводчика  не
только обеспечивает права  и  законные  интересы  лица,  не  знающего  языки
судопроизводства, но  и  содействует  закреплению  доказательств,  позволяет
следователю и  суду  получить  полную  и  точную  информацию,  исходящую  от
допрашиваемых  или  содержащуюся  в  письменных   документах.   Ведущие   же
производство по делу лица не вправе даже  кратковременно  выполнять  функцию
переводчика.
    Учитывая, что подозреваемому и обвиняемому (подсудимому), не владеющему
языком судопроизводства, даже  с  помощью  переводчика  трудно  осуществлять
свое право на защиту, закон устанавливает обязательное участие  защитника  в
стадии предварительного расследования и при разбирательстве дела в суде.
    Любое  ограничение  прав  подозреваемого,   обвиняемого,   подсудимого,
защитника,  обусловленное  незнанием   ими   языка,   на   котором   ведется
судопроизводство, и необеспечение  этим  лицам  возможности  пользоваться  в
каждой  стадии  процесса  родным  языком  является  существенным  нарушением
уголовно-процессуального закона.
    Существует точка зрения (её высказал кандидат юридических  наук  Галузо
В. Н.[6]), что название принципа  —  «язык,  на  котором  ведется  уголовное
судопроизводство» —  не  отражает  ведущей  роли  идеи  принципа  —  ведение
судопроизводства на национальном  языке.  Но  и  термин  «национальный  язык
судопроизводства» не отражает  в  полной  мере  богатство  интернациональных
связей в сфере уголовного  судопроизводства.  В  условиях  обострившегося  в
последнее время национального самосознания  народов  республик,  входящих  в
Российскую  Федерацию,  и   во   избежание   односторонне-националистических
трактовок  принципа  национального  языка  целесообразно  изменить  название
принципа на «интернационализм уголовного судопроизводства».
    Таким  образом,  принцип  языка  судопроизводства  делает  доступным  и
понятным уголовное судопроизводство для граждан, гарантирует равенство  всех
участвующих в деле лиц перед законом  и  судом  независимо  от  национальной
принадлежности, создает условия для всестороннего,  полного  и  объективного
исследования обстоятельств дела, обеспечивает реализацию гласности и  других
начал    процесса,    позволяет    заинтересованным    лицам    использовать
предоставленные им законом средства для защиты своих прав и интересов.

                Принцип гласности уголовного судопроизводства
    Конституция  РФ  устанавливает:  «Разбирательство  дел  во  всех  судах
открытое.  Слушание  дел  в  закрытом  заседании  допускается   в   случаях,
предусмотренных федеральным законом» (ч.1 ст. 123). Ст. 9 Закона о  судебной
системе  предусматривает  принцип  гласности  деятельности  судов.  Открытое
судебное разбирательство, возможность присутствия  во  время  слушания  дела
любых лиц способствует улучшению  деятельности  суда,  вынуждает  его  более
ответственно относится к решению возникающих вопросов, влияет на  воспитание
граждан  в  духе  укрепления   законности   и   оказывает   профилактическое
воздействие на окружающих.
    Содержание этого принципа необходимо рассматривать в двух аспектах.
    Во-первых,  открытое  разбирательство  дела  предполагает   возможность
оглашения  материалов  судебного  разбирательства.  Суд   обязан   допросить
подсудимых,  потерпевших,  свидетелей,   заслушать   заключения   экспертов,
осмотреть вещественные доказательства, огласить протоколы и  иные  документы
(ст. 240 УПК).  Присутствующие  в  зале  суда  имеют  право  записывать  все
происходящее в судебном заседании. Применение фото-, кино- и  видеосъемки  в
зале суда может производиться с разрешения  председательствующего  по  делу.
Он вправе  запретить  применение  и  других  технических  средств  фиксации,
которые могут затруднить ведение процесса. Население получает  информацию  о
работе  суда  также  через  печать,  радио,  телевидение  и  др.,  при  этом
оказывается большое  общественное  воздействие  (в  этом  месте  даже  можно
упомянуть об общей превенции, которая присуща уголовному процессу).
    Во-вторых, открытое разбирательство дел в суде означает, что в судебном
заседании могут присутствовать любые лица, не участвующие в производстве  по
делу, достигшие определенного возраста и пожелавшие прийти  на  рассмотрение
уголовного дела.
    Из этого  общего  правила  допускаются  изъятия,  которые  основываются
строго на законе: в зал, где слушается дело в открытом  судебном  заседании,
не допускаются лица  моложе  16  лет  (ст.  18  и  4  ст.  262  УПК);  из-за
недостаточности площади зала  председательствующий  может  распорядиться  об
ограничении доступа посетителей[7] и в иных случаях, предусмотренных ст.  18
УПК: когда необходимо  охранить  государственную  тайну.  Закрытое  судебное
разбирательство, кроме того, по делам о  половых  преступлениях;  по  другим
делам в целях  предотвращения  разглашения  сведений  об  интимных  сторонах
жизни участвующих в деле лиц; по делам,  по  которым  необходимо  обеспечить
безопасность потерпевшего, свидетеля или других участвующих в  деле  лиц,  а
также их семей или близких родственников.  По  этим  делам  суд  определяет,
имеются ли в каждом отдельном случае конкретные  обстоятельства,  вызывающие
необходимость  в  полном  или  частичном  разбирательстве  дела  в  закрытом
судебном заседании. При наличии таких обстоятельств суд  не  только  вправе,
но и обязан заслушать все дело или провести процесс  частично  при  закрытых
дверях.
    Решение о полном или частичном рассмотрении дела при закрытых дверях по
любому  из  названных   ст.   18   УПК   оснований   принимается   судом   в
подготовительной части судебного заседания после выслушивания мнений  сторон
и выражается в мотивированном определении. Предварительное  решение  данного
вопроса при назначении дела  к  слушанию  не  исключает  возможности  решить
вопрос о закрытом слушании дела в ходе судебного  разбирательства.  Приговор
суда во всех случаях провозглашается публично. В нем не должны  разглашаться
сведения, ради сохранения тайны которых судебное заседание было закрытым.
    Уголовно-процессуальный  кодекс  содержит  неполный  перечень   случаев
ограничения гласности, и нормы других отраслей права восполняют его.
    Двери судебного заседания могут быть закрыты и при  исследовании  таких
обстоятельств, которые касаются врачебной тайны,  тайны  усыновления,  тайны
нотариальных действий  и  денежных  вкладов,  защиты  интересов  гражданина,
изображенного в произведениях изобразительного искусства (ст. 395, 514 ГК  и
др.).
    Как видно, круг дел, по которым закон требует или допускает  исключения
из гласности, достаточно широк. Гласность недопустимо использовать  во  вред
интересам личности,  общества,  государства.  Гласность  призвана  ограждать
честь и достоинство личности, а не унижать его.
    Кроме судебного  разбирательства  дел  по  первой  инстанции,  открытое
рассмотрение допускается в кассационном производстве и  при  разбирательстве
в судебном заседании вопросов, связанных с исполнением приговора. В  стадиях
назначения судебного заседания, при производстве  в  порядке  надзора  и  по
вновь открывшимся обстоятельствам,  в  стадии  дознания  и  предварительного
следствия принцип гласности существенно ограничен.
    Отступление  от  гласности  может  иметь  место   только   в   случаях,
предусмотренных законом.
    На   иной   основе   строится   деятельность   органов    дознания    и
предварительного следствия.  Особые  условия  предварительного  производства
требуют значительного  ограничения  гласности.  Преждевременное  разглашение
данных расследования может воспрепятствовать  раскрытию  преступлений,  а  в
ряде  случаев  причинить  серьезный  вред  и  обвиняемому.  Поэтому   данные
следствия могут быть преданы гласности  лишь  в  том  объеме,  в  каком  это
признает возможным следователь или прокурор (ст. 139  УПК).  Тем  не  менее,
предварительное расследование не лишено гласности. Данные,  добытые  в  ходе
расследования, доводятся в допустимых пределах до сведения общественности  и
средств массовой информации.

                       Принцип презумпции невиновности
    В ст. 49 Конституции  РФ  записано:  «Каждый  обвиняемый  в  совершении
преступления считается невиновным, пока его виновность не будет  доказана  в
предусмотренном федеральным  законом  порядке  и  установлена  вступившим  в
законную силу приговором суда».
    Презумпция невиновности выражает не личное мнение  судьи,  следователя,
прокурора.  Из   принципа   презумпции   невиновности   вытекают   следующие
положения:
1. ни один невиновный не должен быть привлечен к  уголовной  ответственности
   и осужден (ст. 2 УПК);
2. никто не может  быть  привлечен  в  качестве  обвиняемого  иначе  как  на
   основаниях и в порядке, установленном законом (ст. 4 УПК);
3. обстоятельства должны быть исследованы полно, всесторонне  и  объективно.
   Выясняются как  уличающие,  так  и  оправдывающие  обвиняемого,  а  также
   смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства (ст. 20 УПК);
4. обязанность доказывания виновности обвиняемого  лежит  на  том,  кто  его
   обвиняет, а в суде, разбирающем дело, обязанность доказывания  виновности
   лежит на обвинителе, участвующем в судебном разбирательстве (ст. ст.  20,
   248 УПК);
5.  обвиняемый  не  обязан  доказывать  свою  невиновность.  Суд,  прокурор,
   следователь  и  лицо,  производящее  дознание,   не   вправе   перелагать
   обязанность доказывания на обвиняемого (ч. 2 ст. 49 Конституции РФ и  ст.
   20 УПК);
6. запрещается домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в  деле
   лиц путем насилия, угроз, и иных незаконных мер (ст. 20 УПК);
7.  признание  обвиняемым  своей  вины  может   быть   положено   в   основу
   обвинительного приговора только при подтверждении признания совокупностью
   имеющихся доказательств по делу (ч. 2 ст. 77 УПК);
8.  обвиняемый  может  быть  признан  виновным  при  условии,  если  в  ходе
   судебного   разбирательства   виновность   подсудимого    в    совершении
   преступления доказана (ст. 309 УПК);
9. всякое неустранимое сомнение должно толковаться в пользу обвиняемого  (ч.
   3 ст. 49 Конституции РФ);
10. при  недостаточности  доказательств  участия  обвиняемого  в  совершении
   преступления и невозможности собирания дополнительных доказательств  дело
   прекращается производством (п. 2 ч. 1 ст. 208, ст. ст.  234,  349  и  др.
   УПК) или выносится оправдательный приговор (п.3 ч. 3 ст. 309 УПК);
11. никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а  также
   подвергнут  уголовному  наказанию  иначе  как  по  приговору  суда  и   в
   соответствии с законом (ст. 13 УПК).
    Принцип презумпции невиновности является основополагающим кредо всякого
цивилизованного государства, он  записан  во  всех  международных  пактах  о
правах человека[8].

         Обеспечение подозреваемому, обвиняемому и подсудимому права
                                  на защиту
    Право подозреваемого и обвиняемого (подсудимого) на защиту образует вся
совокупность принадлежащих им прав, осуществление которых  дает  возможность
оспаривать выдвинутое против  них  подозрение  или  обвинение  в  совершении
преступления, доказывать свою непричастность  к  преступлению,  невиновность
или  меньшую  степень  вины,  защищать  другие  законные  интересы  в   деле
(моральные, имущественные, трудовые и др.),  т.е.  реализовывать  его  любым
законным способом (заявление ходатайств, отводов,  представление  ходатайств
и т.д.).
    Право подозреваемого, обвиняемого и подсудимого на защиту (ст. 19  УПК)
включает  в  себя  и  право  иметь  защитника,  призванного   выяснять   все
обстоятельства, говорящие в их пользу,  а  также  оказывать  им  необходимую
юридическую помощь.
    В  ст.  48  Конституции  записано:  «Каждому  гарантируется  право   на
получение квалифицированной юридической помощи. В  случаях,  предусмотренных
законом, юридическая помощь оказывается бесплатно». Расходы по оплате  труда
адвокатов относятся за счёт  республиканского  бюджета  и  в  случае,  когда
адвокат участвовал в производстве дознания, предварительного  следствия  или
в суде по назначению, без заключения соглашения с клиентом (ч.  8  ст.  47).
Права, которыми  наделяется  защитник  для  выполнения  своих  обязанностей,
входят  в  качестве  составной  части  в  содержание  права  на  защиту.  Их
нарушение всегда нарушает и право подзащитных.
    Право на  защиту  неотделимо  от  гарантий  его  осуществления.  Органы
дознания, следователь, прокурор и  суд  обязаны  обеспечить  подозреваемому,
обвиняемому  и  подсудимому  возможность  защищаться  установленным  законом
средствами и способами, а также охрану их личных и имущественных прав (ч.  2
ст. 19, ст. 58 УПК). Без такой обеспеченности права  на  защиту  со  стороны
органов государства оно превратится  в  пустую  декларацию.  Эти  же  органы
обязаны выявлять по каждому делу,  наряду  с  обличающими  подозреваемого  и
обвиняемого   обстоятельствами,   оправдывающие   и   смягчающие   их   вину
обстоятельства, причем независимо от того, выявлены ли они защитой  (ст.  20
УПК).
    Подозреваемый,  обвиняемый  и  подсудимый  имеют  право  избрать   себе
желаемого защитника, а если защитник не был избран,  то  заявить  просьбу  о
его назначении, которую органы государства обязаны удовлетворить.
    Ранее (до декабря 1989 г.) защитник участвовал лишь на  предварительном
следствии и по  общему  правилу  с  момента  его  окончания  и  предъявления
обвиняемому для  ознакомления  всех  материалов  дела.  Только  по  делам  о
преступлениях несовершеннолетних и  лиц,  лишенных  в  силу  физических  или
психических недостатков  возможности  лично  осуществлять  защиту,  защитник
вступал в процесс с момента предъявления обвинения. Подозреваемый вообще  не
имел права  на  участие  в  деле  защитника[9].  Расширение  прав  защитника
предусмотрено судебной реформой. В качестве  дополнительной  гарантии  права
на   защиту   закон   устанавливает    случаи    обязательного    назначения
подозреваемому,  обвиняемому  и  подсудимому  защитника  независимо  от   их
просьбы, и  даже  вопреки  их  желанию.  Это  назначение  касается  судебных
разбирательств,  в  которых  участвует  государственный   или   общественный
обвинитель,  а также относится к несовершеннолетним, немым,  глухим,  слепым
и другим лицам, которые в силу своих физических или психических  недостатков
не могут сами осуществлять свою защиту, к лицам,  не  владеющих  языком,  на
котором ведется судопроизводство. Кроме того, участие защитника  обязательно
по делам лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за  которые  в  качестве
меры наказания может быть назначена смертная казнь, и по  делам  лиц,  между
интересами которых имеются противоречия и если хотя бы  одно  из  них  имеет
защитника  (ст.  49  УПК).  Необходимо  также  заметить,  что  предусмотрено
обязательное участие защитника в рассмотрении дела судом присяжных (ст.  426
УПК).  Закон  предоставил  защитнику  право   иметь   свидание   наедине   с
подзащитным с момента  вступления  его  в  дело  и  расширил  его  права  на
ознакомление с некоторыми  материалами  дела  уже  в  ходе  предварительного
расследования и право участвовать  при  производстве  следственных  действий
(ст. 51 УПК).
    По делам, по которым не производилось  предварительного  расследования,
защитник допускается к участию в  деле  с  момента  принятия  судом  дела  к
своему производству (ч. 3 ст.  47  УПК).  Отказаться  от  принятой  на  себя
защиты он не имеет права.
    Однако существует исключение из общего  правила  обеспечения  права  на
защиту. И в этом качестве выступает норма,  предусмотренная  ч.  6  ст.  201
УПК. Она гласит о том, что если обвиняемый и его  защитник  явно  затягивают
ознакомление с материалами оконченного расследованием дела,  следователь  (в
силу ч. 2  ст.  120  УПК)  и  орган  дознания  вправе  своим  мотивированным
постановлением, утвержденным прокурором, установить  определенный  срок  для
ознакомления с  материалами  дела.  По  истечении  этого  срока  обязанность
органа  расследования  ознакомить  обвиняемого  и  его  защитника  со  всеми
материалами  дела  считается  выполненной,  даже  если  указанные  участники
процесса ознакомятся с делом лишь частично.
    Но, несмотря на это, право подозреваемого, обвиняемого и подсудимого на
защиту не только  гарантия  интересов  личности,  но  и  гарантия  интересов
правосудия,  оно  -  социальная  ценность.  Наличие  у   защитника   широкой
возможности   оспаривать   выводы   обвинительной    власти,    представлять
доказательства и доводы в пользу подзащитного создает наилучшие условия  для
всестороннего,  полного  и  объективного  исследования  обстоятельств  дела,
установления по нему истины.

        Принцип всесторонности, полноты и объективности исследования
                             обстоятельств дела
    На основании ст. 20 УПК суд, прокурор, следователь и лицо, производящее
дознание,   обязаны   принять   все   предусмотренные   законом   меры   для
всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств  дела,  для
выявления  как  уличающих,  так  и  оправдывающих   обвиняемого,   а   также
смягчающих  и  отягчающих  его  ответственность  обстоятельств.   Требование
всесторонности, полноты и объективности относятся к проверке и  оценке  всех
собранных по делу доказательств (ч. 1 ст. 69, ч 3 ст. 70, ч. 1 ст.  71,  ст.
343 УПК). Это означает, что рассматриваемый принцип обращен  к  исследованию
обстоятельств дела, и доказательств.
    Требования всесторонности, полноты и  объективности  взаимообусловлены,
но  не  взаимозаменяемы,  так  как  хотя   они   и   характеризуют   способы
исследования обстоятельств дела и доказательств,  но  каждое  из  них  имеет
своё содержание.
    Всесторонность  исследования  предполагает  выяснение  со  всех  сторон
юридически  значимых  обстоятельств  и  относимых  доказательств  со   всеми
присущими им свойствами, качествами и признаками,  их  связей,  отношений  и
зависимостей.   Всесторонности   исследования   содействуют    своевременное
выдвижение и тщательная проверка всех  объективно  возможных  версий.  Такая
проверка  версий  определяет  направление  доказательственной  деятельности,
предотвращает односторонность и субъективизм и обеспечивает  правильный  ход
доказывания.
    Полнота  исследования  заключается  в  выяснении  всех   обстоятельств,
подлежащих  обязательному  установлению  по  делу,  и  в  привлечении  такой
совокупности  доказательств,  которая  позволяет  выполнить  эту  задачу.  К
юридически  значимым  относятся   обстоятельства,   имеющие   значение   для
правильного разрешения дела (ст. 68 УПК)
    Объективность определяет такой подход к исследованию, который одинаково
учитывает  все  обстоятельства,  говорящие  как   «за»,   так   и   «против»
обвиняемого, и выражает отвечающее этому отношение к собиранию,  проверке  и
оценке доказательств. Объективность - правовое  и  нравственное  требование,
состоящее в беспристрастном, непредвзятом и  добросовестном  отношении  лиц,
ведущих  производство  по  делу  и  принимающих   решение   к   фактическому
материалу, и  исключающее  с  их  стороны  субъективизм,  тенденциозность  и
черствость, ведущие к обвинительному уклону.
    Объективность требует отражать в  принимаемых  решениях  обстоятельства
дела  такими,  какими  они  установлены  в  ходе  следствия  или   судебного
разбирательства.
    Все   ходатайства   подозреваемого,   обвиняемого,   потерпевшего,   их
защитников и представителей о дополнении или  проверке  доказательств,  если
они имеют значение по делу,  должны  удовлетворяться.  Жалобы  на  нарушение
законности  в  ходе  судопроизводства  должны   своевременно   и   тщательно
проверяться.
    Принцип всесторонности, полноты и объективности  исключает  возможность
использования в доказывании безнравственных средств, в частности,  получение
показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем  насилия,  угроз
и других незаконных мер  (ч.  3  ст.  20  УПК).  При  установлении  подобных
фактов, имевших место при производстве расследования, суды должны  принимать
необходимые  меры  для  привлечения  к  ответственности  виновных   в   этом
должностных лиц.
    Действуя во  всех  стадиях  процесса,  указанный  принцип  обеспечивает
законность и обоснованность  всех  следственных  и  судебных  актов,  служит
установлению истины  по  делу.  Его  требования  лежат  в  основе  правил  о
соединении и выделении уголовных дел (ст. 26 УПК), в основаниях  привлечения
лица в  качестве  обвиняемого  (ст.  143  УПК),  составления  и  утверждения
обвинительного заключения (ст. 201, 213, 214 УПК), постановления вердикта  и
приговора (ст. 309, 443 УПК) и др.
    Любое нарушение принципа всесторонности, полноты, объективности  влечет
процессуальные  последствия:  направление   на   доследование,   прекращение
производства по делу, вынесение оправдательного приговора, отмену  приговора
в вышестоящих инстанциях (ст. ст. 214, 232, 258, 243 и другие УПК).

                Оценка доказательств по внутреннему убеждению
    Оценка доказательств по внутреннему убеждению,  как  принцип  процесса,
включает  в  качестве  основных  компонентов  правило  о  том,  что  никакие
доказательства не имеют заранее установленной силы.
    Орган  дознания,  дознаватель,  следователь,  прокурор,  суд  оценивают
доказательства по своему внутреннему убеждению (ст. 71 УПК).
    Установленный законодателем принцип оценки доказательств в значительной
мере определяет тип уголовного процесса и  путь  к  достижению  поставленных
перед ним задач.

                     Принцип непосредственности процесса
    Принцип   непосредственности    выражает    требование,    определяющее
обязанность полномочных  органов  государства  и  должностных  лиц  получать
доказательства из первоисточника, лично исследовать и  использовать  их  при
обосновании выводов по  делу.  Принцип  непосредственности  -  важный  метод
исследования доказательств.
    Основное  содержание  принципа   непосредственности   применительно   к
судебному разбирательству раскрыто в  ст.  240,  301,  ч.  5  ст.  451  УПК,
предписывающих суду непосредственно исследовать  доказательства  по  делу  и
обосновывать  свой  приговор  лишь  на  доказательствах,  бывших   предметом
рассмотрения в судебном заседании.  Непосредственность  требует,  чтобы  суд
допросил свидетелей-очевидцев, а не лиц, знающих об обстоятельствах дела  со
слов последних, исследовал документы в оригинале, а не их копии, осмотрел  и
исследовал подлинные вещественные доказательства, огласил протоколы  и  иные
документы (ст. 240 УПК).
    Без оглашения и исследования этих доказательств суд не может  опираться
на них в приговоре. Поэтому, независимо  от  того,  известно  ли  содержание
протоколов сторонам, суд обязан их огласить.  Отказ  от  оглашения  возможен
лишь тогда, когда содержащиеся в них  данные  не  имеют  отношения  к  делу.
Оглашение следственных протоколов,  лишенных  доказательственного  значения,
не  имеет  отношения   к   осуществлению   принципа   непосредственности   и
производится по другим основаниям и с иной целью.
    В   силу   принципа   непосредственности    судебное    разбирательство
производится непрерывно (ст. 240 УПК) и в неизменном составе суда  (ст.  241
УПК).  Непрерывность  судебного  заседания  и  неизменность   состава   суда
обеспечивают свежесть и  целостность  восприятия  судьями  исследованных  на
суде доказательств, правильность формирования внутреннего убеждения судей.
    Благодаря  действию  принципа  непосредственности  стороны  вступают  в
непосредственный контакт между собой и судом, получают реальную  возможность
активно участвовать в исследовании всех доказательств,  которые  могут  быть
положены в основу приговора.
    Такой   порядок   рассмотрения    дела,    основанный    на    принципе
непосредственности и устности, позволяет суду и сторонам  получать  наиболее
полную  и  достоверную  информацию  об   обстоятельствах   дела,   тщательно
проанализировать доказательства, добытые при  производстве  предварительного
следствия и дополнительно привлеченные к делу во время судебного  заседания,
установить,  какие  из  собранных  предварительным  расследованием  и  судом
доказательства  являются  достоверными,  а  какие  ложными,   и   прийти   к
обоснованному выводу о доказанности или недоказанности обвинения.

                          Принцип устности процесса
    Принцип устности закреплен в тех  же  статьях  закона,  что  и  принцип
непосредственности (ст. 240, 318 УПК).
    Устность определяет форму общения субъектов процесса и является методом
исследования доказательств. В силу принципа устности все материалы,  имеющие
значение для дела, все процессуальные действия, все вопросы,  возникающие  в
судебном заседании, излагаются, обсуждаются или совершаются в устной  форме,
и суд основывает свой приговор лишь на  тех  доказательствах,  которые  были
рассмотрены и обсуждены. Все, что не составило предмета устного изложения  и
обсуждения на суде, не может быть положено в основу  приговора.  Суд  должен
выслушать устные показания допрашиваемых  лиц,  огласить  протоколы  и  иные
документы, заслушать в устной форме и  обсудить  объяснения,  ходатайства  и
заявления сторон, выслушать судебные прения и последнее  слово  подсудимого,
огласить принятые  им  решения  и  т.  д.  Судебное  разбирательство  -  это
производство,   протекающее   в   форме   судоговорения.   Именно   в   ходе
судоговорения  присяжные  заседатели  узнают  об  обстоятельствах  дела,   о
доказательствах, представленных  каждой  из  сторон  для  обоснования  своей
позиции по делу.
    Устность  теснейшим  образом  связана  с  непосредственностью,  но   не
сливается с ней. Устность -  отдельный,  самостоятельный  принцип  процесса,
наполненный собственным содержанием и не совпадающий  с  непосредственностью
в   некоторых   из   своих   конкретных    проявлений.    В    отличие    от
непосредственности, требующей от суда получать и исследовать  первоначальные
доказательства,   устность   распространяет    свое    действие    как    на
первоначальные, так и на производные доказательства. Суд вправе ссылаться  в
своем приговоре на те и  другие,  если  они  были  рассмотрены  на  судебном
следствии (ст. 301, 451 УПК).  Устность  шире  непосредственности  и  в  том
отношении, что она характеризует все  судебное  разбирательство,  тогда  как
непосредственность касается только судебного следствия.  С  другой  стороны,
устному восприятию доступны не все виды доказательств, а только те,  которые
облекаются в форму показаний. Ни вещественные, ни письменные  доказательства
не могут быть восприняты в устном виде. В данном случае устность  выражается
в том, что  названные  доказательства  полностью  или  частично  оглашаются.
Ограничением устности, как и непосредственности,  будет  оглашение  на  суде
показаний лиц, допрошенных на предварительном следствии (ст. 281, 286  УПК).
Эти доказательства по своей природе должны быть представлены и восприняты  в
устной форме, а  они  в  силу  объективных  причин  воспринимаются  судом  в
письменном виде. Правда, исследование и здесь не  лишено  устного  характера
(показания оглашаются и устно обсуждаются), но это  происходит  без  устного
допроса лиц, и показания воспринимаются не в том виде, в каком они могли  бы
быть восприняты.
    Принцип устности обеспечивает  последовательную  реализацию  гласности,
национального      языка      судопроизводства,      состязательности      и
непосредственности,  всесторонности  и  полноты  исследования  обстоятельств
дела и других процессуальных начал.
    Далее, я обозначу принципы, о существовании  которых  (выделении  их  в
качестве принципов) присутствуют разноречивые точки зрения  теоретиков,  или
их вообще не выделяют, что можно объяснить развитием общественных  отношений
и усовершенствованием законодательства.

         Принцип охраны прав и свобод личности, уважения достоинства
    Данный принцип включает в себя положения о:
 > неприкосновенности личности (ст. 22 Конституции, ст. 11 УПК);
 > неприкосновенности жилища (ст. 25 Конституции, ст. 12 УПК);
 > охране частной жизни, личной и  семейной  тайны,  защите  своей  чести  и
   доброго имени (ст. 23 Конституции, ст. 12 УПК);
 > охране тайны переписки, телефонных переговоров  и  телеграфных  сообщений
   (ст. 23 Конституции, ст. 12 УПК);
 > праве на обжалование в суд решений  и  действий  органов  государственной
   власти и должностных лиц (ст. 46 Конституции, ст. 22 УПК);
 >  праве  на  возмещение  ущерба,   причиненного   незаконными   действиями
   государственных процессуальных  органов,  а  также  должностных  лиц  при
   исполнении последними служебных обязанностей  (ст.  53  Конституции,  ст.
   1070 ГК, ст. 581 УПК).
    Применительно к данному принципу  наблюдается  такое  разногласие:  ряд
учёных  (например,  доктор  юридических  наук  Гуценко  К.  Ф.,  которого  я
упоминал выше) выступают  с  мнением,  что  целесообразнее  выделять  данные
положения не в рамках одного принципа, а самостоятельно. Я же  придерживаюсь
иной точки зрения: несмотря на то, что каждое положение по  своим  признакам
может выступать в качестве самостоятельного принципа, рациональней,  в  виду
нахождения всех положений  в  Конституции  и  функциональной  направленности
(защита неотъемлемых прав и свобод личности),  выделять  их  совокупность  в
отдельный принцип и рассматривать в рамках оного.
    В ст. 22, 23, 25 Конституции РФ и в соответствующих статьях УПК имеются
специальные нормы, допускающие ограничения перечисленных выше прав и  потому
являются нормами исключительными. Причем  в  ч.  3  ст.  55  Конституции  РФ
подчеркивается, что  права  и  свободы  человека  и  гражданина  могут  быть
ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это  необходимо  в
целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав  и
законных интересов других лиц, обеспечения  обороны  страны  и  безопасности
государства.
    Ниже я подробнее рассмотрю основные положения.

                         Неприкосновенность личности
    В Международном пакте о гражданских и политических правах записано, что
каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность.
    1. Никто не должен быть лишен свободы иначе как на таких основаниях и в
соответствии с такой процедурой, которые установлены законом.
    2. Каждому арестованному сообщается при аресте причина его ареста  и  в
срочном порядке сообщается любое предъявляемое ему обвинение» (ст. 9,  п.  1
и 2, Международного пакта о гражданских и политических правах).
    Конституционное право каждого на свободу  и  личную  неприкосновенность
(ст. 22) гарантируется в Конституции тем, что арест, заключение  под  стражу
и содержание  под  стражей  допускаются  только  по  судебному  решению.  До
судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию  на  срок  более
48 часов (ч. 2 ст. 22 Конституции).
    Предоставление права только суду ограничивать личную неприкосновенность
гражданина в связи с производством по уголовному  делу  вытекает  из  особых
полномочий  суда  и  не  должно  быть  вверено  органам,  ведущим  уголовное
преследование и обвинение.
    Решение  суда  не  требуется  лишь  для   кратковременного   задержания
подозреваемого, которое может иметь место на срок не более 48 часов.
    Однако, необходимо акцентировать внимание на пункте 6 «заключительных и
переходных положений» Конституции РФ где сказано: «До  приведения  уголовно-
процессуального  законодательства  Российской  Федерации  в  соответствие  с
положением  настоящей  Конституции  сохраняется  прежний   порядок   ареста,
содержания  под  стражей  и  задержания  лиц,  подозреваемых  в   совершении
преступлений».  Всвязи  с  этим  в  настоящее  время  порядок  задержания  и
получения  санкции  прокурора  на  избрание  в  качестве   меры   пресечения
содержания под стражей регулируется ст. 11, 89, 90, 96 УПК.
    Подозреваемому и обвиняемому  предоставлено  право  обжалования  в  суд
ареста или продления срока содержания под стражей (ст. 2201, 2202).

                          Неприкосновенность жилища
    Конституция  устанавливает,  что  «жилище  неприкосновенно».  Никто  не
вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем  лиц,  иначе  как  в
случаях,  установленных  федеральным  законом  или  на  основании  судебного
решения (ст. 25 Конституции).
    В случаях, не терпящих отлагательства, обыск может быть произведен  без
судебного   решения   с   последующей   проверкой   судьей   законности    и
обоснованности  этого  действия  не  позже  чем  через  24  часа  после  его
проведения.
    Действие этого положения в  уголовном  судопроизводстве  проявляется  в
том, что закон устанавливает основания для проведения обыска, разрешает  его
производство только на основании судебного решения,  регламентирует  порядок
производства обыска и фиксирование  его  результатов  (ст.  168,  169,  170,
171).
    Закон устанавливает правило о том, что производство выемки и  обыска  в
ночное время, кроме случаев, не терпящих отлагательства, не допускается.
    Учитывая, что Конституция РФ имеет высшую  юридическую  силу  и  прямое
действие, Пленум Верховного Суда РФ рекомендовал судам  принимать  к  своему
рассмотрению  и  незамедлительно  рассматривать  материалы,   подтверждающие
необходимость  ограничения  прав  граждан  на  тайну  переписки,  телефонных
переговоров,   почтовых,   телеграфных   и   иных   сообщений,    материалы,
подтверждающие  необходимость   проникновения   в   жилище,   если   таковые
представляются в суд. Эти материалы рассматриваются Верховным  судом,  судом
республики, краевым,  областным  и  приравненными  к  ним  судами,  а  также
районным  (городским)   судом   и   военным   трибуналом.   По   результатам
рассмотрения  материалов  судом  выносится  мотивированное  постановление  о
разрешении  провести   оперативно-розыскные   или   следственные   действия,
связанные с ограничением права на тайну переписки,  телефонных  переговоров,
почтовых, телеграфных и иных сообщений или проникновением в жилище, либо  об
отказе в этом. Если судья не  дал  разрешения,  соответствующие  лица  могут
обратиться по тому же вопросу в вышестоящий суд[10].

                      Неприкосновенность частной жизни
    Конституционное право  каждого  на  неприкосновенность  частной  жизни,
личную и семейную  тайну,  защиту  своей  чести  и  доброго  имени  (ст.  23
Конституции) должно гарантироваться в уголовном процессе.
    При проведении освидетельствования,  экспертиз,  других  процессуальных
действий не подлежат разглашению сведения частной  жизни  граждан,  а  равно
другие  сведения  личного  характера,  которые  лицо   считает   необходимым
сохранить в тайне (например, тайну усыновления).
    В связи с этим участники следственных действий могут быть предупреждены
о недопустимости разглашения указанных сведений,  ставших  им  известными  в
ходе следствия, о чем  у  них  отбирается  подписка   с  предупреждением  об
ответственности по ст. 310 УК РФ (ст.139 УПК).
    В законе следует предусмотреть правило о том, что  личная  переписка  и
личные телеграфные сообщения граждан, если даже они имеют отношение к  делу,
могут быть оглашены в открытом  судебном  заседании  только  с  согласия  их
авторов и лиц, которым они адресованы. При отсутствии  такого  согласия  они
должны оглашаться в закрытом судебном заседании.
    Тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных  и  иных
сообщений гарантируется законом.
    Ограничение этого права путем наложения ареста  на  почтово-телеграфную
корреспонденцию, её осмотр и изъятие, прослушивание  телефонных  переговоров
допускается только на основании судебного решения.

                     Охрана чести и достоинства личности
    В ст. 21  Конституции  Российской  Федерации  записано  -  «Достоинство
личности охраняется государством. Ничто не может  быть  основанием  для  его
умаления».
    Унижение достоинства недопустимо ни в каких случаях[11]. В соответствии
с ч. 2 ст. 21 Конституции никто  не  должен  подвергаться  пыткам,  насилию,
другому жестокому или  унижающему  человеческое  достоинство  обращению  или
наказанию Никто  не  может  быть,  без  добровольного  согласия,  подвергнут
медицинским, научным или иным опытам. Из этой конституционной нормы  следует
ряд принципиальных положений для уголовного судопроизводства.
    В уголовном процессе, где в интересах обеспечения  правильного  хода  и
исхода дела приходится ограничивать права и свободы не только обвиняемого  и
подозреваемого,  но  и  потерпевшего,  свидетеля  и  других  лиц,   выяснять
обстоятельства личной жизни граждан, необходим, особенно,  прочный  механизм
гарантий от неосновательного стеснения этих ценностных  личных  благ.  Такую
охранительную функцию выполняет данное  конституционное  положение,  которое
основано на комплексе правовых норм и выражает обязанность суда,  прокурора,
следователя и лица, производящего дознание,  при  выполнении  процессуальных
действий и вынесении решений  не  допускать  унижения  чести  и  достоинства
участвующих в деле лиц и применять к ним  меры  процессуального  принуждения
только в случаях действительной необходимости и не иначе как  на  основании,
в  порядке  и  пределах,  предусмотренных  законом.   Более   того,   органы
государства обязаны принимать необходимые меры к охране безопасности,  чести
и  достоинства  участвующих  в  деле  лиц,  членов  их  семей  или   близких
родственников от возможных на них посягательств со стороны  кого  бы  то  ни
было.
    Положение  определяет  взаимоотношения  между  органами  государства  и
участвующими в деле лицами таким образом,  что  органы  государства  обязаны
оберегать честь и достоинство участвующих в деле  лиц,  участвующие  в  деле
лица располагают широким комплексом средств  защиты  от  унижающего  с  ними
обращения, в том числе обжалование  любых  действий  и  решений  должностных
лиц, если этими действиями и решениями нарушены или  иным  образом  ущемлены
их интересы. Названный положение служит преградой для  выполнения  действий,
могущих причинить личности физический, моральный или иной  ущерб.  Так,  при
производстве  следственного   эксперимента,   освидетельствования,   личного
обыска не допускаются действия, унижающие честь и достоинство участвующих  в
них лиц или опасные для их здоровья  (ст.  172,  181,  183  УПК).  Никто  из
участников судопроизводства не может быть  без  его  добровольного  согласия
подвергнут медицинским, научным или иным опытам, в частности, для  получения
доказательств. Если  при  производстве  по  делу  будут  выявлены  сведения,
касающиеся  интимных  сторон  жизни  участвующих  в  процессе   лиц,   тайны
усыновления, врачебной тайны и т. п., то органы государства обязаны  принять
меры к предотвращению разглашения таких сведений (ст. 18,  170  УПК).  Лицо,
подлежащее допросу, не обязано свидетельствовать против самого себя,  своего
супруга  и  близких  родственников  (ст.  51  Конституции).  Суд  не  вправе
включать в  оправдательный  приговор  формулировки,  ставящие  под  сомнение
невиновность  оправданного  или  порочащие  его.  Закон  запрещает   органам
дознания, следователю, прокурору и суду домогаться показаний  обвиняемого  и
других лиц путем насилия, угроз и других незаконных мер (ст. 20 УПК).  Закон
не позволяет также  производить  процессуальные  действия  в  ночное  время,
кроме случаев, не терпящих отлагательства (ст. 150 УК).
    Рассматриваемое положение  находит  свое  проявление  и  в  требованиях
закона о  возмещении  ущерба  реабилитированному  лицу.  Если  в  результате
незаконного   привлечения   к   уголовной    ответственности,    незаконного
задержания, незаконного применения меры  пресечения,  незаконного  осуждения
невиновному  причинен   ущерб,   то   такой   ущерб   в   случае   вынесения
оправдательного приговора или прекращения дела  по  любому  реабилитирующему
основанию возмещается в полном объеме независимо от вины  органов  дознания,
следователя, прокурора  и  суда,  причем  за  реабилитированным  сохраняется
право на возмещение не только имущественного и иного  ущерба,  связанного  с
пенсионными, трудовыми, жилищными и другими  отношениями,  но  и  морального
ущерба - восстановление доброго имени, чести,  достоинства,  репутации  (ст.
581 УПК).

      Право на обжалование действий и решений государственных органов и
                    должностных лиц в уголовном процессе
    Конституционное  право  каждого  на  обжалование  решений  и   действий
(бездействия) органов государственной власти и должностных лиц  в  суд  (ст.
46  Конституции  РФ)  реализуется  и  в  специальных   правилах   уголовного
судопроизводства, с учетом его специфики[12].
    Действия и решения суда, прокурора, следователя и  лица,  производящего
дознание,   могут   быть   обжалованы   в    установленном    УПК    порядке
заинтересованными гражданами, предприятиями,  учреждениями  и  организациями
(ст.  22  УПК).  Закон  устанавливает  порядок   и   сроки   обжалования   и
рассмотрения жалоб на действия лица,  производящего  дознание,  следователя,
прокурора (ст. 220 УПК).
    Установлены право и порядок принесения жалобы на  избрание  в  качестве
меры пресечения содержания под стражей  и  продление  срока  содержания  под
стражей (ст. 2201, 2202 УПК).
    Каждый осужденный за преступление имеет право  на  пересмотр  приговора
вышестоящим судом в порядке, устанавливаемом федеральным законом (п.  3  ст.
50 Конституции РФ).
    УПК предусматривает порядок  принесения  частной  жалобы,  кассационной
жалобы и их рассмотрение.
    Конституция устанавливает право каждого в соответствии с международными
договорами РФ обращаться  в  межгосударственные  органы  по  защите  прав  и
свобод  человека,  если  исчерпаны   все   имеющиеся   внутригосударственные
средства правовой защиты (ст. 46 Конституции).

              Независимость судей и подчинение их только закону
    Это следующий из  ряда  принципов,  относительно  которых  присутствуют
разногласия  теоретиков  (выделять  в  отдельный  принцип  —  не  выделять).
Независимость  судей  и  подчинение  их  только  закону   —   концептуальное
положение, вытекающее из такого принципа  построения  правового  государства
как  принцип  разделения  властей  на  законодательную,   исполнительную   и
судебную, и вряд ли здесь можно спорить о  необходимости  выделения  данного
положения в отдельный принцип, он, если можно так выразиться,  автоматически
попадает в ранг принципов УСП.
    В  ст.  120  Конституции  Российской  Федерации  записано,  что  «судьи
независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону».
    В силу данного принципа судьи рассматривают и разрешают уголовные дела,
руководствуясь   уголовно-процессуальным   и   уголовным   законом.   Всякое
вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия  преследуется
по  закону.  Никто  не  вправе  оказывать  давление  на  судей  и  присяжных
заседателей и указывать, как  должно  быть  разрешено  конкретное  уголовное
дело. Любое воздействие на  судей,  народных  или  присяжных  заседателей  с
целью  воспрепятствовать  объективному  рассмотрению  дела   либо   добиться
вынесения незаконного решения преследуется  в  уголовном  порядке  (ст.  294
УК).
    В Законе о статусе судей в  Российской  Федерации  определены  гарантии
независимости судьи, включая  меры  его  правовой  защиты,  материального  и
социального  обеспечения  (ст.  9  -  12)[13].  Гарантии   независимости   и
неприкосновенности присяжного заседателя определены в ст. 87 УПК
    Здесь важно подчеркнуть, что гарантия независимости судьи и  присяжного
заседателя обеспечивается предусмотренной законом  процедурой  осуществления
правосудия.  Это  означает,  что  сама  процедура  осуществления  правосудия
должна  обеспечивать  судьям  свободное  от  чьих-либо   мнений   требований
рассмотрение и разрешение дела, в том числе и выражение своего убеждения  по
делу при совещании судей («тайна совещательной комнаты» - ст. 302 УПК).
    Недопустимо незаконное воздействие на присяжного  заседателя  (ст.  445
УПК). Гарантией этого  должен  быть  запрет  участникам  процесса,  а  также
свидетелям,  экспертам,  специалистам,  переводчикам  на  протяжении   всего
разбирательства  дела  судом  присяжных  общаться,   помимо   установленного
порядка, с присяжным заседателем, участвующим в рассмотрении этого дела.
    Любой присяжный заседатель может быть отстранен председательствующим от
дальнейшего участия в деле  в  случае,  когда  у  него  возникнут  основания
полагать, что этот присяжный заседатель утратил  объективность,  необходимую
для разрешения дела в соответствии с законом,  в  результате  оказанного  на
него незаконного действия (ч. 2 ст. 445 УПК).
    Правосудие  -  самостоятельная  область  государственной  деятельности,
свободная от чьего бы то ни  было  руководства  и  надзора.  Государственная
власть,  декретировавшая  независимость  судей,   сама   обязана   соблюдать
провозглашенный ею же принцип.
    Подзаконность и независимость судей  -  две  стороны  одной  и  той  же
медали. Независимость  судей  возможна  при  условии  подчинения  их  только
закону, а подзаконность возможна при условии  ограждения  судей  от  влияний
внешних и внутренних факторов. Независимость  без  подчинения  закону  может
породить произвол. Данный  принцип  тесно  связан  с  рассматриваемым  ранее
принципом равенства всех перед законом и судом.
    Во всех судебных стадиях процесса судья решает все вопросы на основании
закона, по своей совести, по  своему  внутреннему  убеждению,  в  результате
исследования всех обстоятельств дела в их совокупности и собственной  оценки
доказательств (ст. 71  УПК).  В  судебном  разбирательстве  суд,  по  общему
правилу, не связан выводами, изложенными в обвинительном заключении, как  не
связан  мнением  сторон  при  решении  всех  вопросов,  возникающих  в  ходе
рассмотрения дела, и кругом представленных ими  доказательств.  Поэтому  суд
может по ходатайству одной из сторон или по собственной  инициативе  вызвать
в  суд  свидетеля,  эксперта,  т.   е.   восполнить   недостающие   в   деле
доказательства. Суд (судья) может не признать доказанным все обвинение  лица
или его часть и в соответствии со своим убеждением  изменить  обвинение  или
оправдать подсудимого (ст. 254, 309 УПК).
    В суде присяжных в случаях, когда обвиняемый  полностью  признает  себя
виновным, при наличии определенных в законе условий, судья может  ограничить
судебное следствие или объявить судебное следствие оконченным. Однако  такое
решение судьи не зависит только от мнения и  поведения  сторон,  а  возможно
только тогда, когда сделанное признание «не вызывает у судьи сомнений»  (ст.
446 УПК).
    Принцип независимости судей и подчинения их  только  закону  определяет
также взаимоотношения судов  различных  звеньев.  Кассационная  и  надзорная
инстанции,  отменяя  приговор   и   направляя   дело   на   новое   судебное
рассмотрение, не вправе предрешать выводы судей и связывать  своим  решением
их независимость и самостоятельность (ч. 2 ст. 352, ч. 7 ст. 380  УПК).  При
повторном рассмотрении дела суд первой  инстанции  независим  в  выводах  от
вышестоящего суда и самостоятелен не только в части оценки  доказательств  и
установления фактов,  но  и  в  отношении  применения  уголовного  закона  и
назначения   наказания.   Интерпретация   закона   является   исключительной
прерогативой суда, разрешающего дело, и  эта  область  деятельности  закрыта
для  постороннего  влияния.  Иное  придало  бы  решению  вышестоящего  суда,
отражающему толкование уголовного закона, силу нормативного акта.
    Суд,   установив   при   рассмотрении    дела    несоответствие    акта
государственного или иного органа закону, принимает решение  в  соответствии
с законом (ч. 2 ст. 120 Конституции).
    Независимость судей и подчинение их только  закону  проявляет  себя  не
только  вовне,  но  и  внутри  самой  судебной  коллегии,  усиливая  в   ней
коллегиальное начало. Каждый судья свободно выражает  свое  мнение  по  всем
обсуждаемым вопросам и при несогласии с вынесенным решением  может  изложить
свое особое мнение, которое приобщается к делу (ст. 307 УПК).
    Кроме того, данный принцип оберегает судей от собственных  впечатлений,
ранее  выраженных  убеждений   по   рассматриваемому   делу.   Так,   судья,
принимавший участие в рассмотрении  дела  в  одной  судебной  инстанции,  не
вправе участвовать в рассмотрении того же дела в другой судебной  инстанции,
а равно участвовать в новом рассмотрении дела в суде первой инстанции  после
отмены приговора или определения о прекращении дела, постановленного  с  его
участием (ч. 1 ст. 60 УПК).
    Осуществление правосудия судьями с предубежденным отношением к тому или
иному участнику процесса парализует права последнего на  защиту  и  ведет  к
постановлению неправосудного приговора.
    Принцип независимости судей и подчинения их только закону  -  проводник
законности  и  справедливости   в   правосудии.   Его   содержание   глубоко
демократично, нравственно, гуманно. Осознание  судьями  необходимости  свято
блюсти закон при отправлении правосудия в силу своего  долга,  принимать  по
делу  справедливые  решения  по  своей  совести  и   внутреннему   убеждению
независимо от политических взглядов  и  симпатий  (в  личностном  качестве),
решительно пресекать любые попытки  вмешательства  в  разрешение  конкретных
дел и  в  предусмотренном  законом  порядке  ставить  вопрос  о  привлечении
виновных в этом к  ответственности  -  это  и  юридический,  и  нравственно-
этический аспект судебной деятельности.
    Исполнение  предписаний  этого  принципа  требует  от   судей   высоких
профессиональных и морально-психологических качеств,  мужества  и  твердости
характера, обостренного чувства справедливости, чтобы  противостоять  любому
посягательству  на  их  независимость  и  выполнить  свой  долг   так,   как
повелевает закон и голос совести.
    Независимость судей обеспечивается также порядком  замещения  должности
судьи (п. «е» ст. 83 Конституции),  неограниченностью  срока  их  полномочий
(ст. 11 Закона о статусе судей), несменяемостью судей (ст. 121  Конституции,
ст. 14 Закона о статусе судей), неприкосновенностью  (ст.  122  Конституции,
ст. 163 Закона о статусе судей).

                              Принцип гуманизма
    В виду того,  что  принцип  гуманизма  обычно  присущ  демократическому
правовому государству, каким  является  Российская  Федерация,  то  еще  раз
отмечаем наличие такого принципа,  который  пронизывает  уголовный  процесс,
но,  зачастую,  остаётся  за  пределами  формального  закрепления  в  трудах
теоретиков, упоминается не всеми, отчего и описывается ближе  к  концу  моей
работы. Принцип гуманизма ближе к концу по порядку, но не по значению.
    Принцип гуманизма в уголовном процессе — правовое положение, отвечающее
требованию  не  просто  гуманности,  человечности  при  привлечении  лица  к
уголовно-процессуальной ответственности, а сочетания  гуманистических  начал
со строгими мерами процессуального принуждения с учетом  личности  участника
процесса, тяжести совершенного им нарушения уголовно-процессуального  закона
и других  обстоятельств.  Например,  вовсе  необязательно  во  всех  случаях
применять  арест  к  обвиняемому,  ибо  может  быть  избрана  и  иная   мера
пресечения, не связанная с  изоляцией  от  общества  (например,  подписка  о
невыезде). Разумеется, речь идет о таких ситуациях,  когда  избираемая  мера
достаточна для  достижения  соответствующих  целей  (цели),  предусмотренных
законом, и имеются к тому соответствующие основания. Но в  случае  нарушения
обвиняемым данной им подписки  к  обвиняемому  может  быть  применена  более
строгая  мера  пресечения  (необязательно  арест,  ею  может   быть   личное
поручительство, поручительство общественной организации, залог и другие).

   Осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия
                                   сторон
    Несмотря на то,  что  этот  принцип  записан  в  ст.  123  Конституции,
некоторые учёные, в  частности  кандидат  юридических  наук  Галузо  В.  Н.,
считают, что данный принцип  выделять  не  следует,  в  силу  того,  что  он
(принцип) практически окончательно не сформировался,  и  в  настоящее  время
идёт выработка норм, позволяющих в полной мере говорить  о  состязательности
и  равноправии  сторон.  Я  поддерживаю  его  точку  зрения,  и   хотел   бы
охарактеризовать нынешнее положение вещей.
    Состязательность и равноправие сторон  характеризует  такое  построение
судебного процесса, в котором функции обвинения и  защиты  и  примыкающие  к
ним  функции  поддержания  гражданского  иска  и  возражения   против   него
размежеваны между собой, отделены от  судебной  деятельности  и  выполняются
сторонами, пользующимися равными  процессуальными  правами  для  отстаивания
своих интересов, а суд занимает руководящее положение в  процессе,  сохраняя
объективность  и  беспристрастность,   создает   необходимые   условия   для
всестороннего,  полного  объективного  исследования  обстоятельств  дела   и
разрешает само это дело. В настоящее  время  подтверждение  данной  идеи  мы
можем найти в ст. 123 Конституции, ст. 245, 248, 249, 429 УПК  и  др.  Таким
образом,  основными  элементами  состязательности   и   равноправия   сторон
являются:
1. отделение функций  обвинения  и  защиты (поддержания гражданского иска  и
   ответа на него) от функции правосудия и их размежевание между собой,
2. наделение сторон равными процессуальными правами для осуществления  своих
   функций, а также
3. руководящее положение суда в процессе и предоставление только суду  права
   принимать по делу решение.
    Выделение обвинения и защиты в  качестве  самостоятельных  функций,  их
размежевание между собой и отделение от судебной деятельности составляют  ту
основу, на которой стоит и действует состязательность и равноправие  сторон.
Соединение данных функций в одном лице  несовместимо  с  законами  логики  и
психологии. При  таком  построении  процесса  стороны  лишаются  возможности
осуществлять свои права, а суд неизбежно превращается  в  покровителя  одной
из сторон. Если же  стороны  независимо  друг  от  друга  выполняют  функции
обвинения и защиты, то  должен  быть  независимый  от  них  суд,  объективно
разрешающий обвинение.  Лишь  при  этом  условии  защита  обретает  реальную
возможность  отстаивать  свои  права  и  интересы,   успешно   противостоять
обвинению,   а   судебная   деятельность   ограждается   от   субъективизма,
односторонности. По тому, размежеваны  ли  между  собой  функции  обвинения,
защиты  и  правосудия,  классифицируют  типы   судебного   процесса.   Закон
разграничивает функции обвинения, защиты и правосудия (ст. 248, 249, 47,  13
УПК) и под угрозой безусловной отмены приговора исключает  их  слияние  (ст.
59, 63, 671 УПК). Однако существуют исключения из данного  правила,  которые
будут приведены немного ниже.
    По самому своему существу состязательность подразумевает процессуальное
равноправие сторон, отстаивающих перед судом свои интересы. Признание  права
на состязание - это и признание права за состязающимися использовать  равные
средства и возможности для обоснования своих утверждений и требований и  для
оспаривания  утверждений  и   требований   других   сторон.   Процессуальное
равноправие означает, что все, что вправе делать обвинитель для  доказывания
обвинения, вправе делать  защита  для  его  опровержения;  все,  что  вправе
делать гражданский истец для поддержания иска, вправе  делать  ответчик  для
возражения против него. Конституция  провозглашает  равенство  сторон  перед
законом  и  судом,  а  ст.  245  УПК  конкретно  указывает,  что  обвинитель
(государственный,   частный,   общественный),   подсудимый,   его   защитник
(общественный   защитник),   а   также   потерпевший,   гражданский   истец,
гражданский   ответчик   и   их   представители   пользуются   в    судебном
разбирательстве   равными   правами    по    представлению    доказательств,
исследованию доказательств и заявлению  ходатайств.  Равенство  прав  сторон
устанавливает  и  ст.  429  УПК  Процессуальное  равноправие  гораздо   шире
перечисленных прав и распространяется не только  на  фактическую,  но  и  на
юридическую сторону дела. Как обвинитель,  так  и  подсудимый  с  защитником
вправе  излагать  свои  соображения  и  выводы  по  поводу  всех   вопросов,
возникающих в судебном заседании  и  решаемых  приговором,  в  том  числе  о
квалификации преступления и применении наказания (ст.  248,  249,  298,  447
УПК и др.).
    Состязательность   получает   наиболее   полное   и    последовательное
осуществление при участии сторон на суде. Поэтому в правилах производства  в
суде присяжных предусмотрена обязательность участия  прокурора  и  защитника
(ст.   426   УПК).   При   отсутствии   прокурора   и   защитника   судебное
разбирательство не перестает быть состязательным. В этом  случае  подсудимый
в качестве стороны самостоятельно защищается  от  обвинения,  выраженного  в
обвинительном заключении, используя при этом и права защитника.
    Прокурор всегда остается обвинителем, защитник - защитником,  и  каждый
освещает  обстоятельства  дела  и  излагает  свои  выводы  с  позиции  своей
процессуальной функции.
    Суд должен создать необходимые условия  для  всестороннего,  полного  и
объективного исследования дела - он исключает из  рассмотрения  недопустимые
доказательства, какой бы стороной они ни представлялись;  решать  вопрос  об
исследовании доказательств, ранее исключенных из  разбирательства  дела;  по
ходатайству  сторон  рассматривать  новые  доказательства;  руководит  ходом
судебного разбирательства и др.
    В состязательном процессе  суд  не  может  возбуждать  дело  по  новому
обвинению или в отношении нового лица,  не  может  без  ходатайства  стороны
направлять дело для дополнительного расследования (ст. 429 УПК).
    По моему мнению, несмотря на вышеизложенное, включать в круг  принципов
современного уголовного  процесса  России  состязательность  преждевременно.
Данное высказывание основывается на том, что  функции  обвинения,  защиты  и
разрешения дела до конца не отделены. Ныне уголовный  процесс,  несмотря  на
заявленные состязательность и равноправие сторон, построен на другой  теории
— теории совмещения процессуальных функций. Следователь,  например,  в  силу
правил ст. 5—9 и 20 УПК обязан всесторонне, полно и  объективно  исследовать
обстоятельства  дела,   выявить   как   уличающие,   так   и   оправдывающие
обвиняемого,  а  равно   смягчающие   и   отягчающие   его   ответственность
обстоятельства,  а  также  разрешить  уголовное  дело  по   существу   путем
прекращения  дела  по  реабилитирующим   и   нереабилитирующим   основаниям.
Согласно ст.  430  УПК  отказ  прокурора  от  обвинения  на  предварительном
слушании  или  судебном  разбирательстве  влечет  прекращение  дела   судьей
полностью либо в соответствующей части  лишь  по  делам,  рассматриваемым  с
участием присяжных. Но эта норма  представляет  пока  только  исключение  из
общего правила, когда по подавляющему большинству других категорий  дел  при
отказе   прокурора   от   обвинения   суд   (судья)   продолжает    судебное
разбирательство, принимая тем самым на себя функцию обвинения,  и  разрешает
дело по существу (ч. 4 ст. 248 УПК). В силу этих же и других  правовых  норм
совмещение  функций  обвинения,  защиты  и  разрешения   дела   —   правовая
обязанность органов дознания, прокурора и  суда,  судьи.  Именно  поэтому  в
настоящее   время   можно   говорить    лишь    об    отдельных    элементах
состязательности, предусмотренных УПК, но не о соответствующем принципе.
    Равенство сторон и состязательность - могучий  метод  познания  истины,
гарантия прав и законных интересов сторон. Состязательное начало  определяет
лицо всего судебного  процесса,  весь  его  строй,  придает  приговору  силу
особой убедительности, повышает его правовую и социальную значимость.

            Принцип участия граждан в уголовном судопроизводстве
    Данный принцип выделяют практически все теоретики,  однако,  отмечается
множественность мнений относительно его названия (принцип участия граждан  в
уголовном  судопроизводстве,  принцип  демократизма   и   т.п.).   Так   как
демократизм более  широкое  понятие,  в  него  вкладывается  несколько  иной
смысл, по моему мнению, правильнее назвать данный принцип принципом  участия
граждан в уголовном судопроизводстве.
     Правовым основанием этого принципа являются часть 5 ст. 32 Конституции
РФ, ст. 8 Закона о судебной системе, ст. 15 УПК, ст.ст.70, 80 — 87 Закона  о
судоустройстве[14]. Участие граждан в уголовном процессе возможно  в  разной
форме:
 > Граждане РФ имеют право участвовать в отправлении правосудия. Это участие
   выражается в привлечении к судебному разбирательству народных и присяжных
   заседателей,  которым  за  время  участия  в   осуществлении   правосудия
   выплачивается вознаграждение из федерального бюджета.
 >  В  судебном  разбирательстве  могут  участвовать  граждане  в   качестве
   общественных обвинителей и общественных защитников (см. ст. 250 УПК).
 >  Статья  95  УПК  допускает  применение  такой   меры   пресечения,   как
   поручительство общественной организации.
 > Статья 108 УПК рассматривает в качестве поводов к возбуждению  уголовного
   дела сообщения профсоюзных и других общественных организаций.
 > Статья  128  УПК  предусматривает  использование  органами  расследования
   помощи общественности в расследовании преступлений.
    Таким образом, привлечение общественности к борьбе  с  преступностью  в
сфере уголовного процесса — важное и нужное дело. Его  нельзя  рассматривать
как дань моде, так  как  оно  представляет  собой  существенную  гарантию  в
защите  законных  интересов  личности,  общества  и  государства,  а   также
колоссальный резерв для многократного повышения  эффективности  деятельности
органов предварительного расследования и суда.

                    Система принципов уголовного процесса

    Определение системы принципов является  тем  камнем  преткновения,  над
которым ломали свои умы многие  теоретики  Уголовного  процесса.  Просмотрев
ряд источников, я пришёл к выводу, что никто  из  учёных  ещё  не  предложил
такой системы, которая бы  не  содержала  в  себе  изъянов  с  точки  зрения
полноты и непротиворечивости.
    По моему мнению,  это  стало  возможным,  потому  что  многие  принципы
уголовного процесса обладают свойством бинарности  (двойственности),  к  ним
могут быть отнесены принципы:
 > законности;
 > языка, на котором ведётся судопроизводство;
 > гуманизма;
 > публичности;
 > гласности;
 > равенства всех перед законом и судом;
 > обеспечения права обвиняемого, подозреваемого и подсудимого на защиту;
 > охраны прав и свобод личности, уважения достоинства;
 > презумпции невиновности;
 > независимости судей и подчинение их только закону.
    В  настоящее  время  использованные  в  учебной  литературе  подходы  к
выявлению системы принципов уголовного процесса,  на  мой  взгляд,  страдают
существенным  недостатком.  Он  заключается  в  том,  что  понятие   системы
принципов   подменяется   классификацией   или    простым    их    перечнем,
следовательно, система низводится до понятий более низкого уровня.
    Всякая система — это не только деление её составляющих на  группы  (это
лишь их  классификация).  Это  —  и  не  просто  совокупность  её  отдельных
составляющих. Система — это такая совокупность её  составляющих,  их  групп,
которые имеют определенные  взаимосвязи  между  собой  и  со  средой.  Иными
словами, для  исследователя  важно  во  всякой  системе  увидеть  не  только
совокупность каких-то явлений, процессов,  но  и  её  внутренние  и  внешние
взаимосвязи.
    В уголовно-процессуальном праве можно выделить определенные взаимосвязи
«вертикального» и «горизонтального» характера обнаруживаются и между  самими
принципами.
    Горизонтальные взаимосвязи проявляются в ходе правоприменения как связи
одного  уровня,  как  связи  линейные.  В  этом  смысле,  соблюдение   одних
принципов является условием реализации других  принципов.  Нарушение  одного
принципа становится причиной нарушения других,  но  не  всех,  ибо  линейные
связи зачастую односторонни. Поэтому нарушение того  или  иного  принципа  в
пределах взаимосвязей одного уровня не всегда влечет обязательное  нарушение
других  принципов.  Примером  такой  односторонней  связи  может   послужить
отношение  между  принципом  обеспечения   подозреваемому,   обвиняемому   и
подсудимому  права  на  защиту  и  принцип   языка,   на   котором   ведётся
судопроизводство.  Если  обеспечение  права   обвиняемого   пользоваться   в
уголовном процессе  родным  языком  и  услугами  переводчика  всегда  служит
предпосылкой  реального  обеспечения  права  обвиняемого  на   защиту,   то,
напротив,  нарушение  прав  обвиняемого  не  всегда  связано  с   нарушением
принципа  языка,  на  котором  ведётся  судопроизводство.  Ввиду  сказанного
горизонтальные,  линейные  связи  недостаточны  для  показа  целостности   и
единства системы принципов. Этот недостаток  восполняют  вертикальные  связи
между принципами разных уровней, которые отвечают требованиям  адекватности,
непротиворечивости и независимости.
    Адекватность   теоретической   системы   предполагает   такой   уровень
обобщенности  входящих  в  нее   принципов,   который   позволяет   отразить
качественно-определенные свойства исследуемого  объекта.  Чрезмерно  высокий
уровень  ведет  к  утрате   возможности   адекватно   отразить   необходимые
существенные свойства объекта.  Недостаточный  уровень  обобщения  неизбежно
ведет к дроблению принципов на такие положения, которые не имеют  признаков,
присущих   принципу.   В   итоге    теоретическая    система,    отягощенная
несущественными, второстепенными  деталями,  «размывает»  характерные  черты
объекта и потому дает искаженное отражение подлинного положения вещей.
    Полнота теоретической системы требует наличия в ней  такого  количества
принципов, которое позволяет  логически  доказать,  объяснить  правомерность
нахождения в данной отрасли права любой процессуальной нормы.
    Непротиворечивость системы означает отсутствие в ней  исключающих  друг
друга принципов.
    Независимость  системы  принципов  предполагает  выявление  у   каждого
составляющего   её   принципа   собственного,   относительного   автономного
содержания, не пресекающегося с содержанием других принципов.
    В уголовно-процессуальной  литературе  выделяют  ряд  классификаций  по
различным основаниям.
     Ряд авторов в зависимости от того, в каком нормативном акте  закреплен
тот или иной принцип (основание – по источнику), выделяют конституционные  и
неконституционные принципы уголовного процесса. Хотя лично у меня  возникает
определённое  сомнение  по   поводу   правильности   использования   термина
«неконституционные»  как  основания  классификационной  группы,   поскольку,
основываясь  правилами  построения  слов  Русского  языка,   данный   термин
истолковывается как противоречащий Конституции, однако  перечень  принципов,
входящих в данную группу, вполне соответствует Основному  Закону.  По  моему
мнению  вернее  было  бы  назвать   данную   группу   «Не   закреплённые   в
Конституции».
    В пределах внешних взаимосвязей  с  принципами  других  отраслей  права
система  принципов   уголовно-процессуального   права   представляет   собой
трехуровневое образование с его общеправовыми, межотраслевыми и  специально-
отраслевыми принципами.
    К общеправовым принципам  уголовного  процесса  относятся:  законность,
гуманизм, обеспечение равенства прав человека и гражданина перед  законом  и
судом, уважение достоинства личности, охрана прав и свобод граждан,  принцип
презумпции невиновности.  К  межотраслевым  принципам  уголовного  процесса,
имеющим   аналоги   в   некоторых   других   отраслях   права    (уголовное,
судоустройственное, административно-процессуальное и др.), следует  отнести:
публичность,   гласность    уголовного    судопроизводства,    осуществление
правосудия только судом, независимость судей и подчинение их только  закону.
К специально-отраслевым принципам  уголовного  процесса  относятся  принципы
обеспечения права  подозреваемого,  обвиняемого  и  подсудимого  на  защиту,
принцип непосредственности процесса, принцип устности.
    Система принципов уголовного процесса  может  рассматриваться  также  в
пределах  её  внутренних  взаимосвязей.  В  этом  случае  она   может   быть
представлена как соотношение принципов, имеющих общеотраслевой  характер,  и
принципов   нескольких   (в    том    числе    образующих    подотрасли    —
доказательственное  право   и   уголовно-процессуальное   принуждение)   или
отдельных уголовно-процессуальных институтов[15].
    Таким образом,  ввиду  особых  свойств  принципов  Уголовного  процесса
довольно сложно их классифицировать. Но, тем не менее, каждый принцип  имеет
своё содержание и место. Все  принципы  взаимосвязаны  и  взаимообусловлены,
что делает построение  Уголовного  процесса  такой  системой  норм,  которая
отражает  объективно  существующие  социально-экономические  и  политические
закономерности развития общества и государства,  что  способствует  наиболее
комплексной  защите  прав  и  свобод  человека  и  гражданина.  Это   делает
уголовное  судопроизводство  реальным  средством  государства,   позволяющим
реализовать ст. 2  Конституции:  «Человек,  его  права  и  свободы  являются
высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и  свобод  человека  и
гражданина — обязанность государства.
                                 Заключение

    Таким образом, подводя итог моей работе можно  сказать,  что  уголовно-
процессуальное законодательство и  регулируемая  им  уголовно-процессуальная
деятельность опираются  на  ряд  коренных,  руководящих  положений,  которые
определяют  характер  всего  уголовного  процесса,  играют  в  нем   особую,
главенствующую роль, причём теоретическое  выделение  и  обоснование  данных
положений у большинства теоретиков уголовного процесса неоднозначно, что,  в
свою очередь, создаёт сложность  как  при  изучении  данной  темы  в  рамках
учебной дисциплины уголовного процесса, так и при написании курсовой  работы
по данной теме. Несмотря на вышеизложенное, можно сделать следующие выводы:
    Основы уголовного процесса принято называть его принципами.  Ясно,  что
принципы  уголовного  процесса  того  или  иного  государства  отражают  его
экономику, политический строй, правовую  систему  в  целом,  исторические  и
национальные традиции, уровень культуры, господствующую идеологию  и  другие
объективно существующие факторы.
    По своему происхождению принципы уголовного процесса представляют собой
идеи,  взгляды  о  должном  уголовно-процессуальном  порядке,  его  основных
чертах, отражающих представления о справедливом правосудии,  о  том,  какими
должны быть его основные устои.  В  идеале  они  должны  адекватно  отражать
представления всего общества, народа о подлинном правосудии.
    Принципы уголовного процесса должны обеспечить  такое  его  построение,
которое в максимальной степени способствовало бы выполнению его задач.  Они,
разумеется,  должны  быть  согласованы  между  собой,  образовывать   единую
логичную систему.
    Таким  образом,  принципы  уголовного  процесса  -   это   теоретически
обоснованные основные правовые положения, идеи, нормы общего и  руководящего
значения, определяющие  построение  всех  форм,  институтов,  стадий  УСП  и
обеспечивающие выполнение стоящих перед ним задач.
    Принципы уголовного процесса составляют основу конкретного и детального
правового регулирования всех форм, стадий и институтов  уголовного  процесса
и  уголовно-процессуальной деятельности. Ни  одна  процессуальная  норма  не
должна им противоречить. При пробеле в законе,  несогласованности  различных
правовых норм  или  затруднении  в  их  применении  суд,  органы  следствия,
дознания  и  прокуратуры  обязаны  руководствоваться  принципами  уголовного
процесса. Сама практическая деятельность по  расследованию,  разбирательству
в судах  и  разрешению  уголовных  дел  должна  быть  строго  согласована  с
процессуальными принципами.  Любое  нарушение  принципов  влечёт  негативные
правовые последствия для нарушителей.
    Завершая свою работу, хотелось  бы  отметить,  что  написание  курсовой
работы по данному вопросу дало мне возможность более детального и  глубокого
изучения основ уголовного процесса.

                       Список используемой литературы:

                           Нормативные источники:
1. Конституция РФ.
2. УПК РСФСР.
3. Закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31.12.96.
4. Закон «О статусе судей Российской Федерации» от 26. 06. 1992. в  ред.  от
   21. 06. 1995.
5. Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и  решений,  нарушающих  права  и
   свободы граждан» от 27. 04. 1993.
6. Закон «О судоустройстве РСФСР» от 08. 07. 1981 г. № 976 (в  ред.  Законов
   РФ от 29.05.92 N 2869-1, от 03.07.92 N  3200-1,  от  16.07.93  N  5451-1,
   Федерального закона от 28.11.94 N 50-ФЗ).
7. Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации  «О  некоторых
   вопросах, связанных с применением статей 23 и 25  Конституции  Российской
   Федерации» № 13 от 24. 12. 1993.
8.  Постановление  Пленума   Верховного   суда   Российской   Федерации   «О
   рассмотрении судами жалоб на неправильные действия,  нарушающих  права  и
   свободы граждан» от 21. 12. 1993.

                             Учебная литература:
1. «Уголовный процесс» \ Учебник под ред. Гуценко К. Ф. М., 1997.
2. «Учебник уголовного процесса» \ Учебник  под  ред.  Кобликов  А.  С.  М.,
   1995.
3. «Уголовный процесс» \ Учебник под ред.  Лупинская  П.  А.  М.,  «Юристъ»,
   1995.
4. «Уголовный процесс» \ Учебник под ред. Якупов Р. Х. М., 1998.

                         Дополнительная литература:
1. Григорьева Н. «Принципы уголовного  судопроизводства  и  доказательства».
   // Российская юстиция. 1995. N 8. С. 39.
2. Ларин А. М. «Презумпция невиновности». М., «Наука», 1982.
3. Мартынчик Е. Г. «Гарантия прав  осужденного  в  надзорном  производстве».
   Кишинёв, 1985.
4. Москалева Т. Н. «Честь и достоинство: как их  защищать?».  М.,  «Знание»,
   1992.
5. Москвина С., Уваров И. «Отражение конституционных принципов  в  Уголовно-
   процессуальном законодательстве». // Следователь. 1996. N 2. С. 38-39.
6. Савицкий В. М. «Право обвиняемого на защиту». М., «Наука», 1983.
7.   Смирнов   В.П.   «Противоборство   сторон   как    сущность    принципа
   состязательности уголовного судопроизводства». //  Государство  и  право.
   1998. N 3. С. 58-63.
8. Строгович М.С. «Право обвиняемого на защиту и  презумпция  невиновности».
   М., «Наука», 1984.
9. Тыричев И. В. «Принципы советского уголовного процесса». М., 1983.
10. Химичева Г. П. «Принципы уголовного процесса». М., 1992.



-----------------------
[1] «Учебник уголовного процесса» \ Учебник под ред. Кобликов А. С. М.,
1995. С. 27.
[2] См.: ст. 15 Конституции РФ.
[3] «Учебник уголовного процесса» \ Учебник под  ред.  Кобликов  А.  С.  М.,
1995. С. 31.
[4] Закон «О статусе судей Российской Федерации» от 26. 06. 1992. в ред. от
21. 06. 1995.
[5] Закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31.12.96.
[6] Цитирую по: «Уголовный процесс» \ Учебник под ред. Якупов Р. Х. М.,
1998.
[7] «Уголовный процесс» \ Учебник под ред.  Лупинская  П.  А.  М.,  «Юристъ»
1995. С. 107.
[8] См.: ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, ст. 14 Международного
пакта о гражданских и политических правах.
[9] «Уголовный процесс» \ Учебник под ред. Лупинская П. А. М., «Юристъ»
1995. С. 113.
[10]  Постановление  Пленума  Верховного  суда   Российской   Федерации   «О
некоторых вопросах, связанных с  применением  статей  23  и  25  Конституции
Российской Федерации» № 13 от 24 дек. 1993 г //Бюллетень Верховного Суда  РФ
-1994 - № 3. - С. 12.
[11] Москалева Т.Н. Честь и достоинство: как их защищать? М., «Знание»
1992. С20.
[12] См.: закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих
права и свободы граждан» от 27 апр. 1993 г.; постановление Пленума
Верховного суда РФ от 21 дек. 1993 г. «О рассмотрении судами жалоб на
неправильные действия, нарушающих права и свободы граждан» // Российская
юстиция.-1994.- № 3.-С. 51. - п. 1.
[13] Закон «О статусе судей в Российской Федерации» 26 июня 1992 года в
ред. от 21 июня 1995 г.
[14] Закон «О судоустройстве РСФСР» от 08. 07. 1981 г. № 976 (в ред.
Законов РФ от 29.05.92 N 2869-1, от 03.07.92 N 3200-1, от 16.07.93 N 5451-
1, Федерального закона от 28.11.94 N 50-ФЗ).
[15] Уголовный процесс / Учебник под ред. Якупов Р. Х. М., 1998. с. 81.



смотреть на рефераты похожие на "Принципы уголовного процесса"